Органическая архитектура примеры – Органическая архитектура: 15 примеров с описанием

Содержание

Органическая архитектура: 15 примеров с описанием

Органическая архитектура, как концептуальный подход, в последней половине двадцатого века обрела огромную популярность, благодаря использованию новых технологий и материалов. Современные органические здания стремятся к естественности во всём: в форме, материалах, интерьерах и экстерьерах. Надо отметить, что это направление собирает под свою крышу разные названия:

  • экологическая архитектура,
  • зелёная архитектура,
  • био тек или бионика (если форма напоминает природную),
  • эко-модерн.

В настоящее время принимаются и поощряются более креативные и свободные формы строений.

Органическая архитектура: особенности

Данное направление стремится создавать гармонию деятельности человека с окружающей средой,

  • максимально бережным отношением к природе,
  • реализуя конструктивные особенности природных форм в зданиях,
  • оформляя экстерьеры и интерьеры, продолжающие ландшафтные виды,
  • уважая натуральные материалы.

Современные органические здания никогда не являются линейными или жестко геометрическими, например, как Арт-деко. Вместо этого, они имеют линии и формы, имитирующие естественность. Это может быть шпиль в форме вытянутого листка дерева, расширяющиеся или сужающиеся спирали и тому подобное. Примером могут быть башни собора Святого Семейства, являющиеся увеличенной ракушкой морского  побережья Каталонии (Испания).

Истоки органического стиля

Термин «органическая архитектура» был использован первый раз американским архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом (1867-1959) для описания своего экологически интегрированного подхода к дизайну. Его философия выросла из идей наставника Луи Салливана, учившего, что «форма следует за функцией», в противовес рационализму, основанному на логике модульности.

Дом над водопадом или Резиденция Кауфман. Архитектор Ф.Л.Райт, 1935

Ф. Л. Райт: дом над водопадом

Резиденция Кауфман, другое распространённое название этого дома, построена для семьи Кауфман и возвышается прямо над ручьем в месте, где формируется водопад. Райт использует местный камень, как для экстерьеров, так и для интерьеров, оставляя многие из них в сыром, необработанном виде.

В некоторых местах видно, что пол — это часть живой скалы, на которой стоит дом. Таким образом, Райт реализует свою архитектурную идею слияния человеческого вмешательства с природной средой.

Принципы органической архитектуры в доме Над Водопадом в оформлении зоны камина и фонтана. Пенсильвания, США.

Центром здания является камин. Обширные интерьеры открытых пространств продолжаются пейзажами через огромные окна, чередуясь с подвесными террасами, расположенными асимметрично.

Музей Соломона Гугенхайма в Нью-Йорке

Пример органической архитектуры 20 века: Guggenheim Museum, New York City.  Архитектрор Ф.Л.Райт

Так же, как Резиденция Кауфмана полностью согласована архитектором с природой, так музей Гуггенхайма в Нью-Йорке устанавливает непосредственную связь природы с городом. Расположенный в самом сердце сити, он представляет из себя одну из весьма заметных выставочных площадок современного искусства в мире.

Его внешний объём гармонирует с внутренним, предлагая идею большой скульптуры: выставочная площадка состоит из длинного непрерывного спирального пути, который расширяется снизу вверх.

Спиралевидный объём здания внутри музея Соломона Гугенхайма в Нью-Йорке

Являясь часто встречающейся формой в природе, спираль дает жизнь вихрям воды и воздуха, присутствует во многих видах растений и раковинах.

Таким образом, несмотря на то, что строение находится в городском пространстве, по своей форме оно взывает к формированию природного принципа.

Органическая архитектура в Сингапуре: деревянные корзины

Проект сингапурского технологического университета в Наньяне был разработан студией Томаса Хезервика. Архитекторы отвергли старую концепцию учебного центра, как бесконечного полупустого коридора без естественного дневного света. И предложили совершенно новое решение. Хаб состоит из взаимосвязанных между собой башен, которые окружают атриум, наполняя его светом.

Несмотря на то, что отделка башен сделана из обычного бетона, конструкция производит эффект деревянных корзин, сложенных друг на друга.

Их форма органична и в здании почти нет прямых линий, что делает его более похожим на природную конструкцию, нежели на построенную человеком.

Nanyang UniversityПример органической архитектуры в Сингапуре

Дом-слизняк — органическая архитектура Р. Пиано

Произведение архитектора Ренцо Пиано является ещё одним отличным примером органической архитектуры.

Странное «органическое существо», напоминающее слизняка, едва выглядывает, плавно поднимаясь над традиционным фасадом 19 века.

Строение спрятано в небольшое пространство, образуемое задними дворами, благодаря чему гармонично вписывается в городской пейзаж и не нарушает внешнюю гармонию улицы.

Своеобразный дизайн здания соблюдает все необходимые строительные нормы и улучшает доступ соседей к естественному свету.

The Fondation Pathé, ParisОрганическая архитектура Ренцо Пиано

«Оазис в пустыне» Катара А.Исозаки

Катарский национальный конференц-центр (QNCC) был спроектирован известным японским архитектором Арата Исозаки (

Arata Isozaki). Эффектная архитектура центра и ультрасовременный дизайн идеально подходят для проведения местных, региональных и международных мероприятий.

Qatar National Convention Centre, Doha Ссылка

Сооружение представляет собой впечатляющее строение с гигантскими стальными колоннами, которые напоминают стволы деревьев. Стальные деревья на фоне стеклянного фасада служат опорой для крыши и создают органичный вид портика, через который посетители проходят в здание.

Более того, оно символично и показывает связь конференц-центра со священным в Исламе деревом Сидрат аль-Мунтаха, являющееся символом знаний.

Архитектор Арата Исозаки. Конференц-центр в Катаре. Пример органической архитектуры Ссылка

Будучи крупнейшим выставочным центром на Ближнем Востоке, вмещающий до 7000 человек в трех основных залах, центр представляет собой «оазис в пустыне» для поэтов и ученых, которые собираются под его ветвями, чтобы поделиться знаниями.

Органическая архитектура в Японии: пример виллы Shell

Вилла Shell, Karuizawa, Japan. Арх. Kotaro Ide / ARTechnic architects, 2008 Ссылка

Эта загородная вилла для отдыха в Каруизаве чем-то похожа на резиденцию Кауфман Фрэнка Ллойда Райта. Жилище идеально вписывается в естественную среду и отражает природу своим дизайном. Конфигурация дома, отдалённо напоминающая раковину, находится среди леса. Трудно определить, какая именно это форма.

Она явно отличается от пещер и скал, созданных природой. Внутри можно найти полы, стены и комнаты. Дизайн похож на заброшенный космический корабль, заросший деревьями, который местные жители обустроили себе под жилье.

Вилла Shell, Karuizawa, Japan. Арх. Kotaro Ide / ARTechnic architects, 2008 Ссылка

По словам архитекторов ARTechnic — быть на одной волне с природой заключается не в том, чтобы во всем ей подчиняться, а в слаженном существовании с ней.

Здание должно гармонично вписываться в природный ландшафт и, одновременно, быть хорошим убежищем.

Например, использование бетона и подъемная конструкция помогают защитить виллу от влажности, которая съедает традиционные дома, построенные в этой местности.

Вилла Shell, Karuizawa, Japan. Арх. Kotaro Ide / ARTechnic architects, 2008 Ссылка

Загородная вилла разработана с идей, что если дом защищен от негативных природных влияний и обеспечивает комфорт, то человек будет возвращаться туда снова и снова, таким образом, выстраивая отношения с природой.

Вилла Shell, Karuizawa, Japan. Арх. Kotaro Ide / ARTechnic architects, 2008 Ссылка

Храм-лотос в Индии

Глобализация приведшая к расширению городов оторвала человека от природы. Чтобы заполнить эту духовную и эстетическую пустоту, человек стал взывать к формам, вдохновленным природой.

Гигантский цветок лотоса спроектирован иранско-канадским архитектором Фарибором Сахбой (Fariborz Sahba) и является Домом Поклонения Бахаи.

Lotus Temple, New Delhi, India 1986 Ссылка

По словам архитектора, цветок лотоса, представленный формой здания, отображает идею о том, что «из темных вод нашей коллективной истории невежества и насилия человечество встанет, чтобы вступить в новую эпоху мира и всеобщего братства».

В соответствии с архитектурными принципами, изложенными Абдул-Баха, сыном основателя религии, здание представляет собой девятигранную круговую форму, состоящую из 27 свободно стоящих мраморных «лепестков», расположенных в трех кластерах.

Офис-блин в Англии

Здание Уиллиса в Ипсвиче, Англия, является одним из самых ранних зданий, спроектированных Норманном Фостером и Венди Чизманом после создания ими Foster Associates. Построенное между 1970 и 1975 годами для страховой фирмы, даже по сегодняшним меркам оно является ярким примером органической архитектуры.

Willis Faber and Dumas Headquarters, Ipswich, United Kingdom
1970-75 Ссылка

Несмотря на то, что постройка является офисной башней, здание вписывается гармонично в городской ландшафт, представляя собой всего лишь три этажа. Находясь между несколькими дорожными развязками, его обтекаемая форма максимально использует всю доступную площадь, не нарушая средневекового уличного плана.

Согласно информации на веб-сайте фирмы – оно «растекается до краев участка, как блин на сковородке».

Офис страховой фирмы вписан в средневековую планировку города и максимально использует отведённое пространство. Англия

Здание выполнено из бетонных столбов, которые служат поддержкой для бетонных плит, и одето в стеклянный занавес. Панели из темного копченого стекла становятся  почти полупрозрачными ночью. На крыше – ресторан с панорамным видом и сад.

Пример органической архитектуры — небоскрёб-огурец

The Gherkin, London, 2001-4, арх. Норман Фостер Ссылка

Сооружение было построено в 2001—2004 годах по проекту знаменитого архитектора Нормана Фостера.  По существу оно является экологическим небоскребом.

Имея продолговатую конструкцию с закругленным концом, верхушка здания закрыта прозрачным линзообразным куполом, который служит смотровой площадкой. Снаружи равномерно покрыто стеклянными панелями и закруглено по углам, не позволяя ветровым потокам стекать вниз.

Лондонцы называют его Геркин (The Gherkin), что в переводе с английского — соленый огурец, за его органическую форму и зеленоватый оттенок стекла.

Фостер выступал за разработку более экономичных, эффективных и экологически благоприятных форм в архитектуре. Согласно его принципам, прямолинейные здания нельзя рассматривать как идеальные, если они работают против динамики тепла, звука и света.

Дизайн дома Геркин, действительно, очень функционален и практичен с точки зрения экономии энергии — использует естественную вентиляцию, энергию солнца и дневное освещение.  Таким образом, несмотря на высоту в 180 метров, здание потребляет вдвое меньше электроэнергии, чем другие постройки такого типа и признано «манифестом Бионики».

 

Небоскрёб-огурец. 30 St Mary Axe, London, Арх. Норман Фостер, 2001—2004 Ссылка

Органическая архитектура выражает «зелёный» стиль жизни, бережно относится к ресурсам природы и формирует единое пространство жизни и деятельности человека в ладу с природой.

Забирайте статью себе на стену в социальных сетях, чтобы не потерять. Или добавляйте в закладки.

Оцените, выбрав нужное количество звёзд ниже.
Добавляйте свои примеры органической архитектуры в комментариях. Люди Вам будут благодарны.

arhi1.ru

Шедевры органической архитектуры

Органическая архитектура — направление архитектурной мысли, возникшее в начале 20 века и получившее развитие в 30—50-е годы. В противоположность функционалистам, приверженцы этого направления проектировали здания, раскрывающие свойства естественных материалов и органично вписанные в окружающий ландшафт.

Наиболее полное воплощение идеи органической архитектуры нашли в работах Фрэнка Ллойда Райта. По мнению Райта, форма здания должна вытекать из его назначения и тех условий среды, в которых оно возводится.

«Дом над водопадом» (архитектор Ф. Л. Райт, 1935).

Индивидуализм органической архитектуры неизбежно вступал в противоречие с потребностями современного урбанизма, и неудивительно, что основными памятниками этого направления стали загородные особняки для состоятельных оригиналов, любителей современного искусства.

Дом Гарольда К. Брэдли, Мэдисон, Висконсин. Архитекторы Луис Салливен и Джордж Грант Элмсли

Возрождение интереса к органической архитектуре в начале XXI века связано со становлением эстетики био-тека, которая, в отличие от Райта, признаёт возможность и значимость прямых внешних аналогий архитектурных форм с формами органической природы.

Meera Sky Garden House от архитектурного бюро Guz Architects

Предлагаем вашему вниманию несколько интересных современных проектов в этом актуальном архитектурном стиле.

Еще одна разработка Френсиса Ллойда Райта – это молитвенный дом Первого унитарного общество в городе Мэдисон штата Висконсин. Строительство здания выполнено подрядчиком Маршалом Эрдманом.

Архитектор Роберт Харви Осхатз (Robert Harvey Oshatz) построил для себя необычный дом. Он возвышается на уровне крон деревьев. Роберт исполнил мечту своего, да и не только своего, детства. Построен дом в лесах Портленда, штат Орегон. Строительство было закончено в 2004 году и с тех пор Роберт живет в полной гармонии с природой.

Casa Amiba, архитектор Javier Senosiain.

Дом Bavinger спроектирован Брюсом Гоффом – еще один потрясающий пример органической архитектуры. Он имеет двадцатисемиметровую изогнутую в спираль стену из камня, и семнадцатиметровую мачту. На первом этаже дома находится бассейн и зеленые растения. Интересно еще и то, что дом не имеет стен. Вместо этого платформа на различной высоте ограждена занавесями, для устройства внутреннего пространства дома.

Дом Sheats Goldstein Residence является классическим примером органической архитектуры. Здание было спроектировано и построено в 60-е годы. Автор проекта – архитектор Джон Лотнер (John Lautner). Чтобы объединить строение с окружающим ландшафтом, конструкцию частично встроили в уступ холма. Открытое пространство гостиной стирает грань между интерьером и экстерьером. Дом спроектирован с учетом пассивного охлаждения за счет естественной вентиляции.


Интерьер Sheats Goldstein Residence не раз появлялся на экране в таких фильмах, как «Ангелы Чарли», «Бандиты» и «Большой Лебовски».

Эта высокая вертикальная структура с футуристической архитектурой – проект музея чилийских вин Wine Museum в Серо Сан-Кристобалле, расположенном к северу от Сантьяго (Чили). Авторы проекта – итальянская архитектурная студия DRA&U – стремились уйти от традиционных ассоциаций, связанных с одним из самых древних и прекрасных напитков, облекая тематику экспозиций в фантастическую ультра-современную оболочку.

Этот дом у воды с гармоничным дизайном появился в Пртланде, штат Орегон (США). Глядя на фотографии этого здания, можно думать только о прекрасном: о музыке, живописи, архитектуре – словом, об искусстве и творчестве. Строительство Fennell Residence завершено в 2005 году.

mirum.ru

«В гармонии с природой» — 5 признаков современной органической архитектуры

Органическая архитектура — не только течение архитектурной мысли, но и настоящая философия, в основе которой лежит идея о гармонии человека с окружающим миром.

Органическая архитектура зародилась в 1890-е гг. в противоположность функционализму. Первое упоминание о ней принадлежит  Луису Салливену, однако сделать данный стиль популярным суждено было его последователю Фрэнку Ллойду Райту, который в 1920-е — 1950-е гг. сформулировал основные постулаты органической архитектуры.

За все время ее существования первоначальная идея о неразрывности с природой и ландшафтом эволюционировала, культивируя свои новые вариации (бионическая, экологическая архитектура).

Портрет Фрэнка Райта

Современный всплеск интереса к органической архитектуре обусловлен стремлением человека вновь стать частью окружающего мира. Он устал от суеты, пресыщен видами однотипных многоэтажек и бесконечных дорог. Поэтому все больше архитекторов работают в данном стиле, поддерживая тенденцию «eco-friendly». Так каковы же основные признаки современной органической архитектуры?

Максимальная интеграция в окружающий ландшафт

Данный вид архитектуры характеризуется созданием зданий, органично вписанных в природный ландшафт. Их форма должна каждый раз вытекать из специфического назначения и тех уникальных условий среды, в которых они возводятся. Здесь отсутствует традиция нарочитого выделения постройки из окружающего ландшафта.

Дом представляется как естественное продолжение пейзажа, что достигается двумя путями: биоморфизмом (имитацией природных форм) и интеграцией непосредственно в объект. Каноническим  для органической архитектуры является «Дом над водопадом» Ф.Л. Райта, построенный в 1936-1939 годах.

Дом над водопадом

The High Desert House, США

Идея создания уникального дома в пустыне Калифорнии появилась в 1986 году у пары художников, Джея и Бев Дулиттл. К реализации проекта приступил архитектор Кендрик Бангс Келлог, и теперь The High Desert House является впечатляющим примером биоморфизма — имитации природных форм как внутри постройки, так и снаружи.

The High Desert House

Дом у скалы, Норвегия

Подобно «Дому над водопадом», дом норвежских архитекторов Lund Hagem встроен непосредственно в природный объект — скалу, которая заменяет одну из стен. «Проект заключается в использования естественного защищенного района, окруженного большими скалами и густой растительностью», — заявили архитекторы.

Дом студии Lund Hagem

Использование природных материалов

Если первоначально органическая архитектура предполагала использование только одного вида материала (камень или дерево), то сейчас чаще наблюдается сочетание лёгких конструкций и тяжелых, массивных объектов из фактурных необработанных материалов. Таким образом, пропадает необходимость в дополнительном декоре интерьера.

Dayang Sanghoi, Южная Корея

Архитекторы из южнокорейского агентства TUNEplanning воспользовалось горной поверхностью региона Пхёнчхан в Сеуле, чтобы построить безопасное убежище от шумной атмосферы города. Здание принадлежит частной компании, разместившей на его территории офис, центр обучения, студию, ресторан и кафе.

В постройке и оформлении Dayang Sanghoi использовалось два природных материала: камень и сосна. Пространство было спроектировано таким образом, чтобы горная порода сразу бросалась в глаза посетителям, она обеспечивает фон для бара. Даже мебель здесь установлена беспорядочно, будто расставлена природой и без какого-либо плана.

Dayang Sanghoi

Отель Amangiri, США

В статье «Затерянный среди скал: отель Amangiri в штате Юта» Losko писал об отеле, расположившемся среди пустынных скал. Отель не только отлично интегрирован в окружающую среду, но и построен из натуральных материалов, песчаный цвет которых продолжает аскетичный образ пустыни.

Отель Amangiri

Обилие естественного света

Свет формирует пространство и служит мощным средством воздействия на эмоции. Поэтому Ф.Л. Райт одним из первых ввел в архитектуру ленточное, потолочное остекленение и панорамные окна, казавшиеся тогда эксцентричным новшеством, и столь привычные для нас сейчас.

Стекло используется не только для окон, но и для зонирования интерьера. Естественный свет посредством обильного остекленения жилого пространства создает присущую для органической архитектуры атмосферу свободы и отсутствия границ.

The paradise-like house, Китай

Все детство владельца этого дома прошло рядом с природой. Пожив в городе, он устал от шума и суеты и попросил дизайнера Сюй Фу-Мина создать для него собственный райский уголок, способный вернуть его к природе. Однако дизайнер не ограничился натуральными материалами и окнами во всю высоту здания с видом на сад. Чтобы создать эффект особого умиротворения и безопасности, Сюй Фу-Мин пристроил окна спальни к массивным камням.

The paradise-like house

Hidden Pavilion, Испания

Полностью застекленные стены Hidden Pavilion гарантируют, что владельцы этой резиденции, созданной архитекторами Penelas Architects, смогут насладиться наилучшими видами живописного леса за пределами Мадрида. Он полностью оправдывает свое название, поскольку спрятан среди лесных массивов.

Для обильного естественного освещения внутри дома почти все поверхности либо стеклянные, либо отражающие, что позволяет дневному свету задержаться в Hidden Pavilion подольше.

Hidden Pavilion

Размытие границ между интерьером и окружающей природой

Одним из главных и отличительных признаков проектирования современного жилища в органическом стиле является перетекание пространств. Гармония между внутренним и внешним пространством (интерьера с окружающей средой) достигается чаще всего через остекление.

Органическая архитектура определяется климатическими особенностями, поэтому современные архитекторы находят нужным не только стереть грань между домом и ландшафтом, но и оригинально использовать естественную природную среду в продолжение интерьера. И вот несколько примеров в доказательство.

Отель Valentinerhof, Италия

Уникальность этого отеля состоит в почти полном отсутствии визуальных границ между внутренним пространством бассейна и окружающими видами Альп. Архитекторы из бюро noa* добились эффекта бесконечного водоема в небесах с помощью панорамного остекления и ступенчатых бассейнов.

losko.ru

БАШНЯ МЕНДЕЛЬСОНА КАК ПРИМЕР ОРГАНИЧЕСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ

Сидорова А.И.

В настоящее время в рамках экологического подхода в архитектуре особую значимость имеют вопросы экологии формы и экологической эстетики. Это направления «биоморфизма», экологической, органической архитектуры и др.

Термин «органическая архитектура» появился в различных источниках в начале 1900 г. Известно, что основы органической архитектуры заложили Фрэнк Ллойд Райт (1869-1959), Луис Салливен (1856-1924), А. Гауди (1852-1926). В отличие от сторонников радикального функционализма, они пытались интегрировать в архитектуру новые возможности техники и искусства с учетом индивидуальных потребностей и психологии людей. Проектируя свои сооружения, они вдохновлялись образами живой природы. К шедеврам этого направления относится т.н. «башня Эйнштейна» (арх. Э. Мендельсон). Башня находится в Германии, близ Потсдама, в научном парке на Телеграфной горе (рис.1).


Рис.1. Общий вид "башни Эйнштейна" [7]

Проект башни вынашивался Э.Мендельсоном довольно длительное время. Находясь на фронте в Первую мировую войну, молодой архитектор сделал многочисленный ряд набросков (некоторые из них были не больше почтовой марки). Первоначально эскизы башни создавались на образной основе: в них отражались образы плывущего кита, рыбины, корабля, замка на вершине горы и т.д. (рис.2). Когда, в 1919 г. Эйнштейн открыл теорию относительности и потребовалось экспериментальное подтверждение его теории, у Мендельсона появилась возможность воплотить в жизнь свою идею башни. Наброски легли в основу проекта астрофизической обсерватории, предназначенной специально для научной работы А.Эйнштейна. Так, в 1922 г. было построено уникальное сооружение, названное «башней Эйнштейна».


Рис.2. Эскизы башни [6, c.36-38]

Благодаря своей специфике, сооружение обладает большим числом композиционных и технологических особенностей. По сути, это не просто здание, а огромная оболочка для гигантского телескопа. Телескоп и другие аппараты устанавливаются на вершине башни, внутри вращающегося купола. Сферическая поверхность купола не является сплошной и прерывается в одном месте. Поэтому купол оборудован специальной раздвижной конструкцией, которая во время работы ученых приоткрывает пространство над зданием (рис.3).

Рис.3. Купол башни [7]

Тело башни образует шахту, вдоль которой солнечные лучи отражаются вниз, на уровень подвала. В подвальном помещении располагается длинная лаборатория. Здесь отраженный свет разлагался на отдельные части спектра и исследовался (рис. 4). Выступающая двухуровневая часть подземной лаборатории имеет вид искусственного рельефа, поросшего травой и в шести местах прерванного маленькими окнами. На стенах башни заметны выступы оригинальной формы: это ничто иное, как воздуховоды, превратившиеся из строго функциональных частей здания в элементы, раскрывающие его выдуманный образ.

Рис.4. Планы и разрезы башни [7]

Но причудливая форма башни сама по себе не является определяющей. В итоге архитектурно-пространственное решение здания обуславливается его назначением, а единство формы и функции – одна из отличительных черт органической архитектуры. Сказанное, конечно, не означает, что внешний облик здания теперь не важен. Форма здания по-прежнему является отражением чувств и мыслей автора. Здание должно вызывать у людей определенные эмоции.

Башня невелика, высотой с четырехэтажный дом. Кроме телескопа и лаборатории, в ней есть еще несколько небольших рабочих помещений. Но производит она совершенно фантастическое впечатление. Это мягкая обтекаемая скульптура, которая не просто стоит на вершине горы, а как будто готовится взлететь и находится в непрерывном движении. В ней практически нет плоских поверхностей и вертикальных линий (так же, как в природе). Все проемы плавно закруглены. Здание просто излучает энергию, и кажется, что оно живое (рис. 5).


Рис.5. Входной фасад, вид сзади [7]

Пластика «башни Эйнштейна» свидетельствует о прогрессе бионического подхода к архитектурной форме, отказе от традиционных законов формы. Углы внутренних пространств также закруглены – это позволяет избежать расхода энергии, декора на пустые углы прямоугольных комнат; как природа экономит свою материю, так и органическая архитектура оптимально использует строительный материал. При этом Мендельсону удалось найти баланс между рациональным и эстетичным. Стремление к такому балансу характерно для всех направлений в архитектуре. В органической архитектуре добавляется ещё одно условие – соответствие облика фасадов внутреннему содержанию и окружающей среде. Именно выполнение этого условия придает объектам органической архитектуры уникальность.

«Живость» башни подтверждается и тем, что она очень быстро «старится». Впрочем, надо сказать, что при проектировании башни не были учтены нормы сопротивления материалов, а из-за ее необычной обтекаемой формы было невозможно сделать качественный водосток. В результате конструкции быстро ветшают, башня постоянно оседает, а в стенах появляются трещины. Каждые 10 лет проводят капитальную реконструкцию сооружения, но уникальность объекта того стоит.

Подобно тому, как открытия А.Эйнштейна двигали вперед науку, идея Мендельсона опережала свое время. На примере башни мы можем наблюдать противоречие между техническими возможностями и замыслом архитектора. На фотоснимках, сделанных во время ремонта, видно, что пластический объем башни был создан с применением кирпича и последующей облицовки. Однако в литературе встречаются ссылки на то, что проект Мендельсона был выполнен из железобетона (рис.6).

Рис.6. Ремонт башни [7]

Органическая архитектура ориентирована на природную среду и на естественные потребности человека как части природы. Поэтому она способна придать архитектурному мышлению новый импульс, необходимый для сохранения природы и естественного ландшафта. Органическая архитектура может стать примером нового отношения к природе и научно-техническому прогрессу, и что еще важнее, примером более глубокого осмысления внутренней жизни человека. С этим связано непреходящее значение программной постройки Э.Мендельсона.

Литература

  1. Всеобщая история архитектуры [Текст] / под ред. С.О. Хан-Магомедова, П.Н. Максимова, Ю.Ю. Савицкого. - В 12 томах. - Т.10. – М.: Стройиздат, 1972. – 592 с.

  2. Всеобщая история архитектуры [Текст] / под ред. А.В. Иконникова, Ю.Ю. Савицкого, Н.П. Былинкина, С.О. Хан-Магомедова, Ю.С. Яралова, Н.Ф. Гуляницкого. - В 12 томах. - Т.11. – М.: Стройиздат, 1973. – 888 с.

  3. Питер ван дер Рее. Человек и природа как источник вдохновения. История возникновения, развития и современное состояние органической архитектуры [Текст] / Питер ван дер Рее. - //Архитектура. Строительство. Дизайн. – 2006. – №2. – С. 10-15

  4. Суздальцева А.Я. Бетон в архитектуре XX века [Текст] / А.Я. Суздальцева. – М.: Стройиздат, 1981. – 208 с.

  5. Global Architecture Document: special issue. vol. 3: Modern Architecture 1920-1945: [album] / text K. Frampton; ed. and phot. by Y.Futagawa. – Tokyo: Edita, 1983.- 483 p. : ill (An encyclopedia of modern architecture)

  6. Zevi B. Erich Mendelsohn [Album] / B. Zevi. – London: The Architectural Press, 1985. – 206 с.

Сидорова Александра Игоревна,
студентка УралГАХА
Научные руководители:
кандидат архитектуры,
профессор Иовлев В. И.,
преподаватель Миронова Н. С.

book.uraic.ru

Органическая архитектура /  Блог архитектора Дмитрия Новикова

Органическая архитектура течение архитектурной мысли, впервые сформулированное Луисом Салливеном на основе положений эволюционной биологии в 1890-е гг. и нашедшее наиболее полное воплощение в трудах его последователя Фрэнка Ллойда Райта в 1920-е 1950-е гг.

Органика (Бионика) (от греч. biōn - элемент жизни, буквально - живущий) - это наука, пограничная между биологией и техникой, решающая инженерные задачи на основе анализа структуры и жизнедеятельности организмов. Проще говоря, если вы вспомните Леонардо да Винчи, который пытался построить летательный аппарат с машущими крыльями, как у птиц, тогда сразу представите, что же такое органический стиль.


Первые попытки использовать природные формы в строительстве предпринял еще Антонио Гауди. И это был прорыв! Парк Гуэля, или как говорили раньше "Природа, застывшая в камне" - ничего подобного избалованная архитектурными изысками Европа, да и весь мир, еще не видели. Эти шедевры великого мастера дали толчок к развитию архитектуры в органическом стиле.

В 1921 году бионические идеи нашли отражение в сооружении Рудольфа Штайнера Гетеанум, и с этого момента зодчие всего мира взяли органику на "вооружение".

 

 

Со времен Гетеанума и до сегодняшних дней в органическом стиле было построено большое количество как отдельно взятых зданий, так и целых городов. Наиболее влиятельным представителем органической архитектуры в Европе был финн Алвар Аалто.

Особенности стиля:


● Органическую архитектуру определяют формы, не основанные на геометрии. Они динамические, неправильные, возникающие как результат контактов с реальностью. Вместе с тем каждую форму органической архитектуры следует рассматривать как организм, который развивается в соответствии с законом своего собственного существования, своего собственного особого ордера, в гармонии со своими функциями и своим окружением, как растение или другие живые организмы.

 


● В противоположность функционализму, органическая архитектура видит свою задачу в создании зданий и сооружений, раскрывающих свойства естественных материалов и органично вписанных в окружающий ландшафт. Сторонник идеи непрерывности архитектурного пространства, Райт предлагал подвести черту под традицией нарочитого выделения здания и его составных частей из окружающего мира, доминировавшей в западной архитектурной мысли со времён Палладио. По его мнению, форма здания должна каждый раз вытекать из его специфического назначения и тех уникальных условий среды, в которых оно возводится. В практическом плане, спроектированные Райтом дома прерий служили естественным продолжением окружающей природной среды, подобно эволюционной форме естественных организмов. Индивидуализм органической архитектуры неизбежно вступал в противоречие с потребностями современного урбанизма, и неудивительно, что основными памятниками этого направления были загородные особняки.

 

 

● В своей сущности бионика, как архитектурный стиль, стремится создать такую пространственную среду, которая бы всей своей атмосферой стимулировала именно ту функцию здания, помещения, для которой последние предназначены. В органическом доме спальня будет спальней, гостиная - гостиной, кухня - кухней. Рудольф Штайнер говорил: "Духовный аспект создания бионических форм связан с попыткой осознать предназначение человека. В соответствии с этим архитектура трактуется как "место", где раскрывается смысл человеческого бытия".

Попытки в начале XXI века  перенести принципы органической архитектуры на более крупномасштабные сооружения и гармонично вписаться в природу, создав в городских условиях психологически комфортную среду породили такой стиль как Bio-tech (Био-Тек). Этот стиль пока находится на стадии разработки манифестов, но уже начинает активно захватывать позиции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

novikov-architect.ru

Органическая архитектура | Архитектура и Проектирование

Romeo and Juliet water tower.   Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright)Башня Прайса (Price Tower) 1956. г. Бартлсвил, штат Оклахома. Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright)Музей Гуггенхейма. Нью-Йорк (1944- 1956 гг.) Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright)

Органичная архитектура - это архитектура, в которой идеалом является целостность в философском смысле, где целое так относится к части, как часть к целому, и где природа материалов, природа назначения, природа всего осуществляемого становится ясной, выступает как необходимость. Из этой природы следует, какой характер в данных конкретных условиях может придать зданию подлинный художник.

Ф.Л.Райт.

Органическая архитектура — направление в архитектуре XX в., которое было впервые сформулировано в 1890-х г.г. американским архитектором Луисом  Генри Салливеном (Sullivan, Louis Henry,1856-1924)который обозначал им соответствие функции и формы, им он пользовался в своих трудах по архитектуре, чтобы отмежеваться от господствовавшего в то время эклектизма. Понятие органической архитектуры очень многозначно и едва ли поддается точному определению, однако к подражанию органическим формам оно никакого отношения не имеет.

Идеи Л. Салливена были развиты его учеником Фрэнком Ллойдом Райтом  (Frank Lloyd Wright, 8.06.1867 – 9.04.1959). Основу концепции Райта составляла идея непрерывности архитектурного пространства, противопоставленная подчёркнутому выделению его отдельных частей в классицистической архитектуре. Здание, вписанное в природу, его внешний облик, вытекающий из внутреннего содержания, отказ от традиционных законов формы — вот характерные признаки свойственного ему архитектурного языка, который можно определить понятием «органической архитектуры». Эта идея впервые реализована им в так называемых «домах прерий» (дом Роби в Чикаго, 1909, и др.).

Полемизируя с крайностями функционализма, противопоставляя ему стремление к учёту индивидуальных потребностей и психологии людей, органическая архитектура в середине 30-х гг. становится одним из ведущих направлений. Под воздействием её идей сложились региональные архитектурные школы в скандинавских странах (например, творчество Алвара Аалто (Hugo Alvar Henrik Aalto, 1898 - 1976).

«Современная архитектура рациональна только с технической точки зрения, и ее основной недостаток состоит в том, что рационализм не проник в архитектуру достаточно глубоко. Она должна быть функциональной, прежде всего с человеческой точки зрения, а не с точки зрения техники.»

Алвар Аалто

Строгость линий и пространственных композиций соединилась в его постройках с поэтическим остроумием ключевых конструкций и образов, тонко учитывающих специфику местного ландшафта. Основные принципы: свобода внутренних пространств, развертывающихся в основном в горизонтальной плоскости; постоянное сочетание железобетона и стекла с более традиционными материалами: деревом, камнем, кирпичом.

При этом Аалто пришел к важному выводу, что каждому строительному материалу присуща своя определенная область применения.

Благодаря всему этому функциональная архитектура Аалто стала в полной мере архитектурой органической, представляя собой сдержанный европейский аналог творчества Фрэнка Ллойда Райта.

В США принципы органической архитектуры использовала калифорнийская школа во главе с Рихардом Нёйтрой (Neutra, Richard,1892-1970). Во 2-ой половине 40-х гг. теория органической архитектуры была подхвачена в Италии архитектором Б. Дзеви. В 1945 г. в Риме создана группа АРАО (Associazione per I'Archittetura Organica, Ассоциация органической архитектуры), подчеркнувшая в своей программе гуманистическую направленность основных положений органической архитектуры.

Некоторые общие принципы формообразования, отдельные приёмы, выработанные органической архитектурой, широко используются в архитектуре и дизайне.

На протяжении всей истории архитектуры существуют две разные тенденции: одна, развивающаяся в сторону рационального, другая — в сторону эмоционального и органического восприятия окружающей среды. С начала цивилизации имелись города, которые планировались по правильно разработанной схеме, и другие, которые разрастались органически, как деревья. Даже в современной живописи и архитектуре существует разница между органическим и геометрическим восприятием.

С самого начала восприятие Райта было органическим. Даже в то время, когда Райт был одинок как архитектор и не встречал общественной поддержки, когда Америка отвернулась от него, он строил свои дома в складках рельефа так, что казалось, они составляют единое целое с окружающей природой. Эта тенденция проявляется уже в его ранних работах, как, например, в доме Кунли, с его консольной крышей и растениями, растущими на парапете, где проявляется тенденция к такому полному слиянию с окружающей средой, что часто невозможно понять, где дом фактически начинается. Этим стремлением к органическому решению может быть частично объяснено предпочтение, отдаваемое Райтом естественным необработанным материалам: шероховатым каменным блокам, неотшлифованным гранитным полам, тяжелым, грубоотесанным бревнам. Стремлением к органическому решению объясняется его приверженность к гибкой планировке и к огромным каминам в век центрального отопления.

Стены дома начинались теперь от земли; они были поставлены на бетонную или каменную горизонтальную площадку, нечто в виде низкой платформы, на которой стояло здание. Стены заканчивались на уровне подоконников второго этажа, а над ними, под широкими свесами крыши, имеющей небольшой уклон, шли ряды непрерывных окон (клересторий), через которые внутренние помещения раскрывались к внешнему пространству. Таким образом, стены стали ширмами, окружающими внутреннее пространство.

Дому была придана широкая крыша — кров, защита. Нижние поверхности выступов крыши были плоскими и окрашенными в светлый цвет, чтобы создать в этом месте сияние рассеянного света, который делал верхние комнаты очаровательными. Свесы крыши имели двойную ценность, служа, с одной стороны, кровом и защитой стен дома, а с другой — средством освещения помещений второго этажа рассеянным и отраженным светом, который проходил сквозь «прозрачные ширмы», занявшие место глухих стен.

Затем Райт в противовес пестроте материалов стен ввел один материал в единую плоскость от отмостки до свеса кровли или до уровня подоконников второго этажа, в виде простой ограждающей ширмы или в виде ленты, идущей вокруг здания над окнами и переходящей в потолок, дойдя до уровня карнизов. Эта ленточная ширма делалась из того же материала, что и нижняя сторона свесов кровли (софит).

Плоскости в здании, параллельные земле, подчеркивались, чтобы связать целое с землей. Иногда удавалось делать наружную стену под лентой окон второго этажа, от уровня подоконников второго этажа до самой земли, в виде тяжелой панели — красивой каменной кладки, которая покоилась на бетонной или каменной платформе.

Интерьеры жилищ того периода, как правило, состояли из коробок, помещенных в коробках, или рядом с другими коробками; их называли комнатами. Коробки внутри усложненной коробки. Каждая функция жилья была распределена по коробкам.

Эта клеточная ограниченность вызывала ассоциации с камерами заключения, или, в лучшем случае, с уютом спален на верхнем этаже. И Райт начал делать весь первый этаж в виде одной комнаты, выделив только кухню.

Большая комната подразделена на части, имеющие различные назначения, например, для еды или чтения или для приема посетителей.

В то время не было подобных планировок. Исчезли бесконечные двери и перегородки. Дом стал более свободным как пространство и стал более подходящим для жизни в нем. Начала появляться пространственность внутренних помещений.

Основные принципы Райта

Уменьшать до минимума число необходимых частей здания и число отдельных комнат в доме, образуя целое как замкнутое пространство, подразделенное таким образом, чтобы целое было пронизано воздухом и свободно просматривалось, давая ощущение единства.

 

Связывать здание, как целое, с его участком путем придания ему горизонтальной протяженности и подчеркивания плоскостей, параллельных земле, но не занимать зданием лучшей части участка, оставляя, таким образом, эту лучшую часть для пользования ею, для функций, связанных с жизнью дома; она является продолжением горизонтальных плоскостей полов дома, выходящих за его пределы.

 

Не делать комнату коробкой, а дом — другой коробкой, для чего превращать стены в ширмы, ограждающие пространство; потолки, полы и ограждающие ширмы должны переливаться друг в друга, образуя одно общее ограждение пространства, имеющего минимум подразделений. Делать все пропорции дом более приближающимися к человеческим, конструктивное решение  с наименьшим расходом объема и наиболее соответствующее примененным материалам, а целое, таким образом, — наиболее подходящим для жизни в нем. Применять прямые линии и обтекаемые формы.

 

Извлечь основание дома, содержащее в себе негигиеничный подвал, из земли, поместить его полностью над землей, превратив его в низкий цоколь для жилой части дома, сделав фундамент в виде низкой каменной платформы, на которой должен стоять дом.

 

Все необходимые проемы, ведущие наружу или внутрь, привести в соответствие с человеческими пропорциями и размещать их в схеме всего здания естественно - то ли в единичном виде, то ли группами. Обычно они выступают в виде прозрачных ширм вместо стен, потому что вся так называемая «архитектура» дома выражается главным образом в том, как эти проемы в стенам группируются по помещениям в качестве ограждающих ширм. Внутреннее помещение как таковое теперь приобретает существенное архитектурное выражение, и не должно быть отверстий, прорезаемых в стенах, подобно дыркам, вырезаемым в стенках коробки. «Дырявить стены — это насилие».

 

Исключить комбинирование различных материалов и, по мере возможности, стремиться к применению одного материала в постройке; не применять украшений, не вытекающих из природы материала, чтобы здание яснее выражало собою место, в котором живут, и чтобы общий характер здания четко свидетельствовал об этом. Прямые линии и геометрические формы соответствуют работе машины в строительстве, так что и интерьер естественно принимает характер машинного производства.

 

Совмещать отопление, освещение, водоснабжение со строительными конструкциями так, чтобы эти системы стали составной частью самого здания. Элементы оборудования при этом приобретают архитектурное качество: здесь также проявляется развитие идеала органической архитектуры.

 

Совмещать с элементами здания, насколько это возможно, предметы обстановки, как элементы органической архитектуры, делая их едиными со зданием и придавая им простые формы, соответствующие работе машины. Снова прямые линии и прямоугольные формы.

 

Исключить работу декоратора. Если он не привлечет на помощь стили, то уж обязательно будет применять «завитушки и цветочки».


У Райта возникла мысль о том, что плоскости здания, параллельные земной поверхности, отождествляются с землей, делают здания принадлежащими земле. Возникла мысль о том, что дом в равнинной местности должен начинаться на земле, а не в ней, как это имеет место, когда строятся сырые подвалы. И возникла мысль о том, что дом должен выглядеть начинающимся из земли, вследствие чего делалась выступающая полоса основания вокруг дома в виде платформы, на которой стоит дом. А мысль о том, что кров должен быть существенной чертой жилища, вызвала к жизни широкую крышу с большим свесом кровли. Райт видел здание не как пещеру, а как кров на открытом месте.Это все было рационально — в такой мере, какой достигло развитие мысли органической архитектуры. Конкретные формы, которые давало чувство на основе этой мысли, могли быть только индивидуальными.

Свободная планировка и исключение бесполезной высоты в новом жилище сделали чудо. Ощущение надлежащей свободы совершенно изменило его вид. Целое стало более подходящим для человеческого проживания и более естественным для своего места. Появилось совершенно новое чувство ценности пространства в архитектуре. Оно теперь вошло в архитектуру современного мира.

Если форма действительно следует функции, то нужно совершенно отбросить прочь то, что насильственно навязывается стоечно-балочной системой. Чтобы не было никаких балок, никаких колонн, никаких карнизов и прочих деталей, никаких пилястров и антаблементов. Вместо двух вещей — одна вещь. Пусть стены, потолки, полы станут частями друг друга, переливающимися одна в другую, дающими или получающими во всем этом непрерывность при устранении любой прикомпонованной детали, при устранении вообще каких бы то ни было приложенных или наложенных деталей.

Таким образом, выражение — «форма и функция едины» — является стержнем органической архитектуры. Оно направляет наши действия по единому пути с природой и дает нам возможность сознательно работать.    

Уже в своих ранних постройках Райт целеустремленно «ликвидировал излишества», т. е. устранял нагромождение декоративных деталей снаружи и внутри здания, считая художественным идеалом «простые, сильные формы и чистые, яркие цвета».

Выступая против дробности формы, он был среди тех, кто положил начало одному из основных принципов формообразования в современной архитектуре и дизайне. Этот принцип можно назвать методом исключения и укрупнения; результат его — упрощение. Райт так говорил об этом: «Одна вещь вместо многих вещей; большая вещь вместо набора малых».

Райт понимал принцип упрощения не в поверхностно-эстетском смысле: «Ложная простота-простота как притворство, т. е. простота, сооруженная декоратором как внешность, за которой скрывается сложная, изобилующая излишествами конструкция, — это еще не достаточно для простоты. Это вообще не простота. Но это то, что сходит за простоту теперь, когда потрясающие эффекты простоты стали модой».

Он принципиально стремился делать здание простым, начиная с его структуры (объемно-пространственная композиция и конструктивная основа) и кончая деталями: «Нужно избавляться от усложнений в конструкциях и использовать преимущества заводского производства, исключать, по мере возможности, работы на строительной площадке, которые всегда дороги; нужно укрупнять и упрощать устройства инженерного оборудования отопления, освещения, сантехники».

В композиции одноэтажного жилого дома Райт осуществляет коренные упрощения: устраняет традиционную усложненность кровель с внутренними и внешними переломами; ликвидирует чердак, устраивая совмещенное покрытие; упраздняет подвал и даже фундаменты, без которых одноэтажный дом может существовать. Он консолидирует и упрощает формы здания и в области оборудования, например, убирая традиционную осветительную арматуру и делая источники освещения скрытыми, устраняя радиаторы и помещая приборы отопления под полом, превращая, таким образом, оборудование из дополнения к зданию в интегральную его часть. Мебель по возможности делается встроенной, и все лишнее убирается из интерьера: нужное прячется, ненужное устраняется. Разумеется, и «украшения» ликвидируются внутри и снаружи.

Дело не только в устранении декоративных деталей. Принцип состоит в упрощении форм, в переходе от дробности формы к лаконичности, выражающей современный взгляд на вещи: «главное — суть дела».

При разработке нового типа одноквартирного жилого дома Райт применял следующие практические приемы:

Фундаменты не устраивались. Действительно, если выполнить дренаж, грунт при замерзании не будет деформироваться (пучиниться). Вместо фундамента проще сделать основание для стен в виде бетонной плиты по гравийному подстилающему слою. В эту конструкцию включается и разводка системы отопления. Подвал также не устраивался, так как он усложняет конструкцию, удорожает строительство и охлаждает жилые помещения. Площадка для строительства дренировалась посредством траншей, наполненных щебнем. По всей площади застройки устраивалось щебеночное основание толщиной 5-6 дюймов (12...15 см), в котором помещались змеевики отопления. Поверх укладывался бетонный подстилающий слой толщиной 10 см. На эту платформу устанавливались стены дома. Ядро дома образовывали кирпичные или из естественного камня стены в зоне кухни и санузла и в некоторых других местах. Эти массивы способствуют устойчивости сооружения — фактической и зрительной. Остальные стены были деревянными, состояли из трех слоев досок, проложенных пергамином. Тонкие деревянные стены, как утверждал Райт, обладают достаточной несущей способностью благодаря изломам их в плане. Слоистые деревянные стены, а также элементы остекления заготавливались в виде монтируемых на месте щитов и блоков.

 

Высота помещений обычно делалась минимальной. Крыши, в традиционных постройках сложные по конфигурации, с многочисленными переломами кровель и пересечениями скатов, максимально упрощались. В построенных по проектам Райта домах крыша двускатная или плоская, причем со свободным водосливом, без водосточных труб и желобов. И скатные, и плоские крыши имеют широкие свесы. Значительный вынос карнизов устроен в большинстве жилых домов Райта. По его выражению, «крыша — это символ дома». Свесы защищают стены от осадков и остекление от солнца. Нередко навес над остеклением делался не сплошным, а в виде решетки — консольной перголы, дополняемой вьющейся зеленью, что создает защиту от солнца летом, когда растения покрыты листвой, и позволяет достичь лучшей освещенности помещений зимой. При этом, если вьющиеся растения не предусмотрены, ширина и частота планок решетки рассчитываются так, чтобы создать преграду для прямых лучей солнца в жаркое время года.

 

Покрытие во всех случаях, в том числе и скатное, устраивалось бесчердачным, а потолок подшивался отделочной фанерой или строгаными досками, причем подшивка потолка не только не оштукатуривалась, но и не окрашивалась (она покрывалась прозрачным лаком). Помимо упрощения и удешевления конструкции устройство бесчердачной скатной крыши создает интересные пространственные эффекты в интерьере.

Вообще в постройках Райта штукатурка и покраска сведены к минимуму. Конструкционные строительные материалы — камень, кирпич, дерево, бетон — не маскируются другими, специально отделочными материалами. Помимо того, что обнажение естественной фактуры материала конструкций производит своеобразный декоративный эффект, этим приемом достигается впечатление цельности и естественности архитектуры.

Идея цельности (интегральности, как говорил Райт) имеет большое значение в концепции органической архитектуры. Он стремился к тому, чтобы сооружение производило впечатление как бы сделанного из одного куска, а не собранного из многочисленных частей и деталей. Так, подпольное отопление внедрялось им не только вследствие его экономичности и гигиеничности, но и потому, что оно позволяло сделать систему не дополнением к зданию, не оборудованием в виде прикрепленных к стенам труб и радиаторов, а интегральной частью постройки. В доме не было люстр и подвесов: источник искусственного освещения делался встроенным (причем очень часто скрытым). Мебель была, насколько возможно (за исключением, наверное, только стульев), встроенной: столы, кровати, диваны, шкафы, книжные полки были элементами архитектуры, предусматривались в чертежах и выполнялись в процессе строительства как части здания.

Совершенно своеобразен подход Райта к устройству светопроемов (если, конечно, сравнивать их не с тем, что стало обычным в архитектуре сегодня, а с тем, что делалось 40-50 лет назад). Окно в виде прямоугольного выреза в стене можно встретить у Райта только как исключение. В его постройках остекление либо ленточное, либо во всю высоту помещения, либо в потолке. В одноэтажных жилых домах помещения имеют разную высоту, и в местах перепада кровли (между разными ее уровнями) устраиваются проемы для верхнебокового освещения и для проветривания. При этом кровля нижнего уровня может продолжаться внутрь в виде полки (световая полка), за которой иногда помещаются источники искусственного освещения. В жаркое время верхние окна (клересторий) способствуют хорошей вентиляции.

Райт — один из первых, кто ввел в архитектуру обильное остекление. Он говорил: «Свет придает красоту зданиям». Но эта тенденция совмещается у него с противоположной: уменьшать остекление для придания дому большего уюта, замкнутости, ощущения защиты, убежища. Вследствие этого в некоторых интерьерах «домов прерий» недостаточно естественного освещения. В 30-е годы Райт вводит следующее решение: стены, обращенные к улице и на север, — глухие, лишь с узкой полосой остекления под потолком, а стены, обращенные к саду, к внутреннему двору, на юг, — сплошь стеклянные от пола до потолка.

Несмотря на большие световые проемы и целые стеклянные стены, дома Райта внушают ощущение защиты, крова; интерьеры построенных им жилых домов по-домашнему уютны. Этому способствуют, в частности, широкое использование дерева в отделке помещений, обилие в них ковров и тканей (в том числе, например, для покрытия полов), общая мягкая, теплая тональность интерьера, наличие глухих стен, применение карнизов большого выноса.

Чувство крова, убежища, защиты Райт стремился выразить в своих домах и тем, что постройка имеет массивное ядро каменной кладки, вокруг которого группируются помещения: ядро, видимое снаружи, возвышающееся над другими частями здания и представляющее собой как бы символ покоя, — внешнее выражение домашнего очага. Этот массив включает в себя дымовую трубу камина и объем кухни с верхнебоковым светом.

Жилые дома Райта планировочно разделены на три зоны: спальня и санузлы, кухня и место для приема пищи, общая комната. Двери между ними по возможности устранены, чтобы было больше свободы движению, а также для создания впечатления единства внутреннего пространства.

Центральная часть дома — общая комната с широкими видами наружу. Обычно она непосредственно сообщается с садом: ее пол продолжается наружу, переходя в террасу, которая таким образом принадлежит одновременно как бы и саду и дому, будучи отделенной от комнаты стеклянной стеной (а стена эта тоже не сплошная, но состоит из дверей, которые, если они открыты одновременно, объединяют пространство помещений с внешним пространством).

Формально идеи свободного плана дома с плоской крышей у Ле Корбюзье и Райта совпадают, но их реализация идёт разными путями и приводит к различным эстетическим результатам. Для обеспечения свободы планировки Ле Корбюзье применял каркас с регулярной сеткой колонн. Райт отказался от каркаса, но достиг большой свободы компоновки, увязав расположение вертикальных несущих конструкций с объёмно-планировочными решениями зданий. В качестве несущих опор он применяет стены или отдельные пилоны, выполненные в кладке из кирпича или блоков естественного камня, причём оставляет кладку неоштукатуренной и на фасадах и в интерьерах. Каменные стены он располагает по контуру санитарных помещений и кухонь, а размещение остальных стен и пилонов увязывает с планировкой дома и требованиями его общей устойчивости.

При всем композиционном разнообразии особняков Райта единой остается гармония с окружающим ландшафтом или скромным садовым участком. В то же время столь же постоянным остается неприятие Райтом городской среды, в которую они принципиально не вписываются и к которой обычно обращены глухими стенами. Справедливость требует отметить, что к такому решению Райт пришел в пору творческой зрелости в 1930-1950-е годы. Его особняки 1900-1910-х годов равно раскрыты в дворовое и уличное пространство.

Столь же самобытным был подход Ф. Л. Райта к проектированию крупных общественных зданий. В 1904 г. он первым применил атриумную объёмно-планировочную структуру для 5-этажного здания офиса фирмы Ларкин в Буффало, отказавшись от традиционной коридорной планировки контор. В офисе фирмы Ларкин он сгруппировал все рабочие помещения вокруг единого на всю высоту здания крытого атриумного пространства так, что они получают верхний и боковой естественный свет. В истории архитектуры это сооружение примечательно и тем, что там впервые было проведено кондиционирование, была встроенная мебель, стеклянные двери, и висячие унитазы.

Однако наиболее ярким примером из области проектов крупных общественных зданий Райта служит музей Гуггенхейма в Нью-Йорке (1944- 1956 гг.). Этим проектом Райт сломал вековой стереотип анфиладной планировочной структуры музейных зданий. Художественная экспозиция, в музее Гуггенхейма построена вдоль нисходящего спирального пандуса, обвивающего центральное атриумное пространство, освещенное верхним светом через стеклянный купол. Посетители музея поднимаются лифтом на верхнюю отметку пандуса и, постепенно, спускаясь по нему и осматривая экспозицию, приходят внизу к обслуживающим помещениям, лекционным залам и пр. Освещение экспозиции - комбинированное: верхнее - через купол и боковое - через узкий ленточный проём, протянутый вдоль пандуса под его основанием. Композиционной и функциональной особенностью интерьера музея является сочетание крупного озелененного пространства атриума и относительно ограниченных пространств вдоль пандуса, обращенных в атриум. Возможность переключения внимания посетителей с экспозиции на пространство атриума препятствует возникновению у зрителей традиционной «музейной усталости». Функционально обусловленная схема построения пространства музея определила и построение его внешнего объёма в виде своеобразной улитки. Её уникальный, замкнутый, «самодостаточный» объём вкомпанован в застройку вне зависимости от структуры последней. Столь же самобытен и органичен Райт в решении тривиальной темы многоэтажного офиса. В построенной в 1956 г. «башне Прайса» (г. Бартлсвил, штат Оклахома) по заданию должны были разместиться конторские помещения и квартиры. По традиции в таких случаях конторы размещают внизу, а квартиры наверху. Райт сломал традицию: конторы и квартиры размещены им на всех 15 этажах башни, но наглухо отделены друг от друга крестом (в плане) взаимно перпендикулярных внутренних стен. Таким образом, сломан и конструктивный стереотип - проектировать такие здания каркасными. Внутренняя стеновая несущая система обнажена на торцах и в венчании здания, что обеспечило тектоничный характер, композиции объёма башни.

Новшества Райта в свое время воспринимались как эксцентричность, но теперь почти любой современный дом в Америке что-то воспринял от них.

Administration building and the Research and Development tower for Johnson Wax in Racine, Wisconsin. Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright)Lake Forest House. Фрэнк Ллойд Райт (Frank Lloyd Wright)   Дом-водопад, особняк Кауфмана в Пенсильвании-Вудс (1936). Фрэнк Ллойд Райт - Fallingwater House, Frank Lloyd Wright  

arx.novosibdom.ru

Органическая архитектура: жизнь в согласии с природой

Добавить в избранное

Органическая архитектура представляет собой целую философию, в основе которой лежит идея о гармонии между человеком и окружающим миром. Архитекторы, работающие в этом направлении, придерживаются мнения, что каждый дом должен отражать внутренний мир человека, проживающего там, и в то же время быть неотъемлемой составляющей ландшафта.

Очень сложно дать точное определение органической архитектуре, ведь этот термин многозначен и идейно расплывчат. Каждый элемент органической архитектуры рассматривается как организм, развивающийся в соответствии с законами своего собственного существования, выполняемыми функциями, внутренним содержанием и окружающим его пространством. Его можно сравнить с растением или другим живым организмом.

Основоположником органической архитектуры считается американский архитектор Фрэнк Ллойд Райт, который развил идею своего учителя Луиса Салливана. Его первым реализованным проектом стал так называемый «дом прерий» (дом Роби в Чикаго), который считают лучшей работой первого периода творчества Райта.

Еще одной известной постройкой Райта и прекрасным примером органической архитектуры является удивительный дом, сооруженный прямо над водопадом, – Fallingwater. Это был заказ семьи Кауфман на проектирование их загородного дома. Находится он в Пенсильвании.

Райт считал, что здание должно дополнять окружающую обстановку таким образом, чтобы создавалось единое согласованное пространство и складывалось впечатление, что постройка будто растет из земли и является составной частью ландшафта.

Предпочтение отдается естественным необработанным материалам: шероховатым каменным блокам, неотшлифованным гранитным полам, тяжелым, грубо отесанным бревнам. Причем комбинирование различных материалов сводится к минимуму – архитекторы стараются использовать лишь один вид.

Краска и штукатурка практически не применяются, конструкционные строительные материалы (кирпич, бетон, дерево, камень) не пытаются спрятать; скорее, наоборот, их обнаженную естественную фактуру стараются подчеркнуть.

Органической архитектуре присущи динамические неправильные формы, вытекающие из окружающего пространства. Здесь сложно найти правильные геометрические очертания, такая архитектура следует законам природы.

Существуют некоторые архитектурные принципы, которых придерживался Райт. В первую очередь это минимализм, стремление к простоте; количество отдельных комнат в доме и число необходимых частей здания сводится к минимуму. Одна комната плавно перетекает в другую, создавая одно целое. Именно Райт собрал в единое пространство столовую, кухню и гостиную, ввел открытую планировку.

Органическая архитектура не приемлет избыток декоративных деталей как снаружи здания, так и в самом интерьере. Это касается, в частности, цветового оформления, а также количества используемых материалов и фактур. Зато приветствуется большая площадь остекления и открытое пространство внутренних помещений.

Еще одним принципом Райта является исключение основания дома из земли: он помещает его полностью над землей, сделав фундамент-платформу, несущую весь дом.

Автор: Елена Эллер

housesdesign.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *