Архитектура домов проекты: Типовые проекты частных домов — Блог «Частная архитектура»

Содержание

Типовые проекты частных домов — Блог «Частная архитектура»

Коллеги, как вы думаете, есть ли у нас перспективы типового проектирования частных домов и их реализации?

Дом Эдди (EDDI’s House) в Японии от Edward Suzuki Associates.

Речь не о бумажной архитектуре, когда участие архитектора в проекте и его реализации заканчивается, так и не начавшись, и не о технологических проектах, завязанных исключительно на то или иное производство, к которым архитекторов даже не подпускали. Речь о современных домах с яркой, стильной архитектурой, с комплексными объёмными и пространственными решениями. Например, таких:

Модульный дом (Modular House) в Испании от A-Cero.

1. Испанцы (A-Cero) разработали типовой проект экономного дома и за полгода уже в работе несколько десятков домов из первой серии, а летом презентовали новый вариант. Всего предлагается 5 основных типов в ценовом диапазоне от 79 до 99 тысяч евро.

Дом Эдди (EDDI’s House) в Японии от Edward Suzuki Associates.

2. Японцы (Edward Suzuki Associates) с начала нулевых предлагают проекты компактных городских домов, защищающих жильцов от шума и агрессивной городской экологии и позволяющие даже созерцать цветение собственной сакуры — разработано шесть основных типов планов и 69 вариаций.

Вилла Либескинда (Libeskind Villa).

В принципе, примеров по всему миру наберётся множество. Например, в США очень развито массовое строительство домов высокой заводской готовности, вплоть до крупноблочных, собирающихся на месте за несколько дней. Немцы, напротив, предложили своё видение типового жилья, разработав типовую виллу для миллионеров (Libeskind Villa).

Немало примеров и у нас — десятки, если не сотни фирм предлагают свои варианты домов, «заточенные» под собственную технологию — здесь и брус, и бревно, и щиты, и ЛСТК, и несъёмная опалубка, и чего ещё только нет. Вернее, есть практически всё, кроме архитектуры.

Дом Эдди (EDDI’s House) в Японии от Edward Suzuki Associates.

В общем, из всей массы вариантов я выбрал первые два. Основными особенностями этих проектов являются:

1. Глубокая архитектурная проработка, наличие архитектурного стержня, вокруг которого уже выстраивается и технология, и конструкции, и экономика. Это, по-моему, основное.
2. Тщательная проектная проработка, вплоть до каждой детали, «до гвоздя». Высокая организационная, экономическая и юридическая подготовка, логистика, маркетинг.
3. Высочайшие качество строительства и полная готовность — после окончания строительства в доме можно жить. И при этом вполне доступная цена.

Это — основное. Ещё один момент, который можно отметить — эти дома не требуют мощной производственной базы. И ещё — не смотря на относительно высокую долю «ручного» труда, это всё-таки типовые дома, они предлагаются «как есть», на выбор из нескольких вариантов, без корректировки под каждого заказчика. Посмотрел образец, выбрал варианты из имеющихся, нравится — покупай. Варианты «точно такого же, но без крыльев» не предусмотрены.

Модульный дом (Modular House) в Испании от A-Cero.

В общем, это современные дома с самыми передовыми, можно сказать модными архитектурными решениями. Если виллу Либескинда можно сравнить с малотиражной, но всё-таки типовой яхтой премиум класса, то эти дома напоминают современные автомобили лучших марок для среднего класса.

Ну и вопрос, который хотелось бы обсудить: насколько реальна подобная схема у нас? И если реальна, то почему до сих пор никто её не воплотил? По крайней мере мне не удалось найти ничего похожего, если кто знает примеры — пожалуйста, поделитесь. Лично я считаю, что причиной успеха этих двух проектов стало то, что инициатива и сама идея исходили именно от архитекторов. А у нас что, таких нет?

Внимание!

Выбрать проект своего дома-мечты можно в Каталоге Авторских Проектов, где размещаются лучшие типовые, индивидуальные и уникальные проекты:

Бонус: все проекты, опубликованные в блоге в 2012 году (всего около 1000 самых лучших проектов со всего мира).

10 зданий, построенных для себя

Уникальные проекты, экспериментальный характер, смелые решения — все это про дома, которые архитекторы проектируют для себя и своих близких. Это единственный случай, когда архитектор одновременно выступает в роли исполнителя и заказчика, воплощая свои самые нестандартные идеи.

В этом материале вы узнаете:

  • в каких домах жили и работали известные архитекторы ХХ века;
  • как их принципы находили отражение в процессе проектирования и реализации собственных домов;
  • какие истории лежат в основе этих проектов.

Дом-мастерская Мельникова

Годы постройки: 1927—1929
Место: Москва, Россия
Материалы: кирпич, дерево

В большей степени культурная аномалия, чем архитектурное чудо. Константин Мельников, главный мечтатель советского авангарда, сумел построить экспериментальный трехэтажный жилой дом для своей семьи в эпоху «квартирного вопроса». Этот проект по введению в практику новых архитектурных форм должен был стать прототипом советских домов-коммун.

Здание состоит из двух врезанных друг в друга вертикальных цилиндров. Многочисленные шестиугольные окна, орнаментально пронизывающие фасад, светлая, похожая на собор студия на третьем этаже. Над входом гордо высечена рельефная надпись «Константин Мельников Архитектор».

Несмотря на предоставленную на 15 лет Моссоветом ссуду, Мельников был сильно ограничен в средствах. Дом построили в режиме строгой экономии из самых дешевых традиционных материалов: дерева и кирпича. Внутри здания отсутствуют несущие конструкции, и практически нет изолированных помещений.

От низкого первого этажа к высокой светлой студии и террасе на крыше — пространство дома будто расширяется. Палитра красок художника усиливает эффект: медово-желтый в спальне, лиловый в просторной гостиной, белый в мастерской архитектора. И даже старинная громоздкая мебель выглядит вполне уместно в этих модернистских интерьерах.

«Кабанон» Ле Корбюзье

Годы постройки: 1951—1952
Место: Рокбрюн-Кап-Мартен, Франция
Материалы: дерево, фанера

Не дом, а скорее хижина — последнее пристанище великого модерниста на Лазурном берегу Франции, в котором он провел последние годы жизни. Небольшое пространство площадью 15 м², чуть меньше корабельной каюты, — образец минимального жилища архитектора. Хотя внешне хижина и напоминает традиционную бревенчатую постройку, она тщательно спроектирована по модульной системе, разработанной Ле Корбюзье на основе пропорций человеческого тела.

«Ни один квадратный сантиметр не пропал даром. Маленькая ячейка в царстве человеческого существования, в которой была предвидена любая случайность»

В доме, изготовленном из сборных деталей и вызывающе скромных материалов, есть все необходимое: рабочее место, зона отдыха, шкафы для хранения вещей, сантехника и примитивная система вентиляции. Стены украшены яркой настенной живописью, а потолок покрыт слоем краски. Возведенный рядом с рестораном, дом не нуждался в кухне: дверь вела прямо в обеденный зал.

Единственное здание, спроектированное Ле Корбюзье исключительно для себя, сложно назвать бездушной «машиной для жилья». Несмотря на очевидное противоречие некоторым принципам модерниста, хижина является исчерпывающим доказательством того, что строгое соблюдение пропорций и внимание к свету — ключи к совершенству в архитектуре.

Дом «Каноа» Оскара Нимейера

Год постройки: 1951—1953
Место: Рио-де-Жанейро, Бразилия
Материалы: железобетон, стекло, дерево

Оскар Нимейер, последний классик модернизма и ученик Ле Корбюзье, был полной противоположностью своего учителя. Архитектура Ле Корбюзье была основана на функциональности, эргономичности и технологиях. Архитектура Нимейера поэтическая, чувственная, мягкая. Вдохновленный бразильской природой и изгибами женской фигуры, он смягчал строгость форм экспрессией гибкой линии. Нимейер первым показал, что бетон может быть таким же податливым и пластичным, как глина.

Собственный дом архитектора с видом на океан — классический образец органической архитектуры и манифест лирического модернизма. Использование таких материалов, как железобетон и стекло, пластичные формы, тесная связь с природой — все эти принципы в совокупности дополняют друг друга, создавая индивидуальный стиль, в котором сосредоточена вся суть архитектуры Оскара Нимейера.

«Архитектура должна быть функциональной, но прежде всего прекрасной и гармоничной»

Изогнутая плоская крыша, поддерживаемая тонкими стальными колоннами, и прозрачные стеклянные стены делают здание единым целым с окружающим миром. Гранитная глыба, часть которой находится снаружи, а часть возвышается в гостиной, фактически становится центром всей композиции. Нимейер подчеркивает, что все барьеры и границы с внешним миром условны.

Подтверждением разрыва архитектора с условностями служит и планировка дома. Нимейер умело играет с понятиями «приватность» и «открытость». На полностью остекленном первом этаже расположена гостиная и кухня. С верхнего этажа лестница ведет в закрытую зону, где находятся спальни, ванные комнаты и кабинет архитектора. Всего лишь небольшое защищенное убежище в бесконечном мире неподвластной человеку природы.

Экспериментальный дом Алвара Аалто

Годы постройки: 1952—1954
Место: остров Мууратсало, Финляндия
Материалы: кирпич, дерево, керамика

Летний дом Алвара Аалто — это своеобразная лаборатория архитектора, его испытательный полигон для проведения опытов.

Дом находится в живописном месте на скалистом берегу озера, укрытом прибрежным лесом. Именно здесь финский модернист находит свободу для архитектурных экспериментов с материалами, строительными техниками и архитектурными формами.

Дом состоит из двух крыльев, в меньшем из которых расположена гостиная, а в главном находятся три спальни, кухня и столовая. Главной особенностью архитектурной композиции является двор с оборудованным местом для разведения огня. Две высокие белые кирпичные стены, напоминающие античные руины, дополняют картину. Вместе с крыльями дома эти стены окружают двор, делая пространство похожим на древнеримский атриум. Алвар Аалто вдохновлялся итальянской архитектурой. Он любил говорить, что каждый его проект начинался с путешествия в эту страну.

«Любое архитектурное решение должно нести в себе человеческий мотив, рожденный из анализа живой реальности»

В своей творческой лаборатории Алвар Аалто экспериментировал с материалами, фундаментом и системой солнечного отопления.

Архитектор поделил стены и пол двора на 50 фрагментов, различающихся типом кирпичей, способом их укладки и наличием керамических вставок. Это позволило Аалто проанализировать долговечность материалов и их реакцию на суровый климат.

Интерьер дома оформлен в типичном для Аалто стиле: белые оштукатуренные стены, обилие дерева в отделке, мебель из гнутой фанеры, яркий контрастный текстиль. Помимо основного строения, архитектурный ансамбль также включает в себя сарай, финскую баню и причал для катера, спроектированного лично архитектором.

Дом Имзов

Год постройки: 1945—1949
Место: Лос-Анджелес, Калифорния, США
Материалы: стекло, сталь, бетон, алюминий, дерево

Дом супружеской пары дизайнеров Чарльза и Рэй Имзов в пригороде Лос-Анджелеса спроектирован в рамках программы по строительству экспериментального жилья. Архитекторы, принимавшие участие в этой программе, использовали в своих проектах новейшие материалы и технологии, разработанные во время Второй мировой войны.

Дома должны были демонстрировать современный стиль и быть простыми в строительстве. Дом Имзов, изначально строившийся как показательный конкурсный объект, впоследствии стал их собственным.

Здание находится на склоне холма и опирается на массивную подпорную стену из бетона. Само строение состоит из двух стеклянных прямоугольных блоков, в одном из которых размещается студия-мастерская, а в другом — жилые помещения. Стальные рамы заполнены разнообразными как по цвету, так и по размеру прямоугольными вставками — панелями из стекла, алюминия и асбеста. Дом Имзов кажется живым воплощением абстрактных полотен Пита Мондриана.

Интерьер пестрит разномастной мебелью из натуральных материалов и многочисленными декоративными предметами. Четкое разделение пространства отсутствует. Обилие дерева, мягкий рассеянный свет, проникающий через разноцветные панели, и некоторая творческая хаотичность — все это создает особую, очень личную атмосферу.

Дом Вальтера Гропиуса

Годы постройки: 1937—1938
Место: Линкольн, Массачусетс, США
Материалы: камень, кирпич, дерево, стеклоблок, сталь, пластик

Вальтер Гропиус, один из самых влиятельных архитекторов 20-го века и основатель школы Баухауз, в 30-е годы эмигрирует в США и начинает преподавать в Гарвардском университете. Тогда же он строит свой дом, который представляет собой гибрид традиционной архитектуры Новой Англии и модернистских учений архитектора. Гропиус показывает, что американские предметы массового производства можно вполне успешно использовать в современном дизайне. Эта новая архитектура вбирает в себя местные традиции не в ущерб модернизму.

Здание имеет строгую прямоугольную форму и плоскую крышу. Длинные ленточные окна выделяются на фоне белой деревянной обшивки. Фундамент сделан из природного камня. Единственными украшениями экстерьера служат крыльцо со стеной из стеклянных блоков и металлическая винтовая лестница — отдельный вход в комнату дочери архитектора.

Пространство первого этажа делится на зоны с помощью прозрачных стеклянных панелей. Почти вся мебель сделана в мастерских Баухауза в Дессау. Это самая большая коллекция мебели школы за пределами Европы. Основу интерьера составляют личные вещи, вывезенные Гропиусом из нацистской Германии. Во внутренней отделке архитектор использует минималистичную цветовую палитру, состоящую преимущественно из черного, белого, бледно-серого и земляного оттенков.

Особое внимание при проектировании дома уделялось новейшим для того времени технологиям. Гропиус продумал естественную систему вентиляции и установил акустические звукоизоляционные панели из пластика. В хозяйстве использовалась дождевая вода, которая собиралась благодаря специальным наклонным плоскостям крыши.

Стеклянный дом Филипа Джонсона

Годы постройки: 1948—1949
Место: Нью-Канаан, Коннектикут, США
Материалы: стекло, сталь, кирпич

Вдохновленный проектом виллы Фарнсуорт Людвига Миса ван дер Роэ, Филипп Джонсон начинает свой первый крупномасштабный проект, следуя принципу немецкого архитектора «Меньше — значит больше». Небольшой одноэтажный дом с открытой планировкой задуман как простая прямоугольная конструкция из стекла и стали.

Внутреннее пространство дома состоит из одной комнаты, поделенной на зоны невысокими деревянными модулями. Единственным закрытым помещением, разграничивающим пространство от пола до потолка, стала кирпичная ванная комната цилиндрической формы. Количество предметов мебели сокращено до строгого минимума.

«Эта вещь — самая чистая из всего, что я создал в своей жизни в архитектуре»

Отношения между интерьером и экстерьером играли ключевую роль для американского модерниста. Стеклянный дом был не просто архитектурным объектом, а частью тщательно продуманного ландшафтного проекта. Джонсон рассматривал пейзаж как визуальное продолжение внутреннего пространства дома. Как и мебель, это была неотъемлемая часть интерьера. Сам он любил говорить: «У меня очень дорогие обои».

Стеклянный дом стал первым из 14 сооружений, которые Филип Джонсон возвел на своем участке в Коннектикуте за пятьдесят лет своей творческой деятельности. Архитектурный комплекс также включает в себя гостевой дом, художественные галереи и павильоны.

Дом Шрёдер в Утрехте

Годы постройки: 1923—1924
Место: Утрехт, Нидерланды
Материалы: железобетон, сталь, кирпич, дерево

Геррит Ритвельд, самый известный голландский архитектор и дизайнер 20 века, по просьбе вдовы, а позже своей фактической жены, Трюс Шрёдер спроектировал дом в Утрехте. Недавно овдовевшая мать троих детей хотела, чтобы дом полностью соответствовал ее представлениям об идеальном жилище. Она мечтала о пространстве, которое не ограничивало бы ее.

Дом спроектирован в соответствии с принципами неопластицизма и голландского художественного объединения «Де Стейл», членом которого был Ритвельд. Характерные черты этого направления: стремление к универсальности, строгая геометрия форм, художественная чистота и строгость. Дом выглядит как упорядоченная система черных, серых, белых, синих, красных и желтых элементов. Здание не служит фоном для абстрактной композиции, а само является ею.

Каркас дома сделан из железобетонных плит и стальных профилей, стены выложены из кирпича. Первый этаж имеет вполне традиционную планировку – кухня, студия и библиотека разделены стенами. Второй этаж представляет собой легко трансформируемое с помощью раздвижных панелей пространство. Вместо штор использовались цветные ставни из фанеры. Согласно принципам неопластицизма предметы интерьера были окрашены в цвета основной палитры. Вся мебель в доме была изготовлена самим Герритом Ритвельдом.

Дом Ванны Вентури

Годы постройки: 1962—1964
Место: Филадельфия, Пенсильвания, США
Материалы: кирпич, дерево

В 60-е годы ХХ века начинающий архитектор Роберт Вентури проектирует для своей матери первое в истории «антимодернистское» здание. Через два года после завершения строительства Вентури публикует манифест «Сложность и противоречие в архитектуре», в котором он критикует модернизм и интернациональный стиль. Вскоре эта работа положит начало постмодернистскому движению, несмотря на то, что сам Вентури постмодернистом себя никогда не считал.

За внешней простотой фасада скрывается сложная и противоречивая архитектурная концепция. Вместо уже привычной асимметрии — практически полная симметричность, нарушаемая лишь расположением окон. Нетипичная для архитектуры того времени двускатная крыша, «расколотый» на две части фронтон и массивный дымоход — каждая деталь как своеобразный протест против модернизма. Снаружи может показаться, что дом намного больше, чем он есть в действительности — Вентури намеренно искажает масштаб.

Нарушения пропорций присутствуют и в интерьере дома. Размеры камина не соотносятся с размерами комнаты, а широкие невысокие двери и разноразмерные окна еще больше усиливают этот визуальный эффект. По просьбе матери архитектора все основные жилые помещения расположены на первом этаже. Весь второй этаж с просторной спальней-студией и террасой занял сам Роберт Вентури.

Вентури показывает, что стремление к многозначной архитектуре со всеми сопутствующими ей противоречиями не означает отказа от функциональности и целостности. На знаменитую фразу Людвига Миса ван дер Роэ «Меньше — значит больше» Вентури остроумно отвечает: «Если меньше, то тоскливее».

Дом Фрэнка Гери

Годы постройки: 1978—1979
Место: Санта-Моника, Калифорния, США
Материалы: шифер, асбест, алюминий, стеклопластик, дерево, гофрированная сталь, фанера, стекло, проволочная сетка

Дом Фрэнка Гери в Калифорнии — это не новый дом, построенный архитектором с нуля, а традиционное калифорнийского бунгало, перестроенное до неузнаваемости. Архитектор превратил типовую американскую постройку в символ деконструктивизма, предмет неутихающих споров, критики и восхищения.

Гери считал, что «строящаяся конструкция всегда более поэтична, чем законченная работа». Руководствуясь этой мыслью, он разобрал дом до самого каркаса, обнажил электропроводку и оставил черновой асфальтовый пол в кухне. Острые углы и разломы, искаженные поверхности, обилие нестандартных материалов, сочетание старого и нового — дом кажется неуместным среди штампованных строений зажиточного пригорода Санта-Моники. Вершина старого дома робко проглядывает из хаоса форм и материалов, придавая конструкции вид так и не завершившейся стройки.

Интерьер резко контрастирует с постмодернистским внешним видом здания. В пространстве, изрезанном окнами неправильной формы, традиционные предметы мебели кажутся лишними. Центр всего дома — гостиная, которая служит своего рода художественной галереей искусства авангардистов.

«Нам сказали, что в доме есть призраки. Я решил, что это будут призраки кубизма».

Движение форм, передаваемое кубизмом, является подходящей метафорой для динамики и незавершенности архитектуры Фрэнка Гери. Он называл дом своей архитектурной лабораторией и десятилетиями не прекращал работу над ним.


Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Вконтакте, Facebook, Telegram — @loskomag, Instagram

Архитектура домов


Конструктивный раздел проекта (КР)

В этом разделе содержатся расчеты конструкций фундаментов¸ параметров перекрытий, кровли и возводимых стен строения. Представляет собой практические расчетные данные для работ по строительству. Этот этап является совместной работой архитекторов, дизайнеров, проектировщиков и инженеров.


В состав

конструктивного раздела архитектурного проекта входят:

0 Разработка котлована.
В составе документации — план котлована с объемом вынимемого грунта, разреза, узлы и детали.

1 Схема фундамента Монтажный план фундаментов — сечения всего фундамента и его несущих элементов, спецификация основных материалов для монтажа фундамента.

 

2 Схема фасадов. Монтажная схема с геометрическими размерами и высотными отметками.

 

3 Схемы перекрытий.
Зависит от типа конструкции здания. В случае монолитного строения это:

  • план армирования;
  • план раскладок плит перекрытий;
  • план геометрии балок с размерами и расстояниями.

4 Развернутый план (в том числе спецификации материалов и  ведомости перемычек) всех этажных перемычек и  мансарды.

 

5 Конструкции внутренних лестниц и наружных крылец.
Узлы и разрезы. Спецификация  материалов и указания по монтажу.

6 Схема подстропильного каркаса.
Монтажная схема и монтажные узлы. Спецификация  материалов и указания по монтажу. 

 

7 Схема стропильной системы и разрезы.
Монтажная схема и монтажные Спецификация  материалов и указания по монтажу. 

8 Монтажный план кровли.
Спецификация  материалов и указания по монтажу. 

9 Сечения по внутренней и внешней стенам.
Спецификация  материалов и указания по монтажу.

 

С помощью конструктивного раздела проекта можно определить точные объемы закупок строительных материалов,  строительных и отделочных работ.

 

Документы

разрешения на строительство проектирование и изыскания

ВЫПИСКА
ИЗ РЕЕСТРА ЧЛЕНОВ САМОРЕГУЛИРУЕМОЙ ОРГАНИЗАЦИИ от 01 октября 2019 г. №1831 подробнее ВЫПИСКА
ИЗ РЕЕСТРА ЧЛЕНОВ САМОРЕГУЛИРУЕМОЙ ОРГАНИЗАЦИИ от 01 октября 2019 г. №1832 подробнее

Проекты домов архитектурных студий • Energy-Systems

 

Разработка проекта дома в архитектурной студии

Проекты домов от архитектурных студий отличаются высочайшим качеством. В своей работе квалифицированные специалисты учитывают множество важных факторов, таких как: климатические условия региона, особенности расположения объекта, характеристики земельного участка, современные тенденции в сфере архитектуры и дизайна. Все это помогает профессионалам создавать качественные проекты, по которым строятся привлекательные современные жилые дома.

Чтобы гарантировать создание проекта, владельцу земельного участка необходимо указать свои пожелания в техническом задании. Если самостоятельно сформировать требования к будущему дому не получается, можно попросить помощи у выбранного проектного бюро.

Что включает в себя проектирование архитектуры

Разработка проектов домов архитектурными студиями — это профессиональные, комплексные работы. В процессе проектирования специалисты выполняют:

  1. Архитектурную документацию на строительство. В состав проекта должны входить: поэтажные чертежи, разрезы и фасад жилого здания, спецификации используемых строительных материалов, технические и экономические обоснования. Информация в проекте должна быть понятной и точной, чтобы нанятые монтажники могли без труда выполнить строительные работы.
  2. Дизайн фасада дома. Для того чтобы новое здание было привлекательным и смотрелось максимально органично, при выборе дизайнерских решений специалисты должны учитывать окружающий ландшафт, соседние постройки, а также индивидуальные предпочтения клиента. Профессионалы могут разработать архитектурный проект дома в любом стиле, будь то классика, минимализм, хай-тек или другой. Мастера могут предусмотреть использование различных строительно-отделочных материалов для оформления фасада, начиная с древесины, заканчивая кирпичом и металлическими панелями.
  3. Разработку пространственных решений. Функциональность жилого дома, его удобство и комфортность напрямую зависят от внутренней планировки, которую нужно продумать с учетом желаний заказчика, размеров объекта и отдельных комнат, расположения и формы внутренних помещений. Очень важно тщательно продумать назначение и число помещений, так как чем их больше, тем дороже обойдется строительство и выше будет цена эксплуатации здания.
  4. Разработку коммуникаций. Современный жилой дом — это не только строительные конструкции и облицовочные материалы, но еще и инженерные коммуникации, влияющие на безопасность, функциональность и удобство объекта. Чтобы дом мог удовлетворить все потребности будущих жильцов, необходимо спланировать для него важные сети: электроснабжение, водопровод, канализацию, отопление, вентиляцию и т. д.
  5. Дизайн интерьеров. Привлекательность интерьеров оказывает непосредственное влияние на удобство эксплуатации объекта. Специалисты рекомендуют оформлять фасад и интерьер строения с использованием одного стиля и сочетающихся колористических решений.
  6. Ландшафтный дизайн. Законченный вид новый дом может приобрести только в том случае, если он будет грамотно встроен в окружающую среду. Земельный участок требует застройки, озеленения и оформления, в результате которой он станет привлекательным, удобным, повысит эстетичность жилого объекта и сделает жизнь собственника проще.

Этапы составления проектной документации

Архитектурные проекты общественных зданий и частных домов бывают индивидуальными и типовыми. Индивидуальные проекты разрабатываются под ключ, с учетом особенностей земельного участка, требований собственника, климатических условий в регионе и т. д. Для создания такого пакета документов требуется много времени, хотя он и позволяет строить по-настоящему привлекательные и современные сооружения.

Что касается типовых проектов, то их можно приобрести у проектных предприятий полностью готовыми к использованию. Их создают с учетом современных законодательных положений, требований СНиП, СанПиН и ГОСТа, хотя они могут не соответствовать характеристикам земельного участка и желаниям его собственников. По качеству типовые проекты уступают индивидуальным, но с их помощью можно экономить время и деньги при проектировании.

Если собственник заказывает индивидуальное проектирование, ему нужно быть готовым к тому, что эти работы займут достаточно много времени. В состав профессионального проектирования входят:

  • сбор исходных данных;
  • предпроектные исследования;
  • подготовка концепции строительства;
  • разработка эскизного проекта;
  • проработка архитектурно-конструктивных решений;
  • проектирование инженерии;
  • проектирование дизайна;
  • подготовка рабочего проекта.

Цена индивидуальных проектов намного выше, чем типовых. Узнать стоимость разработки архитектурного проекта кафе, ресторана, дома, коттеджа или другого объекта, можно с помощью калькулятора.

Онлайн расчет стоимости проектирования

Популярные проекты домов и коттеджей из кирпича

  • Автор: Шилин Евгений Михайлович. Член Союза Архитекторов России

Проекты кирпичных домов и коттеджей представленные на этом сайте — это архитектурные проекты, выполненные на основе 25-летнего опыта реального проектирования. Коттеджи и загородные дома имеют небольшие размеры в плане, а некоторые также узкий корпус – следовательно идеально подходят для застройки небольших дачных

участков. Атмосферу уюта и жизни в доме создают не размеры и количество комнат, а соизмеримые внутренние пространства помещений разумной достаточности и необходимого назначения, удобная связь между ними, выполненная на основе эстетических принципов.

Проекты кирпичных жилых домов и коттеджей разработаны с учетом анализа демографической ситуации, климатической зоны строительства в России, государственных строительных норм и правил. Особое внимание уделено противопожарным, санитарным требованиям и инсоляции СНиП Российской Федерации. При этом основной принцип архитектуры для проектов любых зданий: польза, прочность, красота и экономичность являлся определяющим при

проектировании. Инсоляция жилых помещений в кирпичных зданиях соблюдается практически при любой ориентации на местности. Особое внимание уделено композиционному планировочному решению внутреннего пространства, их эстетическому и утилитарному назначению. При соблюдении проектного решения застройщику нет необходимости прибегать к услугам дизайнеров.

Планировочное решение кирпичных домов предусматривает комфортное проживание при разумной достаточности по площадям и набору помещений, при этом учитываются и случаи проживания в одном коттедже разных возрастных категорий. Ясная и простая внутренняя планировка с максимальным раскрытием внутреннего пространства с одновременным решением архитектуры интерьеров, в сочетании с надежным конструктивным решением являются гарантиями для эстетичного архитектурного облика всего здания.

Объемно-планировочное решение проектов кирпичных коттеджей не содержат излишеств. Все максимально продумано для средней российской семьи, с учетом его рода занятий, состава, интересов и отдыха. Конечный результат – комфорт проживания, удобство и эстетическая удовлетворенность. В интерьерах заложен принцип максимального раскрытия пространства с сохранением зонирования отдельных помещений в соответствии с их функциональным назначением.

Кирпичный дом должен четко и прочно стоять на земле, он мужского рода, он не должен размазываться по участку, а если и куда-то «двигаться», так только вверх. Дом или коттедж – он серьезный и надежный, а не раскрашенный 2-х или 3-х этажный киоск, собранный из десятков различных материалов. Проекты кирпичных домов и коттеджей включают все необходимые помещения для комфортной жизнедеятельности: кухни, кухни-столовые, общие комнаты, санузлы

с необходимым и достаточным оборудованием, спальни, гардеробные, лоджии. Все эти помещения размещаются на первом и втором этажах. На третьем этаже (мансарде) предусматривается свободное пространство. Оно конструктивно выполнено без опор и используется по всему периметру кирпичного строения полностью по желанию застройщика – зона отдыха, спортзал, зимний сад, игровая.

Устройство крыши занимает значительное место в общей стоимости жилья. Поэтому логичней и рациональней использовать в коттедже это пространство как жилой объем, включив его в тепловой контур здания. При этом резко увеличивается жилая и полезная площадь, а площадь застройки уменьшается, освобождая площадь земельного участка. Мансардный этаж коттеджей имеет естественное освещение и проветривание. Устройство открытой лестницы удобно

связывает этажи и улучшает воздухообмен. Проекты имеют также подвалы. Так как основание фундаментов для 2-х этажных кирпичных зданий должно быть ниже отметки промерзания, то рациональней использовать пространство для разводки инженерных коммуникаций, бани, тренажерного зала с бильярдной, мастерской, гаража, теплового узла. В подвале есть естественное освещение, свободное пространство и наружный отдельный вход.

Двухэтажные дома до 250 кв.м

Конструктивное решение проектов кирпичных домов и коттеджей простое и рассчитано на строительство как подрядной организацией или бригадой, так и самостоятельно людьми без особого опыта строительства. Архитектурное решение кирпичных домов выбрано без мелких архитектурных деталей, вытекающее из общей

концепции малоэтажной застройки. При этом архитектура зданий имеет человеческий масштаб и рассчитана на восприятие как с ближних, так и с дальних точек. Цельность архитектурного образа сохраняется с высоких точек обзора. Планируя отделку фасадов, заказчик естественно знает свой участок и кто его соседи.

Двухэтажные коттеджи с гаражом до 250 кв.м.

Отделочные материалы фасадов подбираются с учетом их эстетической совместимости по качеству, цвету, фактуре, масштабу. Морозоустойчивость всех материалов должна быть высокой и примерно одинаковой. Что же касается цветовой гаммы фасадов, то здесь нет никаких запретов, основное рекомендуемое условие – это сочетание цветов и фактуры материалов друг с другом. Все элементы отделки фасадов необходимо защитить от воздействия влаги.

Расположение входа в дом зависит от желания заказчика, местоположения кирпичного коттеджа на участке, размера участка, его конфигурации, образа жизни семьи. Также зависит и от региона России, уклад жизни в которых, как известно, отличается между собой. Они делятся на: а) со стороны главного фасада, ориентированного на проезжую часть жилой улицы; б) с одного из боковых фасадов; в) с дворовой части фасада. Гаражные ворота в проектах кирпичных домов, как правило, сделаны со стороны улицы.

У всех этих входов имеются преимущества и недостатки, какой из них лучше – решать семье. Все проекты кирпичных зданий главным входом могут быть ориентированы в любую сторону на земельном участке, согласно трем вышеуказанным вариантам. При этом

нормативное время инсоляции (прямое попадание солнечных лучей в комнату) в коттедже будут выдержано и соответствовать требованиям. По желанию заказчика возможна корректировка любых архитектурных решений представленных на сайте.

Фундаменты – сборный или монолитный железобетон. Тип фундамента и глубина его заложения определяется исходя из геологии участка, климатических условий региона, объемно-планировочных решений здания.
Стены – кирпичные с эффективным утеплителем. Возможно применение керамзито-бетонных и газобетонных блоков.
Перекрытия – сборные железобетонные плиты, монолитные железобетонные перекрытия или дощатые по деревянным балкам.
Крыша – мансардная или чердачная деревянная стропильная, утеплитель — минвата, кровля — металлочерепица, мягкий катепал.
Отделка – лицевой керамический кирпич; штукатурка по кирпичу или утеплителю; вентилируемый фасад с декоративными панелями.
Оконные проемы и окна — металлопластик или деревянные, выбраны с учетом экономического обоснования, с минимальным количеством переплетов, что усиливает общее эстетическое архитектурное восприятие дома и улучшает освещенность всех помещений.

Проекты кирпичных домов и коттеджей – категория жилых строений, которые всегда будут оставаться классически верным решением для людей, которые при разумной экономии в строительстве, выбирают надежность и конструктивную основательность строительного материала из которого они возводятся. Не смотря на то, что возведение кирпичных зданий занимает более продолжительное

время, чем строений из газобетона или бессер-блоков – внешняя эстетическая привлекательность и высокие эксплуатационные качества с лихвой окупают все кажущиеся издержки и неудобства. Что бы создать нечто действительно хорошее – простых путей не бывает, необходимо понимание того, что любая красота требует определенных финансовых вложений и жертв…на то она и красота.

Архитектурные стили загородных домов и коттеджей

Существует множество архитектурных стилей, многие из них очень похожи и весьма условны. Каждый из стилей отличают форма, конструктивные особенности, используемые материалы или даже некая философия.

Собственный дом, в отличие от городской квартиры, не только изнутри, но и снаружи может и должен выглядеть так, как нравится именно Вам. Использовать это преимущество нужно максимально, Ваш коттедж должен радовать Вас.

Существует множество архитектурных стилей, многие из них очень похожи и весьма условны. Каждый из стилей отличают форма, конструктивные особенности, используемые материалы или даже некая философия. Ниже приведены некоторые, как мы считаем, наиболее актуальные и интересные архитектурные стили загородной недвижимости настоящего времени.

Примеры наиболее распространенных архитектурных стилей

Большая часть загородных домов построена в классическом стиле. Большинство наших клиентов выбирают именно этот стиль как основу будущего дома. Это не удивительно, классический стиль в загородной недвижимости никогда не выйдет из моды и не потеряет своей актуальности. Классические проекты частных домов предусматривают строгие, монументальные и весьма традиционные наружные и внутренние формы. В отделке может использоваться широкий диапазон материалов, легких, светлых цветов.

Европейский стиль характеризуют аккуратные простые дома, без разного рода излишеств. Проекты европейских домов базируются на максимально эффективном и рациональном использовании пространства. В отделке чаще используются традиционные материалы, такие как камень, штукатурка, облицовочный кирпич.

Канадский стиль предполагает смесь европейских традиций и канадских технологических элементов и материалов. В таких домах часто применяют сложные каскадные крыши, большие окна, камины. В качестве строительного материала может служить дерево или щитовые панели.

Минимализм, конструктивизм и hi-tech представляют современные стили в архитектуре коттеджей. Проектам жилых домов в современном стиле присущи строгие, достаточно простые и при этом смелые формы, прямые линии, большая площадь остекления. Коттедж построенный по такому проекту определенно будет притягивать взгляды.

Фахверковый стиль можно отличить по видимому деревянному каркасу (или его имитации) окрашенному в темный контрастный цвет. Форма самого дома при этот достаточно проста: чаще квадратная или прямоугольная, с двухскатной крышей.

Родом из альпийских деревень, коттеджи выполненные в стиле Шале, все чаще можно встретить и у нас. Проекты домов и коттеджей в стиле Шале предусматривают надежное, массивное основание и относительно легкие верхние этажи с просторными верандами и террасами. В качестве строительных материалов чаще используют кирпич, облицовочный камень для цоколя и первого этажа, и дерево для верхних. Сверху дом накрывает большая, чаще двускатная, пологая крыша, далеко выступающая за пределы дома.

Дома в стиле модерн отличает экстравагантный как внешний, так и внутренний вид. Коттедж может иметь самую сложную форму, а стены невероятные изгибы. Заказывая проект дома в стиле модерн можно быть уверенным в его уникальности и индивидуальности.

Архитектурные проекты домов и коттеджей

Как известно, архитектурное проектирование представляет собой сложнейший процесс в строительных услугах. Этот процесс включает в себя сбор проектной документации и разрабатывание рабочих и эскизных проектов домов и коттеджей, а также зданий различной специализации. Эти услуги предоставляют архитекторы и инженеры с соответствующей квалификацией. В итоге получается полноценные архитектурные проекты домов, коттеджей и других сооружений.

Область применения архитектурного проектирования не ограничена — станция метро, жилой комплекс, частный загородный дом, магазин. Задачи архитектора будут отличаться в зависимости от места строительства, объекта и заказчика. Например, при строительстве городского жилого комплекса первостепенной задачей будет сходство внешней части комплекса со стилем остального города, а при строительстве частного дома за чертой города ориентироваться нужно на оригинальность и желания заказчика. При создании проекта дома архитектор обязан учитывать строительную, юридическую, жилищную и эстетическую стороны вопроса, другими словами требуется позаботиться о соответствии проекта санитарным, строительным и жилищным нормам и, к тому же, учесть желания заказчика.

Этапы создания архитектурных проектов домов и коттеджей

Независимо от местонахождения, предназначения и сложности объекта, этапы проектирования будут одинаковыми.

  • Сначала архитектор проводится глобальный анализ объекта, собирая информацию с помощью геологической и топографической экспертиз, а также работая с исходной информацией, используя фотографии и видеозаписи объекта. После этого проводится детальный анализ и набрасываются идеи будущего проекта.
  • На втором этапе архитектор делится набросками проекта дома с заказчиком, а тот вносит поправки и замечания, поясняя, что хотел бы увидеть в итоге. По сути, происходит конечное согласование желаний заказчика и идей архитектора.
  • На третьем архитектор создает эскизный проект дома или коттеджа. Эскизный проект – это последний черновой набросок, который уже содержит художественные, архитектурные и строительные условности, а также полное поэтажное планирование.
  • Далее создается рабочий проект дома, который будут использовать в последующем строительстве. В нём содержатся планы этажей, кровли и фасадов. Кроме этого рабочий архитектурный проект дома должен учитывать согласование с отопительными, водопроводными, электрическими, вентиляционными и другими путями.
  • После этого этапа остается только проверить рабочий проект на соответствие с санитарными, строительными и жилищными нормами и приступить к строительству.

При создании проектов домов и коттеджей приоритет отдаётся оригинальности. Желания заказчика ставятся на первое место. Проектирование частных домов даёт свободу фантазии. Но нельзя забывать о рациональном использовании изначальных ресурсов, в том числе и земли. Архитектор должен эффективно использовать имеющееся пространство и позаботиться о том, чтобы после строительных операций объект выглядел просторно и свободно.

Стоимость разработки индивидуальных проектов домов

Проектирование

Архитектурный проект 150 руб за 1 м2 (планы, фасады, разрезы, кровля, визуализация)
Конструктивный проект 150 руб за 1 м2 (фундамент, перекрытия, стропильная конструкция, детализированная кровля, основной узел крепления, расчет строительных материалов)

*Объединенный альбом чертежей включает в себя все необходимое для строительства загородного дома.

**В чертежах просчитаны объёмы строительных материалов, площади  фасадов и кровли, ввод всех необходимых коммуникаций.

Инженерные проекты

Электрика, отопление, водоснабжение и канализация, вентиляция и кондиционирование от 250 руб за 1 м2

*Данный раздел рекомендуем делать уже в процессе строительства.

Строительство

Технадзор 15-20% от стоимости работ по сметному предложению.

Услуга включает в себя:

  • корректировку чертежей во время хода строительства,
  • контроль строительного процесса,
  • оценка качества  строительных материалов.
  • авторский контроль за соблюдением образа экстерьера загородного дома 

Готовый проект с сайта можно приобрести 75руб м2 за электронную версию.

Распечатать комплект чертежей и собрать в альбом с обложкой  2000р шт.

домов | AmazingArchitecture

Эта семья из шести человек переросла существующий след своего дома, а небольшая переполненная кухня была центром их семейной жизни. Компания Square Feet Architects разрешила дилемму с пространством, удалив внутреннюю стену между кухней и прилегающей гостиной, чтобы создать одну большую кухню-столовую-гостиную открытой планировки.

Архитектурное бюро

Square Feet Architects

Расположение

Mapesbury, Лондон, Великобритания

Фотография

Джереми Коулман

Главный архитектор

Даниэль Леон

Материал

Кирпич, бетон, сталь, стекло, дерево

Типология

Жилой ›Дом

The Cove House — это дом выходного дня, расположенный на территории, укрытой горами Западных Гат.К Red Brick Studio обратился заказчик, который хотел построить пространство, которое позволило бы ему уйти от суеты городской жизни и дать ему возможность насладиться живописным видом на заводи Паншетской плотины. …

Название проекта

Дом в бухте

Архитектурное бюро

Студия из красного кирпича

Расположение

Panshet, Пуна, Индия

Главный архитектор

Анкур Котари, Анил Подувал

Команда разработчиков

Kalyani Shah, Азхар Пунавала

Соавторы

Ашок Чохан, Девендра Махор

Инженер-строитель

Химаншу Тулпуле

Типология

Жилой ›Дом

Деревья остаются! Это была начальная фраза в интервью с владельцами собственности, пары уже существовавших галерей, первая с навесом, покрытым сажей, едва заметного цвета глиняной черепицы, а вторая, покрытая металлическими листами, была почти не выдерживает.

Название проекта

Дверь в дом Мериды

Архитектурное бюро

Taller Estilo Arquitectura

Расположение

Calle 78 número 484 B por 55 y 57 Colonia Centro.Мерида, Юкатан, Мексика

Фотография

Тамара Урибе, Марина Гусман

Главный архитектор

Виктор Алехандро Крус Домингес, Иван Атауальпа Эрнандес Салазар, Луис Армандо Эстрада Агилар

Соавторы

Сильвия Куитун Коронадо, Даниэль Ривера Арджона, Хорхе Эскаланте Чан, Адриан Моралес

Инженер-строитель

Хуан Диас Кабина

Строительство

Карлос Канто Трухильо, Кабина Хуана Диаса, Taller Estilo Arquitectura

Материал

Цемент, дерево, камень, стекло

Типология

Жилой ›Дом

Penghu House по-новому интерпретирует традиционную мудрость в современных рамках, чтобы создать дом для нескольких поколений для местного клана, в результате чего уникальная архитектура родилась из уникальных условий Пэнху.

Название проекта

Дом Пэнху

Архитектурное бюро

XRANGE Architects

Главный архитектор

Грейс Чунг

Дизайн интерьера

XRANGE Architects

Инженер-строитель

Компания Top Technic Engineering Consultants Co., ООО

Пейзаж

XRANGE Architects

Освещение

Unolai Lighting Design & Associates

Материал

Железобетон, плита и несущая стена, стекло, дерево, камень

Типология

Жилой ›Дом

Мы спроектировали семейный дом в местности, расположенной в столичном районе Гвадалахара, Мексика, недалеко от леса «Ла Примавера».В главном входе мы разработали скульптуру, которую назвали Brazos abiertos (распростертыми объятиями), чтобы принимать гостей.

Название проекта

Casa Guadalajara 403

Архитектурное бюро

Praxis Arquitectura

Расположение

Tlajomulco, Халиско, Мексика

Фотография

Альдо К.Грация, Aveh Studio

Главный архитектор

Марселино Росас Гармендиа

Дизайн интерьера

Praxis Arquitectura

Инженер-строитель

Джоэл Уртадо

Инженер-строитель

Джоэл Уртадо

Пейзаж

Praxis Arquitectura

Используемых инструментов

AutoCad, SketchUp

Строительство

Praxis Arquitectura

Материал

Бетон, стекло, сталь, камень, дерево

Типология

Жилой ›Дом

Этот дом, расположенный на территории городской застройки, построен на основе богатого архитектурного наследия Буффало с работами Фрэнка Ллойда Райта и Х.Х. Ричардсон всего в нескольких шагах. Но вместо того, чтобы смотреть только в прошлое, дом предлагает модель городской жизни двадцать первого века с парящим внутренним пространством, организованным вокруг видов, природы и дневного света.

Название проекта

Black Diamond House

Архитектурное бюро

asap / адам сокол архитектурная практика

Расположение

Буффало, Нью-Йорк

Главный архитектор

Адам Сокол

Команда разработчиков

Адам Сокол, АМА, директор, Борис Морин-Дефой, главный конструктор

Дизайн интерьера

Адам Сокол

Инженер-строитель

Инженеры Тредо

Материал

Бетон шлифованный, березовая фанера, гипс и стекловолокно

Типология

Жилой ›Дом

Концепция и название проекта El Nido расшифровывается как «гнездо» и происходит от латинского слова nidus.Этот термин относится к укрытию, которое птицы строят из веток, соломы и других элементов. Так же, как они вьют свои гнезда, целью этого дома было создать убежище, в котором можно было бы жить и наслаждаться без особых сложностей, создавая проект великого …

Название проекта

Casa El Nido

Архитектурное бюро

Taller Estilo Arquitectura

Расположение

Merida, Юкатан, Мексика

Главный архитектор

Виктор Алехандро Крус Домингес, Иван Атауальпа Эрнандес Салазар, Луис Армандо Эстрада Агилар

Соавторы

Сильвия Куитун Коронадо, Ана Карен Домингес Пениче, Захид Квинтал Поланко

Инженер-строитель

Хуан Диас Кабина

Строительство

Хуан Диас Каб, Луис Эстебан Алонсо Каррильо

Материал

Стены и потолки покрыты серым полированным цементом, на первом этаже — белый полированный и полированный цемент, а наверху было использовано бамбуковое напольное покрытие

Типология

Жилой ›Дом

Экологический, биоклиматический и самодостаточный дом с нулевым потреблением энергии по обычной цене от Луиса де Гарридо.Дом расположен в южном районе Кали, Колумбия. Климат в этом районе очень влажный и теплый, каждый день в году.

Название проекта

Эко-дом MARIPOSA

Архитектурное бюро

Luis De Garrido Architects

Фотография

Луис де Гарридо

Главный архитектор

Луис де Гарридо

Материал

Бетон, стекло, сталь

Клиент

Альберто Морено Урибе

Типология

Жилой ›Дом

BIG | Бьярке Ингельс Групп

BIG возглавляют 24 партнера : Бьярке Ингельс, Шила Майни Согаард, Кай-Уве Бергманн, Томас Кристофферсен, Финн Норкьер, Дэвид Захле, Якоб Ланге, Андреас Клок Педерсен, Даниэль Сундлин, Якоб Санд, Брайан Янг, Бит Шен Агустин Перес-Торрес, Мартин Фолкле, Леон Рост, Кэтрин Хуанг, Оле Элькьер-Ларсен, Энди Янг, Лоренцо Бодди, Жоао Альбукерке, Дуглас Аллигуд, Ларс Ларсен, Джулия Фриттоли и Дарья Паххота.

57 сотрудников : Зиад Шехаб, Сорен Грюнерт, Джереми Ален Сигель, Андреас Бюттнер, Мишель Стромста, Линус Сааведра, Аран Коакли, Кристиан Хиндсберг, Элизабет Макдональд, Блейк Смит, Алана Голдвейт, Агла Эгилсдонтир, Агла Эгилсдоттир Кауфман, Кейт Селла, Лоуренс-Оливер Махаду, Лоренц Крисаи, Маргарет Тирпа, Отилия Пупезяну, Полин Лави-Луонг, Себастьян Клауснитцер, Саймон Шеллер, Ю Инамото (Нью-Йорк) Фредерик Линг, Мэттью Орави, Мэттью Орави, Фредерик Люнг, Мэттью Орави Ева Сео-Андерсен, Тобиас Хьортдал, Пер Бо Мадсен, Снорре Нэш, Энеа Микелезио, Кекоа Шарло, Андреа Гектор, Хунг Кай Ляо, Джинхо Ли, Лоран де Карньер, Лукас Каррьер, Мари Ланкон, ‘Молли’ Сяо Ру Хуанг, Роберт Гримм , Саркис Саркисян, Шейн Далке, Сорен Мартинуссен, Виниш Сетхи, Якоб Хенке, Елена Вучич, (CPH), , Александру Малаеску, Крис Фалья, Изабель да Силва, Джейсон Чи, Хан Чиа, Лорен Коннелл Фалья, Риохей Койке (Мария Койке, ) S оле Браво, Ханна Йоханссон и Анхель Баррено Гутьеррес (BCN) .

20 директоров : Энн Браун Франдсен (финансовый директор) , Дэн Бьерг Хансен (CCO) , Эверетт Холландер (главный операционный директор) , Эллисон Уикс, Натан Смит, (развитие бизнеса) , Эрик Ли ( BIG) Asia ), Jan Leenknegt, Jens Majdal Kaarsholm (BIM) , Jeffrey Shumaker (Urban Planning) , Francesca Portesine (Interiors) , Florencia Kratsman (Space Planning) , Andy Coward (Andy Coward) (Andy Coward) Стине Сандстрём Кристенсен, Ричард Эберт (юридический) , Николас Кастбьерг, Шон Франклин, Генриетта Хельструп, Герман де ла Торре (управляющие директора) , Кристиан Палсмар и Александр Бёг (IT) .

Заявление BIG о борьбе с рабством и торговлей людьми, 2018 г.
Политика конфиденциальности BIG, 2020 г.
Отчет BIG по Глобальному договору ООН

25 самых значительных произведений послевоенной архитектуры

Третий по яркости объект в ночном небе — это не далекая планета или солнечная система, а здание размером с футбольное поле. Эта конструкция, спроектированная и собранная пятью космическими агентствами, представляющими 15 стран, представляет собой триумф не только инженерии, но и политики, беспрецедентное международное усилие во имя науки.Построенный в основном в ходе примерно 30 отдельных миссий, начавшихся в 1998 году, он остается самым близким человечеством к созданию среды обитания в космосе. Изготовлен из частей, произведенных в России, Европейском Союзе, Японии, Канаде и Соединенных Штатах — с новой капсулой, которая в настоящее время находится в разработке частной компанией, стремящейся заявить о своих правах на следующий этап освоения космоса — I.S.S. представляет собой сложную структуру цилиндров и проходов, изготовленных из легких материалов, таких как кевлар, титан и алюминий, и собранных в космосе, где он вращается на высоте 250 миль над поверхностью Земли.Плавая на близкой орбите, его солнечные панели расходятся веером среди уколов инопланетного света, структура больше напоминает глубоководное существо или тропическое насекомое, чем здание в традиционном смысле этого слова. Первоначально задуманный как лаборатория, производственное предприятие и сервисный центр для исследования за пределами планеты, среди прочего, I.S.S. сегодня служит исключительно исследовательской лабораторией. Но самобытные амбиции этого предприятия по-прежнему внушают трепет: оно остается мощным символом надежды на более мирное, единое будущее, яркое и далекое, как звезда.

Dixon: Вы не можете классифицировать это как архитектуру в обычном смысле слова, но, возможно, это будущее отрасли. Я думаю, что у нас есть подавляющее большинство современных зданий середины века, и это то, что меня немного пугает, — то, что мы не можем найти более революционных современных зданий. Очевидно, мы не можем сказать, выдержат ли они испытание временем, но мы можем сказать, изменили ли они разговор, верно?

Soller: Считаете ли вы, что Международная космическая станция считается архитектурой?

Делаван : Мне даже не приходило в голову придумать что-то подобное, но это так отличается от всего остального в списке и, очевидно, является важным сотрудничеством и важно тем, что оно не исправлено.

Селдорф : Я не имею никакого отношения к этому разговору.

Соллер : Что вы имеете в виду?

Selldorf: Я думаю, что очень немногие вещи связаны с архитектурой или, наоборот, я думаю, что все является архитектурой.

Диксон : Это архитектура, потому что люди живут в ней годами, и — хотя я на самом деле категорически против космической гонки — я считаю, что мы должны иметь дело с планетой в первую очередь с точки зрения сотрудничества.В космической станции есть что-то символическое с точки зрения того, что она заставляет людей [работать вместе] из других стран, и есть что-то действительно захватывающее в том, что она создается на Земле, но спроектирована в космосе. Это более значимое, чем почти любое другое здание: оно показывает воображение человечества.


Режиссер фотографии: Бетси Хоран и Джейми Симс

Исследовательский редактор: Алексис Соттиль

Редакторы: Эрин Шихи и Диего Хадис

Производство: Нэнси Коулман и Кристина Самулевски

10 шедевров городского жилья

Фраза «городское жилье» может означать много разных вещей.Он может представлять собой небольшое многоквартирное строение, крупномасштабный жилищный проект или высотное здание, которое царапает небо. В то время как большинство из них оставляет желать лучшего с точки зрения эстетической красоты, есть некоторые, которые выходят далеко за рамки бледного благодаря удивительному дизайну и самодостаточным удобствам. От «городов в городах» прошлого и настоящего до климатически приспособленных зданий будущего — эти 10 городских сред обитания являются одними из лучших в современной архитектуре.

НЛО Дома Санчих

Хотя эти дома на побережье Тайваня были полностью заземлены, их внешний вид наводил на мысль, что они возникли в небе.Дома НЛО Санчиха были большим сообществом домов, которые напоминали по форме и иконологии обычную летающую тарелку. Эти дома были сгруппированы вместе в китайском городке Санчих, курорте на севере Тайваня, который был построен в 1971 году. К сожалению, эти дома встретили свою судьбу под бульдозером застройки, будучи давно заброшенными, но не раньше, чем были преданы делу. задокументировано пользователем flickr cypherone.

Галерея НЛО Дома Санджху

Накагинская капсульная башня

Tokyo’s Nakagin Capsule Tower — это удивительный образец городского жилья, сборная конструкция капсул, предназначенная для размещения одиноких пассажиров в комплексных единицах.Каждый блок размером 8х12х7 футов, включая встроенные кухонные и развлекательные системы, а также ванную комнату размером с туалет в самолете. Несмотря на то, что башня пришла в упадок, а сообщество ее владельцев обратилось с просьбой разрушить ее для строительства новой конструкции, ее архитектурное и культурное значение спасло ее от этой невзгоды. Хотя мы не хотели бы жить в одной из этих капсул, краткосрочное пребывание было бы незабываемым визитом.

Галерея капсульной башни Накагин

Linked Hybrid City Building, Пекин

Переходя к более современным временным рамкам и более массовому производству, Linked Hybrid City Building в Пекине, Китай, представляет собой поистине удивительное произведение архитектуры.Этот комплекс площадью 220 000 квадратных метров включает 750 квартир, центральный парк, гостиницу, школу, кинотеатр и магазины розничной торговли. Связанное гибридное здание было завершено в этом году под архитектурным руководством Steven Holl Architects. Каждая отдельная структура занимает более 20 этажей и соединена закрытыми небесными мостами. Целью связанного гибридного здания было создание города в городе, автономного сообщества с зелеными насаждениями и экологической чувствительностью. Фактически настолько экологичен, что он нацелен на получение сертификата LEED Gold с геотермальной энергетической системой, построенной под каркасом конструкции.[сфотографировано Айван Бааном и Шу Хе]

Галерея связанных гибридных городских зданий

Mountain Dwellings, Копенгаген

Этот 10-этажный каскад домов расположен рядом с Копенгагеном, Дания, на склоне холма недалеко от окраины города. Компания BIG Architects разработала эту структуру, чтобы дать своим обитателям чувство общности и уединения одновременно. У каждого из 80 домов есть собственный задний двор с травой и растительностью, но ограждениями, которые отделяют одно от другого.Из-за наклона здания сосед наверху не может видеть дом внизу и наоборот. Результат — уединение загородной жизни со всеми преимуществами жизни в сообществе, всего в нескольких минутах езды от центра Копенгагена.

Галерея горных домов

Дома Хакка провинции Тулоу, Китай

Эти удивительные жилые постройки XII века все еще используются в китайской провинции Тулоу. «Дома Хакка», как их обычно называют, вмещают до 800 человек одновременно, что является ранним примером системы «город в городе».Также называемые «Фуцзянь Тулоу», эти сооружения были спроектированы как небольшие замки для защиты своих жителей от бандитов, бродивших по сельской местности. Деревянные и железные двери ворот препятствовали проникновению бандитов, в то время как их шестифутовые земляные стены были почти непроницаемыми. Тогда мужчины в этих домах хакка могли легко защитить свои семьи, используя отверстия для оружия на уровне крыши, чтобы отстреливать своих хищников сверху.

Галерея домов Хакка провинции Тулоу

Aillaud Towers, Париж

Башни Эйло в пригороде Парижа, Франция — предмет разногласий среди парижан.Их одновременно любят и ненавидят, поскольку одни ценят их архитектурную ценность, а другие оспаривают. Башни Aillaud, также известные как «Облачные башни» из-за фресок с изображением облачного неба, были построены в 1977 году и включают 1607 отдельных квартир в 18 башнях.

Галерея Aillaud Towers

Марина-Сити, Чикаго

Башни Марина-Сити в Чикаго, штат Иллинойс, являются одними из самых узнаваемых архитектурных памятников города.Эти 65-этажные жилые башни-близнецы возвышаются над рекой Чикаго, включая гаражи, магазины и пристань для яхт на уровне реки. Марина Сити снималась в многочисленных художественных фильмах и телешоу, как крупным планом, так и в панорамировании фоновых снимков. Хотя проживание в архитектурной жемчужине Бертрана Голдберга может быть привилегией, однокомнатную квартиру в этих башнях можно арендовать всего за 850 долларов в месяц, что недалеко от среднего показателя для этого почтового индекса.

Галерея Марина Сити

Wohnpark Alt-Erlaa, Вена

Есть жилые проекты — а есть Wohnpark Alt-Erlaa.Alt-Erlaa заставляет любую другую застройку казаться маленькой по сравнению с самым большим количеством жителей в этом списке. Комплекс Alt-Erlaa в Вене, Австрия предлагает 3172 квартиры и 3400 подземных парковочных мест примерно для 10 000 жителей. Помимо основного, Alt-Erlaa также включает в себя 2 клиники, 3 школы, 2 детских сада, 1 спортивный комплекс, церковь, административное здание и торговый центр. Да, и если вы путешествуете на подземном общественном транспорте Вены, вы также заметите, что в Alt-Erlaa также есть собственная подземная железнодорожная станция.

Wohnpark Alt-Erlaa Галерея

Цитадель, Нидерланды

Хотя в этом списке хорошо представлены места обитания прошлого и настоящего, этот пример демонстрирует, как может выглядеть дом будущего для некоторых граждан. Жилой комплекс Citadel ориентирован как на роскошь, так и на экологичность, с дизайном, который будет изменяться с повышением уровня моря, прогнозируемым в нашем будущем. Этот плавучий комплекс квартир будет потреблять на 25% меньше энергии, чем его наземные аналоги, что дополнительно поможет остановить борьбу с поступающей водой, которую постоянно откачивают голландские польдеры.Цитадель будет первой в своем роде, включая 60 роскошных единиц, которые включают парковку для автомобилей внутри и причалы для лодок снаружи.

Галерея Цитадели

Habitat 67, Монреаль

Давний фаворит TheCoolist, Habitat 67 в Монреале, Квебек — это сборный город, спроектированный Моше Сафди для Expo 67, всемирной выставки культуры середины века. Подобно горным жилищам Копенгагена, показанным выше, Habitat 67 предоставляет своим жителям как общину, так и уединение, но также придает каждому дому ощущение уникальности.В Habitat 67 нет двух действительно одинаковых домов. Поклонникам книги Айн Рэнд «Источник» Habitat 67 очень гордился бы самим Говардом Рорком, поскольку он, кажется, является воплощением дизайна курорта Monadnock Valley этого вымышленного персонажа. Он так многого добивается, и он практически несравним с любой другой структурой в мире.

Habitat 67 Галерея

Если вы предпочитаете жить в городском сообществе, не могли бы вы подумать о том, чтобы жить в любом из этих домов? Какой твой любимый, а какой нет? Дайте нам знать об этом в комментариях.Если вам посчастливилось жить в какой-либо из этих структур, не забудьте поделиться своей историей в комментариях ниже. Если вам известна жилищная структура, которую вы хотели бы видеть здесь представленной, не забудьте упомянуть и о ней.

А пока ознакомьтесь с другими архитектурными особенностями на сайте TheCoolist, которые, как мы знаем, вам понравятся:

ДОМ ЖИЛЬЕ | БЕСКОНЕЧНАЯ ИСТОРИЯ АРХИТЕКТУРЫ И НЕДВИЖИМОСТИ

Экономика и история экономики

Браун, С.J. и C.H. Лю, ред. Глобальная перспектива циклов в сфере недвижимости , Серия изданий Центра Саломона Нью-Йоркского университета по финансовым рынкам и учреждениям, Vol. 6, Springer, 2001.

Экономический анализ частично показал, что глобальные рынки недвижимости разделены, но сходятся.

Глезер, Эдвард Л. Города, агломерация и пространственное равновесие . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета США, 2008.

(AKA Lindahl lectures).Доступное исследование по городской экономике, в котором спрашивается, почему люди живут в густонаселенных городах и как плотность связана с производительностью. Также рассматриваются цены на жилье, социальное взаимодействие и управление.

Джонс, Дэниел. Мастера Вселенной: Хайек, Фридман и рождение неолиберальной политики . Принстон: Издательство Принстонского университета, 2012.

Интеллектуальная и политическая история неолиберализма с Австрии 1920-х годов до 1970-х годов.S. & U.K., подчеркивая роль исторических обстоятельств в ее вхождении в мейнстримную политику.

Шиллер, Роберт. Иррациональное изобилие . Принстон, Нью-Джерси: Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 2000.

Четкое объяснение образования пузырей акций в прошлом и настоящем. Автор считает финансовые рынки иррациональными и переоцененными в 2000 г. и представляет план для инвестиционных рынков в масштабах всей экономики и всего сектора.

Шиллер, Роберт. Новый финансовый порядок: риск в 21 веке . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 2003.

Автор представляет убедительные аргументы в пользу того, чтобы подчинить современные финансовые рынки этической системе, заимствованной у Джона Ролза, с целью создания более равноправного мира, который лучше управляет рисками, начиная от секторов занятости и заканчивая ценами на дома по соседству и национальным ВВП.

Экономическая история

Колдер, Лендол Глен. Финансирование американской мечты: культурная история потребительского кредита . Принстон: Издательство Принстонского университета, 1999.

Социальная и культурная история кредита в США с 1890-1940 гг. Американцы, начиная от ростовщиков и кончая потребительскими кредитами, долгое время оказались в ловушке долгов. Колдер преподает историю в колледже Августана.

Гельпи, Роз-Мария и Франсуа Жюльен-Лабрюйер, История потребительского кредита: доктрины и практика .Нью-Йорк: St. Martin’s Press, 2000.

История западного кредита в двух частях: Хаммурапи до 19 века и 20 века. Написанный французскими бизнес-академиками, он утверждает, что кредит часто был козлом отпущения для решения других экономических проблем, и имеет обширную библиографию. Часть первая, следующая за Вебером, посвящена культуре и религии. Вторая часть посвящена американским инновациям.

Хайман, Луи. Нация-должник: история Америки красными чернилами .Принстон: Издательство Принстонского университета, 2011.

Экономическая и культурная история американского личного долга в течение 20-го века. Хайман подробно рассказывает о взаимодействии между маркетингом и кредитом, а также о сложностях, возникающих в результате реформ, а также бизнес-инноваций.

Городская история: архитектура и планирование

Борегар, Роберт. Когда американец стал пригородом . Миннеаполис: Университет Миннесоты, 2006.

Эсперди, Габриель. Модернизация Мэйн-стрит: архитектура и культура потребления в новом свете . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2008.

Архитектурная и политическая история модернизации розничной торговли, финансируемой FHA, затрагивает социальные и экономические вопросы.

Изенберг, Элисон. Центр города Америки: история места и людей, которые сделали это. Чикаго: Чикагский университет Press, 2004.

История американских городов с 1890 по 1970-е годы — от прекрасного города до фестивальных рынков — бросает вызов повествованиям об упадке главной улицы. В книге используются деловые и правительственные записи, раса и пол, и основное внимание уделяется деловым районам и розничной торговле. Изенберг учился в Пенсильвании и преподает городскую историю в Принстоне.

Джексон, Кеннет Т. Граница Крабграсс . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 1985.

Клемек, Кристофер. Трансатлантический крах обновления городов: послевоенный урбанизм от Нью-Йорка до Берлина . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2011.

Интеллектуальная история взлета и падения городского обновления, которая также учитывает историю политики. Порядок обновления городов сочетал модернистскую эстетику с оптимистической государственной политикой, но в конечном итоге был заменен массовым и неоконсервативным планированием.Большая часть исследования сосредоточена на Массачусетском технологическом институте, Нью-Йорке и Университете штата Пенсильвания. Также появляются Берлин, Лондон и Торонто. Клемек преподает историю в GWU.

Костоф, Спиро. Город в форме: городские модели и значение в истории . Лондон: Темза и Гудзон, 1991.

Архитектурная история глобального города как морфологического образца и исторического артефакта (его сопутствующий том, City Assembled, посвящен компонентам).Костоф преподавал историю архитектуры в Беркли.

Дженнифер С. Лайт, От войны к благосостоянию: интеллектуальная защита и городские проблемы в Америке времен холодной войны (Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса, 2003).

Институциональная история, документирующая передачу технологий от военного и системного анализа к городскому планированию. В книге выносятся суждения о неудачах (планирование рассредоточения, сценарии, кибернетика, кабельное телевидение) и успехах (бухгалтерский учет, ГИС).Лайт изучал историю науки в Гарварде и преподает коммуникативные исследования, историю и социологию в Северо-Западном институте политических исследований.

Вейл, Лоуренс. От пуритан к государственному жилью: государственное жилье и общественные районы . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 2000.

Интеллектуальная и политическая история Бостона на протяжении трех веков. Вейл показывает, как развиваются благотворительность и такие концепции, как «общественный сосед», и как со временем бедность вытесняется и федерализуется.Вэйл преподает историю городского дизайна в Массачусетском технологическом институте.

Зипп, Самуэль. Манхэттенские проекты: рост и падение городского обновления в период холодной войны Нью-Йорк . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2012.

Книга представляет собой историю обновления городов между 1940-ми и 1970-ми годами, опирается на архивы NYCHA для документирования процессов перепланировки четырех крупных проектов и реконструирует ранее существовавшие районы, чтобы поставить под сомнение определение «упадка».«Вертикальный глобальный мегаполис противопоставляется интимным кварталам, защищаемым Джейкобсом и другими. Линии боевых действий сложны, с геополитическими влияниями и напряженными отношениями между прогрессивными людьми и жителями рабочего класса. Зипп поступил в американские исследования в Йельском университете и преподает в Брауне.

Бизнес и труд

Коуи, Джефферсон. Движение капитала: семидесятилетний поиск дешевой рабочей силы RCA .Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1999.

История труда, бизнеса и географии, прослеживающая серию переездов RCA в поисках более дешевой рабочей силы через США и Мексику с 1930 по 1990-е годы. Коуи преподает историю труда в Корнелле.

Харрис, Ричард. Создание рынка: подъем индустрии товаров для дома, 1914–1960 гг. . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2012.

Научная история магазина товаров для дома (и товаров для дома), включающая экономическую, демографическую информацию, информацию о планировании, а также бизнес-архивы и историю розничной торговли.Харрис преподает историческую географию в Университете Макмастера.

Лоеб, Кэролайн. Предпринимательский язык: Подразделения разработчиков в 1920-е годы . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 2001.

Деловая, социальная и архитектурная история с использованием трех тематических исследований, посвященных различным классам жилья в Сан-Франциско и Детройте. Опираясь на Марка Вайса, Леб связывает историю крупных застройщиков со строителями и торговцами.В книге рассматривается стандартизация, ограниченная роль архитекторов в дизайне и соседство. Леб учился в Центре Града CUNY и преподает историю искусства и архитектуры в штате Мичиган.

Рэдфорд, Гейл. Современное жилье для Америки: политическая борьба в эпоху нового курса . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1996.

История жилищной политики и политики 1930-х годов с акцентом на Кэтрин Бауэр, некоммерческую организацию, PWA.В тематических исследованиях в Филадельфии и Гарлеме подробно описывается влияние социального жилья на американский урбанизм, а также сопротивление, с которым оно столкнулось, особенно со стороны NAREB. Сторонники широкого государственного жилищного строительства в конечном итоге проиграли, приняв систему, ориентированную на бедных. Рэдфорд преподает американскую историю в SUNY Buffalo.

Риллинг, Донна. Строительство домов, создание капитализма: Строители Филадельфии, 1790-1850 гг. . Филадельфия: Пенсильванский университет Press, 2000.

Четкое описание сложной истории микроэкономики, заключения контрактов и строительства в довоенной Филадельфии, книга отказывается от упадка ремесленного повествования в пользу преемственности перед лицом меняющихся материальных и экономических условий. В нем объясняется система земельной ренты (которая снизила барьеры для входа строителей) и акцентируется внимание на роли механика-строителя. Риллинг преподает историю в Стоуни-Брук.

Класс

Beckert, Sven. Монетный мегаполис: Нью-Йорк и консолидация американской буржуазии, 1850-1896 гг. . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 2001.

История подъема промышленной буржуазии, в которой подробно описываются взаимосвязи интересов государства и бизнеса, а также модели потребления, вытесняющие прежнюю торговую элиту. Бекерт преподает американскую историю в Гарварде.

Коэн, Лизавет. Республика потребителей: политика массового потребления в послевоенной Америке . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 2003.

Социокультурная и политическая история с 1930 по 2000 год. Хорошее гражданство и потребительство соединились в послевоенной потребительской культуре США, фрагментировавшись по признакам расы, класса и пола. Ориентируясь на Нью-Джерси, он включает разделы, посвященные загородным пространствам жилых домов и торговых центров. Коэн учился в Беркли и преподает американские исследования в Гарварде.

Хорнштейн, Джеффри М. Нация риэлторов: культурная история американского среднего класса двадцатого века . Дарем: издательство Duke University Press, 2005.

Культурная история превращения брокера в риэлтора из брокера в 20-е годы прошлого века. В книге также прослеживается поворот к домовладению как американской мечте после войны и появление женщин в этой сфере в 1950-х годах. Хорнштейн — независимый ученый, имеющий докторскую степень в Университете Мэриленд.

Харрис, Ричард. Незапланированные пригороды: американская трагедия Торонто, 1900–1950 годы . Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса, 1996.

История подчеркивает важность строителей из рабочего класса в пригородах Торонто, она бросает вызов рассказам о спекулятивном развитии и белом, нуклеарном семейном доме. Поскольку санитарные нормы, налоги и кодексы стали нарушаться, эти рабочие были вынуждены продавать свои дома более состоятельным жителям.

Лиза МакГирр, Пригородные воины: истоки новых американских правых (Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 2001).

История появления новых правых в 1960-х на примере округа Ориндж, штат Калифорния. В книге прослеживается не упадок Демократической коалиции, а современный подъем антиправительственного религиозного класса в среде, в которой отсутствует традиционное сообщество, и показано, как его страхи со временем видоизменяются от антикоммунизма к закону и порядку.МакГирр преподает историю в Гарварде.

Мэсси, Дуглас С. и др. (Лен Олбрайт, Ребекка Кашиано, Элизабет Дериксон и Дэвид Н. Кинси). Восхождение на Лавровую гору: борьба за доступное жилье и социальную мобильность в американском пригороде. Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 2013.

Николаидес, Бекки. Мое голубое небо: жизнь и политика в рабочих пригородах Лос-Анджелеса, 1920–1965 гг. .Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2002.

Научный, толстый, богатый данными портрет, который отстаивает восходящее происхождение к сегрегации и консерватизму рабочего класса. Рассматривая промышленность, потребление, религию и важность семейного дома, он контрастирует с подходами, делающими упор на политику и элитные пригороды. Николаидес получил докторскую степень по истории в Колумбии, работал в Калифорнийском университете в США и теперь является независимым ученым.

Осман, Сулейман. Изобретение Браунстоуна Бруклин: Джентрификация и поиск подлинности в послевоенном Нью-Йорке . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета, 2011.

История обновления городов, документирующая джентрификацию Бруклина в 1950-х и 60-х годах либералами-белыми воротничками, противопоставлена ​​технократическому обновлению городов, с одной стороны, и демократической машине, с другой. Восстановленные коричневые камни закрепили идеализированные истории кварталов, мобилизованных этой новой социальной группой.Сулейман учился в Гарварде и преподает американистику в GWU.

Культура

Де Грация, Виктория. Непреодолимая империя: продвижение Америки через Европу двадцатого века . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press, 2005.

История влияния американского бизнеса и культуры потребления на Европу, присвоения и преобразований. Особое внимание в исследовании уделяется межвоенному периоду и проводится серия тематических исследований: Ротари-клуб, сетевые магазины, уровень жизни, Ford, торговые марки и реклама.Де Грация изучал и преподает историю в Колумбийском университете.

Среда

Рим, Адам. Бульдозер в сельской местности: разрастание пригородов и рост американской защиты окружающей среды . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 2001.

Экологическая история пригородов 1950-х и 60-х годов с иронией и загадками, присущими разрастанию. Разделы охватывают рост энергопотребления и малоизолированные дома; федеральные действия, такие как спонсирование канализации в 60-е годы; рост энвайронментализма жителей пригородов; и провал Закона 1970 года о землепользовании перед лицом интересов развития и прав собственности.Рим преподает экологическую историю в Университете Делавэра.

Гонка

Готэм, Кевин Фокс. Race, Real Estate, and Uneven Development: The Kansas City Experience, 1900-2000. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 2002.

Политическая история сегрегации, утверждающая, что сегрегация была намеренной целью правительства и учреждений, занимающихся недвижимостью.

Хирш, Арнольд. Создание второго гетто: раса и жилье в Чикаго, 1940–1960 гг. . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1998.

Городская история, документирующая возникновение послевоенного гетто через государственную и частную дискриминацию и обновление городов.

Брукс, Шарлотта. Инопланетные соседи, иностранные друзья: американцы азиатского происхождения, жилье и преобразование городской Калифорнии .Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2009.

Социальная, политическая и городская история американцев азиатского происхождения в Калифорнии 20-го века. Объясняя драматические изменения в правах американцев азиатского происхождения в 40-х и 50-х годах, в книге делается упор на геополитику времен холодной войны. Брукс преподает историю в Барухе.

Диас, Дэвид Р. Урбанизм Баррио: чикано, планирование и американские города. Нью-Йорк: Рутледж, 2005.

История городского планирования и политики Чиканос в 20-м веке, отслеживание миграций и рассмотрение слепых пятен планирования в отношении бедности, расизма, экологической справедливости и землепользования.

Фройнд, Дэвид. Цветное имущество: государственная политика и политика белых рас в пригородной Америке . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2007.

Эта книга — половина истории сегрегации в США в ХХ веке, половина тематических исследований берет свое начало в Детройте. Фройнд приводит доводы в пользу более продолжительной истории субурбанизации в том смысле, что ранние пригороды соседствовали с городами и неотличимы от них.

Лёвен, Джеймс У. Города Заката . Нью-Йорк: Саймон и Шустер, 2005.

Саттер, Берил. Семейная недвижимость: как борьба за расовую принадлежность и недвижимость изменила Чикаго и городскую Америку . Нью-Йорк: Генри Холт, 2009.

Сагрю, Томас Дж. Истоки городского кризиса: раса и неравенство в послевоенном Детройте . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1996.

Определяя причину послевоенных городских кризисов, городской историк из Пенсильвании Сагрю возражает против простого рассказа о том, что беспорядки вызвали бегство белых, в своем взгляде на Детройт 1940-х годов.Факторы включают иммиграцию чернокожих во время войны, пространственную дискриминацию белого рабочего класса, послевоенную безработицу, сопротивление маккартистов экономическим реформам и неспособность чернокожих среднего класса покинуть гетто.

Томас, Джун Мэннинг и Марша Ритцдорф, ред. Городское планирование и афроамериканское сообщество: в тени . Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications, 1997.

Визе, Эндрю. собственных мест: афроамериканская субурбанизация в 20-м веке. Чикаго: Чикагский университет Press, 2004.

На основе демографических и политических данных, а также рассказов от первого лица, эта книга аргументирует важность чернокожих субурбанизации и появления среднего класса. Эта история простирается с 1900 года до эры гражданских прав, но достигает пика в середине 20 века. Он смотрит на несколько пригородов на юге, северо-востоке и Среднем Западе. Визе изучал городскую историю в Колумбийском университете и преподает в штате Сан-Диего.

Коллекции

Сагрю, Томас Дж. И Кевин М. Круз. Новая история пригородов . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 2006.

Новая история пригородов Эта книга бросает вызов предыдущему поколению пригородных историй, представляя гетерогенный, нонконформистский пригород. Эссе посвящены расовому разнообразию, интеграции, коалициям и бизнесу; налоговые бунты; элитные, университетские окраины; и т.п.У Сугрю есть работа над книгой под названием Для продажи: Недвижимость и строительство современной Америки

Право и история права

Баннер, Стюарт. Американская собственность: история того, как, почему и чем мы владеем . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 2011.

Читаемое теоретическое исследование юридических изменений за несколько веков истории с уделением внимания необычным случаям.Баннер — историк права Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе.

Манн, Брюс Х. Республика должников: банкротство в эпоху американской независимости . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2002.

История реформы долгового законодательства в конце 18 века с упором на важность торговли в изменении имиджа должника, кульминацией которой стал федеральный закон о банкротстве 1800 года.

Политика и политология

Ачарья, Вирал В., Мэтью Ричардсон, Стийн Ван Ньивербург и Лоуренс Дж. Уайт. Гарантированный провал: Fannie Mae, Freddie Mac и крах ипотечного финансирования . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 2011.

Политически ориентированная библиография четырех профессоров Школы Стерна Нью-Йоркского университета.

Бауман, Джон Ф., Роджер Байлз и Кристин М. Сильвиан, ред. От многоквартирных домов до домов Тейлора: в поисках городской жилищной политики в Америке двадцатого века .Университетский парк, Пенсильвания: Издательство Пенсильванского государственного университета, 2000.

Кэплин, Эндрю, Сьюин Чан, Чарльз Фриман и Джозеф Трейси. Жилищные товарищества: новый подход к рынку на распутье . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1997.

Предложение экономической политики для альтернативы ипотеке, при которой институциональные инвесторы будут делиться собственным капиталом с домовладельцами.

Фишель, Уильям А. Имеют ли значение средства контроля роста? Обзор эмпирических данных об эффективности и действенности регулирования землепользования местного самоуправления. Кембридж, Массачусетс: Институт земельной политики Линкольна, 1990.

Сбалансированный обзор ряда исследований по контролю за землепользованием в отношении эффективности, стоимости собственности и т. Д.; утверждая, в конечном итоге, что большинство средств контроля налагают чистую стоимость


Певец Дэвид Эндрю. Регулирующий капитал: установление стандартов международной финансовой системы .Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 2007.

В своей работе непосредственно перед крахом Сингер использует теорию общественного выбора, чтобы понять, почему одни международные соглашения, такие как Базель II (банковские резервы), успешны, а другие (ценные бумаги) терпят неудачу или не становятся проблемами (страхование). Глядя на США, Великобританию и Японию, он утверждает, что могущественные страны могут объединиться, чтобы выработать стандарты в свою пользу.

Социология и социологическая история

Мэсси, Дуглас и Нэнси А.Дентон. Американский апартеид: сегрегация и создание низшего класса . Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1998.

Социологическая история американской сегрегации в 20 веке. Используя значительный объем данных, он утверждает, что сегрегация является продуктом индустриализации 20-го века. После эпохи гражданских прав сегрегация сохранилась в форме не явных кодексов, а частных форм дискриминации и практики управления. Красная линия и деиндустриализация оставили гетто изолированными от рабочих мест и ресурсов, а расу превзошли класс в определении мобильности.В заключение авторы призывают к всеобъемлющей реформе американской системы недвижимости, направленной на лучшую интеграцию, а не на увеличение расходов в районах гетто.

Оливер, Мелвин. Богатство чернокожих / Богатство белых: новый взгляд на расовое неравенство . Нью-Йорк: Рутледж, 1995.

Это социологическое исследование расовой стратификации приводит аргумент, что богатство является лучшим показателем, чем доход, для понимания бедности, и дает политические рекомендации.У чернокожих и белых схожие модели сбережений; что отличает белых, так это унаследованный доход, доступ к капиталу и домашние ценности.

Сассен, Саския. Глобальный город: Нью-Йорк, Лондон, Токио . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1991.

В этой знаковой книге глобальные города рассматриваются как центры контроля, финансов, инноваций и потребления. Он предоставляет эмпирические данные, детализирует потоки капитала и описывает новые условия труда.Глобальный город концентрирует власть и неравенство, в то время как производство рассредоточено.

Зукин, Шарон. Пейзажи власти: от Детройта до Диснейуорлда . Беркли: Калифорнийский университет Press, 1991.

Как анализ современного города, книга показывает влияние критической географии и теории публичной сферы, поскольку она определяет новое выравнивание между финансами и местом. В нем рассматриваются пять тематических исследований: два стальных города, корпоративные пригороды Нью-Йорка, нижний Манхэттен и Disneyworld.Зукин преподает социологию в Бруклинском колледже и Центре дипломов CUNY.

Городская практика

Дуани, Андрес и Джефф Спек с Майком Лайдоном. Руководство по разумному росту . Нью-Йорк: Макгроу Хилл, 2010.

Руководство по реализации нового урбанизма, полное политических, планировочных и архитектурных директив. Теория перемешана с практическими советами.

Файнштейн, Сьюзен. Строители города: развитие собственности в Нью-Йорке и Лондоне, 1980–2000 гг. . 2-е изд. Лоуренс, KS: Университетское издательство Канзаса, 2001.

Анализ городского планирования трех пар тематических исследований, например. Таймс-сквер и Кингс-Кросс с детальной оценкой государственно-частного партнерства. Он начинается с недавней политико-экономической истории в отношении деловых циклов и городской политики и заканчивается атакой на постструктуралистскую критику и призывом к просвещенной версии государственно-частного развития.

Диссертации

Флинт, Барбара Дж. «Зонирование и сегрегация по месту жительства: социальная и физическая история, 1910–1940», Чикагский университет, 1977.

Гайгер, Хелен. «Неформальный как проект: жилье для самопомощи в Перу». Колумбия, 2012. Советник: Рейнхольд Мартин.

Стивенс, Сара Кэтрин.«Опыт развития: архитектура недвижимости, 1908–1965», Принстон, 2012 г. Советник: Сара Уайтинг.

Деловая и институциональная история, следующая за девелоперами в начале 20-го века, когда они набирались опыта в области строительства новых объектов, а затем применяли его в послевоенные годы через перепланировку городов. Существует несколько тематических исследований: Дж. К. Николс в Канзас-Сити, Герберт Гринвальд в Чикаго и Уильям Зекендорф в Нью-Йорке. Также рассматриваются вопросы профессионализации, ULI, финансов и инвестиций в страхование жизни.

Популярная пресса

Бернштейн, Питер Л. Против богов: замечательная история риска . Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья, 1996.

Занимательная неакадемическая история управления рисками от Древней Греции до наших дней.

Холл, Крейг. Выбор времени для рынка недвижимости: как покупать недвижимость по низкой цене и продавать по высокой цене .Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 2003.

Советы, как заработать на коммерческой недвижимости

Каменец, Аня. Долг поколения: почему сейчас ужасное время для молодости . Нью-Йорк: Riverhead Books, 2006.

Популярный публицистический отчет о тяжелом положении 18–29-летних с использованием экономических данных и культурного анализа для документирования поколения, которое обязано новым условиям в университетах, на рабочих местах и ​​в правительстве.

Моррис, Чарльз Р. Обвал на два триллиона долларов: легкие деньги, высокие ставки и большой кредитный кризис . Нью-Йорк: Связи с общественностью, 2008.

Книга-бестселлер от юриста и бывшего банкира, объясняющая крах 2008 года, четко описывая его механизмы и проблемы, начиная более или менее с приходом Фридмана в 1960-е годы и заканчивая отсутствием регулирования.

Южных планов жилых домов | Найдите планы этажей, проекты домов и архитектурные чертежи

Архитектор / дизайнер Allison Ramsey Architects, Inc.Дизайнерская группа Энди МакдональдаBarn Owl DesignsБарри МурB & D Studio, LLCBeau Clowney ArchitectsБенджамин ШоуолтерБен Паттерсон, AIAБилл Инграм, архитекторBob Timberlake, Inc., Bridgewater Consulting LLCBrown Design Studio, LLCBuilding Science AssociatesC3 Studio, LLCCaldwell / Cline Architects. Брэндон Ингрэм ДизайнЧарльз Пол Гебель АрхитекторCHK ArchitectsChrist AssociatesЧак ДитчеКлэй АдамсCMA ArchitectsCooper Johnson Smith Architects, Inc.Купер Робертсон и партнерыCornerstone Group ArchitectsДома в сельской местностиCourt Atkins GroupCowart GroupCroft & AssociatesCroweidavidie Design and AssociatesДэвидэвидэл Рэвэйдэдэвид Рэвэйдэдэвид Рэвэйдэдэдэвид Рэвэйдэдэдэвид Рэвэйдэдэвид Рэвэйдэл Рэвэйдэдэдэвид Рэвэйдэл Рэвэйдэдэдэвид Рэвэйдэл РэвэйдэдэдэдэдэгэSimmons, Inc., Деннис Уэдлик, Design Discoveries II, Дизайн для загородной жизни, Devlin Architecture, Доменные проекты, Дональд А. Гарднер, Architects, Inc., Duany Plater-Zyberk & Co. , Inc. Фрэнк Г. Грин, AIA Франк МакКоллFrank Welch and Associates, Inc., Frusterio Design Group, Inc., Garrell Associates, Inc., Gary JustissGary / Ragsdale, Inc.Джефф Чик и партнеры, Inc Geoffrey Mouen Architects, Inc. Джеффри Прентисс Джордж Грейвс, AIA Джордж Исреал Г. John BaxterGrace Street Системы проектирования жилых домовГруппа 3 ДизайнHearthstone HomesHistorical Concepts, LLCДомашние планы LLCHoyte Johnson, AIAIndoor Outdoor LivingInsite Architecture, Inc.Jack Herr Design Associates, Inc., Джейсон Эдвард БигелоуДж. КардиДж. Дин Уайнсетт, Джим Пфаффман, Джим Уильямс, JKH Architects, J.M. Gunn & Co., Inc. Джон БолкДжон Генри, Inc.Johnston Design GroupДжон Ти, архитекторДжонатан Миллер, архитекторДжон Кондорет, Джова, Дэниэлс и Басби, Just Right for CountryJ.Wright Home Design, K2 Urban Design, Кейт Ковингтон, AIAKen Pieper and Associates LLC, Кен Тейт, архитектор, Kurk Homes, Lake and Land Studio, LLC, Ларри Гарнетт и партнеры, Ларри Джеймс Дизайн, Лью Оливер, Inc. Мелани Тейлор, Майк Фундерберк, архитектор Митчелл Барнетт, ПК, Митчелл Джинн, Moser Design Group, Moser Design, Naumann Group Real Estate Inc., Решения для нового дома, New South Classics, LLC, Наши планы города, LLCP.Allen Smith & AssociatesParagon Design GroupФилип ФрэнксPursley Dixon ArchitectsR. Calvin Clendaniel Associates, RLE Designs, LLC, R.N. Black Associates, LLC, Роберт Орр и партнеры, Роберт Орр и партнеры, Рон Хаас, Рон Уорд, Архитекторы Росни, RPGARyan Gainey & Company, Sailer Design, LLC, SALA Architects, Сандерс, Архитектура, PLLC, Скотти Гуд, Скотт Циглер, прибрежные коттеджи, Simple Elegant Designs, Inc.Компания «Сент-Джо Лэнд Компани» Салливан Дизайн Компани «Саммерур энд Ассошиэйтс Аркитектс, Инк.» Дуглас ЭнохThe Cottage Group, LLCThe Evans GroupThe Village StudioThe Vogt GroupТим Браун Архитектура, LLCТим ХолмсТимоти Брайан, LLCTMC Architecture, Inc., Тодд Архитектс, Inc. Студия T. BakerWiregrass, Inc. WM. Брайан Джерниган, Inc.Мастерские Семь, ООО Захари Хендерсон

0 фут 2

Квадратный фут

10000 фут 2

Сброс настроек Поиск

«МОДЕРНИСТСКАЯ АРХИТЕКТУРА ОТКАЗАЛА ОБЩЕСТВЕННОЕ ЖИЛЬЕ» в «Мифы о государственном жилье» на цифровой платформе издательства Корнельского университета

Миф № 2

ОБЩЕСТВЕННОЕ ЖИЛЬЕ ОТКАЗАНО МОДЕРНИСТИЧЕСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ

Д. Брэдфорд Хант

Для многих критиков и широкой публики Причина проблем государственного жилья заключается в его архитектуре.Крупномасштабные проекты, выполненные в урезанном модернистском стиле, создавали унылую эстетику, которая клеймила жителей государственного жилья, а не возвышала их. Здания, похожие на казармы, в лучшем случае символизировали двойственное отношение общества к его наименее удачливым членам, а государственное жилье неразрывно связывало архитектуру с социальным статусом. «Хранение бедных» — часто встречающаяся фраза, которая кратко резюмирует критику.1 Архитекторов и политиков обвиняют, по сути, в том, что они разрабатывают проекты, которые служат долгосрочным хранилищем для расовых меньшинств, а не функционирующими, здоровыми сообществами.Если бы только чиновники правильно построили архитектуру и не строили дешево выглядящие, неблагополучные проекты — и особенно не высотные здания — тогда результаты государственного жилищного строительства были бы совсем другими. Этот миф, который утверждает, что модернистская архитектура виновата в отказе государственного жилья, на самом деле никогда не объяснял сложного взаимодействия между дизайном и социальными результатами2.

Эта критика также имеет долгую историю. В 1957 году активистка жилищного строительства Кэтрин Бауэр оплакивала послевоенный поворот к унылому высотному жилью и предшествовавшую ему массовую расчистку трущоб.Четыре года спустя Джейн Джейкобс выступила против послевоенного городского планирования и сформулировала защиту разнообразия окрестностей, противопоставив органическое взаимодействие на улицах ее квартала Гринвич-Виллидж анонимности проектов государственного жилья. В книге Оскара Ньюмана «Защищаемое пространство» (1972) наблюдения Джейкобса были дополнены социальными науками путем анализа конструкции входов в здания и распределения общего пространства в нью-йоркских проектах, которые привели к разному уровню беспорядков и преступности.Позднее ученые продолжили анализ архитектурного модернизма как бездушного опыта, в то время как сатирики, такие как Том Вулф, называли его самовольной катастрофой, подстрекаемой учреждениями, находящимися под чарами авангардных архитекторов. Простое объяснение борьбы за государственное жилье в Соединенных Штатах4. В каждом крупном городе частные проекты, представляющие собой маргинальную архитектурную привлекательность, по-прежнему служат домом для бесчисленного количества людей — даже бедных семей — при относительно высокой плотности населения и без необычных трудностей.Более того, в Нью-Йорке, как утверждает Николас Блум, многоэтажное государственное жилье продолжает служить жизнеспособным жильем для бедных5. Таким образом, указание на модернистскую архитектуру не только недостаточно, но и, возможно, вводит в заблуждение в любых попытках понять особенности государственного жилья. борьба.

Акцент на архитектуре отвлекает от других более актуальных вариантов политики и планирования, которые в большей степени влияют на результаты государственного жилищного строительства. В этой главе подробно рассматривается только один из этих вариантов: концентрация молодежи в исторически беспрецедентной плотности.6 Высокая плотность молодежи (измеряемая как отношение молодежи к взрослым) дестабилизировала многие общины государственного жилья, усугубила проблемы с техническим обслуживанием, снизила социальный порядок и помогла изгнать семьи рабочего класса. Нигде это не было более справедливым, чем в Чикаго, проекты которого имели необычайную плотность молодежи, что способствовало дисфункции и привело к впечатляющему краху Управления жилищного строительства Чикаго (CHA).

Аргумент здесь не в том, что плотность молодежи является решающим фактором в судьбе проекта; и не то, что архитектурный дизайн неуместен.Как показано в других главах этого тома, сокращение государственного жилищного строительства носит многоцелевой характер и является результатом действия многочисленных сил и политических решений. Контрпродуктивные льготы по аренде, неэффективное управление собственностью, недостаточные федеральные субсидии и дискриминационный по расовому признаку выбор участков затрудняют реализацию проектов в Чикаго и по всей стране. Но в этой главе основное внимание уделяется плотности молодежи, поскольку она игнорировалась в литературе по государственному жилью и потому, что она усугубляла важнейшую задачу поддержания социального порядка в крупномасштабной застройке с низкими доходами.Аргумент плотности молодежи также смещает акцент с эстетики государственного жилья на понимание параметров планирования, необходимых для поддержания относительно здорового сообщества государственного жилья.

Public Housing Чикаго

Литература о Чикаго сосредоточена на вопиющем расизме, который пронизывал процесс выбора мест в городе. Еще в 1955 году Мартин Мейерсон и Эдвард Бэнфилд опубликовали подробный отчет о политике выбора участков, объясняя, как расистские олдермены отказались разрешить строительство объектов за пределами черного гетто.В 1983 году историк Арнольд Хирш подробно остановился на этом прошлом и сформулировал тезис о «втором гетто», в котором описывалось, как публичные действия и частное насилие в 1950-х и 1960-х годах создали внутреннюю «политику сдерживания», не позволяющую афроамериканцам проживать в белых кварталах. Государственное жилье и обновление городов были инструментами, которые разрушили первое черное гетто и построили на его месте второе, состоящее из крупномасштабных государственных и частных проектов. К середине 1960-х годов было завершено второе гетто Чикаго, включая четырехмильный участок застройки вдоль Стейт-стрит, с семьюдесятью восемью сотнями квартир государственного жилья, и все это в повторяющихся блоках лифтовых зданий, в которых жили исключительно афроамериканцы (рис. 2.1) .7

Рис. 2.1 Дома Роберта Тейлора, 4400 квартир в государственном секторе, тянущиеся на север вдоль Стейт-стрит в сторону центра Чикаго, 19 сентября 1996 г. С любезного разрешения Лоуренса Окрента.

Крупные судебные процессы оспаривали эти расистские исходы, хотя судебные действия едва ли повлияли на проблему. В 1966 году юристы Американского союза гражданских свобод подали коллективный иск, обвинив CHA и Департамент жилищного строительства и городского развития США (HUD) в расизме при выборе участков и методах отбора арендаторов.Известные как дела Готро по имени главного истца и арендатора Дороти Готро, запутанные судебные постановления признали ЦДХ виновным в дискриминации и предписали ей строить государственное жилье в белых районах. Однако мало что изменилось на земле, пока городские власти не торопились; очевидно, что суды оказались сложной ареной для реализации изменений жилищной политики8

Судебные иски не могли изменить все более и более удручающие условия в существующих проектах. В 1986 году Chicago Tribune выпустила серию из двенадцати частей о государственном жилищном строительстве под названием «Чикагская стена», ссылаясь не только на физически внушительные высотные здания вдоль Стейт-стрит, но и на «психологические барьеры», создаваемые реализуемыми проектами. «Как извращенный памятник десятилетиям неверной государственной политики и расового принятия политических решений.Более подробно журналист Алекс Котловиц описал проекты двух мальчиков, выросших в Чикаго, в своей книге 1991 года «Здесь нет детей» — душераздирающей истории, которая привела к человеческим жертвам потерянного детства9. Умы чикагцев виноваты в самих зданиях с их мрачной эстетикой.

Импульс радикальных изменений вырос. Визиты президента Билла Клинтона и секретаря HUD Генри Сиснероса на хаотические городские проекты привели к запоздалому федеральному захвату неблагополучного ЦДХ в 1995 году.10 Четыре года спустя, когда жилищное управление вернулось на прочную управленческую основу, город приступил к реализации амбициозного Плана преобразований по сносу почти всех лифтовых зданий ЦДХ, рассредоточению их жителей по другим (в основном бедным) кварталам Чикаго с использованием жилищных ваучеров и перестроить или отремонтировать только часть государственного жилищного фонда, чтобы избежать концентрации бедности11. План привел к массовому перемещению примерно двадцати тысяч семей, почти все из которых были афроамериканцами, большинство из которых оказались в других бедных кварталах.12

Рисунок 2.2 Новый урбанизм в деревнях с разным доходом в Вестхейвене, который заменил бывший пристройку Генри Хорнера (фон), 1998 г. Жилищное управление Чикаго.

Урок из прошлого государственного жилищного строительства, как пришли к выводу директивные органы, заключался в том, что высотная архитектура и концентрированная бедность были причиной его краха. Решение, таким образом, включало противоположность модернизма: невысокую, «новую урбанистическую» архитектуру, имитирующую народный дизайн девятнадцатого века. Кроме того, в планах предусматривалось объединение состоятельных покупателей по рыночной цене с арендаторами государственного жилья в перестроенных застройках, чтобы ограничить долю бедных семей и ограничить их социальное воздействие.13 По сути, новый дизайн CHA и стратегии смешанного дохода должны были сделать государственное жилье почти невидимым. «Проекты» с их уродливыми, неповоротливыми модернистскими структурами будут стерты, а новые «общины со смешанным доходом» органично впишутся в городскую ткань (рис. 2.2).

Проектирование многоэтажек в Чикаго

Эта новая стратегия сильно отличалась от 1950-х годов, когда ЦДХ строил свои гигантские высотные проекты в упрощенном стиле. Но даже тогда ЦДХ никогда не увлекался архитектурным модернизмом.Но у него действительно были две насущные потребности: во-первых, ЦДХ хотел как можно быстрее построить большое количество жилья, чтобы уменьшить послевоенный дефицит жилья и улучшить унылые условия, в которых афроамериканцы живут в городских трущобах. Во-вторых, он должен был строить это жилье, имея в виду экономию, поскольку федеральные чиновники, когда-либо озабоченные поддержкой Конгресса, работали над тем, чтобы строительство государственного жилья обходилось дешевле, чем строительство частного (рис. 2.3).

Решение обеих задач касалось лифтовых зданий по инициативе Жилищного управления города Нью-Йорка (NYCHA).Более высокие здания могут дать больше жилья без ущерба для зеленых насаждений. Элизабет Вуд, прогрессивный исполнительный секретарь ЦДХ, объяснила в 1945 году, что «лифтовые конструкции дают нам широкие открытые пространства, большие игровые площадки и общий эффект парка, который был бы невозможен, если бы земля была застроена как трехэтажные пешеходные переходы. . »14 Тем не менее, Вуд не решался перейти к новым формам, называя их« экспериментами ». Она поощряла попытки «очеловечить» лифтовые здания с помощью «галерей», в которых открытые коридоры служили входами в квартиры.Новаторство галереи, известное как «тротуары в воздухе», наиболее ярко проявляется в семиэтажном проекте Loomis Courts, получившем высокую оценку архитектурного консультативного совета Федерального управления жилищного строительства (PHA). У модернистских планов было дополнительное преимущество в ограничении затрат за счет удаления украшений и эффективного использования пространства. С точки зрения администраторов государственного жилищного фонда модернизм был не только стилистическим, но и бюджетным выбором15. с архитектурными стилями.В 1950 году в крупном политическом бюллетене АГЖС высотные дома были названы «наименее желательной» формой государственного жилья из-за «серьезных и серьезных проблем, связанных с воспитанием детей в таких [многоэтажных] жилищах». В бюллетене без подробных пояснений утверждалось, что проблемы «слишком хорошо известны, чтобы требовать каких-либо комментариев», но при этом не приводилось никаких доказательств этого утверждения16. почти невозможно построить что-либо, кроме лифтовых зданий, на земле, считающейся «дорогой».Такие здания позволят увеличить количество единиц, тем самым уменьшив фиксированные затраты на землю, чтобы удержать общие затраты на строительство на единицу в политически приемлемых пределах. В ответ жилищные власти в двадцати трех городах по всей стране начали планировать 53 тысячи квартир в лифтовых зданиях к середине 1951 года.17

Рисунок 2.3 Воздушные тротуары в здании суда Лумис, 1952 год. Фотография Гарри Каллахана для жилищного управления Чикаго. . Жилищное управление Чикаго.

Элизабет Вуд из ЦДХ была одной из первых, кто публично выразил обоснованные сомнения относительно лифтовых зданий и трудностей с воспитанием в них детей.В статье на архитектурном форуме в январе 1952 года она утверждала:

Решение рядного дома простое и естественное. Занятия в помещении и на свежем воздухе проходят рядом с тем местом, где работает мать. Ребенок может поддерживать с ней связь. . . . Но в проекте многоквартирного дома, где игровые площадки тщательно расположены на некотором расстоянии, как вертикальном, так и горизонтальном, от семейного ужина, игр родителей и детей будет гораздо меньше.18

Но редактор Architectural Forum Дуглас Хаскелл отклонил семью Вуда. -центрированное мышление, утверждающее, что повышенная плотность населения — это будущее городов и что «люди, не привыкшие к лифтам или игровым коридорам, должны научиться ими пользоваться, так же как новых владельцев автомобилей нужно учить водить.19 В послевоенный период модернизм и высотные формы господствовали над архитекторами.

Тем не менее, ранний опыт работы ЦДХ со своими зданиями средней этажности подтвердил опасения Вуда по поводу их пригодности для семей. Важнейшие строительные системы оказались уязвимыми для большого количества молодых людей, которые много играли. Дети особенно плохо относились к лифтовым системам, поскольку безудержные игры в «лифтовые бирки» приводили к частым поломкам (рис. 2.4). Также пострадали мусоропроводы, почтовые ящики, двери и освещение в холлах, как и общее качество жизни арендаторов.20

Рис. 2.4 Молодежь у лифтов в Stateway Gardens, середина 1960-х годов. Жилищное управление Чикаго.

Администраторы ЦДХ в 1955 году считали, что проблема связана с дизайном, а лифты — центральным недостатком. В ответ они предложили разработать следующую волну проектов ЦДХ, в которую войдут дома Роберта Тейлора и дома Уильяма Грин (Кабрини-Грин), в виде пятиэтажных жилых домов (рис. 2.5). Но федеральные администраторы отклонили планы забастовки как слишком дорогие, поскольку предполагалось, что строительство каждой квартиры будет стоить более 20 000 долларов, в то время как новые односемейные дома в пригороде продавались примерно за 15 000 долларов.21 После четырех лет бюрократических препирательств в 1959 году Чикаго обанкротился и неохотно продвинулся вперед с проектами лифтов, построив в период с 1959 по 1962 год девять тысяч квартир, каждая по цене около 16000 долларов, и почти все в зданиях высотой более четырнадцати этажей22. Таким образом, крупнейшие проекты были сформированы в основном из соображений стоимости, а не архитектурного модернизма.

Рис. 2.5 Пятиэтажный план государственного жилья с конструкцией «ряд на ряд», 1957. Пятиэтажный проект предусматривал нижний этаж квартир, средний ярус двухэтажных «дуплексов» (второй и третий этажей), с внутренней лестницей в каждую квартиру, а затем еще одним ярусом двухэтажных «дуплексов» наверху (четвертый и пятый этажи).Жители верхних дуплексов поднимались на четыре пролета, чтобы попасть в свои квартиры. Дизайн так и не был построен. Жилищное управление Чикаго.

Плотность молодежи

Во время дебатов 1950-х годов о форме государственного жилья никогда не оспаривалось одно предположение: государственное жилье Чикаго будет обслуживать исключительно семьи и, в большинстве случаев, многодетные семьи. С самого начала реализации программы одним из основных аргументов в пользу государственного жилищного строительства было выселение детей из плохих жилищных условий, чтобы изменить их жизненные шансы к лучшему.Экологический детерминизм, пронизывающий движение за жилищную реформу, предполагал, что новое жилье — с его воздухом, светом, горячей водой и пространством — улучшит жизнь семей с низкими доходами, особенно их детей23.

К 1950-м годам эта миссия в Чикаго превратилась в ориентированную на большие семьи с пятью и более детьми, которым было труднее всего найти приемлемое жилье на частном рынке. Такие семьи, как отмечалось в ежемесячном отчете ЦД за 1955 г., «находились в списках ЦДХ в течение пяти или более лет.24 В ответ власти запрограммировали свои проекты конца 1950-х годов таким образом, чтобы 72 процента квартир содержали три, четыре и пять спален (в доме Роберта Тейлора этот показатель составлял 80 процентов). Это был значительный рост по сравнению с проектами, разработанными ранее в этом десятилетии, где только 32 процента квартир имели три и более спальни. Удивительно, но это важное решение о выделении государственного жилья многодетным семьям не получило ни тщательной проверки, ни серьезного обсуждения.25

Тем не менее, этот выбор имел огромные последствия.Строительство больших квартир для больших семей означало, что в муниципальных жилищных сообществах будет размещаться беспрецедентное количество молодежи. Проекты Чикаго, открытые в конце 1950-х — начале 1960-х годов, были перегружены детьми, что привело к изнурительному социальному расстройству, которое помогло вытеснить рабочий класс и направить проекты вниз по спирали26. в среднем на переписном участке приходилось чуть больше одного молодого человека на каждые два взрослых, что составляло плотность молодежи (выраженную в виде отношения), равную 0.58. Примечательно, что только в нескольких кварталах Чикаго было больше молодежи, чем взрослых, и даже в пригороде «бэби-бума Парк Форест», планируемом семейном поселении, плотность молодежи составляла 0,97,27

. исторически беспрецедентный уровень. К 1965 году, после завершения крупных проектов, общая плотность молодежи в ЦДХ составляла 2,11, или более двух молодых людей на каждого взрослого, что фактически меняет соотношение для остальной части города. В некоторых проектах плотность молодежи была еще выше: когда в 1963 году открылись дома Роберта Тейлора, в них проживало двадцать тысяч молодых людей и семь тысяч взрослых — удивительные 2.86 Соотношение молодежи и взрослых в сообществе, которое, будь это собственный муниципалитет, было бы десятым по величине в Иллинойсе. Ни в одном крупном жилом сообществе в современной истории такое количество молодежи не находилось под присмотром такого небольшого количества взрослых28.

Такая необычайная плотность молодежи была вызвана в первую очередь выбором строить многокомнатные квартиры и в меньшей степени — социальными факторами. В то время как увеличение числа неполных семей в конце 1960-х годов сыграло небольшую роль в увеличении плотности молодежи, уменьшение среднего размера домохозяйства в начале 1970-х годов сохранило в целом стабильное соотношение молодежи и взрослого населения.Между 1965 и 1975 годами общая плотность молодежи в ЦДХ выросла всего на 6 процентов, несмотря на серьезные потрясения в структуре семьи.29 Планирование и политические решения, а не социальный выбор жителей государственного жилья, привели к огромной концентрации молодежи.

Высокая плотность молодежи создала неприемлемую социальную среду в высотных проектах вскоре после их открытия. Время возникновения этого социального расстройства очень важно. Первоначально в проектах жили семьи с двумя родителями из рабочего класса.Но даже с этими преимуществами классовой и семейной структуры взрослые не могли справиться с огромным количеством молодежи среди них. В течение года после открытия жители Роберта Тейлора Хоумс организовали Комитет по правопорядку в ответ на хаос. В письме защитнику Чикаго в декабре 1963 года анонимный лидер арендаторов в Тейлоре заявил, что молодежь захватила общественные места: «Лестницы и прачечные [используются] для игры в карты, игры в кости и секс-вечеринок подростками.. . . [Молодежь связывает] наши лифты, бросает бутылки по галереям, воровает карманы и продукты ». В течение двух месяцев после публикации письма одиннадцатилетний мальчик упал со сломанных перил восьмого этажа, десятилетний мальчик умер от удара девятифунтовой крышкой водостока, сброшенной с «тротуара в воздухе». , »И семидесятидвухлетний житель был зарезан семнадцатилетним соседом. Потрясенные матери начали пикетировать офисы руководства ЦДХ, требуя круглосуточной охраны полиции, круглосуточных лифтеров и более оперативного ремонта лифтов.В публичном театре, чтобы привлечь внимание к своей участи, матери Тейлор поставили гроб перед офисом управления ЦДХ (рис. 2.6). Защитник назвал протест «Битвой домов Роберта Тейлора», но ни жители, ни газеты не назвали чрезмерное количество молодежи ключевой проблемой30. «Коллективная эффективность», а именно способность жителей вмешиваться и неформально контролировать свои сообщества.31 Когда эта способность ослабевает — из-за бедности, отсутствия доверия, препятствий к действиям сообщества или чрезмерной плотности молодежи, — тогда сообщества изо всех сил пытаются разрешить споры, защититься от подрывных посторонних и свести к минимуму мелкие преступления, такие как вандализм и воровство. В государственном жилищном фонде жители столкнулись с множеством проблем, связанных с коллективной эффективностью. Масштабность проектов затрудняла сдерживание посторонних. Оборот снизил соседские связи. Бюрократические методы управления подрывают чувство собственности. Деиндустриализация подорвала экономическую безопасность.Но огромная плотность молодежи также безнадежно ограничивала коллективную эффективность.

Рис. 2.6 Протест в офисах CHA по поводу условий в доме Роберта Тейлора после смерти одиннадцатилетнего мальчика, упавшего с разбитого балкона 26 февраля 1964 года. Любезно предоставлено Chicago Tribune.

Было бы ошибкой рассматривать арендаторов государственного жилья как пассивных в их усилиях по повышению коллективной эффективности. Как и в случае протестов 1963-1964 годов в Домах Роберта Тейлора, жители, проживавшие в многочисленных проектах 1960-х годов, организовали детские сады, бойскаутские отряды, маршевые оркестры, спортивные команды, церковные группы и другие мероприятия для направления энергии молодежи (рис.7). В некоторых проектах матери создавали свою собственную систему укомплектования персоналом лифтов в «часы пик», как правило, когда дети собирались в школу и из школы. Они сформировали прачечные кооперативы, чтобы защитить свои прачечные. Агентства социальных услуг создали центры Head Start и внеклассные программы для молодежи (рис. 2.8) 32. Огромное количество энергии арендаторов было направлено на повышение коллективной эффективности, но взрослые столкнулись с трудной борьбой с огромной плотностью молодежи.

Со своей стороны ЦДХ не желал противостоять демографической катастрофе, которую он создал в своих проектах.Требования арендаторов к большей безопасности, большему количеству игрового оборудования и новым полевым домам были удовлетворены лишь частично или, в некоторых случаях, не были удовлетворены полностью. Другие государственные органы также не активизировали усилия по улучшению ситуации. Совет школьного образования Чикаго намеренно недооценил количество детей, проживающих в государственном жилье, чтобы ограничить строительство школ, что привело к массовой переполненности существующих школ в 1960-х годах. Бассейны, построенные в районе Чикаго-Парк, были совершенно неадекватны численности молодежи.Полиция рассматривала проекты как альтернативные зоны, невосприимчивые к обычным полицейским действиям. Правительству на всех уровнях не хватало возможностей, творчества или интереса для решения проблемы социального хаоса, связанного с государственным жилищным фондом.33

Рисунок 2.7 Молодежная бригада по уборке помещений, Robert Taylor Homes, лето 1970 г. Жилищное управление Чикаго.

Рисунок 2.8 Центр дневного ухода за садом Роквелл, н.о. Жилищное управление Чикаго.

Неспособность жителей, менеджеров и государства навязать общественный порядок вскоре привела к нисходящей спирали.Семьи рабочего класса, доход которых давал им возможность переехать, постоянно покидал государственное жилье в период с 1965 по 1974 год и были заменены бедными, не получающими заработную плату. Это имело серьезные последствия. Бюджет на содержание ЦДХ финансировался в основном за счет арендной платы арендаторов, и эта арендная плата, в свою очередь, была установлена ​​на уровне 25 процентов от дохода семьи. По мере того как арендаторы становились беднее, арендные поступления ЦДХ уменьшались, что уменьшало ресурсы для поддержки проектов. Промах в обслуживании побудил тех, у кого были варианты, уйти, что еще больше разорило проекты.Федеральное правительство с опозданием создало новые субсидии, чтобы заполнить зияющие бюджетные дыры, но финансирование никогда не соответствовало запросам жилищных властей. К концу 1970-х годов проекты Чикаго пришли в упадок, превратившись в городское жилье последней инстанции34.

. Важно помнить, что многие молодые люди, живущие в государственном жилищном фонде, не были правонарушителями или деструктивными, и многие из них выросли и присоединились к среднему классу. Жители государственного жилья отвергают стереотипы, в соответствии с которыми их называют «низшими сословиями», и многочисленные отчеты, от научных до опубликованных самостоятельно, свидетельствуют о стремлении жителей навести общественный порядок перед лицом невероятных трудностей.35 Другими словами, высокая плотность молодежи не определяла индивидуальные результаты, но создавала проблему общественного контроля со стороны сообщества. Не жители создавали эту проблему; Разработчики государственного жилищного строительства сделали это, подняв планку достижения коллективной эффективности до таких устрашающих высот. Концепция плотности молодежи помогает отвлечь внимание от самих арендаторов и перейти к политическим решениям, которые создают почву для упадка.

Дело не в том, чтобы рассматривать плотность молодежи как одномерное объяснение борьбы за государственное жилье.Это только повторит прежние фиксации на модернистской архитектуре как на главном источнике ее бед. Напротив, плотность молодежи — это недооцененное объяснение, которое сочетается с другими мерами по ограничению строительства государственного жилья. Взимание ренты как доли дохода вытеснило мобильные семьи и привлекло очень бедных. Ограничения стоимости строительства, наложенные федеральными чиновниками, привели к вытеснению высотных зданий, несмотря на беспокойство о семьях. Постановления судов после 1967 года затруднили выселение проблемных жителей.Жилищные власти и HUD постоянно боролись из-за адекватных субсидий. Все эти меры усложнили управление и поддержание жизнеспособного государственного жилищного фонда. Тем не менее плотность молодежи была решающим элементом, который подрывал социальный порядок, необходимый для поддержания жизнеспособности сообщества, особенно в уязвимых высотных зданиях, зависящих от хрупких лифтовых систем.

Другие города

Чикаго был не единственным в строительстве проектов с огромной плотностью молодежи. Санкт-ПетербургВ доме Луи Пруитт-Иго, построенном в 1954 году, соотношение молодежи и взрослого в 1968 году составляло 2,63. Пережив глубокий социальный беспорядок, Сент-Луис снес проект в 1973 году. В проектах NYCHA, с другой стороны, плотность молодежи была гораздо ниже. В его субсидируемых государством застройках в 1968 году средняя плотность молодежи составляла 1,04, при этом пиковая плотность составляла 1,73 в Woodrow Wilson Homes, высотном проекте на четыреста квартир36. 1.94, на основе большой выборки в 1968 году37. Таблица 2.1 показывает плотность молодежи в выбранных городах в этом году.

Таблица 2.1 Плотность молодежи в выбранных городах, 1968 г. *

Источник: Жилищное управление Чикаго, «Годовой статистический отчет за 1968 г.», таблица 5; Жилищное управление города Нью-Йорка, Данные проекта, Характеристики арендаторов по состоянию на 1 января 1968 г. »в архиве NYCHA, Общественный колледж Ла Гуардия; Жилищное управление Нового Орлеана, Годовой отчет, 1968, стр. 12; Жилищное управление города Ньюарк, «Годовой отчет и статистические данные, касающиеся государственного жилья», 1968 год, таблица 24; U.S. Департамент жилищного строительства и городского развития, Статистический ежегодник HUD за 1968 г. (Вашингтон, округ Колумбия: государственная типография, 1968 г.), таблица 31.

Примечание: данные только по семейным проектам; исключает проекты для пожилых людей.

* «Молодежь» определяется как возраст младше 21 года.

** «Повторная проверка семей на предмет продолжения проживания», выборка из 179 604 семей.

Эти данные требуют внимательного изучения. Высокая плотность молодежи может указывать на то, что община столкнулась с проблемой поддержания порядка и что затраты на содержание были, вероятно, выше, чем ожидалось.38 Но плотность молодежи не была точным предиктором таких показателей расстройства, как преступность39. Плотность молодежи сама по себе не может включать в себя многочисленные переменные, которые вошли в качество жизни проекта. Например, бывшие жители государственного жилья предполагают, что преступность и беспорядки варьировались от здания к зданию в зависимости от коллективной эффективности жителей и других переменных, таких как компетентность руководства, отношения с полицией и концентрация бедности. Необходимы дополнительные исследования, чтобы лучше понять роль плотности молодежи в истории проектов государственного жилья, которые были (и остаются) не только большими, но и маленькими, не только многоэтажками, но и квартирами в саду, и не только для малообеспеченных, но и жители рабочего класса.

Заключение

В некотором смысле серьезную проблему, с которой сталкивается государственное жилье, можно резюмировать, перевернув название книги Алекса Котловица: здесь было слишком много детей. Несомненно, множество переменных влияли на способность жителей государственного жилья проявлять коллективную эффективность, но время возникновения социальных беспорядков в государственном жилье является значительным. Широко распространенные проблемы возникли в многоэтажных проектах в Чикаго вскоре после их открытия в 1950-х и начале 1960-х годов, то есть до того, как укоренилась бедность, до того, как исчезли рабочие места в черных гетто, до того, как финансовый кризис CHA рухнул, до того, как отсроченное техническое обслуживание означало физическое расстройство, и до того, как наркомания опустошила жильцов.Эти структурные силы позже усугубили проблемы в 1970-х годах, но социальный беспорядок присутствовал в многоэтажках с большим количеством молодежи с самого начала.

Таким образом, обвинение государственного жилищного строительства в его архитектуре упускает из виду выбор планирования, который создавал исключительную демографическую нагрузку на проекты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.