Земли населенных пунктов виды разрешенного использования 2019: Виды разрешенного использования земель населенных пунктов

Содержание

Виды разрешённого использования земельных участков в новом представлении – Классификатор ВРИ 2021

Содержание

  1. Виды использования участков в новом Классификаторе ВРИ
  2. Обязательность соответствия ПЗЗ Классификатору ВРИ. Выбор ВРИ только по классификатору
  3. Классификатор ВРИ в официальной публикации
  4. Разделы Классификатора ВРИ – 2021
  5. Значение Классификатора ВРИ – 2021 для государства и местных властей
  6. Значение Классификатора ВРИ – 2021 для собственников

 

Виды использования участков в новом Классификаторе 

 

Всем собственникам и владельцам земельных участков известно:

  • наделы должны использоваться в соответствии с их назначением и видом разрешённого использования (ВРИ)
  • при необходимости изменения ВРИ приходится ориентироваться на те варианты, что включены в набор ВРИ для территориальной зоны, в которую попадает земельный участок

С наименованиями ВРИ нередко возникали сложности:

  1. у местных органов власти – при комплектации видов использования участков для градостроительных регламентов территориальных зон при градостроительном зонировании
  2. у собственников – при выборе ВРИ для конкретного земельного участка.

Недостаток количества ВРИ ЗУ в классификационном перечне был причиной обострения проблем. Собственникам требовалось подобрать такой вид использования, который:

  1. наиболее соответствовал фактическому использованию
  2. минимизировал риски наложения штрафов за нецелевое использование участка

Нередко необходимых ВРИ в Классификаторе, действовавшем с 2015 года, просто не существовало. Он не справлялся с затруднительным положением. Назрела необходимость внесения существенных поправок. Так и произошло.

Приказом Росреестра № П/0412 от 10.11.2020 в Классификатор ВРИ ЗУ были внесены изменения. Новый перечень видов использования земельных наделов представил:

  • расширенный набор ВРИ
  • подробные сведениями о назначении земельных наделов
  • понятные наименованиям видов
  • подробную текстовую информацию о видах

Из описаний некоторых ВРИ были удалены излишние уточнения, а в других, наоборот, они стали более глубокими, исключающими многие неясности.

Например, в описании земель, предназначенных для ведения садоводства с выращиванием с/х культур для собственных нужд, уже нет уточнения о том, что к этим культурам должны относиться плодовые, ягодные, овощные, бахчевые или иные декоративные культуры. При этом устранение таких подробностей в описании ВРИ не влечёт ни ограничения, ни запрет на их выращивание.

 

Обязательность соответствия ПЗЗ Классификатору ВРИ. Выбор ВРИ только по классификатору

 

Роль прежнего Классификатора в наведении порядка при разработке Правил землепользования и застройки (ПЗЗ) несомненна. Она не утратила своей злободневности со вступлением в силу нового перечня наименований видов разрешённого использования ЗУ.

Виды использования ЗУ устанавливаются органами местного самоуправления в соответствии с ПЗЗ. Правоообладатели земельных наделов могут делать выбор ВРИ из состава:

  1. основных
  2. вспомогательных

без получения дополнительных разрешений и согласований.

Если же необходимый ВРИ включён в перечень условно разрешённого использования, то для изменения существующего вида нужно решать вопрос на общественных слушаниях, получать одобрение и согласовать итоги с администрацией.

Если же будущий правообладатель участка получает первичный надел, то он также может самостоятельно выбрать основной и вспомогательный виды использования. Помощь Классификатора ВРИ в этом вопросе незаменима.

С введением нового Классификатора ситуация в плане выбора вида использования для владельцев участков не изменилась. Она даже улучшилась по причине обилия этих видов. Но вот для муниципалов работы прибавилось. В срок до 1 января 2020 года им необходимо внести изменения в действующие ПЗЗ и привести наименований ВРИ ЗУ в соответствие с классификатором.

Соответствие Классификатору может быть установлено решением органа местного самоуправления и по заявлению самого правообладателя земельного участка. И это решение о присвоении нового кода ВРИ будет основанием для внесения изменений в сведения ЕГРН о разрешённом использовании земельного участка.

Если вид использования участка:

  1. был установлен до вступления в законную силу Классификатора ВРИ ЗУ
  2. не противоречит нормам Земельного кодекса

то его наименование менять не нужно. Это положение действует даже в случае отсутствия наименоания в новом Классификаторе. При отсутствии у собственника необходимости замена ВРИ не производится.

 

Классификатор в официальной публикации

 

В новый классификатор добавлено около 40 новых разделов, в 42 подкатегории внесены изменения.

Нет смысла копировать здесь десятки страниц всего перечня видов, увеличивая до безмерных масштабов объём статьи. Проще воспользоваться ссылками:

  • на Приказ Росреестра № П/0412 от 10.11.2020
  • на страницу Публичной кадастровой карты Российской Федерации с перечнем ВРИ 

Полезнее сейчас остановится только на главных моментах и некоторых пояснениях. 

Для каждого ВРИ в Классификаторе введены:

  1. подробные сведения о принадлежности
  2. цифровая комбинация
  3. краткое текстовое наименование каждого вида
  4. детальное описание ВРИ 

Категории земельных участков в Классификаторе ВРИ (2019) не представлены.

По этому поводу ожидается официальная публикация ещё одного важного федерального документа – официального регламента, который станет дополнением к классификатору.

 

Разделы Классификатора ВРИ — 2019

 

  • 1.0 Сельскохозяйственное использование

Раздел содержит 20 видов разрешённого использования с кодами 1.1 – 1.18.

Допускается строительство зданий и сооружений, предназначенных:

  1. для хранения и переработки сельхозпродукции
  2. содержания с/х животных

Подробности здесь.

  • 2.0 Жилая застройка  

Раздел включает в себя содержание 9 видов разрешённого использования участков с кодами 2.1 – 2.3, 2.5 – 2.7.1

Включённые в этот раздел ВРИ допускают строительство и размещение зданий с помещениями, где может постоянно жить и проживать человек.

 
Исключения

 

  • здания для предпринимательской деятельности, ведущейся в целях извлечения прибыли:
  1. пансионаты
  2. дома отдыха
  3. отели
  4. здания для проживание и одновременно для лечебных целей или социального обслуживания населения:
  5. дома ребёнка
  6. дома престарелых и инвалидов
  7. санатории
  8. больничные комплексы
  9. пункты ночлега для бездомных граждан
  10. объекты капитального строительства для временного размещения вынужденных переселенцев, признанных беженцами
  • здания, используемые для непрерывной производственной деятельности:
  1. служебные помещения
  2. вахтовые комнаты
  3. помещения, используемые для производственных целей
  4. помещения и здания для деятельности режимного характера:
  5. казармы
  6. караульные комнаты
  7. здания для содержания осуждённых и подозреваемых лиц
  8. и т. д.
  • 3.0. Общественное использование объектов капитального строительства

Раздел содержит перечень из 33 видов разрешённого использования с кодами 3.1 – 3.10.2

Допускается размещение ОКС для бытовых, социальных и духовных потребностей человека.

  • 4.0. Предпринимательство

В раздел включены 18 видов разрешённого использования участков с кодами 4.1 – 4.10 для размещения объектов, связанных с ведением предпринимательской деятельности в целях извлечения прибыли. Включается также эксплуатация ЗУ для банковской и торговой деятельности.

  • 5.0. Отдых (рекреация)

Раздел включает в себя содержание 13 видов разрешённого использования с кодами 5.1 – 5.5.

Эксплуатация ЗУ связана с обустройством мест для следующих задач:

  1. занятие спортом, физической культурой, пешими или верховыми прогулками
  2. отдых и туризм
  3. наблюдение за природой
  4. пикники, охота, рыбалка и иная деятельность
  5. создание и уход за городскими лесами, скверами, прудами, озерами, водохранилищами, пляжами, а также обустройство мест отдыха в них
  • 6. 0. Производственная деятельность

Разрешённое использование распространяется на субъекты предпринимательства, ведущие производственную деятельность в сфере добычи полезных ископаемых, их переработки, изготовления продукции промышленным способом

В раздел включены 16 видов разрешённого использования участков с кодами 6.1 – 6.12.

Среди них есть новый ВРИ «Научно-производственная деятельность» (код 6.12), обеспечивающий размещение технологических, промышленных, агропромышленных парков, бизнес-инкубаторов.

Раздел содержит перечень из 10 видов разрешённого использования участков, предназначенных для следующих задач:

  • обслуживание транспортных сетей, в том числе для перевозки людей и передачи грузов или вещных материалов
  • обслуживание транспортных средств

В раздел включены ВРИ участков с кодами 7.1 – 7.5.

  • 8.0. Обеспечение обороны и безопасности

Для поддержания в боевой готовности Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и органов управлений ими используются зоны и участки, имеющие оборонное значение:

  1. для размещение военных организаций, внутренних войск, учреждений и других объектов
  2. для дислокации войск и сил флота
  3. для строительства, эксплуатации и размещения инженерных сооружений и заграждений, пограничных знаков, коммуникаций и других объектов, необходимых для обеспечения защиты и охраны Государственной границы Российской Федерации, а также для устройства пограничных просек и контрольных полос
  4. для строительства зданий пунктов пропуска через Государственную границу Российской Федерации
  5. для проведения воинских учений и других мероприятий
  6. для разработки, испытания, производства ремонта или уничтожения вооружения, техники военного назначения и боеприпасов
  7. для размещения объектов капитального строительства, необходимых для создания и хранения запасов материальных ценностей в государственном и мобилизационном резервах (хранилища, склады и другие объекты)
  8. сооружения и объекты военного назначения:
    • для сухопутных участков
    • для водных участков
    • для обслуживания авиации на местах

Также ВРИ земельных распределены в соответствии со спецификой оборонных сооружений и объектов:

  1. для боевого дежурства действующих воинских частей и т. д.
  2. военные институты, училища, академии и университеты, имеющие статус военно-образовательного цикла

В данный раздел включены и ВРИ земельных участков под строительство, эксплуатацию и размещения объектов:

  1. для таможенной деятельности
  2. для подготовки и поддержания в готовности органов внутренних дел, Росгвардии и спасательных служб, в которых существует военизированная служба
  3. для размещения объектов гражданской обороны, за исключением объектов гражданской обороны, являющихся частями производственных зданий

 В этом разделе коды трёх видов ВРИ: 8.1 – 8.3

  • 9.0. Деятельность по особой охране и изучению природы

К этому разделу относятся территории и участки, связанные:

  1. с природоохранной деятельностью
  2. с охранением окружающей среды и биоресурсов

Запрещена хозяйственная деятельность на данных ЗУ, связанная:

  1. с извлечение прибыли
  2. со строительством промышленных объектов

Территория по границам не может изменена ни при каких условиях, как и статус временного использования, если участки находятся в границах:

  1. государственных природных заповедников
  2. национальных и природных парков
  3. памятников природы
  4. дендрологических парков
  5. ботанических садов
  6. оранжерей

Разрешена только деятельность, связанной с охраной и изучением природы.

В раздел включены виды использования участков в курортных и санаторных целях, а также участков, связанных с историко-культурной деятельностью

Коды 4 видов разрешённого использования земельных участков в этом разделе: 9.1 – 9.3.

  • 10.0. Использование лесов

Эксплуатация лесных участков связана со следующими вариантами деятельности:

  1. заготовка
  2. первичная обработке
  3. вывоз древесины и недревесных лесных ресурсов
  4. охрана и восстановление лесов
  5. иные цели

Коды 4 видов использования земельных участков в этом разделе: 10.1 – 10.4.

  • 11.0. Водные объекты

К водным объектам относятся:

  1. ледники
  2. снежники
  3. ручьи
  4. реки
  5. озёра
  6. болота
  7. территориальные моря
  8. другие поверхностные водные объекты, имеющие схожую водную структуру
  •  12. 0. Земельные участки (территории) общего пользования

Земельные наделы, имеющие статус общего пользования и предназначенные для решения таких задач:

  1. строительство и эксплуатация объектов уличной сети:
    • автомобильных дорог
    • трамвайных путей и пешеходных тротуаров в границах населённых пунктов
    • пешеходных переходов
    • бульваров
    • площадей
    • проездов
    • велодорожек
    • объектов велотранспортной и инженерной инфраструктуры
  2. строительство, эксплуатация, с последующим размещением придорожных стоянок (парковок) транспортных средств в границах городских улиц и дорог
  3. благоустройство территории с размещением:
    • декоративных, технических, планировочных, конструктивных устройств,
    • элементов озеленения
    • различных видов оборудования и оформления
    • малых архитектурных форм
    • некапитальных нестационарных строений и сооружений
    • информационных щитов и указателей, применяемых как составные части благоустройства территории
    • общественных туалетов
  4. ритуальная деятельность:
    • размещение кладбищ
    • крематориев и мест захоронения
    • размещение соответствующих культовых сооружений
    • осуществление деятельности по производству продукции ритуально-обрядового назначения
  5. запас:
    • отсутствие хозяйственной деятельности

Комплексное содержание земельных наделов общего пользования включает в себя коды: 12. 0.1 – 12.0.2.

  • 13.0. Земельные участки общего назначения 

Это земельные участки, имеющие граничащую территориальную расположенность в пределах населённых пунктов.

Такие участки являются имуществом общего пользования и предназначены для общего использования правообладателями земельных участков, расположенных в границах территории, где граждане занимаются садоводства или огородничества для собственных нужд, и (или) для размещения объектов капитального строительства, относящихся к имуществу общего пользования.

Земельные наделы имеют право принадлежности к конкретному собственнику садового участка СНТ или ОНТ.

В соответствии с выбранной категорией для таких участков:

  1. или допускается строительство объектов недвижимости, сооружений, временных построек
  2. или устанавливается полный запрет на строительство объектов недвижимости, сооружений, временных построек 

Коды ВРИ земельных участков в этом разделе: 13. 1 – 13.2.

 

Значение Классификатора ВРИ-2019 для государства и местных властей

 

О взаимосвязи Классификатора ВРИ (2019) и ПЗЗ уже было отмечено выше. Классификатор применяется для широкого круга задач, решаемых государством и местными властями.

Кодирование наименований ВРИ с  присвоением цифрового обозначения каждому наименованию соответствует разделам и подразделам. классификатора. Земельные участки систематизированы. Этим обеспечивается:

  1. рациональное использование и управление ЗУ
  2. выполнение оценки земель
  3. ведение учёта и регистрации прав собственников
  4. определение допустимых действий по распоряжению землёй

Присвоение кода виду разрешённого использования ЗУ позволяет определить:

  1. максимально допустимый размер участка
  2. ограничения по распоряжению, застройке и заключению сделок любого характера (при необходимости)
  3. нормы налогообложения, применительно к ставкам, льготам
  4. имущественные права собственника в отношении участка и строений на нём
  5. субсидирование
  6. другие параметры
     

Значение Классификатора для собственников

 

Владельцы наделов ставят перед собой конкретные цели:

  1. построить дом
  2. разбить сад или огород
  3. заняться фермерским хозяйством
  4. разместить торговый центр
  5. организовать цех по металлообработке
  6. другие

Разом все эти задачи не решаются ни на одном из участков. Содержание ВРИ предоставляет возможность реализации целого комплекса направлений, но только таких, что связаны с назначением надела. Именно поэтому невозможно увидеть пастбища возле многоэтажек, среди сельхозугодий — гипермаркеты, а на стадионе – бетонный завод.

Разобраться с тем, что можно делать, скажем, на участке, предназначенном под магазин, поможет содержание кода 4.4 Классификатора ВРИ:

  1. можно построить ОКС, назначение которого — продажа товаров
  2. торговая площадь не должна превышать 5000 кв.м

Следовательно, Классификатор помогает понять, как эффективно и по закону можно распорядиться своим земельным наделом. Этому способствует также уточнение описания видов коснулось следующих разделов:

  1. «Жилая застройка»
  2. «Общественное использование объектов капитального строительства»
  3. «Предпринимательство»
  4. «Отдых (рекреация)»

Введены дополнительные виды, связанные с предоставлением коммунальных услуг:

  1. административные здания организаций
  2. дома социального обслуживания
  3. общежития
  4. здания для медицинских организаций особого назначения

Уточнены характеристики жилых домов на участках:

  1. для ИЖС
  2. для ЛПХ
  3. для малоэтажной многоквартирной жилой застройки
  4. для блокированной жилой застройки

Все эти новшества расширяют возможности использования земельных участков.

 

Консультационные услуги

 

Смотреть раздел «Тарифы» 
 

 

Полезно знать

 

  • О торговле непосредственно на фермерском участке – читать здесь
  • Новый закон о строительстве жилых домов на сельхозземле – с 1 марта 2022 года – здесь
  • Ознакомиться с особенностями с/х угодий, понятием о балле бонитета, режимом использования таких земель можно здесь
  • О практической полезности  кадастрового плана территории (КПТ) – здесь  
  • Упрощённая схема технологического присоединения для садоводов, дачников, юрлиц, ИП – 2021 – читать здесь
  • О новом подходе к комплексному развитию территорий поселений (КРТ) и достижению жилищного комфорта граждан – читать здесь
  • «Дачная амнистия» 2021 – 2026: новые возможности – читать здесь
  • Как получить участок от муниципалитета или государства – читать здесь
  • Что такое «пятно застройки» земельного участка – читать здесь
  • Риски от установления красных линий на земельном участке – здесь 
  • Что такое обременение земельного участка можно узнать здесь
  • Что можно строить на участках для осуществления крестьянского (фермерского) хозяйства (КФХ) – читать здесь
  • С условиями оформления в собственность захваченной земли можно ознакомиться здесь
  • С особенностями подключения к электричеству в СНТ в ОНТ с 2019 года можно ознакомиться здесь

земли сельхоз назначения, садовые и жилые дома

Земли сельскохозяйственного назначения


Согласно Земельному кодексу РФ земли сельскохозяйственного назначения не предназначены для строительства жилья. Возводить на них можно сараи, бытовки и ангары, пригодные для производства и хранения продукции.

 

! Ведение садоводства – единственный вид разрешенного использования сельскохозяйственных земель, на котором допускается возведение садовых и жилых домов.

 

Это стало возможным благодаря вступлению в силу 1 января 2019 года Федерального закона №217-ФЗ «О ведении гражданами садоводства и огородничества для собственных нужд и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Этот закон внес ряд изменений в возможность использования садовых и огородных участков.

 

До принятия закона земли сельхоз назначения в личном пользовании делились на дачные, садовые и огородные участки. С 1 января 2019 года понятие «дача» было упразднено и осталось 2 категории земель: садовые и огородные. Дачные земли были приравнены к садовым земельным участкам.


Помимо возможности возведения на садовых участках жилых домов, Законом 217-ФЗ также была определена возможность перевода садового дома в жилой.

 

На землях под ведение садоводства допускается строительство:

►садовых домов,

► жилых домов,

► хозяйственных построек,

+ допускается выращивание сельскохозяйственных культур для личного использования.

 

 

! Если ВРИ участка под ведение огородничества, то возвести на нем можно только некапитальные хоз. постройки для хранения инвентаря и урожая. Основное его предназначение – выращивание сельхоз продукции для личного пользования.

 

! Категория и вид разрешенного строительства всегда указываются в выписке из ЕГРН

 

 

На садовых участках допускается возведение жилых и садовых домов. В чем разница?

 

Жилым считается дом, предназначенный для круглогодичного проживания и соответствующий предельным параметрам, указанным в пункте 39 статьи 1 Градостроительного кодекса РФ

Есть определённые требования к конструкции дома, характеристикам помещений, размещению дома на участке и так далее. Порядок признания садового дома жилым домом утвержден Постановлением Правительства РФ от 24 декабря 2018 года №1653 «О внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 г. № 47»

 

Садовый дом — это жилые строения, с назначением «нежилое» без права регистрации. Садовые дома предназначены для сезонного или вспомогательного использования, отдыха и временного пребывания людей.

Есть нормативные требования, единые как для жилых, так и для садовых домов:

  •  высота дома — не более 20 метров,

  • этажность дома – не более 3-х этажей,

  • состоит из жилых комнат и бытовых помещений

  • не предназначен для раздела на квартиры,

  • соблюдены нормы и требования инсоляции, прочности конструкций и тд,

  • минимальный отступ от границ участка – 3 метра

 

Размер земельного налога

Ставка налога не зависит от категории и ВРИ земли. Земельный налог устанавливается муниципальными властями. Его размер не может превышать 0,3% (для земель ИЖС, ЛПХ, СНТ и ОНТ) и 1,5% (для сельхозземель за пределами населенных пунктов).

 

Остались вопросы?

Получите бесплатную консультацию специалиста по телефону горячей линии МОБТИ +7 (498) 568 88 88, на сайте mobti.ru и в телеграм-канале @mobti

Теги: МОБТИ, недвижимость, 2020, категории земель, садовый в жилой

Год проведения ГКО — Министерство имущественных отношений Самарской области

Нормативная база

Приказ министерства имущественных отношений Самарской области от 28. 09.2018 №1444 «О проведении государственной кадастровой оценки на территории Самарской области в 2019 году»  Документ

Приказ министерства имущественных отношений Самарской области от 15.02.2019 №149 «О проведении государственной кадастровой оценки на территории Самарской области в 2020 году» Документ 

Приказ министерства имущественных отношений Самарской области от 26.09.2019 №2046 «О проведении государственной кадастровой оценки объектов капитального строительства на территории Самарской области в 2021 году» Документ

Приказ министерства имущественных отношений Самарской области от 11.06.2021 №1248 «О проведении в 2022 году государственной кадастровой оценки земельных участков на территории Самарской области» Документ

Результаты обработки перечня объектов недвижимости

Перечень видов разрешенного использования при проведении государственной кадастровой оценки в составе земель 5 категорий 

Общий перечень согласованных видов разрешенного использования при проведении государственной кадастровой оценки

Извещения

Извещение о размещении промежуточных отчетных документов (далее — проекта отчета) об определении кадастровой стоимости земель населенных пунктов на территории Самарской области в фонде данных государственной кадастровой оценки, а также о порядке и сроках представления замечаний к проекту отчета Документ

Извещение «Проведение на территории Самарской области в 2019 году государственной кадастровой оценки земельных участков» Документ

Извещение «О проведении государственной кадастровой оценке земель населенных пунктов» Документ

Извещение «О размещении промежуточных отчетных документов (далее – проект отчета) об определении кадастровой стоимости земель сельскохозяйственного назначения; промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения; особо охраняемых территорий и объектов; лесного фонда;  водного фонда на территории Самарской области в фонде данных государственной кадастровой оценки, а также о порядке и сроках представления замечаний к проекту отчета» Документ

Извещение «О проведении государственной кадастровой оценки объектов капитального строительства на территории Самарской области в 2021 году» Документ

Извещение об утверждении результатов определения кадастровой стоимости земельных участков в составе земель населенных пунктов  Документ

Извещение о проведении на территории Самарской области в 2022 году государственной кадастровой оценки всех учтенных в Едином государственном реестре недвижимости, расположенных на территории Самарской области, земельных участков Документ

Извещение о размещении проекта отчета об итогах государственной кадастровой оценки зданий, помещений, сооружений, объектов незавершенного строительства, машино-мест на территории Самарской области в фонде данных государственной кадастровой оценки, месте его размещения, о порядке и сроках представления замечаний к проекту отчета, а также об объектах недвижимости, в отношении которых проводится государственная кадастровая оценка  Документ

Формы документов

Форма декларации о характеристиках объектов недвижимости Документ

Форма предоставления разъяснений, связанных с определением кадастровой стоимости Документ

Как поменять вид разрешенного использования земельного участка

На сегодняшний день в Единый государственный реестр недвижимости внесены не все сведения о территориальных зонах и градостроительных регламентах, утвержденных в составе правил землепользования и застройки поселений. Данный факт не позволяет Кадастровой палате учитывать сведения, содержащиеся в утвержденных правилах землепользования и застройки (ПЗЗ), при осуществлении государственного кадастрового учета объектов недвижимости, расположенных на указанной территории.

ПЗЗ — это документ, в котором содержится информация о территориальных зонах, на которые разделено конкретное муниципальное образование, сведения о границах населенных пунктов, входящих в состав поселения, городского округа, границах особоохраняемых зон, объектов культурного наследия.

Порядок изменения вида разрешенного использования земельного участка зависит от того, утверждены ли для вашего муниципального образования правила землепользования и застройки.

Обычно такие правила утверждены. Они устанавливают границы территориальной зоны, содержат градостроительный регламент. Кроме того, из них можно узнать порядок изменения вида разрешенного использования. При изменении вида использования нужно соблюдать технические регламенты.

Для каждой территориальной зоны устанавливается градостроительный регламент — это виды разрешенного использования земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе их застройки и последующей эксплуатации объектов капитального строительства, предельные (минимальные и (или) максимальные) размеры земельных участков и предельные параметры разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства, а также ограничения использования земельных участков и объектов капитального строительства. В пределах одной территориальной зоны для всех земельных участков устанавливается единый градостроительный регламент.

В соответствии с земельным и градостроительным законодательством при наличии утвержденных правил землепользования и застройки правообладатель земельного участка, за исключением случаев, предусмотренных законом, вправе самостоятельно без дополнительных разрешений и согласований выбрать вид разрешенного использования земельного участка из числа видов, предусмотренных градостроительным регламентом.

Также необходимо учесть, что вид разрешенного использования земельного участка невозможно изменить, если градостроительным регламентом, правилами землепользования и застройки установлены предельные размеры и параметры, не позволяющие осуществлять деятельность в соответствии с таким видом разрешенного использования.

Обратите внимание! Изменение вида разрешенного использования земельного участка может повлечь изменение его кадастровой стоимости, а также величины земельного налога. При несогласии с кадастровой стоимостью результаты кадастровой оценки можно обжаловать в Росреестре или в суде.

Источник: Пресс-служба Кадастровой палаты по РБ

Разрешенное использование земельных участков после раздела — Вопросы и ответы

В соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации целевым назначением и разрешенным использованием образуемых земельных участков признаются целевое назначение и разрешенное использование земельных участков, из которых при разделе, объединении, перераспределении или выделе образуются земельные участки, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

 

Согласно пункту 51 Требований к подготовке межевого плана, утвержденных приказом Минэкономразвития России от 8 декабря 2015 г. № 921 «Об утверждении формы и состава сведений межевого плана, требований к его подготовке», вид разрешенного использования образуемых земельных участков должен соответствовать сведениям Единого государственного реестра недвижимости, о виде разрешенного использования исходного земельного участка, за исключением случаев, установленных законодательством Российской Федерации.

 

В таких случаях сведения о выбранных или  установленных видах разрешенного использования указываются в межевом плане на основании:

  1. регламента и сведений о территориальной зоне, в границах которой расположен земельный участок;
  2. на условно разрешенный вид использования земельного участка;
  3. государственной власти или органа местного самоуправления;
  4. в законную силу судебного акта;
  5. проектной документации лесных участков в отношении лесных участков.

Данная позиция отражена также в Письме Минэкономразвития России от 25 сентября 2019 г. № 13791-ОГ.

 

Также отмечаем, что позиция Департамента недвижимости относительно вида разрешенного использования образуемого земельного участка изложена в письмах № Д23и-5764 от 26.10.2018 и № ОГ-Д323и-8528 от 21.08.2018, согласно которым вид разрешенного использования нового участка может отличаться от вида разрешенного использования исходного земельного участка только в случае, если законом установлен порядок определения вида разрешенного использования нового земельного участка, отличный от предусмотренного пунктом 3 статьи 11.2 Земельного кодекса РФ.

 

Например, «По заявлению исполнительного органа государственной власти или органа местного самоуправления, принявших решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд, либо организации, подавшей ходатайство об изъятии, на основании которого было принято такое решение, в государственный кадастр недвижимости в отношении земельных участков, предназначенных в соответствии с утвержденными документами территориального планирования и утвержденным проектом планировки территории для размещения линейных объектов федерального значения, регионального значения или местного значения, независимо от принадлежности таких земельных участков к определенной категории земель вносятся сведения о принадлежности таких земельных участков к категории земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земель для обеспечения космической деятельности, земель обороны, безопасности или земель иного специального назначения, за исключением случаев, если такие земельные участки отнесены к категории земель населенных пунктов. При этом принятие решения о переводе земельного участка из одной категории земель в другую или об отнесении земельного участка к определенной категории земель не требуется».

 

Считаем необходимым сказать, что если Вы хотите изменить разрешенное использование нового участка, то после раздела и проведения государственной регистрации это можно осуществить в обычном порядке. Для этого Вам необходимо обратится в органы местного самоуправления для получения постановления, либо получить выписку из Правил землепользования и застройки, которая содержит информацию об участке. Далее необходимо будет обратиться в орган кадастрового учета с заявлением.

 

Дополнительно сообщаем, что в Госдуме рассматривается проект федерального закона № 496293-7 «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и некоторые законодательные акты Российской Федерации (в целях совершенствования определения видов разрешенного использования земельных участков)», которым предусматривается в том числе определение случаев, при которых вид разрешенного использования земельного участка определяется  в соответствии с утвержденным проектом межевания территории.

 

Разрешенный вид деятельности земельного участка — Юридическая консультация

Приказом Минэкономразвития России от 01.09.2014 № 540 был утвержден Классификатор видов разрешенного использования земельных участков (далее — Классификатор).

Вид разрешенного использования земельного участка «Производственная деятельность» предполагает использование земельного участка для размещения объектов капитального строительства в целях добычи недр, их переработки, изготовления вещей промышленным способом.

Согласно Классификатору вид разрешенного использования земельного участка «Производственная деятельность» (код 6.0) включал в себя содержание видов разрешенного использования с кодами 6.1-6.9 (недропользование, тяжелая промышленность, легкая промышленность, пищевая промышленность, нефтехимическая промышленность, строительная промышленность, энергетика, связь, склады).

В свою очередь, вид разрешенного использования «Склады» предполагает использование земельного участка для размещения сооружений, имеющих назначение по временному хранению, распределению и перевалке грузов (за исключением хранения стратегических запасов), не являющихся частями производственных комплексов, на которых был создан груз: промышленные базы, склады, погрузочные терминалы и доки, нефтехранилища и нефтеналивные станции, газовые хранилища и обслуживающие их газоконденсатные и газоперекачивающие станции, элеваторы и продовольственные склады, за исключением железнодорожных перевалочных складов.

Таким образом, вид разрешенного использования земельного участка «Склады» (код 6.9 Классификатора) в большей степени подходит под вид планируемого использования вами земельного участка.

Однако приказом Минэкономразвития России от 30.09.2015 № 709 в Классификатор были внесены изменения, согласно которым вид разрешенного использования земельного  «Производственная деятельность» перестал включать в себя виды разрешенного использования с кодами 6.1-6.9.

В действующей редакции Классификатора упомянутые виды разрешенного использования изложены в той же редакции.

Таким образом, исходя из буквального толкования Классификатора, виды разрешенного использования «Производственная деятельность» и «Склады» являются самостоятельными видами разрешенного использования земельных участков.

Из изложенного следует, что в целях соблюдения вида разрешенного использования земельного участка вам необходимо совершить уточнение (изменение) вида его разрешенного использования на категорию «Склады».

Более точный ответ дать затруднительно в связи с отсутствием сведений о кадастровом номере земельного участка.

 

 

Нецелевое использование земельного участка собственником помещения в деловом центре, или Практика применения ч. 1 ст. 8.8. КоАП РФ

Собственникам и покупателям нежилых зданий (помещений) необходимо учитывать виды разрешенного использования земельного участка, на котором расположены такие нежилые здания (помещения).

Частью 1 статьи 8.8. КоАП РФ предусмотрена ответственность в виде административного штрафа за «использование земельного участка не по целевому назначению в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель и (или) разрешенным использованием». К ответственности могут быть привлечены как граждане (физические лица), так и организации (юридическое лица), в последнем случае к ответственности привлекается также директор организации-правонарушителя.

За что предусмотрена ответственность?

Как это иногда бывает, статья закона написана с нарушением правил русского языка. Законодатель имел в виду три случая, когда нарушитель привлекается к ответственности:

  1. земельный участок используется не по целевому назначению;
  2. земельный участок используется не в соответствии с разрешенным использованием;
  3. земельный участок используется не по целевому назначению и не в соответствии с разрешенным использованием.

Земли в Российской Федерации по целевому назначению подразделяются на следующие категории (п. 1 ст. 7 ЗК РФ):

  1. земли сельскохозяйственного назначения;
  2.  земли населенных пунктов;
  3. земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения;
  4.  земли особо охраняемых территорий и объектов;
  5. земли лесного фонда;
  6. земли водного фонда;
  7. земли запаса.

Из названия категорий земель можно понять, для каких целей разрешается использовать земельный участок, отнесенный к той или иной категории земель. Использование земель запаса, как правило, допускается после перевода их в другую категорию. Интерес для рассматриваемого вопроса об административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 8.8. КоАП РФ, представляют земли населенных пунктов (это земли, находящиеся в границах населенных пунктов, и используемые для застройки и развития населенных пунктов).

Что касается видов разрешенного использования земельного участка, то они устанавливаются применительно к каждой территориальной зоне градостроительными регламентами. Градостроительные регламенты являются частью Правил землепользования и застройки. Так, например, Правила землепользования и застройки города Москвы утверждены Постановлением Правительства Москвы от 28.03.2017 № 120-ПП. До принятия правил землепользования и застройки разрешенное использование земельных участков в городе Москве устанавливалось Департаментом городского имущества города Москвы (ранее — Департаментом земельных ресурсов города Москвы) на основании градостроительных планов земельных участков или иной документации по планировке территории (п. 9 Постановления Правительства Москвы от 24.06.2008 N 532-ПП «Об итогах работы Департамента земельных ресурсов города Москвы в 2007 году и мерах по реализации задач в области земельных отношений на 2008 год»).

В крупных городах большинство компаний и предпринимателей арендуют или имеют в собственности помещения, расположенные в бизнес-центрах или деловых центрах, многие из которых в прежние годы были предоставлены научно-исследовательским институтам (НИИ) или производственным предприятиям, и, соответственно, земельные участки под ними имеют соответствующий вид разрешенного использования: для размещения организаций, осуществляющих научные изыскания, исследования и разработки; для эксплуатации научно-.исследовательского института; для размещения административных зданий, объектов образования, науки, здравоохранения и социального обеспечения, физической культуры и спорта, культуры, искусства, религии и т.п.). Размещение офисов в таких бизнес-центрах и деловых центрах может повлечь административную ответственность.

Кто может быть привлечен к ответственности?

Согласно ст. 42 ЗК РФ собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны использовать земельные участки в соответствии с их целевым назначением и соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов.

Таким образом, к ответственности могут быть привлечены как собственники, так и арендаторы земельных участков, а также лица, которым земельный участок был предоставлен на основании акта уполномоченного органа (см. Постановление Верховного Суда РФ от 02.07.2018 N 33-АД18-3).

Не вызывает сомнений, что размещение торгового объекта на земельном участке с видом разрешенного использования — для благоустройства или размещение рынка на земельном участке с видом разрешенного использования — для эксплуатации торгово-развлекательного центра, является правонарушением, и собственник (арендатор) земельного участка будет привлечен к административной ответственности.

Более интересными являются случаи, когда, к примеру, собственник делового центра, расположенного на земельном участке, имеющем вид разрешенного использования — для эксплуатации научно-исследовательского института, сдает часть помещений в аренду под офисы, при этом на большей площади делового центра действительно находится и функционирует научно-исследовательский институт. Будет ли собственник привлечен к ответственности? Судебная практика по этому вопросу неоднозначная. В одних случаях суды считают, что земельный участок используется по целевому назначению, когда площадь сдаваемых в аренду помещений незначительная (как правило, не более 20% от общей площади здания). См., например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.07.2019 N 09АП-32263/2019 по делу N А40-283428/18; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 19.04.2018 N Ф05-3936/2018 по делу N А40-101253/17. В других случаях, те же (московские) суды отмечают, что здание хотя и является отдельным объектом недвижимости, тем не менее имеет прочную связь с земельным участком и его использование (в том числе использование расположенных в нем помещений, как его составных частей) невозможно без использования земельного участка. Иными словами, на основе закрепленного в Земельном кодексе РФ принципа единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов, суды делают вывод о том, что земельный участок используется не в соответствии с разрешенным использованием (пр.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.01.2019 N Ф05-21825/2018 по делу N А40-118400/2018; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 05.02.2019 N Ф05-23523/2018 по делу N А40-37466/2018). Хотя в некоторых случаях собственнику удаётся доказать, что столовая или сауна, находящиеся в здании, используются только для сотрудников предприятия (например, если установлен пропускной режим в здание), и состав административного правонарушения отсутствует (пр.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.11.2011 N 09АП-26978/2011 по делу N А40-58558/11-154-479; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.05.2019 N Ф05-5270/2019 по делу N А40-230302/18). Еще более интересная ситуация, когда небольшое по площади помещение в этом деловом центре принадлежит на праве собственности другому лицу (не научно-исследовательскому институту). Будет ли такой собственник привлечен к ответственности за использование земельного участка не в соответствии с разрешенным использованием, если в принадлежащем ему помещении находится продуктовый магазин или офис? По мнению судов – да (решений в пользу таких собственников найти не удалось).

Арендаторам зданий (помещений) повезло больше, так как они не являются земплепользователями и, соответственно, не могут быть привлечены к ответственности по ч. 1 ст. 8.8. КоАП РФ, что подтверждается судебной практикой (пр.: Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.08.2019 N Ф05-12631/2019 по делу N А40-236549/18-72-2401).

Срок давности привлечения к ответственности.

Зачастую, единственная возможность оспорить постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.8. КоАП РФ – это пропуск уполномоченным органом срока давности привлечения к административной ответственности.

Позиция Верховного Суда РФ состоит в том, что объективная сторона этого административного правонарушения выражается не в действиях, нарушающих нормы законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования, а в нарушении земельного законодательства (Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26. 09.2017 N 307-АД17-6188 и от 20.06.2018 N 305-АД18-864). Это означает, во-первых, подсудность таких споров для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, арбитражным судам, а во-вторых, общий (двухмесячный) срок давности привлечения к административной ответственности.

Правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 8.8. КоАП РФ, является длящимся. Срок давности начинает исчисляться со дня обнаружения административного правонарушения (со дня составления уполномоченным органом акта обследования). Таким образом, постановление о привлечении к административной ответственности по ч. 1 ст. 8.8. КоАП РФ должно быть принято уполномоченным органом в течение двух месяцев со дня составления акта обследования.

Тем не менее, в судах общей юрисдикции иногда применяется годичный срок давности привлечения к административной ответственности (как для правонарушений в области охраны окружающей среды и природопользования). См., например, Решение Московского городского суда от 22.11.2017 по делу N 7-15475/2017.

Почему к ответственности стали привлекать чаще?

По-видимому, причиной, послужившей росту количества административных дел по ч. 1 ст. 8.8. КоАП РФ, является собираемость налогов. При этом, целью является не только сбор штрафов, но и побуждение собственников к изменению вида разрешенного использования земельных участков. От вида разрешенного использования земельного участка зависит кадастровая стоимость земельного участка, а она, в свою очередь, влияет на плату за земельный участок (земельный налог/арендную плату).

 

Таким образом, собственники и покупатели нежилых зданий (помещений) должны учитывать вид разрешенного использования земельного участка, на котором расположено здание, при осуществлении своей деятельности в нем и деятельности арендаторов. Целесообразно ограничить право арендатора сдавать нежилое здание (помещение) в субаренду (и иную передачу прав на него) и предусматривать в договоре аренды обязанность арендатора использовать здание (помещение) с учетом целевого назначения и разрешенного использования земельного участка, а также условие о возмещении потерь арендодателя в случае привлечения его к административной ответственности.

12.2: Модели сельских поселений — Социальные науки LibreTexts

  1. Последнее обновление
  2. Сохранить как PDF
  1. 12.2.1 Кластерные сельские поселения
    1. Компактные сельские поселения
    2. Линейные сельские поселения
    3. Круговые сельские поселения
  2. 12.2.2 Рассеянные сельские поселения
    1. Рассеянные сельские поселения
    2. Рассеянные сельские поселения
    3. Изолированные сельские поселения

Существует много типов сельских поселений. Используя в качестве критериев классификации форму, внутреннюю структуру и структуру улиц, населенные пункты можно разделить на две большие категории: сгруппированных, и рассредоточенных.

12.2.1 Кластерные сельские поселения

Кластерное сельское поселение — это сельское поселение, в котором несколько семей живут в непосредственной близости друг от друга, с полями, окружающими совокупность домов и хозяйственных построек.Планировка этого типа деревни отражает исторические обстоятельства, характер земли, экономические условия и местные культурные особенности. Схемы сельских поселений варьируются от компактных до линейных , до круговых и сетки .

Малогабаритные сельские поселения

В этой модели есть центр, в котором расположены несколько общественных зданий, таких как общественный зал, банк, коммерческий комплекс, школа и церковь. Этот центр окружен домами и сельхозугодьями.Небольшие садовые участки расположены в первом кольце, окружающем дома, продолжаются большими обрабатываемыми землями, пастбищами и лесными массивами в последовательных кольцах. Компактные деревни расположены либо на равнинах с важными водными ресурсами, либо в некоторых холмистых и горных низинах. В некоторых случаях компактные деревни предназначены для сохранения земли для ведения сельского хозяйства, что резко контрастирует с часто изолированными фермами Великих равнин Америки или Австралии (, рис. 12.1, ).

Линейные сельские поселения

Линейная форма состоит из зданий, расположенных вдоль дороги, реки, плотины или побережья. За исключением горных зон, за зданиями простираются сельскохозяйственные угодья. Река может снабжать людей источником воды и возможностью путешествовать и общаться. Дороги были проложены параллельно реке для доступа к внутренним фермам. Таким образом, вдоль каждой дороги может появиться новое линейное поселение, параллельное первоначальному поселению на берегу реки ( Рисунок 12.2 ).

Круговые сельские поселения

Эта форма состоит из центрального открытого пространства, окруженного конструкциями. Такие поселения по-разному упоминаются как Rundling, Runddorf, Rundlingsdorf, Rundplatzdorf или Platzdorf (Германия), Circulades и Bastides (Франция) или Kraal (Африка). Нет никаких современных исторических записей об основании этих круглых деревень, но в последние десятилетия достигнут консенсус.Текущая ведущая теория состоит в том, что Rundlinge были разработаны более или менее в то же время в 12 веке в соответствии с моделью, разработанной германской знатью как подходящей для небольших групп, состоящих в основном из славянских фермеров-поселенцев. Кроме того, в средневековье деревни в Лангедоке, Франция, часто располагались на вершинах холмов и строились по кругу в оборонительных целях ( Рисунки 12.3 и 12.4 ).

Несмотря на то, что Румыния находится далеко от немецкой территории, у нее есть уникальная круглая немецкая деревня.Шарлоттенбург, расположенный на юго-западе Румынии, — единственная круглая деревня в стране. Деревня была основана примерно в 1770 году швабами, которые прибыли в регион в рамках второй волны немецкой колонизации. В центре деревни находится крытый колодец, окруженный идеальным кругом тутовых деревьев, за которым находятся дома с конюшнями, сараями и их садами на внешнем кольце. Благодаря своей уникальности красивый план деревни эпохи барокко был сохранен как исторический памятник ( Рис.12.5 ).

12.2.2 Расселенные сельские поселения

Расселенные поселения

Рассеянное поселение — один из основных типов схем расселения, используемых для классификации сельских поселений. Обычно, в отличие от зародышевых поселений, рассредоточенные поселения варьируются от разбросанных до изолированных паттернов (, рис. 12.6, ). Помимо Западной Европы, рассредоточенные поселения встречаются во многих других регионах мира, включая Северную Америку.

Разрозненные сельские поселения

Рассеянные рассредоточенные сельские поселения обычно встречаются в различных формах рельефа, например, в предгорьях, плоскогорьях и возвышенностях. Тем не менее, настоящая разбросанная деревня находится на самых высоких высотах и ​​отражает пересеченную местность и скотоводческую хозяйственную жизнь. Население сохраняет многие традиционные черты в архитектуре, одежде и социальных обычаях, и старые рыночные центры по-прежнему важны. Небольшие участки и жилища вырезаются из лесов и на высокогорных пастбищах, где позволяют физические условия.Горнодобывающая промышленность, животноводство и сельское хозяйство являются основными видами экономической деятельности, для последнего характерно выращивание террас на склонах гор. В предгорных регионах с холмами и долинами, покрытыми вспаханными полями, виноградниками, садами и пастбищами, обычно есть такие поселения.

Обособленное сельское поселение

Эта форма состоит из отдельных хозяйств, разбросанных по территории, в которых фермеры живут на индивидуальных фермах, изолированных от соседей, а не вместе с другими фермерами в поселениях.Изолированный образец расселения преобладает в сельских районах США, но он также является важной характеристикой для Канады, Австралии, Европы и других регионов. В Соединенных Штатах модель рассредоточенных поселений впервые возникла в среднеатлантических колониях в результате прибытия отдельных иммигрантов. Когда люди начали перемещаться на запад, где земли было в изобилии, изолированные поселения стали доминировать на Среднем Западе Америки. Эти фермы расположены на больших равнинных и плато сельскохозяйственных территориях, но некоторые изолированные фермы, в том числе деревень , также можно найти в различных горных районах ( Рисунки 12.7 и 12,8 ).

границ | Характеристики пространственной дифференциации и движущий механизм трансформации сельских поселений в мегаполисах: на примере района Пудун, Шанхай

1 Введение

В результате быстрой урбанизации и индустриализации большинство стран мира испытали радикальный процесс трансформации сельских поселений ( Long, 2014; Jiang G. et al., 2016).Это более очевидно в Китае после реформы и открытости в 1978 г. (Liu Y. et al., 2014; Liu et al., 2017). Уровень урбанизации увеличился с 17% в 1978 г. до 60% в 2020 г., а среднегодовые темпы роста добавленной стоимости в промышленности в этот период составляют 14,6% (Jia et al. , 2020). На этом фоне Китай также превратился из общества коренного населения в сельское общество в общество между городом и деревней (Liu and Wang, 2018). Многочисленные молодые сельские жители мигрировали в города в поисках лучших возможностей трудоустройства во вторичных и третичных отраслях промышленности, что привело к нехватке сельских рабочих и упадку сельского рынка (Ma et al., 2019). Нехватка рабочей силы в сельской местности привела к серьезному заброшению сельскохозяйственных угодий и потере стимула для развития сельских районов (Song and Li, 2020). На этом фоне пространственная структура, морфология и функции сельских поселений претерпели огромные изменения, что привело к ряду проблем упадка, таких как снижение эффективности использования сельских земель, исчезновение сельских характеристик и ухудшение экологической обстановки. окружающая среда и т. д. Городские и сельские районы представляют собой единые организмы, и сельские районы оказывают существенное влияние на устойчивое развитие городов (Qu et al. , 2019; Янбо и др., 2019). Следовательно, необходимо решать различные проблемы упадка трансформации сельских поселений.

Страны по всему миру приняли различные меры, чтобы изменить проблемы упадка сельских районов. Европейские страны внедрили политику «Многофункционального сельского хозяйства», чтобы придать импульс устойчивому развитию сельских районов (Wilson, 2009). Кроме того, эти страны реализовали стратегию «Интеграция сельских и городских районов» для улучшения связей между городскими и сельскими районами и устранения разрыва между городскими и сельскими районами (Nilsson et al., 2014). Япония приняла политику «промышленной революции в сельских районах» для улучшения промышленной структуры сельских районов (Barrett, 1999). Южная Корея проводит политику «Движения новой деревни» по улучшению сельской инфраструктуры для сельскохозяйственного производства, тем самым обеспечивая сбалансированное развитие между городскими и сельскими районами (Sonn and Gimm, 2013). Однако некоторые страны Южной Америки проигнорировали законы о преобразовании сельских районов и приняли политику «городской поляризации», что привело к чрезмерному притоку сельского населения в города (Kohler et al. , 2015). В результате эти страны оказались в двойном затруднительном положении: городских трущобах и сельской бедности. Приведенный выше опыт показывает, что при разработке политики в сельских районах необходимо учитывать объективные законы преобразования сельских районов. Комбинируя фактические потребности развития сельских районов, мы можем сформулировать общее видение пространственного развития, принять соответствующие меры вмешательства для исправления сбоев рыночных механизмов и направить развитие сельских районов в разумном направлении. Если содержание политики отклоняется от реальных потребностей развития сельских районов, это может привести к слепому, неэффективному и беспорядочному развитию сельских поселений (Tian et al., 2014; Xi et al., 2015). Таким образом, систематические исследования законов пространственной трансформации сельских поселений в различных регионах играют жизненно важную роль в разработке политики устойчивого развития сельских районов.

Как пространственный носитель сельской социальной экономики, распределение сельских поселений отражает взаимосвязь между человеком и природной средой, социально-экономическими факторами и другими факторами (Palmisano et al. , 2016). Поэтому пространственное распределение и преобразование сельских поселений является актуальной темой, и соответствующие исследования в основном сосредоточены на следующих трех аспектах.Во-первых, в нем анализируются пространственные характеристики сельских поселений и способы трансформации путем изучения пространственной планировки и процесса трансформации сельских поселений с точки зрения их масштаба и пространственной планировки. Вначале европейские и американские ученые сосредоточили свое внимание на формировании, классификации, функциональном разделении и развитии сельских поселений (McCarthy, 2008). Позже, с широким использованием технологии пространственного анализа, в исследованиях использовались ландшафтные метрики и ГИС, такие как плотность участков, соотношение площади периметра, индекс формы ландшафта и т. Д.С помощью этих технологий и индикаторов ученые более точно исследовали трансформацию сельских поселений с точки зрения масштабного преобразования, морфологических различий (Li et al. , 2017; Li G. et al., 2018), пространственного распределения (Shi et al., 2016) , характеристики местоположения (Liu J. et al., 2014) и эволюция ландшафта (Liu et al., 2016). Во многих исследованиях изучались модели пространственной эволюции сельских поселений в различных масштабах в Китае, включая национальный, региональный, провинциальный и городской масштабы (Li T.et al., 2015; Tu et al., 2018; Янбо и др., 2018). Между тем, были проанализированы различные типы территорий, такие как регион Бохайского края (Li T. et al., 2015), столичный регион (Song., 2019), горный район (Jiang W. et al., 2016), центральный регион (Wang et al., 2017). Однако эти исследования могут выявить только морфологические изменения самих сельских поселений. Не удалось выявить взаимосвязь между трансформацией сельских поселений и внешней средой.

Во-вторых, многие ученые проанализировали преобразование землепользования среди сельских поселений и других типов землепользования, чтобы выявить процесс преобразования. Что касается перспективы структуры землепользования, развитие сельских поселений воплощает процесс трансформации между сельскими поселениями и другими типами землепользования, поэтому преобразование землепользования сельских поселений стало горячей академической темой. Внешне взаимное преобразование земель под строительство в сельской местности, земель под строительство городов, земель сельскохозяйственного назначения и других земель влияет на пространственную структуру сельских поселений. Он включал исследование расширения городских земель и их посягательства на сельские земли под застройку, преобразование сельских земель под застройку в обрабатываемые земли, а также влияние преобразования сельских земель под застройку на лес (Bibby, 2009).Внутри страны преобразование сельских поселений, сельских промышленных земель, земель общественных объектов, дорог и других земель под строительство в сельской местности влияет на конкретную пространственную морфологию сельских поселений (Lo et al., 2016; Zhang et al. , 2019). Ученые исследовали изменения внутренней структуры сельских поселений, чтобы классифицировать режимы пространственной структуры и определить движущие факторы трансформации сельских поселений (Ma et al., 2018).

В-третьих, связанное исследование изучило движущие факторы и механизмы трансформации сельских поселений.Пространственное распределение сельских поселений представляет собой адаптивную пространственную планировку, сформированную под комбинированным воздействием природных факторов окружающей среды, социально-экономических и политических факторов. Поэтому очень важно определить эти движущие факторы. На раннем этапе ученые в основном концентрировались на влиянии природных факторов окружающей среды, таких как склон, река, местность и т. Д. (Mandal, 1979). Позже в исследования были включены социально-экономические и политические факторы. Таким образом, исследование движущих факторов распространилось на множество аспектов, таких как сельское население, сельская промышленность, производственные мощности, средства к существованию сельских жителей и улучшение окружающей человека среды (Yangang and Jisheng, 2014; Luo and Timothy, 2017; Wang et al. ., 2017; Сюй и др., 2018; Чжоу и др., 2018; Песня., 2019). Некоторые ученые изучали пространственную трансформацию с помощью мета-фреймворков , таких как городская ДНК, которые сочетают в себе несколько факторов с точки зрения пространственной сложности и эволюции поселений (Вотсис и Хаависто, 2019). Ученые обнаружили, что в условиях дифференциации и реорганизации элементов сельского производства и трансформации образа жизни и производства, доминирующие факторы, влияющие на трансформацию сельских поселений, сместились с факторов естественной среды на социально-экономические и политические факторы (Long et al., 2010). Особенно в больших городах, движимые стимулом максимизировать выгоды от аренды земли, местные органы власти, как правило, чрезмерно выделяют землю для роста городского масштаба, что приводит к сокращению сельских поселений в мегаполисах (Li Y. et al., 2016; Shen и Шен, 2017; Тиан и Фанг, 2018). Используя различные модели качественной и пространственной регрессии, ученые обнаружили, что факторы, влияющие на трансформацию сельских поселений, неодинаковы в разных пространственных масштабах (Long et al. , 2010). На национальном уровне основными факторами влияния являются распределение населения, высота над уровнем моря и климат (Liu et al., 2015; Лю и др., 2018). На уровне региона основными влияющими факторами являются уклон, распределение обрабатываемых земель. На уровне города и округа он в основном зависит от множества факторов, таких как урбанизация, инфраструктура, региональная культура и условия расположения (Chen et al., 2017; Li J. et al., 2018). Наряду с влиянием глобализации, движущий фактор трансформации сельских поселений в мегаполисах стал более разнообразным, что сделало критически важным раскрытие этих движущих факторов более глубоко.

Проведенное исследование дает прочную основу для всестороннего понимания законов преобразования сельских поселений. Однако в ограниченных исследованиях изучалась пространственная дифференциация трансформации сельских поселений внутри мегаполиса. Из-за обширного географического пространства сельские поселения на окраинах городских и сельских районов, пригородных и загородных районах имеют разные социально-экономические условия и наличие ресурсов. Между тем, при разном воздействии различных факторов пространственная вариация трансформации сельских поселений существенно различается (Long et al., 2012; Лонг и Лю, 2016; Ли и др., 2019). Некоторые ученые исследовали трансформацию сельских поселений с точки зрения взаимосвязей и процессов между городом и деревней, сосредоточив внимание на интенсивных социально-экономических, инфраструктурных и институциональных связях между сельскими и городскими районами (Cattaneo and Gavaldà, 2010; Jamshed et al., 2020). .

Большинство современных исследований в основном сосредоточено на городском уровне, рассматривает сельские поселения в мегаполисе в целом и игнорирует пространственную дифференциацию сельских поселений на уровне поселков.Таким образом, сложно с научной точки зрения выявить характеристики трансформации и повлиять на выработку эффективной политики устойчивого развития сельских поселений. Кроме того, в предыдущих исследованиях модели трансформации в основном разделялись на основе односторонних факторов морфологии земель или структуры переустройства (Кан, 2016; Лин и Шен, 2018; Хан и Линь, 2019), при этом не было классификации моделей трансформации на основе различных пространственных характеристик под единый фреймворк. Трудно полностью раскрыть пространственные различия и идентифицировать шаблоны трансформации, что затрудняет определение движущих факторов.Следовательно, существует острая необходимость исследования пространственной дифференциации трансформации сельских поселений и ее движущих механизмов на уровне поселков в мегаполисе.

Чтобы восполнить пробел в исследованиях, в данном исследовании строится пространственная модель для измерения различных характеристик и движущих механизмов преобразования сельских поселений в 25 поселках в районе Пудун. Учитывая очевидную разницу пространственных характеристик и движущих факторов трансформации сельских поселений между территориями, мы выбрали Пудун в качестве исследуемой территории.Это исследование направлено на решение трех вопросов: 1) Каковы характеристики пространственной дифференциации трансформации сельских поселений в мегаполисе? 2) Как разделить модели трансформации сельских поселений по пространственным характеристикам? 3) Каковы движущие факторы и их движущие механизмы для различных моделей трансформации? Ожидается, что это исследование предоставит эмпирическое исследование типичных регионов, а именно мегаполисов с натянутыми отношениями между человеком и землей, чтобы обогатить теоретическую систему трансформации сельских поселений в развивающихся странах.

Остальная часть этого документа структурирована следующим образом: Раздел 2 описывает область исследования и методологию. Раздел 3 иллюстрирует характеристики пространственной дифференциации и модели трансформации сельских поселений на уровне поселков. В разделе 4 анализируются движущие факторы и механизмы, изучаются рекомендации по политике и излагаются возможные направления будущих исследований. В последнем разделе резюмируются основные выводы этого исследования.

2 Материалы и методы

2.1 Учебные районы

Шанхай — экономический центр и крупнейший мегаполис Китая. Район Пудун, одна из самых важных частей Шанхая, находится в юго-восточной части мегаполиса (рис. 1). В условиях быстрой урбанизации Пудун претерпел значительные социально-экономические преобразования как в сельских поселениях, так и в сельском населении. Общая численность сельского населения уменьшилась на 29,7%, с 1,08 миллиона в 2000 году до 0,76 миллиона в 2018 году. Площадь сельских поселений уменьшилась на 54. 1%, с 16 869,8 га до 9 115,0 га. Однако есть существенные различия в природной среде и экономическом развитии с севера на юг Пудуна. Северная часть известна своим имиджем города и деловым центром (например, Жемчужина Востока и Парк высоких технологий Чжанцзян). Напротив, средний регион имеет много разбросанных сельских поселений, а южная часть богата сельскохозяйственными угодьями. Эта пространственная дифференциация характеристик различных областей становится более очевидной при различных движущих факторах.Таким образом, Пудун является хорошей выборкой для изучения характеристик пространственной дифференциации и движущего механизма трансформации сельских поселений в мегаполисах.

РИСУНОК 1 . Расположение и граница поселка в Пудуне.

Пудун занимает примерно 1392 км 2 с населением 5,52 миллиона человек (PDSB, 2019), включая 36 улиц (городских кварталов) и поселков. Из них 11 улиц были полностью урбанизированы в 2000 году и не имели сельских поселений. Таким образом, с 2000 по 2018 год преобразование сельских поселений в сельские поселения претерпели всего 25 поселков.В данном исследовании GQ, GH, NHC и т. Д. — это сокращенные названия этих поселков в Пудуне.

Чтобы отразить характеристики дифференциации с городскими застроенными территориями, в данной статье были подразделены три сельских района Пудун. Пригородная зона между городом и деревней, также известная как пригород или городская глубинка, представляет собой зону трансформации, в которой городское и сельское использование смешивается и часто конфликтует; он находится ближе всего к центру города (Ma et al., 2018). Пригородная зона находится за пределами городской окраины, тогда как пригородная зона расположена за пределами пригородной зоны, наиболее удаленной от центра города.Ученые разделили мегаполис Шанхай на разные типы в зависимости от внешней кольцевой дороги и кольцевого экспресса (Tian et al., 2017). Основываясь на этом методе, в данной статье пространственный охват был разделен на три типа областей. Пригородная зона между городом и деревней расположена внутри внешней кольцевой дороги; дачный участок находится между МКАД и кольцевым экспрессом; загородный участок находится за пределами кольцевой экспрессы.

2.2 Источники данных и предварительная обработка

2.2.1 Данные о землепользовании из наблюдений Земли

Дистанционное зондирование стало неотразимой технологией, обеспечивающей точную пространственную информацию и распределение землепользования / земного покрова (LULC) из различных наблюдений Земли (EO) наборы данных во временном периоде (Rani et al., 2018; Kabisch et al., 2019). Чтобы оценить различные пространственные характеристики трансформации сельских поселений в Пудуне, мы получили данные снимков Landsat ETM 2000 г. (Landsat 7, 3 августа 2000 г.) и данные снимков Landsat ETM 2018 г. Пудуна (Landsat 8, 2 апреля 2018 г.) с веб-сайта USGS ( http://landsat.usgs.gov/). Мы используем метод случайной классификации лесов и пространственный анализ ГИС для получения карты землепользования 2000 и 2018 годов в Пудуне (Van der Linden et al. , 2015). Кроме того, мы получили данные земельной съемки Пудуна за 2006 год из Шанхайского центра городского планирования и проверки (SHUPVC) и использовали их для корректировки классифицированных результатов землепользования.Достигнута точность классификации 95% для данных за 2000 год и 97% за 2018 год.

2.2.2 Предварительная обработка данных о землепользовании

Для удобства анализа данные о землепользовании за 2000 и 2018 годы были включены в новая система классификации, состоящая из шести типов землепользования, а именно сельскохозяйственных земель (AL), городских поселений (США), сельских поселений (RS), других строительных земель, таких как изолированные производственные и горнодобывающие земли (OC), акватория (WA) ), неиспользуемая земля (UL). С помощью модуля пространственного анализа ArcGIS земельные участки каждого типа были рассчитаны и проанализированы для оценки морфологии, масштаба и структурной трансформации сельских поселений путем извлечения и анализа наборов данных о земле на двух картах (рис. 2).После преобразования двух карт в векторном формате LULC в растровый формат с разрешением 10 м на 10 м (минимальная площадь земного покрова составляет около 0,01 га) в этом исследовании использовался Fragstats 4.2 для расчета показателей ландшафта для анализа трансформации морфологии. .

РИСУНОК 2 . Классифицированная карта землепользования Пудуна в 2000 и 2018 годах.

2.3 Методология

Характеристика пространственных изменений в сельских поселениях может создать основу для изучения моделей трансформации, путей развития и политических рекомендаций (Gao et al., 2017; Gu et al., 2019; Hu et al., 2019). Как правило, сложно полностью проиллюстрировать весь процесс пространственного изменения ограниченными показателями, поскольку пространственная трансформация сельских поселений — это сложный процесс, включающий взаимное преобразование между сельскими поселениями и другими землями (Liu J. et al., 2014). Чтобы выделить фокус исследования, мы используем три индикатора, чтобы выявить основные, но не все характеристики, поскольку пространственная трансформация в основном отражается в трех аспектах. Масштабные изменения раскрывают направление и скорость преобразования, морфологические изменения раскрывают детали и различия в преобразовании, а изменения структуры землепользования раскрывают степень корреляции между преобразованием сельских поселений и других земель.

• Анализ индекса интенсивности преобразования для описания изменения масштаба.

• Структура преобразования существенно индексирует анализ для описания изменения структуры землепользования.

• Анализ метрик ландшафта для отражения морфологической трансформации участков сельских населенных пунктов.

Сочетание этих методов может адекватно описать пространственные характеристики сельских поселений и помочь понять модели трансформации и движущий механизм.

2.3.1. Индекс интенсивности преобразования

В литературе модель динамики землепользования (LUDM) изучалась и широко применялась для количественной оценки масштабов пространственных изменений (Li T. et al., 2015). Однако интенсивность преобразования, характеризуемая LUDM, не была сопоставима строго из-за внутренних ограничений во времени. Таким образом, это исследование улучшило широко используемый LUDM, приняв индекс интенсивности преобразования (CI) для оценки интенсивности преобразования сельских поселений. Уравнение CI описывается следующим образом:

где CI обозначает среднегодовой коэффициент конверсии в соответствующей пространственной единице для обеспечения пространственной сопоставимости преобразования сельских поселений для различных временных интервалов.A a и A b указывают площадь сельских поселений в начале (время a), а в конце (момент b) в течение заданного периода, N — временные интервалы.

2.3.2 Индекс значимости структуры преобразования

Основываясь на анализе наложения в ArcGIS, в этом исследовании был рассчитан индекс значимости структуры преобразования землепользования (CSS) для определения коэффициента вклада преобразования типа землепользования i в общую сельскую конверсия расчетов за данный период.Расчет описывается следующим образом:

CSS = Ar, i-Ai, rAin-Aout × 100% (2)

где CSS — индекс значимости преобразования землепользования для типа землепользования i, который обозначает процент преобразованных земель. -использование типа i в общей площади сельских поселений, а CSS варьируется от 0 до 1. Ar, i обозначает площадь сельских поселений, переведенных из землепользования i, Ai, r обозначает площадь сельских поселений, переведенных в землепользование. тип i; Ain обозначает общую площадь сельских поселений, преобразованных из других типов землепользования, а Aout обозначает общую площадь сельских поселений, преобразованных в различные типы землепользования.Более высокое значение CSS указывает на преобладание преобразования между землепользованием i и сельскими поселениями. В этом исследовании были определены основные типы конверсии сельских поселений путем ранжирования значений CSS от высокого к низкому.

2.3.3 Ландшафтные метрики

Ландшафтные экологические исследования предоставляют ряд количественных показателей для изучения городской и сельской морфологии плановиками, географами и экономистами (Xu, 2016). Метрики ландшафта (LM) могут использоваться для описания масштаба, формы и состава участков, которые состоят из смежных областей одной и той же категории. Поскольку цель состоит в том, чтобы охарактеризовать трансформацию морфологии сельских поселений, в исследовании все земли сельских поселений рассматриваются как единый класс. Поэтому многие мелкие метрики, такие как индексы рассеивания и заражения, которые могут быть полезны в региональном масштабе, в этом исследовании не используются.

Некоторые ключевые показатели уровня класса используются для отражения трансформации масштаба, распределения, компактности и сложности морфологии сельских поселений из литературного обзора (Barry and Brian, 2013; Israel and Wynberg, 2019).Средний размер участка (MPS) — это средняя площадь пятен сельских населенных пунктов. Он может отражать изменения в области пятен. Значительное значение указывает на то, что средний размер пятен увеличился, в то время как небольшое значение указывает на то, что средний размер уменьшился. Плотность пятен (PD) может описывать количество пятен в определенной области. Высокий PD отражает децентрализованные тенденции, а низкий PD отражает централизованные тенденции. Индекс формы ландшафта (LSI) — это стандартизированная мера компактности участка; низкие значения этого индекса отражают компактность отдельных участков.PARA измеряет сложность формы пятна, где 1 является индексом для пятна квадратной формы. PARA неограниченно увеличивается по мере того, как форма пятна становится более сложной и неправильной. Уравнения и описания показателей следующие (Таблица 1).

ТАБЛИЦА 1 . Формула расчета и описание метрики ландшафта.

3 Результаты

3.1 Пространственное распределение индекса интенсивности конверсии

Результаты КИ показали, что масштаб сельских поселений значительно уменьшился (Рисунок 3).В 2000 году общая площадь сельских поселений составляла 16 869,8 га, что составляло 12,1% всей земли. Напротив, размер сельских поселений в 2018 году составил всего 9 115,0 га (6,6%). В течение периода исследования уменьшенная площадь была относительно большой, достигнув 9 972,4 га, в то время как увеличенная площадь была относительно небольшой, всего 2227,6 га, что привело к сокращению в целом на 7 754,8 га.

РИСУНОК 3 . Пространственное распределение преобразований сельских поселений в Пудуне с 2000 по 2018 гг.

Используя естественные разрывы (Jenks) ГИС, значения CI были классифицированы по пяти категориям на уровне поселка, а именно самая низкая интенсивность (0.009

ТАБЛИЦА 2 . Сокращение площадей сельских поселений среди городов в Пудуне.

Пространственное распределение КИ показало, что площадь сокращения сельских поселений снизилась с самого высокого уровня в городских районах до самого низкого уровня в загородных районах (Рисунок 4). Различия в пространственном расположении сельских поселений и городских территорий могут объяснить пространственную дифференциацию. Большинство поселков с наибольшей интенсивностью были сосредоточены в северном центре, и только один поселок (NHC) располагался на юге.Поскольку это был новый поселок, получивший приоритетную поддержку развития от правительства муниципалитета Шанхая, интенсивная застройка и строительство в этом поселке привели к быстрому сокращению его сельских поселений. Поселки с высокой интенсивностью движения были расположены недалеко от северного центра. Быстрая экспансия городов привела к быстрой эрозии приближающихся к ним сельских поселений. Поселки средней интенсивности были разбросаны по центру Пудуна. Поскольку сельские поселения в этих поселках находились далеко от центра города, они в меньшей степени пострадали от посягательства на город. Поселки с низкой и самой низкой интенсивностью были сосредоточены на юге. Эти поселки были традиционным сельскохозяйственным районом и меньше пострадали от урбанизации и индустриализации.

РИСУНОК 4 . CI сельских поселений на уровне поселка в Пудуне с 2000 по 2018 год.

3.2 Пространственная дифференциация индекса значимости структуры преобразования

3.2.1 Общая структура преобразования

Таблица 3 показывает, что масштаб сельских поселений, переходящих в другое землепользование типов было больше, чем у сельских поселений, переходящих из других видов землепользования, поэтому масштабы сельских поселений резко сократились на 7 754 человека.8 га. Соотношение общей площади городских поселений, земель под застройку, сельскохозяйственных земель и акватории, переустроенной из сельского поселения, составляет 8: 5: 2: 1, что соответствует изменяющимся темпам развития сельских поселений. Он показал, что преобразование сельских поселений согласовано и интегрировано с урбанизацией и модернизацией сельского хозяйства мегаполиса. Этот феномен уникален для Китая и обычно наблюдается в других исследуемых районах за пределами мегаполиса (Li T. et al., 2015; Shi et al., 2016).

ТАБЛИЦА 3 . Структура преобразования между сельским поселением и другими видами землепользования в 2000 и 2018 годах.

Большинство увеличившихся сельских поселений произошло за счет сельскохозяйственных земель (71,5%), в то время как большая часть уменьшившихся сельских поселений была преобразована в городские поселения и другие земли под застройку, что составляет 40,3 и 25,1% соответственно. По мере удаления сельских поселений от городов доля переустроенных регионов из сельских поселений уменьшалась.Небольшое количество сельских поселений было преобразовано в сельскохозяйственные земли, воду и неиспользуемые земли, что улучшило сельскую среду. Эти результаты показали, что на преобразование сельских поселений на этих территориях значительное влияние оказала политика планирования.

3.2.2 Индекс значимости структуры преобразования на уровне поселка

Пространственное распределение CSS на уровне поселка показало, что преобразование землепользования сельских поселений сильно различается на окраинах городских и сельских районов, пригородных районах и загородный участок (рисунок 5). CSS сельских поселений на окраинах городских и сельских районов был высоким для городских поселений и других строительных земель, но низким для сельскохозяйственных земель. В нем указано, что сельские поселения в основном были превращены в земли под застройку. Ввиду быстрой урбанизации периферийные города предпочитали предоставлять больше места для быстрого расширения экономической деятельности из-за их выгодного местоположения. Поэтому сельские поселения на этой территории в основном превращаются в городские поселки и другие земли под застройку.

РИСУНОК 5 . Пространственное распределение CSS на уровне поселка в Пудуне с 2000 по 2018 год.

Напротив, значение CSS в пригородной зоне было высоким на сельскохозяйственных землях, но очень низким в городских поселениях и других строительных землях. В нем указано, что большинство сельских поселений были преобразованы в сельскохозяйственные угодья. Сдерживаемый физико-географическим положением и экономическими условиями, общий социально-экономический статус этих территорий претерпел значительный спад. Сельские поселения в этом районе в основном выполняли жилую и производственную функции. Кроме того, эти районы были основным сельскохозяйственным районом Пудуна, в котором строго применялась политика защиты возделываемых земель. В этих ситуациях доля сельскохозяйственных земель увеличилась с относительно более высоким значением CSS. К тому же КСС сельских поселений на дачной территории было разным. Ни один из типов землепользования не имел более высокого значения CSS. Другими словами, структура типа землепользования, переходящая из сельских поселений, была более сбалансированной, с относительно разнообразной структурой преобразования сельских поселений.

3.3 Динамика изменения показателей ландшафта

Дифференциация значений LM показала, что средняя площадь участков сельских поселений увеличилась, пространственное распределение стало более концентрированным, форма стала более регулярной (Таблица 4). МПС сельских поселений значительно выросла с 2,31 до 3,86. Это продемонстрировало, что деятельность по слиянию сельских поселений проводилась в рамках государственной политики. Между тем, быстрое снижение ПД с 43,13 до 25,86 свидетельствует о постепенном усилении концентрации сельских поселений.Другими словами, сельские поселения становились более сгруппированными. Кроме того, LSI немного снизился с 1,69 до 1,66, что свидетельствует о том, что компактность формы сельских поселений остается стабильной. Тем не менее, PARA значительно снизился с 1 039,36 до 556,96, на 46,4%. Вариация PARA показала, что облик сельских поселений стал правильным, поскольку на них в большей степени повлияла деятельность человека.

ТАБЛИЦА 4 . Изменение ландшафтных показателей сельских поселений Пудуна в 2000 и 2018 гг.

Как показано на рисунке 6, изменения этих четырех показателей на уровне поселка были асинхронными из-за различий в интенсивности и структуре конверсии. Огромный разрыв существовал в перемещении МПС в разные поселки. В 2000 г. наибольшее и наименьшее значение MPS составляло 3,8 и 1,5 га соответственно. Соответствующие МПС увеличились до 9,4 и 1,9 га в 2018 году отдельно. Они представляли собой наибольшую и наименьшую концентрацию сельских поселений. Также мы можем обнаружить, что МПС в некоторых загородных районах увеличилось в 2–3 раза.Они намного больше, чем у городских окраин. Он показал, что сельские поселения на окраинах переживают процесс консолидации. Произошло значительное снижение вариации PD, что указывает на то, что плотность сельских поселений снизилась и стала более концентрированной.

РИСУНОК 6 . Изменение LM на уровне поселков с 2000 по 2018 год.

LSI этих поселков за исследуемый период полностью упали, что указывает на то, что морфология сельских поселений стала компактной.Среди этих поселков LSI южных поселений, особенно LG, NC, NHC, SY и WX, был выше, чем других поселений, что свидетельствует о более слабой морфологии сельских поселений в южных поселках. PARA сельских поселений во всех поселках снизилась почти на 50%, приняв правильные и прямые формы. Кроме того, разрыв PARA в разных поселках стал меньше, что указывает на исчезновение морфологических различий в разных поселках. Вариация PARA также отражала постепенное усиление воздействия человеческой деятельности на сельские поселения и снижение воздействия природных атрибутов на сельские поселения.

3.4 Паттерны трансформации

Основываясь на характеристиках пространственной дифференциации CI, CSS и LM на уровне поселка, в этом исследовании использовался метод кластерного анализа в SPSS для классификации трех паттернов для понимания движущих сил и механизма трансформации, а именно быстрого паттерн исчезновения, упорядоченный паттерн трансформации и физический паттерн распада. Индикаторные интервалы CI, CSS и LM трех типов показаны в таблице 5. На рисунке 7 показано пространственное распределение трех типов.

ТАБЛИЦА 5 . Индикаторные интервалы трех типов областей.

РИСУНОК 7 . Пространственная дифференциация закономерностей трансформации сельских поселений.

3.4.1 Модель быстрого исчезновения

Модель быстрого исчезновения (P1) имеет три важных характеристики. Что касается ДИ, значение P1 было от 0,03 до 0,055%. Это было намного выше, чем у двух других моделей, каждая из которых составляла менее 0,03%. Кроме того, значение CSS для этой модели было очень высоким в городских поселениях и на других землях строительства, что указывает на то, что большинство уменьшившихся сельских поселений были преобразованы в земли для строительства городских районов.Кроме того, величина изменения каждого LM была скромной, только между P2 и P3. Этот образец сельских поселений в основном расположен в городской окраине, включая GQ, GH, GD, JQ, TZ, ZJ, HM, KQ, BC, SL. Как упоминалось выше, хотя поселок NHC находился в пригороде Пудуна, сельские поселения в нем все же быстро исчезли, поскольку это был новый стратегический город, строительство которого в первую очередь осуществлялось правительством Шанхая. Таким образом, модель трансформации городка NHC принадлежала модели P1.

3.4.2 Шаблон упорядоченного преобразования

Шаблон упорядоченного преобразования (P2) имеет свои уникальные характеристики. Что касается ДИ, значение P2 колебалось от 0,017 до 0,03%. Он был ниже, чем P1, но выше, чем P3. Кроме того, значение CSS этого шаблона было очень высоким на сельскохозяйственных землях и в акватории, что указывает на то, что этот шаблон эффективно улучшил окружающую среду. Однако в каждой LM произошли значительные изменения. Его значение было намного выше, чем у P1 и P3.MPS этой схемы увеличился почти в 1-2 раза, в то время как PARA снизился на 40-60%, что отражает оптимизацию пространственной структуры и эффективности землепользования. По сравнению с P1, эта структура сельских поселений была в основном расположена в пригородной зоне, основной сельскохозяйственной базе в Пудуне. Некоторые городки, такие как XQ, HN, LG, DT, WX, SY, ZQ, NC, принадлежали к этому шаблону.

3.4.3 Физическая модель распада

В целом физическая модель распада (P3) менялась очень медленно. Что касается CI, значение P3 было самым низким среди трех категорий со значением менее 0.017%. Значение CSS для P1 и P2 было высоким в городских поселениях и сельскохозяйственных угодьях, соответственно, что также было обнаружено в предыдущем исследовании (Li Y. et al., 2015; Ma et al., 2018). Однако по сравнению с ними значение CSS для P3 было сбалансировано распределено между городскими поселениями, землями под застройку, сельскохозяйственными угодьями и акваториями. Другими словами, трансформация была более разнообразной, и никакой тип землепользования из сельских поселений не преобладал в этой схеме. Кроме того, величина изменения LM в этом шаблоне не претерпела значительных изменений, что сформировало резкий контраст с P2.Эта структура сельских поселений в основном расположена в пригородных зонах. Некоторые городки, такие как HQ, CS, ZQ, ZP, HT, принадлежали к этому шаблону.

4 Обсуждение

4.1 Движущий механизм трансформации сельских поселений

Пространственные изменения сельских поселений в CI, CSS и LM являются совокупным эффектом множества факторов, включая вторжение в город, политику планирования, фундаментальные условия (Shi et al. ., 2016; Xu et al., 2018). Однако основные движущие факторы и их механизмы с разными моделями трансформации неодинаковы, что приводит к пространственной дифференциации сельских поселений мегаполиса. Механизм привода этих шаблонов проанализирован на Рисунке 8.

РИСУНОК 8 . Характеристики пространственной дифференциации, движущий механизм и политика оптимизации схем трансформации сельских поселений.

4.1.1 Посягательство на город

Посягательство на город было прямой силой, приведшей к уменьшению площади сельских поселений P1 за время исследования, и результаты согласуются с предыдущим исследованием (Liu J. et al., 2014; Ma et al. др., 2018). Правительство муниципалитета Шанхая подтвердило позиционирование Пудуна как делового центра города.Эти стратегии регионального развития способствовали урбанизации и индустриализации Пудуна, что неизбежно привело к тому, что Пудун получил достаточно земли для строительства для городской промышленности и человеческой деятельности. Таким образом, сельские поселения вблизи границы городской застройки, особенно на окраинах города и села, стали предпочтительным выбором для городских поселений. Таким образом, сельские поселения постепенно отодвигались от границ городской застройки, в результате чего происходило быстрое преобразование в городские поселения. Прослеживалась четкая корреляция между исчезновением на общей площади сельских поселений и их расстоянием до границ городской застройки в течение исследуемого временного диапазона для данной закономерности. Сельские поселения вблизи границы городской застройки в пределах 1000 м демонстрировали наиболее выраженную скорость исчезновения, иллюстрируя, что городское вторжение на сельскую территорию было более значительным в пригородной зоне, чем пригородные и загородные районы.

Однако, в отличие от предыдущих исследований, мы обнаружили, что основным движущим фактором одного городка (NHC) в пригородной зоне также была городская экспансия.Поскольку этот город был определен правительством Шанхая как город критического развития, городское вторжение в сельские поселения в этом поселке было быстрым.

4.1.2 Политика планирования

Ряд политик планирования сыграл важную роль в преобразовании сельских поселений P2. Этот эффект был очевиден в пригородных районах, где власти реализовали серию мер по планированию, увеличивая масштаб и морфологию сельских поселений, чтобы они были более эффективными и компактными. Эти результаты также можно найти в предыдущем исследовании (Kan, 2016; Lo et al., 2016; Han and Lin, 2019). Эти стратегии включают увеличение или уменьшение баланса городских и сельских земель под застройку, консолидацию сельских земель, строительство новой сельской местности и т. Д. В целом, сельские поселения P2 продемонстрировали модель трансформации, совместимую с «мужчинами и окружающей средой», посредством ряда политик планирования. Движущими механизмами такой политики планирования являются следующие.

Во-первых, были оптимизированы масштабы сельских поселений за счет увеличения и уменьшения баланса городских и сельских земель под застройку.Эта политика определяла структурное и количественное распределение земель между городскими и сельскими районами, требуя, чтобы площадь возделываемых земель, отвоеванных у сельских поселений, была равна увеличенному размеру городских поселений. Таким образом, сельские поселения П2 уменьшились и превратились в земли сельскохозяйственного назначения. Эта политика напрямую оптимизировала масштабы сельских поселений. Во-вторых, распределение сельских поселений было скорректировано за счет консолидации сельских земель. Эта политика восстановила пустотные сельские поселения и превратила их в сельскохозяйственные угодья; Индекс излишков земли для строительства может построить новые сельские общины и построить современные сельскохозяйственные ландшафты.Это повысило эффективность землепользования, а затем создало эффекты пространственной агломерации за счет корректировки разрозненных и обширных сельских поселений. В-третьих, морфология сельских поселений регулировалась за счет застройки новой деревни. Эта политика направляла и способствовала развитию сельских поселений за счет интенсивного и эффективного использования земли. В результате такой политики сельские поселения в P2 превратились из беспорядочного пространственного расширения в упорядоченное развитие.

4.1.3 Основные условия

Основные условия, включая ограничение физико-географических условий и слабое экономическое положение, были основными движущими факторами P3. По сравнению с двумя другими категориями, эта модель часто располагалась в традиционных сельских удаленных районах с менее благоприятными физическими условиями и слабой социально-экономической базой. Ни вторжение в города, ни политика планирования не являются основными движущими факторами в пригородных районах. Ограниченные экономическим положением, сельские поселения стали основным местом проживания сельских жителей в сельскохозяйственном производстве. Однако модернизация сельского хозяйства привела к сокращению численности сельскохозяйственных работников. Кроме того, было много возможностей трудоустройства в городской местности.Сельских жителей в сельской местности больше привлекала миграция в город на высокооплачиваемую работу, чем участие в сельскохозяйственной производственной деятельности. Таким образом, перемещение населения из сельских районов привело к обесцвечиванию сельскохозяйственного сообщества, что усугубило обнищание сельской промышленности. Наконец, этот порочный круг, возникший в результате ограничения физико-географических условий и экономического положения, сформировал сельские поселения P3 в Пудуне.

В целом, три основные модели были сформированы различными факторами влияния.Среди них эффект посягательства на город был наиболее значительным, в результате чего количество сельских поселений в пригородной зоне резко сократилось. Влияние политики планирования было огромным в изменении и оптимизации масштаба и морфологии сельских поселений в пригородных районах. Влияние естественных фоновых условий и экономического положения все еще сохранялось; он сыграл важную роль в перемещении населения между городскими и сельскими регионами, что привело к физическому распаду в пригородных районах.Таким образом, различные движущие факторы усилили пространственную дифференциацию трансформации сельских поселений внутри мегаполиса.

4.2 Разница в трансформации сельских поселений между Китаем и западными странами

Как Китай, так и западные страны претерпели трансформацию сельских поселений в результате притока населения, земли и ресурсов. Однако между ними есть и отличия. Во-первых, динамика трансформации разная. Преобразование сельских поселений в Китае в основном вызвано быстрой урбанизацией и индустриализацией. Это привело к перетоку населения, земли и ресурсов из сельских районов в города (Chan, 2010). Его суть — упадок села, вызванный быстрой потерей сельских элементов. Западные страны завершили индустриализацию, урбанизацию и модернизацию сельского хозяйства. Постиндустриализация и контрурбанизация являются основными движущими силами, которые способствуют притоку капитала из городов в сельские районы, делая сельскую местность вторым домом для городских жителей.Его суть заключается в пространственной реорганизации сельских элементов, встроенных в городские элементы.

Во-вторых, методы трансформации разные. В Китае преобладает процесс разработки политики сверху вниз по сравнению с жизненно важными процессами снизу вверх в западных странах. Правительственные агентства на разных уровнях в Китае контролируют разработку политики в области развития сельских районов, что сформировало управляемый государством процесс преобразования города в сельскую местность (Wang, 2018). Деколлективизация сельского хозяйства, реформы хукоу и ослабление контроля над миграцией привели к тому, что сельские жители приезжают в города, чтобы продавать свою рабочую силу за мизерную заработную плату.В этом нисходящем процессе игнорируются потребности сельских жителей. Напротив, местные жители и другие заинтересованные стороны во многих западных странах могут активно участвовать в процессах преобразования сельских районов с проектировщиками в качестве координаторов. Процесс преобразования сельских районов снизу вверх тесно связан с потребностями местных жителей (Primdahl and Kristensen, 2016).

В-третьих, основа трансформации другая. Землевладение в Китае коренным образом отличается от владения землей в большинстве развитых стран. Земля в западных странах почти находится в частной собственности, ей можно предложить безусловное право собственности.Земля в Китае находится в коллективной собственности в сельских районах и в государственной собственности в городских районах, причем обе земли могут быть предоставлены только на условиях аренды. Согласно Закону об управлении земельными ресурсами Китая (1988 г.), все права землепользования могут быть сданы в аренду на определенный срок в зависимости от типа земли. Правительство строго ограничивало преобразование сельскохозяйственных угодий в несельскохозяйственные и передачу фермерами приусадебных участков. Другими словами, обращение земли в сельских районах в западных странах является бесплатным, в то время как в Китае существует более существенная ограниченность земельной политики.

4.3 Рекомендации по политике

Пространственная дифференциация преобразования сельских поселений в Пудуне происходила под совокупным воздействием множества факторов, и движущие факторы каждой модели различны. Следовательно, мы можем адекватно направлять направление трансформации сельских поселений, корректируя движущие факторы, влияющие на их изменение. Политика оптимизации для каждого шаблона рассматривается следующим образом. Во-первых, рекомендуется строго контролировать пространственное расширение городских поселений через границу роста городов (UGB). В прошлом городское вторжение поглощало слишком много сельских поселений и возделываемых земель из-за отсутствия контроля над границами и масштабами городской застройки (Tian et al., 2014; Gao et al., 2017). ЕГБ следует внедрить для управления городскими поселениями разумного размера и улучшения пространственной структуры город-село. Таким образом, городское вторжение может быть преобразовано из формы чрезмерного расширения в соответствующую форму роста. В конечном итоге быстрое и необоснованное снижение П1 в сельских поселениях можно предотвратить.

Кроме того, пространственное планирование должно быть сформулировано с научной точки зрения, чтобы защитить морфологические характеристики поселений и унаследовать сельский стиль, чтобы можно было продолжить разнообразие и упорядоченное развитие сельских поселений P2. С одной стороны, красные линии на строительных площадях, сельскохозяйственных площадях и экологических пространствах должны быть проведены с научной точки зрения, чтобы разумно контролировать масштабное распределение различных типов землепользования. Пространственное планирование должно учитывать природные условия и различные пространственные требования, поощряемые урбанизацией, модернизацией сельского хозяйства и охраной окружающей среды для обеспечения устойчивого развития сельских районов.С другой стороны, серия проектов реконструкции сельских районов, таких как планировка новых деревень и строительство жилых домов в сельской местности, должна учитывать и унаследовать морфологические характеристики сельских поселений. Морфологические характеристики сельских поселений являются отличным интерактивным результатом природных условий и социального, экономического развития, поэтому необходимо избегать прямого копирования методов городского планирования в сельское планирование.

Наконец, пространственная структура и планировка сельских поселений должны быть улучшены путем сноса пустотелых деревень и объединения разрозненных поселений для содействия развитию сельских поселений P3.Сельские поселения с более крупными размерами и лучшей экономической базой должны быть сохранены и руководствоваться надлежащей планировкой и планировкой. Они могут быть центральной деревней, обслуживающей окружающие общины. Для сельских поселений с большим количеством незанятых земель под застройку в результате большого оттока сельского населения его масштабы следует постепенно сокращать. Комбинируя использование незанятых земель с пространственными потребностями новых сельских производств, можно реализовать сокращение масштабов и структурную оптимизацию сельских поселений P3.

4.4 Ограничения и дальнейшие исследования

В этом исследовании все еще есть некоторые ограничения. Из-за ограниченности данных, доступных в исследуемой области, в данной статье трансформация сельских поселений в основном исследуется с пространственной точки зрения. Он не может всесторонне отразить изменение социально-экономического состояния сельских поселений и влияние технического прогресса на сельские поселения, например, режим мобильности. Поскольку преобразование сельских поселений тесно связано с местной сельской средой и социально-экономическим процессом (Ли Д. et al., 2016; Yanbo et al., 2018), необходимо провести полевое обследование для получения первичных данных об отраслях, объектах и ​​информации о населении в будущих исследованиях. Кроме того, временная выборка в этом исследовании минимальна — всего 2 года (2000 и 2018), игнорируя нелинейную изменчивость между периодами. В будущих исследованиях необходимо добавить больше данных временной выборки, чтобы помочь раскрыть подробный процесс преобразования. Более того, значение пространственной трансформации очень богато и разнообразно. Три типа индикаторов, построенных в этом исследовании, могут выявить только основные характеристики пространственной дифференциации, но не могут полностью отобразить все характеристики.В будущих исследованиях необходимо больше показателей, чтобы оценить всю пространственную сложность преобразования сельских поселений. Наконец, это исследование анализирует движущие факторы и механизмы с помощью качественного метода, поэтому оно не может точно объяснить степень движущих факторов, влияющих на характеристики трансформации. Таким образом, в будущих исследованиях требуется количественный анализ движущих факторов.

5 Заключение

Из-за обширного географического пространства и множества факторов существует огромная пространственная дифференциация трансформации сельских поселений в мегаполисах развивающихся стран.Определение характеристик дифференциации может помочь в создании более эффективных политик пространственной оптимизации. В этой статье были применены CI, CSS и LM для изучения характеристик пространственной дифференциации и выявления движущего механизма сельских поселений в мегаполисах на уровне поселков. Основные выводы, которые мы делаем, следующие.

Во-первых, пространственная дифференциация трансформации сельских поселений внутри мегаполиса огромна. Результаты CI указывают на значительное уменьшение размеров населенных пунктов, и значения снизились от городской и сельской окраины к загородной зоне.Наиболее уменьшившиеся земли сельских поселений были преобразованы в городские поселения, и значения CSS сильно различались в разных районах. Результаты LM показывают, что морфология поселений стала более компактной и регулярной, но в разной степени в разных регионах.

Во-вторых, на основе характеристик пространственной дифференциации были классифицированы три паттерна. Картина быстрого исчезновения в основном происходила в периферийной городской и сельской местности, и ее масштабы быстро преобразовались в городские поселения.Физическая картина распада в основном располагалась в пригородной зоне, ее масштаб медленно уменьшался, а структура преобразования стала более разнообразной. Упорядоченный паттерн трансформации в основном располагался на окраине, его масштаб уменьшался со средней скоростью, а морфология пятен стала более регулярной.

В-третьих, основные движущие факторы различных структур неодинаковы, что приводит к пространственной дифференциации сельских поселений внутри мегаполиса. Модель быстрого исчезновения, модель физического распада и модель упорядоченной трансформации в основном были вызваны вторжением в города, ограничением географических условий и политикой планирования по отдельности.

Это исследование выявляет пространственные характеристики дифференциации преобразования сельских поселений в мегаполисе на уровне поселка, а не просто рассматривает его как целую территорию. Он обогащает содержание исследования, предоставляя эмпирическое исследование типичного района мегаполиса развивающихся стран. Кроме того, классификация моделей трансформации и определение движущих факторов могут дать научное руководство для оптимизации сельских поселений.

Заявление о доступности данных

Исходные материалы, представленные в исследовании, включены в статью / дополнительные материалы, дальнейшие запросы можно направить соответствующему автору.

Вклад авторов

KL и HG инициировали это исследование с оригинальной идеей, провели общий анализ и написали эту статью. LY предложила подходящие методики для глобального исследования. KL и LH оказали помощь в сборе и анализе данных. Все авторы провели обработку данных и другую сопутствующую работу.

Благодарности

Это исследование финансировалось Национальным фондом естественных наук Китая (грант 71841002) и Советом по стипендиям Китая (грант 201806260232). Мы высоко ценим конструктивные комментарии и предложения от рецензентов.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все претензии, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно относятся к их аффилированным организациям, либо к претензиям издателя, редакторов и рецензентов.Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или заявление, которое может быть сделано его производителем, не подлежат гарантии или одобрению со стороны издателя.

Ссылки

Barrett, B. F. D. (1999). Экологизм в периоды быстрой социальной трансформации: наследие промышленной революции в Соединенном Королевстве и Реставрация Мэйдзи в Японии. Sust. Dev. 7 (4), 178–190. doi: 10.1002 / (sici) 1099-1719 (199911) 7: 4 <178 :: aid-sd113> 3.0.co; 2-l

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Barry, K. , и Брайан, Л. (2013). Измерение разрастания в городских и сельских районах с использованием объединенного индекса разрастания. Устойчивое развитие 5, 1806–1828. doi: 10.3390 / su5051806

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каттанео, К. и Гавальда, М. (2010). Опыт выполнения приседаний в Рурбане в Коллсероле, Барселона: что за спад? J. Clean. Prod. 18 (6), 581–589. doi: 10.1016 / j.jclepro.2010.01.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Chen, C., Гао, Дж., И Чен, Дж. (2017). Институциональные изменения, динамика землепользования и переход сельских поселений в пригород Китая: пример района Хуэйшань в городе Уси. Habitat Int. 70, 24–33. doi: 10.1016 / j.habitatint.2017.09.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gao, X., Xu, A., Liu, L., Deng, O., Zeng, M., Ling, J., et al. (2017). Понимание отказа от жилья в сельской местности в условиях быстрой урбанизации Китая. Habitat Int. 67, 13–21. DOI: 10.1016 / j.habitatint.2017.06.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gu, X., Xie, B., Zhang, Z., and Guo, H. (2019). Сельская многофункциональность в пригородах Шанхая: оценка и пространственные характеристики на основе деревень. Habitat Int. 92, 102041. doi: 10.1016 / j.habitatint.2019.102041

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хан, С.С., и Лин, В. (2019). Преобразование сельских земель в сельскохозяйственные угодья в Чунцине, Китай: подход купонов на землю и жалобы фермеров. Политика землепользования 83, 370–378. doi: 10.1016 / j.landusepol.2019.02.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Hu, X., Li, H., Zhang, X., Chen, X., and Yuan, Y. (2019). Многомерность и целостность сельской пространственной реструктуризации с точки зрения системы сельских пространств: тематическое исследование традиционных деревень в древнем регионе Хуэйчжоу, Китай. Habitat Int. 94, 102062. doi: 10.1016 / j.habitatint. 2019.102062

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Израиль, А., и Винберг, Р. (2019). Многофункциональные пейзажи в сельской местности, в контексте развивающихся стран: конфликты и синергия в Тшидзиве, Южная Африка. Пейзаж Res. 44 (4), 404–417. doi: 10.1080 / 01426397.2018.1441388

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джамшед А., Биркманн Дж., Рана И. А. и Макмиллан Дж. М. (2020). Релевантность размера города для уязвимости прилегающих сельских районов: эмпирическое исследование наводнений в Пакистане. Внутр. J. Снижение риска бедствий 48, 101601.doi: 10.1016 / j.ijdrr.2020.101601

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jia, K., Qiao, W., Chai, Y., Feng, T., Wang, Y., and Ge, D. (2020). Характеристики пространственного распределения сельских поселений при диверсифицированных производственных функциях сельского хозяйства: пример Тайчжоу, Китай. Habitat Int. 102, 102201. doi: 10.1016 / j.habitatint.2020. 102201

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jiang, G., He, X., Qu, Y., Zhang, R., and Meng, Y. (2016a). Функциональная эволюция сельских жилищных земель: сравнительный анализ по четырем типичным областям, представляющим различные этапы индустриализации в Китае. Политика землепользования 57, 645–654. doi: 10.1016 / j.landusepol.2016.06.037

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Jiang, W., Deng, Y., Tang, Z., Cao, R., Chen, Z., and Jia, K. (2016b). Адаптивная способность горных сельских сообществ в условиях реструктуризации к геологическим бедствиям: пример провинции Юньнань. J. Rural Stud. 47, 622–629. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2016.05.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kabisch, N., Selsam, P., Кирстен, Т., Лауш, А., Бамбергер, Дж. (2019). Мультисенсорный и разновременный подход дистанционного зондирования для обнаружения динамики изменения земного покрова в неоднородных городских ландшафтах. Ecol. индикаторы 99, 273–282. doi: 10.1016 / j.ecolind.2018.12.033

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кан, К. (2016). Трансформация деревенского коллектива в урбанизации Китая: исторический институциональный анализ. J. Rural Stud. 47, 588–600. DOI: 10.1016 / j.jrurstud.2016.07.016

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Колер, Ф., Маршан, Г. и Неграо, М. (2015). Местная история и динамика ландшафта: сравнительное исследование в сельских районах Бразилии и Франции. Политика землепользования 43, 149–160. doi: 10.1016 / j.landusepol.2014.11.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, D., Wang, D., Li, H., Zhang, S., Zhang, X., and Tao, Y. (2016a). Влияние разрастания городов на пространственную эволюцию сельских поселений: пример из Чанчуня, Китай. Устойчивое развитие 8 (8), 736. doi: 10.3390 / su8080736

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, G., Jiang, G., Jiang, C., and Bai, J. (2018a). Дифференциация пространственной морфологии сельских поселений с этнокультурной точки зрения на северо-востоке Тибетского нагорья, Китай. Habitat Int. 79, 1–9. doi: 10.1016 / j.habitatint.2018.06.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, H., Yuan, Y., Zhang, X., Li, Z., Wang, Y., and Hu, X.(2019). Эволюция и механизм трансформации пространственной структуры сельских поселений с точки зрения долгосрочных экономических и социальных изменений: на примере региона Сунан, Китай. J. Rural Stud. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2019.03.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, J., Qiu, R., Li, K., and Xu, W. (2018b). Неформальное земледелие на городской окраине. Устойчивое развитие 10 (2), 128. doi: 10.3390 / su10010128

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, T., Лонг, Х., Лю, Ю., Ту, С. (2015a). Многоуровневый анализ перехода земель под сельское жилищное строительство в условиях быстрой урбанизации Китая: пример Бохайского края. Habitat Int. 48, 227–238. doi: 10.1016 / j.habitatint.2015.04.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, X. , Li, H., Zhang, Y., and Yang, L. (2017). Пространственные модели и региональные различия сельских поселений в провинции Цзилинь, Китай. Устойчивое развитие 9 (12), 2170. doi: 10.3390 / su70

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, Y., Ли, Ю., Вестлунд, Х., Лю, Ю. (2015b). Преобразование между городскими и сельскими районами в связи с преобразованием возделываемых земель в Китае: последствия для оптимизации землепользования и сбалансированного регионального развития. Политика землепользования 47, 218–224. doi: 10.1016 / j.landusepol.2015.04.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Li, Y., Westlund, H., Zheng, X., and Liu, Y. (2016b). Инициативы снизу вверх и возрождение перед лицом упадка сельских районов: примеры из Китая и Швеции. Дж.Сельский конный завод. 47, 506–513. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2016.07.004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линь Л. и Шен Дж. (2018). Пространственные модели и движущие силы неравномерной двусторонней урбанизации в провинции Фуцзянь: подход, основанный на секторах занятости. Городской конный завод. 56 (12), 2568–2584. doi: 10.1177 / 0042098018798596

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Liu, J., Kuang, W., Zhang, Z., Xu, X., Qin, Y., Ning, J., et al. (2014a).Пространственно-временные характеристики, закономерности и причины изменений в землепользовании в Китае с конца 1980-х годов. J. Geogr. Sci. 24 (2), 195–210. doi: 10.1007 / s11442-014-1082-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Liu, J., Liu, Y., and Yan, M. (2016). Пространственные и временные изменения в преобразовании городского и сельского землепользования в масштабах деревни — пример района Сюаньхуа, Северный Китай. J. Rural Stud. 47, 425–434. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2016.07.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю С., и Ван, Ю. (2018). От коренного сельского Китая к городскому и сельскому Китаю: Перспектива перехода к сельской местности в трансформации Китая. Manag. Мир 128, 128-146. doi: 10. 19744 / j.cnki.11-1235 / f.2018.10.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю, В., Ян, К., Лю, Ю., Вэй, К., и Ян, X. (2018). Воздействие политики концентрированного переселения из сельских районов на реструктуризацию сельских районов в горных районах: исследование на примере города Цяньтан в Чунцине, Китай. Политика землепользования 77, 732–744.doi: 10.1016 / j.landusepol.2018.06.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю, Ю., Луо, Т., Лю, З., Конг, X., Ли, Дж., И Тан, Р. (2015). Сравнительный анализ изменения землепользования и движущих сил городского и сельского строительства: последствия для развития координации между городскими и сельскими районами в Ухане, Центральный Китай. Habitat Int. 47, 113–125. doi: 10.1016 / j.habitatint.2015.01.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю, Ю., Ян, Р., Лонг, Х., Гао, Дж., И Ван, Дж. (2014b). Последствия изменения землепользования в сельских районах Китая: на примере Юйчэна, провинция Шаньдун. Политика землепользования 40, 111–118. doi: 10.1016 / j.landusepol.2013.03.012

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лю, Ю., Ян, Ю., Ли, Ю., и Ли, Дж. (2017). Преобразование сельских поселений и пахотных земель в условиях быстрой урбанизации в Пекине в 1985-2010 гг. J. Rural Stud. 51, 141–150. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2017.02.008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Lo, K., Сюэ, Л., и Ван, М. (2016). Пространственная реструктуризация посредством переселения по борьбе с бедностью в сельских районах Китая. J. Rural Stud. 47, 496–505. doi: 10.1016 / j.jrurstud.2016.06.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Long, H. (2014). Консолидация земель: незаменимый способ пространственной реструктуризации в сельских районах Китая. J. Geogr. Sci. 24 (2), 211–225. doi: 10.1007 / s11442-014-1083-5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Long, H., Li, Y., Лю Ю., Вудс М. и Цзоу Дж. (2012). Ускоренная реструктуризация в сельских районах Китая, вызванная политикой землепользования «увеличивающееся против уменьшающегося баланса» для решения проблем, связанных с разрушенными деревнями. Политика землепользования 29 (1), 11–22. doi: 10.1016 / j.landusepol.2011.04.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Long, H., Liu, Y., Li, X., and Chen, Y. (2010). Строительство новой сельской местности в Китае: географическая перспектива. Политика землепользования 27 (2), 457–470. DOI: 10.1016 / j.landusepol.2009.06.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Луо, В. и Тимоти, Д. Дж. (2017). Оценка удовлетворенности фермеров эффективностью консолидации земель в Китае. Политика землепользования 61, 501–510. doi: 10.1016 / j.landusepol.2016.12.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ma, W., Jiang, G., Li, W., Zhou, T., and Zhang, R. (2019). Оценка многофункциональности системы землепользования в сельских жилых районах: сопоставление предложения землепользования с спросом на устойчивость сельского хозяйства. J. Environ. Управлять. 231, 73–85. doi: 10.1016 / j.jenvman.2018.09.053

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ma, W., Jiang, G., Wang, D., Li, W., Guo, H., and Zheng, Q. (2018). Переход сельских поселений (ДПС) в пригородную зону мегаполиса: перспективы внутренней структуры. Sci. Total Environ. 615, 672–680. doi: 10.1016 / j.scitotenv.2017.09.152

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мандал Р. Б. (1979). Знакомство с сельскими поселениями .Дели: Издательская Компания Концепции.

Google Scholar

Маккарти, Дж. (2008). Сельская география: глобализация сельской местности. Прог. Гм. Геогр. 32 (1), 129–137. doi: 10.1177 / 030

07082559

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Nilsson, K., Nielsen, T. S., Aalbers, C., Bell, S., Boitier, B., Chery, J. P., et al. (2014). Стратегии устойчивого городского развития и связей между городом и деревней. Eur. J. Spat. Dev. , 25. https: //hal.archives-ouvertes.fr / hal-01528698.

Google Scholar

Остомано Палмизано, Г., Говиндан, К., Боггиа, А., Лоизи, Р. В., Де Бони, А., и Рома, Р. (2016). Местные группы действий и устойчивое развитие сельских районов. Пространственный подход с множеством критериев для эффективного территориального планирования. Политика землепользования 59, 12–26. doi: 10.1016 / j.landusepol.2016.08.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

PDSB (2019). Статистический ежегодник Пудуна 2018 . Шанхай: Шанхайская статистическая пресса.(на китайском языке).

Google Scholar

Примдал, Дж. И Кристенсен, Л. С. (2016). Создание ландшафтной стратегии и характеристика ландшафта — опыт датских экспериментальных процессов планирования. Пейзаж Res. 41 (2), 227–238. doi: 10.1080 / 01426397.2015.1135322

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Qu, Y., Jiang, G.-h., Li, Z., Tian, ​​Y., and Wei, S. (2019). Понимание последствий перехода на сельское землепользование и региональной консолидации в Китае. Политика землепользования 82, 742–753. doi: 10.1016 / j.landusepol.2018.11.014

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рани, М., Кумар, П., Панди, П. К., Шривастава, П. К., Чаудхари, Б. С., Томар, В. и др. (2018). Разновременный NDVI и анализ температуры поверхности для городского острова тепла, встроенного в субгумидный регион: тематическое исследование двух географических регионов. Remote Sensing Appl. Soc. Environ. 10, 163–172. doi: 10.1016 / j.rsase.2018.03.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шен, М., и Шен, Дж. (2017). Управление сельской местностью с помощью государственных программ: пример района Цзяннин в Нанкине, Китай. Городской конный завод. 55 (7), 1439–1459. doi: 10.1177 / 0042098017716857

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Shi, M., Xie, Y., and Cao, Q. (2016). Пространственно-временные изменения земель сельских поселений и сельского населения в среднем бассейне реки Хэйхэ, Китай. Устойчивое развитие 8 (7), 614. doi: 10.3390 / su8070614

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сонг, Л.(2019). Расширение сельских поселений на высококачественных пахотных землях в районе Тунчжоу в Пекине, Китай. Устойчивое развитие 11 (19), 5153. doi: 10.3390 / su11195153

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сонг, В. и Ли, Х. (2020). Эволюция пространственной структуры сельских поселений с 1961 по 2030 год в районе Тунчжоу, Китай. Политика землепользования 99, 105044. doi: 10.1016 / j.landusepol.2020.105044

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sonn, J.W., и Gimm, D.-W. (2013). Южнокорейское движение Saemaul (Новая деревня): организационная технология для производства субъектов развития. Кан. J. Dev. Исследования / Revue canadienne d’études du développement 34 (1), 22–36. doi: 10.1080 / 02255189.2013.755921

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тиан К. и Фанг Л. (2018). Невозможное в управлении усадьбами Китая: свободный доступ, маркетизация и сдерживание поселений. Устойчивое развитие 10 (3), 798.doi: 10.3390 / su10030798

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тянь, Г., Цяо, З., и Гао, X. (2014). Динамические режимы земель сельских поселений и последствия для политики в столичном регионе Пекин, Китай. Habitat Int. 44, 237–246. doi: 10.1016 / j.habitatint.2014.06.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тиан, Л., Ли, Ю., Янь, Ю., и Ван, Б. (2017). Измерение разрастания городов и изучение ролевых игр: пример из Шанхая. Политика землепользования 67, 426–435.doi: 10.1016 / j.landusepol.2017.06.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Tu, S., Long, H., Zhang, Y., Ge, D., and Qu, Y. (2018). Реструктуризация сельских районов на уровне деревень в условиях быстрой урбанизации в пригородах Китая и ее последствия для инноваций в политике землепользования. Habitat Int. 77, 143–152. doi: 10.1016 / j.habitatint.2017.12.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Van der Linden, S., Rabe, A., Held, M., Jakimow, B., Leitão, P., Okujeni, A., et al. (2015). Набор инструментов EnMAP-Box-A и интерфейс прикладного программирования для обработки данных EnMAP. Дистанционное зондирование 7 (9), 11249–11266. doi: 10.3390 / rs709

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вотсис, А. и Хаависто, Р. (2019). Городская ДНК и устойчивые города: сравнение нескольких городов. Фронт. Environ. Sci. 7, 4. doi: 10.3389 / fenvs.2019.00004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wang, C., Liu, Y., Kong, X., и Ли, Дж. (2017). Пространственно-временная развязка между населением и землями под застройку в городской и сельской провинции Хубэй. Устойчивое развитие 9 (7), 1258. doi: 10.3390 / su

58

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wang, Z. (2018). Развитие отношений между ландшафтом и урбанизацией в современном Китае. Ландшафтный городской план. 171, 30–41. doi: 10.1016 / j.landurbplan.2017.11.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уилсон, Г. А. (2009).Пространство многофункционального сельского хозяйства: перспектива географии человека. Геофорум 40 (2), 269–280. doi: 10.1016 / j.geoforum.2008.12.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Xi, J., Wang, X., Kong, Q., and Zhang, N. (2015). Эволюция пространственной морфологии сельских поселений под влиянием туризма. J. Geogr. Sci. 25 (4), 497–511. doi: 10.1007 / s11442-015-1182-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Xu, W. (2016). Изменяющаяся динамика изменений в землепользовании в сельских районах Китая: исследование на примере Юхана, провинция Чжэцзян. Environ. План. А. 36 (9), 1595–1615. doi: 10.1068 / a36185

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Xu, X., Liu, J., Xu, N., Wang, W., and Yang, H. (2018). Количественное исследование тенденции развития и движущих факторов типичной пространственной морфологии сельских районов в провинции Южный Цзянсу, Китай. Устойчивое развитие 10 (7), 2392. doi: 10.3390 / su10072392

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Yanbo, Q., Guanghui, J., Yaya, T., Shang Ran, R., Shuwen, W., и Юлин, Л. (2019). Переход между городскими и сельскими территориями под застройку (URCLT) в провинции Шаньдун в Китае: измерение характеристик и исследование механизмов. Habitat Int. 86, 101–115. doi: 10.1016 / j.habitatint.2019.03.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Yanbo, Q., Guanghui, J., Yuting, Y., Qiuyue, Z., Yuling, L., and Wenqiu, M. (2018). Многомасштабный анализ дифференциации пространственной морфологии и механизма формирования сельских жилых земель: пример из провинции Шаньдун, Китай. Habitat Int. 71, 135–146. doi: 10.1016 / j.habitatint.2017.11.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Yangang, F., and Jisheng, L. (2014). Модификация четырехугольников Северного Китая в ответ на сельские социально-экономические изменения в сельскохозяйственных деревнях: 1970-2010-е годы. Политика землепользования 39, 266–280. doi: 10.1016 / j.landusepol.2014.02.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zhang, R., Jiang, G., and Zhang, Q. (2019). Всегда ли урбанизация ведет к выемке в сельской местности? Оценка пространственно-временных вариаций этой взаимосвязи на уровне уездов в Китае, 2000-2015 гг. J. Clean. Prod. 220, 9–22. doi: 10.1016 / j.jclepro.2019.02.148

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zhou, T., Jiang, G., Zhang, R., Zheng, Q., Ma, W., Zhao, Q., et al. (2018). Решение проблемы урбанизации in situ сельских районов (RISU) в регионе Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй: пространственно-временная модель и движущий механизм. Города 75, 59–71. doi: 10.1016 / j.cities.2018.01.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Изменения населенных пунктов после пика численности населения: прогнозы земельной системы Китая до 2050 г.

https: // doi.org / 10.1016 / j.landurbplan.2021. 104045Получить права и контент

Основные моменты

Мы моделируем изменения в системе поселений в Китае до 2050 года.

Наша модель включает несколько систем поселений, позволяющих разную урбанизацию траектории.

Будущие изменения включают в себя как развитие городов, так и развитие сельских ландшафтов.

Увеличение площади застроенных земель в основном приводит к сокращению природных территорий за счет перемещения пахотных земель.

Поддержание нынешней плотности населения может предотвратить потерю 57–73 × 10 3 км 2 естественных земель.

Abstract

В последние несколько десятилетий Китай пережил беспрецедентную урбанизацию, вызванную ростом населения, экономическим развитием и миграцией из сельских районов в города. Ожидается, что в будущем экономический рост, а также миграция из сельских районов в города продолжатся, но демографические сценарии показывают, что население Китая достигнет пика, а затем будет сокращаться. В результате неясно, как будут развиваться городские районы после пика численности населения. В этом исследовании мы продолжаем разработку модели земельной системы CLUMondo для моделирования изменений земельной системы в Китае до 2050 года. Наше приложение представляет ряд систем поселений, от плотных городских районов до деревенских ландшафтов, различающихся по площади застройки, а также по численности населения. плотности для моделирования различных траекторий изменения поселений. Наши результаты показывают, что сценарий ООН с высокой численностью населения в сочетании с продолжающимся снижением плотности населения приводит к увеличению площади застроенных земель примерно на 48%.И наоборот, сценарий ООН с низкой численностью населения в сочетании с постоянной плотностью населения может быть уместен в пределах нынешнего количества застроенных земель в Китае. Из-за преобладающей политики защиты пахотных земель увеличение площади застроенных земель в основном приведет к потере природных территорий, поэтому наши сценарии подчеркивают возможности для ограничения изъятия земель и сохранения природных территорий. Это исследование также демонстрирует необходимость более детального представления систем поселений для оценки траекторий изменения земель.

Ключевые слова

Убыль населения

Плотность населения

Урбанизация

Модель землепользования

Политика землепользования

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

© 2021 Автор (ы). Опубликовано Elsevier B.V.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

Гранты физическим лицам на строительство приусадебных участков и поселений — Блог сообщества Grants.gov

Этот пост был первоначально опубликован в 2016 году и обновлен 15 января 2020 года.

Грант на землю — это предоставление земли получателю с требованием, чтобы государственная цель, как определено законодательством, служила за счет гранта. В Части 1 мы рассмотрели колледжи и университеты, предоставляющие земельные участки, которые являются прекрасным примером того, как гранты на землю приносят долгосрочные выгоды в Соединенных Штатах Америки.

Земельный грант для «Усадьбы»

Принятие Закона о усадьбе 1862 г. учредило программу предоставления земли, которая позволила физическим лицам, как U.Граждане S. и предполагаемые граждане, чтобы подать заявку на земельные участки площадью 160 акров. «Усадьба» была термином, относящимся к процессу перемещения на запад на незаселенные территории и возделывания земли.

Получатели земельных субсидий в соответствии с Законом о усадьбах должны были жить на земле в течение 5 лет и улучшать ее за счет выращивания сельскохозяйственных культур и строительства жилья размером не менее 12 на 14 ( в законодательстве не указывались футы или дюймы, что представляло некоторые проблемы — текущая политика предоставления грантов ( ) более тщательная и внимательная ().По прошествии пяти лет получатели могут подать заявку на право собственности на землю на постоянной основе.

Стоит отметить, что Закон о усадьбах 1862 года и Законы Моррилла о предоставлении земли 1862 и 1890 годов вступили в силу на историческом фоне одного из самых важных и трансформационных периодов в истории США. Эти программы предоставления земли были созданы и реализованы во время Гражданской войны в США, эпохи реконструкции и индустриализации Соединенных Штатов.

Вы можете узнать больше об этом историческом контексте из этих U.S. Ресурсы Национального архива: Гражданская война и реконструкция (1850-1877 гг.) И развитие промышленных Соединенных Штатов (1870-1900 гг.).

Достаточно истории… есть ли еще какие-то гранты на землю?

Прошлые гранты на землю все еще время от времени попадают в новости, например, в Нью-Мексико, где претензии на земли, подпадающие под действие положений о защите собственности Соглашения 1848 года Гваделупского Идальго, побудили Главное бухгалтерское управление США выпустить отчет в 2004 году (h / т @JKNByram).

Но новые программы предоставления земли отличаются от исторических программ предоставления земли, которые мы здесь рассмотрели.

Например, Служба рыболовства и дикой природы Министерства внутренних дел (FWS) имеет Национальную программу грантов на охрану прибрежных водно-болотных угодий, которая «… предоставляет гранты в размере до 1 миллиона долларов прибрежным штатам и штатам Великих озер, а также территориям США для защиты, восстановление и улучшение прибрежных экосистем водно-болотных угодий и связанных с ними возвышенностей ».

Национальный институт продовольствия и сельского хозяйства Министерства сельского хозяйства США (NIFA) также имеет Программу развития начинающих фермеров и владельцев ранчо, которая поддерживает ту же общественную инициативу, что и Законы Моррилла о земельных грантах — только через образование, а не землю.

Что касается приобретения земли, то федеральная финансовая помощь сместилась с прямых грантов на ссуды. Чтобы узнать больше о грантах и ​​займах Министерства сельского хозяйства США, проверьте здесь.

38,

2 -77,036871

Вашингтон, округ Колумбия, США

Связанные

Рост населения и зонирование земель

Галапагосские острова славятся растительным и животным миром, который существовал здесь за тысячи лет до появления людей на островах.По мере роста населения островов важно отслеживать влияние населения на окружающую среду.

Где живут люди на Галапагосских островах и как растет их население?

Только на четырех из тринадцати крупных островов архипелага проживают люди: Санта-Крус, Сан-Кристобаль, Исабела и Флореана. В целом, только три процента (или 300 км 2 ) островов имеют населенные пункты (остальные 97% Галапагосских островов являются национальными парками).Поэтому по мере роста населения островов это место становится все более и более людным. Постоянно проживающее население островов в настоящее время растет примерно на 6,4% в год, по сравнению с приростом населения на 2,1% на материковой части Эквадора. Как естественный прирост населения, так и миграция на острова оказывают влияние на этот рост, поскольку острова становятся более привлекательным местом для работы и жизни.

Зонирование земель

Конечная цель зонирования — избежать или минимизировать негативное влияние человека.Экосистемы Галапагосских островов подвержены и позволяют рационально использовать товары и услуги, которые эти экосистемы предлагают обществу »- Галапагосский национальный парк

Изоляция — ключ к уникальной природе Галапагосского архипелага. Поскольку человеческая колонизация на Галапагосских островах не происходила до относительно недавнего времени по сравнению с большинством остального мира, уникальные экосистемы были сохранены, а виды выжили. Однако рост населения и рост городов означает, что возникла необходимость в зонировании земель для использования людьми и правилах использования этих зон.

До 1959 г. охраняемые и незащищенные территории рассматривались отдельно, и взаимосвязь зон не принималась во внимание. Не было реальной разницы в управлении человеческим и естественным пространством. Когда в 1959 году был определен национальный парк Галапагосские острова, 97% островов вокруг населенных пунктов были объявлены охраняемыми природными территориями. Остальные 3% земли используются общинами Галапагосских островов как в сельских, так и в городских районах. Новая модель зонирования признает, что такие опасности, как инвазивные виды и загрязнение, исходят из населенных районов и что населенные районы зависят от уникальных экосистем и их сохранения, что демонстрирует взаимосвязанность зон.

Биграмма, показывающая землепользование в сельской части Санта-Крус © Национальный парк Галапагосские острова

Сельские районы находятся в верхней части населенных островов и находятся в частной собственности. Это водно-болотные угодья, которые позволили сформировать почву, пригодную для сельского хозяйства. Значение сельского хозяйства снизилось, и земля перестала обрабатываться. Это привело к увеличению инвазивных видов растений, таких как гуава, ежевика и маракуйя, которые были завезены при возделывании земли.Ответственность за восстановление этих территорий, предотвращение дальнейших инвазий и удаление инвазивных видов лежит на владельцах, местных органах власти и правительстве. Пилотный план на острове Санта-Крус в 2009 году предусматривал химические и физические меры контроля, такие как обрезка растений, опрыскивание листвы и фумигация.

В городских районах вокруг портов происходит большая часть человеческой деятельности, например, прибытия грузов и людей с других островов и материка. Человеческая деятельность вызывает самые большие изменения в окружающей среде из-за строительства зданий и дорог, загрязнения и интродукции биологических видов.Поэтому очень важно иметь четкую политику и планирование землепользования.

Урбанизация на Галапагосских островах © Galapagos Conservation Trust

Окружающие сельские и городские человеческие пространства на каждом населенном острове являются зоной с низким уровнем воздействия. Это районы, в которых большая часть первоначальной экосистемы еще не повреждена, но в некоторой степени были изменены в результате деятельности человека. Разрешено создание специальных участков общественного пользования, чтобы можно было извлекать часть древесины и утилизировать неперерабатываемые твердые отходы.

Морская среда также подлежит зонированию с морским заповедником и прибрежными районами с различным использованием в определенных местах для рыбной ловли, исследований, сохранения и образования. Существуют подзоны особого управления и восстановления, в которых деятельность человека особенно актуальна.

Показатель: Отвод земель под населенные пункты и транспортную инфраструктуру

Экологическая значимость

Преобразование сельскохозяйственных земель, лесов или пастбищ в поселения и транспортную инфраструктуру оказывает значительное воздействие на окружающую среду.Большая часть земли покрыта зданиями и другими сооружениями или закрыта для расширения транспортных сетей. Это нарушает естественное плодородие почв, препятствуя их повторному использованию в сельском и лесном хозяйстве. Герметичные поверхности (т. Е. Асфальтированные или мощеные) теряют способность регулировать микроклимат и не могут смягчить перегрев поселков летом. Кроме того, потеря этих территорий отрицательно сказывается на видовом разнообразии, поскольку новые поселения и транспортная инфраструктура усиливают фрагментацию ландшафтов и уменьшают размеры местообитаний.

Кроме того, новые населенные пункты и транспортная инфраструктура создают дополнительный трафик, который, в свою очередь, создает шум и загрязнение. Также увеличивается расход материалов на строительство зданий и развитие инфраструктуры. Новые здания и объекты инфраструктуры должны эксплуатироваться, поэтому потребление энергии также возрастает.

Оценка развития

«Дорожная карта для ресурсоэффективной Европы» ЕС направлена ​​на сокращение землепользования таким образом, чтобы к 2050 году земля больше не использовалась в чистом выражении (COM / 2011/0571).В целях стратегии устойчивого развития (BReg 2016) и программы действий по борьбе с изменением климата на 2030 год (BReg 2019) указано, что к 2030 году менее 30 гектаров в день должны быть вновь выделены в качестве земель для поселений и транспортных целей. В «Комплексной экологической программе до 2030 года» Федерального министерства окружающей среды упоминается более амбициозная цель — 20 гектаров в день на 2030 год (BMUB 2016), поскольку эта цифра должна быть достигнута, если будет достигнут линейный прогресс к чистой нулевой цели на 2050 год. — как это также предусмотрено в «Плане действий по борьбе с изменением климата до 2050 года» (BMUB 2016).

В период с 2016 по 2019 год площадь населенных пунктов и транспорта увеличивалась в среднем на 52 га в сутки. С 2000 года ежедневный прирост поселенческих и транспортных площадей сократился примерно вдвое. Причинами этого были более строгие правила в законодательстве о строительстве и планировании, большие усилия в федеральных землях и муниципалитетах, сдержанное экономическое развитие и демографические изменения. Если тенденция последних пяти лет сохранится, цель Комплексной экологической программы — 20 гектаров в день к 2030 году может быть достигнута.Однако сохранить эту тенденцию сложно.

Методология

Показатель показывает средний прирост поселенческих и транспортных площадей в гектарах в сутки. Зоны населенных пунктов и транспорта включают здания и открытые пространства, рабочие зоны (за исключением горнодобывающих земель), зоны отдыха, кладбища и транспортные зоны. Индикатор рассчитывается ежегодно Федеральным статистическим управлением на основе данных о землепользовании, представленных землями. Во многих случаях они подвержены специальным эффектам и должны быть частично исправлены Федеральным статистическим управлением.Методологические примечания по этому поводу можно найти в публикации «Bodenfläche nach Art der tatsächlichen Nutzung» (Destatis 2020, , только на немецком языке ).

Более подробная информация: «Siedlungs- und Verkehrsfläche» (только на немецком языке) .

Эволюция расстояния населения от воды в США с 1790 по 2010 год

Nat Commun. 2019; 10: 430.

1, 2 и 1

Yu Fang

1 Департамент почвенных и водных наук, Университет Флориды, Гейнсвилл, Флорида 32611 США

2 State Key Laboratory of Гидронаука и инженерия, Кафедра гидротехники, Университет Цинхуа, 100084 Пекин, Китай

Джеймс У.Jawitz

1 Департамент почвенных и водных наук Университета Флориды, Гейнсвилл, Флорида 32611 США

1 Департамент почвенных и водных наук, Университет Флориды, Гейнсвилл, Флорида 32611 США

2 State Key Laboratory of Гидронаука и инженерия, Кафедра гидротехники, Университет Цинхуа, 100084 Пекин, Китай

Автор, отвечающий за переписку.

Поступило 29.06.2018 г .; Принято 2 января 2019 г.

Открытый доступ Эта статья находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 Международная лицензия, которая разрешает использование, совместное использование, адаптацию, распространение и воспроизведение на любом носителе или в любом формате, при условии, что вы укажете соответствующую ссылку на первоначального автора (авторов) и источник, предоставите ссылку на лицензию Creative Commons и укажете если были внесены изменения. Изображения или другие сторонние материалы в этой статье включены в лицензию Creative Commons для статьи, если иное не указано в кредитной линии для материала. Если материал не включен в лицензию Creative Commons для статьи и ваше предполагаемое использование не разрешено законодательными актами или превышает разрешенное использование, вам необходимо получить разрешение непосредственно от правообладателя.Чтобы просмотреть копию этой лицензии, посетите http://creativecommons.org/licenses/by/4. 0/. Эта статья цитируется в других статьях PMC.
Дополнительные материалы

Дополнительная информация

GUID: B7FE086F-6B4F-479B-B2CD-521367BBE530

Исходные данные

GUID: ED3F1059-2DCE-4063-BCC2-7F225D2

Файл обзора GUID7

8EEB-4DD6-A1CC-A352403EB3C6

Заявление о доступности данных

Восстановленные исторические данные о населении доступны для загрузки по адресу 10.6084 / m9.figshare.c.38

.v1, как описано в исх. 24 . Все другие данные, включая сети рек, ширину рек, границы регионов, расположение водохранилищ и данные о грунтовых водах, общедоступны, как описано в Методиках. Исходные данные представлены для Рис., Рис. И дополнительных Рис. 1 6 как файл исходных данных.

Abstract

Человеческие сообщества развивались вдоль рек, но как со временем менялись отношения между местами населенных пунктов и водными ресурсами? Мы провели динамический анализ на территории США, чтобы оценить совместную эволюцию человека и водных ресурсов с 1790 по 2010 год. Здесь мы показываем, что люди перемещались ближе к крупным рекам в доиндустриальные периоды, но отошли дальше от крупных рек после 1870 года, демонстрируя динамику зависимости человека от рек для торговли и транспорта. Мы показываем, что со времен индустриализации людей привлекали преимущественно районы, расположенные над основными водоносными горизонтами, из-за внезапной доступности подземных вод в 20–90–168-х гг. Региональная неоднородность привела к разнообразным траекториям близости поселений к крупным рекам, при этом привлекательность рек увеличивалась в засушливых регионах и снижалась во влажных.Наши результаты показывают историческую совместную эволюцию водно-человеческих систем, которая может дать информацию для управления водными ресурсами и внести вклад в адаптацию общества к будущим изменениям климата.

Введение

Вода является привлекательным фактором, когда люди выбирают, где жить. Исторически сложилось так, что люди предпочитали жить рядом с реками для бытового и сельскохозяйственного водоснабжения, а также для целей навигации, что заставляло людей следовать по течению рек во время миграций 1 3 и располагаться в непосредственной близости от рек. при создании поселений 4 , 5 .Однако люди смогли уменьшить свою зависимость от непосредственной близости к рекам, разработав передовые меры для транспортировки адекватной воды из других источников (например, каналов или трубопроводов, откачки грунтовых вод и опреснения) 6 9 , и переход с водного транспорта на наземный (железные и автомобильные дороги) и воздушный транспорт 10 . Между тем, люди более уязвимы к риску наводнений, когда поселяются рядом с реками, и поэтому требуют разработки мер защиты от наводнений для снижения рисков наводнений 11 .Важность расположения вблизи рек все чаще находит отражение в косвенной экологической ценности воды и экономическом эффекте агломерации исторических поселений вблизи рек 12 14 . Более того, подземные воды постепенно превратились в критически важный источник воды, в основном из-за их удобства, доступности и качества 15 , 16 . С 1940-х и 1950-х годов добыча подземных вод в США значительно увеличилась, поскольку откачка подземных вод стала экономичной и эффективной благодаря развитию технологий и широкому доступу к электроэнергии 15 , 17 .

Динамические и сложные взаимодействия человека и воды, встроенные в неоднородные ландшафты, вызывают серьезные вопросы о том, где живут люди по отношению к водным ресурсам. Связь между плотностью населенных пунктов и расстоянием до рек была проанализирована с высоким пространственным разрешением в глобальном масштабе 5 , 18 , обнаружено более плотное человеческое население с повышенной близостью к рекам, но с региональной изменчивостью в зависимости от климата, градуса урбанизации и истории экономического развития.Однако эти исследования проводились как временный снимок (за 2007 год) 5 или с относительно узким временным окном (между 1992 и 2013 годами) 18 . Кроме того, пространственные единицы анализа в континентальном или национальном масштабе 18 могут не обеспечивать достаточную перспективу для небольших территорий, таких как водосборные бассейны. Следовательно, меняющаяся роль водных ресурсов в регулировании того, где люди живут в более длительных временных масштабах (например, столетия), еще предстоит изучить, и для количественного ответа на этот вопрос требуется комплексный подход в пространстве и времени.

Существенным препятствием является доступность пространственно явных данных о населении за длительные периоды времени. Пространственно подробные карты населения, включая Gridded Population of the World (GPW) 19 , Global Rural Urban Mapping Project (GRUMP) 20 , LandScan 21 и WorldPOP 22 , имеют ограниченную полезность для долгосрочного (например, многодесятилетнего) динамического анализа, поскольку они стали доступны только после 1990-х годов, в то время как исторические данные переписи населения США, хотя и доступны с 1790 по 2010 год, не имеют подробной информации по округам 23 . Однако недавняя реконструкция исторического распределения человеческого населения на территории США 24 на основе данных десятилетней переписи предоставила возможность провести количественный пространственно-временной анализ совместной эволюции населенных пунктов и водных ресурсов.

Здесь мы изучили пространственно-временные отношения между человеческим населением и водными ресурсами в приграничных США за десятилетия 1790–2010 (исключая 1960 год, по которому отсутствуют данные о населении) 24 .За это время крупные миграции преимущественно европейских поселенцев постепенно расширились с Атлантического побережья на Тихоокеанское побережье 3 , и Соединенные Штаты перешли от доиндустриального общества к индустриальному, а затем к постиндустриальному обществу. Вторая промышленная революция, обычно называемая периодом между 1870 и 1914 годами, с некоторыми характерными событиями, относящимися к 1850-м годам, привела к значительному расширению железнодорожных линий, увеличению использования машин и пара и началу электрификации 25 . Мы задали два основных вопроса о том, как отношения общества с водными ресурсами (реками и водоносными горизонтами) развивались в соответствии с этими технологическими преобразованиями. Во-первых, люди приближаются к крупным рекам или удаляются от них? Во-вторых, как со временем меняется взаимосвязь между местоположением населенных пунктов и доступностью грунтовых вод? Кроме того, мы исследовали, как гидроклиматическая пространственная неоднородность способствовала регионально различающимся временным тенденциям расстояния человека до воды.

Мы наложили реконструированные исторические данные о населении 24 с картами как основных рек (Рис.), Так и доступности подземных вод (Рис.) (См. Методы), чтобы изучить временные тенденции в распределении населения людей на разных расстояниях. классы для крупных рек и среди различных типов водоносных горизонтов. Мы использовали взаимосвязь между нормализованной плотностью населения (NPD) и расстоянием до крупных рек (DMR), чтобы указать на желательность проживания в непосредственной близости от рек, и применили среднюю плотность населения над соответствующими водоносными горизонтами, чтобы представить привлекательность каждого типа водоносного горизонта. Шейп-файл границы области двузначного кода гидрологических единиц (HUC, рис.) Геологической службы США из набора данных о границах водораздела (http://nhd.usgs.gov/wbd.html) был принят для анализа региональной неоднородности. Кроме того, мы включили геоморфологическое изменение русла рек с течением времени, включив как данные о ширине реки, так и временную эволюцию водохранилищ (рис.) (Подробности см. В разделе «Методы»).

Реки, типы водоносных горизонтов, водохранилища и регионы на территории США. a Расчетное расстояние до крупных рек (порядок потока ≥ 4) для каждого пикселя (1 км × 1 км) с учетом ширины реки. b Типы водоносных горизонтов в зависимости от геологического строения и скорости пополнения подземных вод. c Выбранные крупные реки (порядок водотоков ≥ 6) и измененные границы для регионов гидрологических единиц. Желтым обозначены реки шириной более 1 км согласно базе данных GWRL. d Крупные речные водохранилища с течением времени

Мы проиллюстрировали наши гипотетические динамические географические отношения между людьми и гидрологическими системами (крупными реками и водоносными горизонтами) на рис. Во-первых, мы выдвигаем гипотезу о том, что в доиндустриальный период, когда приграничные населенные пункты росли до небольших городов, желательность их размещения рядом с крупными реками возрастала из-за сильной зависимости от водного транспорта и естественных водных ресурсов, обеспечиваемых близлежащими реками (рис.). Во-вторых, мы предполагаем, что после индустриализации относительное значение крупных рек для влияния на расположение населенных пунктов в целом уменьшилось (рис.), В то время как использование электрифицированных насосов сделало подземные воды более доступными, что привело к большему приросту населения в регионах, расположенных выше продуктивных водоносных горизонтов (рис.). . Наши результаты подтверждают обе гипотезы. С 1790 по 1870 год на всей территории США люди постепенно приближались к крупным рекам. Начиная с 1870 года и продолжаясь в течение всего периода наблюдений (до 2010 года), эта тенденция изменилась, и люди все больше удалялись от крупных рек.Расширение наземных транспортных сетей с конца 1800-х годов вместе с растущим доступом к грунтовым водам на протяжении 20-го века эффективно освободило людей от их исторических требований близости к крупным рекам.

Гипотезы, проверенные в этом исследовании. a Предполагаемая взаимосвязь между нормализованной плотностью населения (NPD) и расстоянием до крупных рек (DMR) и их временными тенденциями, связанными с развитием поселений от границы до поселков и городов в доиндустриальных обществах.Динамика важности b крупных рек и c подземных вод для населенных пунктов после индустриализации

Результаты

Важность крупных рек

В соседних США расчетный эталонный DMR (рис.) Варьировался по регионам, с большей частью земли, находящейся в пределах небольшого DMR в восточном влажном регионе, из-за относительно более плотной речной системы по сравнению с западным засушливым регионом. Чтобы учесть такие естественные гидрографические различия, для оценки относительной DMR человека между регионами использовали отношение расстояния до человека ( D H ) к географическому расстоянию ( D G ).Значения D H / D G <1 указывают на то, что люди предпочитают селиться ближе к рекам, чем может предполагать расстояние между реками 5 . На основе анализа временных снимков за 2010 г. для 19 регионов HUC на территории США, D H / D G = 0,62 ± 0,24, с D H / D G ≤ 1 для всех HUC, что указывает на общую картину предпочтения человека близости к рекам в 2010 г.Диапазон в D H / D G , найденный здесь, от 0,20 в HUC 14 до 1,00 в HUC 3, 8 и 12 (дополнительный рисунок 1a и 1b ), отличается от диапазон 0,8–1,3, представленный для снимка за 2007 год для 12 единиц пищевых продуктов в США 5 , возможно, из-за различий в разрешающей способности наборов данных о населении и потоковой сети между исследованиями. Кроме того, значение D H / D G было отрицательно связано со средним годовым количеством осадков ( R 2 = 0.30, p <0,01, дополнительный рис. 1a ), что указывает на то, что предпочтение селиться около крупных рек было больше в засушливых регионах.

Чтобы изучить динамические изменения в расположении населенных пунктов по отношению к рекам, мы вычислили взаимосвязь между плотностью населения и расстоянием до рек с интервалами в десятилетия с 1790 по 2010 год. Для всей территории США NPD уменьшалась по мере увеличения DMR, и эта взаимосвязь была постоянно отрицательный с течением времени. Однако абсолютная величина наклона увеличилась с 1790 до 1870 (рис.), а затем снизился после 1870 г. (рис.). Поворотный момент, 1870 год, соответствует началу Второй промышленной революции 25 . Эта динамика наклона NPD по сравнению с DMR (рис.) Демонстрирует, что основные реки стали более важными для населенных пунктов до 1870 года, а впоследствии их значение уменьшилось.

Динамическое расстояние человеческой популяции до воды. Связь между нормализованной плотностью населения (NPD) и расстоянием до крупных рек (DMR) на территории США от a 1790 до 1870 и b с 1870 по 2010. c Меняющаяся желательность жизни вблизи крупных рек, отраженная в зависимости NPD от DMR. d Средняя плотность населения над каждым типом водоносного горизонта с 1790 по 2010 год. Скорость пополнения, мм в год, показана со смещением. Мы используем градиент от красного к синему, чтобы указать тенденцию за десятилетия до 1870 года в a и градиент от синего к красному за десятилетия с 1870 года в b . Точки данных для a , b основаны на классах DMR, тогда как для c и d основаны на году переписи

Важность грунтовых вод

Более высокая плотность населения была обнаружена над водоносными горизонтами с более высокими темпами подпитки ( Инжир.). Основные водоносные горизонты с высокой скоростью пополнения (> 100 мм в год, типы водоносных горизонтов 14 и 15) были наиболее привлекательными для человека в 20 веке. Основные водоносные горизонты с самой высокой скоростью подпитки (водоносный горизонт типа 15) поддерживали самую высокую плотность населения и испытали самый быстрый рост плотности населения (рис. И дополнительная таблица 1 ). Различия в плотности населения между водоносным горизонтом 15 типа и другими девятью типами водоносных горизонтов неуклонно увеличивались, но переломный момент наступил в 1940-х годах ( p <0.05), когда откачка подземных вод стала более эффективной и усовершенствованной 15 . Как правило, средняя плотность населения увеличивалась с возможным поступлением воды из нижележащих водоносных горизонтов. При аналогичных темпах подпитки плотность населения, как правило, была выше над основными водоносными горизонтами и ниже над местными и неглубокими водоносными горизонтами.

Подземные воды дополняют поверхностные воды и, таким образом, уменьшают желание жить вблизи крупных рек. По всей территории США районы с относительно низкопродуктивными местными и неглубокими водоносными горизонтами (типы 33 и 34) были связаны с сильной желательностью проживания вблизи рек (NPD vs.Наклон DMR ≤ −0,03, дополнительный рисунок 2 и дополнительная таблица 2 ), независимо от скорости пополнения баланса. И наоборот, сложные и крупные водоносные горизонты с высокими темпами подпитки (типы водоносных горизонтов 24, 13, 14 и 15) имели относительно меньшую привлекательность для проживания вблизи рек (наклон ≥ −0,02). Основные водоносные горизонты со скоростью пополнения 100–300 мм в год (водоносный горизонт типа 14) имели наименьшую желательность проживания вблизи крупных рек, при этом NPD положительно связана с DMR, что указывает на роль крупных водоносных горизонтов с высоким уровнем подпитки в облегчении разделения водоносных горизонтов. историческая близость населенных пунктов к рекам.

Региональная неоднородность

Расстояние от человека до рек демонстрирует региональную неоднородность во всех исследованных временных интервалах с отчетливыми региональными временными тенденциями (дополнительный рисунок 3 ). Мы выделили три основные типологии временных изменений NPD по сравнению с DMR и проиллюстрировали каждую с использованием типичной области HUC (рис.). Первый тип с постоянной во времени желательностью поселения вблизи крупных рек был обнаружен для HUC 1, 2, 11, 12 и проиллюстрирован для HUC 1 с 1850 по 2010 г. на рис., где наклоны между NPD и DMR были примерно одинаковыми (рис.). Эта относительная стабильность может указывать на состояние равновесия, которое следует за эволюцией от границы к городам, показанной на рис. Например, к 1850 году поселения Новой Англии в HUC 1 уже давно были созданы с относительно небольшими структурными изменениями с тех пор.

Три основных типа траекторий совместной эволюции человека с водой. a HUC 1, 1850–2010, b HUC 3, 1850–2010 и c HUC 15, 1870–2010. d f Динамика наклона нормализованной плотности населения (NPD) в зависимости от расстояния до крупных рек (DMR) для HUC 1, 3 и 15, 1790–2010. Показаны только уклоны с p <0,05 в расчетные периоды. Точки данных для a c основаны на классах DMR, тогда как для d f основаны на году переписи

Второй тип, с абсолютным значением отрицательных наклонов, уменьшающихся по мере приближения к нулю. , и даже увеличиваясь, чтобы стать положительными наклонами, примером является HUC 3 (рис., e) (также встречается в HUC 7, 8 и 17, 18, дополнительный рисунок 3 ). Это указывает на уменьшение желательности близости к рекам, когда люди перемещаются дальше от рек, что может быть связано с относительно более поздней историей поселений и, таким образом, продолжением эволюции от городов к городам (рис.) В течение периода исследования. Однако на эту модель также может повлиять наличие обильных ресурсов подземных вод (рис.), Как в HUC 3.

Третий тип, при котором уклоны между NPD и DMR становятся все более крутыми, что указывает на повышенную привлекательность жизни вблизи крупных рек. проиллюстрирован HUC 15 (рис.,) (также встречается в HUC 4, 6, 9, 13, 14, 16, 17A, дополнительный рисунок 3 ). Эта модель в основном связана с засушливыми регионами и подчеркивает, что в условиях нехватки воды общие гипотезы, описанные на рис. 2, по-видимому, перевешиваются сохраняющейся привлекательностью близости к рекам. В дополнение к этим основным типам, четыре HUC продемонстрировали комбинацию этих тенденций, при этом желательность близости к рекам в HUC 5 сначала увеличивалась, а затем снижалась, в то время как в регионах HUC 10 и 18A с 1850 года наблюдалось обратное.

Обсуждение

Социальный прогресс и технологическое развитие сильно изменили способы получения людьми водных ресурсов 7 . Меняются ли люди по отношению к воде и в том месте, где они живут? Это исследование предоставило количественный анализ совместной эволюции воды человеком на протяжении веков. Для континентальной территории США наш анализ продемонстрировал стойкое предпочтение проживания вблизи крупных рек с устойчиво отрицательной взаимосвязью между плотностью населения и DMR с 1790 по 2010 год (рис., Инжир. ). Мы также количественно оценили динамическую желательность жизни рядом с реками, используя линейные наклоны NPD и DMR, которые отражают меняющуюся зависимость общества от близости к крупным рекам с течением времени.

В доиндустриальном обществе люди очень полагались на близость к рекам для сельского хозяйства, водоснабжения и судоходства 5 . С индустриализацией населенные пункты изменили свой вид транспорта с преимущественно водного транспорта на другие виды транспорта, такие как автомобильные и железные дороги 10 .По мере того, как населенные пункты продолжали расти, потребность в воде в некоторых городах выросла за пределы местных запасов, о чем свидетельствуют такие примеры, как Лос-Анджелес, Феникс и Атланта 7 . Таким образом, водоснабжение в постиндустриальных обществах эволюционировало от людей, переходящих к воде, к людям, перемещающим воду 26 . Например, в Лос-Анджелесе с 1900 года, когда население росло, водоснабжение из местной реки Лос-Анджелес стало ограниченным, и город начал импортировать воду за сотни километров, включая долину Оуэнс в 1913 году, бассейн Моно в 1940 году. , реки Колорадо в 1941 г. и рек Центральной долины в 1971 г. 7 .Современные города могут обеспечить достаточное количество воды из ранее удаленных и недоступных источников путем строительства каналов или откачки грунтовых вод 8 , 9 , 27 , 28 , увеличивая доступность воды и значительно сокращая рассматриваемую долю всего населения подвержены риску нехватки воды 26 . Около 80% крупных городов во всем мире должны будут преодолеть расстояние менее 22 км, чтобы добраться до потенциального источника без стресса, достаточного для нескольких миллионов человек 9 .Таким образом, водные переброски способствовали удалению городов от источников воды. Следовательно, желание жить рядом с реками постепенно снижалось, и люди больше не были вынуждены жить только в местах, богатых водой, с растущими городами, также существующими в засушливых регионах 29 , 30 . Таким образом, увеличение расстояния человека до воды в последние десятилетия отражает процесс телесвязи 31 при взаимодействии человека с водой.

Мы выделили три типа совместной эволюции человека и воды (рис. И дополнительный рис. 3 ), которые были связаны с региональными различиями в климате, наличием водных ресурсов и историей поселений. Регионы (здесь на основе HUC), такие как Новая Англия, с долгой историей заселения и ранней индустриализацией, имели стабильные расстояния от рек с ранней эволюцией от границы до городов (рис.). Регионы с временно возрастающей желательностью близости к рекам были расположены на засушливом западе, в то время как регионы с уменьшающейся желательностью были в основном обнаружены во влажных регионах с меньшей уязвимостью к нехватке воды.Кроме того, корреляция между быстрым ростом плотности населения и крупными водоносными горизонтами с высоким уровнем подпитки свидетельствует о возрастающей привлекательности мест, лежащих над продуктивными водоносными горизонтами. Мы обнаружили стабильно высокую среднюю плотность населения в районах, расположенных над быстро восстанавливающимися основными водоносными горизонтами, даже после учета среднегодовой температуры (Дополнительная таблица 3 ).

Наш анализ проводился в континентальном масштабе на протяжении сотен лет и, таким образом, ограничен доступными в настоящее время данными.Наш анализ не оценивал количество воды (например, путем дифференциации по порядку ручьев) или качество, которые могли повлиять на привлекательность для населенных пунктов. Мы сравнили опубликованные скорости миграции русла рек и обнаружили, что общие скорости миграции намного меньше, чем разрешение 1 км нашего анализа (подробности см. В дополнительном примечании и дополнительных таблицах 4 и 5 ). Информация континентального масштаба о структуре водоносного горизонта и скорости подпитки стала доступной только относительно недавно, однако эти данные все еще имеют гораздо более низкое пространственное разрешение, чем соответствующая информация о речных сетях 32 .Временные рамки крупномасштабных изменений в структуре речной сети и миграции границ водоносных горизонтов являются геологическими, а не человеческими в масштабе 33 , 34 . Таким образом, в этом пространственно-временном масштабе предположение о стационарности речных сетей и подземных вод кажется разумным. Однако важность изменений объема водоносного горизонта из-за откачки грунтовых вод в последние десятилетия возрастает и, как ожидается, будет продолжать расти в ближайшие десятилетия 35 .При прогнозировании расстояния от человека до воды в будущем необходимо учитывать потенциальные изменения границ водоносного горизонта и объемов хранения из-за забора грунтовых вод.

Наконец, отметим, что динамическое расстояние человека до воды также подразумевает изменение антропогенного воздействия на водные ресурсы с течением времени. Населенные пункты, расположенные рядом с реками, оказывают прямое давление на качество местной воды, что приводит к серьезным последствиям для здоровья и экосистем 36 . Перераспределение воды 9 уменьшило ранее существовавшую сильную зависимость от прилегающих рек, но с высокой зависимостью от технологий и инфраструктуры.Между тем, быстрое развитие некоторых водоносных горизонтов привело к серьезным проблемам истощения подземных вод, например, в центральной долине Калифорнии и водоносных горизонтах Хай-Плейнс 16 , 27 , 37 . Таким образом, смещение человека к водным ресурсам в основном было достигнуто за счет совместной эволюции инфраструктуры и водохозяйственных организаций 38 , 39 . Например, большинство городов США достигли искусственного или избыточного водоснабжения за счет значительной сложности учреждений гидротехнической инфраструктуры 38 .Поэтому обеспечение адекватных инвестиций в инфраструктуру чрезвычайно важно для обеспечения стабильного водоснабжения. Однако дальнейшее развитие инфраструктуры для добычи воды издалека становится более дорогостоящим или даже невозможным из-за физических, экономических и экологических ограничений 30 , 39 41 . Инфраструктурные проекты, такие как крупные дамбы или проекты переброски воды, также часто приводили к принудительному переселению людей 18 , 42 .Таким образом, по мере того, как в будущем водные ресурсы становятся все более дефицитными, независимо от того, приближаются ли люди к воде или вода перемещается к людям, обратная связь между ними должна учитываться при будущих оценках динамической эволюции расстояния человека до воды.

Методы

Данные

Для данных о населенных пунктах мы использовали историческое распределение населения, ранее реконструированное для соседней территории США 24 на основе данных десятилетней переписи населения с пространственным разрешением 1 км и временным интервалом с 1790 по 2010 год (кроме 1960 года) и, таким образом, дает возможность проводить динамический анализ в пространстве и времени.Обратите внимание, что наш анализ исключил 1960 год, поскольку эти данные все еще недоступны из-за необычно строгой стратегии подавления данных, использованной при переписи 1960 года (https://www.nhgis.org/user-resources/faq#1960_Data). Эти пространственно-временные явные данные о населении (модель M5 в ссылке 24 ) были получены путем разделения городских и сельских районов и рассмотрения множества факторов, включая нежилые районы, топологическую пригодность и экономическую целесообразность. Ни речные сети, ни подземные воды не были задействованы в картировании населения, что позволяет беспристрастно изучить коэволюцию человека и воды во времени.

Для гидрографических данных мы использовали данные речных сетей из набора данных 1: 100 K National Hydrography Database (NHD) Plus (http://www.horizon-systems.com/nhdplus/, рис.), Двузначного HUC USGS ( Рис.) Шейп-файл границ региона из набора данных о границах водораздела (http://nhd.usgs.gov/wbd.html) и данные о грунтовых водах из Карты ресурсов подземных вод Северной Америки, разработанной в рамках Всемирной программы гидрогеологического картирования и оценки ЮНЕСКО (WHYMAP, http://www.whymap.org) 32 .Ресурсы подземных вод были разделены WHYMAP на три категории в соответствии с геологической структурой: основные бассейны подземных вод, водоносные горизонты со сложной гидрогеологической структурой и территории с местными и неглубокими водоносными горизонтами. Среди них основные водоносные горизонты обеспечивают наилучшие условия для эксплуатации подземных вод. Каждый тип водоносного горизонта был далее разделен на подкатегории в зависимости от скорости подпитки (рис.). Мы использовали данные о ширине реки из базы данных Global River Widths from Landsat (GRWL) 43 , чтобы охарактеризовать покрытие рек, а также базу данных Global Reservoir and Dam (GRanD) из Центра социально-экономических данных и приложений (http: // sedac.ciesin.columbia.edu/data/set/grand-v1-dams-rev01), чтобы отразить динамическое покрытие реки и обновить расстояние до рек с течением времени. Мы также использовали данные о водных путях из сети судоходных водных путей армии США (http://www.rita.dot.gov/bts/sites/rita.dot.gov.bts/files/publications/national_transportation_atlas_database/2014/polyline) чтобы помочь определить пороговое значение порядка ручьев для крупных рек, и применил карту климатической зоны на основе классификации IPCC, полученной из Европейского центра почвенных данных (ESDAC, http: // esdac.jrc.ec.europa.eu/projects/renewable-energy-directive), чтобы проверить влияние грунтовых вод на населенные пункты.

Определение основных рек и расчет DMR

Реки разных категорий играют разные роли в человеческом обществе. Мы определили реки с порядком течения ≥ 4 как крупные реки, учитывая как расход, необходимый для удовлетворения спроса на воду для поселений, которые будут развиваться в города 26 , так и навигационные требования (четвертый порядок является минимумом в сети судоходных водных путей).Из-за различного разрешения шейп-файлов рек NHD и GRWL мы использовали данные GRWL для идентификации рек со средней шириной более 1 км (всего 7524 км рек) и присвоили значения их ширины рекам NHD в пределах буфера ширины. зоны широких рек ГПВЛ (рис.). Для определения покрытия основных рек потребовались незначительные ручные изменения. Мы преобразовали шейп-файл покрытия крупных рек в растровый и рассчитали евклидово расстояние до ближайших крупных рек (DMR) для каждой ячейки сетки в приграничных США с разрешением 1 км, которое использовалось в качестве эталонного DMR в естественных условиях (рис. .). Пороговое значение максимального расстояния было установлено равным 20 км, поскольку около 95% всей исследуемой территории находилось в пределах этого лимита (дополнительный рисунок 4 ). Мы разделили расстояние на 21 класс, используя 1 км в качестве интервала (DMR = 0, 1, 2,…, 20 км), с расстоянием для каждого класса, представляющим его максимальный DMR.

Мы рассмотрели изменения русла рек с течением времени в результате строительства водохранилищ (Рис., Дополнительный Рис. 5 ) с использованием местоположения водохранилища и десятилетия строительства из базы данных GRanD.Это привело к максимальному увеличению примерно на 2,6% в областях с нулевым DMR по сравнению с эталонным DMR, основанным на данных GRWL.

Важность крупных рек и подземных вод

Для каждого класса DMR мы суммировали общую площадь ( A ) и общую численность населения ( P ) и определили расстояния, соответствующие 50% аккумулятивной площади и 50% аккумулятивной площади. популяции (как показано для HUC 3 и 14 на дополнительном рисунке 1b ) и обозначили их как географическое расстояние ( D G ) и расстояние до человека ( D H ), соответственно.Отношение ( D H / D G ) использовалось в предыдущем исследовании 5 и применялось здесь для сравнения относительного DMR между регионами. Кроме того, мы рассчитали NPD, разделив плотность населения ( P / A ) на максимальное значение в исследуемом регионе. Статистически значимые ( p <0,05) наклоны линейной регрессии между NPD и DMR использовались, чтобы указать на желательность проживания в непосредственной близости от крупных рек.

Аналогичным образом мы суммировали общую площадь ( A GW ) и общую численность населения ( P GW ), покрывающую различные категории водоносных горизонтов, и использовали соответствующую среднюю плотность населения (MPD = P GW). / A GW ), чтобы представить привлекательность каждого типа водоносного горизонта. Мы аппроксимируем временной ряд средней плотности населения степенной функцией (MPD = r0rt-t0, fort0≤t≤2010) и рассчитали скорость роста (r) для каждого типа водоносного горизонта.Первоначальный год, t0, был основан на истории оседания каждого типа водоносного горизонта. Мы использовали тест Петтитта для определения поворотной точки динамических различий в средней плотности населения между основными водоносными горизонтами со скоростью подпитки> 300 мм в год (водоносный горизонт типа 15) и оставшимися девятью типами водоносных горизонтов. Мы также изучили контроль климата, сравнив плотность населения в разных типах водоносных горизонтов на всей территории США с плотностью населения в различных климатических зонах (тропический, умеренно-теплый и умеренно-прохладный, по данным ESDAC).Кроме того, учитывая сложное взаимодействие между реками и водоносными горизонтами, мы рассчитали значения NPD, связанные с DMR для каждого из 10 типов водоносных горизонтов, и проанализировали их совокупное влияние на плотность населения, используя 2010 год в качестве снимка.

Анализ пространственно-временных характеристик

Мы использовали регионы HUC в приграничных США для анализа пространственной изменчивости расстояния человека до воды. Из-за высокой изменчивости осадков в западных прибрежных районах (дополнительный рис. 6 ), HUC 17 и 18 были дополнительно разделены на две засушливые области, обозначенные как HUC 17A и 18A, и одну влажную область, HUC 17-18 (рис.), В соответствии с различиями в среднегодовых осадках. Мы применили вышеупомянутый подход для изучения динамических тенденций взаимоотношений человека и воды для каждого HUC с 1790 по 2010 г. и классифицировали HUC по различным категориям на основе тенденции их наклонов между NPD и DMR. Использовались только статистически значимые отклонения ( p <0,05) между NPD и DMR.Из-за миграции на запад в основном европейских поселенцев, оседлые части каждого HUC постепенно увеличивались с течением времени. Начальная декада анализа была определена для каждого HUC на основе десятилетия, когда оседлая площадь достигла 90% общей площади (дополнительная таблица 6 и дополнительный рисунок 7 ).

Доступность кода

ArcGIS Model Builder и код R, поддерживающий этот анализ, доступны по запросу.

Дополнительная информация

Благодарности

Это исследование было частично поддержано проектом FLA-SWS-005461 Национального института продовольствия и сельского хозяйства Министерства сельского хозяйства США.Ю.Ф. благодарит за поддержку Национальный фонд естественных наук Китая (грант № 71461010701). Мы благодарны за предложения докторов. Мэтью Дж. Коэн, Сюйдун Фу, Ян Хун, Кёнгрок Пайк, П. Суреш К. Рао и Эндрю Д. Викерт.

Вклад авторов

Ю.Ф. и J.W.J. задумал идеи. Ю.Ф. провели анализы. Ю.Ф. и J.W.J. написал газету.

Доступность данных

Восстановленные исторические данные о населении доступны для скачивания по адресу 10.6084 / m9.figshare.c.38

.v1, как описано в исх. 24 . Все другие данные, включая сети рек, ширину рек, границы регионов, расположение водохранилищ и данные о грунтовых водах, общедоступны, как описано в Методиках. Исходные данные представлены для Рис., Рис. И дополнительных Рис. 1 6 как файл исходных данных.

Примечания

Конкурирующие интересы

Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

Сноски

Информация о экспертной оценке журнала: Nature Communications благодарит анонимных рецензентов за их вклад в рецензирование этой работы.Доступны отчеты рецензентов.

Примечание издателя: Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​принадлежностей организаций.

Примечание издателя: Springer Nature сохраняет нейтралитет в отношении юрисдикционных претензий на опубликованных картах и ​​принадлежностей организаций.

Дополнительная информация

Дополнительная информация прилагается к этому документу по адресу 10.1038 / s41467-019-08366-z.

Ссылки

1. Бертуццо Э., Маритан А., Гатто М., Родригес-Итурбе И., Ринальдо А. Речные сети и экологические коридоры: реактивный перенос по фракталам, фронты миграции, гидрохория. Водный ресурс. Res. 2007; 43: W04419. [Google Scholar] 2. Родригес-Итурбе I, Мунипиракул Р., Бертуццо Э., Левин С.А., Ринальдо А. Речные сети как экологические коридоры: комплексная системная перспектива для интеграции гидрологической, геоморфологической и экологической динамики. Водный ресурс. Res. 2009; 45: W01413. DOI: 10.1029 / 2008WR007124. [CrossRef] [Google Scholar] 3. Кампос Д., Форт Дж., Мендес В. Транспорт по фрактальным речным сетям: применение к фронтам миграции. Теор. Popul. Биол. 2006; 69: 88–93. DOI: 10.1016 / j.tpb.2005.09.001. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 4. Турреро П., Домингес-Куэста М.Дж., Хименес-Санчес М., Гарсия-Васкес Э. Пространственное распределение палеолитических человеческих поселений и его влияние на палеоэкологические исследования: случай из Северной Иберии. J. Archaeol. Sci. 2013; 40: 4127–4138. DOI: 10.1016 / j.jas.2013.06.003. [CrossRef] [Google Scholar] 5. Кумму М., де Моэль Х., Уорд П.Дж., Варис О. Насколько близко мы живем к воде? Глобальный анализ удаленности населения от пресноводных водоемов. PLoS ONE. 2011; 6: e20578. DOI: 10.1371 / journal.pone.0020578. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 7. Фитцхью Т.В., Рихтер Б.Д. Утоление городской жажды: растущие города и их влияние на пресноводные экосистемы. Биология. 2004; 54: 741–754. DOI: 10.1641 / 0006-3568 (2004) 054 [0741: QUTGCA] 2.0.CO; 2. [CrossRef] [Google Scholar] 8.Чоудхури Ф., Лант С., Дзигелевски Б. Век расширения водоснабжения в десяти городах США. Прил. Геогр. 2013; 45: 58–76. DOI: 10.1016 / j.apgeog.2013.07.020. [CrossRef] [Google Scholar] 9. Макдональд Р.И. и др. Вода на городской планете: урбанизация и охват городской водной инфраструктуры. Glob. Environ. Изменять. 2014; 27: 96–105. DOI: 10.1016 / j.gloenvcha.2014.04.022. [CrossRef] [Google Scholar]

10. Грюблер А. Взлет и падение инфраструктуры: динамика эволюции и технологических изменений в транспорте (Physica-Verlag, Heidelberg, 1990).

11. Ди Бальдассарре Г., Кой М., Кемеринк Дж. С., Брандимарте Л. К пониманию динамического поведения пойм как систем воды и человека. Hydrol. Earth Syst. Sci. 2013; 17: 3235–3244. DOI: 10.5194 / hess-17-3235-2013. [CrossRef] [Google Scholar] 12. Beeson PE, DeJong DN, Troesken W. Рост населения в округах США, 1840–1990. Рег. Sci. Городская экономика. 2001. 31: 669–699. DOI: 10.1016 / S0166-0462 (01) 00065-5. [CrossRef] [Google Scholar] 13. Гуде PH, Хансен А.Дж., Раскер Р., Максвелл Б. Темпы и факторы развития сельской жилой застройки в Большом Йеллоустоне.Landsc. Городской план. 2006; 77: 131–151. DOI: 10.1016 / j.landurbplan.2005.02.004. [CrossRef] [Google Scholar] 14. Ларсон Э., Перрингс С. Ценность водных объектов в засушливом городе: пример столичного региона Феникс. Landsc. Городской план. 2013; 109: 45–55. DOI: 10.1016 / j.landurbplan.2012.10.008. [CrossRef] [Google Scholar]

15. Гленнон, Р. Дж. Водные безумства: откачка грунтовых вод и судьба пресных вод Америки . (Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, 2004 г.).

16. Scanlon BR, et al.Истощение подземных вод и устойчивость ирригации в Высоких равнинах и Центральной долине США. Proc. Natl Acad. Sci. США. 2012; 109: 9320–9325. DOI: 10.1073 / pnas.1200311109. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

17. Alley, WM, Reilly, TE & Franke, OL Устойчивость ресурсов подземных вод (Министерство внутренних дел США, Геологическая служба США, 1999) .

18. Сеола С., Лайо Ф., Монтанари А. Воды, подвергшиеся воздействию человека: новые перспективы глобального мониторинга с высоким разрешением.Водный ресурс. Res. 2015; 51: 7064–7079. DOI: 10.1002 / 2015WR017482. [CrossRef] [Google Scholar]

19. Дейхманн, У., Балк, Д. и Йетман, Г. Преобразование данных о населении для междисциплинарного использования: от переписи к сетке (Центр международной информационной сети по наукам о Земле, Вашингтон, округ Колумбия, 2001).

20. Balk DL, et al. Определение глобального распределения населения: методы, приложения и данные. Adv. Паразитол. 2006. 62: 119–156. DOI: 10.1016 / S0065-308X (05) 62004-0. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21.Добсон Дж. Э., Брайт Е. А., Коулман ПР, Дерфи Р. К., Уорли Б. А.. LandScan: глобальная база данных о населении для оценки групп риска. Фотография. Англ. Дистанционный датчик 2000; 66: 849–857. [Google Scholar] 24. Fang Y, Jawitz JW. Реконструкция с высоким разрешением распределения населения США, 1790–2010 гг. Sci. Данные. 2018; 5: 180067. DOI: 10.1038 / sdata.2018.67. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

25. Мокир, Дж. В Storia Dell’Economia Mondiale (изд. Gastronono, V.) 219–245 (Laterza, Рим, 1998).

26. Padowski JC, Jawitz JW. Доступность воды и уязвимость 225 крупных городов США. Водный ресурс. Res. 2012; 48: W12529. DOI: 10.1029 / 2012WR012335. [CrossRef] [Google Scholar] 27. Глисон Т., Вада Ю., Биркенс МФУ, ван Бик ЛПХ. Водный баланс глобальных водоносных горизонтов, выявленный по следу грунтовых вод. Природа. 2012; 488: 197–200. DOI: 10,1038 / природа11295. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Витоусек П.М., Муни Х.А., Любченко Дж., Мелилло Дж. М.. Господство человека над экосистемами Земли.Наука. 1997. 277: 494–499. DOI: 10.1126 / science.277.5325.494. [CrossRef] [Google Scholar] 29. Лю Ю., Тиан Ф., Ху Х., Сивапалан М. Социально-гидрологические перспективы совместной эволюции человека и воды в бассейне реки Тарим, Западный Китай: модель Тайцзи-Тир. Hydrol. Earth Syst. Sci. 2014; 18: 1289–1303. DOI: 10.5194 / hess-18-1289-2014. [CrossRef] [Google Scholar] 30. Глейк PH. Дорожная карта для устойчивых водных ресурсов на юго-западе Северной Америки. Proc. Natl Acad. Sci. США. 2010; 107: 21300–21305. DOI: 10.1073 / пнас.1005473107. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 31. Лю Дж и др. Устойчивое развитие в мире электросвязи. Ecol. Soc. 2013; 18:26. DOI: 10.5751 / ES-05873-180226. [CrossRef] [Google Scholar]

32. BGR / ЮНЕСКО. Ресурсы подземных вод мира 1: 25 000 000 (Ганновер, Париж, 2008 г.).

33. Mazurek M, et al. Профили природных трассеров в глинистых образованиях. Прил. Геохим. 2011; 26: 1035–1064. DOI: 10.1016 / j.apgeochem.2011.03.124. [CrossRef] [Google Scholar] 34.Beyerle U, et al. Климат и подпитка подземных вод во время последнего оледенения в покрытой льдом местности. Наука. 1998. 282: 731–734. DOI: 10.1126 / science.282.5389.731. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Wada Y и др. Глобальное истощение ресурсов подземных вод. Geophys. Res. Lett. 2010; 37: 114–122. DOI: 10.1029 / 2010GL044571. [CrossRef] [Google Scholar] 36. Шварценбах Р.П., Эгли Т., Хофштеттер ТБ, Гунтен Ув, Верли Б. Глобальное загрязнение воды и здоровье человека. Анну. Rev. Environ. Ресурс. 2010. 35: 109–136.DOI: 10.1146 / annurev-environment-100809-125342. [CrossRef] [Google Scholar] 37. Steward DR, et al. Использование неустойчивых запасов грунтовых вод для сельскохозяйственного производства в водоносном горизонте Высоких равнин в Канзасе, прогноз до 2110 г. Proc. Natl Acad. Sci. США. 2013; 110: E3477 – E3486. DOI: 10.1073 / pnas.1220351110. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Падовски Дж. С., Каррера Л., Явиц Дж. В.. Преодоление нехватки воды в городах с помощью инфраструктуры и учреждений. Водный ресурс. Manag. 2016; 30: 4913–4926.DOI: 10.1007 / s11269-016-1461-0. [CrossRef] [Google Scholar] 39. Veldkamp TIE и др. Горячие точки с нехваткой воды перемещаются вниз по течению из-за вмешательства человека в 20-м и 21-м веках. Nat. Commun. 2017; 8: 15697. DOI: 10,1038 / ncomms15697. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 41.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.