Высота парашютной вышки: The page was not found!

Содержание

новогодняя ёлка в виде парашютной вышки в Парке Горького

В Новый Год 2016 Парк Горького вновь удивил москвичей необычным подходом к оформлению новогодней ёлки: если в прошлом году нам продемонстрировали ёлку-мороженое, то в этот раз в парке решили обратиться к собственной истории и представили ёлку, выполненную в виде знаменитой Парашютной вышки.

 

Парашютная вышка, выполненная в виде закручивающейся вверх спирали, была одним из популярных аттракционов в парке с 1930-х по середину 1950-х годов: посетителей пристёгивали к муляжу парашюта, и они съезжали вниз по натянутому тросу, закреплённому на металлическом каркасе на вершине вышки. Для тех, кто прыгать расхотел, существовала альтернативная возможность спуска: вокруг вышки по спирали вились горки, по которым можно было съехать вниз на резиновом коврике.

 

Высота оригинальной вышки составляла 38 метров. По вечерам она подсвечивалась архитектурной иллюминацией и действительно чем-то напоминала огромную новогоднюю ёлку. Впоследствии вышку снесли, но она навсегда осталась одним из символов Парка Горького.

 

Высота установленной перед входом в парк инсталляции - 18 метров, это уменьшенная и несколько упрощённая по форме копия оригинальной вышки. Необычная новогодняя ёлка собрана из лайтбоксов - подсвечивающихся изнутри панелей-контейнеров, закреплённых на металлическом каркасе: на 11 витков спирали использовано более 100 световых панелей.

 

Соответственно тематике украсили и арку главного входа в парк: на ней появились собранные из лайтбоксов снежинки-парашюты. Такие же появились и по другую сторону Крымского Вала - на входной группе и заборе парка искусств "Музеон".

 

Кстати, у посетителей Парка Горького есть возможность не только увидеть макет Парашютной вышки, но и совершить с неё виртуальный прыжок: в Музее истории Парка Горького это реализовано в качестве аттракциона виртуальной реальности.

Комментарии: 0

Парашют: главное «оружие» десантника

Фото: Минобороны РФ

Научно-исследовательский институт парашютостроения холдинга «Технодинамика» – одно из немногих предприятий в мире, которое способно выполнять полный цикл работ с парашютными системами.

Институт участвовал в создании всех парашютных систем, которые применялись и применяются в Воздушно-десантных войсках (ВДВ) России.

Пять самых популярных парашютов для российских десантников – модели, уже проверенные временем, а также последние новинки для ВДВ, ‒ в нашем материале.

Простота и надежность: каким должен быть десантный парашют

Если вкратце обозначить основные требования к десантному парашюту, то ключевые слова – это простота и надежность. Действительно, парашют должен иметь минимально простую конструкцию, но вовремя сработать в любой ситуации. При всем этом он должен быть неприхотлив в эксплуатации – хорошая парашютная система сама позаботится о раскрытии купола. Даже десантник без особой подготовки способен с этим справиться – просто шагнуть в небо из самолета и не забыть свести ноги вместе в момент приземления.

Сама конструкция парашютов в принципе не меняется годами, чего не скажешь о тканях, из которых они изготавливаются.

В самом начале это были натуральные материалы – шелк например. Затем появились синтетические – полиамид (капрон) и полиэфир (лавсан). Каждый из них имеет как недостатки, так и достоинства. К примеру, лавсан не так восприимчив к солнечному свету, температуре и внешним повреждениям.


Но, как отмечают специалисты, главное здесь другое. Одна из ключевых характеристик парашютной ткани – воздухопроницаемость. К примеру, шелк довольно сильно пропускает воздух, капрон уже не так, а воздухопроницаемость современных тканей совсем мала и иногда доходит до нуля. Чем меньше купол пропускает воздух, тем меньше может быть его размер, а соответственно, и масса. Обычно вес купола составляет порядка 15 кг.

Современные парашюты могут обеспечить мягкую посадку десантникам весом до 160 кг. Раньше этот показатель не превышал 120 кг. Дело не только в том, что десантники покрупнели, скорее увеличился объем вооружений. Если раньше прыгали без вооружений и бронежилетов, то сейчас только один бронежилет «Ратника» весит более 15 кг.

Поэтому и необходимы новые легкие ткани, которые позволяют ощутимо снизить укладочный объем парашюта. Так что работа по поиску новых материалов в НИИ парашютостроения никогда не приостанавливается.

Институт участвовал в создании всех парашютных систем, которые применяются в Российской армии. С парашютами, разработанными в стенах института, совершаются как боевые, так и тренировочные прыжки из самолетов и вертолетов. Сегодня основными десантными системами разработки НИИ являются парашюты Д-6 серии 4 и Д-10. К серийному выпуску готовится система Д-14 для экипировки «солдата будущего» «Ратник». Об этих и других моделях парашютных систем – в нашей подборке.

Д-1: первый шаг в небо

При помощи этого парашюта совершили свой первый самостоятельный прыжок, пожалуй, все парашютисты нашей страны. Парашют Д-1, который из-за своего веса в 17 кг получил прозвище «Дуб», появился в 1955 году. С того времени это самый популярный парашют для тренировочных прыжков начинающих парашютистов.

Некоторые его модификации используются до сих пор практически без изменений. Особенностями этого парашюта являются простота и надежность – считается, что нужно очень постараться, чтобы этот купол не сработал.


Фото: Минобороны РФ

Минимальная высота прыжка с Д-1 составляет всего 150 метров, из летательного аппарата на скорости около 180 км/ч. При этом парашютист будет снижаться примерно со скоростью не более пяти метров в секунду.

«Дуб» обладает круглым куполом. Считается, что такие парашюты сложно управляемы. Однако современный вариант Д-1-5У имеет специальные прорези на куполе, благодаря чему парашютист может маневрировать во время снижения.

Д-6: рекордсмен по прыжкам

Парашют Д-6 серии 4 пришел на смену Д-5 и стал основным в войсках. Испытания новой парашютной системы начались в середине 1970-х годов, а на вооружение парашют был принят в середине 1980-х. Д-6 прошел полный цикл испытаний – он продолжал свою эволюцию на протяжении почти восьми лет.

Примечательно, что все эти годы Д-6 уже применялся в войсках.


Сегодня по показателям надежности Д-6 не имеет аналогов в мире, отмечают специалисты. Дело в том, что с Д-6 прыгали солдаты-срочники с минимальной парашютной подготовкой, поэтому система активно совершенствовалась с учетом простоты и надежности. Специалисты НИИ парашютостроения активно сотрудничали с Государственным испытательным центром Минобороны и ВДВ, в результате чего система Д-6 была доработана до идеального состояния.

Этот парашют можно назвать рекордсменом по количеству прыжков – до полумиллиона прыжков в год. Его используют различные силовые структуры: Росгвардия, ФСБ, морская пехота, МЧС.

Д-10: «патиссон» в небе

На службе ВДВ сегодня находится система Д-10, которая пришла на смену Д-6. Она прошла все испытания в начале 2000-х годов. Конечно, по объему наработки она еще несравнима с Д-6, но со временем приблизится к уровню последнего, считают эксперты. Парашюты Д-6 серии 4 в войсках активно заменяются на Д-10.

Изначально Д-10 создавался для того, чтобы устранить основную проблему, которая существует у десантных парашютов – проблему схождения парашютистов в воздухе. Например, когда десантируется большая группа (до 120 человек), все одновременно раскрывают парашюты в воздухе, и воздушные потоки могут столкнуть парашютистов друг с другом. Даже в такой ситуации конструкторами парашютов предусмотрено спасительное решение – запасной парашют, который можно открыть в ситуации, когда в твой купол провалился другой парашютист. Естественно, посадка все равно будет жесткой – тяжелых травм не избежать.

Д-10 создавался именно для того, чтобы не допустить такого сценария. Поэтому у него такая необычная форма – купол напоминает не шар, а скорее патиссон. Эта форма обеспечивает ему особую аэродинамику, которая уводит парашют при попадании в «след» другого парашюта.


Кроме особой формы, у этого парашюта есть еще один важный элемент, обеспечивающий безопасность, – страхующий парашютный прибор.

Выпрыгнув из самолета, через несколько секунд десантник должен дернуть за кольцо, которое раскроет ранец с основным куполом. В случае если парашютист забыл это сделать, за него «дернет кольцо» специальное устройство.

Сегодня Д-10 считается основной парашютной системой ВДВ. С «десятым» прыгают во время тренировок, применяют для реальных боевых прыжков. С этим парашютом десантируются изо всех типов военно-транспортных самолетов (Ил-76, Ан-22, Ан-26 и других), а также из вертолетов Ми-8 и Ми-26. Десантник весом не более 150 кг сможет с Д-10 прыгнуть с высоты до 4 км, а минимальная высота прыжка составляет 200 метров.

Д-14: парашют для «Ратника»

Как ранее заявлял главный конструктор НИИ парашютостроения Владимир Качалов, российские десантники совсем скоро перейдут на парашют Д-14, который специально создан для «Ратника» – новейшей боевой экипировки, которую часто называют комплектом «солдата будущего».


Фото: Минобороны РФ

По своей конструкции новая парашютная система не похожа на все предыдущие модели.

Традиционно основной парашют находится за спиной десантника, а запасной – спереди. Грузовой контейнер располагается также сзади, под основным парашютом. Д-14 имеет несколько другую конструкцию: основной и запасной парашюты располагаются за спиной, а спереди – большой грузовой контейнер. На нем расположено несколько точек подвески для различного оборудования, кроме того, контейнер можно использовать как плот при посадке на воду. Благодаря такой конструкции, когда стрелковое вооружение в прямом смысле под рукой, десантник может вступить в бой, находясь еще в воздухе.

Система Д-14 позволяет увеличить массу парашютиста до 190 кг, что особенно важно для «Ратника», хорошо экипированного оружием и снаряжением. Десантироваться можно с высоты от 1200 до 8000 метров, при этом скорость самолета может доходить до 350 км/ч. Даже в таких условиях Д-14 способен обеспечить безопасность прыжков и комфорт для десантника благодаря удачной подвесной системе и равномерному распределению динамической нагрузки.

«Штурм»: без ранца за спиной

Еще одна российская перспективная парашютная система – безранцевый парашют «Штурм». Главная особенность этой модели следует из самого названия – «Штурм» не имеет ранца. Купол такого парашюта уложен в специальном мешке, который находится в салоне самолета. На десантника он крепится при помощи простой подвесной системы, а ввод парашютной системы происходит прямо из воздушного судна.

Видео: НИИ парашютостроения

Это существенно экономит время на десантирование бойцов – ценные минуты не тратятся на раскрытие стабилизирующего парашюта, затем основного. Таким образом десантники могут совершать прыжки с малой высоты – 70-80 метров, а сама высадка десантников может стать внезапным ударом для противника.

При всех своих достоинствах парашютная система «Штурм» еще не принята на вооружение. На данный момент продолжаются испытания системы по использованию в боевых условиях.

Бизнес идея: парашютная вышка

В не такие еще далекие советские времена, почти все парки городов были оборудованы парашютными вышка, где каждый желающий мог бы воплотить свою мечту в реальность – прыгнуть с парашютом.

Поэтому идея эта не новая, и на абсолютного автора идеи не претендую. Это, во-первых.
Во-вторых, в наше время существует много разных способов одновременно веселого, интересного и экстремального времяпрепровождения. Но те, кто желает впервые прыгнуть с парашютом сталкиваются с некими проблемами. Часто в городе нет соответствующей организации, которая занималась бы организацией парашютных прыжков. А если нужные организации и есть, то цены на подобные услуги очень кусаются. Если проходить всю программу обучения прыжкам, воспользоваться дополнительными услугами, такими как видеосъемка, то в сумме прыжок обойдется вам до 150 долларов. Конечно, не каждый согласится отдать такие деньги за один прыжок. Здесь нужно учитывать и то, что основной частью потенциальных клиентов являются подростки, средства которых ограничены. Не всегда им по карману и другие подобные развлечения, такие как катапульта, баджи джампинг, американские горки.

 

В-третьих, жажду совершить прыжок с парашютом можно утолить с помощью парашютной вышки, у которой есть ряд существенных преимуществ:
- парашютная вышка стоит намного дешевле самолета или американских горок;
- парашютная вышка не требует значительных затрат в процессе эксплуатации – понадобится лишь электроэнергия для освещения вышки и для рекламных огней;
- два человека способны спокойно справиться с работой на такой вышке.

 

Что же нужно для того, чтобы организовать подобный аттракцион?
1. Первым делом нужна сама парашютная вышка. Обычно, парашютные вышки во времена СССР изготавливал Клайпедский судоремонтный завод. Высота вышки составляет 20 метров, масса – около 10 тонн. Сооружение внутри имеет шахту для перемещения контргруза, наверху - поворотная часть (это еще +7 метров) и громоотвод. Полная высоты составляет 30 метров. Сама вышка – квадратная, со сторонами в 4 метра. Прыжок осуществляется с 20-метровой высоты (это приблизительно высота 8-го этажа), чего вполне хватает чтобы получить хорошую дозу адреналина.

Много бравых ребят с ухмылкой смотрят на такую высоту, мол, если бы хотя в два раза была выше – тогда можно прыгать, а так чепуха. Но когда они поднимались на верх, вся их уверенность куда-то исчезала. Интересный факт: девушек прыгает в два раза больше ребят.
Можно купить и бывшую в употреблении вышку, часто такие продаются военными частями, которые расформировывают.
2. Местность, свободная от растительности, диаметром около 50 метров. 50 метров необходимо для того, чтобы парашютную стрелу можно было поворачивать в любую сторону, но, как показывает практика, в одной и той же местности ветер дует всегда примерно в одну и ту же сторону. Поэтому за все время эксплуатации своей вышки я ни разу стрелы не поворачивал. Участок, конечно, должен находится на местности, удобной для посетителей (парк, пляж).

 

3. Нужно будет получить разрешение на установку и собрать вышку, ввести ее в эксплуатацию. Больше всего времени занимает возня с бумагами.
4. Реклама. Если городок небольшой, то люди сами узнают о вышке, еще пока вы будете ее устанавливать. Цену устанавливайте сами, в зависимости от платежеспособности жителей города и количества посетителей, но жадничать не нужно. Снижение цены на 20% увеличивает число посетителей на 50 %.
5. Безопасность. Подберите опытный персонал, который имеет опыт соответствующих прыжков и умеет вести себя с парашютами.

<<Головоломки для вашего бизнеса   Бизнес идея - физическая разрядка для молодых>>

Фото Парашютной вышки в Баку в Азербайджане

На Приморском бульваре в Баку высится над городом парашютная вышка, торжественно открытая в 1936 году. Дата открытия была приурочена к 16 юбилею создания Азербайджанской Советской Социалистической Республики. Сооружение выполнено в форме нефтяной вышки, его специально создавали высококвалифицированные специалисты машиностроительного завода "Бакинский рабочий". Это весьма сложная металлоконструкция, постройка которой стала возможна только благодаря мощной технической базе бакинского производства. Парашютная вышка в Баку была доступна для любого желающего испытать экстрим или потренироваться в прыжках с парашютом. Уровень подготовки не играл совершенно никакой роли, дополнительное снаряжение не требовалось. Помимо развлекательной функции вышка также использовалась в начальных военных учениях для молодежи. Существовало всего 4 уровня высоты для прыжков: 10, 20, 25 и 60 метров. С верхней планки прыгать разрешали не каждому. В данный момент парашютная вышка давно уже не используется по изначальному предназначению. С тех пор, как в 60-е годы вследствие несчастного случая на ней погиб человек, было принято решение прекратить прыжки. Сейчас "нефтяная вышка" украшает город ярким неоновым табло, на котором всегда можно увидеть время, дату и данные о погодных условиях.

Развернуть описание

Парашютная вышка в Баку на фото

Парашютная вышка в Баку как доехать?

Находится в Приморском парке Баку.

посмотреть на карте

40. 3685°, 49.8441°N40.3685°, E49.8441° 40°22'N, 49°50'E 40°22'6"N, 49°50'38"E

На объекте побывали(0)

Координаты:

Я СТАНОВЛЮСЬ ПАРАШЮТИСТОМ. Заметки парашютиста-испытателя

Я СТАНОВЛЮСЬ ПАРАШЮТИСТОМ

Впервые мне довелось прыгнуть с парашютом весной 1934 года под руководством уже настоящего инструктора парашютного дела — Василия Ивановича Харахонова. Кстати сказать, он был первым из моих новых сослуживцев, с которым я познакомился, еще не доехав до части. Вот как это произошло.

Приехав в Ростов-на-Дону вечером, я сразу же пошел к военному коменданту вокзала, чтобы узнать дорогу на аэродром. Здесь я встретил широкоплечего авиатора в кожаном реглане, со шпалой и крылышками на голубых петлицах. Услышав мой вопрос, он сказал, что сейчас отправляется на аэродром, и предложил ехать вместе.

Дорогой мы разговорились.

— Из какой школы? — спросил авиатор.

— Из Оренбургской, — ответил я.

— Батенька мой, да мы же однокашники. Я эту школу год назад кончил, — обрадовался авиатор и стал расспрашивать об учебе, о знакомых преподавателях, вспоминать свои первые полеты. Узнав, как я вынужденную посадку принял за упражнение в аэронавигационных расчетах, он весело, от души смеялся. Фамилии попутчика я так и не успел спросить. Крикнув мне: «До свидания! Скоро увидимся!» — он соскочил с машины, немного не доезжая до аэродрома.

Если бы я был суеверен, то мог бы увидеть в этой встрече то, что называется «перстом судьбы». Прошло несколько дней моей службы в новой части, и я получил приказание явиться к начальнику парашютной подготовки бригады Василию Ивановичу Харахонову. Я уже много слышал об этом лучшем парашютисте бригады, который совершил более двух десятков прыжков с различных типов самолетов.

Недоумевая, зачем понадобился Харахонову, я вошел в его кабинет и за большим столом увидел своего попутчика — плечистого авиатора со светлыми внимательными глазами.

— Что, видно, и вправду говорят: «Суженого конем не объедешь!» — пошутил он, крепко пожимая мне руку, и, усадив на стул, сразу же перешел к делу.

— В вашей эскадрилье нет начальника парашютной подготовки. Хочу, чтобы вы заняли эту должность.

Я был очень удивлен и смущен таким предложением. Какой же я начальник парашютной подготовки, когда сам не совершил ни одного прыжка с парашютом. Мне сразу же припомнился урок «инструктора-теоретика» и незавидное положение, в котором он оказался.

— Погодите отказываться, — сказал Харахонов, угадав мои мысли.  — У нас в бригаде людей, прыгавших с парашютом, почти нет. А заниматься парашютной подготовкой летного состава необходимо. Вы-то уж испытали вынужденную посадку? А если бы садиться было некуда? Тогда вашу жизнь мог бы спасти парашют, но им надо уметь пользоваться. Принимайте парашютное хозяйство эскадрильи, а прыжок совершите в ближайшее время.

И вот, продолжая летать штурманом воздушного корабля, я стал и «инструктором-теоретиком». Но Харахонов сдержал слово и меня вместе с другими начальниками парашютной подготовки, кстати сказать, тоже «теоретиками», стал готовить к прыжку. Весна тогда выдалась ранняя. Степь уже зеленела сочной молодой травой, и с ее просторов доносился аромат первых полевых цветов. Но нас — будущих парашютистов — не волновала картина пробудившейся после зимней спячки природы. В плотных синих комбинезонах с парашютами — основным за плечами и запасным на груди — мы десятки раз влезали в душный, нагретый солнцем самолет и через дверь совершали «прыжок» (Харахонов отрабатывал у нас четкость выполнения всех движений при отделении от самолета). Затем отстегивали парашюты и шли в «парашютный городок». Здесь, занимаясь на специальных тренажерах, мы приобретали навыки, необходимые при выполнении парашютного прыжка. Чтобы привыкнуть к толчку в момент приземления, порой довольно значительному, мы прыгали на взрыхленную почву с помоста высотой в два метра.

Горизонтальная скорость парашютиста при ветре бывает порядочной и приземляться в положении спиной по ветру — то же самое, что прыгать на ходу с трамвая спиной вперед: в обоих случаях можно получить сильные ушибы.

Уменье разворачиваться в воздухе при спуске с парашютом, сообразуясь с направлением ветра, приобреталось на другом тренировочном снаряде — особых качелях. С их верхней перекладины через блоки спускалось два троса, имевших на концах по карабину, которые пристегивались к подвесной системе парашютиста. С помощью небольшой лебедки, укрепленной на раме, парашютиста поднимали в воздух и он висел будто под шелковым куполом. Затем его опускали на землю, а Харахопов быстро командовал:

— Земля идет под вас! Из-под вас! Влево! Вправо!

Обучающийся перекрещивал лямки и выполнял развороты в нужную сторону. При этом Харахонов строго следил за тем, чтобы ноги парашютиста в момент «приземления» были в полусогнутом состоянии, а колени и носки сведены вместе.

— Если этого не будет, — строго предупреждал он, — то можете приземлиться на одну ногу и повредить ее.

Наконец был назначен день прыжков. Мы пришли на аэродром рано утром. Было еще прохладно, и обильная роса словно бисером покрывала плоскости четырехмоторного самолета. Мы надели парашюты, уложенные и тщательно проверенные накануне.

— В самолет! — скомандовал Харахонов.

«Перворазники» гуськом стали подниматься в кабину. Каждый из нас неоднократно проделывал это во время тренировок. И сейчас как-то не верилось, что сходить снова на землю в этот раз уже не придется — на аэродром нас должен опустить шелковый купол парашюта.

Мы расселись, дверь кабины захлопнулась, дружно взревели все четыре мотора воздушного корабля, и тяжелый самолет неожиданно легко оторвался от земли. Через окно кабины я вижу, как уплывают назад посадочные знаки, ангары, стоящие в стороне самолеты и бензозаправщик возле них.

Теперь мы, парашютисты-«перворазники», сидим не шевелясь, пристально наблюдая за своим инструктором Харахоновым. Тот посматривает через окно на землю, потом на часы и, когда самолет, накренив плоскость, делает последний разворот, открывает дверь кабины. Инструктор без шлема, врывающийся в кабину воздух ерошит его волосы.

Уточнив расчет, Харахонов вызывает моего друга Федюнина, который прыгает первым. Федюнин подходит к двери, кладет правую руку на кольцо вытяжного троса парашюта и выставляет вперед левую ногу. Федюнин — смелый парень. Лицо у него спокойное, но в нем появилось что-то новое, чего раньше я не замечал. Приготовившись, он вопросительно смотрит на инструктора. Тот разрешающе кивает головой и едва касается пальцами плеча парашютиста. От волнения я даже слегка привстаю со своего места. Мой товарищ чуть наклоняется вперед и исчезает за бортом самолета.

Я припадаю к окну и успеваю увидеть, как он летит вниз, странно раскинув ноги, потом мелькает что-то белое и его закрывает выпуклый овал парашюта.

Самолет идет на следующий круг. Теперь моя очередь. Возбужденный прыжком товарища, я смело подхожу к двери кабины, берусь за кольцо вытяжного троса парашюта, смотрю на землю. Как, однако, до нее далеко! Просто не верится, что вот сейчас прыгнешь в воздух и благополучно спустишься на зеленое поле аэродрома.

Слышу приказ Харахонова и, согнувшись в пояснице, лечу в бездну. У меня захватывает дух, но я твердо помню слова инструктора: «Самое опасное — раскрыть парашют сразу, у самолета. Парашют может зацепиться за хвостовое оперение».

Я медлю 2–3 секунды и с силой дергаю кольцо. Почему не раскрывается парашют? Уж не случилось ли что-нибудь? Наконец рывок, и после гула моторов и пережитых треволнений наступает блаженная тишина.

Несколько секунд я наслаждаюсь ею, потом вспоминаю наставления инструктора и выполняю их. Прежде всего смотрю вверх, на купол — цел ли он, не перехлестнуло ли его стропой? Нет. Белый шелк упруг и прочен, он только едва колеблется от напряжения строп, передающих ему движения моего тела. Затем поправляю ножные обхваты, привязываю к лямке вытяжной трос парашюта и осматриваюсь.

Из-под купола парашюта высота воспринимается иначе, чем с борта самолета. Она ощутимее, а отсутствие быстрого движения позволяет замечать разные мелочи. Я вижу, как в стороне от аэродрома по извилистой степной дороге катится крестьянская телега, за ней клубится серое облачко пыли; в воздухе прямо передо мной, распластав крылья, парит коршун. На меня он не обращает никакого внимания. Коршун остается выше, и я вспоминаю о земле. Теперь она гораздо ближе и кажется, что я все быстрей и быстрей приближаюсь к ней. Едва успеваю развернуться по ветру и… чувствительный толчок. Я лежу в густой траве аэродрома. Первый парашютный прыжок совершен.

Вспоминаю то, что я ощущал, раскачиваясь под раскрытым шелковым куполом, думаю, что именно тогда я решил навсегда связать свою жизнь с парашютизмом и сделать его своей профессией.

Осуществляя это решение, я в течение ближайших трех недель совершил еще три прыжка с парашютом. Затем мне представилась возможность серьезно изучить парашютное дело. Василий Иванович Харахонов отправил меня и еще нескольких своих питомцев на учебный сбор по подготовке инструкторов парашютно-десантной службы, который проходил в городе Пушкино под Ленинградом.

Эта поездка была для меня знаменательной. Я впервые увидел великий город Ленина. Его прямые и широкие проспекты, дворцы, памятники, полноводная Нева, закованная в гранит, неповторимое очарование белых ночей запомнились мне на всю жизнь. Главное же, на сборе я получил знания и навыки, необходимые для того, чтобы по-настоящему выполнять свои обязанности начальника парашютной службы эскадрильи.

Под руководством опытных инструкторов мы подробно изучали конструкции различных типов парашютов, их укладку и хранение. Снова пришлось проходить полный курс наземной подготовки парашютиста. Тщательно отрабатывались навыки отделения от самолета, проводились упражнения на подвесных качелях и других снарядах. В наземную подготовку входило также новое для нас упражнение — прыжок с парашютной вышки.

Я уже к тому времени много летал, неоднократно прыгал с самолета и поэтому, признаться, от этого упражнения не ждал ничего необычного. С таким настроением я и стал подниматься на вышку, получив приказание инструктора. Однако с каждым пройденным лестничным маршем в сердце нарастало беспокойство:

— Получается-то довольно высоковато! — подумалось мне.

Это ощущение большой высоты, грозящей опасностью, усилилось, когда я вышел на верхнюю площадку. Отсюда взору открывалась обширная панорама. Странно близко казались Екатерининский дворец и зеркальная гладь озера среди зеленых деревьев парка, лицей, в котором учился великий русский поэт Пушкин, дальше чистенькие городские улицы, а за ними белое здание вокзала и дымящий паровоз, бегущий по блестящим ниточкам рельсов. В противоположной стороне виднелись правильные ряды красных корпусов.

По указанию инструктора я приготовился к прыжку, продел кисти рук в ременные петли и крепко ухватился за них (в то время из-за отсутствия достаточного опыта в обучении прыгающий еще не надевал на себя подвесной системы). Инструктор открыл дверцу, сделанную в барьере, и я вышел на край площадки. Последовала короткая команда «Пошел!», но… мои ноги будто приросли к деревянному настилу.

…Однажды мальчишкой я залез на шестидесятиметровую дымовую трубу фабрики, разрушенной еще в годы гражданской войны. Забирался я туда по металлическим скобам, укрепленным внутри дымохода. Две предпоследние скобы вывалились, но при подъеме это мне не особенно помешало. Зато при спуске я оказался в очень затруднительном положении: чтобы миновать пропущенные опоры и дотянуться рукой до нижней скобы, нужно было другой рукой отпустить верхнюю скобу, но это было рискованно. Труба уходила книзу суживающимся глубоким колодцем, на дне которого, казалось, бесконечно далеко, брезжил дневной свет. Оттуда тянуло ветерком, несшим запах застарелой гари. И когда я отпустил скобы, то вдруг почувствовал, что вот-вот упаду. С большим трудом мне удалось сохранить равновесие и ухватиться за нижнюю скобу.

И вот эта картина далекого детства необычайно ярко возникла в памяти, когда я стоял на краю парашютной вышки. Инструктор, заметив мое колебание, сказал что-то ободряющее, и я, сделав над собой усилие, прыгнул вниз. Короткое свободное падение, несильный рывок и плавный спуск. Приземляюсь по всем правилам: сгибаю колени, соединяю их вместе, напрягаю мышцы и, коснувшись земли, валюсь на правый бок.

Вечером после занятий мы долго толковали между собой об ощущениях, которые мы пережили при прыжке с вышки. И все признались в том, что было труднее заставить себя броситься с вышки вниз, чем с самолета. Видимая связь с землей усиливает ощущение высоты. Но прыжки с вышки — отличная тренировка для парашютиста. Они закаляют его волю.

На сборах мне посчастливилось встретиться с одним из самых замечательных советских парашютистов. Когда однажды к нам в класс после занятий вошел высокий голубоглазый летчик, его лицо показалось мне знакомым.

— Кто это? — спросил я у товарища.

— Неужели не узнаешь? Его портреты в газетах часто помещают. Это Николай Евдокимов, — ответил он.

Для нас, молодых парашютистов, имя Евдокимова значило очень много. Летчик-истребитель Николай Евдокимов был одним из пионеров парашютного спорта. Он первым в Советском Союзе 22 мая 1932 года совершил прыжок с задержкой раскрытия парашюта в 14 секунд, пролетев камнем 600 метров. В 1933 году он добился новых успехов. Оставив самолет на высоте 6920 метров, он пролетел, не раскрывая парашюта, 6440 метров за 115 секунд.

Все участники сборов плотным кольцом окружили Николая Евдокимова, просили рассказать о его последнем рекордном прыжке. Он охотно согласился, но сначала заговорил о подготовке к рекорду, о том, как бороться со штопором, о своих первых неудачах.

Я уже знал, что штопор, в который может попасть парашютист, пролетев в свободном падении 150–200 метров, опасен. Если из него вовремя не выйти, то можно потерять ориентировку, и нам — молодым парашютистам — обычно говорили:

— Как только начнет вращать, дергай кольцо, а то плохо будет.

От Евдокимова мы узнали, как можно предупредить опасное вращение. Отыскивая способы управления телом в свободном падении, он пришел к выводу, что руки могут служить тормозами, если их раскинуть в стороны. Тогда падение станет устойчивым.

— Я столько думал о свободном падении, — сказал Евдокимов, улыбнувшись, — что мне даже иногда снилось, будто я попал в штопор и пытаюсь его преодолеть.

О своем рекордном прыжке 2 августа 1933 года Николай Евдокимов рассказывал живо и интересно.

— Как только я покинул самолет, — вспоминал он, — от какого-то непроизвольного движения меня стало вращать. Стабилизировать падение удалось выбрасыванием рук в стороны; на высоте 5500 метров я попал в первый тонкий слой облаков. Облака стремительно ушли вверх. От быстро возраставшего давления появилась боль в ушах и, чтобы уравновесить давление, пришлось громко кричать. Внизу второй слой облаков. Я падал устойчиво, только несколько покачиваясь из стороны в сторону в упругой струе встречного воздуха.

Но вот после какого-то движения меня снова начало вращать. Так я падал метров 400, потом восстановил устойчивое положение и попал во второй слой облаков. В облаках трудно было сохранять устойчивое положение тела. Кислородная маска налезала на очки, стекла которых сразу запотели. Сняв маску и очки, я продолжал беспорядочно падать, и только выскочив из облаков, сразу прекратил вращение и начал внимательно следить за секундомером.

В конце падения я неожиданно попал в грозовое облако. И тут началось что-то кошмарное. Сильные воздушные вихри швыряли меня из стороны в сторону, безжалостно крутили. Но я упорно следил за секундомером. Когда облако осталось вверху, я раскрыл парашют.

Слушая его рассказ, сильно поразивший мое воображение, я решил научиться выполнять прыжки с задержкой раскрытия парашюта. А Евдокимов, словно отвечая на мои мысли, предупредил:

— К изучению затяжных прыжков приступайте только тогда, когда в совершенстве отработаете все элементы обычных прыжков. Парашютизм — строгий вид спорта. Овладевать им надо смело, упорно, но всегда последовательно, переходя от простого упражнения к более сложному.

В правильности совета опытного парашютиста мы убедились, когда, окончив теоретические занятия, перешли к прыжкам. Среди участников сбора было два командира, прибывших из истребительной бригады: один — невысокий, плотный, черноволосый, другой — высокий, худощавый блондин. Фамилии их я забыл, но помню, что брюнета звали Саша, а блондина Коля. У Саши был очень громкий голос. Когда он отвечал инструктору в классе, то казалось, что его громоподобный бас заполняет все помещение. И тогда его друг неизменно шептал:

— Сашка, громче!

И Саша с обиженным и смущенным видом переходил почти на шепот.

Этот парашютист отличался еще тем, что все упражнения он хотел выполнить поскорее, затрачивая на них меньше усилий и времени. И однажды с ним чуть не случилась беда.

…Первые прыжки, которые мы выполняли, были самыми простыми, с немедленным раскрытием парашюта. И вот Саша, оставив самолет на высоте 800 метров, вдруг стал делать задержку. Со старта мы видели, как его тело черным мячиком мчалось к земле. Секунда, вторая, третья… шестая… Уже всем было ясно, что с парашютистом что-то произошло. Побледневший инструктор бросился к санитарной машине, и в это мгновение в воздухе распахнулся белый шелковый купол. Даже не успев развернуться по ветру, парашютист опустился на землю.

Что же произошло? Этот вопрос волновал и нас, и инструкторов. Оказалось, что Саша, стремясь быстрее закончить программу обучения, выполнил прыжок, не держась за кольцо вытяжного троса парашюта, к чему в достаточной степени подготовлен не был.

Оставив самолет и почувствовав свободное падение, он хотел взяться за кольцо, но… не нашел его. Парашютист торопливо хватал лямку подвесной системы, к которой в специально пришитом карманчике крепится кольцо, но не находил его. А секунды стремительно бежали, и земля неумолимо приближалась. И вот, наконец, рука парашютиста почувствовала металл спасительного кольца. Мгновенный рывок, и… парашют успел раскрыться вовремя.

Как же можно не найти кольца? Ведь оно такое большое, ярко-красное! Кажется, на нем сосредоточены все мысли молодого парашютиста. Все это так. И тем не менее стоило спортсмену в свободном падении в первый раз, хватаясь за него, промахнуться, и… появилась нервозная поспешность: ведь тогда прыжок выполнялся без всяких страхующих приборов, автоматически раскрывающих парашют.

Подобная потеря кольца может произойти не только с молодым спортсменом. Однажды я, уже работая испытателем, совершал прыжки с 20-секундной задержкой. И вот, когда я собрался раскрыть парашют, меня крутануло в воздухе и, берясь за кольцо, я промахнулся. Я сделал три попытки найти его, а потом раскрыл купол запасного парашюта — на поиски не оставалось времени. Ведь кольцо могло и выпасть из карманчика, сдвинуться в сторону или попасть под воротник комбинезона. И я считаю, что если уж оно пропало, то, имея запасной парашют, времени на его поиски лучше не тратить.

После сборов, возвратившись в часть, я уже уверенно принялся за парашютную подготовку летного состава нашей эскадрильи.

Подготовка парашютистов — сложное и ответственное дело, требующее от инструктора особых качеств. В этой ответственной работе я сразу же столкнулся с рядом трудностей. Ведь для выполнения прыжка с парашютом мало знать технику отделения от самолета, выдергивания кольца, разворота по ветру и т. д. Это новичок обычно усваивает быстро. А вот подготовить его, так сказать, психологически, вселить в него веру в парашют, в самого себя, мобилизовать его духовные силы на выполнение прыжка — дело более сложное.

В этой психологической подготовке новичка главную роль играет личный пример и личный показ инструктора, его авторитет. Инструктору мало уметь красноречиво рассказывать о прыжке с парашютом, ему совершенно необходимо прыгать самому, причем делать это он должен при своих учениках. Даже самое интересное и правдивое описание прыжка не будет иметь цены для «перворазника», если он знает, что его учитель сам никогда не прыгал с парашютом.

В каждом человеке живет инстинктивный страх перед «пустотой», перед падением. Этот страх может испытывать не только «перворазник». Однажды, уже будучи инструктором, я выполнял обычный тренировочный прыжок. Выйдя на плоскость и еще не приготовившись, я оступился, упал и стал скользить по ее гладкой поверхности. Вот тут-то и проявился со всей силой тот страх, о котором я говорил. Совершенно забыв, что мне так или иначе надо оставлять самолет, я изо всех сил старался удержаться на крыле. На секунду мне это удалось, и я увидел смеющееся лицо летчика. Мой испуг, видимо, развеселил его. Я пришел в себя и разжал руки. Дальше прыжок прошел благополучно.

Психологически неподготовленного к прыжку «перворазника» боязнь «пустоты» может заставить преждевременно дернуть кольцо вытяжного троса парашюта. А такая ошибка подчас влечет за собой весьма серьезные последствия. Так было с офицером нашей эскадрильи штурманом Вавиловым. Прыжок выполнялся с четырехмоторного самолета. Вавилов, вывалившись через дверь кабины, тотчас же раскрыл парашют. Купол зацепился за хвостовое оперение, и парашютист повис на стропах под самолетом.

Летчик, выполняя различные фигуры, тщетно старался помочь Вавилову освободиться. Парашют зацепился прочно. Положение становилось трагическим. Время полета даже тяжелого воздушного корабля ограничено. Посадка на аэродром была неизбежной, а для висящего под самолетом человека это было бы гибелью. К счастью, Вавилов не растерялся. Он перерезал ножом стропы основного парашюта и раскрыл запасной.

В другой раз мне пришлось наблюдать не менее поучительный случай. Тогда я по просьбе Осоавиахима «сбрасывал» молодых спортсменов-парашютистов, еще не получнвпшх к тому времени надлежащей авиационной закалки. Наблюдая за ними, я думал, что такой «перворазник», не имея достаточной психологической подготовки, выйдя на крыло самолета и оказавшись над бездной, может забыть многое: кто он такой, как его зовут и т. д., но про кольцо, про то, что его надо выдернуть, будет помнить непременно. И это мое убеждение поколебал врач, всегда присутствовавший при прыжках. Он увлекся парашютизмом и не только провожал людей в полет, но и сам пожелал выполнить прыжок. Разрешение было получено. Врач начал усердно изучать устройство парашюта и технику выполнения прыжка. Наконец вся наземная подготовка, казалось, была закончена, оставалось только применить приобретенные знания на практике.

В день прыжков врач пришел на старт раньше всех. Когда парашютисты перед полетом построились, он выслушал у них пульс, потом отошел в сторону и принялся считать удары собственного сердца.

Один за другим спортсмены поднимались в воздух па самолете По-2 и спускались на землю под куполом парашюта. Наконец пришла очередь врача. На него надели парашют, и он проворно забрался в кабину самолета. Надо сказать, что в то время в Осоавиахиме парашютистов «перворазников» уже «бросали» с применением приспособления для принудительного раскрытия парашюта. Оно состояло из длинной прочной вытяжной веревки, один конец которой крепился к замыкающему приспособлению парашюта, а другой был закреплен в кабине летчика. Если парашютист почему-либо не выдергивал кольца сам, то он пролетал расстояние, равное длине вытяжной веревки, и своим весом раскрывал парашют. Такая вытяжная веревка была прикреплена и к парашюту врача.

Когда самолет набрал нужную высоту и пришел в зону прыжков, я подал команду приготовиться. Задевая ранцами парашютов за края кабины, врач вылез на крыло и встал на самом его краю. Левой рукой он держался за борт самолета, а правой — за вытяжное кольцо парашюта.

— Пошел! — скомандовал я. Но врач, казалось, не слышал команды. Он застывшим взглядом смотрел в бездну у своих ног и не двигался.

— Вернитесь в кабину, — крикнул я. Но он оставался в прежней позе, видимо, боясь пошевелиться.

Еще несколько попыток вернуть врача в самолет не привели ни к чему. Мельком взглянув вниз, я увидел, как под крылом проплывали границы аэродрома. А дальше были железнодорожные пути большой станции, водокачка, вокзал и другие места, не подходящие для приземления парашютиста. Сажать же самолет с человеком на крыле было нельзя, так как он мог свалиться. Следовало срочно принимать решение.

«Вытяжная веревка все равно откроет ему парашют», — вспомнил я и резко положил машину на левое крыло, дав мотору полный газ.

Врач сорвался с крыла самолета и камнем пошел вниз. Парашют его раскрылся благодаря вытяжной веревке. Сам он не сделал даже попытки выдернуть кольцо. Такое поведение парашютиста я видел впервые. Приземлился он благополучно. На старт пришел бледный, но довольный.

— Не сердитесь на меня? — спросил я его после полетов.

— Откровенно говоря, я плохо помню, как там, в воздухе, все произошло, — признался он.

Надо сказать, что врач потом выполнял еще прыжки, но уже выдергивал кольцо самостоятельно. Вытяжная веревка помогла ему обрести веру в себя, в свои силы и, главное, в парашют.

Тогда, в 1934 году, парашютизм продолжал свое победное шествие по стране. В городах и сельских местностях устанавливали парашютные вышки, в газетах то и дело сообщали о новых достижениях воздушных спортсменов. Николай Евдокимов установил новый рекорд в прыжке с задержкой раскрытия парашюта, пролетев в свободном падении 7900 метров. Больших успехов достигли и девушки: 3. Бушева падала, не раскрывая парашюта, 2300 метров, Нина Камнева — 2700 метров. Парашютизм стал поистине массовым видом спорта. Им интересовались не только мы — профессиональные авиаторы. Сотни тысяч юношей и девушек самых различных профессий хотели научиться прыгать с парашютом, испытать свою смелость и отвагу.

Парашютисты нашей бригады получили приглашение от своих шефов из Пятигорска приехать к ним на празднование годовщины Октябрьской социалистической революции и показать свое мастерство.

Показательные прыжки для шефов мы выполняли недалеко от Пятигорска, на достаточно просторном и ровном поле. Пока самолет По-2 кругами набирал высоту, я из его передней кабины любовался открывающейся панорамой. На горизонте величественно поднималась к небу двуглавая вершина Эльбруса, покрытая снегом. Вблизи кудрявился зеленью Машук, а у его подножья живописно раскинулся курортный городок, рассеченный блестящей полоской быстрой реки.

Я посмотрел вниз и даже немного загордился. Поле, на которое мы должны были приземляться, казалось зеленым ковром, опоясанным зрителями будто широкой пестрой лентой. Чтобы наблюдать прыжки парашютистов, сюда собрался, казалось, весь Пятигорск.

Прыгну с задержкой раскрытия парашюта, — решил я.

Подобных прыжков я еще ни разу не выполнял, но без колебаний вышел на крыло и по команде летчика оставил самолет. Когда прошли уже ставшие привычными 2–3 секунды падения, неудержимо захотелось выдернуть кольцо. Усилием воли я подавил это желание и продолжал падать, сначала боком, потом меня перевернуло на спину, закувыркало, и, по неопытности решив, что попал в штопор, я раскрыл парашют.

Эта моя, по сути дела совсем пустяковая, задержка произвела на неискушенных в парашютном деле зрителей большое впечатление. Они меня встречали так, как будто я по меньшей мере установил мировой рекорд. Товарищи подшучивали надо мной, а я утешал себя мыслью, что «первый блин всегда комом».

Присутствие многочисленных зрителей вызвало азарт не только у меня. Вместе с парашютистами к шефам приехал один командир из нашей эскадрильи, который дважды пытался выполнить прыжок с парашютом и оба раза в самый последний момент малодушно отказывался. Это было тем досаднее, что летал он хорошо и смело. И вот, когда я приземлился, он подошел и стал просить разрешения у меня как у старшего группы подняться в воздух.

— Прыгну, непременно прыгну, — уверял командир.

Скрепя сердце, я разрешил полет. — А вдруг опять спасует и не прыгнет?! Опозоримся перед шефами.

Когда самолет подошел к центру поля, я с радостью увидел, как от него отделился темный комочек. На этот раз командир не только нашел в себе силы оставить самолет, но и выполнил весь прыжок отлично.

Экстремальный спорт в Казани и Татарстане: истории парашютиста, парамоториста, роупджампера и пилота дельталета

С 2014 года у меня свой ранцевый парамотор, купил его у российского производителя. Входная планка в этот спорт сегодня — 250−300 тысяч. Это относительно недорого — автомобиль стоит в несколько раз дороже, поэтому при желании парамоторным спортом может заниматься любой, было бы желание. Могу сказать, что в нашей тусовке люди самых разных профессий — от бизнесмена до инженера. Не обязательно брать новое оборудование. На первых порах все равно винты будут ломаться, стропы будут наматываться на винт. Поэтому я купил новый мотор и подержанное крыло. Потом я это крыло продал и купил то, на котором летаю сегодня. Свободники не тратятся на мотор, но у них обычно крыло дороже. Плюс они сильнее привязаны к рельефу — летают за ним в Индию и Турцию, где настоящие горы и стабильно дует ветер.

Для нас, мотористов, лучше летать либо вечером, либо утром. В это время воздушные потоки более ламинарные, то есть без резких изменений скорости и направления ветра. Взлетаем с любого холма, но есть ряд ограничений. Во-первых, ограничение по полетным зонам. Закрытые зоны, в частности это зоны аэропортов, можно посмотреть на сайте fpln.ru. Во-вторых, так как у нас сильно сверхлегкая авиация, ее сдувает ветром. Деревья, овражек, помойка… Все это создает турбулентность, а это очень неприятно. Воздушный поток тебя либо закидывает, либо просаживает. Ощущения такие, будто едешь по плохой дороге. И в любом случае мы летаем в хорошую погоду. При ветре 15−20 метров в секунду никто летать не будет. Да и при 10 метрах не будет.

Я не буду называть места, где мы летаем в Татарстане. Не хочу, чтобы туда приезжали толпы зевак и просили покатать, пусть даже и за деньги. В нашей компании никто этим не занимается, потому что это запрещено законом. У нас сверхлегкая авиация, и если ты кого-то катаешь, ты по факту оказываешь услуги по перевозке пассажиров, не имея на это соответствующего разрешения.

Вблизи крупных населенных пунктов действует ограничение — выше 300 метров подниматься нельзя. Полный список районов, где оно действует, можно посмотреть на том же сайте fpln.ru. Лично я поднимался на три тысячи метров. Специально такой задачи перед собой не ставил. У меня приводной ремень был сильно изношен, а он приводит в движение винт. Я ждал, что он вот-вот порвется, поэтому решил набрать побольше высоты. Это может показаться странным, но на высоте безопаснее — если винт остановится, будет время, чтобы осмотреться и спланировать на землю. Так как на земле было очень жарко, я летел в трусах и кроссовках. При этом с каждой тысячей метров температура воздуха падает на шесть градусов. На трех тысячах метров я замерз и в итоге спустился простуженным.

С мотором поднимаются и на пять, и на шесть тысяч метров. С пяти тысяч начинается кислородное голодание. С точки зрения моториста там нет ничего интересного, просто тупо выше. Нам интересны красивые виды под нами и ощущение дикой свободы. Всего этого с лихвой хватает и на трехстах метрах.

У меня бак на 12 литров. При скорости 50 километров в час я могу на одной заправке пролететь 100 километров. Есть люди, которые совершают путешествия на паралете. У меня крыло слаломное, оно не предназначено для длинных маршрутов. Дальние полеты лучше совершать на паратрайке — это аппарат, на котором мотор крепится к специальной тележке. На паратрайке старты стабильнее, потому что он на колесах, и есть возможность взять с собой небольшую палатку, горелку, что-то из продуктов. Приземлился, поставил палатку, с утра снова в путь. Про себя могу сказать, что обычно я летаю по два-три часа. Для меня это лучший отдых после напряженного рабочего дня.

Скульптура «Балерина» | izi.TRAVEL

На месте, где сейчас стоит скульптура «Балерина» (1950-е гг.), созданная скульптором Еленой Янсон-Манизер, вдохновленной образом балерины Галины Улановой, с 1932 года располагался один из известнейших символов Парка Горького - Парашютная вышка. Вы можете увидеть сохранившиеся фотографии вышки в приложении.
В 1930-е годы военная тематика была чрезвычайно распространена в СССР. Особенно это относилось к авиации. Имена летчиков – Чкалова, Громова и других -гремели на всю страну. На волне популярности «воздухоплавания» в стране открывались летные кружки и общества, стали появляться и т.н. парашютные вышки. Одна из первых таких вышек и была выстроена в ПКиО в 1930 году. Вышка представляла собой сооружение высотой 35 м., с площадкой на вершине. Парашютной ее называли чисто условно – расстояния в 30 с лишним метров не хватило бы для раскрытия парашюта. На деле вышка являлась еще одним аттракционом – своеобразной симуляцией прыжка – посетителя пристегивали к муляжу парашюта и он съезжал вниз по специально натянутому тросу. Тем не менее, впечатление прыжка сохранялось. Для тех, кто уже залез на вершину вышки, но боялся спрыгнуть, был предусмотрен другой путь спуска – вокруг вышки по спирали вилась специальная горка, посетители могли съехать по ней на ковриках, получая при этом массу удовольствия. При этом, судя по воспоминаниям современников, отваживались спрыгнуть в основном девушки. Молодые люди, забравшись наверх, чаще предпочитали съехать по горке. Любопытно и то, что на вышку не пускали в нетрезвом виде – перед входом стояли специальные охранники и просили входящих на аттракцион «дыхнуть». Возможно поэтому за все годы работы вышки не было зарегистрировано ни одного несчастного случая на аттракционе.
Во время войны вышка использовалась как наблюдательный пункт – с нее отслеживали подлетавшие к городу немецкие самолёты и подавали сигналы зенитным батареям, расположенным на Крымской набережной и в самом парке.
После окончания войны вышка была разобрана – сделанная в основном из дерева к тому моменту она пришла в полную негодность.

Музыка предоставлена фирмой "Мелодия": itunes.apple.com

Использованы фотографии с сайта pastvu.com

Прыжок каскадера: парашютист на несколько дней застрял на башне Дьявола

В октябре 1941 года, когда Гитлер правил почти всей Европой, а до Перл-Харбора оставалось еще два месяца, головы повернулись от бушующей мировой войны к Вайомингу. 29-летний сорвиголова Джордж Хопкинс спрыгнул с парашютом на Башню Дьявола - первый национальный памятник страны - и оставался там в течение шести дней под растущим давлением прессы и радио, пока официальные лица придумывали, что делать.

Согласно книге Мэри Элис Гандерсон 1988 года, Башня дьявола: Истории в камне, Хопкинс спланировал прыжок с парашютом, чтобы выиграть пари в 50 долларов.Однако это была не вся история. Он хотел установить мировой рекорд по количеству прыжков с парашютом за день - 30 на тот момент - и выбрал для этого Рапид-Сити, Южная Дакота. По словам Службы национальных парков, чтобы привлечь внимание к этому событию, Хопкинс решил, что будет достаточно одного прыжка. Он хотел доказать, что парашютист может приземлиться на небольшую цель.

В то время Хопкинс установил несколько рекордов США, в том числе по количеству прыжков с парашютом (2347) и прыжков с максимальной высоты (26 400 футов).

Торговая палата Рапид-Сити также спонсировала авиашоу, где прыжок с парашютом на Башню Дьявола был «идеальным» способом рекламировать шоу, пишет Гундерсон. Вырученные средства пошли на финансирование строительства городской больницы.

Хотя Хопкинс на бумаге планировал свой спуск с башни, ситуация быстро ухудшилась, когда пилот из Южной Дакоты Джо Куинн вернулся через час после прыжка, чтобы доставить Хопкинсу веревки и альпинистское снаряжение. Узел отскочил, упал на пятьдесят футов от Хопкинса и зацепился за кусты по бокам башни.Куинн улетел обратно в Рапид-Сити, и до него не было добраться. Пилот Клайд Айс доставил вторую веревку, но вскоре Хопкинс пришел к выводу, что она слишком запуталась для его спуска. Ему придется остаться на ночь.

После того, как Хопкинс провел ночь, дрожа от дождя, к месту происшествия собралось более тысячи зрителей, фотографов и репортеров газет. Чиновники Службы парков отправили на помощь Хопкинсу рейнджеров и гидов со спасательным снаряжением. Хопкинс надеялся спуститься с парашютом на землю. Но записка от графа Брокелсби, который поспорил с Хопкинсом на 50 долларов, дошла до него, когда Айс снял двери своего самолета и приготовился сбросить еще еду: на эту идею было наложено вето.

В то время как Хопкинсу было сброшено еще несколько припасов, ни один план спуска не был окончательно определен. Чиновники парка решили заручиться помощью Эрнеста К. Филда, рейнджера из национального парка Роки-Маунтин, и Уоррена Горрелла, лицензированного гида по скалолазанию из Колорадо.

Как говорится в книге Гундерсона, он остался на вершине башни еще на ночь, делясь едой с бурундуками и белками. В то время как третий день на башне прошел без происшествий для Хопкинса, толпы продолжали расти, и национальные газеты писали о них, рассказывая историю «Башня дьявола Джордж».

Согласно книге Жанны Роджерс от 2008 года, Постоянный свидетель: Национальный памятник Башня Дьявола, история , трюк был выполнен без разрешения Службы национальных парков. Региональный координатор NPS в то время Эдмунд Роджерс заявил: «Это тот трюк, которому мы не сочувствуем. Мы в парковой службе ненавидим подвергать опасности жизни наших мужчин из-за трюка, который кто-то считал умным ».

Группа официальных лиц, включая Брокелсби, работала над дополнительными возможностями спасения - от группы альпинистов, которые проводили Хопкинса вниз по башне, до использования Goodyear Blimp.Однако дирижабль можно было использовать только в том случае, если он переживет спасение. Это было неуверенно, поэтому Goodyear отменил предложение. Даже ВМС предложили вертолет, чтобы спасти Хопкинса.

Спасательное восхождение казалось лучшим выходом. Студент Дартмутского колледжа и опытный альпинист Джек Дарренс возглавил спасательную операцию вместе с помощью Филда и Горрелла. В конце 1930-х годов Дарранс впервые проложил маршруты восхождения на Башню Дьявола и несколько маршрутов на Тетон. В 1939 году он был участником группы, которая пыталась подняться на К2 в Гималаях, вторую по высоте гору в мире.Во время кризиса с Хопкинсом Дарренс отправил телеграмму, чтобы добровольно помочь миссии, если это необходимо.

Вызванные, Дарренс и Дартмутский студент Меррил Маклейн добрались до башни 5 октября в полночь и начали спасение на следующий день, шестой день после трюка.

«Это непросто, но можно сделать», - сказал Дарранс в статье Associated Press, опубликованной в газетах по всей стране.

Дарранс возглавил команду на башню в 7:30 утра, и, несмотря на холодную и сырую погоду, через несколько часов все восемь альпинистов были на вершине башни, наслаждаясь обедом с Хопкинсом.

Роджерс включила в свою книгу отчет о спасении с Филда: «Хопкинс, конечно, был рад нас видеть. Он казался совершенно беспечным и ничуть не хуже изношенного ». Филд это произошло из-за количества припасов, сброшенных Хопкинсу, чтобы он мог комфортно проводить время на башне. Настолько комфортно, что сообщалось, что «парашютист устроился с бутылкой виски, чтобы ждать спасателей». Хопкинс «запросил и получил» напиток «в лечебных целях», согласно статье Associated Press, опубликованной в New York Daily News.

Спуск с башни начался в 16:45. Все альпинисты достигли базы к 20:20. с репортерами, с нетерпением ожидающими интервью у Хопкинса. В течение шести дней спектакль посетили около 7000 человек.

«Это началось как рекламный ход, но имело неприятные последствия, а затем вылился в лесной пожар», - сказал Брокельсби.

Помимо газетных сообщений, во многих газетах были опубликованы политические карикатуры на этот инцидент. Например, Chicago Tribune опубликовала карикатуру, изображающую разочарование Европы американцами.Бронированная фигура с надписью «Война» кричит через Атлантику толпе, уставившейся на Башню Дьявола: «Эй! Это только один американец в опасности! Посмотрите сюда и посмотрите, как миллионы умирают на европейских полях сражений! »

В то время нацистская Германия и ее союзник Италия завоевали почти всю Европу. Только Великобритания сопротивлялась. Соединенные Штаты вступили в войну только через два месяца, когда Япония бомбила Перл-Харбор.

Карикатуры затронули и внутреннюю политику, но это была внутренняя политика, поглощенная войной.Chicago Evening Star опубликовала изображение, на котором бывший кандидат в президенты Венделл Уилки пытается заарканить слона (представляющего Республиканскую партию), застрявшего на вершине Башни Дьявола с надписью «Изоляция». В 1940 году Уилки был выдвинут от республиканцев на пост президента, опередив резко изоляционистских кандидатов, выступавших против вступления США в войну. Он проиграл выборы Франклину Рузвельту, но во время уловки Хопкинса оставался самым видным республиканцем в стране - и поддерживал высокий общественный резонанс, защищая интересы У.С. помощь Британии.

Что касается Хопкинса, он записался в армию, как только началась война. Он помогал обучать десантников и руководил высадками в тылу врага. Он также проводил авиасалоны в благотворительных целях.

По словам Роджерса, Хопкинс бросил «летать и прыгать» в 1958 году. Он сказал, что во время авиашоу в Мексике «я внезапно спросил себя, что я там делаю. … Я только что приземлился и ушел, и с тех пор я не вставал ».

4 июня 1972 года, Casper Star-Tribune размышлял: «Если бы незаконный трюк случился сегодня, спасение было бы быстрым.Армейские вертолеты парили над башней (официальное разрешение было получено заранее), и теперь альпинисты поднимаются на башню примерно за четыре часа ».

В статье также отмечалось, что главной заботой Службы парков было то, что другие могут попробовать трюки, подобные трюкам Хопкинса, но «все, казалось, слишком уважали Башню, чтобы повторить исполнение».

Ресурсы

Первичные источники
Вторичные источники
  • Бернд, Гарольд. "Парашютист застрял шесть дней в саге" Башня дьявола "1941 года." Casper Star-Tribune , 4 июня 1972 г., по состоянию на 31 мая 2019 г. через Newspapers.com по адресу https://www.newspapers.com/image/446114209/?terms=Parachutist%2BStranded%2BSix%2BDays%2Bin% 2BDevils% 2BTower% 2BSaga% 2Bof.
  • Gunderson, Mary Alice. Devils Tower: Stories in Stone . Glendo, Wyo: High Plains Press, 1988, 110–120.
  • «Парашютист Джордж Хопкинс». Служба национальных парков, по состоянию на 7 июля 2019 г., https://www.nps.gov/deto/learn/historyculture/first-fifty-years-george-hopkins.htm.
  • Роджерс, Жанна. Постоянный свидетель: Национальный памятник Башня Дьявола - История . [Devils Tower, Wyo.]: Ассоциация естественной истории Devils Tower, Служба национальных парков, 2009, 117–126.
Иллюстрации
  • Фотографии и две карикатуры из галереи изображений Джорджа Хопкинса и о нем на веб-сайте Devils Tower Службы национальных парков. Используется с благодарностью.

Скульптура "Балерина" | izi.TRAVEL

На месте, где сейчас стоит скульптура «Балерина», вдохновленная знаменитой балериной Галиной Улановой, изначально (с 1932 года) находился один из самых известных символов Парка Горького - Парашютная башня.Вы можете увидеть сохранившиеся фотографии башни в приложении.
В 1930-е годы в Советском Союзе была чрезвычайно распространена военная тематика. Особенно популярна была авиация. Имена знаменитых пилотов были нарицательными по всей стране. Летающие клубы и общества вместе с так называемыми «парашютными вышками» возникли на волне растущей популярности «полетов на воздушном шаре» по всей стране. Одна из первых таких башен была построена в Парке Горького в 1930 году. Башня представляла собой 35-метровое здание с площадкой наверху.Ее называли «парашютной вышкой» чисто произвольно. Его высоты около 30 метров было бы недостаточно, чтобы парашютисты могли развернуть парашюты. Фактически, башня раньше была еще одним аттракционом, своего рода симулятором прыжков. Посетителей привязывали к парашюту-манекену, а затем сбрасывали на специально натянутом тросе. Однако посетители создавали иллюзию прыжков. Для тех, кто забрался на вершину башни, но был слишком напуган, чтобы прыгнуть, был предусмотрен другой способ спуститься: специальная горка, намотанная по спирали вокруг основной колонны башни.Посетители могли сесть на коврики, а затем скатиться вниз, что было очень весело. По воспоминаниям современников, прыгать предпочитали в основном девушки. Молодые люди, достигшие вершины, часто предпочитали использовать горку. Еще одним интересным фактом было то, что пьяным людям не разрешалось подниматься на башню. Специальная охрана стояла перед башней и просила поступающих «подышать». Наверное, поэтому за все годы эксплуатации башни на рейсе не было ни одной аварии.
Во время войны башня была закрыта и использовалась как наблюдательный пункт. Часовые в башне отслеживали приближающиеся к городу немецкие самолеты и посылали сигналы зенитным батареям, расположенным на Крымской набережной и в самом парке.
После окончания войны башню разобрали. Поскольку она была сделана в основном из дерева, к тому времени она пришла в полное запустение.

Добыча игрушечных солдатиков с парашютом: аттракцион

Доступность

  • Инвалидные коляски должны пересесть на аттракцион (самостоятельно или с сопровождением) - их должен сопровождать хотя бы один трудоспособный человек в возрасте 15 лет и старше
  • Беременным мамам нельзя ездить верхом.
  • Подходит для гостей, которым трудно стоять
  • Разрешение на поездку на аттракционе зависит от типа имеющейся у вас атрофии конечностей (полный список можно получить в мэрии, на стойке Дональда, в Studio Services и в центральном офисе бронирования).
  • Подходит для гостей с ослабленным зрением
  • Подходит для слепых гостей - должен сопровождаться трудоспособным взрослым в возрасте от 15 лет и старше
  • Подходит для гостей с нарушением слуха
  • Подходит для гостей с изнурительными заболеваниями или временными физическими недостатками

Животные-поводыри запрещены.
Из-за характера опыта животные-поводыри не допускаются на этот аттракцион.

Интересы

Семейное приключение, нельзя пропустить, услуга для одного водителя

Гостевая политика

  • Будущим мамам нельзя ездить верхом
  • Разрешение на использование аттракциона зависит от типа поражения конечности.Гости должны уточнить у актера в мэрии или Studio Services
  • .
  • Постоянно присматривайте за детьми. Детей до 7 лет должен сопровождать взрослый
  • Лица, не отвечающие требованиям минимального роста 81 см, не могут ездить верхом.
  • Перед поездкой вы должны закрепить все незакрепленные предметы или оставить их с кем-нибудь, кто не ездит.

Парашютный спорт

В зоне боевых действий операторы проникают в зону боевых действий путем свободного падения, прыгая с парашютом в безопасное место после падения с большой высоты.

Будь то начальное проникновение или передислокация, лобби для разминки или фактический матч Warzone , умение эффективно прыгать с парашютом - ваш первый важный ключ к выживанию. А во время матча Warzone эффективное использование парашюта через Верданск или остров Возрождения может позволить вам преодолевать большие расстояния, безопасно падать с большой вертикальной высоты и даже выполнять некоторые хитрые боевые приемы.

Для начала давайте рассмотрим основы вытягивания желоба:

Основное руководство по выживанию в свободном падении

После выхода из самолета со своим отрядом или в одиночку ваш Оператор перейдет в свободное падение.В правой части HUD отобразится ваш высотомер, шкала, показывающая вашу текущую высоту над землей, вашу скорость и последнюю возможную высоту раскрытия парашюта.

Окончательный масштаб меняется в зависимости от того, над чем вы находитесь, когда падаете; например, если вы приземляетесь возле городского квартала, зона смерти изменится и покажет небоскреб.

Если не произойдет отказоустойчивое автоматическое развертывание (по умолчанию оно включено для начальных заражений), если вы не потянете за шнур, ваш Оператор умрет.

Планирование сброса

Когда матч начинается, и ваш отряд выходит из вертолета или грузового самолета вместе с остальными Операторами, важно иметь стратегию. Убедитесь, что вы уже запланировали следующее:

Tac Map Время: Поднимите Tac Map непосредственно перед высадкой и решите (в идеале с вашим отрядом), где вы хотите приземлиться, добавив маркер на карту, чтобы показать точное местоположение.Маршрут самолета также отображается на карте, и он меняется в каждом матче, что означает, что каждый раз у вас есть разные варианты посадки.

Командир отряда: Выберите командира отряда (у которого есть особые знаки отличия на вашем HUD и Tac Map) в это время и позвольте им принимать окончательные решения во время матча, чтобы свести к минимуму путаницу.

Timing the Drop: Проявите терпение или немедленно бросьте; это зависит от вас и зависит от предварительного планирования вашей команды. Но все они выпрыгивают примерно в один и тот же момент времени, поэтому вы можете приземлиться в относительно одной и той же области в относительно одно время.

Выбор места: Выучите названия мест, либо прочитав главу «Атлас карт Tac» этого руководства, либо придумав свои собственные псевдонимы. Затем выберите место, приземлитесь там и сразу же приступайте к делу, вместо того, чтобы ждать, пока к вам присоединятся товарищи по отряду.

В воздухе, если вы посмотрите вверх или вниз, ваш Оператор изменит угол падения. По умолчанию ваш Оператор находится на уровне земли; это самый медленный способ спуска.На противоположном конце спектра направьте своего оператора прямо на землю (головой вперед), чтобы он достиг земли как можно быстрее.

Наклон вашего Оператора между этим диапазоном (чтобы он падал под более диагональным углом в небе) позволяет вам преодолевать серьезные расстояния. Это особенно верно после того, как парашют активирован, так как они будут плавать в том направлении, куда вы смотрите. Попробуйте поэкспериментировать с разными углами запуска, даже в середине падения, чтобы выяснить, какая комбинация скорости и угла падения (для покрытия горизонтального расстояния) вам подходит.

Drop Styles (HALO по сравнению с HAHO)

Помимо получения правильного угла падения, еще одна важная техника, которую нужно изучить, - это когда открывать желоб. Техники парашютного спорта делятся на две категории в зависимости от того, когда оператор открывает парашют: большая высота, низкое открытие (HALO) и большая высота, высокое открытие (HAHO).

Теоретически вы можете натянуть парашют через несколько секунд после первого свободного падения.Это или вытягивание парашюта до того, как вы опуститесь примерно на две трети до земли, считается большой высотой раскрытия, так как у вас будет достаточно времени, чтобы взлететь над Верданском и найти подходящее место для приземления.

Обычно подход HAHO также является безопасным вариантом; Если вы не врежетесь в здание или дерево, вам не нужно беспокоиться о свободном падении насмерть, поскольку ваш парашют раскрывается намного раньше, чем это будет абсолютно необходимо.

Однако операторы, которые уже приземлились на землю, могут стрелять - и потенциально сбивать - игрока, когда они прыгают с парашютом.Вот где падение HALO могло бы быть более полезным; развертывание парашюта на меньшей высоте, хотя это не даст вам большого общего расстояния, может быстрее доставить вас на землю, что позволит вам быстрее собирать добычу и вступать в бой.

Капли

HALO по своей конструкции более опасны; если вам не удастся вытащить парашют над зоной смерти - обычно высотой с дерево или трехэтажное здание - вы столкнетесь с землей, если отказоустойчивый парашют не активен.

Обратите внимание на то, что отказоустойчивый парашют используется во время проникновения в режимы игры «Королевская битва» и «Грабеж», если для этого параметра в меню «Настройки» установлено значение по умолчанию.

Опыт в парашютном спорте: свободное падение и резка с парашютом в игре

Парашютный спорт предназначен не только для проникновения и передислокации; всякий раз, когда вы падаете со смертельной высоты, например с вершины небоскреба или башни, у вас будет возможность развернуть парашют.

Это не только спасет вашу жизнь, но и позволит вам преодолевать большие расстояния.Хотя оператор, летящий по небу, обязательно привлечет внимание, прыжки с парашютом с высокой точки в Верданске могут обеспечить более быстрое перемещение между районами, что может быть важно, если приближается обрушение или вокруг не хватает транспортных средств.

Другая продвинутая стратегия парашютного спорта - это искусство разрезания парашюта. В любой момент, когда ваш парашют находится в открытом состоянии, вы можете перерезать шнуры, что позволит вам снова войти в свободное падение после нескольких моментов, когда ваша экипировка находится в воздухе.

Обрезка шнура за несколько метров до приземления может привести к тому, что ваш Оператор окажется на земле еще быстрее, что позволит вам запрыгнуть на других игроков поблизости.И, если вы неправильно оцените свою высоту и вам понадобится второй парашют, у вашего Оператора есть неограниченный запас их для использования.

Обрезка парашюта не только позволяет быстрее добраться до земли, но и дает вам возможность временно использовать снаряжение в воздухе. Это могло привести к впечатляющим тейкдаунам; представьте себе прыжок со здания, прыжок с парашютом и, перерезав шнур, выстрелите из снайперской винтовки, чтобы уничтожить ничего не подозревающего противника на земле, прежде чем снова развернуть парашют для безопасного приземления.

Опыт в парашютном спорте: стрельба из пистолета

Во время выпадения режима «Королевская битва», хотя у вас может не быть полного комплекта снаряжения до приземления на землю, вы можете вытащить пистолет во время свободного падения. Во время выпадения в режиме грабежа не стесняйтесь использовать любое оружие из вашего снаряжения во время выпадения: это может привести к тому, что вы примените оружие и выстрелите в других, участвующих в падении.Вы смущали соперника, победив его огнем из оружия в воздухе, прежде чем он даже приземлился? Используйте оружие, затем парашют, затем разрежьте парашют и снова стреляйте, чтобы постоянно оттачивать свою цель.

Кроме того, вы уже сбрасывались на летающий вертолет и угоняли его?

Опыт парашютного спорта: точки приземления

Обширный ландшафт Верданска предоставляет почти безграничные возможности для приземления, но стоит знать оптимальные места для приземления:

· Выберите места, в которых, как вы знаете, есть необходимые вам предметы инвентаря, транспортные средства и контракты.

· Выбирайте области, относительно свободные от врагов, чтобы минимизировать ваши шансы на раннее поражение.

· Выбирайте труднодоступные места, где все еще можно захватить все необходимое оборудование.

· Ищите области ближе к середине карты, если вы не хотите тратить время на то, чтобы избежать коллапса круга (в режиме Battle Royale).

· Наконец, подумайте о том, чтобы оставаться терпеливым и выскочить из самолета в самый последний момент, а затем в свободном падении, выясняя, где находятся ваши соперники, и соответственно избегать или устраивать засаду на них.

Опыт в парашютном спорте: идеальное приземление

Если вы уже находитесь на земле или вот-вот приземлитесь, убедитесь, что вы прыгаете с парашютом в относительно безопасную зону или знаете, где находятся ваши угрозы. Это означает обращать внимание на следующее:

Посмотрите вверх, вниз и вокруг: Обязательно проверьте позади, сверху и вокруг вас в моменты перед приземлением (с помощью функции свободного обзора, которая увеличивает ваше периферийное зрение при переключении на перспективу просмотра от третьего лица).Есть вероятность, что за вами может последовать враг, который приземлится позади вас и быстро сбьет вас с ног. Защитите свой LZ!

Зайдите, заберите: Действуйте быстро, когда приземляетесь; вы должны заранее спланировать свой путь в укрытие, а также в ящик контракта или снабжения до того, как упадете на землю. Также приготовьтесь к мгновенному бою; особенно, если вы выслеживали врага прямо перед вами, который не обращал внимания на вашего Оператора; или если вы заметили врага на земле и можете поспешно устроить ему засаду, в идеале с поддержкой отряда.

Безопасность в цифрах: Ваш отряд имеет решающее значение для вашего дальнейшего успеха. Если конкретные обстоятельства не диктуют иной план, вы должны приземлиться в пределах нескольких сотен футов от ваших товарищей по отряду. Это позволяет всем вам обезопасить начальную зону, более эффективно бороться с отдельными угрозами и разделить приобретение инвентаря (например, один из вас определяет местонахождение машины, другой собирает и проверяет оружие, а третий начинает контракт).

Опыт в парашютном спорте: смотри вверх и смотри!

И наоборот, если вы уже приземлились и враги падают с неба, стоит подготовиться к встрече и приветствовать их с насилием и хитростью:

Смотри вверх и смотри наружу: Не забывайте время от времени поднимать глаза и проверять, не спускаются ли приближающиеся враги на ваше местоположение сверху.Затем пометьте их, прежде чем они смогут правильно вооружиться, до или во время спуска с парашютом.

Leading Your Shots: Чем дальше враг находится от вас, тем больше вам придется предсказывать, где будет ваш противник, а не где он находится в момент, когда вы стреляете в него. Это называется опережением выстрелов и полезно для практики в самых разных боях. Стрельба по парашютистам - простой способ отточить эти навыки.

Укрытия и сюрпризы: Вы находитесь в опасности быть замеченным и атакованным врагами, прыгающими с парашютом, поскольку они имеют преимущество в высоте, чтобы увидеть, как вы двигаетесь.Немедленно ищите укрытие, входя в здания и меняя свое движение, чтобы вас нельзя было предсказать. Или попробуйте уговорить приближающегося воздушного врага приземлиться рядом с тем местом, где вы прячетесь, возможно, за углом, откуда вы положили смертельную взрывчатку в качестве приветственного подарка ...

Полезные ссылки: Другие разделы руководства:

Добро пожаловать в зону боевых действий: базовая подготовка

Подготовка к игре

Infil: Тактика в зоне боевых действий

Exfil: Отчет о действиях

Тактовая карта: Атлас Верданска

Карта Tac: Атлас острова Возрождения

Парашютная вышка в Баку - сооружение высотой 75 метров.. Фотография, картинки, изображения и сток-фотография без роялти. Image 75363443.

Парашютная вышка в Баку представляет собой сооружение высотой 75 метров в Баку. Фотография, картинки, изображения и сток-фотография без роялти. Изображение 75363443.

Парашютная вышка в Баку - это сооружение высотой 75 метров, расположенное на Бакинском бульваре и построенное в виде вышки.

Только для редакционного использования: это изображение можно использовать только в редакционных целях. Использование этого изображения в рекламных, коммерческих или рекламных целях запрещено, если лицензиат не получил дополнительных разрешений. 123RF.com не предоставляет никаких услуг по оформлению.

M L XL

Таблица размеров

Размер изображения Идеально подходит для
S Интернет и блоги, социальные сети и мобильные приложения.
M Брошюры и каталоги, журналы и открытки.
л Плакаты и баннеры для дома и улицы.
XL Фоны, рекламные щиты и цифровые экраны.

Используете ли этот товар в публикации, превышающей 500 000 экземпляров
?

Распечатать Электронный Всесторонний

5616 x 3744 пикселей | 47.5 см x 31,7 см | 300 точек на дюйм | JPG

Масштабирование до любого размера • EPS

5616 x 3744 пикселей | 47,5 см x 31,7 см | 300 точек на дюйм | JPG

Скачать

Купить одно изображение

6 кредит

Самая низкая цена
с планом подписки

  • Попробуйте 1 месяц на 2209 pyб
  • Загрузите 10 фотографий или векторов.
  • Нет дневного лимита загрузок, неиспользованные загрузки переносятся на следующий месяц

221 ру

за изображение любой размер

Цена денег

Ключевые слова

Похожие изображения

Нужна помощь? Свяжитесь со своим персональным менеджером по работе с клиентами

@ +7 499 938-68-54

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее работать.Используя наш веб-сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie, как описано в нашей Политике использования файлов cookie

. Принимать

Новый высокогорный прыжок

1 апреля 2014 года в Национальном музее авиации и космонавтики открылась выставка, на которой представлена ​​герметичная гондола Red Bull Stratos, которая доставила Феликса Баумгартнера на рекордную высоту 39 045 метров (128 100 футов) над Розуэллом, штат Нью-Мексико, а также скафандр и парашют. что защитило его во время долгого падения на Землю.Вскоре после этого меня посетил старый друг, воздухоплаватель Джулиан Нотт, чья рекордная гондола на воздушном шаре с наддувом также попадала в коллекцию музея. Один из пионеров современного воздухоплавания, Джулиан установил 79 мировых рекордов воздухоплавания по высоте, расстоянию и времени в воздухе за свою долгую и выдающуюся карьеру. Во время нашего обсуждения проекта Stratos я указал, что предыдущий рекорд по прыжкам с парашютом на большую высоту был установлен с 1960 по 2012 год, и спросил его, думает ли он, что рекорд Баумгартнера продержится так долго.С запатентованной улыбкой Джулиана Нотта он ответил, что не думает так. Теперь мы знаем почему. Запустившись в 7:00 24 октября 2014 года, Алан Юстас, старший вице-президент по знаниям в Google, Inc., побил рекорд Баумгартнера, прыгнув с парашютом с высоты 41 419 метров (135 890 футов). Проект начался в декабре 2011 года, когда Юстас связался с Табером МакКаллумом из Paragon Space Development Corporation, фирмы, специализирующейся на предоставлении систем жизнеобеспечения для использования в экстремальных условиях.Эти двое собрали проектную команду и разработали тщательно детальный план проекта StratEx, усилия, позволяющие Юстасу спрыгнуть с парашютом из места, расположенного близко к вершине стратосферы. Проект, который Юстас финансировал без помощи Google, спокойно продвигался вперед более трех лет. В отличие от Red Bull, который был окружен безумной оглаской, команда StratEx оставалась вне поля зрения СМИ.

Фото Дэйва Джордана / Paragon Space Development Corporation

Действуя с космодрома недалеко от Розуэлла, штат Нью-Мексико, они провели несколько испытательных полетов, сначала с манекенами, затем с самим Юстасом.Испытания спасли жизнь. Юстасу пришлось бы с самого начала развернуть небольшой тормозной парашют, чтобы стабилизировать его во время долгого падения в более плотную атмосферу. Прикрепленный к центру спины костюма во время одного из испытаний, тормозной парашют отправил утяжеленный манекен в быстрое плоское вращение, которое убило бы Юстаса. Точка крепления была перемещена. В этот знаменательный день Алан Юстас был унесен в воздух на пластиковом воздушном шаре, который при запуске достигал почти 137 метров (450 футов) в высоту и расширился до диаметра 94.8 метров (311 футов) на высоте. Поднимаясь со скоростью около 304,8 метра (1000 футов) в минуту, потребовалось 2,5 часа, чтобы достичь высоты 41419 метров (135 890 футов). Юстас был одет в современный скафандр, разработанный и произведенный ILC Dover Industries, в сочетании с системой жизнеобеспечения, разработанной Paragon. United Parachute Technologies предоставила задний, основной и запасной парашюты. ADE Aerospace Consulting предоставила медицинскую бригаду и необходимое обучение, а доктор Джонатан Кларк выступал в качестве медицинского консультанта.Джулиан Нотт был консультантом по воздухоплаванию и предложил уникальную процедуру запуска. Институт фундаментальных исследований Тата, Хайдербад, Индия, произвел все воздушные шары, использованные в программе. С самого начала команда не видела смысла тратить много денег на разработку сложной герметичной кабины воздушного шара, только чтобы поднять такой тяжелый корабль на высоту. Вместо этого Юстас совершил полет, болтаясь под воздушным шаром через балочную конструкцию, известную как модуль оборудования воздушного шара, защищенный только его скафандром, общим весом всего 450 фунтов.Во время прыжка с парашютом на большой высоте в 1960 году защитные линии тормозного парашюта обернулись вокруг шеи полковника Джо Киттингера. Команда StratEx решила эту проблему с помощью трубки из углеродного волокна (3,66 метра; 12 футов в длину), которая удерживала стропы подальше от костюма. Вскоре после падения с воздушного шара Юстас достиг рекордной максимальной скорости 1321 километр в час (822 мили в час, 1,23 Маха). Кроме того, он установил новые мировые рекорды по прыжкам на высоту (41 419 метров; 135 890 футов) и дальности падения с парашютного парашюта (36 617 метров; 123 414 футов).Он благополучно вернулся на землю всего через 15 минут после того, как оторвался от шара.

Алан Юстанс побил рекорд Феликса Баумгартнера по прыжкам на большую высоту.

В лучших традициях Национального музея авиации и космонавтики мы с моей коллегой Кэтлин Льюис, нашим хранителем космических костюмов и скафандров, ведем переговоры о приобретении этого костюма и связанного с ним снаряжения, чтобы его можно было сохранить и выставить на обозрение. Теперь вопрос в том, продержится ли рекорд StratEx дольше, чем у Red Bull Stratos? Время покажет.Конечно, можно создать воздушный шар, который поднимется на большую высоту. Если бы я был человеком, делающим ставки….

Алан Юстас прыгает из стратосферы, побив мировой рекорд Феликса Баумгартнера

РОЗУЭЛЛ, Нью-Мексико - Известный компьютерный ученый спрыгнул с парашютом с воздушного шара недалеко от вершины стратосферы в пятницу, упав быстрее скорости звука и побив мировой рекорд высоты. установлен всего два года назад.

Скачок совершил 57-летний Алан Юстас, старший вице-президент Google.На рассвете его подняли с заброшенной взлетно-посадочной полосы в аэропорту на воздушном шаре, наполненном 35 000 кубических футов гелия.

В течение немногим более двух часов воздушный шар поднимался со скоростью до 1600 футов в минуту на высоту более 25 миль. Мистер Юстас болтался под ним в специально разработанном скафандре со сложной системой жизнеобеспечения. Он вернулся на землю всего через 15 минут после начала падения.

«Это было потрясающе», - сказал он. "Это было прекрасно. Вы могли видеть темноту космоса и слои атмосферы, которых я никогда раньше не видел.

Мистер Юстас с помощью небольшого взрывного устройства высвободился из воздушного шара и рухнул на землю со скоростью 822 мили в час, вызвав небольшой звуковой удар, который слышали люди на земле.

«Это была дикая, дикая поездка», - сказал он. «Я прижалась к модулю оборудования, подтянула ноги и держала курс».

По его словам, он не чувствовал и не слышал грохота, когда проходил скорость звука. Он выполнил два медленных сальто назад, прежде чем маленький парашют перевернул его.

Его техническая команда разработала крепление из углеродного волокна, которое предохраняло его от запутывания в основном парашюте до его раскрытия. Примерно через четыре с половиной минуты после начала полета он раскрыл основной парашют и совершил посадку в 70 милях от стартовой площадки.

«Побить авиационный рекорд - это невероятно важно», - сказал Марк Келли, бывший астронавт, наблюдавший восхождение мистера Юстаса. «Риск невероятный. Делать это безопасно - это свидетельство для вовлеченных в это людей.

Максимальная высота г-на Юстаса первоначально сообщалась как 135 908 футов. Основываясь на информации от двух регистраторов данных, окончательное число, представленное Всемирной федерации воздушного спорта, составляет 135 890 футов.

Предыдущий рекорд высоты был установлен австрийским смельчаком Феликсом Баумгартнером, который 14 октября 2012 года прыгнул со 128 100 футов. долларов спонсорских денег.Вместо этого мистер Юстас спланировал свой прыжок в секрете, работая почти три года с небольшой группой технологов, обладающих навыками проектирования скафандров, систем жизнеобеспечения, а также технологий парашютов и воздушных шаров.

Мистер ЮстасКредит ... Фред Проузер / Reuters

Он нес наверху скромные камеры GoPro, подключенные к своему наземному центру управления стандартным радио.

Хотя г-н Баумгартнер был широко известен своими смертоносными подвигами, г-н Юстас описывает себя в первую очередь как инженера с глубокой приверженностью командной работе.Он пилотирует свой собственный двухмоторный самолет Cessna и имеет репутацию в Кремниевой долине любителя острых ощущений.

«Алан любит риск и любит детали», - сказал Брайан Рид, специалист по компьютерным сетям, который работал с г-ном Юстасом.

После того, как он решил продолжить проект в 2011 году, г-н Юстас был представлен Таберу Маккаллуму, одному из основателей проекта «Биосфера 2», искусственной замкнутой экосистемы, созданной для изучения таких концепций, как колонизация космоса. Мистер Юстас решил применить более простой подход, чем мистер Юстас.Баумгартнера.

Он попросил компанию г-на МакКаллума, Paragon Space Development Corporation, создать систему жизнеобеспечения, чтобы он мог дышать чистым кислородом в скафандре во время подъема и падения.

Г-н Юстас сказал, что Google был готов помочь с проектом, но он отказался от поддержки компании, опасаясь, что его прыжок станет маркетинговым событием.

Джеймс Хейхерст, директор по соревнованиям Парашютной ассоциации США, который подтвердил этот рекорд, назвал это предприятие «законной наукой.«

» «Я думаю, они устанавливают небольшую смотровую башню на краю космоса, которую может разделить обычный человек», - сказал он.

Г-н Юстас сказал, что он полюбил космос и космические полеты, когда рос в Орландо, штат Флорида, в 1960-х и 1970-х годах. Его семья забилась в универсал, чтобы наблюдать за каждым запуском с мыса Канаверал (в то время известного как мыс Кеннеди). Ветеран авиалайнера и парашютист, он 15 лет работал разработчиком компьютерного оборудования в Digital Equipment Corporation, а в 2002 году перешел в Google.

Г-н Юстас сказал, что его техническая группа разработала и модернизировала многие компоненты его парашюта и системы жизнеобеспечения в течение трехлетней фазы разработки. Многие изменения дизайна стали результатом технических сюрпризов.

Например, он обнаружил, что для того, чтобы управлять своим костюмом, от него требовалось совершать движения, прямо противоположные контрольным движениям обычного парашютиста. Например, левые движения должны выполняться для движения вправо, а движения вверх - для движения вниз.

Стратосфера становится теплее на больших высотах, и конструкторам костюмов пришлось придумать, как сохранить мистеру Юстасу достаточно прохладу в верхней части стратосферы, потому что нет атмосферы, которая бы отводила тепло. Его скафандр не имел системы охлаждения, поэтому необходимо было внести сложные конструктивные изменения, чтобы в шлеме оставался сухой воздух, чтобы его лицевая панель не запотевала.

Во избежание перегрева мистер Юстас сводил свои движения к минимуму во время подъема, в том числе избегал движения руки для включения радиомикрофона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *