Современные здания архитектуры: Топ 10 современной архитектуры

Содержание

Топ 10 современной архитектуры

 

 

1. Хабитат 67, Монреаль Канада 

Этот удивительное чудо архитектуры было разработано израильско-канадским архитектором Моше Сафди. Свое название, Хабитат 67, дом получил в честь Всемирной выставки Expo 67, которая проходила в Монреале в 1985 году Здание поражает своими формами, оно состоит из 364 сборных бетонных блоков, создавая очень современный и уникальный внешний вид .

 

 

2. Часовня Святого Креста, штат Аризона, США 

Церкви всегда отличались своими уникальными архитектурными формами. Так что нет ничего удивительного в том, что эта часовня в Аризоне находится в этом списке. Церковь также известна как «Часовня в скале» , потому что скалы Аризоны буквально окружают ее. Интересный факт: первоначальный проект этой церкви должен был быть построен в Венгрии, но в связи с началом Второй мировой войны в 1939 году проект был перенесен в Аризону. Часовня была построена в 1956 году.

 

 

3. Музей Гуггенхайма в Бильбао, Испания  

Архитекторы обожают проектировать музеи, так как в большинстве случаев им выдается карт-бланш на полет архитектурной мысли без ограничения. Лучший пример, это безусловно  Музей Гуггенхайма в Бильбао, Испания. Спроектированный известным канадско-американским архитектором Фрэнком Гери, это здание является настоящим шедевром и часто приводится в пример как лучший пример современного архитектурного дизайна.

 

 

4. Дом над водопадом, штат Пенсильвания, США  

Название этого здания говорит само за себя. Спроектированное известным американским архитектором Фрэнком Ллойдом Райтом, это частный дом ,который был построен для того, чтобы создать спокойствие и уют для его обитателей и внести природу как можно ближе к повседневной жизни, насколько это возможно. Дом буквально омывается естественным водопадом каждый день, на сегодняшний день в Доме над водопадом располагается публичный музей, так что вы можете его посетить.

 

 

5. Национальная библиотека, Минск, Беларусь  

Столице Беларуси также есть что показать. Национальная библиотека страны поражает своим уникальным 3D дизайном. Библиотека спроектирована архитекторами Михаилом Виноградовым и Виктором Крамаренко, здание открыло свои двери в 2006 году.

 

 

6. Кубические дома, Роттердам, Нидерланды  

Дома построены по проекту архитектора Пита Блома, архитектор пытался выразить новое в актуальном жизненном пространстве для семьи. Кубики , которые делают это здание наклонены под углом 45 градусов и помещен на вершине на шестиугольник в форме пилона.  Блом хотел создать городской лес , в котором люди могут жить.

 

 

7. Пекин Национальный стадион, Пекин, Китай  

Построенное специально для летних Олимпийских игр 2008, это удивительное архитектурное чудо было центром Олимпиады. Официально известное как Национальный стадион, его чаще называют «Птичье гнездо». 

 

 

8. Храм Лотоса, Нью — Дели, Индия  

Храм Лотоса построенный в 1986 году по проекту иранского архитектора Фариборза Сахба, этот храм является одним из самых популярных туристических достопримечательностей Дели, которые могут увидеть туристы в столице Индии. Храм Лотоса фактически Дом поклонения для бехаизма, и он строго был построен в соответствии с правилами этой религии. Храм Лотоса является обладателем многочисленных архитектурных наград.

 

 

9. Часовня академии ВВС США, штат Колорадо, США  

Один из лучших примеров реального американского архитектурного стиля, эта часовня академии ВВС США, она имеет в высоту впечатляющие 80 метров. Спроектированная архитектором Вальтером Нетцем, часовня имеет протестантский, католический, иудейский и буддийские залы.

 

 

10. Танцующий дом, Прага, Чехия  

Построенный на историческом месте бывшего дома , который был разрушен американскими бомбандировщиками в 1945 году Танцующий дом является мировым архитектурным чудом. Завершенное в 1996 году, это одно из самых необычных зданий в Праге. 

 

 

Путеводитель: Топ 10 замков и дворцов

Какие современные здания станут памятниками архитектуры?

Эксперты «S.A. Ricci жилая недвижимость» и архитекторы из АБ Vostok назвали несколько определяющих критериев оценки.

Отражение эпохи

Как показывает практика, ценные образцы архитектуры являются отражением той эпохи, когда они возникли. С течением времени такие здания, как открытая книга, легко читаемы и ассоциируются у нас с теми событиями, технологиями и устоями времени, когда они создавались. Так, например, знаковые дома «Золотой мили»: «Молочный, 1» Юрия Григоряна, Cooper House и «Бутиковский, 5» Сергея Скуратова, давшие название всему кварталу, уже вошли в историю современной Москвы, задав высокую планку всей новой архитектуре в полумиле от них и определив вектор развития элитной недвижимости на десятилетие вперед.

Сегодня главная мастерская высокой архитектуры переместилась в район Хамовники. Так, ЖК «Садовые кварталы» проектирует целая команда звездных российских архитекторов: Юрий Григорян, Андрей Савин, Максим Куренной, Владимир Плоткин, Александр Скокан и Сергей Чобан. Молодые архитектурные бюро берутся здесь в основном за проекты точечной застройки. Так, обновлением Усачёвского рынка занялся архитектор Владислав Земский, использовавший в фасаде здания кирпич из разрушенных строений XIX века — что стало своего рода прецедентом для Москвы. На улице Усачева, 9 по проекту архитектурного бюро VOSTOK строится клубный дом Magnum, чей необычный брутальный фасад с округленными углами, вдохновленный дизайном старинных английских автомобилей, обещает превратить здание в новую архитектурную доминанту района.

Парадоксы эпохи

Заметно выделить объект на фоне других построек могут и передовые технологии своего времени. Так, первые небоскребы «Москва-Сити» как первые высотные здания России вошли во все мировые топ-списки. Они и парадокс, и достижение эпохи. Из строящихся высотных объектов выделяется «Лахта-центр» — высокотехнологичное здание на все 100% является отражением сегодняшнего дня.
В историю архитектуры вполне могут войти и необычные здания. Вспомнить хотя бы знаменитый дом-яйцо на улице Машкова архитектора Сергея Ткаченко, ставший своего рода символом лужковской архитектуры Москвы начала строительного бума «нулевых». Или дом «Парус», который благодаря своей непривычной полукруглой форме, образованной в результате большого количества корректировок проекта, стал одной из доминант Ходынского поля и получил в народе сразу несколько прозвищ — от «дома-кита» до «дома-уха».

Чистота замысла

«Какие из зданий станут со временем памятниками архитектуры, можно будет судить как минимум лет через 50, когда жизненный цикл объекта будет требовать обновления, — рассказывает Олег Кочанов, руководитель архитектурного бюро VOSTOK. — Однако уже сейчас можно сказать, что чистота стиля, ясность композиции, правильные пропорции, хорошо подобранные материалы и технологии, соответствующие последним тенденциям времени, — критерии, по которым можно судить о качестве архитектуры».

Однако далеко не каждое даже дорогое здание, для которого разрабатывался уникальный архитектурный проект, попадает сегодня под это описание. «На сегодняшний день на рынке есть продукты с низким качеством архитектуры, ориентированные на эффект восхищения от первого впечатления. Обычно в таких проектах за сложным фасадом с большим количеством украшательств нельзя увидеть ни чистоты идей, ни аутентичности, ни технологических новшеств, способных увековечить здание как памятник архитектуры в будущем», — объясняет Олег Кочанов. Более того, чистота архитектуры в самом традиционном смысле словам может не только обеспечить зданию статус памятника, но и создать объект, по-настоящему украшающий город.

Авторский подход

Еще одним критерием качества архитектуры является авторский подход, позволяющий превратить здание в уникальный музейный экспонат. При этом само понятие авторской архитектуры достаточно субъективно. Как правило, авторскую архитектуру определяют оригинальное видение, собственный узнаваемый стиль и высокое мастерство архитектора. Как следствие, со временем авторский подход создает архитектору имя — что также является определенным залогом успеха проекта в будущем.

При этом, если говорить о какой-то определенной, успешной архитектурной стилистике, то ее не существует. Мы живем в эпоху постмодернизма, и по сути каждый архитектурный стиль — уже реплика, поэтому за основу проекта может быть взята любая концепция: и классика, и современность. Как и в мире моды, все определяет не столько стилистическое направление, сколько мастерство художника, который им умело пользуется, создавая действительно авторское произведение.

Дорого — красиво?

Только ли дорогие дома могут претендовать на право остаться в истории? Конечно, нет — вспомнить хотя бы конструктивистские рабочие кварталы или дома-коммуны, которые сегодня имеют не только архитектурное, но и градостроительное значение. К современным примерам авторской архитектуры в массовом жилье можно отнести поселки Urban Group, построенные по проектам архитектора-«классика» Максима Атаянца, или UP-квартал «Римский», созданный по проекту другого неоклассика Михаила Филиппова. «Авторская архитектура может быть как социальной и создаваться из подручных материалов местного происхождения, так и премиальной и создаваться с применением высоких технологий и уникальных материалов», — отмечает Олег Кочанов.

«Другой вопрос, что при строительстве дорогих объектов используются действительно дорогие качественные материалы, большее внимание уделяется концепции, и застройщик готов к работе с именитыми и талантливыми архитекторами, повышающими качество проекта. Что увеличивает шансы именно у элитных построек, — рассказывает Юлия Доброневская, руководитель отдела агентских продаж «S.A. Ricci жилая недвижимость». — Более того, если в сегменте эконом и бизнес авторская архитектура считается скорее конкурентным преимуществом, то в сегменте элитного жилья — это сегодня must have». Такие объекты имеют неоспоримые преимущества перед конкурентами: повышенное внимание со стороны участников рынка и СМИ, безупречный имидж проекта и девелоперской компании, и в конечном счете — стабильные цены и устойчивый спрос со стороны потенциальных покупателей. А это сегодня — главное искусство на рынке.

7 ярких примеров современной московской архитектуры

«Молочный дом» в Бутиковском переулке

Вслед за Скоканом на Остоженку пришли и другие яркие архитекторы. Юрию Григоряну в 2002 году удалось создать здесь эталон элитного жилого дома. В «Молочном доме» архитектор стремился совместить респектабельность классики и динамизм современной жизни. Однако, русская архитектура уже оказывалась в такой ситуации – в 1920-30-е годы, когда в эпоху бурного развития новой страны надо было строить жилье для новой, партийной элиты. И дом Григоряна получился очень похож на важное произведение советского ар деко – дом Ленсовета на Карповке.

Плавным изгибом фасада дом обнимает небольшой сквер перед ним. Это классический прием – вспомните Шереметьевскую богадельню (ныне «Склиф» на Сухаревской площади) или Казанский собор в Петербурге. Плавные очертания фасада, облицовка полированным камнем – все это приемы ар деко, придающие зданию изящество и шик.

Дом поставлен на ножки – однако они скрыты за зеркальным стеклом сплошного витража. Так воплощена мечта авангарда о том, чтобы преодолеть силу тяжести и поднять дома в небо.

Архитектор: Юрий Григорян (Бюро «Меганом»)

Год: 2002

Дом «Патриарх»

Среди всех произведений современной московской архитектуры, дом «Патриарх», кажется, вызвал наибольшее количество споров. Одно это говорит о его неординарности. С Ермолаевского переулка и Малой Бронной улицы он смотрится плохонькой стилизацией под доходные дома начала века: штукатурные фасады, облицованный камнем цоколь, тяги, пилястры, карниз.

Однако подлинный его образ раскрывается с дальних ракурсов. Над многоэтажным корпусом возвышаются конструкция, похожая одновременно и на церковные шпили эпохи барокко, и на башню Татлина. Однако спирали в архитектуре в конечном счете восходят к Вавилонской башне. Москва – это Вавилон. И с 2002-го года у нее есть своя башня.

Архитектор: Сергей Ткаченко, Олег Дубровский (Архитектурная мастерская Сергея Ткаченко)

Год: 2002

«Римский дом»

Стиль Михаила Филиппова – это мистификация истории. Он создает архитектуру страны, которой не было. Его «Римский дом» во 2-м Казачьем переулке снаружи прикидывается добротной «сталинкой». Однако внутри него располагается круглый двор с обильным декором, как в палаццо Фарнезе в городе Капрарола. А в центре двора, вместо газона или беседки – руины греческого толоса (так назывались круглые в плане античные храмы).

Так Филиппов и мистифицирует историю Москвы, добавляя ей лишние 1500 лет возраста и итальянское происхождение. Что ж, это не такая уж голая мистика. Вспомним знаменитое «Москва – третий Рим». Или тот факт, что крупное каменное строительство в Москве начали в 15-м веке итальянцы.

Архитектор: Михаил Филиппов (Мастерская Михаила Филиппова)

Год: 2005

БЦ Белая площадь

Любая из «пешеходных улиц» бизнес-центра «Белая площадь» упирается в храм Святого Николая у Тверской заставы. Так и хочется воскликнуть: «Вот он – след средневековой Руси! Узкие улочки, старинный белокаменный храм». Если бы не одно «но». Храм построили в духе русского модерна (отсылающего нас к былинным временам) и освятили только в 1921-м году – уже при Советах.

В связи с юным возрастом храма улицы здесь не могли бы сложиться так, чтобы подчеркнуть его значение. Их траекторию придумал архитектор Борис Левянт при строительстве бизнес-центра, мистифицируя историю района. Вдобавок, фасады здания составлены из зеркального стекла, которое почти в любом ракурсе отражает храм. Так что складывается ощущение, что комплекс из трех небоскребов «пришел на поклон» к маленькой церковке.

Кстати о фасадах. Если окна выполнены из зеркального стекла, то простенки между ними украшены лопатками, облицованными полированным натуральным камнем. Вкупе с плавными очертаниями углов и высотной композицией это напоминает нам торговые и деловые центры эпохи ар деко, 1920-30-х. Как и в случае с «Молочным домом» Григоряна (о нем мы писали выше), это создает ощущение респектабельности и богатства. А такой образ еще никогда не мешал офисном центру в самом центре Москвы.

Архитектор: Борис Левянт (ABD Architects)

Год: 2010

БЦ Большевик и Музей русского импрессионизма

Один из важных феноменов современной московской архитектуры – ревитализация прежних промышленных зон. Среди множества примеров, на мой взгляд, выделяется бизнес-центр «Большевик», реконструированный бюро John McAslan + Partners.

Фасады исторических корпусов отреставрированы. Новые выглядят максимально нейтрально и повторяют образ оригинальных фабричных зданий: красный кирпич стен, большие окна. Бывший проезд между корпусами превратился в уютный атриум, чья металлическая крыша покоится на стальных опорах-«деревьях», неуловимо отсылая нас к эпохе модерна.

Отдельный шедевр – Музей русского импрессионизма. Созданный на основе бывшего мукомольного цеха, он сохранил его форму цилиндра. Сверху цилиндра появилась консоль, превращая новое здание в супрематическую скульптуру, напоминающую нам и цилиндры Константина Мельникова (собственный дом-мастерская), и консоли того же Мельникова (клуб имени Русакова) или Лазаря Лисицкого («Горизонтальные небоскребы»). Вдобавок эта причудливая форма облицована перфорированным железом, лишаясь материальности и превращаясь в произведение чистого искусства.

Архитектор: John McAslan + Partners

Год: 2015

Международный московский банк на Пречистенской набережной

Александр Скокан – создатель последнего (по версии известного критика Григория Ревзина) собственного изобретения русской архитектуры – средового подхода. Его суть заключается в гуманном, уважительном обращении с исторически сложившейся городской средой. Бюро Скокана «Остоженка» занималось проектом реконструкции одноименной улицы и окрестностей. Одна из самых интересных их работ здесь – здание Международного московского банка, завершенное в 1995 году.

Два года спустя это здание было признано лучшим из построенных в Москве за прошедшее десятилетие. Архитектурный критик Григорий Ревзин рассказывал, что во время его интервью на радио позвонила слушательница и удивленно спросила, что же это за здание такое, ибо она его совершенно не заметила. Критик заметил, что в этом и состоит главная заслуга архитектора – строить так, чтобы складывалось полное ощущение, что оно так и было всегда.

На улицу выходит четырехэтажный фасад, а еще два этажа решены в стекле и прячутся глубже, так что их не видно с набережной. Ярко-розовая облицовка, равномерный ритм окон – все это напоминает нам о фабричных зданиях. Торцевые фасады выдвинуты вперед и облицованы кирпичом темного оттенка – так Скокан создает ощущение целого квартала из отдельных домов. Здание банка делает реверанс старой московской застройке, в те годы еще существовавшей на Пречистенской набережной. Вот в этом то и суть средового подхода.

Архитектор: Александр Скокан (Бюро «Остоженка»)

Год: 1995

Айрат Багаутдинов

23.07.2018

Архитектура или бутафория. Честные правила для честных зданий

Принуждение к красоте

Под закат своей каденции президент США Дональд Трамп подписал беспрецедентный указ «Содействие красивой федеральной гражданской архитектуре», чем актуализировал и вывел на новый виток древний спор между симпатиками исторической и современной архитектур.

Мемориал Аврааму Линкольну в Вашингтоне. Несмотря на то что здание было построено в эпоху модерна (1914–1922 гг.), архитектор Генри Бэкон спроектировал его в виде греческого храма. Фото: colby ray / unsplash

Вашингтон не случайно называют городом колонн — там множество зданий в греческом и римском стилях, отражающих вкусы французского архитектора Бенджамина Латроба и президента Томаса Джефферсона. Разумеется, в XIX–XX вв. столичные вкусы влияли на все крупные города США, и тяжеловесный неоклассический, названный «федеральным» стиль массово распространился по стране. Даже прогрессивный Нью-Йорк до конца XX в. оставался, по мнению архитектурных критиков, «болотом псевдоисторизма и корпоративной посредственности», а вот миллениум ознаменовался появлением ярких фокусных объектов Фрэнка Гери, Ренцо Пьяно, Жана Нувеля, Нормана Фостера и т. д. «Наконец‑то сбылось давнее обещание модернизма вытащить нас из темных веков!», — писали The New York Times в рецензии на открытие новой башни своей корпоративной штаб-квартиры The New York Times Building.

Здания Вашингтона в греческом и римском стилях отражают вкусы французского архитектора Бенджамина Латроба

Жить стало веселее, но вкусы традиционалистов со времен Джефферсона мало изменились. Их недовольство и озвучивал 45‑й президент США, когда обрушивался с критикой на «бруталистских монстров, деконструктивистских уродцев и безликий минимализм». Особый гнев вызывали почему‑то Федеральный суд в Солт-Лейк-Сити от бюро Thomas Phifer and Partners и админздание в Сан-Франциско, созданное деконструктивистом Томом Мейном. Трамп обязал архитекторов проектировать для Вашингтона здания государственных и федеральных учреждений, строго придерживаясь классического стиля.

The New York Times Building — штаб-квартира Times — построена в 2003–2007 гг. по проекту Ренцо Пьяно и FXFOWLE Architects. Источник фото: wikipedia.org

Большинство членов американского архитектурного сообщества пришли в ужас от такой вкусовщины и перспективы превращения округа Колумбия в «мавзолей неоклассической архитектуры». Да и, согласитесь, довольно странно слышать призывы к сакрализации наследия от человека, который в 1979 г. ради строительства Trump Tower снес здание в стиле ар-деко магазина Bonwit Teller и разрушил барельефы, которые управляющие MET просили передать им на хранение. Однако Национальное общество гражданского искусства (NCAS) неожиданно горячо поддержало Трампа, опубликовав открытое заявление: «Дизайн федеральных зданий должен отражать эстетические и символические предпочтения людей, для которых они построены, а именно классическую и традиционную архитектуру. Однако с середины ХХ в. модернистские бонзы, контролирующие государственную архитектуру, навязывают нам уродливые замыслы». Апеллируя к демократическим ценностям, глава NCAS ссылается на социологическое исследование, согласно которому три четверти американцев (72 %) предпочитают традиционную архитектуру.

45-й президент США обрушился с критикой на «бруталистских монстров, деконструктивистских уродцев и безликий минимализм»

San Francisco Federal Building, преданное остракизму сторонниками Трампа, спроектировано Томом Мейном как воплощение стремления к обновлению городов. Высокотехнологичное здание, одетое в «дышащую» оболочку, не нуждается в системах механической вентиляции и стало символом устойчивых офисных зданий. Источник фото: Roland Halbe

С высокой степенью вероятности Джо Байден отменит резонансный указ своего предшественника. Но, казалось бы, вопрос псевдоисторизма и интеграции современной архитектуры в историческую среду закрыли еще в XX в.? Выходит, что нет.

 

Псевдоисторизм «вне закона»

Конфликт между симпатиками исторической архитектуры и теми, кто выступает за прогресс в зодчестве, впервые проявился, вероятно, тогда, когда кто‑то из древних людей предложил выйти из пещер и построить жилище на открытом месте. Чем менее люди погружены в суть вопроса, тем горячее они защищают стереотипы — идет ли речь о способах сохранения и восстановления архитектурного наследия или о включении современных объектов в уже сформировавшуюся городскую ткань.

MuCEM – Museum of Civilizations of Europe and the Mediterranean. Архитектор: Руди Риччотти. Марсель, Франция. Фото: frank eiffert / unsplash

Похоже, дело не в возрастном консерватизме. Как ни удивительно, но немало рожденных в XXI в. в своих архитектурных симпатиях застряли в начале XIX-го! Архитекторы того времени настолько благоговели перед авторитетами великих зодчих прошлого, что копировали стили ранних эпох с редкими отступлениями от классических канонов, обусловленных развитием технологий. Они довольствовались приставкой «нео»: неоготика, необарокко, неовизантийский стиль, неогреческий и т. д. К концу XIX-го стремление максимально усилить эмоциональную выразительность зданий и темпоральное ускорение стали своеобразным миксером, в котором стили смешались до состояния эклектики, а затем из этой гремучей смеси выделился модернизм. Он в отместку за вековое болото ознаменовался революционной серией манифестов, призывавших избавиться от неудобного и обветшавшего архитектурного багажа. К счастью, не все восприняли их как руководство к действию.

Архитектурные памятники должны быть живыми и востребованными — это единственный шанс избежать забвения и руинирования

Еще на рубеже XIX–XX вв. автор термина «городское наследие» Густаво Джованнони предостерегал современников от искушения консервировать исторические центры или старые районы, превращая их в подобие тематических парков. Остановившиеся в развитии, вырванные из потока временных изменений территории достаточно быстро превращались в выморочные зоны — люди покидали их в погоне за благами цивилизации, тем, что делает жизнь комфортнее и богаче впечатлениями. Архитектурные памятники должны быть живыми и востребованными — это единственный шанс избежать забвения и руинирования, — считал Джованнони. А для этого их придется модернизировать, адаптируя к новым функциям.

Начиная с середины прошлого века под эгидой ЮНЕСКО было принято более десятка документов, определяющих границы между старым и новым в архитектуре. К примеру, Венецианская хартия 1964 г. определяет, что все архитектурные дополнения должны отличаться от оригинального памятника и нести видимые признаки современности. Краковская хартия 2000 г. говорит о необходимости избегать реконструкций в историческом стиле. А Венский меморандум 2005 г. подытоживает: «Современная архитектура должна избегать всех форм псевдоисторического дизайна, так как он не соответствует ни историческим, ни современным требованиям».

«Хрустальный дом» был спроектирован студией MVRDV для модного дома Chanel. Здание, возведенное на исторической улице Амстердама, выделяется уникальным фасадом из стеклянных блоков. Фото: Daria Scagliola+Stijn Brakkee

192 Shoreham Street — гибридное здание на основе викторианского кирпичного склада, спроектированное Project Orange. Шеффилд, Великобритания. Источник изображения: Project Orange. Фото: Jack Hobhouse

Сложнее, когда дело касается определения роли современной архитектуры в исторической застройке. Здесь в профессиональном сообществе достигнут лишь относительный консенсус. Если обобщить рекомендации всех многочисленных меморандумов и хартий, то современные здания должны вписываться в историческую ткань бережно и уважительно. Но иногда им дозволяется доминировать и контрастировать. И сразу возникает вопрос: «иногда» — это когда?.. Что можно считать «высококачественными методиками интервенции», применять которые рекомендуют подписанты Венского меморандума?

Неоднозначность рекомендаций, как и дуализм в философии, порождает проблемы отношений. И в то же время служит отличным катализатором прогресса, заставляя искать новые и новые выразительные и в то же время достаточно уважительные решения.

 

Контраст и растворение

В 24 томе PRAGMATIKA.MEDIA в статье «Архитектурный копипаст убивает» мы объясняли, почему разнообразие считается залогом витальности города. Речь шла преимущественно о противопоставлении выразительной и качественной современной архитектуры унылой типовой жилой застройке, доставшейся нам в наследство от Советского Союза. Но даже стилистическая однородность благополучных исторических районов способна погрузить в дремотное состояние. Казалось бы, что может быть более консервативным, чем архитектурная среда британского Оксфорда, где сохранился уникальный целостный ансамбль готической архитектуры? Кто может осмелиться нарушить status quo, особенно учитывая жесткие нормы Великобритании в сфере охраны наследия? Но Заха Хадид считала, что Life is not made in a grid. Она недрогнувшей рукой внесла в академическую застройку Оксфорда яркий диссонанс в виде стальных Investcorp Building и Softbridge в колледже Святого Антония. «Контраст помогает подчеркнуть целостность прошлого и настоящего. Мы и заказчик чувствовали, что Оксфорд должен и дальше смотреть в будущее, поскольку он защищает свое наследие», — так аргументировала Заха Хадид свой жест.

The Investcorp Building — расширение для Центра Ближнего Востока в колледже Святого Антония, спроектированное Захой Хадид. Оксфорд, Великобритания. Фото: Luke Hayes

Вспомним биоморфный Kunsthaus Graz, чья туша распласталась в самом центре австрийского Граца на фоне терракотовых стен и красных черепичных крыш. Разве этот «дружелюбный пришелец», созданный сэром Питером Куком и профессором Колином Фурнье, умаляет ценность исторической архитектуры города? Напротив, он многократно капитализировал недвижимость Граца. По данным городского совета по туризму, число гостей только за пять лет с 2003 г. выросло более чем на 80 %. И разве кто‑то может обвинить австрийцев в пренебрежении к наследию? Да, Kunsthaus Graz откровенно провокационен. Было бы странно ожидать чего‑то иного от основоположников движения Archigram. Но глубоко ошибется тот, кто сочтет форму биоморфа случайным капризом архитекторов. Ресурсы Школы архитектуры UCL Bartlett были брошены на поиск дизайна, который был бы не только скандальным, но и воспринимался как неотъемлемая часть городской ткани, несмотря на очевидный контраст. Визуальное воплощение этого оксюморона не может не радовать.

«Контраст помогает подчеркнуть целостность прошлого и настоящего», — считала Заха Хадид

Киевляне, осуждающие архитектуру театра на историческом Подоле, пришли бы в ужас, увидев здание Союза румынских архитекторов с интернациональной надстройкой над руиной XIX в. Исторический особняк Paunescu House был сильно разрушен во время революции, свергнувшей диктатуру Чаушеску. Многоэтажная надстройка из стекла и стали, словно прорастающая из старого дома, — своего рода манифест, которым Дэн Марин и Зено Богданеску провозглашают смену эпох, политического строя и стилей. Закономерно — манифест оценили далеко не все. Но как бы жители Бухареста ни ругали своего «Франкенштейна», Union of Romanian Architects стал знаковым объектом в масштабах мировой архитектуры.

Kunsthaus Graz — художественный музей, построенный по проекту Питера Кука и Колина Фурнье. Грац, Австрия. Источник изображения: Cook Robotham Architectural Bureau

Модернизируя полуразрушенное крыло замка Морицбург в Галле, испанские архитекторы Фуэнсанта Ньето и Энрике Собехано (Nieto Sobejano Arquitectos) даже не пытались имитировать стиль раннего Возрождения. Демонстративно современная надстройка, крыша и заполнение пустот контрастируют с историческими стенами, формой и материалами. Этот нарочитый контраст призван подчеркнуть достоинства как старинного, так и современного зодчества. Особенности здания сразу обращают на себя внимание посетителей Kunstmuseum Moritzburg, провоцируют вопросы и интерес к сложной истории музея, обладающего самой богатой коллекцией художественных работ, в 30‑е годы прошлого века заклейменных как «дегенеративное искусство».

Kunstmuseum Moritzburg Halle — реконструкция художественного музея студией Nieto Sobejano Arquitectos. Галле, Германия. Фото: Ronald Halbe

The Union of Romanian Architects — проект Дэна Марина и Зено Богданеску. Бухарест, Румыния. Источник фото: wikipedia.org

А вот преобразование церкви Святой Марии в Килкенни в музей «средневековой мили» демонстрирует нам совершенно иной подход. Архитекторы McCullough Mulvin Architects безоговорочно подчиняют расширения музея архитектуре XIII в. Но не подражают ей ни в деталях, ни в материалах. Окислившийся свинец, выбранный как основной материал для крыши и фасада пристроек, сливается с серым камнем и хмурым ирландским небом. И хотя новая архитектура визуально растворяется в исторической, разница эпох и стилей очевидна.

Даже когда новая архитектура визуально растворяется в исторической, разница эпох и стилей должна быть очевидной

Реконструкция Церкви Святой Марии студией McCullough Mulvin Architects. Килкенни, Ирландия. Фото: McCullough Mulvin Architects

Реконструкция Церкви Святой Марии студией McCullough Mulvin Architects. Килкенни, Ирландия. Фото: McCullough Mulvin Architects

Дэвид Чипперфильд не оспаривал доминанты музейного острова Шпреинзель в Берлине, проектируя новое выставочное пространство James Simon Galerie на Археологической набережной. Минималистичное здание с тонкими белоснежными колоннами, вдохновленное эскизом Фридриха Вильгельма IV для «культурного акрополя», перекликается с форумной архитектурой придворного королевского зодчего Фридриха Августа Штюлера и его последователей — Альфреда Месселя и Людвига Хофмана, создавших оболочку для Пергамского алтаря. Тем не менее никто не может назвать архитектуру здания Чипперфильда вторичной — это пример не имитации, а крайне деликатного симбиоза.

James Simon Galerie — выставочное пространство от Дэвида Чипперфильда на Музейном острове. Берлин, Германия. Фото: Ute Zscharnt для David Chipperfield Architects

Стены из темного обугленного кирпича, принадлежавшие чудом уцелевшей постройке на месте бывшего завода, стали дизайнерским кодом для студий BAAS Arquitectura, Grupa 5 Architekci, Małeccy Biuro Projektowe. Опираясь на колористическую палитру исторического здания, на его ритмы и графический рисунок, архитекторы создали керамическую оболочку для железобетонной конструкции факультета радио и телевидения Силезского университета. Этот прием объединяет старое и современное здания в единый ансамбль.

Интеграция новой архитектуры в историческую застройку относится к задачам высшей сложности

Факультет радио и телевидения Силезского университета. Проект BAAS, Grupa 5 Architekci, Małeccy Biuro Projektowe. Катовице, Польша. Фото: Jakub Certowicz

Перечисление красивых и оригинальных архитектурных решений, примеров удачной интеграции новой архитектуры в историческую застройку можно продолжать. Их немало, несмотря на то что в мировой практике подобные задачи относятся к задачам высшей сложности. Это не тот идеальный случай, когда архитектор может использовать участок для проектирования как чистый лист, не ограничивая себя в фантазии, инструментах, материалах и ресурсах. Любая интервенция в историческую ткань требует длительного и детального изучения характеристик места.

 

Зачем городу банкиров погружение в прошлое?

Те, кому нравится киевская Воздвиженка, возможно, мечтали бы, чтобы киевские власти управляли наследием по образцу властей Франкфурта-на-Майне. Там движение антибруталистов завершилось их полной победой и реализацией проекта Dom-Römer.

За шесть лет (2012–2018 гг.) город построил на 50 га в центральном районе Альштадт 35 пряничных домиков. 15 из них — точная реконструкция исторических бюргерских особняков, а остальные здания слегка отличаются современными элементами. Эти отличия чаще лишь символическое отступление в пользу прогрессивных правил городского дизайна. Правда, в отличие от киевской Воздвиженки, все здания в старо-новом Альштадте построены и украшены богатыми орнаментами с поистине немецкой тщательностью и качеством. «Зачем городу банкиров погружение в прошлое?» — задавались и продолжают задаваться вопросом многие.

Dom Römer — имитация средневековой архитектуры в историческом центре Франкфурта-на-Майне, Германия. Источник фото: DomRömer

Dom Römer — имитация средневековой архитектуры в историческом центре Франкфурта-на-Майне, Германия. Источник фото: DomRömer

Реконструкция старого ядра обошлась городу в 345 млн евро. Сейчас, спустя два года после торжественного открытия, управляющая компания района по‑прежнему получает ссуды из бюджета Франкфурта. В итоге город получил то ли тематический парк, то ли этнографический музей имитаций под открытым небом. Арендная плата на недвижимость достигает 30 евро за квадратный метр. «Магазины и кафе на первых этажах демонстрируют инсценировку идеального мира — их продукция соответствует роскошному стилю жизни, но не повседневной реальности мегаполиса», — пишет местное издание Detail.

Еще не успела схлынуть эйфория после церемонии открытия «сердца Франкфурта», как рестораторы, предвкушавшие наплыв туристов, получили предписания срочно убрать летние площадки. Историческая реконструкция касалась не только зданий, но и планировки квартала, и узкие псевдосредневековые улочки оказались сложнопроходимыми для пожарной техники. А тут еще и уличная мебель какая‑то… Другая насущная проблема — отсутствие общественных туалетов. Они не предусматривались в псевдоготических зданиях. А передвижные синие пластиковые сортиры моментально разрушали тот самый исторический дух, который так старались воссоздать лоббисты проекта Dom-Römer. Обслуживание района обходится в 1,5 млн евро ежегодно, а множество квартир и торговых площадей так и не нашли своих арендаторов. Пустует и Stadthaus — роскошное общественное здание для мероприятий. Идеологи проекта пока отбиваются от критики заявлениями, что во всем виновата пандемия. Но, возможно, проблема в том, что имитация всегда хуже естественной эволюции?

Воздвиженка — квартал в псевдоисторическом стиле в центре Киева. Фото:©Yuriy Buriak / pizzatravel.com.ua

Кому перемены режут глаз

Поскольку в Киеве присутствуют объекты, внесенные в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, украинская столица относится к городам, к застройке которых применимы рекомендации Венского меморандума «Всемирное наследие и современная архитектура — управление историческим городским ландшафтом», подчеркивающего недопустимость строительства копий, компрометирующих оригиналы. Есть одно существенное «но»: положения Венского меморандума не имплементированы в режимы использования территорий в Киеве — сообщила нашему изданию Ольга Рутковская, член International Council on Monuments and Sites (ICOMOS).

Новоделы обесценивают оригинальные памятники: «Да пусть разрушаются, отстроим заново!»

Разрушающийся старинный особняк на улице Тургеневской. Киев, Украина. Фото: Юрий Ферендович

ДБН б.2.2-12 в редакции 2019 г. предписывает строительство и реконструкцию в границах исторических ареалов осуществлять с учетом требований сохранения и восстановления исторически ценных архитектурно-градостроительных качеств традиционного характера среды, гармонировать с ними по силуэту, масштабу, пропорциям, ритму, тектонике, цвету и отделочным материалам. Это не значит копировать! Именно опираясь на эти украинские государственные строительные нормы, на рубеже XX–XXI вв., в Киеве и других городах появились сотни архитектурных подделок, и некоторые из них имеют поистине монструозные формы и размеры.

После прогулки по Владимирской, Десятинной, Большой Житомирской и Валам уже не удивительно и даже символично, что Музей истории Киева с 2012 г. находится в здании торгово-офисного центра возле станции метро «Театральная». Здание, фасад которого представляется набором псевдоисторических и современных элементов, возведено не только с нарушением стандартов застройки в исторической среде, но и с грубыми конструктивно-инженерными ошибками. И тем не менее — оно существует.

Разрушающийся старинный особняк на улице Тургеневской. Киев, Украина. Фото: Юрий Ферендович

Фото: Юрий Ферендович

Новоделы обесценивают оригинальные памятники. «Да пусть разрушается, отстроим заново, когда будет возможность»! — примерно так рассуждают обыватели, проходя мимо особняка с выбитыми окнами и провалившейся крышей где‑нибудь на бульваре Шевченко, Тургеневской, или Сечевых стрельцов. Эти настроения удобны как для чиновников, так и для большинства застройщиков, поскольку освобождают их от ответственности.

Построить здание в стиле историзма, не претендующее на оригинальный дизайн, прежде всего дешевле и проще, поскольку такой проект быстро и недорого склепают в бесчисленных ноунейм-архитектурных бюро. К тому же есть шанс, что горожане не заметят, что новое-старое здание существенно подросло и выпирает на 3 – 5 этажей выше средней высоты зданий по улице. А если и заметят, то не будут сильно возмущаться — лепнина, руст и прочая «милота» в Украине являются своего рода оберегами от критики.

 

Олег Дроздов:

Бутафория провоцирует кризис восприятия

Олег Дроздов — один из немногих украинских архитекторов, проектирующих в исторических городских ареалах здания, не мимикрирующие под старину. Его Театр на Подоле на Андреевском спуске и SAGA City Space на улице Петра Сагайдачного — на наш взгляд, примеры высококлассной современной архитектуры. Если здание театра — это акцент и контраст, то SAGA City Space сразу воспринимается как органичная часть гетерохронной композиционной структуры улицы.

Олег Дроздов, архитектор. Фото: Юрий Ферендович

PRAGMATIKA.MEDIA: Авторы «Венского меморандума» считают, что псевдоисторическая архитектура недопустима, поскольку компрометирует исторические здания. Это главный аргумент в пользу того, чтобы избегать псевдоисторизма, или для вас существуют иные, не менее важные?

Олег Дроздов: В истории архитектуры очень долгое время правила парадигма повторения. Каждый архитектор апеллировал к чему‑то раннему, устоявшемуся. И все‑таки получал в итоге новые формы. Каждая эпоха имела свои предпочтения, свои ценности, сквозь призму которых трансформировались характеристики здания. И эта всегда живая система претерпевала невероятные изменения, по сути интерпретируя один и тот же греческий или римский канон.

В какой‑то момент, в конце XX в., с появлением таких понятий, как «энергосбережение», из‑за столкновения с ограниченностью ресурсов стали важны проблемы утепления — и в ответ на этот запрос появилось множество новых технологий. Тектоника зданий из какой‑то цельной, сложившейся однажды и устоявшейся массы, расслоилась на структуру и оболочку. И попытки обрядить новую технологичную структуру в старую скорлупу — словно попытка представляться кем‑то, кем на самом деле не являешься. Это всегда большая и не только эстетическая, но и моральная проблема. Когда ты понимаешь, что находишься в некой бутафории, неправдивой, неискренней, то неизбежно наступает кризис восприятия такой среды. Такая неуместность проявляется в нескольких разных измерениях, не только в физическом плане. Даже не обладая архитектурным образованием, многие люди понимают и чувствуют подделку по ощущениям, возможно, не всегда отдавая себе отчет, в чем дело.

Такая имитация вводит в заблуждение следующее поколение, которое будет стараться разобраться, где декорация к странному спектаклю, а где истинное место жизни. И в этом заключается очень серьезный конфликт.

Фойе Театра на Подоле, построенного по проекту Олега Дроздова. Киев, Украина. Фото: Андрей Авдеенко

P.M.: Всегда ли оправдан «принцип подчинения», когда современное здание должно раствориться в исторической застройке? К примеру, тот же Театр на Подоле нельзя назвать «мимикрирующим» или подчиняющимся. В каких случаях уместно растворение, а когда игра на контрасте?

О. Д.: Отношения и взаимоотношения в сложившейся городской исторической среде всегда очень тонкие и апеллируют к определенной культурной традиции. То, что сегодня считается вопиюще авангардным, завтра может казаться традиционным. И тут уже выходит на поверхность проблема культурных кодов и ценностных категорий. Как и в искусстве, в архитектуре эта тема очень непростая, дискуссионная. Поиск консенсуса связан с просвещенностью горожан, образованностью архитекторов, профессионалов, которые в этой среде работают. Это всегда очень волнующий момент, когда ты апеллируешь к какому‑то чужому пережитому опыту, а здесь он, оказывается, не пережит. И это несоответствие вызывает, скажем, тектонические и общественные разногласия.

Фото: Юрий Ферендович

Театр на Подоле в исторической застройке Андреевского спуска. Киев, Украина. Фото: Андрей Авдеенко

P.M.: Когда архитектор выбирает способ ассоциативной и образно-смысловой адаптации для того, чтобы вписать новое здание в контекст — должен ли он быть уверен, что эти ассоциации и образы станут считываться жителями? А что, если люди не уловят связь?

О. Д.: В данном случае важен не столько визуальный контекст, сколько связанный с принципами бытия и множеством процессов, его сформировавших. Хотелось бы акцентировать внимание на том, что ценность архитектуры не столько в визуальной декоративной оболочке, а в том, какую жизнь она «приютила» и какую жизнь провоцирует. Это и является наиболее важной задачей для проектировщика — перформативный характер архитектуры с точки зрения общественных ценностей и качеств.

P.M.: И все же все чаще говорят о том, что архитектура должна быть демократичной. Как проектировать и строить, если большинство желает видеть центр города как собрание исторических или псевдоисторических фасадов?

О. Д.: Хороший архитектор всегда выстраивает серьезный диалог между прошлым и будущим с глубоким и тонким пониманием проблемы, как выстроить этот мост. Здание — это взаимосвязь между прошлым и будущим. А жители — ну что ж, их мнение, конечно, важно… Но что за демократию вы имеете в виду — это прямая демократия, когда все и каждый участвуют в выборе, голосуя? Или демократия, в которой люди делегируют свои решения профессионалам? Это же разные вещи. В архитектуре, думаю, возможна лишь вторая система, когда люди делегируют решения профессионалам, подобно тому как мы делегируем врачам принятие решений, касающихся нашего здоровья.

Ценность архитектуры не столько в декоративной оболочке, а в том, какую жизнь она провоцирует

Фасад SAGA City Space на улице Петра Сагайдачного. Киев, Украина. Фото: Юрий Ферендович

Архитектура должна быть воплощением своего времени. Всегда и для современников, и для потомков важна актуальность, «сегодняшнесть» входа в исторический контекст. Эта сегодняшняя архитектура может быть вполне вдумчивой и тактичной по отношению к своим соседям по времени, развивающей диалог. Но все‑таки оценки всегда зависят от уровня понимания всех представителей приемной комиссии, общественной и профессиональной. Важен уровень понимания.

 

ANDRIYIVSKY City Space: игра по‑честному

Возможно, в Украине не так уж и много архитекторов, готовых работать с контекстом, подобно тому, как сработал Дэвид Чипперфильд на музейном острове в Берлине? На самом деле проблема скорее в отсутствии запроса. Застройщики чаще предпочитают не изобретать велосипед и довольствоваться стилизациями, которые в патриархальном обществе воспримут прогнозируемо благосклонно. А кто платит — тот и заказывает.

Если киевляне так болезненно воспринимают контрастную архитектуру, то возможно ли спроектировать здание, взяв за основу концепции не доминирование и не подчинение, а паритетный симбиоз с исторической застройкой? Как сделать так, чтобы объект не был откровенным визуальным триггером, но повышал качество визуальной среды?

ANDRIYIVSKY City Space — проект BURØ architects для SAGA Development. Киев, Украина. Источник изображения: BURØ architects

ANDRIYIVSKY City Space — проект BURØ architects для SAGA Development. Киев, Украина. Источник изображения: BURØ architects

К поискам подобной золотой середины можно отнести проект архитектора Алексея Пахомова, сооснователя BURØ architects. Ранее мы подробно описывали исходные данные, идею и концепцию в статье «Cut, Clarity, Color. Правило «трех С» от SAGA Development». Реконструкция недостроя начала нулевых на южном Подоле, доставшегося в наследство от любителей псевдоисторических бельведеров, сама по себе задача «не для слабаков». А если учесть массивный объем каркаса и перфекционизм заказчиков, то она превращается в поистине экзаменационную.

ANDRIYIVSKY City Space — проект BURØ architects для SAGA Development. Киев, Украина. Источник изображения: BURØ architects

Золотая середина — это не доминирование и не подчинение, а паритетный симбиоз с исторической застройкой

ANDRIYIVSKY City Space — проект BURØ architects для SAGA Development. Киев, Украина. Источник изображения: BURØ architects

Каркас здания очистили от башенок и надстроек, а его фасад постарались сделать максимально чистым — без декоративных излишеств. Чтобы продемонстрировать «породистость» и статусность объекта, архитекторы решили использовать на фасаде руст из габбро — украинских гранитов. Визуальный образ ANDRIYIVSKY City Space претендует на самоценную эстетику и долгосрочную актуальность. А смешение функций программирует ту необходимую, по мнению Олега Дроздова, «перформативность» объекта: из транзитной зоны этот участок Подола благодаря новому ядру притяжения прогнозируемо превратится в локальный центр южных кварталов. (Подобную же задачу SAGA Development ранее ставила и перед Дроздовым для проекта SAGA City Space на Сагайдачного.)

 

Гудбай, постмодернизм!

Людям свойственно ностальгировать по прошлому, а шедевры исторической архитектуры оказывают на нас мощное эмоциональное влияние. Но разве меньше эмоций вызывает Эльбская филармония, ставшая лендмарком нового района Хафенсити в Гамбурге? Возведенная на усиленных стенах старых портовых складов Шпайхерштадта, «музыкальная шкатулка» от Herzog & de Meuron обошлась Гамбургу в 789 млн евро. И, конечно, нашлись критики, заявлявшие, что подобные расходы не оправданы.

Эльбская филармония, построенная по проекту студии Herzog & de Meuron. Гамбург, Германия. Фото: elbphilharmonie © maxim schulz

Если обратиться к истории всех крупных проектов, оказавших за последнее столетие существенное влияние на современную архитектуру, то ни один из них не был принят обществом бесспорно позитивно. Значит ли это, что архитекторы и застройщики должны учитывать мнение тех, кто считает псевдоисторизм правильным ответом на вопрос: «как строить?» С учетом современных технологий подделка «под старину» может быть исключительной — обмануть смотрящего несложно, особенно если человек и сам «обманываться рад». Но путь притворства ведет «в никуда», и это справедливо как для людей, так и для зданий. И для городов в целом. Не случайно Тимотеус Вермюлен и Робин ван ден Аккер, введшие в международный дискурс понятие «метамодерн», обозначили его как общую культурную рефлексию на десятилетия неискренности и релятивизма. Так будем честны: создавать реплики и симулякры — проигрышная позиция на ближайшие десятилетия.

 

/Материал опубликован на страницах #29 тома PRAGMATIKA.MEDIA/

Современная архитектура

Современная архитектура

Современная архитектура сегодня — это практичность и комфорт

Архитектурные формы и дизайн интерьера современного дома в значительной степени отличается от традиционных домов, которые мы все привыкли видеть повсюду, где интерьер помещения дома напрямую следует за внешними формами. Собственно, множество зданий и сооружений частной или же муниципальной застройки 20 веков возводится по схожим правилам. Застройщик выбирает внешний облик дома и прилегающей территории, задает необходимую площадь и другие детали застройки и старается уложится в габариты участка, оставив допустимые отступы для прохода или расстояния до соседнего здания, к примеру прямоугольник с размерами 10 на 16 метров, дом для повседневного проживания большой семьи, облицевать заданное дом стенами, задекорированные гипсовыми элементами декора.

В отличии от прошлого способов застройки, архитектура современных частных домов пошла совершенно по другому пути развития! В современных домах выработан новый стиль проектирования, где не форма навязывает внутреннее наполнение интерьера дома, а рациональная и комфортная для проживания внутренняя планировка пространства, определяющая архитектурный внешний облик дома, его форму и цветовое сочетание. При данном современном подходе к архитекторе в целом, необходимо первым делом задать количество людей живущих в здании, их ремесло, увлечения, цветовые предпочтения, совместные домашние дела, показатели здоровья, перспективы расширения и пополнения в составе семьи!

После всех проведенных мероприятий по установлению психологического портрета заказчика, появляется понимание того кто будет проживать в будущем произведении искусства. Следующим этапом архитектор предлагает варианты максимально подходящей компоновки дома будущим хозяевам. Следующим этапом после согласования с заказчиком внутренней современной архитектуры, дом начинает покрываться внешней оболочкой из стен, используя при этом современные материалы, позволяющие воплощать в жизнь самые причудливые формы. Так современные дома в архитектуре нового поколения начинают проектирование от внутреннего интерьера к внешней архитектуре, данный новый уникальный способ проектирования дарит множество шедевров в архитектуре, проектирование современных эргономичных домов.

Отличительной чертой современного домостроения в архитектуре служит глубокая многоуровневая слияние дома с окружающим ландшафтом и природными условия данного региона. Для проектирования домов в современных подачах и с использованием новых технологий, интересных материалов, архитекторы не стремятся разровнять природный ландшафт бульдозерами, разрушая естественный уникальный рельеф, выкорчевывая большие деревья со своей историей и покрывая всю площадь ужасной и безликой тротуарной плиткой, убивая всю индивидуальность. Современная архитектура сегодня в новом исполнении служит переходником в слиянии между технологиями, цивилизацией и дикой природой. Учитель всемирно известного архитектора и дизайнера Фрэнка Ллойда Райта, и являющийся основателем архитектурного стиля модернизма Луис Генри Салливан полагал, что самая лучшая архитектура идет за функцией дома умноженной на силу ландшафта и дикой природы. Основополагающие начало современного архитектурного стиля были положены на рубеже 19-го и начала 20-го столетия, большую популярность среди людей и массовое распространение же этот стиль получил в середине 20-го столетия, оставаясь перспективным и по сей день!

Предлагаем Вам вдохновиться лучшими творениями архитекторов и дизайнеров современности!

 

Современные здания Санкт-Петербурга — Архитектура Петербурга в XXI веке

Архитектурные стили в Санкт-Петербурге весьма разнообразны, что и вызывает у многих туристов восхищение. Особенностями архитектуры Санкт-Петербурга являются продуманная регулярность застройки, соразмерность городских ансамблей, учёт влияния неброской природной среды, гармоничная полифония различных архитектурных стилей, сочетание регионального и столичного склада ума, вовлечение пригородов в единую агломерацию.

Среди зданий Санкт-Петербурга можно насчитать представителей до 15 архитектурных стилей. Основными же стилями считаются барокко — две основные разновидности: «петровское барокко», характерное для начала XVIII века, и в середине того же века «елизаветинское барокко, классицизм — конец XVIII века; ампир — начало XIX века; эклектика — середина и конец XIX века, модерн — начало XX века; конструктивизм — XX век… А что нового в ХХI веке? Или, может, хорошо забытое старое?

Архитектура Петербурга в XXI веке

Современная архитектора Петербурга способна поразить видавших виды туристов, да и архитекторов. Хотя нынешнему поколению градостроителей не позавидуешь. Впрочем, и век сейчас с большим вызовом — трудно кого-то чем-то удивить.

В современной архитектуре Петербурга сложно выделить ведущее направление или единый стиль. В городе на Неве, где главные здания выполнены в классическом стиле, многие ждут от современных архитекторов непременно проектов «под классику», чтобы всё сочеталось и гармонировало хотя бы в его историческом центре.

А другие, напротив, желают чего-то неподражаемого, но чтобы и оно сочеталось и вписывалось в общий фон Санкт-Петербурга. Вот, градостроители то возвращаются к классике, привнося в неё что-то своё, то фонтанируют новыми идеями, применяя современные материалы и технологии.

В Санкт-Петербурге полёт фантазии архитекторов XXI века зачастую приземляется из-за акций в защиту старого. Те, кто выражают подобные консервативные мнения, утверждают, что здания должны вписываться в окружающую среду. Совсем по другому считает архитектурный критик Мария Элькина:

Сейчас город ударился в дремучую классику, формально понятую. Считается, что должны быть колонны, оштукатуренные фасады, все должно выглядеть как раньше. На самом деле здания не похожи на старый Петербург, это скорее его подделка. От неспособности создавать что-то новое, мы многое теряем.

В этой статье речь пойдёт о 10 зданиях XXI века, которые несмотря на свою уникальность и неповторимость, всё же или пока ещё не стали местом притяжения туристов. Вероятнее всего, они в будущем станут архитектурным обликом города. Мы проведём гид по современным зданиям Петербурга «глазами специалиста».

«Санкт-Петербург Плаза»

«Санкт-Петербург Плаза» стала местом, с которого началось создание общественно-деловой зоны на Малой Охте. Центральная башня достигает в высоту 90 м. Поскольку сооружение расположено на берегу Невы и рядом с парком, стеклянное покрытие постоянно меняет облик здания в зависимости от времени года. Прозрачные лифты с подсветкой стали особенностью сооружения, с которых открывается вид на город. Мария Элькина отмечает:

Здание вызывает противоречивые чувства у жителей города: одним оно нравится, другим кажется слишком резким. Несмотря на непривычный темный остекленный фасад, комплекс является продолжением петербургских традиций — тут и барочный изгиб, и неполная симметрия, и некоторая холодность, почти как у Росси.

  • Адрес: Санкт-Петербург, Малоохтинский проспект, 64
БЦ «Лидер Тауэр»

«Лидер Тауэр» признан самым высоким зданием Санкт-Петербурга и занимает 42-е место в российском рейтинге. Его высота — 145,5 м. Здесь есть ресторан с выходом на смотровую площадку, с которой открывается вид на Московский район. Резко критикует Мария Элькина:

Вместо заметной, интересной архитектуры мы, к сожалению, увидели пример постройки в худших традициях современности: топорный силуэт, очень грубая отделка, непонятная роль в городской среде. Все эти безобразия пытаются прикрыть светящимся в тёмное время суток фасадом, отчего только более очевидным становится примитивное отношение к архитектуре.

  • Адрес: Санкт-Петербург, площадь Конституции, 3
Вторая сцена Мариинского театра

Здание строили долго, в итоге, когда театр в 2013 году открылся, горожане назвали его «бетонной коробкой» По мнению М. Элькной:

Здание Мариинского театра вовсе не такая катастрофа: оно непривлекательно, но ничего отталкивающего в нем нет. То, что мы не смогли создать чего-то стоящего, говорит не столько о причастных к проекту людях, сколько об историческом моменте. Начало двухтысячных, когда только затевали стройку, было временем больших надежд, которые не сбылись.

  • Адрес: Санкт-Петербург, улица Декабристов, 34
БЦ «Бенуа»

Бизнес-центр возвели на территории бывшего завода «Россия», который выпускал детали для авиапромышленности. Фасад здания украсили эскизы к балету «Петрушка» русского художника Бенуа, который некоторое время жил в Кушелевке. Сооружение в 2008 году признали лучшим по итогам всенародного интернет-голосования. Как утверждает Элькина:

На Охте лучшая современная застройка. Архитектор БЦ «Бенуа» Сергей Чобан учился в нашей Академии художеств, но затем уехал в Германию, поэтому у него хорошие традиции петербургской рисовальной школы сочетаются с европейским взглядом на жизнь и технологиями. Это то немногое, что останется в истории петербургской архитектуры в будущем.

  • Адрес: Санкт-Петербург, Пискаревский проспект, 2
БЦ «Времена года»

Архитектурный комплекс состоит из 3-х зданий со стеклянными панелями. Архитекторы центра напомнили, что 3 столетия назад здесь находилась усадьба князя Безбородко. Мария Элькина подчеркивает:

В Петербурге ставку делают на благородство, которое ассоциируется с серым цветом. Хотя серая в старом городе скорее пыль, а фасады как раз цветные. «Времена года» — хорошее исключение, которое доказывает, что люди любят современную архитектуру, когда она хорошо сделана.

  • Адрес: Санкт-Петербург, Свердловская набережная, 44
ТК «Штрих-код»

Здесь планировали построить 2 комплекса, которые должны были стоять симметрично по обеим сторонам Володарского моста. Одно из зданий думали построить на месте стихийных торговых рядов, что не понравилось местным жителям.

В результате, в городе появилось только такое одно здание, фасад которого напоминает штрих-код. По мнению критика, это остроумно сделанное здание, уважающее традиции и отражающее веяния своего времени.

  • Адрес: Санкт-Петербург, Народная улица, 5
ЖК «Дом у моря»

«Дом у моря» в форме буквы S, состоящий из 12 строений в 4-6 этажей, находится в парковой зоне Крестовского острова. Выстроены они были стиле европейских загородных вилл, из окон которых открывается вид на Приморский парк Победы. Проект получил множество наград от архитекторов России и мира, а также занял второе место по результатам народного голосования. Госпожа Элькина размышляет:

Пожалуй, это лучшая жилая архитектура современного Петербурга. Если бы Крестовский остров застраивали так, он бы выглядел более цельным. Хороший город должны строить на этике и эмоциях, отражать лучшие человеческие порывы. Когда остается только желание поесть и получить метры, выходят пугающие поселения, которых много в разных районах Петербурга и особенно вокруг кольцевой дороги.

  • Адрес: Санкт-Петербург, набережная Мартынова, 62-74
БЦ «Quattro Corti»

Современное офисное пространство «Quattro Corti» прячется за историческими фасадами здания Почтового ведомства (особняка Шувалова), в самом центре Санкт-Петербурга. Итальянский архитектор спрятал внутрь 4 двора в стиле хай-тек с изломанным остеклением золотого, изумрудного, лазурного и терракотового цветов. С террасы здания на 6-м этаже открывается вид на Исаакиевский собор. Критик Мария Элькина поясняет:

Здесь итальянские мастера правильно прочитали петербургский контекст: они посмотрели на наши дворы колодцы. Но превратили их из мрачных в почти гламурные. Стеклянные покрытия отражают соседние дома, сохраняя черты петербургской архитектуры.

  • Адрес: Санкт-Петербург, Почтамтская улица, 3/5
Новый терминал Пулково

Здание строили по проекту английских архитекторов, которые участвовали в создании аэропортов Цюриха, Манчестера и других крупных воздушных гаваней Европы. В потолке первого этажа терминала метафорично воплотили извивающуюся Неву, в крыше здания — купола соборов. Крыша терминала при солнечном свете становится золотой, вставки же из стекла отсылают к Пулково-1 с его световыми фонарями. Говорит архитектурный критик Мария Элькина:

Аэропорт у нас принято ругать: здание не вполне рассчитано на быстрые передвижения, выходов на посадку меньше, чем нужно в перспективе. В то же время сейчас, когда пассажиропоток упал, в Пулково стало приятно находиться, а неспешность стала восприниматься отражением характера нашего города.

  • Адрес: Санкт-Петербург, Пулковское шоссе, 41
Новая сцена Александринского театра

Упор при строительстве был сделан на техническое оснащение зала: основная сцена-трансформер принимает любые конфигурации. В 2013 году проект получил два гран-при на конкурсе «Архитектон-2013″ и » Хрустальный Дедал».

По мнению Марии Элькиной, здание выполняет функции, которые и должна осуществлять архитектура в центре города: делает его более разнообразным.

  • Адрес: Санкт-Петербург, набережная Фонтанки, 49А

Как подытоживает Мария Элькина, главный корень проблем современной архитектуры состоит в том, что мы этого не понимаем: «Пока мы знаем лишь то, чего не хотим». Если ситуация не поменяется, Петербург останется неким конструктором из отдельных шедевров и неуместных сооружений.

Так ли это? Что ждёт архитектуру Северной столицы в будущем? Как будет выглядеть Петербург через 2 десятка лет или через полвека, никто не знает. Но нужно прилагать все усилия, чтобы он был в разы лучше и красивее!

Какой дом выбрать – стильная архитектура современных зданий

Статьи По Теме

Подобрать проект дома сложно. Особенно, когда речь идет о большом семействе, где у каждого члена семьи свои предпочтения. Интересные проекты можно выбрать в специализированных компаниях, как тут https://pr-dom.ru/proekty/sovremennye-doma/, подбирая самый креативный и практичный вариант для жизни. Чем отличаются проекты современного дизайна?

Изюминки современной архитектуры

Лаконичность фасадной отделки, методы высоких технологий, включенных в формирование интересного образа здания не единственные достоинства архитектуры последних десятилетий. Ключевой задачей дизайнеров является создание комфортных условий для долгосрочного проживания в доме. Дом должен строиться, как для себя, даже при условии, что работу выполняют по заказу.

Дизайнеры нынешней эпохи предпочитают модернизм. В чем это выражается?

  1. Архитекторы решили уйти от стереотипов, отказавшись от лишней вычурности, ненужных деталей и массивного декора.
  2. В тренде четкие геометрические пропорции.
  3. Приветствуется применение удобных стройматериалов, как клееный брус, оцилиндрованное бревно, пенобетонные, газобетонные блоки, керамзитобетон.
  4. Все чаще обращаются к европейской стилистке плоского формата крыш.

Чаще всего собственники участков заказывают в проектировании дома стиль хай-тек или минимализм. В обоих стилях отсутствует тяга к обилию деталей. Предпочтение отдается строгим линиям. Есть и отличия: хай-тек допускает яркий акцент на определенных деталях, минимализм этого не приветствует. Важно правильно подумать об освещении, отделку внутренних помещений. В минималистическом стиле идеально смотрятся теплые оттенки, присутствие оливковых и бежевых тонов.

Для хай-тек больше характерны металл, хромированные включения, стекло. Главным отличием является концепт, включающий открытые вентиляционные трубы, коммуникации.

Очень часто современные дома комбинируют хай-тек и минимализм больше, чем в чистом виде. Как выдерживают единый стиль?

Советы по созданию гармонии стиля

Несмотря на смешение разных стилистических направлений, дизайнеры корректно делают их созвучными. Избежать ошибок помогают профессиональные проектировщики, умеющие задавать благозвучный тон экстерьера дома в сочетании с его интерьерным орнаментом отделки. Инженеры, приступая к проектированию, обязательно учитывают вкусы хозяев, особенности окружающего ландшафта. В последнее время актуальны панорамные окна особняков, приближающие обычные российские дома к европейской аккуратности. Для экономии теплоносителей удобно использовать солнечные батареи и использовать прогрессивные виды техники, чтобы сделать жизнь комфортной и подходящей под финансовые возможности человека.

10 самых знаковых зданий современной архитектуры

Современная архитектура — это школа дизайна, которая преобладала на рубеже 20-го века до Второй мировой войны. Ужасная война изменила вид зданий, необходимых в послевоенную эпоху. Людям как никогда раньше требовались практичность и функциональность, чтобы восстанавливать с нуля целые города, которые были разрушены в то время.

Доминирующим в то время изящным искусствам и неоклассической архитектуре пришлось отступить, чтобы уступить место новому архитектурному стилю, способному удовлетворить потребности общества.Так возникла современная архитектура, и есть архитектурные иконы, которые определяют постмодернизм 20 века.

Каковы характеристики современной архитектуры?
  • Чистые и абстрактные формы и линии.
  • Открытые планы этажей.
  • Большие цельностеклянные окна.
  • Связь с окружающей средой.

Стиль современной архитектуры:

Современная архитектура зависела от использования новых строительных технологий и материалов, таких как железобетон, сталь и стекло.Этот архитектурный стиль был очень популярен, особенно для правительственных зданий и университетов, до 1980-х годов, когда он начал сталкиваться с сильной конкуренцией со стороны других новых школ, таких как постмодернизм и неомодернизм.
Сегодня мы представляем вам широкий выбор некоторых из самых известных зданий, созданных под эгидой современной архитектуры:

Современные постройки:

1) The Fallingwater House (Фрэнк Ллойд Райт, Милл-Ран, Пенсильвания, США, 1935)

Предоставлено Фрэнком Ллойдом Райтом

Дизайн культового дома был вдохновлен японской архитектурой, которая известна использованием консолей.Дом, идеально вписанный в природный ландшафт, был создан для отдыха на выходных для семьи Кауфманн.

Состояние дома начало быстро ухудшаться после постройки, которую г-н Кауфман назвал «домом из семи ведер», имея в виду протекающую крышу. Более того, консольные террасы начали обваливаться из-за отсутствия надлежащего армирования. Дом несколько раз ремонтировался и в 2002 году был превращен в музей.

2) Glass House (Филип Джонсон, Нью-Ханаан, Коннектикут, США, 1949)

Glass House (Филип Джонсон, Нью-Ханаан, Коннектикут, США, 1949)

Филип Джонсон построил этот дом для себя.Его дизайн был минималистичным и использовал свойства отражения / прозрачности стекла. Он также экспериментировал с размерами и геометрическими формами, которые сделали дом одной из достопримечательностей этого района и иконой в мире современной архитектуры. Дом выходного дня был сделан в основном из стекла и стали. Однако он также страдал от проблемы «протекающей крыши», такой как дом в Фоллингуотере, из-за чего Джонсон в шутку назвал его «домом с четырьмя ведрами».

3) Вилла Савой (Ле Корбюзье, Париж, Франция, 1931)

Вилла Савой (Ле Корбюзье, Париж, Франция, 1931)

Дом был построен как семейное убежище для Савой в Пуасси, на окраине Парижа.В его отличном дизайне проявились «пять пунктов», которые одобрил Ле Корбюзье, которые включали открытую планировку, решетку железобетонных колонн, горизонтальные окна, сад на крыше и независимый фасад.

Семья сильно пострадала от проблем, которые возникли после того, как они начали его использовать. Неправильная конструкция и неудачный дизайн заставили семью покинуть его через несколько лет. Он чудесным образом попал в список общественных зданий и превратился в музей.

4) Музей Гуггенхайма (Франк Ллойд Райт, Нью-Йорк, США, 1959)

Музей Гуггенхайма (Фрэнк Ллойд Райт, Нью-Йорк, США, 1959)

Великий архитектор продвигал концепцию органической архитектуры, в которой человечество было тесно связано с окружающей средой.Конусообразный музей включает в себя множество ключевых галерей и коллекций произведений искусства.

Спирально оформленный интерьер отправляет вас в бесконечное путешествие, растворяя все препятствия между пространствами. Жесткие геометрические формы, которые доминировали в современной архитектуре, были описаны Райтом, который говорит: «Эти геометрические формы предполагают определенные человеческие идеи, настроения, чувства — например, круг, бесконечность; треугольник, структурное единство; спираль, органический прогресс; квадрат, целостность ». Райт видел в Гуггенхайме «храм духа».

5) Павильон Барселоны (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Барселона, Испания, 1929)

Павильон Барселоны (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Барселона, Испания, 1929)

Павильон был первоначально представлен как Немецкий павильон для Международной выставки 1929 года в Барселоне, где размещалось немецкое крыло выставки. Дизайн, на который повлияло движение Баухаус, отличается прозрачными стенами и консольной крышей. Хотя павильон был довольно минималистичным, архитектор постарался использовать роскошные материалы, такие как красный оникс, мрамор и травертин.Одним из роскошных предметов мебели, созданных специально для этого здания, было легендарное кресло Barcelona Chair.

6) Каток Дэвида С. Ингаллса в Нью-Хейвене (Ээро Сааринен, Коннектикут, США)

Каток Дэвида С. Ингаллса в Нью-Хейвене (Ээро Сааринен, Коннектикут, США)

Здание также известно как «Йельский кит», в честь Йельского университета, который окончил Ээро Сааринен. Креативный дизайн отражает отчетливую архитектурную подпись Сааринена, который часто использовал арки контактной сети.Хоккейная арена имеет волнообразную консольную крышу, которую поддерживает 90-метровая арка из железобетона.

7) Вилла Дирикц (Марсель Леборн, Брюссель, Бельгия, 1933)

Вилла Дирикц (Марсель Леборн, Брюссель, Бельгия, 1933)

Еще одно знаковое здание современной архитектуры — вилла Дирикц. Он отличается привлекательными блочными элементами, стекольными изделиями и белым бетоном, окруженным зеленью. Вилла стоимостью 10 000 000 долларов отличается роскошным интерьером, а также такими удобствами, как винный погреб и кинотеатр.

Марсель Леборн — новаторский бельгийский архитектор, отец современной архитектуры на своей родине. Дом был спроектирован для мистера Дирикца, промышленного магната, интересовавшегося искусством. Спустя много лет вилла пришла в запустение, пока в 2007 году ее не купил застройщик Александр Камброн. Камброн выделил все возможные ресурсы для ремонта виллы.

8) Здание Изокона в Лондоне (Уэллс Коутс, Лондон, Великобритания, 1934)

Здание Изокона в Лондоне (Уэллс Коутс, Лондон, Великобритания, 1934)

Жилой дом, который используется по сей день, состоит из 32 квартир; 24 из них однокомнатные и 8 однокомнатных.В здании также есть комнаты для персонала и просторный гараж. В квартирах были крошечные кухни, потому что в распоряжении жильцов была общая кухня. Они могли свободно использовать его для приготовления еды. Были также другие услуги, такие как стирка и чистка обуви.

Avanti Architects, специализирующиеся на ремонте квартир в современной архитектуре, отремонтировали здание в 2003 году. В результате ремонта в гараже была устроена общая галерея, чтобы рассказывать людям историю здания.Бетонный жилой блок внесен в список зданий I категории и является одним из ключевых архитектурных памятников британской столицы.

9) Neue National Galerie (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Берлин, Германия, 1968)

Новая национальная галерея (Людвиг Мис Ван дер Роэ, Берлин, Германия, 1968)

В музее, посвященном современному искусству, хранится коллекция произведений искусства начала 20 века. Его типичный модернистский дизайн включал большое количество стекла, консольную крышу и плоские фасады.Здание окружено скульптурным ландшафтом, который также создал Мис Ван дер Роэ. Музей является частью Национальной галереи государственных музеев Берлина. Галерея закрыта на ремонт с 2015 года.

10) Cité Radieuse (Ле Корбюзье, Марсель, Франция, 1952)

© FLC / ADAGP Пол Козловски, Фрэнсис Телье

Этот жилой проект — одна из самых важных работ Ле Корбюзье, вдохновившая многие другие современные архитектурные проекты.На минималистичный проект повлиял выбор цветов Баухауса — желтый, красный и синий. Он состоит из 337 квартир 27 различных типов, а также детской площадки и бассейна. Здание построено из грубого бетона, и архитектор планировал также включить стальной каркас, но, к его несчастью, Вторая мировая война сделала такой материал труднодоступным.
Здание внесено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО с 2016 года.

21 здание, которое помогло сформировать современную архитектуру, с 1945 года по сегодняшний день

Модернизм или современная архитектура — это архитектурный стиль, возникший в первые годы 20 века.Модернизм станет доминирующей архитектурной формой после разрушений Второй мировой войны.

Характеризуется интенсивным использованием новых технологий. с особым упором на использование стекла, стали и, конечно же, железобетона. Многие также определяют это как отказ от старого традиционного неоклассического стиля и изящных искусств, которые были популяризированы во второй половине прошлого века.

Современная архитектура оставалась доминирующей архитектурной формой на протяжении большей части 20-го века, пока она не была свергнута в 1980-х годах в соответствии с соответствующим названием постмодернистский стиль.

Известные модернистские архитекторы

На протяжении многих лет было много выдающихся модернистских архитекторов, но наиболее заметными из них являются:

— Фрэнк Ллойд Райт

— Ле Корбюзье

— Иео Минг Пей

— Эрих Мендельсон

— Людвиг van der Rohe

Пример дома в стиле модерн. Источник: AMDUMA / Pixabay

В целом в модернизме вплоть до 1960-х годов доминировали прямоугольные формы зданий с акцентом на смелые прямые линии.После 1960-х годов более свободный и органичный дизайн начал заменять более упорядоченный послевоенный стиль.

Модернизм можно далее подразделить на:

— Международный стиль

— Экспрессионистский стиль

— Конструктивистский стиль (в основном Советский Союз до Второй мировой войны)

Тем не менее, некоторые также включают в эту категорию структурный экспрессионизм, поскольку он служит переход к постмодернизму. Расцвет этой категории пришелся на период примерно с 1970-х до начала середины 1980-х годов.

Ниже представлена ​​эклектичная смесь зданий, подпадающих под действие архитектурного стиля «модернизм».

1. Всемирный торговый центр 1 и 2 поднял модернизм на новую высоту

Источник: Grandmaster E / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист

Башни бывшего Всемирного торгового центра до их трагического разрушения в 2001 , были одной из самых известных достопримечательностей в мире. Две главные башни (World Trade 1 и 2) были спроектированы архитектором Минору Ямасаки и были построены между 1966 и 1971 годами.

Первоначальный план Ямасаки состоял в том, чтобы ограничить основные башни высотой 80 этажей, , но это было увеличено до 110 , когда администрация местного порта потребовала не менее 10 010 436 кв. Футов (930 000 кв. М) офисных площадей. .

Обе башни использовали стальной каркас с навесными стенами, бетонную плиту на стальной балочной конструкции.

После завершения они мгновенно стали одним из самых ярких зданий Америки и прекрасным примером архитектурной этики Ле Корбюзье.Его окончательный дизайн будет намекать на слияние традиционной готики с модерном, которым Ямасаки прославился.

2. Башня BT по-прежнему доминирует над горизонтом Лондона сегодня

Источник: Uli Harder / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист

Башня BT (ранее известная как Башня GPO, Башня почтового отделения и Телеком Tower) в Лондоне, был спроектирован Эриком Бедфордом и завершен в 1964 .

Эта модернистская башня стоит на высоте 580 футов (177 метров) с дополнительным подвесным оборудованием, увеличивая ее «полную» высоту до 626 футов (191 метр).

После завершения башня обгонит Башню Миллбанк и станет самым высоким зданием в Лондоне и Великобритании. Он удерживал этот титул до 1980 , когда была завершена Башня Natwest.

3. Музей Соломона Р. Гуггенхайма — это «Храм Духа»

Источник: Жан-Кристоф БЕНУА / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист

Музей Соломона Р. Гуггенхайма на Манхэттене, Нью-Йорк Музей модернистского искусства, спроектированный Фрэнком Ллойдом Райтом.Хотя музей существует с конца 1930-х годов, только в конце 1950-х он переехал в свое нынешнее культовое здание.

Фрэнк Ллойд Райт спроектировал здание как «храм духа», и это примерно цилиндрическое здание, сужающееся к основанию. Сегодня это одно из самых узнаваемых зданий в мире.

Сегодня здесь хранится огромная коллекция произведений импрессионистов, постимпрессионистов, модерна и современных художников.

4. Строительство штаб-квартиры Организации Объединенных Наций обошлось в 65 миллионов долларов.

Источник: oriol04 / Flickr

Архитектурная форма: Модерн / международный стиль

Здание штаб-квартиры Организации Объединенных Наций было детищем архитектора Оскара Нимейера и других.В нем размещалась Организация Объединенных Наций с момента его завершения в 1952 .

Здание высотой 500 футов (155 метров) стоит около 65 миллионов долларов (599 миллионов долларов сегодня) на строительство. Затраты на строительство были предоставлены в виде беспроцентной ссуды при администрации Трумэна в 1948 .

По сей день участок и здание имеют экстерриториальный статус в городе Нью-Йорк.

5. Очень смелый Институт биологических исследований Солка

Источник: Джим Харпер / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист

Институт биологических исследований Солка, или просто Институт Солка, является некоммерческой организацией. научно-исследовательский институт в Ла-Хойя, Сан-Диего, Калифорния.Первоначально он был основан в 1960 Йонасом Солком, который разработал известную вакцину против полиомиелита.

Институт Солка с 1965 года размещается в очень смелом модернистском здании, спроектированном знаменитым архитектором Луисом Каном вместе с Джеком Макаллистером. В его конструкции большое внимание уделяется симметрии и открытому бетону.

Часть требований к зданию заключалась в том, чтобы его можно было легко модернизировать по мере совершенствования научных технологий. По этой причине опорные балки ограничены краями каждой лаборатории для максимальной гибкости реконфигурации внутреннего пространства.

6. Когда-то критиковали, теперь почитают: Пирамида Лувра, Париж

Источник: Hteink.min / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модерн

Знаменитая пирамида Лувра представляет собой большую пирамиду из стекла и металлического каркаса. по проекту китайско-американского архитектора И. М. Пея. Эта пирамида также окружена тремя меньшими пирамидами, все они расположены во внутреннем дворе Cour Napoleon Луврского дворца.

Пирамида Лувра служит главным входом в музей и была построена в 1989 .Хотя при первой установке он получил серьезную критику, с тех пор он стал иконой Парижа.

Вся конструкция имеет высоту 70 футов (21,6 метра), высота и квадратное основание 110 футов (34 метра) с базовой площадью более 10,750 квадратных футов (1000 квадратных футов) .

7. Королевский национальный театр: лондонский шедевр брутализма

Источник: Орелиен Гишар / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист / бруталист

Королевский национальный театр, или просто Национальный театр, является одним из самых известных в Великобритании. -финансируемые площадки для исполнительских видов искусства.Он расположен в культовом здании в стиле модерн / брутализм, спроектированном сэром Денисом Луи Ласданом.

Театр — его самая известная работа, а нынешнее здание на самом деле является памятником Grade II . Двери открылись в 1976 , и с тех пор он стал одной из самых знаковых достопримечательностей Лондона.

8. Сиднейский оперный театр опустошил свой бюджет

Источник: Майкл МакДонаф / Flickr

Архитектурная форма: Модерн / экспрессионизм

Знаменитый Сиднейский оперный театр был спроектирован датским архитектором Йорном Утцоном и был официально открыт в 1973 .Работы по строительству здания были санкционированы правительством Нового Южного Уэльса в 1958 , и земля была прорвана в 1959.

Затраты на строительство вышли из-под контроля, и Утцон в конечном итоге ушел в отставку до того, как строительство было завершено. Первоначально она оценивалась в 7 миллионов долларов , но это была часть окончательной стоимости, которая оценивалась в 102 миллиона австралийских долларов (сегодня 912 миллионов австралийских долларов) .

9. Атомиум представляет собой элементарную ячейку железа

Источник: Майк Кеттелл / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модерн / Людический модернизм

Атомиум в Брюсселе — знаковое здание в Бельгии и одно из наиболее уникальных. образцы послевоенной модернистской архитектуры. Он был спроектирован Андре Ватеркейном, Андре и Жаном Полаком и первоначально был построен для 1958 Брюссельской всемирной ярмарки .

Он состоит из девяти сфер, покрытых нержавеющей сталью диаметром 60 футов (18 м), соединенных вместе с трубками 10 футов (3 м), для моделирования основной элементарной ячейки (наименьшего повторяющегося элемента, имеющего полная симметрия кристаллической структуры) кристалла железа.Вся конструкция имеет высоту 334 футов (102 м) и футов.

В самой верхней камере строения находится ресторан с фантастическим панорамным видом на Брюссель. Здесь также находятся выставочные залы и другие общественные места.

10. Центр Джона Хэнкока был спроектирован Фазлуром Кханом

Источник: Knutaril / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модерн / структурный экспрессионизм

Центр Джона Хэнкока (ныне известный как 875 North Michigan Avenue) в Чикаго, штат Иллинойс. является прекрасным примером раннего структурного экспрессионизма и был завершен по цене, которую сегодня можно было бы рассматривать по выгодной цене $ 100000000 .Строительство началось в 1965 и было завершено в 1969 .

Это здание является прекрасным примером гения Фазлура Рахмана Кхана и было построено Tishman Construction Corporation. Вся конструкция имеет высоту 1130 футов (344 метра) и футов в архитектурном плане, а конструкции на крышах помогают ей достигать высоты 1500 футов (457 метров).

Какое-то время это было второе по высоте здание в мире.

11. Арка ворот — самая высокая арка в мире

Источник: Бев Сайкс / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модерн / структурный экспрессионизм

Знаменитая арка Ворот в Санкт-Петербурге.Луис, штат Миссури, представляет собой монумент высотой 630 футов (192 м) — , облицованный нержавеющей сталью и имеющий форму утяжеленной цепной арки. Это по-прежнему самая высокая отдельно стоящая арка в мире и самый высокий построенный памятник в Соединенных Штатах.

Он был спроектирован финско-американским архитектором Ээро Саариненом в 1947 , а строительство было завершено в середине 1960-х годов. Это стоило около 13 миллионов долларов (сегодня 78 миллионов долларов) .

12. Berliner Fernsehturm — самое высокое здание в Германии.

Источник: Diego Delso / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модерн

Берлинская Fernsehturm, или Берлинская телебашня, представляет собой телекоммуникационную башню, построенную в период с по 1965 год. в центре Берлина, Германия.Он был заказан и построен Германской Демократической Республикой в ​​первую очередь как показной образец коммунистической пропаганды.

Он был спроектирован немецким архитектором Германом Хензельманном и до сих пор доминирует над горизонтом Берлина. Его высота 1200 футов (368 м) и это самое высокое сооружение в Германии.

Сегодня он по-прежнему служит радио- и телевещательной станцией и смотровой башней для города.

13. Современный курорт Диснея — это огромное здание в форме буквы А.

Источник: Брайан Кендиг / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модерн / современный

Современный курорт Диснея, первоначально называвшийся Tempo Bay Hotel, является трехуровневым , Four-Diamond, отмеченный наградами курорт в Диснейленде, Флорида.Первоначально он открылся в 1971 и расположен рядом с Волшебным Королевством.

Он был разработан Велтоном Бекетом и являлся совместным проектом Disney и United States Steel Corporation. Самой выдающейся особенностью здания является его А-образная конструкция с внешними стенами, отходящими от внутреннего атриума.

14. Cité Radieuse был шедевром Ле Корбюзье

Источник: Toutaitanous 2 / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Modernist / Unité d’habitation

Cité Radieuse (Radiant City) является прекрасным примером подразделения ‘жилье , (жилая единица), который представляет собой типично модернистский стиль жилой застройки, спроектированный великим Ле Корбюзье.Он был разработан совместно с художником-архитектором Надиром Афонсу.

Cité R adieuse , неофициально известный как La Maison du Fada (Дом сумасшедшего), был построен между 1947 и 1952 годами и находится в Марселе, Франция. Оказалось, что это будет одна из самых известных работ Ле Корбюзье, которая в то время имела огромное влияние, хорошо это или плохо.

Некоторые утверждают, что это было источником вдохновения для возникновения архитектурного движения бруталистов.

15. Фарнсворт-хаус — шедевр интернационализма

Источник: Виктор Григас / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист / интернационалист

Дом Фарнсворта был спроектирован как однокомнатный уик-энд для доктора Эдит Фарнсворт из Чикаго нефролог. Он был построен между 1945 и годами по проекту Людвига Миса ван дер Роэ.

Первоначальное задание было для доктора Фарнворт, чтобы у него было место для спокойного созерцания и чтобы предаться своим хобби.Здание широко считается вершиной международного стиля архитектуры и стало национальным историческим памятником США в 2006 .

16. Здание Сиграмм изменилось в американском архитектурном стиле

Источник: jphilipg / Flickr

Архитектурная форма: Модернист / интернационалист

Здание Сиграмм — небоскреб, спроектированный Людвигом Майлзом ван дер Роэ и Филипом Джонсоном в Нью-Йорке. Йорк в 1958 .Он широко считается классическим образцом международного стиля одернистской архитектуры.

Все здание имеет высоту 515 футов (157 м) высотой более 38 этажей . Он был спроектирован как штаб-квартира канадской винокурни Joseph E. Seagram and Sons.

Людвиг получил бланк от наследницы Seagram Филлис Ламберт на проектирование и строительство башни, что позволило ему отказаться от тяжелого камня и кирпича, которые использовались в декоративных фасадах предыдущих десятилетий, и вместо этого полагаться на сталь и стекло.Здание Сиграмм помогло открыть новую эру простых и понятных небоскребов.

Здание сочетает в себе стальную раму с моментом затяжки со стальным и железобетонным сердечником. Это ядро ​​простирается до 17-го этажа с диагональными связями сердечника, доходящими до 29-го этажа.

17. Здание компании Manufacturer’s Trust: модель модернизма

Источник: Beyond My Ken / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист / интернационализм

Здание компании Manufacturer’s Trust в Нью-Йорке широко считается «Сама модель модернизма».Это здание из стекла и алюминия, построенное в 1954 годах.

Первоначально он был построен для использования в качестве банка для компании Manufacturer’s Trust, которая позже объединилась с Hanover Bank and Trust и образовала Manufacturers Hanover Corporation.

Его разработали Чарльз Эванс Хьюз III и Гордон Баншафт из Скидмора, Оуингса и Меррила. После завершения он стал первым зданием банка в Соединенных Штатах, построенным в международном архитектурном стиле.

Сегодня это историческое здание, признанное достопримечательностью Нью-Йорка.

18. Джатия Сангсад Бхабан — одно из самых значительных зданий 20-го века

Архитектурная форма: Модерн / монументальный

Весь комплекс является одним из крупнейших законодательных зданий в мире и занимает площадь около 8 611 128 кв. Футов (800 000 кв м). Считается, что это одно из лучших произведений Хана и одно из самых значительных зданий 20 века.

Строительство началось в 1961 и было завершено в 1982 . Здание представляет собой смешанную конструкцию из железобетона и кирпичной кладки. Здание появилось в 2003 году в фильме « Мой архитектор », в котором подробно рассказывается о карьере Луи Кана.

19. Сент-Мари-де-ла-Туретт: последнее здание Ле Корбюзье

Источник: Александр Норман / Wikimedia Common

Архитектурная форма: Модернист / интернационалист

Сент-Мари-де-ла-Туретт, на склоне холма был спроектирован великим Ле Корбюзье и служит монастырем Доминиканского ордена.Это было последнее здание Ле Корбюзье.

Ле Корбюзье был одним из ключевых сторонников модернистского движения, и его проекты монастыря не разочаровали. В его конструкции широко использовались поднятые пилоты, что очень характерно для его работы.

Строительство началось в 1956 , а строительные работы были завершены в 1960 . В начале 80-х годов прошлого века в здании была проведена значительная реконструкция.

Здание было внесено в список Всемирного наследия ЮНЕСКО июля 2016 года ( вместе со многими другими его работами).

20.

Notre Dame du Haut: Экспрессионистская капелла Ле Корбюзье Источник: Valueyou / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист / экспрессионизм

Notre Dame du Haut (Богородица Богоматери) Римско-католическая часовня в стиле модерн в Ронкампе, Франция. Он был спроектирован Ле Корбюзье и был построен в 1955 .

Считается, что это один из лучших образцов работ Ле Корбюзье и очень важное религиозное здание 20-го века.Это действующая церковь, ежегодно привлекающая сотни тысяч посетителей.

Он был введен в эксплуатацию, чтобы заменить предыдущую часовню 4-го века нашей эры на месте, которое было разрушено во время Второй мировой войны. Новая часовня в основном построена из бетона, а перевернутая крыша поддерживается колоннами, встроенными в стены. В его конструкции также используются остатки первоначальной часовни.

Часовня, как и другие работы Корбюзье, официально была признана объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО в 2016 (вместе со многими другими его работами).

21. Башня Миллбанк — жемчужина модернистской архитектуры

Источник: Iridescenti / Wikimedia Commons

Архитектурная форма: Модернист

Башня Миллбанк в Лондоне — это небоскреб высотой 390 футов (118 м), построенный в 1963 . Он был домом для ряда важных политических организаций, отчасти из-за расположения зданий очень близко к Вестминстерскому дворцу. Он был домом для ряда политических организаций, включая Лейбористскую партию, Всемирный банк и Организацию Объединенных Наций.

Он был разработан Ronald Ward and Partners и стал визитной карточкой Лондона.

Это было также самое высокое здание Великобритании в период с по 1963 год до и до строительства башни BT. С момента завершения строительства он стал памятником архитектуры II степени в Соединенном Королевстве и считается «жемчужиной модернистской архитектуры».

Башня была показана в некоторых фильмах и сериалах, включая Доктор Кто , 1973 фильм Убежище ужаса и других.Несмотря на статус охраняемого, в этом здании планируется превратить его в роскошный отель и роскошные апартаменты.

А это, как говорится, все народы.

Эти 21 здание — лишь некоторые из самых важных, которые помогли сформировать современную архитектуру. Имея так много замечательных зданий, мы наверняка пропустили некоторые другие важные.

5 зданий, демонстрирующих эстетику современной архитектуры

Слева направо: Крупный план Центра Гейдара Алиева, Центр Гейдара Алиева, Осколок, Осколок крупным планом, Королевский музей Онтарио, Ночная съемка музея Руал Онтарио, Сиднейский оперный театр, Концерт Уолта Диснея Зал

Современная архитектура не определяется каким-то одним стилем или набором характеристик.В отличие от модернизма, модерна или других типов архитектуры, современная архитектура не относится к определенному движению. Вместо этого он охватывает широкий спектр архитектуры 21-го века , которая часто пересекается с другой эстетикой.

Хотя этот термин может быть труднее определить, это не означает, что мы не можем говорить о современной архитектуре. Общие характеристики современной архитектуры определяются теплом планеты, достижениями в технологиях, инновационными структурными системами и изменяющимся набором ценностей, с которыми сталкиваются современные дизайнеры.

Одна важная вещь, которую следует отметить в современной архитектуре, заключается в том, что она намного более глобальна, чем большинство ее предшественников. Знаменитые иконы современной архитектуры появляются по всему миру. Их часто поддерживает небольшая группа «звездных архитекторов», чья репутация помогает им продолжать работу над некоторыми из самых влиятельных проектов в мире.

В этой статье мы разберем характеристики современной архитектуры и некоторые из лучших примеров стиля.

Характеристики современной архитектуры

Многие характеристики из этого списка применимы не ко всем объектам современной архитектуры, потому что они охватывают такой диапазон эстетики. Тем не менее, многие из этих идей доминируют в области современной архитектуры.

Инновационное использование материалов

Дом Фрэнка Гери, созданный Фрэнком Гери в Санта-Монике, Калифорния (Фото: фотографии Джеймса Киркикиса / Shutterstock)

Современная архитектура часто переворачивает ожидания с ног на голову.В частной резиденции Фрэнка Гери обычные элементы дома, включая заборы из цепных звеньев, используются неожиданным образом.

Монументальность

Судно от Heatherwick Studio в Нью-Йорке, Нью-Йорк, США (Фото: Stock Photos from Francois Roux / Shutterstock)

Хорошим примером этой характеристики является судно Heatherwick Studio в Нью-Йорке. Монументальность означает способность здания чувствовать себя памятником или непреходящим символом места.Луи Кан определил монументальность как «духовное качество, присущее конструкции, которая передает ощущение ее вечности, которую нельзя добавить или изменить».

Экологическая архитектура

Вертикальный лес Милана, автор Стефано Боэри Арчитетти, Милан, Италия (Фото: фотографии из Pierluigi.Palazzi / Shutterstock)

Одной из самых неотложных проблем, стоящих перед архитектурой и миром, является необходимость решения проблемы изменения климата и последствий глобального потепления.Архитекторы должны учитывать влияние своих зданий на окружающую среду. Такие элементы, как сады на крыше, зеленые стены, пассивные методы отопления / охлаждения и интеллектуальные технологии для мониторинга внутренних условий, становятся все более и более распространенными.

Связь с ландшафтом или природой

Grace Farms от SANAA в Нью-Ханаане, Коннектикут, США (Фото: стоковые фотографии Нэнси Кеннеди / Shutterstock)

Популярной темой в современной архитектуре является размытие внутреннего и внешнего пространства.Это часто достигается за счет того, что первый этаж внутреннего помещения находится на той же высоте, что и природный ландшафт. Преимущественно стекло или полупрозрачные материалы помогают тем, кто находится внутри, чувствовать связь с внешним миром.

Игривые дизайнерские движения

Новый музей современного искусства SANAA в Нью-Йорке, Нью-Йорк, США (Фото: Stock Photos from Osugi / Shutterstock)

Большая часть современной архитектуры включает в себя простые движения, такие как смещение, вращение или перекос.Отличным примером является Новый музей современного искусства SANAA, в котором есть отдельные коробки, сложенные друг на друга и сдвинутые по горизонтали.

Примеры современной архитектуры

Осколок

Осколок в Лондоне, Великобритания (Фото: Stock Photos from Дмитрий Ткаченко, фото / Shutterstock)

Вы можете думать о современной архитектуре как о скучных стеклянных коробках и, возможно, оплакивать, что прекрасные детали ар-деко или модерна давно исчезли.Это правда, что минимализм — обычная тема в современной архитектуре, но это не значит, что все новые здания — это скучные стеклянные коробки. Часто современные здания заменяют витиеватые детали монументальностью — это означает, что здание выступает в качестве памятника или узнаваемой достопримечательности.

Осколок — прекрасный пример такого рода монументальности. Эта знаковая достопримечательность Лондона названа в честь своей простой формы, напоминающей осколок стекла. Здание было спроектировано итальянским архитектором Ренцо Пиано и является седьмым по высоте зданием во всей Европе.Хотя обычно это высокий стеклянный небоскреб, игривая форма делает его интересным зданием и великолепным архитектурным памятником.

Осколок в Лондоне, Великобритания (Фото: стоковые фотографии Брайана Джексона / Shutterstock)

Сиднейский оперный театр

Сиднейский оперный театр в Сиднее, Австралия (Фото: фотографии Энди Коупленда / Shutterstock)

Сиднейский оперный театр — центр исполнительских искусств в Сиднее, Австралия, спроектированный Йорном Утзоном .Это одно из самых фотографируемых зданий в мире и известный символ Австралии. Белые бетонные паруса окружают конструкцию, создавая узнаваемую композицию перекрывающихся волн.

Сиднейский оперный театр — это образец современной архитектуры, но он также является образцом экспрессионизма — стиля, который отличается оригинальными или уникальными формами, абстрагированными от природы. Это отличный пример того, как современная архитектура часто пересекается с разными архитектурными стилями.Тем не менее, его уникальная форма, монументальность и абстракция — все это делает его современным образцом великой архитектуры.

Сиднейский оперный театр в Сиднее, Австралия (Фото: Stock Photos from CoolR / Shutterstock)

Концертный зал Уолта Диснея

Концертный зал Уолта Диснея в Лос-Анджелесе, Калифорния, США (Фото: Stock Photos from Maciej Bledowski / Shutterstock)

Концертный зал Уолта Диснея — один из самых известных проектов Фрэнка Гери, подаренный Лилиан Дисней.Фрэнк Гери — влиятельный современный архитектор, которого часто называют постмодернистом . Большая часть его работ, в том числе Концертный зал Уолта Диснея, отличается современными чертами, такими как игривое использование материалов и создание знаковой достопримечательности.

Концертный зал Уолта Диснея, где располагается филармония Лос-Анджелеса, украшен изогнутыми металлическими панелями, которые создают скульптурную композицию. Помимо создания интересной особенности, которая соответствовала творчеству Уолта Диснея, в проекте также уделялось первоочередное внимание качеству акустики, разработанной Минору Нагатой и его протеже Ясухиса Тойота.

Концертный зал Уолта Диснея в Лос-Анджелесе, Калифорния, США (Фото: Стоковые фотографии Бернхарда Рихтера / Shutterstock)

Королевский музей Онтарио

Королевский музей Онтарио в Торонто, Канада (Фото: Stock Photos from Javen / Shutterstock)

Королевский музей Онтарио — один из крупнейших музеев Северной Америки и отличный пример того, что люди думают, когда они рассматривают современную архитектуру. ROM представляет собой футуристическое здание, сочетающееся с историческим дизайном Фрэнка Дарлинга и Джона А.Пирсон в неороманском стиле с влиянием другой эстетики. Современным дополнением стал кристалл Michael Lee-Chain Crystal, разработанный Даниэлем Либескинд.

Crystal состоит в основном из угловых алюминиевых объемов со стеклянными поверхностями. Такая форма адаптивного повторного использования — когда современное здание пересекается с историческим — иногда рассматривается как агрессивный шаг. Некоторые считают, что эти динамичные новые объекты не соответствуют качествам оригинальных зданий, но другие полагают, что Кристалл и другие подобные ему проекты создают интересную новую достопримечательность, которая не пытается копировать оригинальные работы.

Королевский музей Онтарио в Торонто, Канада (Фото: Stock Photos from eskystudio / Shutterstock)

Центр Гейдара Алиева

Центр Гейдара Алиева в Баку, Азербайджан (Фото: Stock Photos from Elnur / Shutterstock)

Центр Гейдара Алиева, наверное, самая узнаваемая работа звездного архитектора Захи Хадид. Он определяется непрерывной драматической кривой. Невероятная простота и прекрасная связь между зданием и ландшафтом делают это сооружение одним из величайших произведений Хадид.Дизайн Центра Гейдара Алиева отличается не только узнаваемой формой и красиво оформленным жестом, но и своим местоположением.

Согласно ZHA , архитектура Баку, Азербайджан придерживалась архитектурной и городской идеологии с того времени, когда он был частью Советского Союза. После обретения независимости в 1991 году Азербайджан сделал культурный толчок для инвестирования в архитектуру и инфраструктуру, которые помогли бы им модернизироваться. Таким образом, конкурс на проектирование Центра Гейдара Алиева 2007 года включал в себя непростую задачу: создать здание, в котором будет размещена национальная культура, отделить нацию от ее советского прошлого и дать обещание более светлого будущего.

Центр Гейдара Алиева в Баку, Азербайджан (Фото: Стоковые фотографии Рамиля Алиева / Shutterstock)

Статьи по теме:

5 зданий в стиле модерн, воплощающих элегантность архитектурного стиля
5 постмодернистских зданий, отражающих игровую сторону движения
5 зданий в стиле ар-деко, воплощающих винтажный гламур этого архитектурного стиля
5 зданий в стиле барокко, которые прославляют экстравагантность архитектурного движения
5 впечатляющих готических соборов, прославляющих яркий архитектурный стиль

Современная архитектура в 10 зданиях

Современная архитектура стала синонимом гладких линий, металлических конструкций, обширного остекления, плоских крыш, черно-белой отделки, асимметрии и полного отказа от орнамента: характеристики, которые обязательно порадуют воображение любой эстетики пурист.По знаменитым и часто повторяемым словам одного из мастеров движения, Мис ван дер Роэ, «форма следует за функцией». Однако такой утилитарный подход вряд ли делает постройки непривлекательными — скорее, наоборот.

Современная архитектура как общий термин включает в себя ряд архитектурных движений, в частности, Международный стиль и Баухаус. Движение возникло в начале 20-го века, и многие ключевые имена, связанные с ним, стали известны в 1920-х годах. Однако только после Второй мировой войны движение приобрело массовую популярность во всем мире.

Как движение, оно было непримиримо антиисторическим и политическим по своей сути; сосредоточены вокруг веры в то, что новая, улучшенная форма архитектуры может привести к лучшему миру. Эту благонамеренную повестку дня часто критикуют за ошибочную веру в то, что только архитектура и архитектура могут повлиять на изменения.

Сильный нисходящий подход современной архитектуры в сочетании с антиконтекстной позицией, т. Е. Верностью эстетическим и функциональным принципам при размещении здания в любом контексте, не всегда давал результаты, соответствующие этому замыслу.В качестве примера можно привести большое количество проектов современного социального жилья, которые позже были снесены в 1970-х годах.

Однако движение было далеко не провальным. Современная архитектура создала совершенно новую «машинную эстетику», которая отразила растущее индустриальное общество с массовым производством, и, опять же, движение не создавало недостатка в красивых зданиях.

Чтобы продемонстрировать отличительные качества современной архитектуры, мы собрали 10 ключевых примеров. В следующий раз, когда вы окажетесь в разговоре о Мисе, Корбе или Хане, вы, надеюсь, будете иметь в своем воображении следующие здания:

The Farnsworth House, Иллинойс, США, 1945

Если есть образчик современного архитектурного движения, то Мис ван дер Роэ, несомненно, в бегах, а Дом Фарнсворта — одна из его самых знаковых работ.

Дом является примером международного стиля, который впервые был определен в Америке. Он сосредоточился на эстетических и функциональных аспектах здания, а не на социальных или политических аспектах, более тесно связанных с европейским движением современной архитектуры.

Обтекаемый и резко контрастирующий с органическим ландшафтом, дом кажется почти невесомым. Кроме того, он полностью прозрачен. Несмотря на то, что жизнеспособность и функциональность дома подвергались сомнению, его сексуальность редко подвергалась критике.Кому нужно уединение, когда у вас есть красивый стеклянный ящик, сделанный «почти из ничего» ?!

Стеклянный дом, Коннектикут, США, 1949 г.

И снова у нас есть открытая планировка из стекла и стали в The Glass House. Это здание, спроектированное Филипом Джонсоном, является младшим братом Фарнсворт-хауса. Открытый план этажа — ключевая черта современной архитектуры, и здесь он заключен в стеклянные листы от пола до потолка, закрепленные между элементами конструкции из черной стали.

Но где же вы поместите ванную комнату в полностью прозрачном ящике? Ну вот тут и вступает в игру цилиндрический объем кирпича.Современную архитектуру часто считают прямолинейной, но движение также имело склонность к идеальному кругу.

The Stahl House, Лос-Анджелес, США, 1959

Известность еще более молодого Stahl House во многом обязана этой культовой фотографии Юлиуса Шульмана. Не известные жители, малоизвестный архитектор — зато очень известное фото.

Расположенный на вершине Голливудских холмов дом, спроектированный Пьером Кенигом, резко выступает над краем утеса, а из огромных оконных стекол открывается захватывающий вид.Фактически, это было самое большое оконное стекло, доступное на рынке в то время. Движение за современную архитектуру способствовало развитию подобных технологий с целью улучшения жизни людей.

Eames House, Лос-Анджелес, США, 1949

Дом Имса, спроектированный дуэтом мужа и жены Чарльзом и Рэем Имзом, — это, если использовать культовую фразу Миса, «кожа и кости». Он отличается от домов, упомянутых выше, тем, что его «кожа» состоит не только из стекла. Вместо этого подобная Мондриану композиция из различных материалов и цветов позволяет изменять условия освещения.

От ракушек до теперь известной мебели, архитекторы применили свой дизайнерский гений к каждому компоненту дома (если использовать другую фразу Миса: «Бог в деталях»). Трудно поверить, что этот дом был спроектирован 70 -несколько лет назад — неудивительно, что мебель до сих пор пользуется большим спросом.

The Seagram Building, Нью-Йорк, США, 1958

Назад в Мис. Движение касалось не только домов — есть и небоскребы. Хотя это была первая попытка Миса построить высотное офисное здание, она установила стандарт для будущих небоскребов.Что касается явно фаллических структур, это 38-этажное здание на горизонте Нью-Йорка удивительно со вкусом и элегантно.

Бросая вызов экономическим традициям строительства небоскребов Нью-Йорка, Мис отодвинул здание на 100 футов от границы участка, чтобы создать активное общественное пространство перед ним. Гранитная площадь внизу и восходящие уровни из бронзы и серого топаза наверху олицетворяют использование современных материалов в механизме.

Bauhaus Dessau, Дессау, Германия, 1926 г.

До приезда Миса в Америку он был влиятельным членом школы Баухаус в Германии и был ее последним директором.Движение Баухаус санкционировало переход от неоклассического дизайна к эксперименту с авангардом, открывая современный стиль, объединяющий традиционное ремесло с промышленными технологиями.

Вышеупомянутое здание Баухауза в Дессау было спроектировано пэром Миса Вальтером Гропиусом; первый директор Баухауза. Интерьер обставлен предметами от дизайнеров Баухауса: здесь мы видим знаменитый и часто воспроизводимый стул Wassily работы Марселя Брейера.

Вилла Савой, Пуасси, Франция, 1929 г.

Примерно в то же время, когда школа Баухаус набирала влияние в Германии, один из самых известных архитекторов движения современной архитектуры родился недалеко от Парижа: Ле Корбюзье, или просто Корб.

Заявление Ле Корбюзье о том, что «дом — это машина для жизни», демонстрирует его близость к технологическим достижениям индустриальной эпохи, и это проявляется в нетрадиционном возвышении дома над землей, отдавая приоритет автомобилю. Фактически, изогнутая форма стекла в основании дома спроектирована так, чтобы соответствовать радиусу поворота автомобилей.

Ле Корбюзье установил «пять пунктов» архитектуры, которые считаются критическими для любого дизайна: тонкие колонны, плоская терраса на крыше, открытая планировка, ленточные окна и свободный фасад; все это можно увидеть на вилле Savoye.

Вилла E-1027, Французская Ривьера, Франция 1926 г.

Эйлин Грей — женщина-архитектор в стиле модерн, венец которой — ее вилла на Французской Ривьере — к сожалению, окутана печально известным поведением мужчины, а не просто любого мужчины: самого Корба.

Грей начала свою карьеру в качестве дизайнера мебели, и вилла E-1027, построенная по заказу ее возлюбленного, архитектора Жана Бадовичи, была ее первым набегом на профессию архитектора. вторжение, о котором многие говорили, рассердило Ле Корбюзье.

Ле Корбюзье был другом Бардовци и часто посещал его дом после того, как Бардовци и Грей расстались. Во время одного из таких визитов он нарисовал фреску на одной из белых стен, будучи обнаженным (видимо, слишком распространенное занятие корбианцами).

Архитектурный критик Роуэн Мур охарактеризовал это как «акт обнаженной фаллократии», в котором он «явно оскорбился тем, что женщина смогла создать такое прекрасное произведение модернизма, [утвердила] свое господство, как мочащаяся собака над территорией».

В то время как Корбюзье был занят «машинами для жизни», Грея интересовало создание «жилища как живого организма», которое служило бы интимности внутренней жизни.Она стремилась противопоставить то, что она считала бедностью современной архитектуры, чувственными пространствами, отвечающими человеческим движениям.

Часовня Роншана, Роншан, Франция, 1954 г.

Аааа, Роншан. Если отбросить все свое сомнительное поведение, Корб действительно создал несколько восхитительных зданий. Часовня знаменует собой решительный отход от строго рациональных и функциональных форм современной архитектуры, в том числе тех, которые очевидны во многих ранних работах Ле Корбюзье.

Изогнутые каменные стены удерживают эффектную изогнутую бетонную крышу на месте, а небольшой зазор позволяет крошечным лучам света проникать внутрь.Весомая масса сырого бетона контрастирует с легкими стеклянными примерами, упомянутыми выше, и это новое лицо современной архитектуры в конечном итоге приведет к брутализму (о котором вы можете подробнее прочитать ниже).

Здание Национальной Ассамблеи Бангладеш, Дакка, Бангладеш, 1982 г.

Кто может лучше закончить, чем Луи Хан, архитектор, чьи здания были необычайно монументальными, даже за пределами движения современной архитектуры. Работа Хана контрастирует с легкими и прозрачными структурами, разработанными многими его модернистскими коллегами, и это здание, как и большинство его построек, имеет вес, напоминающий древние памятники.

Использование твердых и тяжелых материалов — бетона, бетона и, как правило, более бетона — позволяло ему волшебным образом манипулировать светом и тенью. «В сборке я ввел световой элемент во внутреннюю часть плана, — пояснил Хан. — Если вы видите серию колонн, вы можете сказать, что выбор колонн — это выбор света».

Можно было бы повсюду искать архитектора, который манипулирует нематериальными качествами так же мастерски, как Хан, но, скорее всего, у вас ничего не получится.

Теперь, когда вы закончили с современной архитектурой, вот все, что вам нужно знать о брутализме в 10 зданиях.

Величайшие современные архитекторы, о которых вам нужно знать

Всемирный день архитектуры , отмечаемый в первый понедельник каждого октября, был учрежден Международным союзом архитекторов архитекторов (МАУ) еще в 2005 году, чтобы «напомнить миру о его коллективной ответственности за будущее человечества. среда обитания ».

НАЖМИТЕ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ СКАЧАТЬ НОВЫЙ КАТАЛОГ BOCA DO LOBO!

Чтобы отметить это событие, настало время подумать о потенциале архитектуры — и, по сути, социально-сознательных архитекторов — для преобразования жизни людей во всем мире. В этой статье вы можете прочитать о 10 величайших современных архитекторах нашего времени, посвященных им.

ФРАНК ГЕРИ Комплекс City of Wine, Центр Лу Рово,

Работы Гери, несомненно, являются наиболее характерными и новаторскими архитектурными феноменами.Его деконструктивные формы являются культовыми, поскольку туристы стекаются во все его здания по всему миру, чтобы полюбоваться архитектурными формами, которые он создает. Названный Vanity Fair «самым важным архитектором нашего времени», он установил приоритет современной архитектуры. Его способность создавать пространства, которые манипулируют формами и поверхностями, является его наиболее заметным подвигом, и всем нам нравится его уникальное использование материалов, которое почти не поддается логике в том, как они работают вместе.

ФРАНК ЛЛОЙД РАЙТ FallingwaterGuggenheim

Некоторые считают Фрэнка Ллойда Райта величайшим архитектором всех времен.Он считал внутреннее и внешнее пространство единым целым, опережал свое время в формах и методах строительства и никогда не ходил в официальную архитектурную школу. Его скромное американское воспитание привело к тому, что он учился у Луи Салливана — еще одной легенды архитектуры — и по сей день Райт известен своими зданиями в стиле прерий и органическими влияниями. Его органические и естественные формы, которые, казалось, стали единым целым с природой, и его новаторские детали по-прежнему считаются лучшими концепциями строительства и дизайна даже спустя почти 150 лет.

IEOH MING PEI Национальный центр атмосферных исследованийВход в Большой Лувр в Париже

Этот китайский архитектор приехал изучать архитектуру в Соединенных Штатах в подростковом возрасте и позже стал одним из величайших архитекторов современной архитектуры. Почти 80 лет спустя работы I.M. Pei можно увидеть во всем мире, они известны своим уникальным использованием геометрических форм и включением китайского влияния в его работы. Его Национальный центр атмосферных исследований в Колорадо воплощает культовые геометрические формы Пея и единство с природными элементами в их окружении.Работы Пея украшают некоторые из самых престижных правительственных и известных сайтов по всему миру.

ЗАХА ХАДИД Art Mobile Центр Гейдара Алиева

Первая женщина-архитектор, выигравшая приз Pritzker Architecture , досталась легендарной Захе Хадид . Хадид, родившаяся в Ираке, стала обладательницей этой знаковой награды, которую часто называют «Нобелевской премией мира в области архитектуры». Формы Хадид характеризуются как футуристические, нестандартные, смелые и артистичные.Многие из ее проектов так и не были построены, и в 2008 году она по-прежнему находилась в списке Forbes на 69 -е место среди самых влиятельных женщин. Ее красивые здания всегда оставляют нас с открытым ртом.

ФИЛИП ДЖОНСОН Стеклянный домХрустальный собор

Архитектурные произведения Джонсона, известные как американский архитектор, основавший Департамент архитектуры и дизайна в Музее современного искусства в Нью-Йорке, легко узнать. Его стеклянный дом в Коннектикуте — одна из самых знакомых резиденций с минималистичным интерьером, а обширные стеклянные пейзажи — лишь один из примеров того, как он использовал этот материал.Его удивительное использование стекла, стали, а затем и хрусталя принесло ему всемирную известность. Хрустальный собор в Калифорнии выглядит так, как будто он должен быть в детской сказке. Это воплощение дальновидной архитектуры, характерной для стилей минимализма и поп-арта Джонсона.

СМОТРИ ТАКЖЕ: The Power Of Physics — Архитектурные здания с искаженным дизайном

ТОМ РАЙТ Burj Al Arab Эта вертолетная площадка также является самым высоким теннисным кортом в мире.

Британский архитектор Том Райт отвечает за здание Burj Al Arab в Дубае.Известный своими роскошными удобствами как отель, он также является одним из самых узнаваемых зданий современной архитектуры. Известный самым высоким атриумом в мире, оборудованный собственной вертолетной площадкой и самым высоким теннисным кортом наверху, Том Райт определенно заслуживает того, чтобы присоединиться к списку великих современных архитекторов.

ЛЮДВИГ МИЕС ВАН ДЕР РОЭ Crown HallBarcelona Pavilion

Этого немецко-американского архитектора называют одним из пионеров современной архитектуры наряду с Ле Корбюзье и Вальтером Гропиусом.Мис был известен своим минималистическим подходом к архитектуре «меньше значит больше », а его дальновидность в использовании листового стекла и конструкционной стали для разделения внутренних пространств — одна из его самых заметных характеристик в архитектуре. Его новаторские концепции открытой планировки были впервые придуманы Ван дер Роэ, и многие из его концепций интерьера и стилей мебели широко используются в современной архитектуре и интерьерах.

RENZO PIANO Научный центр ShardNEMO

Архитектор итальянского происхождения был назван одним из 100 самых влиятельных людей журнала Time в 2008 году.Пьяно, итальянский архитектор, лауреат Притцкеровской премии, сыграл важную роль в формировании современной архитектуры, которая сама по себе является признанием. The Shard — самый высокий небоскреб в Европе в Лондоне, который вызвал множество споров при строительстве, но многие считают, что он дал Лондону возможность присоединиться к 21 и векам. В молодые годы он работал со всемирно известным архитектором Луи Каном и вскоре стал известен своими уникальными применениями материалов и деталей.

JEAN NOUVEL Институт арабского мира Dentsu Building

Nouvel — архитектор французского происхождения, за годы работы завоевавший множество престижных наград и наград за свои проекты, в том числе Притцкеровскую премию в 2008 году.Наибольшую известность Нувель получил благодаря победе в конкурсе дизайна Института арабского мира в Париже, который принес ему международную известность. Механические линзы на южной стене автоматически открываются и закрываются, что напоминает арабскую решетку. Устройства автоматически управляют внутренним освещением по уровням внешнего освещения. Работы Нувеля известны во всем мире, и его использование новаторских архитектурных концепций выгодно отличает его от многих современных архитекторов.

MOSHE SAFDIE Национальная галерея КанадыHabitat 67

Safdie — еще один продукт ученичества Луи Кана, который привел к его замечательной карьере в области современной архитектуры.Родом из Хайфы, Сафди известен своей Международной и универсальной выставкой 1967 года — Expo 67, которая была главным праздником Канады в течение столетнего юбилея и считалась выдающимся культурным достижением. Сафди был удостоен большого признания, из которых Золотая медаль Королевского архитектурного института Канады является одной из лучших.

СМОТРИ ТАКЖЕ: Пентхаус в Нью-Йорке — творческий опыт, созданный студией Boca do Lobo

Архитектура модернизма — Проектирование зданий

Модернистская архитектура , или модернизм, — это стиль, возникший в начале 20 века в ответ на крупномасштабные изменения как в технологиях, так и в обществе.Это связано с функцией зданий, подходящей с аналитической точки зрения, рациональным использованием материалов, отказом от орнамента и декора и открытостью для структурных инноваций.

Модернизм развился во всех областях искусства, не только в архитектуре, как средство приспособления и реагирования на новые технологии машин, автоматизации и городского дизайна. Промышленная революция сыграла важную роль в развитии архитектуры, движимой функциональным приоритетом.В ту эпоху преобладали такие материалы, как бетон, стекло и сталь, которые производились промышленным способом.

Архитекторы взяли на вооружение идеологию, выявляющую правдивость структуры, а не прикрывая ее орнаментированными фасадами.

Модернизм включает в себя множество различных вариаций, включая футуризм, конструктивизм, брутализм, де Стейл и Баухаус.

Есть много ранних источников идеологии модернизма. Английский художник и писатель Уильям Моррис помог вдохновить движение искусств и ремесел, отстаивая, что полезность так же важна, как и эстетика, и что хорошо сделанные изделия ручной работы предпочтительнее, чем производственные линии, сделанные машинами.

Еще одним ранним источником был американский архитектор Луи Салливан, наиболее известный благодаря фразе «Форма следует за функцией». В принципе, это означало, что здания должны быть спроектированы так, чтобы основная структура определяла форму, то есть изнутри наружу.

Венский архитектор Адольф Лоос считал, что украшение функциональных объектов неэффективно и расточительно. Его манифест «Орнамент и преступление» стал ключевым модернистским текстом, в котором он утверждал, что избегание орнаментов было «признаком духовной силы».

Появились два европейских архитектора, которые, прежде всего, были бы наиболее широко связаны с новым стилем модерн. Одним из них был Вальтер Гропиус, лидер Баухауза в Германии. Гропиус учил архитекторов отвергать исторические ортодоксии и принимать новаторские идеологии современной промышленности.

Другой был Ле Корбюзье, который черпал вдохновение для своих зданий и городского дизайна в современных инженерных разработках, таких как пассажирские самолеты, круизные лайнеры, автомобили, зернохранилища и т. Д.В своей самой известной книге «К новой архитектуре» он утверждал, что «дом — это машина для жизни».

Соединенные Штаты привлекли многих прогрессивных модернистов из Европы в 1930-е годы, и модернизм стал синонимом подъема Америки как новой сверхдержавы мира с шоссе, небоскребами и обширными городскими ландшафтами.

Модернистская архитектура продолжалась в различных обличьях по всему миру, и в конце концов была заменена в качестве доминирующего стиля постмодернизмом в 1970-х и 80-х годах.

Один из всеобъемлющих принципов модернизма заключался в том, что «форма следует за функцией», что означает, что дизайн должен исходить непосредственно из цели. Другой заключался в том, что форма здания должна иметь простоту и ясность, с устранением ненужных деталей.

Также существовала концепция «Истины материалов», согласно которой, вместо того, чтобы скрывать или изменять естественный внешний вид материала, он должен быть видимым и прославленным.

Вот некоторые из основных характеристик модернистских зданий:

Модернистская архитектура развивалась в разных формах в разных странах.

[править] Американский модернизм

Фрэнк Ллойд Райт разработал подход к дизайну домов до Первой мировой войны, известный как «стиль прерий», который заложил основу для притока европейского модернизма в 1920-е и 30-е годы, особенно в стиле ар-деко. «Международный стиль», как его называли, процветал в США после Второй мировой войны и был наиболее известен благодаря дизайну высотных корпоративных офисных зданий, созданным такими людьми, как Людвиг Мис ван дер Роэ (см. Seagram Здание выше).

Чикагская школа архитектуры была основана в результате этого архитектурного переселения такими людьми, как Мис ван дер Роэ и Вальтер Гропиус, которые обучали молодых архитекторов почти так же, как в Баухаузе.

Модернизм получил дальнейшее развитие в 1960-х годах, когда такие архитекторы, как Луи Кан и Ээро Сааринен, начали противодействовать интернациональному стилю, разочаровавшись в бесплодной эстетике многих послевоенных урбанистических проектов. Кан представил принципы стиля Beaux Arts, в то время как Роберт Вентури поощрял изучение народных и коммерческих ландшафтов.Постепенно эти разработки привели к постмодернизму как наиболее доминирующему стилю в Соединенных Штатах к началу 1980-х годов, и многие страны по всему миру последовали их примеру.

[править] Британский модернизм

В Великобритании классицизм оставался сильным влиянием вплоть до начала 20 века, с акцентом на возрождение Тюдоров и движение искусств и ремесел. Современные материалы, такие как сталь и бетон, были приняты архитекторами, но чаще всего они были скрыты традиционным портлендским камнем.

В 1920-х годах ар-деко начал появляться по всей Великобритании, чаще всего в дизайне новых кинотеатров, которые становились все более популярными. «Новые пути» Питера Беренса в Нортгемптоне было одним из первых модернистских зданий в 1925 году, но это и другие подобные ему рассматривались как «упражнения в современности», а не как подлинный образец для нового типа городского дизайна.

С приходом нескольких ведущих европейских архитекторов в межвоенный период, Великобритания начала разрабатывать более модернистских архитектур , таких как павильон Де Ла Варр в Бексхилле и Highpoint I — среди лучших в мире.

К середине 1950-х годов модернизм, вдохновленный работами Ле Корбюзье, превратился в то, что было названо новым брутализмом, с его упором на жесткие линии и жесткие бетонные формы. Знаковым зданием того времени был Королевский национальный театр Дениса Ласдуна на лондонском Саутбэнке, а брутализм стал предпочтительным стилем для функционального городского дизайна торговых центров, социального жилья, офисных зданий, многоэтажных автостоянок и т. Д. Ведущими сторонниками этой идеи были Смитсоны и Джеймс Стирлинг.

Новые городские застройки, такие как Милтон Кейнс в 1967 году, начали перенимать самые новоязычные постмодернистские стили, вдохновленные теми, что складывались в Америке.

[править] Голландский модернизм

Голландские архитекторы сыграли ведущую роль в развитии модернистской архитектуры . Рационалистическая архитектура Берлаге в начале 20-го века уступила место нескольким группам, которые приняли модернизм, с такими ведущими фигурами, как Мишель де Клерк и Ньиве Боувен.

De Stijl (Стиль), разработанный в то время, характеризовался использованием четких геометрических линий, ярких основных цветов и четких функциональных элементов. Хотя на самом деле было создано относительно небольшое количество архитектуры, влияние таких зданий, как Дом Ритвельда Шредера (1924 г.), можно увидеть в работе таких архитекторов, как Мис ван дер Роэ.

[править] Германский модернизм

Deutscher Werkbund (Немецкая рабочая федерация) — объединение архитекторов, дизайнеров и промышленников, основанное в Мюнхене в 1907 году.Он попытался объединить традиционные ремесла с методами массового производства для производства высококачественных машинных изделий. Считается, что это начало промышленного дизайна.

Модернизм в Германии был синонимом Баухауса, основанного Вальтером Гропиусом в 1919 году. Он стал самой влиятельной школой искусства и архитектуры в мире. Он был закрыт с приходом к власти нацистов и массовой миграцией его членов по всему миру, особенно в США.

В период послевоенного восстановления значительные памятники были отреставрированы и реконструированы, часто в упрощенном виде. В городах был принят более функциональный, модернистский стиль, а не реконструирован в соответствии с историческими тенденциями.

[править] Итальянский модернизм

В начале 20 века итальянские архитекторы искали уникальный модернистский язык и самобытность, сдерживаемую фашистским правительством того времени. Появился футуристический стиль с использованием длинных горизонтальных линий и обтекаемых форм, которые вдохновили на видение скорости, динамизма и безотлагательности.

[править] Северный модернизм

Северный модернизм постепенно возник из идей северного классицизма, кульминацией которого стала Стокгольмская выставка 1930 года, где более пуристический модернизм был предложен в качестве дизайна для современных обществ.

Для стран Северной Европы влияние модернизма вышло за рамки эстетики, в регулирование зданий и городского планирования, а также в социальные движения, результатом которых стали программы государства всеобщего благосостояния и общественного строительства для новых больниц и школ.

Доминирующим архитектурным стилем был функционализм, основанный на том принципе, что дизайн здания должен основываться исключительно на его назначении.

Датские функционалисты сосредоточились на функциональности в ущерб эстетике, создавая здания с прямыми углами, плоскими крышами и минималистскими и бетонными формами в стиле брутализма.

[править] Бразильский модернизм

В конце 1930-х годов Бразилия стала тесно ассоциироваться с модернистской архитектурой двумя известными архитекторами, Лучио Коста и Оскаром Нимейером.

Модернистская архитектура стала синонимом строительства новой столицы Бразилиа в период с 1956 по 1961 год. Правительственные здания Нимейера стали культовыми модернистскими сооружениями (см. Верхнее изображение). Однако такие работы были остановлены после военного переворота в 1964 году, когда многие архитекторы-модернисты, в том числе Нимейер, мигрировали в Европу и Америку.

25 современных строительных конструкций, которые производят фурор в мире архитектуры

Это снова то время года, ребята.Когда наши друзья из Arch Daily просеивают лучшие в мире строительные проекты, пытаясь определить самые впечатляющие архитектурные подвиги года.

Теперь, после 3500 номинаций на проекты по всему миру, награда «Здание года» открыта для публики. Читатели могут проголосовать за понравившийся дизайн, охватывающий такие категории, как коммерческая, образовательная и религиозная архитектура, не говоря уже о жилье, офисах, ремонте и многом другом. Полный список претендентов можно увидеть здесь, но мы составили список из 25 наших фаворитов для вашего удовольствия.

Вот, 25 лучших новых зданий в мире:

1. Blue Planet от 3XN (Копенгаген, Дания)


© Adam Mõrk

2. Резиденции Alcácer do Sal от Aires Mateus (Alcacer do Sal , Португалия)


© FG + SG — Fernando Guerra, Sergio Guerra

3. PARKROYAL на Пикеринге, WOHA (Сингапур)


© Patrick Bingham-Hall

4. House of the Arts by Future Архитектурное мышление (Миранда-ду-Корву, Португалия)


© Жуан Моргаду

5.Дом Red Pepper от Urko Sanchez Architects (Ламу, Кения)


© Alberto Heras

6. Два корпуса от Mackay-Lyons Sweetapple Architects (Канада)


© Грег Ричардсон

7. Социальное жилье в Мадрид, архитектурное бюро Iñaqui Carnicero (Мадрид, Испания)


Предоставлено архитектурным бюро Iñaqui Carnicero

8. Электростанция на биомассе Hotchkiss, разработанная Centerbrook Architects and Planners (Коннектикут, США)


9.Стадион Ванангкура, компания ARM Architecture (Южный Хедленд, Австралия)


© Peter Bennetts

10. Реконструкция интерьера церкви Св. Морица, выполненная Джоном Поусоном (Аугсбург, Германия)


© Hufton + Crow

11 . Metro Cable Caracas от Urban-Think Tank (Каракас, Венесуэла)


© Iwan Baan

12. Luna Apartments by Elenberg Fraser (Австралия)


© Питер Кларк

13.Музей современного искусства Лилля, созданный Мануэлем Готраном Архитектура (Вильнев д’Аск, Франция)


© Макс Леруж — LMCU

14. 48 North Canal Road by WOHA (Сингапур)


© Patrick Bingham-Hall

15. Hoogvliet от VMX Architects (Роттердам, Нидерланды)


© Кристиан Рихтерс

16. Дома-змеи от Луиса Ребело де Андраде + Тьягу Ребело де Андраде (Борнес-де-Агиар, Португалия)


Рикардо Оливейра Алвес

17.Послешкольный уход за детьми Gistel от Buro II и Archi + I (Gistel, Бельгия)


© Клаас Вердру

18. Тренер Omotesando Flagship от OMA (Токио, Япония)


© Iwan Baan

19. Mercat Encants от b720 Fermín Vázquez Arquitectos (Барселона, Испания)


© Рафаэль Варгас

20. SOGA — Звуки Гайи от casaPública (Морелос, Мексика)


2 Kontum Indochine Café от Vo Trong Nghia Architects (Контум, Вьетнам)


© Hiroyuki Oki

22. House GePo от OYO — Open Y Office (Wijgmaal, Бельгия)


© Tom Janssens 230003 9. Служба здравоохранения ASU, Lake Flato Architects (Аризона, США)


© Билл Тиммерман

24. Шале Three Cusps от Tiago do Vale Arquitectos (Sé, Португалия)


© João Morgado

25.Autostadt Roof and Service Pavilion от Graft Architects (Вольфсбург, Германия)


© Tobias Hein

Полный список номинантов смотрите здесь. Вы можете голосовать за понравившиеся проекты с сегодняшнего дня и до 30 января 2014 года (читайте полные правила).

Сделайте так, чтобы ваш голос был услышан: голосуйте за понравившиеся проекты на премию «Здание года 2014»!

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.