Сколько стоит 1га земли сельхозназначения в россии: Цены на сельхозземли в России выросли на четверть

Содержание

На земли оформят паспорта :: Бизнес :: РБК

Как предлагают повышать плодородие

Ключевое изменение, которое предлагает «Опора России», — ввести государственные нормы плодородия земель. Какие именно это будут нормы, в законопроекте не указано: научно обоснованные показатели плодородия земель и их значения еще предстоит разработать.

Читайте на РБК Pro

Ростки пессимизма: почему российские аграрии впали в депрессию

Для «повышения эффективности» сельского хозяйства «Опора России» предлагает ввести паспортизацию для каждого участка земли сельхозназначения.

В паспорте будет информация о плодородии земель и его изменении в процессе использования земельного участка.

Оформлять такой паспорт должны будут владельцы сельхозугодий, землепользователи и арендаторы земель, где производится сельхозпродукция. Для личных подсобных хозяйств, сельскохозяйственных потребительских кооперативов, а также крестьянских и фермерских хозяйств он не потребуется.

Срок действия паспорта — пять лет, при переходе права собственности на землю он будет переоформляться. Владельцы земли «в уведомительном порядке» должны будут направлять документ в Минсельхоз и Россельхознадзор, при необходимости — в Росреестр.

Зачем нужны изменения

Введение норм и усовершенствованной оценки состояния земли позволит более эффективно управлять плодородием и проводить мероприятия по его восстановлению, в том числе за счет финансирования в рамках госпрограмм, указано в пояснительной записке к законопроекту. Эффективная оценка состояния плодородия почв, в том числе на уровне конкретных хозяйств, позволит предотвратить выбытие сельхозугодий из-за деградации, а усовершенствованный госучет показателей плодородия даст возможность сформировать банк данных, необходимых для управления плодородием земель.

Соблюдение требований по обеспечению плодородия и охране земель может стать критерием или условием для предоставления сельхозпроизводителю господдержки, поясняют авторы инициативы. Уровень цифровизации позволяет провести паспортизацию участков в кратчайшие сроки, уверен первый вице-президент «Опоры России» Владислав Корочкин. Он напомнил, что сейчас паспорта плодородия уже есть у земель сельхозназначения в Московской области: власти региона сделали их обязательными еще в 2016 году.

В результате паспортизации земель сельхозназначения в России появится карта плодородия земель, что в разы повысит эффективность сельского хозяйства, особенно для малых сельхозпроизводителей, поскольку крупные агрохолдинги и так могут позволить себе регулярно проводить экспертизу земель, добавляет Корочкин. Оценка состояния плодородия почв и мероприятий, необходимых для его восстановления, также может иметь значение для оценки стоимости земли при приватизации земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности и при продаже государством принудительно изъятых земельных участков.

Сейчас закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» предусматривает, что участок может быть принудительно изъят у собственника в судебном порядке, если он эксплуатировал его с нарушениями, которые привели к существенному снижению плодородия почв, напоминают авторы законопроекта. Такое нарушение относится к категории ненадлежащего использования земли, указывает партнер, руководитель практики по недвижимости и инвестициям «Качкин и партнеры» Дмитрий Некрестьянов. Случаи изъятия земельных участков по этой статье, по его словам, были, но они достаточно редки, потому что привлечь к ответственности владельцев не так просто.

Сейчас государство фактически не обладает актуальной информацией о состоянии сельхозугодий — последний раз инвентаризация сельхозземель проводилась еще в 1980-х годах. В случае если предлагаемый «Опорой России» законопроект будет принят, оснований для привлечения владельцев к ответственности за ненадлежащее использование сельхозугодий будет больше, констатирует Некрестьянов. Если сельхозугодья простаивают больше трех лет, их также могут изъять, говорил в интервью «Ведомостям» губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. По его словам, прецедент уже был: в Дмитровском районе по решению суда изъят участок 10 га и затем продан на торгах.

Земли для аграриев подешевели впервые с начала кризиса 2014 года

Минсельхоз поддерживает меры по сохранению и повышению плодородия почв, говорит представитель министерства. Введение паспорта плодородия участка позволит не только сделать государственный и муниципальный земельный контроль более эффективным, но и активнее внедрять технологии цифрового земледелия, уверены в Минсельхозе.

Поставить под контроль использование земель сельхозназначения пытался еще предыдущий глава Минсельхоза Александр Ткачев. Для этого он предлагал разработать системы оценки и шкалу, а также ускорить изъятие сельхозугодий у тех, кто не использует землю, например, в течение двух лет. «Зачем давать возможность собственнику обманывать, выкручиваться? Если он на протяжении двух-трех лет на ней не работал и там уже кустарники пятилетние, то нет смысла дальше держать ее у него», — заявлял Ткачев.

Что думают крупнейшие латифундисты

Крупнейшим владельцем сельскохозяйственной земли в России на май 2019 года, по данным консалтинговой компании BEFL (она составляет такой рейтинг каждый год), стал агрохолдинг «Мираторг». В 2018 году его земельный банк увеличился до 1 млн га (год назад было 676 тыс. га), что позволило ему опередить многолетнего лидера — группу «Продимекс» Игоря Худокормова, у которой 865 тыс. га. Среди других крупнейших землевладельцев России — группа «Русагро» Вадима Мошковича (650 тыс. га), Агрокомплекс им. Н.И. Ткачева, который связывают с семьей экс-министра сельского хозяйства Александра Ткачева (649 тыс. га). Пятерку лидеров замыкает крупнейший производитель молока «ЭкоНива-АПК» с 504 тыс. га.

Гендиректор «Русагро» Максим Басов считает, что чем меньше регулирования со стороны государства, тем лучше. «Улучшать плодородие земель надо, но собственники и так этим будут заниматься», — говорит он. Государство должно заботиться о плодородии земель, возражает основатель и президент «Эконивы» Штефан Дюрр, но в случае нарушений штрафы для компаний не должны быть жесткими, по крайней мере первое время, а для тех, кто соблюдает нормативы, следует предусмотреть господдержку. Президент «Мираторга» Виктор Линник отказался от комментариев.

Сколько сельхозугодий в России

В России, по данным Росреестра, — 383,2 млн га земель сельскохозяйственного назначения (данные на 1 января 2018 года, информации за прошлый год пока нет). Из них гражданам и юридическим лицам принадлежит 33%, остальные сельхозземли находятся в государственной и муниципальной собственности.

Площадь сельскохозяйственных земель в России постепенно сокращается: за четыре года, с 2014-го по 2017-й, общая площадь сельхозземель сократилась на 3,3 млн га. Для сравнения: это больше, чем площадь всего Крымского полуострова. За последние десять лет (с 2008-го по 2018-й) сельхозземель в России стало меньше на 20 млн га.

В 2018 году сельхозугодья в России впервые с начала кризиса подешевели, констатировал аналитический центр «Совэкон»: цена 1 га в основных аграрных регионах упала от 3 до 22% по сравнению с 2017-м. Причина — рекордный урожай 2017 года, из-за которого снизились цены основных сельхозкультур и рентабельность аграриев. На цене сельхозземли сказалась и потеря к ней интереса профессиональных застройщиков, которые приобретали сельхозугодья для последующего коммерческого использования: после того как государство стало уделять больше внимания развитию АПК, переводить участки под иные виды использования, например под застройку, стало сложнее.

Тем не менее значительная часть сельхозугодий переводится в земли поселений для жилой и коммерческой застройки: каждый год в среднем 50–60 тыс. га становятся частью городов и сел. Власти Подмосковья последние годы говорят о регулировании перевода сельхозземель под жилую застройку. Однако перевод все же происходит: за три года (в 2015–2017 годах) в земли поселений в Московской области было переведено 19,8 тыс. га.

Российские мегаполисы разрослись именно в результате застройки бывших сельхозземель. Это использовали и предприниматели, которые скупали сельхозпредприятия, меняли вид использования земли и продавали участки для жилой и коммерческой застройки. Когда на бывшем сельскохозяйственном участке разрешают строить многоэтажные дома, то стоимость земли, если она удачно расположена, может вырасти в 100 раз, говорит партнер Rusland SP Дмитрий Лехмус. Если же такая земля далеко от мегаполиса и не обеспечена транспортной инфраструктурой, то повышения ждать не стоит. Вместе с тем перевод сельхозугодий в земли под жилую или коммерческую застройку — длительный процесс, указывает Лехмус: сначала нужно доказать, что земли неплодородны, и перевести их в подкатегорию земель сельхозпроизводства, затем включить их в границы населенного пункта (категория земель поселения) и только потом внести изменения в генплан и правила землепользования и застройки.

«На это может уйти и десяток лет, при этом положительный результат не гарантирован», — рассказывает Лехмус.

По его словам, деятельность ленддевелоперов, занимающихся переводом земли сельхозназначения, в том числе сельхозугодий, связана с большим количеством рисков: из десяти проектов необходимую документацию удается получить в среднем на один-два проекта.

Росреестр

ИЗМЕНЕНИЯ В ЗЕМЕЛЬНОМ ФОНДЕ РЕСПУБЛИКИ ТЫВА в 2018 ГОДУ

Земли, находящиеся в границах Республики Тыва, составляют земельный фонд республики. В состав земельного фонд республики входят следующие категории земель: земли сельскохозяйственного назначения; земли населенных пунктов; земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения; земли особо-охраняемых природных территорий; земли лесного фонда; земли водного фонда; земли запаса.

По данным федерального государственного статистического наблюдения по состоянию на 1 января 2019 года земельный фонд Республики Тыва составил 16860357 га земель.

По сравнению с предыдущим годом в 2018 году в структуре земельного фонда произошли следующие изменения.

Площадь земель сельскохозяйственного назначения на 1 января 2018 года составляла 3366031,03 га. На 1 января 2019 года площадь земель сельскохозяйственного назначения составляет 3363957,03 га. По сравнению с прошлым годом площадь земель категории сельскохозяйственного назначения уменьшилась на 2074 га. Из 2074 га земель переведено: в категории земель населенных пунктов 2010,8 га, в категории земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земли для обеспечения космической деятельности, земли обороны, безопасности и земли иного специального назначения (далее – земли промышленности) – 25,1 га, в категории земель особо-охраняемых территорий и объектов 38,1 га.

В результате переводов площадь земель населенных пунктов на 1 января 2019 года увеличилась на 2010,8 га и составляет 47178,37 га. На 1 января 2018 года составляла 45167,57 га.

Увеличение земель населенных пунктов связано с включением земель сельскохозяйственного назначения Пий-Хемского района в границы земель населенного пункта г. Кызыла – столицы Республики Тыва.

Площадь земель промышленности на 1 января 2018 года составляла 20120,4 га. За отчетный период общая площадь земель промышленности увеличилась на 25,1 га и составила 20145,5 га.

Увеличение площади земель промышленности и иного специального назначения произошло за счет перевода земель сельскохозяйственного назначения под земли иного специального назначения – скотомогильники, полигоны бытовых отходов, кладбища, а также в целях ведения работ по добыче полезных ископаемых.

Площадь земель особо-охраняемых территорий и объектов на 1 января 2018 года составляла 655175 га, на 1 января 2019 года составляет 655213,1 га. По сравнению с предшествующим годом общая площадь земель увеличилась на 38,1 га.

Увеличение земель особо-охраняемых территорий и объектов связано с отведением земель в целях организации отдыха, туризма, физкультурно-оздоровительной и спортивной деятельности граждан, также в целях организации лечебно-оздоровительной местности для лечения и отдыха граждан.

Переводы земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения в другие категории осуществлены в соответствии с постановлениями Правительства Республики Тыва.

К категории земель сельскохозяйственного назначения отнесены земли, предоставленные различным сельскохозяйственным предприятиям, организациям товариществам и обществам, кооперативам, государственным и муниципальным предприятиям, научно–исследовательским учреждениям. В нее также входят земельные участки, предоставленные гражданам для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, личного подсобного хозяйства, индивидуального предпринимательства, садоводства, огородничества, дачного строительства, животноводства, сенокошения и выпаса скота, а также предоставленные гражданам для сельскохозяйственного использования.

В структуру земель категории сельскохозяйственного назначения также входят земли фонда перераспределения. Площадь земель фонда перераспределения в категории земель сельскохозяйственного назначения в отчетном году уменьшилась к уровню 2017 года на 18007,97 га. Уменьшение площади земель фонда перераспределения связано с предоставлением гражданам земельных участков для ведения личного подсобного хозяйства, крестьянского (фермерского) хозяйства, животноводства, садоводства, огородничества, дачного строительства, а также предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам для производства сельскохозяйственной продукции.

За отчетный период из земель фонда перераспределения республики предоставлены земельные участки гражданам: для ведения крестьянского (фермерского) хозяйства 357 га, для ведения личного подсобного хозяйства 227,93 га, для ведения животноводства 536,3 га, для сельскохозяйственного использования (производства) 10078,55 га, для садоводства 548 га, огородничества 121,6 га, для ведения дачного хозяйства 343,59 га.

Также предоставлены земельные участки 5795 га 6 юридическим лицам.

Кроме того изменения произошли в категории земель населенных пунктов.

За отчетный 2018 год в границах населенных пунктов Республики Тыва, вовлечены в оборот незастроенные земли (пастбища) общей площадью 38,3 га. Всего под индивидуальное жилищное строительство выделено 395 земельных участков. Данные земельные участки предоставлены в рамках республиканских программ по поддержке многодетных семей и семей, имеющих детей-инвалидов.

Кроме этого, для обеспечения жильем детей-сирот в республике продолжается строительство жилых домов, растет количество земельных участков, отведенных для этих целей.

Анализ сводных данных по республике, полученных в результате обобщения годовой земельной статистической отчетности, свидетельствует о том, что изменения земельного фонда коснулись в основном земель сельскохозяйственного назначения, в том числе фонда перераспределения.

С докладом «О состоянии и использовании земель в Республике Тыва в 2018 году» и со сведениями статистического отчета «О наличии и распределении земель Республики Тыва за 2018 год» можно ознакомиться на сайте Росреестра в сети-интернет, в территориальной сети Управления Росреестра Республики Тыва, в разделе «Открытая служба» в подразделе «Статистика и аналитика» — «Государственный мониторинг земель, за исключением земель сельскохозяйственного назначения».

Хунай-оол Ч.Р. – ведущий специалист-эксперт отдела государственного земельного надзора, геодезии и картографии, землеустройства, мониторинга земель и

кадастровой оценки недвижимости Управления Росреестра по Республике Тыва

Фермерское дело на 1 Га – перспектива реализации своих желаний

© Источник:. moigektar.ru

16 Сен 2021, 23:22

Когда человек созрел для того, чтобы организовать собственное дело с нуля, на ум приходит покупка земельного участка, где будет выстроена родовая усадьба, а вокруг нее будут поля с зерновыми, водные хозяйства на берегу Волги или грибные/лесные угодья.

В проекте «Усадьба подо Ржевом» появилась возможность приобрести участок сельскохозяйственного назначения для постройки усадьбы и развития фермерского дела. И все это по разумным ценам в месте, привлекательном для экотуристов и расположенном недалеко от крупных населенных пунктов. В будущем участки этого региона станут особенно популярными, поскольку Москва расширяется на запад, а значит инфраструктура будет расти в заданном направлении.

Почему фермерское дело?

Поскольку экономика России страдает из года в год в связи с внешними факторами, некоторые отрасли получили мощный стимул для развития. Одной из таких областей является сельское хозяйство. Оптимальный вариант – земля в Подмосковье или близлежащих регионах с последующим развитием фермерского дела.

Сельское хозяйство выигрывает перед другими отраслями, поскольку не требует большого количества вложений для развития растениеводства или животноводства. За пределами крупных городов можно начать бизнес с минимальными расходами без боязни быть вытесненным конкурентами, тем более что государство помогает фермерам.

Именно благодаря государственной поддержке фермерские хозяйства стали выгодным и перспективным направлением.

Где купить участок и организовать ферму?

В последние годы особенно популярными становятся земельные участки в Подмосковье и близлежащих регионах. Благодаря соседству с крупными городами собственник находит рынки сбыта, тем более что сейчас люди стремятся закупать фермерские продукты. И это касается не только жителей мегаполисов, но и близлежащих к Москве городов.

Экологически чистая продукция – тренд правильного питания, ведь сроки годности минимальны, производство налажено в экологически чистых условиях, а значит и пользы от таких продуктов больше.

Кроме того, в данном регионе бюджет в профиците, а значит фермерам полагаются большие льготы, чем для других областей РФ. Оптимальный вариант – покупка участка в проекте «Усадьба подо Ржевом». Здесь соблюдены все условия как для строительства родовой усадьбы, так и для развития с/х бизнеса.

Почвы и климат, экология и рынок сбыта, достаточная площадь участка – каждый из этих факторов говорит в пользу приобретения места для строительства и развития.

Важные этапы:

  • Выбор участка. Лучше приобрести территорию, чем оформлять аренду. Это дополнительные расходы, но никто не будет контролировать процесс деятельности, кроме самого хозяина.

  • Выбор направления деятельности. Самые популярные направления в сельском хозяйстве: разведение животных (крупного рогатого скота, свиней, кроликов), установка пасеки и производство меда, растениеводство (овоще-, садоводство, высадка зерновых и ягодных культур), птицеводство.

  • Необходимость в найме рабочей силы. Этот фактор зависит от размера обрабатываемой территории, однако с расширением бизнеса потребуется найм третьих лиц.

  • Рынок сбыта. Начинающий фермер должен оценить конкуренцию на рынке и искать торговые точки для последующего сотрудничества. Если предприниматель включен в государственную программу, то проблем с реализацией продукции не возникнет.

Все же необходимо помнить, что при стесненных средствах не рекомендуется распылять деньги. Важно их вложить в одно направление. Уровень рентабельности напрямую зависит от грамотного сочетания указанных направлений и способствует постепенному расширению бизнеса.

Родовые усадьбы: мечта превращается в реальность

Проект «Усадьба подо Ржевом» позволяет воплотить смелые мечты в реальность, поскольку стоимость каждого участка в зависимости от зоны очень привлекательная. Клиент может построить усадьбу своей мечты и даже обустроить небольшую ферму, водное хозяйство на берегу Волги или организовать грибную охоту.

Если использовать участок как дачный, то добираться до него можно как на личном, так и на общественном транспорте. Благо на данный момент уже функционирует железнодорожная «Ласточка», которая довезет до Москвы за 3 часа. Этот регион становится перспективнее с каждым днем, поскольку столица расширяет свои владения в западном направлении, а значит развитая инфраструктура доберется и до указанного региона.

Поиск

фантастика, драма, приключения

спорт, биография, драма

ужасы

фантастика, фэнтези, боевик, приключения

комедия

триллер, детектив, криминал, драма, ужасы

мультфильм, приключения, семейный, вестерн

ужасы, триллер, криминал, детектив

приключения, история

мультфильм

драма, фантастика

комедия, криминал

триллер, драма

ужасы

драма

фантастика, триллер, мелодрама, детектив

мультфильм, комедия, приключения, семейный

мультфильм, комедия, приключения, семейный

фантастика, боевик, комедия

приключения, комедия, фэнтези

мультфильм, фэнтези, комедия, приключения, семейный

(PDF) Рынок сельскохозяйственных земель в России: жизнь с ограничениями

требует как минимум трех посещений, а временные задержки существенно больше

, чем показано. По собственному опыту автора, для вывода единого земельного участка

из долевой собственности требуется до 1 года постоянного проживания

.

Перечень документов, которые должны быть представлены в каждом офисе, не является строго определенным.

. Так что каждый офис нужно посещать снова и снова.Например,

, как только совместные владельцы долей достигли соглашения об изъятии

определенного участка, участок должен быть отмечен на земле, а

зарегистрирован в кадастре. Порядок регистрации определяется законом

, но закон не определяет точных требований к документам. Это

, почему чиновники на местном уровне выдвигают свои собственные требования. В Московской области девять

из 10 шагов, которые должен выполнить заявитель, не предусмотрены законом

, требуют подачи дополнительных документов или являются частью списка устных требований

, которые не указаны ни в каких официальный документ.

В этой ситуации корпорации, которые могут позволить себе нанять консультантов и имеют

специализированных сотрудников, отвечающих за регистрацию транзакций, находятся в выгодном положении. Это типичный пример рыночной асимметрии, когда некоторые

агентов имеют больше информации, чем другие, в силу своего официального положения,

больших финансовых возможностей или способности нанимать экспертов. Фермы, принадлежащие агрохолдингам

(Rylko and Jolly, 2005), имеют доступ к профессиональному персоналу в штаб-квартире

и являются ярким примером организаций, которые в меньшей степени подвержены бюрократическим сложностям при регистрации земли.С другой стороны, масса

владельцев долей земли, фермеров-крестьян и традиционных фермерских хозяйств

— слабые игроки в этом процессе: им приходится тратить столько времени и денег

на регистрацию, что они часто просто отказываются от регистрации. права пользования землей, которая не имеет юридической регистрации

.

Чтобы упростить процедуру покупки земли, покупатели прибегают к генеральной доверенности

или дарят землю. С генеральной доверенностью поверенного

продавец получает деньги и уполномочивает третье лицо продать земельную долю

и завершить все необходимые мероприятия.При дарении земли

нет необходимости предлагать долю другим преимущественным покупателям (совместным собственникам

, областному правительству или муниципалитету). Эти механизмы «неполной регистрации

» сопряжены с риском для покупателя, поскольку доверенность может быть отозвана до завершения регистрации передачи прав покупателю,

и подарок может быть аннулирован как фиктивный. сделка. Тем не менее, покупатели готовы пойти на риск, потому что цены на землю растут очень быстро (цена земли в

Можайском районе Московской области выросла в 20 раз с января

2003 по июнь 2004 года).

Стоимость всей процедуры преобразования земельного пая в участок площадью

земли (согласно действиям в столбце 4 Таблицы 6) можно оценить как

, сравнив рыночную стоимость земельного пая с рыночной ценой.

N Шагайда

Рынок сельскохозяйственных земель в России

136

Сравнительные экономические исследования

(PDF) Земельная политика в России: новые вызовы

3 Основные землевладельцы в России

Одной из целей земельной реформы была приватизировать земли сельскохозяйственного назначения и передать их

физическим лицам.В качестве промежуточных результатов реформ рассмотрим структуру собственности на землю сельскохозяйственного назначения

, акцентируя внимание на доле земель сельскохозяйственного назначения

, остающихся в государственной собственности. К сожалению, статистические органы не отслеживают

изменений в структуре собственности на сельскохозяйственные земли, в то время как в Регистре единых прав и

транзакций (EGRP) не указывается тип земли (сельскохозяйственная или

другая), которая регистрируется или проходит операцию. .Структура может быть точно рассчитана

только в том случае, если у нас есть подробная документация о приватизационных процессах

с начала 1990-х годов и всех последующих изменениях в сельской местности. Проведенные авторами расчеты

представлены в таблице 4.

Таблица 3 Группировка административных единиц России по доле земель сельскохозяйственного назначения в фактическом использовании

Процент

используемых земель

Количество

административных единиц подразделения

> 90 9 Республик: Кабардино-Балкария, Башкортостан, Алтай, Татарстан,

Удмуртия

Область: Ростов

Территории: Ставрополь, Краснодар

Автономная область: Чукотка 80

.1–90 11 республик: Калмыкия

Автономная область: Ненецкая

Области: Белгородская, Липецкая, Воронежская, Кемерово, Ново-

бирск, Амур, Омск, Орёл

Территория: Алтай

70,1–80 19 республик: Саха (Якутия), Мордовия, Марий Эл, Чувашия,

Карелия, Адыгея, Северная Осетия-Алания, Тыва

Области: Биробиджанская, Тюменская, Курская, Оренбургская, Самарская, Вол-

гоград, Тамбов, Сара, Челябинск

Территория: Пермь

60.1–70 18 республик: Дагестан, Ингушетия, Карачаево-Черкесская

Автономная область: Ямало-Ненецкий

Области: Астраханская, Пензенская, Томская, Свердловская, Рязанская,

Нижний Новгород, Курган, Ленинград,

, Владимир, Вологда.

Ярославль

Территория: Забайкальский, Хабаровск, Красноярск

50.1–60 14 Республик: Коми, Хакасия

Автономный округ: Ханты-Мансийск-Югра

Области: Костромская, Калининградская, Иркутская, Сахалинская, Калининградская, Сахалинская ,

Ульяновск, Брянск, Псков, Камчатка

Территория: Приморский

40–50 8 Республика: Бурятия

Области: Калужская, Ивановская, Тверская, Архангельская, Новгородская,

Мурманск, Смоленск, Смоленск

2 <

Чечня

Область: Магадан

Источник: Сельскохозяйственная перепись (2006)

38 N.Шагайда и З. Лерман

[email protected]

Практический пример Карелии и Якутии

Несмотря на суровый климат, сельское хозяйство на северных окраинах России по-прежнему остается основой продовольственной безопасности. Исторически сложилось так, что в обоих регионах, изучаемых в данной статье — Республике Карелия и Республике Саха (Якутия) — сельскохозяйственная деятельность, такая как молочное животноводство и даже земледелие, были хорошо адаптированы к местным условиям, включая традиционные виды деятельности, такие как коневодство, типичное для Якутии.Использование трех разных источников информации — официальной статистики, экспертных интервью и полевых наблюдений — позволило нам сделать вывод о сходстве и различиях в развитии сельского хозяйства и землепользования этих двух исследуемых регионов. Различия связаны с агроклиматическими условиями, историей расселения, специализацией и пространственной структурой экономики. В обоих регионах сельское хозяйство сосредоточено в районах с наиболее подходящими природными условиями. Но даже там использование сельскохозяйственных земель сокращается, особенно в Карелии.Оба региона подвержены влиянию сезонности, но различаются по степени ее влияния. Особую роль играет географическое положение, а недостатки, вызванные удаленностью, в какой-то мере становятся преимуществом, как в Якутии. Эффект близости неоднозначен. В Карелии влияние соседней Финляндии незначительно по сравнению с соседним вторым городом России — Санкт-Петербургом.

1 Введение

Настоящая статья основана на тематическом исследовании двух крупных административных регионов Российской Федерации — Республики Карелия (далее Карелия) и Республики Саха (Якутия).Территория обоих регионов официально считается в России Крайним Севером. Это понятие применяется ко всей территории Якутии, крупнейшего субъекта Российской Федерации, а также крупнейшего административного региона мира с земельной площадью 3 084 тыс. Км 2 . Пять административных районов (улусов) Якутии имеют выход к Северному Ледовитому океану и официально входят в арктическую зону России. Даже в южной части республики климат резко континентальный. Средняя температура января от −29.От 0 до −38,0 ° C и в июле — от 9,0 до 13,0 ° C. Есть места, где годовая амплитуда температуры может достигать 100 ° [1]. Территория Якутии малонаселенная со средней плотностью населения 0,31 чел. / Км в среднем 2 . Его добывающая экономика (золото, алмазы, добыча угля и т. Д.) Определяет локальное распределение поселений. В то же время доля сельского населения в Якутии — почти 35% — нетипично для северных регионов России. Специфика агроклиматических условий определяется суровостью климата (здесь находится «полюс холода» Северного полушария) и распространенностью многолетнемерзлых грунтов.Сумма активных температур колеблется от 1100 до 1600 ° C, но безморозный период в республике непродолжительный: всего 67–76 дней в зависимости от местности. Тем не менее, земледелие практикуется в долинах рек Центральной и Южной Якутии, где короткое, но жаркое лето (17 июля 2011 г. в Якутске была зафиксирована рекордная температура воздуха + 38,4 ° C) позволяет даже сажать баклажаны, кукурузу и арбузы. [2]. Большинство сельскохозяйственных культур требуют орошения, так как годовое количество осадков составляет всего 250 мм в низинах и до 600 мм в горах.Большие территории Якутии подходят для выпаса крупного рогатого скота, лошадей и оленей.

В Карелии примерно половина из 180,5 тыс. Км 2 территории отнесена к Крайнему Северу, а остальные административные районы и городские муниципалитеты приравнены к этой категории. Климат в Карелии более мягкий, чем в Якутии, и его можно отнести к переходному от морского к умеренно-континентальному, с обилием осадков и, в основном, с циклоническим типом погоды [3].Агроклиматические ресурсы южной части Карелии позволяют выращивать ряд культур, характерных для Нечерноземной (преобладание нечерноземной) зоны России, в основном зерновые (рожь, ячмень, овес), картофель и овощи. Но возможности выращивания растений в открытом грунте ограничены — регион отнесен к зоне рискованного земледелия. Среднегодовая температура воздуха в республике составляет от 0,0 ° C на севере до + 3,5 ° C на юге, а годовая амплитуда температуры — от 23 ° C.0 и 30,0 ° С. Самый холодный месяц в году — январь (среднемесячная температура от −9,0 до −13,0 ° C), а самый теплый месяц года — июль (среднемесячная температура от +14,0 до + 17,0 ° C). Сумма активных температур в Карелии колеблется с севера на юг от 900 до 1600 ° C. Безморозный период в республике составляет 80–130 дней, а на островах Ладожского озера — 150 дней в году [4]. Чрезмерное количество осадков — до 700 мм — препятствует возделыванию сельскохозяйственных культур, но благоприятно для сенокосов и естественных пастбищ для молочного скота.

Земледелие возникло в Карелии в средние века с крестьянской колонизацией Новгорода и распространением земледелия среди местных финно-угорских народов (карелы, вепсы и финны). Кроме того, крестьянское хозяйство дополнялось крупномасштабным земледелием в монастырях (зерновые и овощи) и молочным животноводством. В Якутии традиционным занятием коренных жителей было оленеводство. В 14–15 вв. Тюркоязычные племена из Средней Азии, предки якутов, расселились по долинам центральной и южной частей современной Якутии.Они ввели крупный рогатый скот и коневодство. Лошади и по сей день являются важным источником мяса и молока в рационе якутов. Русская колонизация Якутии началась в 17 веке; с того времени земледелие практиковалось только на небольших участках возле русских поселений. Следующий этап развития сельского хозяйства как в Карелии, так и в Якутии начался в советские времена с распространением горнодобывающей деятельности. В СССР концепция продовольственного самообеспечения отдаленных северных регионов предполагала создание крупных высокодотационных совхозов.Лишь часть из них уцелела в России после перехода к рыночной экономике в 1990-х годах. В настоящее время некоторые из этих крупных хозяйств предпринимаются попытки за счет инвестиций горнодобывающих компаний. Также начали развиваться высокотехнологичные агротехнологии, такие как гидропоника и теплицы. Чтобы поддержать коренное население, федеральные и региональные правительства запустили программы по развитию их традиционных видов деятельности, таких как оленеводство и коневодство.

Все вышеупомянутые факторы создали особые условия для развития сельского хозяйства и повлекли за собой изменения в землепользовании, которые являются предметом настоящего исследования.Считаем важным констатировать, что два выбранных региона — Карелия и Якутия — являются представителями, чтобы выявить основные проблемы, с которыми сталкиваются все северные регионы России в этих областях.

В этой статье мы делаем вид, что сравниваем два региона, которые представляют собой две крайности из разнообразия более чем десятка крупных административных регионов России, расположенных на севере этой страны. Два выбранных региона — Карелия и Якутия — представляют собой европейский и азиатский север России, которые имеют некоторые общие черты, но также имеют ярко выраженные различия в землепользовании и развитии сельского хозяйства.Мы пытаемся отразить и объяснить самые последние данные, используя различные источники, включая полевые наблюдения авторов и глубинные интервью с местными экспертами, которые компенсируют недостаточность имеющихся публикаций.

2 Методы

Сравнение развития сельского хозяйства и землепользования в двух регионах России — Карелии и Якутии (Рисунок 1) — основано на трех разных источниках: официальной статистике, интервью экспертов и полевых наблюдениях.

Рисунок 1

Район исследования.Составлено авторами.

Последние два имеют особое значение из-за несовершенной методологии и низкой частоты сбора данных официальными статистическими органами. Что касается статистических данных, мы должны констатировать, что в России, особенно на региональном уровне, иногда сложно найти последовательные статистические данные по землепользованию. Например, «сельскохозяйственная земля» в российской статистике означает всю землю, принадлежащую сельскохозяйственным предприятиям, фермерам и домашним хозяйствам, даже если они не используются в течение многих лет.Он часто покрыт вторичными лесами, спонтанно выращенными в 1990-х годах, когда сельскохозяйственная деятельность резко сократилась. С другой стороны, есть регионы, то есть за берегом Ладожского озера в Карелии и недалеко от Якутска, где сельскохозяйственные угодья массово превращались в дачи (второстепенные дома на небольших приусадебных участках). Это явление хорошо видно на спутниковых снимках, но в официальной статистике на него нет никаких упоминаний.

В статистике посевные площади подсчитываются с высокой степенью погрешности даже во время сельскохозяйственной переписи (второй, проведенной в России в 2016 году).Что касается естественных пастбищ и сенокосов, то их площадь недооценивается, особенно в отдаленных северных регионах. То же самое касается содержания домашних животных (в основном недооцененных) и стоимости сельскохозяйственной продукции. Это не позволяет правильно измерить интенсивность землепользования. Существуют огромные расхождения в оценке количества работников, занятых в сельскохозяйственном секторе: в России подсчитывается среднегодовая численность занятых в сельском хозяйстве, охоте, лесном хозяйстве и рыболовстве в целом, не говоря уже о том, что статистика полностью игнорирует сезонность. рабочие.Тем не менее, мы составили общие карты структуры землепользования сельскохозяйственных земель для обоих исследуемых регионов на уровне их административных единиц и считаем их полезными для сравнений и выводов.

Наконец, необходимо отметить отсутствие исследований землепользования в северных регионах России на основе данных дистанционного зондирования. В России есть лишь несколько примеров такого рода исследований даже для регионов [5] в пределах основных развитых частей страны.

Что касается статистики, мы использовали: (1) статистические базы данных, полученные от Российского статистического агентства (Роскомстат), источник в федеральном правительстве; (2) наборы данных региональных статистических агентств; и (3) от других авторитетных органов, таких как министерства сельского хозяйства или аналогичные.

Основной компонент данного исследования основан на анализе экспертных интервью, проведенных в Республике Якутия в июне – июле 2018 г. и в Республике Карелия в январе – феврале 2019 г. В Якутии шесть представителей региональных и Были опрошены представители местных властей, восемь профессоров и исследователей местных университетов и научных учреждений, а также 12 руководителей сельскохозяйственных предприятий и фермеров. Эти подробные интервью были частью проекта Евразийского центра продовольственной безопасности МГУ им. М. В. Ломоносова, спонсируемого Всемирным банком [6].В Карелии полуструктурированные интервью проводила экспедиция из 12 студентов и исследователей географического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, организованная совместно с Институтом аграрных исследований НИУ ВШЭ в Москве. Значительно большее количество участников карельской экспедиции, чем якутской, объясняет более широкий круг респондентов: 24 представителя региональных и местных властей, 29 руководителей агропродовольственных предприятий и фермеров, 38 представителей образовательных и научных центров, 18 учреждений культуры.Наконец, мы считаем полевые наблюдения важным компонентом наших тематических исследований по землепользованию и сельскохозяйственной деятельности во время наших посещений Хангаласского и Намского административных районов (улусов), Якутского и Джатайского городских районов Якутии и трех административных районов южной части. Республики Карелия: Олонецкий, Приозерский, Прязинский.

Мы понимаем, что мнения экспертов важны как широкий подход к исследованиям землепользования. Эти мнения содержат рекомендации для более глубокого погружения в наиболее важные вопросы землепользования, которые, в случае дополнения их подробным анализом статистических данных и данных дистанционного зондирования, могут позволить составить последовательную и гораздо более подробную картину, чем представленная в этой статье. .Тем не менее, мы считаем очень важным поделиться своими выводами по этому поводу в качестве первого шага, поскольку тема землепользования и сельского хозяйства на северных окраинах России и других стран не входит в число приоритетных в научной литературе.

3 Теоретические основы

Сельское хозяйство и землепользование на северных окраинах России (к тому времени СССР) стали предметом доклада академика Николая Вавилова «Проблема северного сельского хозяйства» в Академии наук СССР в начале 1930-х годов. [7].Здесь поднимались такие вопросы, как специфика мелиорации земель на Севере, выбор высокопродуктивных культур, ведение вегетационного периода. Научно-практические исследования 1940–60-х гг. Были посвящены в основном совершенствованию агротехнологий, в частности теплиц [8,9]. Наконец, в 1970–80-е годы появились обобщающие публикации об основных направлениях развития северного сельского хозяйства [10], но после распада Советского Союза от этой темы на долгие годы отказались.

В 2000-х годах северное сельское хозяйство снова стало популярным, что нашло отражение в научных публикациях. Среди новых тем, привлекающих внимание научного сообщества, — возможность повторного использования заброшенных сельскохозяйственных земель в Карелии [11]. Некоторые статьи посвящены конкретным экономическим вопросам современных видов «северного сельского хозяйства», устойчивости сельскохозяйственных систем и продовольственной безопасности [6,12]. Существует также совершенно новая тема — городское сельское хозяйство в Арктике, — изучение которой только начинается [13].Традиционное земледелие — отдельное научное направление, которое развивается в тех регионах, где проживают коренные малочисленные народы Севера, в том числе в Карелии и Якутии. Об особенностях коневодства [14,15] и оленеводства в Якутии посвящено множество статей [16,17,18].

Традиционные виды землепользования изучаются как в Якутии [19], так и в Карелии, но в то же время затрагивают разные вопросы. Статьи о традиционном землепользовании в Карелии содержат информацию об особенностях старых деревень [20] и о том, как исчезнувшие деревни повлияли на ландшафт региона из-за сельскохозяйственного профиля местных сообществ [21].Другое использование земли в виде сельского туризма считается многообещающим направлением, поскольку сельское и лесное хозяйство значительно сократилось [22,23].

Русскую Карелию иногда сравнивают с финской. У них схожая природа, климатические условия и общее прошлое, но в то же время интенсивность сельского и лесного хозяйства в этих регионах значительно различается, что делает это сравнение весьма показательным [24,25]. Как правило, финские ученые также посвящают свои исследования традиционному землепользованию [26] и важности традиционных знаний в управлении биоресурсами [27].

Якутия — горнодобывающий регион, традиционное землепользование которого изучается в контексте добычи природных ресурсов и взаимодействия между коренными народами и добывающими компаниями [28,29]. Эта же проблема сейчас актуальна и в Канаде [30,31].

В последние годы традиционное землепользование на Севере также изучается с точки зрения изменения климата [32,33,34]. Исследователи думают о том, как этот процесс может изменить ситуацию и как традиционные знания могут помочь справиться с возможными ограничениями.

Несмотря на рост количества публикаций, вопросы землепользования и развития сельского хозяйства в исследуемых регионах редко рассматриваются географами. Некоторые публикации довольно обширны и посвящены в основном экономическому анализу как основанию для достижения устойчивого развития сельского хозяйства в Якутии [35]. Другие представляют собой тематические исследования, иногда с более широким географическим диапазоном [6], или очень местные, основанные на полевых исследованиях в определенных сельских поселениях [36].

Подводя итог, можно сказать, что большинство научных работ по землепользованию и развитию сельского хозяйства в северных регионах России публикуются на русском языке, сравнительный анализ как инструмент обоснования дифференцированных мер политики для федеральных и региональных правительств встречается очень редко, а географический подход, касающийся разные масштабы — от крупных регионов до муниципальных образований — отсутствуют.Надеемся, что наша статья поможет восполнить эти пробелы.

4 Результаты

Сельскохозяйственная деятельность в обоих регионах — Карелии и Якутии — в настоящее время развивается только на небольшой части их территорий с лучшими природными условиями для возделывания сельскохозяйственных культур. Эти регионы имеют довольно узкую сельскохозяйственную специализацию, поскольку природные условия позволяют высаживать в открытый грунт лишь ограниченное количество сельскохозяйственных культур. В прошлом зерновые, такие как рожь, ячмень, овес и пшеница, выращивались в обоих регионах, причем регионального урожая было достаточно даже для местного потребления.В 1960-е годы Якутия была самодостаточной пшеницей, в настоящее время производя лишь символическое количество в 12 тысяч тонн в год, или 12 килограммов на душу населения (Таблица 1). Сохранение производства зерна здесь можно объяснить удаленностью и изолированностью, что обнадеживает местных производителей. В Карелии производство зерна упало до нуля, будучи совершенно неконкурентоспособным по сравнению с национальными хлебными корзинами. Картофель и овощи, напротив, производятся в относительно больших объемах, хотя и не полностью покрывают местный спрос.Урожайность этих культур здесь ниже, чем в Среднем и Южном регионах России. То же самое и для сравнения со странами Северной Европы. Хотя общий объем сельскохозяйственного производства на гектар сельскохозяйственных земель в Карелии почти такой же, как в Финляндии и Швеции, средний объем сельскохозяйственного производства как в Карелии, так и в Якутии намного ниже [37].

Таблица 1

Основные характеристики сельского хозяйства в Республике Карелия и Республике Саха (Якутия), Российская Федерация

9027 9026 9027 9026 Овощи Население, 1000 голов 0,13
Область Республика Карелия (Карелия) Республика Саха (Якутия)
Площадь, 1000 км 2 180.5 3083,5
Доля в общей площади северных территорий России,% 1,9 33,1
Доля земель сельскохозяйственного назначения в общей площади земель,% 0,4 0,8
Всего населения , 1000 (% сельские) 617,9 (19,7) 967,5 (34,3)
Плотность населения на квадратный километр 3,4 0,3
Занятость в сельском хозяйстве — доля в общей численности занятых,% 10.9 9,3
Вклад сельского хозяйства в ВВП / ВРП, млрд.% 6,3 (4,2) 1,7
Этнический состав — доля коренного населения в общей численности населения, c% 7,9 48,7
Объем субсидий на производство молока, руб. / Кг 3,00 35,00
Валовой сбор, 1000 тонн Зерно 12,1
9027 Картофель.3 78,9
Овощи 10,9 37,8
Урожайность, сот кг / га Картофель 133 99
Крупный рогатый скот 25,1 244,6
Молочный скот 25,1 240,8
КРС мясной 0.0 3,5
Овцы 4,1 0,4
Козы 2,3 1,6
Лошади
242,6 9027 9027 9027 9027 9026 22
Молоко, 1000 тонн 68,6 164,6
Яйца, миллионы яиц 7,9 118
Надой молока на корову, 1000 кг
Площадь теплиц, 1000 га 0,52 29,43

Как в Карелии, так и в Якутии молочное животноводство играет важную роль. В Якутии он гораздо более развит по нескольким причинам: уже упомянутой удаленности, субсидиям и традициям якутского населения.Последняя причина также применима для объяснения большого разведения лошадей и оленей; первая — традиционное занятие в центральной части Якутии, вторая — широко распространена в тундре на севере и в горах на юге.

В Карелии из четырех выделенных на ее территории агроклиматических зон: северной, средней, южной и юго-западной, только две — южная и юго-западная — считаются пригодными для выращивания зерновых и овощей. Огромная часть Карелии, расположенная выше 64 ° 30 ′ с.ш., относится к северной агроклиматической зоне и не считается пригодной для ведения сельского хозяйства [38].Но даже на более плодородном юге и юго-западе Карелии доля сельхозугодий в общей площади составляет менее 10%, за исключением Лахденпохского района (12%) на границе с Ленинградской областью (Рисунок 2). Площадь сельхозугодий по административным округам колеблется от менее 1 тыс. Га на севере до почти 20 тыс. Га на юге, что все еще незначительно по сравнению с общей площадью. Пахотные земли примерно соответствуют половине сельскохозяйственных площадей в южной части Карелии, но с 1990-х годов она сокращается из-за сокращения посевных и молочных хозяйств, а также площади пастбищ и сенокосов.

Рисунок 2

Структура использования земель сельскохозяйственного назначения в Республике Карелия, 2016 г. Составлено авторами по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 г.

Всего в сельскохозяйственных и рыбохозяйственных предприятиях занято около 9 тыс. Человек. в 2016 г. составила 4,5% от общей численности занятых в Карелии, 2,7 тыс. из которых были заняты в сельском хозяйстве [39]. Посевная площадь сельскохозяйственных культур в 2016 г. составила 33,5 тыс. Га [40]. При этом по сравнению с 2000 годом размер посевных площадей уменьшился на 1.9 раз. Молочное животноводство в Карелии более распространено, чем растениеводство, и сильно зависит от государственных субсидий. Все молочные фермы Карелии получают компенсационную субсидию для возмещения части затрат. Тем не менее, только те, кто заявляет об увеличении производства молока, смогут подать заявку на стимулирующее молоко. В 2020 году из федерального бюджета будет направлено 34,6 млн рублей на компенсацию затрат производителей молочной продукции республики. Но эта мера мало помогает, так как конечный объем субсидии составляет 3 рубля за кг молока, что составляет менее 10% от его оптовой цены.

Ввиду низкой рентабельности крупных предприятий Республика Карелия отдает приоритет развитию молочного животноводства, поощряя и поддерживая небольшие семейные фермерские хозяйства. Во многом создание крестьянских хозяйств привлекает предпринимателей, поскольку меняется общий уровень культуры и потребности населения. Люди готовы платить больше за «зеленый» продукт, а продукт «от фермера» сейчас ценится выше, чем «промышленный». Небольшие фермерские хозяйства в Карелии более специализированы на растениеводстве, чем крупные организации, поскольку они производят такие нишевые товары, как овощи и зелень.Овощи в Карелии выращивают в основном в открытом грунте, и климатические условия ограничивают возможности фермеров: вегетационный период здесь намного короче, чем в Центральной и Южной России. Кроме того, существует проблема оптовой реализации, поскольку в сетевые супермаркеты продукты питания по более низким ценам поставляются из других регионов России.

Одной из ключевых проблем развития сельского хозяйства Карелии является заброшенность сельхозугодий из-за неприбыльной специализации Карелии на производстве овощей (моркови, картофеля и др.)) и ранее развитое здесь молочное животноводство. Сейчас в Карелии осталось 13 крупных сельскохозяйственных предприятий, семь из которых — молочные фермы. По словам представителей Петрозаводского государственного университета, только четыре из этих крупных хозяйств можно считать прибыльными. Есть две основные причины сокращения традиционного сельского хозяйства в Карелии. Первая — это депопуляция из-за отрицательной скорости естественного прироста и миграционной активности в сторону близко расположенных Санкт-Петербурга и Ленинградской области или даже Москвы.Во-вторых, расположение в европейской части России рядом со всеми основными экономическими центрами сделало внутренний продовольственный рынок Карелии тесным переплетением с расширением крупных продовольственных сетей, что сделало карельскую продукцию дорогой и неинтересной для инвесторов. Например, директор «Мегреги» упомянул, что раньше у них было два основных направления деятельности: молочное скотоводство и овощеводство. Однако с появлением в регионе сетевых супермаркетов овощеводство практически прекратилось, поскольку цены на овощи в сетевых магазинах значительно ниже (например, везут сюда из Краснодарского края), чем цены на продукцию местного фермерского хозяйства.Поэтому овощеводство или растениеводство — прерогатива в основном небольших хозяйств.

Единственная отрасль агропродовольственного сектора, имеющая здесь положительную динамику, — это развитие рыбохозяйственного комплекса. Согласно данным, озвученным на Международном форелевом форуме в 2019 году в Карелии, почти 90% форели в России выращивается в Карелии [41]. Столь быстрое развитие форелевого хозяйства объяснялось не только холодной водой озер, их глубиной и чистотой, но и спросом на крупных рынках сбыта: в Москве и Санкт-Петербурге.Еще одним важным фактором увеличения производства в рыболовстве Российской Федерации являются санкции в отношении импортных товаров, введенные в 2014 году. Рост этой отрасли позволил наводнить внутренний рынок, который в 2013 году на 45% зависел от импортной продукции [41]. Однако, будучи одной из ведущих отраслей агропродовольственного сектора Карелии, рыбоводство создает небольшое количество рабочих мест (в среднем до 10 на каждую) и не конкурирует с сельскохозяйственной деятельностью за землю.

Карелия обладает высоким потенциалом сбора и переработки лесных ягод, биологические запасы которых (с учетом средней урожайности) оцениваются более чем в 120 тысяч тонн. Во всех исследованных сельских поселениях местные жители собирают летом ягоды на продажу. Помимо лесных ягод, жители упомянули, что они также собирают грибы, ивовые травы, сосновые и еловые шишки для продажи позже или для собственных нужд. Также довольно популярна рыбалка. Однако жители ловят немного — в основном для собственных нужд или просто для продажи соседям.Во многом это связано с ужесточением законодательства об использовании рыболовных сетей. В некотором смысле исключением являются вепсские села. Статус коренных малочисленных народов Севера дает вепсам право ловить рыбу на особых условиях. Некоторые местные жители надеются использовать это преимущество для привлечения туристов. Таким образом, можно сказать, что такая деятельность не является исключительной прерогативой коренных народов, вместо этого каждый волен ею заниматься. Несмотря на всю экономическую выгоду, сбор ягод бесконтрольный и неучтенный.Как отмечали жители посещаемых сельских поселений, сбор ягод на продажу настолько важен, что в так называемый «ягодный сезон» (июль – август) люди часто отказываются от других возможностей заработка. Затем лесные ягоды продаются на специальных пунктах сбора, как официальных, например, принадлежащих компании «Ягоды Карелии» или индивидуальным предпринимателям, так и неофициальных, например, на трассе у сельского поселения или в городе.

Кроме того, существует еще один вид сезонного дохода для жителей сельских поселений Карелии — сбор клубники в хозяйствах соседней Финляндии.Таким образом, жители Карелии едут в Финляндию, чтобы развивать в своем регионе малоперспективную сельскохозяйственную деятельность (из-за наличия основного производителя в Краснодарском крае с меньшими затратами) и возвращать столицу в республику.

Республика Карелия благодаря своему климату, рельефу, преобладанию хвойной растительности и богатому историко-культурному наследию является привлекательным регионом для туристов. Объем организованного туристического потока в 2017 году составил 780 тыс. Человек, неорганизованного — 507 тыс. Человек [39].Несмотря на свою неоспоримую экономическую выгоду для местного бюджета, туризм оказывает значительное влияние на землепользование, а также имеет серьезные экологические последствия из-за халатного поведения предпринимателей и их клиентов. Практически все сельские поселения, посещенные во время экспедиции, были ориентированы на туризм, но в разной степени. Некоторые из них использовали свое культурное наследие, другие — природные богатства возможностей для активного туризма. Основные туристические районы сосредоточены у или на берегах крупнейших озер Республики Карелия: Онежского и Ладожского.Близость к источникам туристических потоков также определяет их объем. Петрозаводск имеет большое влияние на окружающие сельские поселения: горожане являются основными пользователями туристических баз у Онежского озера. На Ладожском озере заметен поток туристов из Санкт-Петербурга и Москвы.

Еще одно палка о двух концах — раздача «дачников» (дачники, проводящие лето на даче, сезонный или круглогодичный второй дом, часто находящийся на окраине). О значительном росте населения за счет приезда дачников отметили все респонденты во всех исследованных населенных пунктах.С одной стороны, они занимают сельхозугодья, оказывают давление на инфраструктуру, транспорт, торговлю и т. Д .; с другой стороны, они поддерживают жизнь в умирающих деревнях.

Еще одна проблема, связанная с землепользованием, обнаружена в Карелии. Глава местной администрации города Олонец в качестве одной из самых острых проблем назвал перенаселенность местных кладбищ, на которых из-за относительной дешевизны в последние годы хоронят все больше жителей Санкт-Петербурга. Участки, отведенные под кладбища, практически полностью засыпаны; Мест для захоронения там буквально не осталось.Важность этой проблемы обозначил и настоятель местного церковного прихода.

В экономике Якутии сельское хозяйство играет второстепенную роль, так как большая часть доходов этого региона генерируется горнодобывающей промышленностью. При этом занятых в сельском хозяйстве здесь намного больше, чем в Карелии. Всего в 2016 г. в сельском хозяйстве и рыболовстве было занято 90 тыс. Человек, что составило 9,3% от общей занятости в Якутии [42], что является самым высоким уровнем занятости в сельском хозяйстве среди северных регионов России.

Географические особенности и огромная территория определяют неравномерное сельскохозяйственное развитие с точки зрения сельскохозяйственных отраслей и стоимости производимой продукции. В Якутии пять природно-сельскохозяйственных зон: оленеводство и охота на берегу Северного Ледовитого океана, животноводство и охота в горно-таежных районах, животноводство в бассейне реки Вилюй, животноводство и растениеводство на юго-востоке и в других регионах. юго-запад республики и пригородные районы Якутска. Это зонирование сильно отличается от регионов Европейского Севера России, т. Е.э., Карелия. Сельское хозяйство в основном развито в улусах в среднем течении долины реки Лена в районе Якутска и вблизи основных шахтерских городов [6,43]. Но даже в этих более развитых в сельскохозяйственном отношении улусах сельскохозяйственные угодья редко занимают чуть более 10% их общей площади, превышая 50 тысяч гектаров только в шести из них (Рисунок 3). По сравнению с Карелией, доля пашни в площади сельхозугодий по всей Якутии намного меньше доли пастбищ и сенокосов из-за традиционного значения животноводства и коневодства.В улусах арктической зоны, так же как и в горах на юге Якутии, площадь сельскохозяйственных угодий незначительна. Крупные товарные фермы, созданные на базе бывших колхозов и совхозов, ныне финансируемые горнодобывающими компаниями, доминируют в производстве мяса и молока для внутреннего рынка региона. Есть также небольшие фермы.

Рисунок 3

Структура использования земель сельскохозяйственного назначения в Республике Саха (Якутия), 2016 г. Составлено авторами на основе Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 г.

Несмотря на сложные агроклиматические условия, жители Якутии выращивают зерно, картофель, овощи и даже арбузы в открытом грунте. Это стало возможным благодаря выведению быстро созревающих сортов, искусственному поливу и государственной поддержке. Субсидии имеют решающее значение для развития как устойчивого агробизнеса (без потерь), так и сельских территорий. Якутия — один из лидеров среди регионов России по размерам государственной поддержки сельского хозяйства.Республику отличает высокий уровень нормативно-правового обеспечения деятельности агробизнеса. С 2002 года Государственное собрание (Ил Тумэн Республики Саха (Якутия)) регулярно принимает законы, определяющие направления развития этого сектора. Средства, выделяемые на субсидии, составляют половину стоимости сельскохозяйственной продукции Якутии. Несмотря на увеличение федеральных выравнивающих трансфертов Якутии, которые в 2018 году составили почти 44 млрд рублей (Якутия заняла второе место среди всех регионов России), субсидии сельхозпредприятиям снизились по сравнению с прошлым годом на 3 млрд рублей и составили 7 млрд рублей.Субсидии предоставляются в первую очередь для компенсации затрат на производство и переработку молока, строительство промышленных животноводческих ферм и разведение поголовья. Из-за субсидий в 2015 году закупочная цена на коровье молоко в Якутии составляла 38,2 рубля за килограмм (45 рублей в 2018 году, из которых 35 рублей компенсировались субсидиями), тогда как в большинстве регионов России цена составляла всего около 20 рублей. Действующая государственная программа Якутии включает 21 направление субсидирования сельскохозяйственного производства и развития села; Поддержку получают все крупные компании и каждое третье фермерское хозяйство (из 2500) республики.В то же время продовольственный рынок Якутии далек от совершенства.

По мнению некоторых опрошенных экспертов, Якутия должна стремиться к переходу от дотационного к самодостаточному развитию. Однако без государственной поддержки большая часть местной сельхозпродукции не выдержит конкуренции со стороны импортной как из основных сельскохозяйственных регионов России, так и из-за рубежа.

Что касается отказа от господдержки, возникает еще одна проблема — традиционные сельскохозяйственные занятия коренного населения, такие как оленеводство.Существуют проблемы, связанные с плохой логистикой, а также неполными технологическими цепочками переработки оленьего мяса, шкур и рогов и высокой стоимостью жизни оленеводов, ведущих кочевой образ жизни (жилье, детские школы, здравоохранение и т. Д.). Традиционное сельское хозяйство становится невозможным в рыночной экономике без поддержки государства, а право коренных народов на ведение традиционного образа жизни закреплено в Федеральном законе № 82 «О гарантиях прав коренных народов Российской Федерации».»

Практически все проблемы развития сельского хозяйства и землепользования в Якутии определяются (в той или иной степени) географическими особенностями ее обширной территории. Помимо природных и климатических факторов, самые большие проблемы для продовольственной безопасности и развития сельского хозяйства в Якутии включают неразвитую транспортную инфраструктуру (в Якутии всего 11 900 км асфальтированных дорог [42]) и сезонные особенности. Транспортно-логистические проблемы особенно актуальны для районов, входящих в арктическую зону.Продовольственное обеспечение этих территорий осуществляется по специальной государственной программе продовольственного обеспечения. Это сезонная доставка жизненно важных продуктов сроком на один год (иногда два года) за короткий период навигации по рекам и по морю. Эффективность этой системы зависит не только от тщательного планирования, но и от состояния грузового парка, а также наличия складских помещений.

Проблемы с хранением сельхозпродукции очень остро стоят даже в самых густонаселенных районах республики: в пригороде Якутска ощущается нехватка картофельных складов.Из-за холодного климата затраты на строительство очень высоки, а электрическое отопление стоит дорого. Этот регион также сталкивается с транспортными проблемами. Фермеры Чурапчинского улуса испытывают затруднения с доставкой продуктов питания в Якутск, потому что до сих пор нет моста через реку Лена. Производители вынуждены использовать паромное сообщение летом и по так называемым зимним дорогам по льду реки в холодное время года. Это приводит к дополнительным затратам и потерям времени, что критично для скоропортящихся пищевых продуктов. Как говорят местные фермеры, их продукция в принципе намного дороже импортной, особенно из Китая.К примеру, в Якутске 1 кг завезенных из Китая огурцов стоит около 100 рублей, а местные овощи из соседнего села стоят как минимум вдвое дороже.

Одной из серьезных проблем в агропродовольственном секторе Якутии также является слабое развитие цепочек добавленной стоимости продуктов питания, включая каналы розничной торговли. Это объясняется низким уровнем технической оснащенности сельскохозяйственных предприятий, их слабыми связями с пищевой промышленностью и каналами сбыта. Крупные промышленные животноводческие фермы и предприятия пищевой промышленности в Якутии, такие как Якутский городской молокозавод, появились еще в советское время и были ориентированы на централизованную поставку сырья из других регионов.Сейчас им действительно трудно существовать в условиях рыночной экономики.

Несмотря на то, что доля сельскохозяйственных земель в общей площади Якутии невелика, ряд экологических проблем препятствует развитию аграрного сектора. Выпас лошадей вообще не контролируется: как говорят местные жители, «пасут, где хотят». Руководитель крупного коневодческого предприятия не смог указать район, где пасется 1 тысяча лошадей и еще 1 тысяча крупного рогатого скота, принадлежащие этому хозяйству.Отсутствие законодательной базы, касающейся ограничения пастбищной нагрузки, ведет к деградации пастбищ, особенно в районе Якутска, где многие сельские жители имеют небольшие стада, численность которых не учитывается. Высокий спрос на жеребят и конину, а также рост населения усугубят проблему.

Нехватка воды для сельскохозяйственных угодий и неэффективное использование методов орошения, таких как дождевание и поливное орошение, также являются важной проблемой, учитывая засушливое и жаркое лето здесь.Власти республики тратят большие средства на строительство ирригационных систем для крупных фермерских хозяйств. Однако мелкие фермеры и владельцы приусадебных участков орошают свои поля из близлежащих водоемов. Они не контролируют водопотребление, и никто не заботится о вторичном засолении почв, которое является довольно распространенным явлением.

Несмотря на большие сельскохозяйственные субсидии производителям сырой сельскохозяйственной продукции, для мелкомасштабного производства по-прежнему не хватает инвестиций. Представители Технопарка рассказали нам, что им выдавали гранты на развитие инновационных технологий, но потом им не хватало инвестиций.В результате зачастую невозможно запустить массовое производство и продать свои изобретения. У фермеров также возникают проблемы с получением ссуды на обеспечение своей фермы оборудованием. Фермеру, с которым мы разговаривали, пришлось самостоятельно собрать оборудование для своей установки по хранению и переработке картофеля, используя подержанные установки.

Еще одна проблема связана со слабым сотрудничеством между местными исследователями и производителями. Например, фермер из Чурапчинского улуса, занимающийся выращиванием картофеля, взаимодействовал с Новосибирской областью (более 2500 км) и купил там семенной картофель, хотя есть местные сорта, выведенные Якутским научно-исследовательским институтом сельского хозяйства (180 км), которые хорошо себя чувствуют. адаптирован к местному климату.Такая же ситуация, как правило, происходила с выращиванием клубники. Местные фермеры искали подходящие сорта ягод в социальных сетях, а не в местных учреждениях.

Якутия, как и многие другие территории Крайнего Севера, подвержена глобальному потеплению. Прогнозы влияния глобального потепления на сельское хозяйство России пока слишком общие. Однако уже сейчас ясно, что в Якутии повышение среднегодовых температур угрожает территориям проживания коренных народов Севера, а таяние вечной мерзлоты приведет к заболачиванию сельскохозяйственных земель.В Нижнеколымском улусе повышение температуры воздуха уже привело к сокращению поголовья оленей. Дождь и метель привели к образованию корки, затрудняющей доступ к оленьему мху.

5 Обсуждение и выводы

Наш подход представляет собой комплексный обзор ряда характеристик, касающихся социально-экономического развития с точки зрения сельского хозяйства и землепользования, в то время как большинство исследований, как правило, сосредоточены на одном конкретном вопросе, например, на воздействии изменения климата. , традиционные занятия коренного населения, продовольственная безопасность и др.Мы попытались изучить развитие сельского хозяйства и изменения в землепользовании в Карелии и Якутии со всех этих сторон.

Изменение климата, по мнению Дж. Д. Форда, Дж. Макдауэлла и Дж. Джонса [44], является важной движущей силой, поскольку оно влияет на морскую и наземную экологическую динамику, что, в свою очередь, оказывает сильное влияние на коммерческий промысел и пропитание. основанные на средствах к существованию, общие для коренного населения Арктики. Кроме того, проблема наземных путешествий и транспорта стала более острой (например,g. доступ по ледяной дороге к населенным пунктам и рудникам представляется более непредсказуемым и трудным). Более того, такие проявления изменения климата, как таяние вечной мерзлоты, прибрежная эрозия и повышение уровня моря, оказывают прямое воздействие на муниципальную и промышленную инфраструктуру (например, взлетно-посадочные полосы, жилье, трубопроводы). Потепление также влияет на секторы экономики, включая лесное хозяйство и сельское хозяйство, из-за более длительного вегетационного периода, но с повышенным воздействием вредителей. Чтобы смягчить последствия изменения климата, внедряются новые адаптивные методы (например,g., новые инструменты коренных землепользователей, такие как GPS, разработка политики управления возросшей экономической деятельностью и геополитическими проблемами на приполярном севере, повышение осведомленности о текущих изменениях в Арктике и т. д.). Тем не менее, все эти меры носят преимущественно поведенческий характер, являются реактивными и имеют место на индивидуальном уровне / уровне домохозяйства.

И Карелия, и Якутия подвержены влиянию глобального потепления, которое уже влияет на северные регионы, вызывая заболачивание и таяние вечной мерзлоты.В основном это относится к Якутии, где большая часть посевных площадей приходится на вечномерзлые почвы. Из негативных последствий антропогенного воздействия на окружающую среду следует отметить перевыпас и засоление из-за чрезмерного орошения газированной водой в Якутии. Действительно, это сказывается на сельском хозяйстве, поэтому заметная часть пастбищ и полей уже потеряла свою продуктивность, что особенно актуально в улусах среднего течения реки Лена.

C. Poeplau et al. [45] определили, что глобальные движущие силы могут быть не единственными факторами, способствующими изменению землепользования на циркумполярном севере; региональные драйверы также могут играть роль (например,(g., импортные продукты питания довольно дороги и некачественные, что увеличивает спрос на продукты местного производства в отдаленных районах). Это совпадает с нашими выводами по Карелии и Якутии. Главной общей чертой можно назвать низкую рентабельность традиционных видов сельскохозяйственной деятельности, таких как выращивание зерновых и овощей в открытом грунте и молочное животноводство. Без государственной поддержки в виде субсидий будущее этой деятельности под вопросом, что, несомненно, предполагает и землепользование. Многие поля в Карелии и Якутии уже заброшены, что стало причиной их «обратного» облесения.

Институциональные и экономические условия для развития сельского хозяйства и землепользования в этих регионах различаются. В обоих регионах сельское хозяйство сильно зависит от государственных субсидий, что является необходимым условием, учитывая суровый климат и малоплодородные почвы Севера. В России это признано в Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 годы, где среди приоритетов социально значимое развитие кормопроизводства и сельскохозяйственного использования низкоплодородных культур. край Крайнего Севера.Но реализация этой программы зависит не только от действий федерального правительства, но и от экономического благополучия регионов. Якутия из-за своих недр имеет гораздо больший потенциал для субсидирования сельского хозяйства, чем Карелия. Компании, занимающиеся добычей алмазов, угля и трубопроводом природного газа, поддерживают региональных сельскохозяйственных производителей, которые поставляют своим работникам свежее молоко, мясные продукты и овощи. В Карелии таких спонсоров найти сложно.

Конфликты между традиционным (коренным населением) и современным (индустриальным) землепользованием в северных регионах мира, вероятно, являются самой популярной темой исследований, включая Крайний Север России и Арктику.К. Стивен [46] исследует социальные последствия изменений, происходящих в Арктическом регионе. Один из основных выводов заключается в том, что новые уровни доступности во многих арктических регионах и связанные с ними ожидания в отношении новой экономической деятельности часто приводят к конфликту между традиционными и новыми видами землепользования (и неиспользованием, таким как сохранение природы). СРЕДНИЙ. Евсеев и др. [47] анализируют конфликты землепользования на территориях коренных народов в Российской Арктике. Несмотря на передовые институциональные меры поддержки для сохранения территорий традиционного природопользования, наиболее типичная причина природоохранных конфликтов отражает теорию «трагедии общин» (когда члены одной группы в погоне за личной выгодой , фактически игнорируют права другой группы на экосистемные услуги).Это приводит к их истощению, подрывая экологическую, экономическую и социальную стабильность местного населения. Решение здесь включает в себя не только предоставление экосистемных услуг (охота, рыболовство, ресурсы лесных ягод), используемых коренными меньшинствами и, в определенной степени, пришельцами, но и регулирование, поддержка их распределения, а также развитие культурных услуг. С. Крейт [48] изучает беспрецедентные изменения, вызванные термокарстом на территориях землепользования коренных народов. R. Weber et al.[49] акцентируют внимание на важности вовлечения заинтересованных сторон в планирование землепользования, налаживания диалога и сбора мнений с целью максимального раскрытия специфики местности при одновременном повышении ее пригодности для жизни и эффективности. Г. Иванова и Т. Сафронова [50] анализируют гастрономические привычки коренного населения, особенности питания северян, влияние на организм детей продуктов из других широт.

Традиционная экономическая деятельность играет важную роль как в Карелии, так и в Якутии.Хотя мы считаем, что этнический фактор также является движущей силой изменений в землепользовании, не всегда эти изменения происходят в соответствии с принципами устойчивого развития. В Карелии коренным народом Севера официально считаются только вепсы; в результате они получают выгоду от использования таких природных ресурсов, как лес и вода. Остальные, карелы (другое этническое меньшинство, в основном ассимилированное русскими) или представители всех других национальностей, не имеют никаких предпочтений, но широко практикуют сбор лесных ягод и грибов, а также рыбалку.В Якутии статус коренных жителей присвоен малым народностям Арктики, занимающимся оленеводством. Но поскольку якутцы становятся этническим большинством в республике, многие региональные законы продвигают их традиционные виды деятельности, такие как разведение крупного рогатого скота и коневодство.

Большинство исследований землепользования и развития сельского хозяйства на Севере, как правило, сосредоточено на одном административном районе или провинции данной страны. Наше исследование направлено на сравнение двух регионов России, отнесенных к Крайнему Северу, что привело нас к выводу, что есть как различия, так и сходства в особенностях их сельскохозяйственного освоения и землепользования.Следовательно, можно сказать, что некоторые меры или политика социально-экономического развития действительно могут быть похожими; однако большинство из них должны отличаться в зависимости от специфики регионов. Исследуемые регионы могут рассматриваться как модели для других административных единиц обширных северных окраин Российской Федерации, в зависимости от того, насколько они похожи на эти изученные случаи. В них приводятся примеры эффективных мер политики и успешных методов ведения сельского хозяйства, в том числе новаторских и традиционных.Местное сельское хозяйство, наряду с особыми природными ресурсами северных ландшафтов, может обеспечить продуктами питания не только для внутреннего потребления, но и для всего российского и международного рынков. Продвижение этих продуктов могло бы стать успешной мерой политики. Это также способствует более устойчивому землепользованию, что важно для уязвимой природы Севера.

Другие важные выводы указывают на роль географического положения и особенностей естественной сезонности в сельском хозяйстве и землепользовании.Оба региона подвержены влиянию сезонности, но различаются по степени ее влияния. В Якутии из-за континентального климата он более выражен: короткое жаркое лето (что позволяет некоторым овощам расти в открытом грунте) и продолжительные очень холодные зимы. В Карелии сезонные условия намного мягче (особенно на юге) из-за того, что она находится на пути нескольких циклонов, а также большое влияние оказывают многие водоемы, расположенные в Карелии. Молочное животноводство, существующее как в Карелии, так и в Якутии, вполне адаптировано к местным условиям; специальные породы были выведены с учетом климатических условий.

Географическое положение играет особую роль, и недостатки, вызванные удаленностью и изолированностью, в некоторой степени становятся преимуществами: упадок сельского хозяйства и заброшенность сельскохозяйственных земель в Карелии являются результатом близости к центру европейской части России. В Якутии, где некоторые улусы труднодоступны по суше, ведение домашнего сельского хозяйства гарантирует продовольственную безопасность, по крайней мере частично. Карелия стала популярным местом у туристов и привлекательным местом для «дач» — дач петербуржцев.Это явление создает особую особенность землепользования, почти фантомную с точки зрения официальных регистров и статистики. В некоторых деревнях юга Карелии зимой насчитывается всего 2–3 жилых дома, а летом их сезонное население может превышать несколько сотен. В Якутии есть и дачи, но в основном они не так распространены.

Еще одна особенность географического положения — граница с Финляндией для Карелии и относительная близость Китая для Якутии. В последнем регионе на землепользование сильно влияет давление относительно близкого гиганта.В случае Карелии Финляндия не оказывает большого влияния на землепользование; Основное последствие, которое следует отметить, — это широкая полоса земли вдоль государственной границы с особым режимом, не допускающим вход посетителей без пропуска.

Важное наблюдение, которое мы сделали, — это изменение географической структуры землепользования. И в Карелии, и в Якутии население все больше концентрируется в региональных столицах. Около 44% от общего числа жителей Карелии проживают в Петрозаводске и почти 1/3 населения Якутии — в Якутске, численность населения которого с 1980-х годов выросла почти вдвое [42].Это подразумевает гораздо более сильное давление на землепользование вокруг этих городских центров и одновременное сокращение всех видов сельскохозяйственного использования на периферии. Этот эффект усиливается очевидным отсутствием дорожной инфраструктуры.

В качестве общего вывода можно констатировать, что оценка влияния различных движущих сил на развитие сельского хозяйства и землепользования в Карелии, Якутии и других северных регионах России и оценка их сельскохозяйственного потенциала может быть важной и сложной темой для дальнейшее изучение.В качестве наиболее надежного источника для такого рода исследований мы считаем дистанционное зондирование, а также сбор данных в ходе полевых исследований с различными группами сельскохозяйственных производителей — работниками крупных и средних предприятий, мелкими фермерами, коренными оленями и лошадьми. заводчики, владельцы дач и подсобных хозяйств. Только так можно было правильно понять и нанести на карту землепользование и сельское хозяйство на удаленных северных окраинах России.

Авторы выражают глубокую благодарность В.В. Лабинов — заместитель Премьер-министра, министр сельского хозяйства и рыболовства Республики Карелия; Терентьев С.О. — ведущий специалист отдела инвестиций и развития села Министерства сельского хозяйства и рыболовства Республики Карелия; главы Олонецкого, Приозерского и Приазинского административных районов; представители Петрозаводского государственного университета; Присяжному М.Ю. — заместителю министра образования и науки Республики Саха (Якутия), заведующему кафедрой североведения Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосов; Кондратьева В.И. — руководитель Центра стратегических исследований Республики Саха (Якутия); представители Якутского НИИ сельского хозяйства им. М.Г. Сафронова, Якутской государственной сельскохозяйственной академии; местным властям и фермерам Хангаласского, Намского и Чурапчинского улусов, Якутска и Жатайского столичного округа, а также всем местным жителям Карелии и Якутии за их бесценную информацию о землепользовании и жизни сельских поселений в этих двух регионах.Авторы также благодарят Высшую школу экономики (Москва) и Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова за поддержку этого исследования.

Список литературы

[1] Шашко Д.И. Климатические условия для земли в Центральной Якутии. М .: Издательство Академии наук СССР; 1961. Искать в Google Scholar

[2] Конюхов Г.И. Сельское хозяйство. Новосибирск: Сибирское отделение Российской академии сельскохозяйственных наук, Якутский НИИ сельского хозяйства; 2005.Искать в Google Scholar

[3] Назарова Л.Е. Климат Республики Карелия (Россия): Температура воздуха, изменения и изменения. Геополитика и экогеодинамика Рег. Ноябрь 2014. 10 (1): 746–9. Искать в Google Scholar

[4] Назарова Л.Е. Об оценке кимфортности климата Карелии. (Об оценке комфортного климата Карелии). Труды Карельского научного центра РАН. 2011. 4: 129–33.Искать в Google Scholar

[5] Колбовский Е.Ю., Климанова О.А., Бавшин И.М. Пространственный анализ факторов и последствия трансформации использования сельскохозяйственных земель в Смоленской области. Региональный конный завод. 2018; 62 (4): 96–106 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[6] Наумов А., Сидорова Д. Обеспечение устойчивого развития агропродовольственного сектора на Крайнем Севере России: пример Якутии.Продовольственная безопасность в Евразии 2018. Тематические исследования. Москва: Евразийский центр продовольственной безопасности; 2018. с. 7–34. Искать в Google Scholar

[7] Вавилов Н.И. Проблема северного земледелия. Материалы Ленинградской черезвычайной сессии Академии наук СССР. 25–30.XI.1931 г. (Проблема северного сельского хозяйства. Материалы Ленинградской чрезвычайной сессии АН СССР 25–30 ноября 1931 г.). Ленинград: Издательство Академии наук; 1931 с. Искать в Google Scholar

[8] Тульженкова Ф.Ф.Овощеводство защищенного грунта на Крайнем Севере. Москва – Ленинград: Сельхозгиз; 1953 с. Искать в Google Scholar

[9] Berson GZ. Гидропоника на Крайнем Севере. Мурманск: Мурманское книжное издание; 1964 с. Искать в Google Scholar

[10] Забродин В.А. Основные направления селькохозяйственного развития на Крайнем Суровом. Развитие сельского хозяйства в Сибири и на Дальмен Востоке.Развитие сельского хозяйства Сибири и Дальнего Востока. Москва: Колос; 1980 с. Искать в Google Scholar

[11] Сидорова В.А. Оценка возможности использования залежных земель в сельском хозяйстве в условиях Карелии. Успехи современной науки. 2016; 5 (10): 146–9. Искать в Google Scholar

[12] Иванов В.А. Роль аграрного сектора Севера в обеспечении продовольственной безопасности и социально-экономическом развитии сельских территорий.Отраслевая и региональная экономика. 2011. 2 (14): 117–27. Искать в Google Scholar

[13] Наумов А.С., Паук А.Я., Сидорова Д.А., Юрлова А.И. Городское сельское хозяйство в Арктике: российский и зарубежный опыт. Научный Электрон Дж. Меридиан. 2019; 2 (20): 111–3, http://meridian-journal.ru/site/article?id=1212 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[14] Такакура Х. Институционализированные отношения человека и животного и последствия: репродуктивный процесс конных повязок и животноводство в Северной Якутии, Сибирь.Hum Ecol. 2002; 30: 1–19. 10.1023 / A: 1014518612106 Искать в Google Scholar

[15] Алексеев Н.Д., Степанов Н.П., Филиппова Н.П., Халдеева М.Н. Племенная работа в коневодстве Республики Саха (Якутия). Farm Anim. 2013; 2 (3): 64–8 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[16] Санникова Ю.М. Проблемы развития традиционных секторов арктического хозяйства (на примере Якутии).Аркт и Сев. 2012; 6: 88–93 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[17] Винокурова Д.Е., Прохорова М.Н. Особенности оленеводства и тенденции в изменении поголовья домашних оленей в Республике Саха (Якутия) // Вопросы современной экономики. 2013; : //readera.ru/14340773 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[18] Федоров В.И., Степанов А.И., Слепцов Е.С., Винокуров Н.В., Бочкарев И.И., Максимова А.Н.Северное домашнее оленеводство Республики Саха (Якутия): ретроспективный анализ и тенденции развития. J Pharm Sci Res. 2018; 10 (10): 2559–63. Искать в Google Scholar

[19] Рагулина М.В. Тенденции развития традиционного природопользования коренных малочисленных народов Сибири. Интернет-журнал Науковед. 2013; 5 (18): 1–11. https://naukovedenie.ru/PDF/97evn513.pdf. Искать в Google Scholar

[20] Знаменский С.Р.Биогеография, ландшафты, экосистемы и виды Заонежского полуострова. В кн .: Онежское озеро, Российская Карелия. 2.6 Луга в Заонежье. Хельсинки: отчеты Финского института окружающей среды; 2014. с. 147–52. Искать в Google Scholar

[21] Тикканен О., Чернякова И.А., Хейккиля Р. Исчезнувшие деревни — отпечаток традиционного сельского хозяйства в ландшафтах западной части лесов Беломорской Карелии.Труды Карельского научного центра РАН. 2014; 6: 148–56 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[22] Колесникова Н.В., Колесников Н.Г. О развитии альтернативной занятости населения лесных поселков в Республике Карелия. Актуальные направления научных исследований XXI века: теория и практика. 2015; 3 (13–2): 232–5. Искать в Google Scholar

[23] Петрова Н.В.Сельский туризм в Республике Карелия как приоритетное направление диверсификации экономики села. Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки, социология. 2014; 1 (57): 85–8 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[24] Сааринен К., Янтунен Дж., Саарнио С., Куйтунен К., Марттила О. Влияние изменений в землепользовании на ландшафтный состав: сравнение финской и российской Карелии.Устойчивое развитие Environ Dev. 2001; 3: 265–74. 10.1023 / A: 10208104 Искать в Google Scholar

[25] Нефедова Т.Г. Десять актуальных вопросов о сельской России. Ответы географии. Десять актуальных вопросов о сельской России. Ответы географа. Москва: Ленанд; 2013 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Поиск в Google Scholar

[26] Марккула И., Турунен М.Т., Кантола С. Традиционные и местные знания в планировании землепользования: понимание использования руководящих принципов Акве: Кон в Эанодате, финская Сапми.Ecol Soc. 2019; 24 (1): 20. 10.5751 / ES-10735-240120 Поиск в Google Scholar

[27] Браттланд К., Мустонен Т. Как традиционные знания имеют значение в управлении атлантическим лососем в Норвегии и Финляндии. Арктический. 2018; 21 (4): 375–92. 10.14430 / arcti4751 Искать в Google Scholar

[28] Гассий В., Потравный И.М. Оценка социально-экономического ущерба коренных народов от промышленного освоения Российской Арктики. Чешская полярная республика 2017; 7: 257–70. 10.5817 / CPR2017-2-25 Искать в Google Scholar

[29] Самсонова И.В., Неустроева А.Б., Павлова М.Б.Проблемы взаимодействия коренных малочисленных народов Севера и добывающих компаний в Республике Саха (Якутия). Социодинамика. 2017; 9: 21–37. https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=23852 (на русском языке с резюме на английском языке). Искать в Google Scholar

[30] Куек Дж. Закон о горной промышленности Канады и его влияние на земли и ресурсы коренных народов; 2005 г., https: // miningwatch.ca / sites / default / files / Canadian_Mining_Law.pdf Искать в Google Scholar

[31] Westman CN, Joly TL. Добыча нефтеносных песков в Альберте, Канада: обзор воздействий и процессов на коренные народы. Hum Ecol. 2019; 47: 233–43. 10.1007 / s10745-019-0059-6 Поиск в Google Scholar

[32] Оленеводство. Оскал А., Тури Дж. М., Матизен С. Д., Берджесс П., редакторы. Традиционные знания и адаптация к изменению климата и потере пастбищ. Каутокейно / Гуовдагеадну: Международный центр оленеводства; 2009 г.http://reindeerherding.org/wp-content/uploads/2013/06/EALAT-Final-Report.pdf. Искать в Google Scholar

[33] Дружинин П.В. Влияние климатических изменений на урожайность в сельском хозяйстве Карелии. Ученые записки. 2012; 38: 201–308. http://www.rshu.ru/university/notes/archive/issue38/uz38-201-208.pdf (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[34] Медведков А.А. Трансформация «кормовых ландшафтов» и традиционной культуры аборигенных народов Сибири в условиях изменения климата.ИнтерКарто ИнтерГИС. 2016; 22: 62–70. 10.24057 / 2414-9179-2016-1-22-62-70 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[35] Даянова Г.И., Егорова И.К., Баишева А.Ф., Крылова А.Н. Устойчивое развитие сельского хозяйства в Республике Саха (Якутия): рестроспективный анализ и точка бифуркации. Int Agric J. 2018; 61 (6): 28–33. 10.24411 / 2587-6740-2018-16090 (на русском языке с резюме на английском) Искать в Google Scholar

[36] Jordan B, Jordan-Bychkov T, Holz R.Постсоветские перемены в якутской ферме (Veränderungen in einer jakutischen ländlichen Siedlung в PostSowjetischer Zeit). Эрдкунде. 1998. 52 (3): 219–23. Искать в Google Scholar

[37] Наумов А., Сидорова Д., Гончаров Р. Сельское хозяйство на арктических окраинах: модели развития сельского хозяйства в северных регионах России, Европе и Северной Америке. Практика региональной научной политики. Фортком. 2020. 10.1111 / rsp3.12273 Искать в Google Scholar

[38] Романов А.А. О климате Карелии (О климате Карелии).Петрозаводск: Госиздат Карел. АССР; 1961 с. Искать в Google Scholar

[39] Карелиастат, https://krl.gks.ru/. Искать в Google Scholar

[40] Всероссийская сельскфхозная перепись. Года. Результаты (Сельскохозяйственная перепись России 2016 г. Итоги). 2016. https://rosstat.gov.ru/519. Искать в Google Scholar

[41] Белянчиков Э. Три правды про золотую рыбку. Как карелы против форелеводов восстали.Как восстали карелы против форелеводов). Новости Карелии. 2018. https://www.karelia.news/news/2328785/tri-pravdy-pro-zolotuu-rybku-kak-karely-protiv-forelevodov-vosstali-cast-1-zurnalistskoe-rassledovanie. Искать в Google Scholar

[42] Статистика Саха (Якутия), https://sakha.gks.ru/. Искать в Google Scholar

[43] Аммосова Н.И. Агропромышленный комплекс Республики Саха (Якутия): Динамика, проблемы развития.Государственный советник. 2015; 4 (12): 34–41 (на русском языке с аннотацией на английском языке). Искать в Google Scholar

[44] Форд Дж. Д., МакДауэлл Дж., Джонс Дж. Состояние адаптации к изменению климата в Арктике. Environ Res Lett. 2014; 9 (10): 104005. 10.1088 / 1748-9326 / 9/10/104005 Искать в Google Scholar

[45] Поплау К., Шредер Дж., Грегорих Э., Курганова И. Взгляд фермеров на сельское хозяйство и изменение окружающей среды на приполярном севере Европы и Америки. Земля. 2019; 8: 190. 10.3390 / land8120190 Искать в Google Scholar

[46] Стивен К.Социальные последствия быстро меняющейся Арктики. Curr Clim Change Rep. 2018; 4: 223–37. 10.1007 / s40641-018-0106-1 Поиск в Google Scholar

[47] Евсеев А.В., Красовская Т.М., Тикунов В.С., Тикунова И.Н. Выявление конфликтов землепользования на территориях коренных народов в российской Арктике с использованием методологии информационных систем атласа. Геоинформатика Геостатистика: обзор. 2018; 6 (1): 1–6. Искать в Google Scholar

[48] Crate S, et al. Жизнедеятельность вечной мерзлоты: трансдисциплинарный обзор и анализ термокарстовых систем землепользования коренных народов.Антропоцен. 2017; 18: 89–104. Искать в Google Scholar

[49] Вебер Р., Эйлерцен С.М., Суопаярви Л. Планирование местного землепользования: руководство по пространственным данным, географическим информационным системам и прогнозированию в Арктике. Отчет РИДЖИНА № 1 2017. Искать в Google Scholar

[50] Иванова Г.В., Сафронова Т.Н. Особенности питания коренного населения Арктической зоны Российской Федерации. Русский Аркт. 2018; 3: 60–9 (на русском языке с аннотацией на английском языке).Искать в Google Scholar

Получено: 2019-12-31

Исправлено: 2020-10-20

Принято: 2020-11-03

Опубликовано онлайн: 27.11.2020

© 2020 Алексей Наумов et al ., Опубликовано De Gruyter

Эта работа находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 International License.

Земля | Бесплатный полнотекстовый | Структурные вариации в составе земельных фондов в региональном масштабе по России

1.Введение

Структурные изменения в землепользовании неразрывно связаны с растущим спросом на продукты питания [1,2]. Современные процессы урбанизации и индустриализации все чаще обостряют конфликты между различными функциональными типами земель [3]. Поскольку земельные системы представляют собой критически важное пересечение экономических и экологических систем [4], модели распределения земель становятся более уязвимыми для различных экологических и социальных проблем. Из одной пятой общей площади суши в мире, потенциально пригодной для выращивания сельскохозяйственных культур, более половины уже активно возделываются [5].Дальнейшему развитию сельского хозяйства препятствуют природные и географические факторы [6], повсеместное воздействие изменений в землепользовании [7], высокие экономические затраты [8] и инфраструктурные ограничения [9]. В то же время, по данным DeFries et al. [10], Аджани [11] и Ламбин [12], сельскохозяйственное производство имеет тенденцию сталкиваться с растущей конкуренцией за землю с другими видами землепользования. За последние десятилетия многие ученые и практики, в том числе Платт [13], Бриггс и Юрман [14], Вининг и др. [15] и Sioen et al.[16], среди прочего, сообщали о необратимом перемещении значительных площадей земель, ранее использовавшихся для сельского хозяйства, в городские, промышленные, инфраструктурные и другие виды использования. Урбанизация и индустриализация усиливают конкуренцию между сельскохозяйственными и несельскохозяйственными методами землепользования [17]. Наряду с промышленным развитием и разрастанием городов, происходят значительные изменения в землепользовании далеко за пределами города, что приводит к потере пахотных земель [18]. Как правило, в региональном масштабе сельскохозяйственные земли не конкурируют с другими категориями за те же земельные площади. из-за специфических климатических, почвенных и топографических требований для ведения сельского хозяйства.Однако в странах с изобилием земель и разнообразным климатом географическое распределение использования сельскохозяйственных земель имеет тенденцию корректироваться, чтобы лучше соответствовать качеству земли [19]. Россия — хороший пример страны, которую можно использовать для демонстрации этого факта. Отказ от сельского хозяйства на обширных северных и восточных территориях происходил параллельно с концентрацией интенсивного сельского хозяйства на плодородных землях в южных, западных и центральных регионах страны. В России сельскохозяйственных угодий всего 12.96% от общего национального земельного фонда (пахотные земли — 7,16%, пастбища — 3,99%, сенокосы — 1,40%, залежи — 0,28% и многолетние насаждения — 0,11%). Концентрация сельскохозяйственных земель на территории варьируется от 75,32% в Южном федеральном округе и 70,96% в Северо-Кавказском федеральном округе до всего 4,05% в Северо-Западном федеральном округе и 1,30% в Дальневосточном федеральном округе.

Мы уточнили определения основных терминов, используемых в данном исследовании, следующим образом:

  • Район — тип надрегионального административного деления России, который включает несколько территорий по географическому принципу (в настоящее время существует восемь федеральных округов).

  • Распределение земель — распределение земель определенных категорий в стране, районе или территории.

  • Земельный фонд — сумма имеющихся земельных ресурсов в стране, районе или территории.

  • Состав земельного фонда — разделение земельного фонда на категории земель.

  • Землепользование — общая сумма мероприятий, действий и затрат, которые люди предпринимают для определенного типа земного покрова.

  • Территория — общий термин для обозначения различных типов административных единиц Российской Федерации (области, края, республики, автономные округа и автономные республики).

Диспропорции в распределении сельскохозяйственных земель в некоторой степени вызваны экономическими факторами, а не только географическими и природными условиями. Как и в большинстве постсоциалистических стран, в России с начала 1990-х годов произошли драматические изменения в землевладении и землепользовании. Среди основных преобразований Лерман и Шагайда [20] выделили приватизацию сельскохозяйственных земель, права на сельскохозяйственные земли для индивидуальных землевладельцев и снятие запретов на покупку и продажу земли.Рынок земли положительно отреагировал на либерализацию увеличением сделок между отдельными землевладельцами [20]. Однако доминирование долевой и совместной собственности на землю ослабило роль государства в контроле за землепользованием [21] и увеличило фрагментацию государственной собственности на землю на множество разрозненных единиц [22]. Почти двенадцать миллионов земельных паев (сертификатов) было распределено между сельскими жителями и бывшими работниками колхозов и совхозов [23]. По данным Трухачева и соавт.[23], Лерман и Шагайда [20], Рожков [24], Виссер и др. [25], земельная реформа в России внесла значительный вклад в структурные различия в составе земельных фондов. Доля сельскохозяйственных земель в общем земельном фонде сокращается из-за потери пашни, особенно на обширных территориях Дальневосточного федерального округа и Сибирского федерального округа [26]. С 1990 по 2000 год уровень заброшенности земель в России превышал 30%, что было одним из самых высоких показателей среди стран с переходной экономикой [27].Миланова [28] сообщила о сокращении посевных площадей для всех культур в течение 1990-х годов из-за изменений в землепользовании и стагнации сельскохозяйственного сектора. Резкое сокращение животноводства привело к сокращению сенокосов и пастбищ. Обширные площади пахотных земель были заброшены из-за деградации земель. На отдельных территориях в центральной, северной и восточной частях страны содержание гумуса снизилось на 50%. Прищепов и др. [29] выявили корреляцию между пространственным распределением заброшенных пахотных земель и естественными факторами, такими как недостаточное количество осадков и более короткие вегетационные периоды, как в Сибири, так и в восточных частях страны.Поскольку многие фермы были расположены в бореальной зоне, некоторые из заброшенных земель испытали нашествие кустарников и деревьев [30]. Многие эксперты сообщают об усилении экологической деградации сельскохозяйственных земель из-за чрезмерной эксплуатации [31,32]. Изменения в почвенно-растительном покрове и землепользовании в зонах лесостепной и степной растительности (ориентированные на сельское хозяйство территории юга России, европейского центра и южных частей Урала и Сибири) были вызваны экстенсивным земледелием. Миланова [28] и Миланова и др.[33] сообщили, что до 90% земель на некоторых территориях были переведены под растениеводство. Однако, если экологические проблемы землепользования упоминаются в федеральном или региональном законодательстве, они преимущественно связаны с сокращением промышленных выбросов или удалением отходов в городских и пригородных районах, а не с использованием сельскохозяйственных земель [34]. В настоящее время в России заброшено более 40 миллионов гектаров пахотных земель, а еще 58 миллионов подверглись эрозии. Деградация земель, наряду с опустыниванием из-за нерационального землепользования, создает серьезные экологические, экономические и социальные угрозы в долгосрочной перспективе.Griewald et al. [34] утверждали, что контекст землепользования в России не поддерживает переход к устойчивому управлению земельными ресурсами, то есть «использование земельных ресурсов, включая почвы, воду, животных и растения, для производства товаров для удовлетворения меняющихся потребностей человека. при одновременном обеспечении долгосрочного производственного потенциала этих ресурсов и поддержании их экологических функций »[35]. Рост городов приводит к сокращению пахотных и других категорий сельскохозяйственных земель [36], которые передаются в различные несельскохозяйственные виды землепользования.Значительная часть потерь сельскохозяйственных земель в результате урбанизации и индустриализации происходит на плодородных почвах [37] и орошаемых землях [38]. В свою очередь, увеличение площади сельскохозяйственных земель происходит на почвах с более низким плодородием. Прищепов и др. [39], Брюкнер [40] и Браун и др. [41] выразили обеспокоенность по поводу растущей концентрации пахотных земель в более мелких и более фрагментированных районах, расположенных вблизи городских и промышленных районов. Erma et al. [42] сообщили о многих случаях, когда жилые поселения занимали сельскохозяйственные земли в южных и центральных частях страны, которые известны как районы житницы России.В связи с увеличением изменчивости в составе земельных фондов необходимость исследований в этой области стала более важной. В серии эмпирических исследований многие авторы, в том числе Verburg et al. [43], Ван Дорн и Баккер [44], Наингголан и др. [45], а также Диого и Кумен [46], среди прочих, попытались построить гипотезы о взаимосвязи между ближайшими движущими силами и моделями сельскохозяйственного землепользования. Проблема в том, что установленные гипотезы неадекватно объясняют причинно-следственную связь между процессами землепользования и составом земельных фондов в различных региональных масштабах.В странах с переходной экономикой, включая Россию, где земельные реформы резко изменили распределение земельного фонда за последние десятилетия [42], различия в площади сельскохозяйственных земель из-за давления несельскохозяйственного землепользования остаются малоизученными. Структура фондов сельскохозяйственных земель обычно рассматривалась вне несельскохозяйственного контекста [47, 48], вместо того, чтобы исследовать взаимосвязь между пропорциями сельскохозяйственных, городских, инфраструктурных и промышленных земель.В большинстве исследований доля сельскохозяйственных земель в земельном фонде использовалась в качестве основной территориальной характеристики без дальнейшего тестирования альтернативных переменных несельскохозяйственного землепользования [4]. Таким образом, в региональных исследованиях возник пробел в знаниях о том, как можно отслеживать вариации в составе земельных фондов с целью оптимизации использования сельскохозяйственных земель. Для объяснения и прогнозирования динамики земельной системы в различных местах требуется более явный акцент на взаимосвязи между категориями земель [49].На этом фоне, в случае России, это исследование было направлено на то, чтобы внести вклад в совокупность знаний о землепользовании в региональном масштабе путем выявления структурных вариаций в составе земельных фондов территорий и выявления взаимозависимостей между пропорциями сельскохозяйственных земель, с одной стороны. , а с другой стороны — городские, промышленные и другие земли.

3. Результаты

3.1. Состав земельных фондов
Анализ данных земельного кадастра по территориям России (Приложение B, Таблица A9, Таблица A10, Таблица A11, Таблица A12, Таблица A13, Таблица A14, Таблица A15 и Таблица A16) позволил выявить отчетливую закономерность. в пространственном распределении сельскохозяйственных угодий.В южной и центральной частях страны (зеленый пояс между 45 ° и 55 ° северной широты) в составе земельного фонда преобладали пахотные земли (Рисунок 2). В горных районах Северного Кавказа в синий пояс вошли территории, где преобладали пастбищные угодья и другие сельскохозяйственные угодья. В большинстве северных и восточных регионов земельные фонды состояли из несельскохозяйственных земель с небольшой долей пахотных земель.
3.2. Деятельность земель сельскохозяйственного назначения

Во-первых, в Южном федеральном округе, являющемся сельскохозяйственным зернохранилищем для страны, структура земельного фонда была менее ориентирована на сельское хозяйство по сравнению с Центральным и Приволжским округами и некоторыми территориями Сибири.В частности, для Краснодара и Ростова, двух территорий зеленого пояса со значительной долей пахотных земель в структуре земельного фонда, значения «Rji» были значительно ниже среднего по округу. На некоторых территориях на юге и в центре высокие ранги пахотных и пастбищных земель были сведены на нет низкими рангами бесплодных земель, земель водного фонда, жилых, промышленных и инфраструктурных земель.

Во-вторых, в Сибирском федеральном округе значения «Rji» почти достигли значений центрального и южного округов из-за высокой оценки сенокосов в Омске и Новосибирске.Зеленый пояс Алтая получил высокую оценку по удельному весу пашни и других сельскохозяйственных угодий в составе земельного фонда.

В-третьих, желтый и красный пояса на Дальнем Востоке представляют собой наименее ориентированный на сельское хозяйство макрорегион в России. На Чукотке, Магадане и Сахалине, где лесные массивы и заболоченные земли преобладают в составе земельного фонда, категории земель сельскохозяйственного назначения оказались самыми низкими среди 82 исследованных территорий. Однако в Приморье, Хабаровске, Амурской области и Еврейской автономной области залежи, сенокосы и пастбища получили высокие оценки.

По полученным рангам было выделено четыре интервала Rj, каждый из которых включал территории Tj по степени активности сельскохозяйственных угодий. Группировка воспроизвела ранее выявленное ленточное распределение сельскохозяйственных земель, но с измененной конфигурацией (рис. 3).

Обычно, в то время как зеленый пояс сжимался и сдвигался на восток, синий расширялся и простирался к северу от отметки 55 ° широты. На некоторых территориях ранее желтых поясов Северо-Западного, Центрального и Приволжского округов многолетние насаждения и сенокосы имели достаточно высокий рейтинг, чтобы отнести эти регионы к регионам II типа.В Сибири в зеленый пояс вошли Омск и Новосибирск из-за высокого ранга сенокосов и низкого ранга нарушенных и бесплодных земель. Голубой пояс простирался от Урала (Тюмень и Челябинск) до Сибири (Томск, Хакасия, Тыва, Республика Алтай) и далее на Дальний Восток (Забайкальск и Еврейская автономная область). На юге значительная активность жилых, промышленных, транспортных, коммуникационных и нарушенных земель понизила Краснодар до III типа, а Ростов и Крым — до II.Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Дагестан, наоборот, вышли на зеленый пояс из-за высокого количества многолетних насаждений и пастбищ и низкой активности заболоченных земель, нарушенных земель и земель водохранилища.

3.3. Корреляционный анализ
На территориях типа I вариации в составе сельскохозяйственных земель коррелировали с изменениями площадей несельскохозяйственных земель для инфраструктуры, в первую очередь транспорта и связи (самая сильная корреляция с пахотными землями, многолетними насаждениями и сенокосами) (Таблица 3).Также была выявлена ​​сильная корреляция между пропорциями пахотных земель и залежей, с одной стороны, и долей лесов и бесплодных земель, с другой. Доля пастбищных угодий в земельном фонде сильно коррелировала с долей бесплодных земель. Подобно типу I, в группе типа II была обнаружена сильная корреляция между долями пахотных земель и многолетних насаждений и долей земель транспортной и коммуникационной инфраструктуры (таблица 4). Кроме того, поскольку синий пояс преимущественно состоял из густонаселенных территорий, прослеживалась корреляция между долями пахотных земель и жилых земель.На многих территориях типа II существенное значение имеет вклад лесных массивов и других лесных массивов в структуру земельного фонда. Этот факт может объяснить высокую корреляцию между составом сельскохозяйственных земель и лесных массивов. На юге, где климат и почва благоприятствуют развитию садоводства и виноградарства (например, в Крыму, Адыгее и Ростове), Ccv подчеркнула сильную корреляцию между пропорциями многолетних насаждений и пахотных земель в категориях сельскохозяйственных земель.Желтый пояс включает три типа территорий, а именно северные территории, Сибирь и Дальний Восток, занимающие более половины территории России, но представляющие только 12,3% ее сельскохозяйственных земель, где в основном используются пастбищные угодья. Вариации площадей пастбищ сильно коррелировали с площадями лесных массивов, других лесных массивов и водно-болотных угодий (Таблица 5). Северный локус включал территории северо-запада России, Уральского региона и центральной части России (то есть к северу от Москвы).На этих высокоразвитых, но менее заселенных территориях мы выявили сильную корреляцию между пропорциями пахотных и бесплодных земель, а также между долями многолетних насаждений и нарушенных земель. На юге в желтый пояс попал Краснодар, главная житница России. Доля пашни в составе земельного фонда Краснодара составила 52,8%. Краснодар также является одним из самых густонаселенных регионов России и самым популярным курортным регионом. Анализ показал высокую корреляцию между долей пахотных земель и многолетних насаждений, с одной стороны, и долей жилых и промышленных земель и земель под транспортно-коммуникационной инфраструктурой, с другой.К IV типу относятся территории с наименьшей активностью сельскохозяйственных земель. Нехватка сельскохозяйственных земель отражала межкатегориальные различия в составе фонда сельскохозяйственных земель. Наиболее сильные корреляции были выявлены между различными категориями сельскохозяйственных земель, в частности, пахотными землями и сенокосами, с одной стороны, и многолетними насаждениями и пастбищами, с другой (Таблица 6). На состав фонда сельскохозяйственных земель также повлияло соотношение бесплодных земель (на Чукотке и Ненецком автономном округе), лесных массивов (в Ленинграде и Мурманске), заболоченных земель (в Мурманске) и земель водного резервата (на Ямало-Ненецком автономном округе).

4. Обсуждение

Результаты, как и ожидалось, показали, что состав земельных фондов в России различается по территориям. Вторя Бихлеру и др. [100], Чу [101], Смит и др. [102], и Баккер и др. [103], мы обнаружили, что на распределение сельскохозяйственных земель в значительной степени влияют природные факторы, в то время как сельскохозяйственные земли распределены по стране неравномерно. В региональном масштабе поясные концентрации пахотных земель предполагают структуру распределения земель, ориентированную на сельское хозяйство, в южных и центральных районах России.Это согласуется с наблюдениями Rounsevell et al. [104] и Уайт и Энгелен [105,106], которые показали, что использование сельскохозяйственных земель имеет тенденцию концентрироваться в определенных местах, что отражает влияние природных факторов и моделей распределения соседних земель. Тем не менее, на отдельных территориях доля земель сельскохозяйственного назначения в земельном фонде не соответствует виду деятельности земель сельскохозяйственного назначения. Подражая более ранним исследованиям Мазуркина и Михайловой [70], Шишкина и др. [74], Mazurkin [69] и Buckett [71], мы обнаружили, что применение параметра земельной активности может привести к созданию картины распределения земель, отличной от той, которую можно было бы ожидать, зная о пропорциях. отдельных категорий земель.Следовательно, карт изменения распределения земель недостаточно для отражения конкретных мелкомасштабных изменений в составе земельных фондов в региональном масштабе. В России землевладение и спрос на землю были основными экономическими показателями для картирования распределения сельскохозяйственных земель. Согласно Шагайде [107], спрос на сельскохозяйственные земли существенно различается по территории России в зависимости от степени консолидации земель. В ходе земельной реформы ранее доминировавшие совхозы изменили организационную форму землепользования, но по-прежнему остаются основой сельскохозяйственного сектора [34,108].На зарождающемся рынке земли в 1990–2000-х годах установление новых моделей землевладения не повлекло за собой немедленных изменений в распределении земли от крупных бывших советских сельскохозяйственных предприятий к индивидуальным собственникам [107]. Поскольку в земельных сертификатах не указываются земельные участки, большинство акционеров не изъяли свою земельную собственность из совместного использования бывшими колхозами. Более 70% земли в России по-прежнему используется крупными предприятиями в аренду, 25% вносится в капитал крупных предприятий и только 4% остается у частных владельцев [109].В житнице южных и центральных европейских территорий России крупные агрохолдинги собрали еще больше сельскохозяйственных земель по сравнению с советским периодом [110]. Существующее распределение на основе спроса в значительной степени соответствует карте земельной активности (Рисунок 3), поскольку самый высокий спрос на землю выявлен в центральных частях страны, недалеко от Москвы. Этот спрос в первую очередь существует за счет несельскохозяйственного бизнеса. Для территорий типа I и II это хорошо коррелирует с обнаружением сильной связи между долей категорий земель сельскохозяйственного назначения, с одной стороны, и долей земель под жилые, промышленные и инфраструктурные объекты, с другой.В южном локусе III типа (Краснодар) Лерман и Шагайда [20] сообщили о высоком спросе на землю среди корпоративных хозяйств. В этой классификации территории типа I и II рассматриваются как менее развитые районы с точки зрения сельскохозяйственного производства (иногда даже как «сельскохозяйственные депрессивные регионы» ([20] с. 20)), где корпоративные фермы, как правило, сокращают свои владения и отказываются от земли. сюжеты. Наши результаты, напротив, показали, что на юге европейской части России, где концентрация пахотных земель самая высокая, активность сельскохозяйственных земель ниже по сравнению со многими другими территориями страны.На территориях, где высокая доля пахотных земель сосуществует с низкой активностью сельскохозяйственных земель, многие различия в составе земельного фонда можно объяснить социально-экономическими факторами. Ван де Стиг и др. [111] и Gärtner et al. [112] подтвердили, что распределение сельскохозяйственных земель сильно коррелирует с уровнем развития сельских районов, близостью к экономическим и рыночным центрам, урбанизацией и спросом на сельскохозяйственные земли со стороны несельскохозяйственных отраслей. Наше исследование выявило корреляцию между пропорциями сельскохозяйственных и городских земель на территориях I – III типов, что может означать потерю сельскохозяйственных земель из-за городского развития.На территориях типа II на состав фондов сельскохозяйственных земель больше влияет градостроительство, чем на составы типов I и III. Эти результаты подтверждают выводы Daniels [113], Su et al. [114], Yeh and Huang [115] и Dredge [116], то есть близость к городскому развитию может быть мощным предиктором изменений в использовании сельскохозяйственных земель. Многие ученые, в том числе Парсипур и др. [117], Ли и др. [118] и Аль-Кофахи и др. [119], среди прочих, соглашаются с тем, что ускоряющаяся урбанизация оказывает все более вредное воздействие на сельскохозяйственные земли.В случае России мы не выявили ускорения убыли сельскохозяйственных земель на урбанизированных территориях I – III типов. Однако было выявлено усиление корреляции между вариациями в составе фондов земель сельскохозяйственного назначения и земель жилищного, промышленного и инфраструктурного назначения. Зубайр и др. [120] и Лусеро и Тарлок [121] прогнозировали, что такие более сильные ассоциации будут продолжать оказывать все большее давление на сельскохозяйственные земли и приводить к более фрагментированному использованию сельскохозяйственных земель в будущем.Наряду с урбанизацией ориентация состава земельного фонда на сельскохозяйственное производство определяется плотностью населения [111,122]. На урбанизированных территориях I и II типов использование сельскохозяйственных земель зависит от разницы в площадях жилых земель. В Краснодаре, Ростове и Ставрополе, ориентированных на сельское хозяйство, изменения в структуре сельскохозяйственных земель в основном связаны с изменениями в составе земель для транспорта и связи. Этот результат согласуется с тем, что Ramadani и Bytyqi [123], Li et al.[118] и Аль-Кофахи и др. [119] сообщили при оценке воздействия более значительной концентрации населения на более низкие доли сельскохозяйственных земель в земельном фонде. Наоборот, Meyfroidt et al. [124] и Nguyen et al. [125] выявили, что в промышленно развитых регионах России, где плотность населения ниже, концентрация заброшенных земель выше. Существует множество исследований, в которых сообщается о связи между промышленным ростом, изменениями в распределении сельскохозяйственных земель и ухудшением возможностей ведения сельского хозяйства на международном уровне.В явной форме Oyebanji et al. [126] подтвердили наличие долгосрочной положительной связи между индустриализацией и потерей земель в Нигерии. Дэн и Ли [127] обнаружили, что эффект уплотнения почвы возник в результате промышленного строительства и строительства инфраструктуры в Китае, в то время как Мюллер и Сикор [128], Миланова и др. [33] и Müller et al. [129] связали изменения в распределении сельскохозяйственных земель и заброшенность сельскохозяйственных земель в странах ЕС с неблагоприятными экологическими условиями из-за растущей индустриализации.Расширение городской и промышленной инфраструктуры не только вызывает передачу земель из сельского хозяйства в города и из сельского хозяйства в промышленность, но также ведет к чрезмерной эксплуатации и деградации оставшихся сельскохозяйственных земель [127]. Во многих регионах России вскоре может возникнуть сокращение возможностей ведения сельского хозяйства из-за различного рода загрязнения окружающей среды. Многие эксперты склонны объяснять беспрецедентный рост бесплодных земель в России (на четыре миллиона га за последние два десятилетия) интенсивной эксплуатацией минеральных ресурсов и промышленным строительством [39, 130].Каштанов [131] и Добровольский [132] связали расширение промышленной инфраструктуры с долгосрочными и необратимыми потерями пахотных земель в России. В поддержку более ранних выводов Сорокина и соавт. [130] и Solgerel et al. [133] относительно тесной взаимосвязи между промышленным развитием и посевными площадями, сильная корреляция между пропорциями пахотных земель, многолетних насаждений и промышленных земель выявляется как на урбанизированных территориях типов I и II, так и на малонаселенных территориях желтого пояса.В отличие от урбанизации, индустриализация может повлиять на использование сельскохозяйственных земель в отдаленных районах. По данным Сорокина и соавт. [130], большая часть заброшенных земель находится на севере России. Это хорошо согласуется с нашим обнаружением сильной корреляции между вариациями площадей пахотных земель, нарушенных земель и бесплодных земель в северном локусе желтого пояса. Прищепов и др. [39] и MacDonald et al. [134] также сообщили о заброшенных сельскохозяйственных землях, сконцентрированных в отдаленных и изолированных промышленно развитых районах на севере России.Наквасина и др. [135] утверждали, что близость к городским районам может использоваться в качестве критического критерия для перевода нарушенных и бесплодных земель обратно в сельскохозяйственное использование. Однако мы не выявили сильной корреляции между вариациями в составе фонда сельскохозяйственных земель и жилых земель для территорий III типа. При различной структуре земельной деятельности на территории России изменения в составе сельскохозяйственных и несельскохозяйственных земельных фондов зависят от степени промышленного развития.Как упоминалось Postek et al. [136] и Прищепов и др. [39], потеря сельскохозяйственных земель из-за растущей индустриализации вызывает фрагментацию пахотных земель на более мелкие участки с более низкой производительностью. Однако, согласно Попову [137], фрагментация не является проблемой в сельскохозяйственных районах из-за чрезмерной аренды сельскохозяйственных земель. Однако проблема особенно актуальна для территорий, где пахотных земель мало [138, 139]. Нефедова [140] сообщила, что в северной и восточной частях России распределение сельскохозяйственных земель чрезвычайно фрагментировано.Наши результаты показали, что на Севере и Дальнем Востоке России низкая активность пахотных земель сочетается с преобладанием сенокосов в составе фонда земель сельскохозяйственного назначения. Высокие внутригрупповые корреляции между долей пахотных земель, пастбищ, сенокосов и многолетних насаждений на территориях типа IV подтверждают наблюдения King и Burton [141], Tan et al. [142], Дхакал и Ханал [143], т. Е. Фрагментация приводит к конкуренции между категориями сельскохозяйственных земель.Мы выполнили наш анализ в краткосрочной перспективе, но общеизвестно, что преобразования земель (в частности, пахотных земель и однолетних культур) могут быть быстрыми, тогда как преобразования происходят медленнее в районах, ориентированных на пастбища и животноводство, и на площадях под постоянные посевы. В национальном масштабе продолжающаяся потеря пахотных земель может не иметь немедленных последствий для сельскохозяйственного производства в России. Тем не менее, это представляет собой огромные экологические, экономические и социальные издержки, которые будет трудно покрыть в долгосрочной перспективе [144].Griewald et al. [34] и Hunt et al. [145] выделили пять основных движущих сил долгосрочных изменений в использовании сельскохозяйственных земель в России, одним из которых являются экологические факторы. Наши результаты позволяют ожидать, что эволюция изменений в землепользовании будет зависеть от давления, оказываемого на экосистемы различными типами землепользования [34]. В то время как некоторые авторы, в том числе Дипутра и Бэк [146] и Махсен и др. [147], сообщили мало доказательств того, что индустриализация вызывает значительное увеличение площади нарушенных земель, наши результаты показали, что более низкая активность категорий сельскохозяйственных земель коррелирует с более высокой активностью бесплодных земель, нарушенных земель и промышленных земель.Более слабые, но все же значимые корреляции между соотношением категорий земель сельскохозяйственного и промышленного назначения здесь выявляются на территориях I и II типов. На территориях типа IV вклад пахотных земель и многолетних насаждений в региональные земельные фонды также связан с колебаниями в площади бесплодных земель. Среди движущих сил изменений в землепользовании в долгосрочной перспективе есть также экономические, социальные, технологические и политические факторы. Букварева и др. [148] заявили, что в нынешней политике землепользования в России мало внимания уделяется экологическим издержкам, связанным с повторным использованием заброшенных земель.В свете экономического спада, который Россия переживает с середины 2010-х годов, фермеры стремятся усилить использование всех имеющихся земель, чтобы обеспечить приток достаточного дохода. Часто это делается независимо от того, имеют ли некоторые земли высокую экологическую ценность или являются социально-экономически маргинальными [29]. В краткосрочной перспективе мы не выявили увеличения площадей пахотных земель за счет использования других категорий земель сельскохозяйственного назначения. Однако до некоторой степени корреляции между долями категорий земель сельскохозяйственного назначения выявляются на территориях типа III.В этих областях желтого пояса программы мелиорации потребуют значительных инвестиций для расчистки засаженных деревьями земель, известкования и других работ. В краткосрочной перспективе высокие затраты на рекультивацию наряду с плохим качеством почвы могут снизить ожидаемую экономическую отдачу [149]; однако в долгосрочной перспективе стимулы к мелиорации могут возрасти по мере ухудшения доступности и качества пахотных земель на территориях типов I и II. Такая перспектива подчеркивает необходимость более глубокого исследования различий в составе земельного фонда в рамках подхода к устойчивому управлению сельскохозяйственными землями как компонента более широкой экономической и экологической системы [150, 151].

5. Выводы

В последние десятилетия растет озабоченность по поводу обеспечения эффективного использования сельскохозяйственных земель из-за ограниченной площади высокопродуктивных пахотных земель и растущего спроса на продовольствие и сельскохозяйственную продукцию во всем мире. В России ориентация государственной политики на рост сельскохозяйственного производства, наряду с низким уровнем экологической осведомленности среди фермеров, препятствует перспективам устойчивого землепользования как неотъемлемого аспекта планирования землепользования.Деградация сельскохозяйственных земель из-за нерационального использования создала экологические, экономические и социальные угрозы для целей национального развития в области управления земельными ресурсами на многих территориях страны. Поскольку большинство исследований в России было сосредоточено на изменениях земель между категориями сельскохозяйственных земель, влияние переводов из сельского хозяйства в города и из сельского хозяйства в промышленность было преуменьшено.

Мы провели эту работу, намереваясь изучить такие вариации путем выявления взаимозависимостей между пропорциями категорий сельскохозяйственных земель, с одной стороны, и городских, промышленных и других типов земель, с другой.Во-первых, распределение земель было нанесено на карту на основе доли сельскохозяйственных земель в составе земельного фонда, а, во-вторых, на основе «рейтинга земельной активности» территорий России. Такой двухэтапный подход к картированию позволил нам обнаружить, что доли сельскохозяйственных земель в составе земельного фонда не отражают должным образом вариации в деятельности категорий сельскохозяйственных земель. На территориях, где в структуре земельного фонда преобладали земли сельскохозяйственного назначения, деятельность сельскохозяйственных угодий могла сдерживаться высокой долей земель несельскохозяйственного назначения.На урбанизированных и густонаселенных территориях на состав фонда земель сельскохозяйственного назначения в первую очередь повлияло изменение площадей жилых и промышленных земель, а также земель транспорта и связи. На промышленно развитых, но малонаселенных территориях площади пахотных земель и многолетних насаждений сильно коррелировали с площадями нарушенных и бесплодных земель. Мы также обнаружили, что более низкая активность земли имеет тенденцию увеличивать различия в фонде сельскохозяйственных земель, что может указывать на межкатегориальную конкуренцию за более плодородные, более продуктивные и лучше расположенные сельскохозяйственные земли.

Создав и протестировав пятиэтапный алгоритм, мы попытались решить научную проблему низкой осведомленности о причинно-следственной связи между процессами землепользования и составом земельного фонда в региональном масштабе. В отличие от предыдущих исследований в этой области, мы исследовали вариации в составе земельного фонда как взаимосвязь между пропорциями сельскохозяйственных и несельскохозяйственных земель. На практике в исследованиях в масштабе территории такой подход может дополнять адаптированные к региону сети мониторинга за счет выявления несоответствий между кадастровыми картами распределения сельскохозяйственных земель и ранжированными видами деятельности сельскохозяйственных земель.Теоретически такой алгоритм позволяет уловить сложные взаимосвязи различных категорий земель и результирующие корреляции между их пропорциями, поэтому он применим для изучения территориальных моделей землепользования, моделирования систем распределения сельскохозяйственных земель и экстраполяции текущие тенденции в будущее. Потенциально алгоритм подходит для множества мест. Однако одним из ограничений настоящего исследования было то, что в нем использовалась российская система земельной статистики, основанная на тринадцати категориях земель.Из-за различных источников данных о землепользовании в разных странах, при реализации метода в более широком международном контексте необходима корректировка набора категорий земель в соответствии с национальной системой отчетности о земле. Еще одно ограничение, которое потенциально может затруднить сравнение между странами, — это разные размеры территориальных единиц. Пример России показывает, что эта проблема может возникнуть даже внутри одной страны, где территории существенно различаются по размеру. В попытке преодолеть препятствие, связанное с несоответствием данных, мы преобразовали данные кадастровой классификации в значения рейтинга земли.Чтобы учесть разнообразие территорий, мы использовали параметр активности сельскохозяйственных угодий. Это позволило нам скорректировать сельскохозяйственные и несельскохозяйственные системы ранжирования, чтобы сделать их сопоставимыми. Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования, чтобы оценить, в какой степени этот подход сможет надлежащим образом отобразить различия в моделях деятельности на сельскохозяйственных землях в условиях информационной асимметрии между странами.

Россия | Куда идет сельское хозяйство? | Сельскохозяйственная и сельская конвенция Россия

© Наталья Коханова

Алия Якупова и Ханнес Лоренцен

Часть 2 нашей серии статей о России направлена ​​на то, чтобы пролить свет на российское сельское хозяйство и предстоящие изменения.Алия Якупова и Ханнес Лоренцен знакомят нас с краткой историей России и потенциальным влиянием последних событий на мировое сельское хозяйство и продовольствие.

Экспорт продовольственных товаров сейчас для России дороже, чем поставки оружия, что принесло стране около 25 миллиардов долларов в 2019 году. На российские поля приходится 10-13% мирового экспорта зерна и 20-23% мирового экспорта пшеницы. Тем не менее, из-за того, что пищевая промышленность остается сильно недоразвитой, Россия вынуждена импортировать большую часть своей очищенной пищи.

Перед Россией стоит важный стратегический выбор. В свете потенциальных возможностей для роста, а также определенных внешних факторов, которые, как ожидается, повлияют на мировую сельскохозяйственную отрасль в ближайшие годы, будет ли она сосредоточена на использовании большего количества земель для выращивания сельскохозяйственных культур и, как следствие, увеличении своего экспорта и станет важной частью? глобальной сельскохозяйственной цепочки — или она будет работать над улучшением своей пищевой промышленности с целью стать более независимой от мировых сельскохозяйственных животных? Одно можно сказать наверняка: от российского аграрного сектора следует ожидать некоторых важных решений, а также развития.

Ханнес Лоренцен посещает российский свекловичный завод. За последние 20 лет Россия стремилась привести политику в соответствие с развивающейся промышленностью и эпохой глобализации. Зависимость от импорта является серьезной проблемой: чтобы увеличить внутреннее предложение продовольствия, в какой-то момент российское правительство раздавало больше поддержки производителям, чем ЕС. Изображение предоставлено: Юлиус Лоренцен

Открытие российского сельского хозяйства

Два века колебаний

Россия, с ее огромной территорией, претерпела ряд колебаний в течение 19 -го -го и 20 -го веков.Несмотря на то, что в то время у нее было больше населения, чем в остальной Европе, большинство из которых проживало в сельских сельскохозяйственных общинах, Россия не могла конкурировать с точки зрения своего промышленного и экономического развития. Тем не менее, в то время как ее европейские соседи и Вольное экономическое общество стремились улучшить свои методы ведения сельского хозяйства, России удалось стать одним из крупнейших экспортеров сельскохозяйственных культур, особенно пшеницы (36% от общего экспорта в 1910 году), несмотря на ее неэффективность в сельском хозяйстве.

Позже, освобождение царем Александром II крепостных в середине 19 годов века, последующее Великое сибирское переселение и ориентированные на сельское хозяйство Столыпинские реформы открыли возможность для расширения пахотных земель.Однако социально-политические потрясения, последовавшие вскоре после этого (Первая мировая война, большевистская революция, Гражданская война, а затем Вторая мировая война), не позволили российскому сельскохозяйственному сектору воспользоваться этой возможностью.

По мере того, как в 1950-е годы ситуация стала более стабильной, советское правительство провело кампанию «Целинные земли». В последующее десятилетие только в азиатской части России было вспахано 13,6 млн га земли, что продемонстрировало огромный потенциал страны с точки зрения сельскохозяйственного производства.Тем не менее, за углом был еще один переломный момент, который вот-вот должен был поколебать эту позитивную тенденцию — распад Советского Союза в 1991 году и распад государственно-командной экономики. Впоследствии, в 1990-х годах, большая часть пахотных земель и управляемых пастбищ была заброшена. Посевные площади и поголовье скота не восстановились до уровня до 1991 года (по данным Росстата за 2016 год).

21

st век модернизация

За последние два десятилетия сельское хозяйство России претерпело интенсивную модернизацию.Это было подкреплено развивающимися макроэкономическими факторами, среди которых усиление интеграции в международную торговлю, расширение передачи технологий и иностранных инвестиций в сельское хозяйство, а также необходимость повышения безопасности и эффективности производства.

Разработка технического оборудования находилась на переднем крае процесса модернизации, поскольку напрямую влияла на объем производства, а также на эффективность задействованного человеческого капитала. Например, в 2014 году в рамках государственного проекта по ускорению сельскохозяйственного производства в стране сельскохозяйственным производителям были предложены субсидии в размере 15%, чтобы они могли приобрести соответствующее техническое оборудование.Это расширится в 2017 году, когда общая стоимость Госпрограммы увеличится на 2,6% процента.

Второй основной опорой процесса модернизации сельского хозяйства было принятие новой политики, более подходящей для развивающейся промышленности и эпохи глобализации. Растущая озабоченность по поводу зависимости от импорта в конце 2000-х годов вызвала необходимость сосредоточить политику на стимулировании внутренних поставок продовольствия. Государственная поддержка была оценена ОЭСР как оценка поддержки производителей в 22% в 2008-2010 годах, что выше уровня поддержки, предоставленной в ЕС.Хотя такое ужесточение государственной помощи было связано, среди прочего, с глобальным экономическим кризисом в 2009 году, а также с местной засухой, оно также означает долгосрочную ориентацию, благоприятствующую росту производства и импортозамещению.

Тем не менее, в российском аграрном секторе по-прежнему наблюдались недостатки, которые не устранялись. В частности, учитывая количество земельных ресурсов в России, ее сельскохозяйственный сектор, как никакое другое место, требует развитой инфраструктуры обслуживания и транспорта.Более того, общественные системы управления водными и земельными ресурсами также важны для эффективности сельскохозяйственного производства. Однако недостаточный уровень инвестиций, НИОКР и инноваций приводит к тому, что Россия отстает на мировой арене.

Гонка за наращиванием производства — какой ценой?

В то время как вхождение в мировую аграрную экономику предполагало расширение передачи технологий и иностранных инвестиций в сельское хозяйство, Россия начала импортировать семена, домашний скот и западную сельскохозяйственную технику.Хотя этот импорт открывал новые рыночные возможности, следовало ожидать, что производители отреагируют на них с целью повышения эффективности своей деятельности.

Импорт гибридных семян кукурузы с Запада (в основном из Франции и Венгрии) на первый взгляд дал некоторые благоприятные результаты. С 2002 года российский импорт гибридных семян кукурузы увеличился на 84% и достиг 36 820 тонн в 2015 году, из которых 50% было использовано для планирования в том же году согласно Атласу мировой торговли (2016).Урожайность кукурузы в России увеличилась почти на 50% за тот же период и составила 4,93 тонны с гектара в 2015 году.

Однако такие семена стабильно обеспечивают ожидаемые однородные характеристики и высокую урожайность только во время первого сбора урожая. Таким образом, хотя гибридные семена могут внести значительный вклад в резкий рост сельскохозяйственного производства, особенно во второй половине -х годов -го века, они вызывают повышенную зависимость от импорта семян, что делает их слабым долгосрочным решением с точки зрения глобального доминирования. зрения.

Более того, существенная потеря агробиоразнообразия и повышенная восприимчивость к болезням и погодным условиям являются еще одним потенциальным глобальным последствием зависимости от импорта гибридных семян. В то время как цель фермы, в отличие от естественных экосистем, заключается в производстве урожая, интенсификация сельского хозяйства и монокультурные системы уже заметно снизили биоразнообразие на фермах. Это снижает долгосрочную устойчивость сельского хозяйства. Сохранение агробиоразнообразия обеспечивает важные экосистемные услуги и, следовательно, должно стать приоритетом в сельскохозяйственной отрасли.Фактически, российское правительство уже упомянуло об этом как об одном из основных направлений будущего развития сельского хозяйства страны (о чем будет сказано в части 3).

Гигант среди экспортеров: Россия производит более пятой части мирового экспорта пшеницы, и президент Путин планирует и далее наращивать экспорт продовольствия в течение следующих четырех лет

Сельскохозяйственный бизнес

Агрохолдинг

Мировое потребление и производство продуктов питания вызвало приток мировых денег в сельское хозяйство, вызвав появление в России другого типа сельскохозяйственных предприятий — агрохолдингов.Эти предприятия приобретают существующие корпоративные фермы и вертикально интегрируют их, совмещая первичное производство, переработку, распределение, а иногда и розничные продажи. Такая вертикальная структура помогла им снизить затраты, вызванные недостатками рынка и инфраструктурой, с которыми сталкиваются российские хозяйства.

Хотя некоторые эксперты утверждают, что, наоборот, из-за большого размера агрохолдингов они страдают от эффекта масштаба, очевидно, что эти обширные вертикально интегрированные производители имеют сильное присутствие в России, особенно в Южном округе.Например, агрохолдинги были движущей силой бурного роста птицеводства в России: производство бройлеров выросло с 0,41 до 3,01 миллиона тонн в период с 2000 по 2013 год. Площадь земель, принадлежащих 56 крупнейшим агрохолдингам в России, увеличилась вдвое. в период с 2007 по 2019 год. Федеральная служба государственной статистики (Росстат) также отмечает стабильную тенденцию в сельскохозяйственном производстве — цифры почти утроились за тот же период.

Новые участники

Помимо сельскохозяйственных предприятий, Россия действительно предлагает хорошую платформу для индивидуальных фермеров.Недорогие и плодородные земли страны привлекают не только российских, но и зарубежных фермеров. Хотя существуют высокие барьеры для входа на рынок, чтобы иметь возможность конкурировать с крупнейшими сельскохозяйственными предприятиями, как сообщила консалтинговая фирма BEFL в 2019 году, избыток ресурсов в России и растущий спрос открывают многочисленные возможности для небольшой сельскохозяйственной организации. Более того, существует множество источников государственной помощи для оказания помощи как местным, так и иностранным производителям сельскохозяйственной продукции. Начиная с 2017 года, начинающие хозяйства имеют право обращаться за субсидиями, и в случае одобрения им предоставляется определенная государственная помощь.Также существует программа «Начинающий фермер», которая позволяет квалифицированным сторонам получить грант на развитие собственного сельскохозяйственного бизнеса.

Другими словами, возможности для фермеров в России растут. Таким образом, в 2016 году малому и среднему сельскому хозяйству было выдано 9 200 кредитов на общую сумму 191,5 млрд рублей.

С другой стороны, инфраструктура в России развита недостаточно. Кроме того, не следует забывать об отсутствии квалифицированных и добросовестных работников.Наконец, земля является одним из самых больших источников прибыли для государственных чиновников, а это означает, что, если сельскохозяйственные предприятия или производители не предоставят ее, они также могут встретить препятствия на своем пути.

Доморощенные овощи готовы к переработке. Поскольку пищевая промышленность России остается сильно недоразвитой, она вынуждена импортировать большую часть своих рафинированных продуктов питания. Изображение предоставлено: Юлиус Лоренцен

Торговля и геополитика

Санкции и амбиции

В условиях режима санкций России удалось достичь цели в области продовольственной безопасности, потребив лишь 20% от всего объема производства основных продуктов кластера, что привело к необходимости увеличения экспорта.Таким образом, в 2017 году экспорт России составил 20,7 млрд долларов США, после чего президент Путин объявил о новых амбициях России: экспортировать продукты питания на 45 млрд долларов к 2024 году.

Сейчас такой рост российского аграрного сектора, несмотря на геополитические проблемы, вызывает волну интереса среди иностранных международных инвесторов, которые осознают неиспользованный потенциал российского аграрного сектора в свете текущих изменений окружающей среды. Таким образом, хотя в 2017 году объем инвестиций иностранных компаний снизился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в том же году Китай увеличил свои инвестиции в России на 3.В 5 раз по сравнению с 2016 годом. Другими словами, те, кто рассчитывает на глобальную интеграцию России в глобальную агропродовольственную цепочку, могут и будут извлекать выгоду, не только обеспечивая ценность для своих акционеров, но и преимущества для глобальных потребителей (т. Е. Рост производства продуктов питания и диверсификация мировых поставок).

Тем не менее, новые амбиции президента Путина предполагают, что ежегодный экспорт страны будет увеличиваться на 12% в год в течение следующих четырех лет. Хотя некоторые исследователи утверждают, что такая цель нереалистична, стоит упомянуть, что текущие экспортные показатели России довольно малы для страны с такими размерами, территорией и сельскохозяйственным потенциалом.Россия пренебрегает изобилием своих природных ресурсов (страна занимает 2-е место в мире по неэффективности пахотных земель и 5-е по земельным участкам). Более того, низкая урожайность сельскохозяйственных культур и наличие подходящих сельскохозяйственных технологий (например, парк техники и квалифицированная рабочая сила, современные складские помещения и инфраструктура).

Выход в торговлю

Российское сельское хозяйство обладает огромным неиспользованным потенциалом — если только можно повысить производительность и эффективность.Большинство сельскохозяйственных предприятий России сосредоточено в европейской части России (до Уральских гор). Между тем на Западе очень мало известно об историческом сельскохозяйственном развитии азиатской части России, которая покрывает примерно 77% территории России или 13 миллионов км 2 . Азиатская часть России, если брать ее отдельно, является самой большой страной на земле с большим отрывом, но в ней находится лишь одна треть возделываемых пахотных земель России (Росстат, 2016). Таким образом, хотя геополитические риски имеют свое негативное влияние, у международных продовольственных компаний есть множество причин для начала новых проектов в России.Таким образом, несколько крупных иностранных компаний продолжают укреплять свои позиции в России, в том числе Louis Dreyfus, Cargill, CP Foods и NCH Capital.

Более того, что касается изменения климата, повышения температуры и экстремальных погодных явлений, это может привести к увеличению площади земель, пригодных для выращивания сельскохозяйственных культур и животноводства. Другими словами, у России есть огромный потенциал, чтобы стать лидером в области органического земледелия: 10 млн га пахотных земель в России по-прежнему простаивают (подробнее об этом в части 3 серии). Между тем Европа уже исчерпала свои пахотные ресурсы.

Таким образом, российское правительство начало предпринимать шаги по раскрытию потенциала России в мировой индустрии. Таким образом, были объявлены основные планы по ускорению роста несырьевого экспорта и намерение поддержать этот бизнес. Кроме того, Министерство сельского хозяйства разрабатывает программы поддержки экспорта, которые будут спонсироваться государством, такие как возмещение капитальных затрат, льготное финансирование, субсидирование затрат на логистику и реализация совместных инвестиционных проектов с предприятиями.Российский экспортный центр предлагает широкий спектр услуг по продвижению российских товаров на международных рынках.

Заключение

С точки зрения бизнеса, существуют благоприятные условия для производителей и экспортеров российских продовольственных товаров. С экологической точки зрения ресурсы, которыми обладает Россия, открывают возможности для устойчивого сельского хозяйства, которые могут быть полезны для всего мира в ближайшем будущем. Хотя оба эти фактора являются многообещающим признаком того, что Россия в ближайшем будущем займет достойное место среди мировых поставщиков продовольствия, мы должны стремиться к достижению баланса между ними и предпочтительным акцентом на устойчивость.

Подробнее о России

Россия | Гостиничный бизнес 2000 м²

Что происходит с санкционной политикой ЕС в отношении России?

Молдова: Восток или Запад, капитализм определяет его социально-экономический ландшафт

Борьба Украины за землю с Россией

Россия запрещает свинину во всех 28 странах-членах ЕС

Спящая житница Азиатско-Тихоокеанского региона — The Diplomat

Реклама

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона импортируют все больше зерна и масличных культур, чтобы удовлетворить свой растущий внутренний спрос.Страны Восточной Азии импортировали 72,5 миллиона тонн зерна со всего мира в прошлом сезоне, что на 52 процента больше, чем за последние 10 лет. Япония и Южная Корея выделяются по импорту кукурузы, занимая соответственно второе и третье место в мире по закупкам кукурузы, а Китай превзошел Саудовскую Аравию в качестве крупнейшего покупателя ячменя. Импорт зерна из Юго-Восточной Азии, хотя и на треть меньше, чем объем, предназначенный для Восточной Азии, рос еще быстрее, на 129 процентов за тот же период, и, по прогнозам, в следующие годы он сохранит высокие темпы роста, особенно с учетом того, что потребление пшеницы в Юго-Восточной Азии далеко. ниже среднемирового показателя на душу населения, составляющего 78 килограммов в год, и даже примерно в три раза ниже, чем в Китае и Индии.Индонезия, например, уже является вторым по величине покупателем пшеницы в мире, но ее годовое потребление на душу населения составляет всего 29 килограммов.

В сумме объем импорта Восточной и Юго-Восточной Азии составил почти треть всего зерна на мировых рынках в прошлом сезоне. Рост населения в сочетании с ростом доходов, стимулированием потребления продуктов, богатых белком (больше мяса и птицы) и предпочтением продуктов из пшеницы, таких как хлеб или лапша (по сравнению с традиционными продуктами на основе риса), повышают спрос.В Китае корма для быстрорастущих секторов отечественного свиноводства и птицеводства являются основным фактором роста импорта зерна. Беспрецедентный спрос Китая становится особенно очевидным благодаря другому ключевому ингредиенту корма — масличной сои. Местные покупатели импортировали ошеломляющие 94,1 миллиона тонн в прошлом сезоне, что эквивалентно 61 проценту всей экспортированной сои. Еще в 1995 году Китай все еще был самодостаточным в производстве сои, и, хотя объем внутреннего производства с тех пор практически не изменился, в настоящее время он удовлетворяет лишь около 14 процентов спроса.Ожидается, что внутреннее потребление мяса продолжит расти, как и китайский импорт кормовых ингредиентов и, в частности, сои.

Однако не только спрос на продукты питания в Азии растет беспрецедентными темпами; Ожидается, что к 2050 году мировой спрос на продовольствие вырастет на 59–98 процентов. Это коренным образом изменит сельскохозяйственные рынки. Во всем мире фермерам необходимо больше выращивать за счет увеличения посевных площадей или повышения продуктивности существующих земель. Тем не менее впереди нас ждут серьезные препятствия для осознания этого.Средняя урожайность сельскохозяйственных культур в мире — количество собранных культур на единицу возделываемой земли — растет слишком медленно, чтобы удовлетворить прогнозируемый спрос, в то время как урбанизация и недостаточные инвестиции в сельское хозяйство усугубляют эту ситуацию. Еще одним серьезным препятствием является изменение климата, которое уже сказывается на сельском хозяйстве во всем мире, поскольку в последнее время увеличивающаяся нехватка воды, повышение температуры и экстремальные погодные явления привели к снижению урожая во многих странах.

Важно понимать системный риск этих связанных с климатом колебаний предложения в основных странах-производителях сельскохозяйственных культур.Китай, например, на сегодняшний день является крупнейшим потребителем пшеницы в мире и уступает только США по потреблению кукурузы, но при этом он почти самодостаточен в производстве этих культур. Когда в ближайшем будущем внутренние резервы истощатся из-за возможных неурожаев, вызванных климатическими изменениями, это может быстро вынудить китайских покупателей импортировать значительно больше зерна для удовлетворения спроса, что приведет к значительному сокращению мировых запасов, что, в свою очередь, отрицательно скажется на ценах и продовольственной безопасности во всем мире. .Эти эффекты будут усугубляться, когда основные страны-экспортеры зерна одновременно столкнутся с неутешительными урожаями, о чем свидетельствуют глобальные продовольственные кризисы 2008 и 2011 годов. Тем не менее ожидается, что (на начальном этапе) выиграют от изменения климата некоторые более холодные регионы в северных широтах. Такие страны, как Канада и Россия, где более продолжительный и теплый вегетационный период уже способствует росту урожайности. Один из самых перспективных регионов — обширная азиатская часть России, именуемая Сибирью.

С 13.1 миллион квадратных километров — это больше, чем Бразилия и Европейский Союз вместе взятые. От Урала до Тихого океана Сибирь простирается на 6000 километров и содержит 28 процентов земель, обрабатываемых в настоящее время в России. Тем не менее, это один из наименее населенных регионов на Земле, где проживает менее 3 человек на квадратный километр, и большая часть урожая, собранного там, в конечном итоге предназначается для потребителей в других регионах. Сельское хозяйство Сибири сегодня в основном сосредоточено в двух областях.Один из них находится на Дальнем Востоке России, где теплое и влажное лето поддерживает крупнейший в России район выращивания сои, который получил значительную прибыль от бума спроса на сою в Китае через реку Амур. Другой, гораздо более важный в сельскохозяйственном отношении регион — это Западно-Сибирский зерновой пояс. Плодородные черноземные почвы Украины и юга России и, казалось бы, бесконечные поля сельскохозяйственных культур характеризуют этот регион. В прошлом сезоне здесь собрали 22 миллиона тонн зерна, а также почти треть всего российского рапса.В этом районе преобладает крупномасштабное сельское хозяйство: корпоративные фермы обычно управляют от 3000 до 10 000 гектаров сельскохозяйственных угодий.

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Земледелие использовалось в Сибири коренными племенами на протяжении тысячелетий на уровне прожиточного минимума, но только когда русские поселенцы прибыли в 16 веке, большие площади стали возделываться, чему способствовали налоговые льготы и бесплатное распределение земли.К концу 19 века эти поселенцы создали один из самых продуктивных сельскохозяйственных регионов Российской империи. Неразрывно связанный с развитием железнодорожной сети, которая связала Сибирь с промышленными центрами европейской части России и ее морскими портами, урожай зерновых вырос с 1,4 миллиона тонн в середине 19 века до более 7 миллионов тонн в начале 20 века.

По мере того, как экспорт зерна из России в ту эпоху разросся, многие узнали об исключительном качестве сибирского зерна.Между 1898 и 1900 годами Министерство сельского хозяйства США даже отправило ботаника Марка А. Карлтона в несколько экспедиций в этот регион, чтобы найти подходящие сорта пшеницы для Великих равнин США. С помощью различных новых сортов пшеницы, которые он привез из Сибири и соседних регионов, Карлтон преобразовал американское сельское хозяйство. Неудивительно, что сибирская твердая красная и твердая пшеница, как и ее потомство, выращиваемое сегодня американскими и канадскими фермерами, уже тогда была известна своим мукомольным качеством, и большая часть ее экспортировалась в Европу.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получите краткую информацию об истории недели и разработке историй для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

К 1917 году, году русской революции, урожай зерна в Сибири составил 18 миллионов тонн, или 17 процентов от общероссийского. Возвышение Советского Союза положило конец прибыльному сибирскому экспорту, поскольку производство было направлено на удовлетворение внутреннего спроса. Тем не менее, региональное земледелие продолжало развиваться, и так называемая «кампания по освоению целинных земель» в 1950-х и начале 1960-х годов значительно расширила базу сельскохозяйственных земель.Поскольку низкие и нестабильные урожаи в европейской части России все больше угрожают продовольственной безопасности страны, Никита Хрущев приказал значительно расширить пахотные земли в естественных степях Сибири и северного Казахстана. Во время кампании, длившейся девять лет, здесь было вспахано 45 миллионов гектаров — беспрецедентный шаг по расширению пахотных земель во всем мире.

Реклама

После распада Советского Союза сельскому хозяйству России был нанесен серьезный удар. По мере того как экономика свободного рынка утвердилась, а сельскохозяйственные субсидии прекратились, большие площади пахотных земель были заброшены.С 1990 по 2007 год посевные площади в Сибири сократились на 39 процентов, или на 13,7 миллиона гектаров. Для сравнения: Германия, второй по величине производитель зерна в ЕС, в настоящее время обрабатывает чуть более 12 миллионов гектаров земли. С 2007 года было повторно засажено около 1,1 миллиона гектаров заброшенных пахотных земель в Сибири. Тем не менее, в Сибири находится один из крупнейших в мире резервов незанятых пахотных земель.

Кроме того, это одна из самых неэффективных хлебных корзин в мире.Популярная практика использования летнего пара после нескольких лет посева яровых зерновых культур, при которой поля не приносят урожай каждые три или четыре года, является основным фактором неэффективности Сибири. В регионе также имеется предполагаемый разрыв в урожайности — разница между существующей и потенциальной урожайностью — более 50 процентов, а это означает, что урожайность в Сибири может быть увеличена с нынешних 1,8 тонны с гектара до 3,6 тонны или более. Низкое использование минеральных удобрений или их полное отсутствие, некачественные семена и недостаточное количество сельскохозяйственного оборудования — основные причины столь низких урожаев в Сибири.Например, недавнее исследование показало, что только 32% корпоративных и частных хозяйств вносят минеральные удобрения на свои поля, что делает Сибирь одним из крупнейших источников органических зерновых, но заметно снижает урожайность по сравнению с другими регионами России. Кроме того, сегодня в российском сельском хозяйстве практически полностью отсутствуют адекватные схемы страхования, что затрудняет управление погодными рисками.

Хотя ожидается, что некоторые сибирские фермеры на юге столкнутся со спадом производства из-за изменения климата, перспективы для остальной части Сибири значительно улучшатся.Ожидается, что по мере того, как вегетационный период станет длиннее и теплее, урожайность сельскохозяйственных культур существенно улучшится. Более того, заброшенные пахотные земли и лесные массивы дальше к северу становятся более привлекательными для возделывания: температура с апреля по июль в настоящее время в среднем на 1,3–2 градуса Цельсия выше, чем в 1960 году. Тем не менее, (рекультивация) этих земель может высвободить значительное количество накопленного углерода. в почве и растениях и усугубляют изменение климата. Поэтому устойчивая интенсификация существующих сельскохозяйственных земель должна иметь приоритет перед расширением пахотных земель.Замена летних паров, эффективные схемы беспахотного севооборота, повышение эффективности водопользования и программы совместного использования оборудования являются наиболее экономически эффективными подходами к стратегии устойчивой интенсификации в Сибири.

Логичным местом назначения излишков урожая в Сибири являются Восточная и Юго-Восточная Азия из-за их близости и большого спроса. Однако в 2017 году только 3,3 процента всего экспорта зерна из России приходилось на Восточную Азию и 7,8 процента — в Юго-Восточную Азию. Российское правительство прекрасно осознает потенциал увеличения экспорта сибирской сельскохозяйственной продукции и активно проводит с этой целью внешнюю политику, регулирование и развитие инфраструктуры.В 2015 году он создал зону свободного порта в Приморском крае, административном районе, граничащем с Тихим океаном на востоке и границей с Китаем на западе. Названный Свободным портом Владивосток, его преимущества включают свободный таможенный режим для компаний-резидентов, более низкие корпоративные налоги, ускоренное возмещение НДС и упрощенный процесс получения визы для иностранцев.

Владивосток напрямую связан с сетью Транссибирской магистрали, соединяющей Западно-Сибирский зерновой пояс со свободным портом протяженностью более 5000 километров.Эта железная дорога, однако, имеет ограниченную пропускную способность, и, хотя есть планы по увеличению ее пропускной способности, инфраструктурная сеть еще не расширилась, чтобы приспособиться к этому росту. Зона свободного порта, которая обрабатывает в основном энергоносители, металлы и горнодобывающие товары вместе с контейнерами, также не оборудована для эффективной погрузки насыпного зерна и масличных культур. Чтобы исправить это, относительно небольшой рыбный порт под названием Зарубино на южной оконечности зоны свободного порта был назначен домом для первого зернового терминала на тихоокеанском побережье России.Проект в значительной степени поддерживается китайскими инвесторами, которые заинтересованы в создании доступа к портам для соседних китайских провинций Цзилинь и Хэйлунцзян, крупнейших в стране районов выращивания кукурузы и сои. В настоящее время урожай из этих провинций необходимо транспортировать на расстояние до 1000 км по перегруженной железной дороге до ближайшего китайского порта в Бохайском заливе, а Зарубино находится всего в 50 км от границы с Китаем. Терминал должен был быть завершен к 2020 году, и первоначально его мощность составляла 40 миллионов тонн в год.Из-за различных неудач проект еще не сдвинулся с мертвой точки.

Помимо проблем с инфраструктурой, малонаселенная Сибирь также страдает от нехватки квалифицированной рабочей силы. Чтобы противостоять этому, российское правительство активно поддерживает иностранные инвестиции в регион. Например, в прошлом году он предоставил иностранным покупателям 1 миллион гектаров пахотных земель в Дальневосточном федеральном округе, которые обычно имеют право только на аренду. Хотя большая часть земли расположена в отдаленных регионах с низкой продуктивностью, многие китайские покупатели проявили интерес.Состоятельные фермеры из Китая переезжают в восточную часть Сибири с момента распада СССР, когда централизованно планируемая местная экономика рухнула, а сельскохозяйственные субсидии исчезли. Поскольку выращивание сельскохозяйственных культур в некоторых регионах Китая становится более трудным в связи с изменением климата, все больше китайских фермеров могут смотреть к северу от границы в поисках лучших возможностей.

Инвестиции в сельское хозяйство (землю) также привлекательны для институциональных инвесторов, в особенности для долгосрочных инвесторов, таких как пенсионные фонды или суверенные фонды благосостояния, поскольку эти инвестиции исторически приносили стабильную прибыль, повышали диверсификацию и опережали инфляцию.В последнее время различные институциональные инвесторы взяли на себя обязательства по развитию российского сельского хозяйства, в основном за счет участия в зарубежных листинговых группах, специализирующихся на приобретении сельскохозяйственных земель и агробизнесе. Среди основных фондов, инвестировавших в российское сельское хозяйство, — пенсионный фонд Швеции AP2 (активы под управлением 38 млрд долларов США), голландский пенсионный фонд PFZW (234 млрд долларов США), калифорнийский пенсионный фонд CalPERS (365,5 млрд долларов США), Nordea Investment Funds и страховщик. Швейцарская жизнь. Некоторые инвесторы даже приобрели российские сельхозугодья напрямую, например хедж-фонд Och-Ziff Capital из Нью-Йорка и благотворительный фонд Гарвардского университета.Наиболее активными иностранными инвесторами являются крупные торговцы сырьевыми товарами и переработчики пищевых продуктов, которые вкладывают средства не только в землю и сельское хозяйство, но также в инфраструктуру (складские и экспортные терминалы) и переработку (измельчение зерна или масличных культур).

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Однако инвестиционные риски остаются значительными, что отражается на общем уровне иностранных инвестиций в России. Риски присущи не сельскому хозяйству, а инвестированию в Россию.Нестабильное регулирование, волокита, коррупция и геополитическая неопределенность — вот некоторые из основных проблем. Более благоприятная экономическая политика и более совершенная нормативно-правовая база, а также государственные расходы на инфраструктуру будут иметь большое значение для улучшения инвестиционного климата в России, независимо от экономических санкций.

Поскольку ожидается сокращение излишков в других регионах роста, страны будут конкурировать за поставки продовольствия и оказывать давление на мировые цены, что отрицательно скажется на продовольственной безопасности во всем мире.Неэффективный сельскохозяйственный сектор Сибири имеет большой потенциал для поддержки растущего спроса соседей России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Местное растениеводство можно значительно увеличить, особенно за счет устойчивой интенсификации. Существующая инфраструктура, хотя и устарела и недостаточна для рентабельной обработки сельскохозяйственных грузов, имеет потенциал для облегчения экспорта крупной сельскохозяйственной продукции на восток. Подобно Екатерине Великой и ее внуку Александру I, которые успешно способствовали иммиграции огромного числа немецких фермеров в малонаселенные районы и превратили их в то, что сегодня остается наиболее производительными сельскохозяйственными регионами России и Украины, нынешнему правительству России следует рассмотреть вопрос о политике, которая сделает более привлекательным для (иностранных) инвесторов поселиться в Сибири, если они искренне хотят раскрыть сельскохозяйственный потенциал региона.Сибирь может стать житницей Азиатско-Тихоокеанского региона и тем самым повысить глобальную продовольственную безопасность.

Маартен Эльферинк — основатель и управляющий директор Vosbor, торговой группы в Амстердаме, специализирующейся на создании товаров повседневного спроса и производных продуктов в России и Казахстане для продажи в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Реклама

Доктор Флориан Ширхорн — научный сотрудник Института сельскохозяйственного развития им. Лейбница в странах с переходной экономикой в ​​Галле, Германия, и был выбран для участия во встрече лауреатов Нобелевской премии по экономике в Линдау в 2014 году.Доктор Ширхорн в основном занимается вопросами взаимодействия торговли и окружающей среды, а также воздействием изменения климата на урожайность сельскохозяйственных культур.

Пространственное распределение пахотных и заброшенных земель в странах бывшего Советского Союза

В этом исследовании мы стремились собрать и объединить существующие источники информации, включая показатели заброшенности земель, полученные на основе данных дистанционного зондирования. К ним относятся карты заброшенных пахотных земель, составленные по классификации снимков Landsat 17 ; классификация временных рядов нормированного разностного индекса растительности (NDVI) на основе MODIS 18,21 ; или масштабирование статистических данных о заброшенных землях на основе расчета «так называемого» индекса пригодности пахотных земель 1 .Среди различных существующих подходов к слиянию данных, например регрессии, деревьев решений или нейронных сетей, мы выбрали наивный байесовский классификатор 22 . Наивный Байес — это основная форма байесовской сети и, как таковая, прямая реализация теоремы Байеса. Его легко реализовать, он может динамически обновляться и легко справляется с отсутствующими данными. Более того, было показано, что он хорошо справляется с большинством задач классификации и часто значительно лучше, чем другие методы классификации 23,24 .

На рисунке 1 представлена ​​блок-схема методологии, использованной для создания гибридной карты пахотных и заброшенных земель. Сначала мы собрали карты растительного покрова разных эпох, а также региональные карты заброшенных земель. Кроме того, с помощью региональных экспертов с помощью инструмента земного покрова Geo-Wiki 19,20 мы разработали эталонный (обучающий) набор данных о пахотных и заброшенных землях, используя визуальную интерпретацию исторических изображений VHR от Google и Bing. Затем мы интегрировали различные карты земного покрова и заброшенных земель с набором справочных данных Geo-Wiki, используя алгоритм объединения данных для создания гибридной карты пахотных и заброшенных земель.Целевое разрешение конечного продукта составляет 10 угловых секунд (около 300 м на экваторе), чтобы соответствовать геометрии и пространственному разрешению двух исходных продуктов: гибридной глобальной карты земного покрова 25 и продуктов наземного покрова ESA CCI 13.

Рисунок 1

Блок-схема методологии, используемой для создания гибридной карты пахотных и заброшенных земель.

Условные обозначения и определения карт

В качестве одного из входных данных мы использовали карты земного покрова, которые включают пахотные земли в качестве класса земельного покрова.Однако пахотные земли или пахотные земли относятся к классу землепользования в соответствии с определением, предоставленным Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО). Поэтому в этой статье мы называем пахотные и заброшенные земли классами землепользования.

Национальная статистика земель включает следующие классы землепользования на основе определений из ФАО 26 с конкретными региональными различиями:

  • Пашня — это земли под временные посевы, временные луга для сенокоса или пастбища, земли под рынком или огородами и земли, временно залеженные под паром (менее пяти лет).Временно залеченная земля — ​​это земля, отведенная на один или несколько лет, прежде чем ее снова возделывают.

  • Посевная площадь означает площадь, на которой производился посев или посадка рассматриваемой культуры на подготовленной для этой цели почве. (http://faostat.fao.org/site/375/default.aspx).

  • Паровые земли (временные) — это обрабатываемые земли, которые не засеваются в течение одного или нескольких вегетационных сезонов.Максимальный период простоя обычно составляет менее пяти лет. Земля, оставшаяся под паром слишком долго, может приобрести характеристики, требующие реклассификации, такие как «постоянные луга и пастбища» (если они используются для выпаса скота), «лесные или лесные угодья» (если заросли деревьями) или «другие земли» (если они превращаются в пустоши. ).

  • Сельскохозяйственные земли — это пахотные земли под многолетними культурами или постоянными пастбищами и сенокосами.

Разработанная здесь гибридная карта состоит из трех классов землепользования: используемые пахотные земли, заброшенные пахотные земли и другие виды землепользования (например, городские, лесные и т. Д.).

  1. 1

    Пашня включает посевные площади и чистый пар (обрабатываемый, но не засеянный)

  2. 2

    Заброшенная пахотная земля — ​​это земля, которая ранее обрабатывалась (т.е. относится к классу землепользования сельскохозяйственного назначения), но не использовалась более 5 лет 1,27,28 . «Заброшенные пахотные земли» почти никогда не сообщаются и рассчитываются как разница между общей площадью пахотных земель и использованной пахотной землей.

  3. 3

    Прочие виды землепользования — это земля, которая в настоящее время не используется и никогда не использовалась для сельскохозяйственных целей, или это была ранее пахотная земля, которая теперь занята инфраструктурой, поэтому ее больше нельзя рассматривать как потенциально пригодную для сельскохозяйственных целей.

Входные карты

Для использования в качестве входных данных мы собрали карты, которые предоставляют нам следующую информацию:

  1. 1

    Заброшенные пахотные земли по данным дистанционного зондирования, такие как заброшенные земли из Алькантары 21 , заброшенные земли из Прищепова 15 и т. Д.

  2. 2

    Серия годовых карт земного покрова, таких как земельный покров MODIS 29 и земельный покров CCI 13 .Эти карты предоставляют дополнительную информацию о переходе земного покрова от одного типа к другому, например от пахотных земель до лугов, кустарников или лесов.

  3. 3

    Карты земного покрова и карты пахотных земель на 2010 год. На 2010 год доступно намного больше карт земного покрова, чем на предыдущие годы. Некоторые карты за 2010 год более точны, чем карты за 2000 год или старше, потому что можно получить лучшие обучающие данные за последние годы, например.грамм. GlobeLand30 30 на 2010 год по сравнению с 2000 годом. Мы считаем эти карты полезными для определения активных пахотных земель на 2010 год и других классов земного покрова, которые нанесены на карту с высокой точностью, например вода, лес и голая земля.

В таблице 1 перечислены карты земельного покрова и землепользования, которые мы использовали в качестве исходных данных для создания гибридной карты, и соответствие классам землепользования пахотных используемых земель, пахотных заброшенных земель и других видов землепользования.Затем мы повторно дискретизировали входные наборы данных до целевого разрешения 10 угловых секунд. На первом этапе мы упростили легенды, объединив некоторые классы земного покрова, которые похожи, но не имеют отношения к сельскому хозяйству, например различные типы леса (дополнительная таблица S1). Затем мы агрегировали эти карты с разрешением ниже 10 угловых секунд до 10 угловых секунд: для категориальных данных мы применили правило большинства, а для непрерывных данных мы вычислили среднее значение. Затем мы пересчитали все карты в одну и ту же сетку, применив метод ближайшего соседа.Наконец, мы преобразовали непрерывные переменные (например, процент пахотных земель) в категориальные, используя порог в 50%. В таблице 1 также показан пространственный и временной охват каждого набора входных данных.

Таблица 1 Классы землепользования и охват наборов исходных данных.

Справочные данные Geo-Wiki о заброшенных землях

Мы собрали справочные данные о заброшенных землях с помощью платформы Geo-Wiki (http://geo-wiki.org), которая позволяет пользователям классифицировать изображения Google Earth и Bing VHR.Пример интерфейса представлен на рисунке 2. Синий прямоугольник соответствует 10-секундному пикселю; в верхнем левом углу находится ползунок времени для просмотра доступных исторических изображений в этом месте, в то время как пользователь выбирает классы на правой панели.

Рисунок 2

Снимок экрана интерфейса Geo-Wiki для сбора данных обучения экспертов.

Двадцать экспертов из сети Geo-Wiki IIASA вместе с партнерами из проекта AGRICISTRADE приняли участие в кампании классификации изображений; вместе они собрали информацию примерно в 15К точках.Эти экспертные данные затем использовались для обучения байесовской сети для объединения входных наборов данных в гибридный продукт.

В процессе сбора данных мы попросили экспертов определить, имеет ли каждый пиксель более 50% пахотных земель, 50% заброшенных пахотных земель или 50% других земель. Когда было невозможно определить уникальный класс, эксперты могли выбрать вариант «Не уверен» (см. Рисунок 2). Мы исключили «Не уверен» местоположения при обучении байесовской сети. Эксперты изучили как исторические изображения в каждом месте, так и исторические профили NDVI.На рисунке 3 показан пример того, как исторические изображения VHR в Geo-Wiki использовались для идентификации заброшенных земель в двух разных случаях. В частности, увеличение количества кустарников с течением времени, что хорошо видно на Рисунке 3, является визуальным признаком заброшенности. Заброшенные земли могут включать не только заброшенные пахотные земли, но и заброшенные пастбища.

Рисунок 3: Примеры (скриншоты Geo-Wiki) заброшенных земель.

(a1) Координаты 55.18 N 83.04 E. На снимке 2004 г. показаны пахотные земли.(a2) Координаты 55.18 N 83.04 E. Снимок 2013 года — заброшенная земля. (b1) Координаты 56.02 N 37.88 E. На снимке 2007 г. показаны пахотные земли. (b2) Координаты 56.02 N 37.88 E. Изображение 2016 г. и фотография 2015 г. подтверждают, что сейчас это заброшенная земля.

Байесовская сеть

Мы объединили входные наборы данных с набором справочных данных Geo-Wiki, используя байесовскую сеть, чтобы создать гибридную карту пахотных и заброшенных земель. Наивный байесовский классификатор показал себя хорошо в задачах классификации. E.грамм. ссылки 38,39. Одним из преимуществ этого метода является легкость, с которой он включает источники входных данных с разными классификациями. Это означает, что нет необходимости переводить классы земного покрова в одну и ту же легенду, например карта прироста лесов, разработанная Хансеном, может указывать на участки, где прирост леса имел место на ранее возделываемых сельскохозяйственных землях 39 . Кроме того, некоторые из входных наборов данных предоставляют информацию только для части региона бывшего Советского Союза, например 1,15,21, но наивный байесовский классификатор может обрабатывать недостающие данные.Наконец, этот подход позволяет нам использовать входные данные с разной временной степенью. Мы посчитали правдой набор справочных данных Geo-Wiki.

Мы применили наивный байесовский классификатор следующим образом. Пусть G i будет истинным значением в местоположении i , а {S} = {S1i, S2i,…, Ski} будет показаниями спутников k в этом местоположении. В общем, можно разделить набор спутниковых наблюдений (входных карт) на условно независимые подмножества: {S} = {{S (1)}, {S (2)},…, {S (J)}}, где J≤K — количество таких подмножеств.Используемая формула Байеса:

(1) Pr (G | {S}) = Pr ({S} | G) Pr ({S}) = ∏jPr ({S (j)} | G) Pr ( G) ∑g∏jPr ({S (j)} | G = g) Pr (G = g)

Мы оценили условные вероятности Pr ({S (j)} | G) из таблиц сопряженности для полученных классификаций. через Geo-Wiki и классификацию входных карт k th . Предполагалось, что зависящие от региона априорные вероятности Pr (G) равны.

Если данные доступны только для подмножества {S *} из {S} и отсутствуют для остальных, обозначенных здесь как {S¯}, то вероятность становится:

(2) Pr (G | {S * }) = ∑S¯∏SPr (S | G) Pr (G) ∑g∑S¯∏SPr (S | G = g) Pr (G = g) = ∏S * Pr (S | G) Pr (G ) ∑g∏S * Pr (S | G = g) Pr (G = g)

, поскольку ∑Pr (S | G) = 1.Таким образом, если из данного источника входных данных нет информации, соответствующие термины просто не включаются в модель.

Обычно после заброшенности сельскохозяйственные земли трансформируются в другой класс земельного покрова: пастбища, кустарники или леса. Это преобразование зависит от воздействия человека, биоклиматической зоны, высоты и других факторов. Таким образом, наивный байесовский классификатор был запущен на уровне экозоны 40 , чтобы очертить различные процессы трансформации, которые следуют после того, как земля заброшена.Например, заброшенные пахотные земли в лесных регионах Украины и Беларуси будут зарастать в течение многих лет, а заброшенные пахотные земли в степных регионах Сибири и Казахстана превратятся в пастбища. Обратите внимание, что изначально мы провели серию тестов с разными стратами, такими как весь исследуемый регион или с национальными границами. Однако это привело к массовой переоценке заброшенных земель, и поэтому было отказано в пользу стратификации экозоны.

Используя байесовский подход, мы получили карту вероятности пахотных земель, заброшенных пахотных земель и других земель (суммируя до 1 в каждом пикселе).Затем мы выбрали класс с наибольшей вероятностью в каждом пикселе, чтобы создать окончательный продукт гибридной карты.

Пример применения наивного байесовского классификатора на уровне пикселей

Ниже приводится пример того, как наивный байесовский классификатор работает на уровне пикселей с использованием простой ситуации, когда наблюдения только двух спутников S A и S B доступны. Спутник S A классифицирует наблюдения по 3 классам: A 1 , A 2 и A 3 , тогда как спутник S B классифицирует наблюдения на 2 класса: B 1 и B 2 . .Условные вероятности наблюдения каждого из классов на пахотных землях, заброшенных пахотных землях или других землях приведены в Таблице 2 и Таблице 3, соответственно, G 1 , G 2 , G 3 . Так, например, спутник S A отнесет заброшенную землю к классам A 1 , A 2 и A 3 с вероятностями 0,8, 0,2 и 0,0 соответственно, и эти вероятности будут в сумме равны единице. . Эти вероятности рассчитываются на основе справочных данных Geo-Wiki о заброшенных землях.

Таблица 2 Спутник A: условные вероятности наблюдения классов A 1 , A 2 и A 3 для пахотных земель (G 1 ), заброшенных пахотных земель (G 2 ) и других земель ( G 3 ) соответственно. Таблица 3 Спутник B: условные вероятности наблюдения классов B 1 и B 2 для пахотных земель (G 1 ), заброшенных пахотных земель (G 2 ) и других земель (G 3 ) соответственно .

Предположим теперь, что мы хотим оценить вероятность того, что ячейка, присвоенная классам A 1 и B 2 спутниками S A и S B соответственно, будет пахотной.Предполагая, что априорные вероятности каждого класса (G 1 , G 2 , G 3 ) равны 1/3 (мы округлили до 0,3), тогда:

Pr (G1 | A1, B2) == Pr (G1 | C1) Pr (B2 | G1) Pr (G1) Pr (A1 | G1) Pr (B2 | G1) Pr (G1) + Pr (A1 | G2) Pr (B2 | G2) Pr (C2 ) + Pr (A1 | G3) Pr (B2 | G3) Pr (G3) = 0,8 * 0,4 * 0,30,8 * 0,4 * 0,3 + 0,1 * 0,8 * 0,3 + 0,1 * 0,5 * 0,3 = 0,86,

Обратите внимание, что классы для двух спутников не обязательно должны быть каким-либо образом совместимы, и они не должны сильно коррелировать с интересующей переменной G с точки зрения производительности оценщика.Наилучшие результаты достигаются, когда для любого источника и класса C Pr (C | G 1 ) существенно отличается от Pr (C | G 2 ) или Pr (C | G 3 ). С другой стороны, можно видеть, что когда Pr (C | G 1 ) = Pr (S | G 2 ) = Pr (C | G 3 ) для любого класса, апостериорное распределение Pr (G 1 | {S *}) всегда будет равняться предыдущему распределению Pr (G 1 ). Таким образом, наблюдения будут совершенно неинформативными.

Рекомендация по картированию заброшенных земель в других регионах мира

Представленная здесь методология может быть использована для картирования заброшенных земель в других регионах мира.Требуются два компонента: (i) входные карты земного покрова, пахотных земель и заброшенных пахотных земель (если таковые имеются), соответствующие интересующим регионам; и (ii) набор справочных данных о заброшенных пахотных землях. Последний набор данных можно собрать из полевых данных или из спутниковых данных с очень высоким разрешением с помощью таких приложений, как Geo-Wiki или Collect Earth (http://www.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.