Датский архитектор: Бьярке Ингельс: биография датского архитектора и лучшие работы с фото

Содержание

Датский вундеркинд Бьярке Ингельс - архитектор и визионер

Lego House в Биллунне, Дания

На Бьярке Ингельса повышенный спрос во всём мире. До недавнего времени архитектор ежемесячно проводил несколько суток в небе, летая между заказчиками. Но его это не выматывает, а, кажется, только заряжает энергией. И неудивительно, ведь в ближайший год его бюро с 14-летней историей удвоит объём выполненных заказов. В портфеле Bjarke Ingels Group (или BIG): новый флагманский универмаг для Galeries Lafayette, новый музей часов Audemars Piguet в Швейцарии, два кампуса Google в Калифорнии (один в соавторстве с Томасом Хизервиком) и несколько башен с роскошными апартаментами, которые изменят горизонт Манхэттена. «Каждый наш проект должен показать, как меняется мир или как он уже изменился», — говорит он о своих работах.

Мистер BIG aka Бьярке Ингельс — нарушитель правил и неофутурист

В каждом новом проекте Ингельс что-то изобретает.

Будь то наклонные крыши кампуса Google в Саннивейле, которые будут использовать как склоны для катания, или жилой дом Hualien Residences на Тайване, копирующий близлежащие горы вплоть до крутых фасадов, покрытых растительностью. В своих проектах Ингельс бесстрашно нарушает правила, играя с геометрией и материалами. Безграничная энергия и желание творить — определяющие качества этого 45-летнего датчанина, по крайней мере, по мнению его друзей. «С самого начала меня поразили его удивительная энергия и умение мыслить масштабно. Он был таким задолго до того, как основал свою фирму», — вспоминает художественный руководитель лондонской Serpentine Galleries Ханс-Ульрих Обрист.

«Энергия» — одно из ключевых слов для Бьярке, «большой» — другое столь же важное. Это не просто название его фирмы, хотя склонный к каламбурам Ингельс любит повторять, как он счастлив, что из-за его датского происхождения адрес его сайта — big.dk. Ингельс — нетипичный датчанин, ярко выделяющийся из системы янтеловен — закона Янте. Этим термином сами скандинавы любят описывать своё социальное устройство и взгляд на мир. Ингельс сравнивает янтеловен с термостатом. «Янтеловен — это социальный термостат, который держит всех в равновесии, — и со смехом добавляет: — Думаю, что у меня начался бы приступ клаустрофобии, если бы я остался в Копенгагене».

1/1

Жилой комплекс VM Houses в Копенгагене, вдохновлённый жилой единицей Ле Корбюзье

Мусоросжигательный завод Amager Bakke, подключённый к центральной системе водоснабжения Копенгагена, с лыжным склоном на крыше

Башни Grove at Grand Bay в Майами с 99 кондоминиумами класса люкс

Молодое дарование

При этом в детстве ничто не предвещало, что Ингельс, сын матери-дантиста и отца-инженера, покинет Данию, не говоря уже о том, чтобы стать вундеркиндом мировой архитектуры. Выросший в скромном одноэтажном доме недалеко от столицы, он играл в Lego, как и любой датский мальчик. Вот только, в отличие от остальных датских мальчиков, он спроектировал интерактивный музей Lego House

, когда вырос. Ингельс открыл для себя архитектуру во время обучения в Датской королевской академии изящных искусств в Копенгагене, где проходил стажировку у Рема Колхаса. Голландский архитектор был под таким впечатлением от юного датчанина что позвал его после университета к себе в архитектурное бюро ОМА.

Колхасу удалось собрать у себя настоящую команду мечты из молодых талантов, от Фернандо Ромеро до Джошуа Принса-Рамуса. И даже на таком фоне Ингельс выделялся. Он рано набрался смелости покинуть OMA и основать собственную студию — в 27 лет уже был независимым архитектором, а в 31 год — руководил BIG. Смелый шаг в любой отрасли, а для архитектуры, где многие выдающиеся личности прорываются на первый план не раньше 50 лет, и вовсе неординарный.

Но Ингельс, кажется, раскрыл секрет успеха в современном мире, сделав ставку на ажиотаж и открытость. Он выкладывал на сайт BIG каждый дизайн: будь то концепция, отвергнутая конкурсная работа или предложение клиенту. Бьярке старался показать, что BIG — больше, чем кажется. Сейчас ему уже не нужно лукавить: у него около 500 сотрудников, которые работают в офисах

BIG в Дании, Лондоне, Барселоне и Нью-Йорке. Фирма по‑прежнему сохраняет верность принципам прозрачности и выкладывает на сайт каждый свой проект. К тому же Ингельс — страстный инстаграмер, у его аккаунта более 750 тысяч подписчиков. Бьярке не только делится рабочими моментами, но и допускает в своё личное пространство. Частые герои аккаунта архитектора — его знаменитые друзья: звезда «Игры престолов» Николай Костер-Вальдау, шеф-повар Noma Рене Редзепи, куратор Музея современного искусства Паола Антонелли, а также его гражданская жена, испанский архитектор Рут Отеро, и их сын Дарвин. Именно блестящие навыки коммуникации и умение расположить к себе помогли таланту датчанина так быстро раскрыться.

Переломным моментом для Ингельса стал 2010 год, когда он вырвался из оков янтеловена и переехал в Нью-Йорк, а это куда более крупный рынок. Тогда же Бьярке доверили заниматься оформлением датского павильона на Всемирной выставке в Шанхае. Ингельс получил право позаимствовать статую Русалочки с набережной Копенгагена и установить её в Китае на несколько месяцев. Он наполнил бассейн Русалочки водой из родной гавани, а затем свил вокруг него спираль велодорожек, чтобы гости павильона могли почувствовать себя настоящими датчанами. А чтобы копенгагенцы не скучали по Русалочке, он установил на её месте гигантский экран, который в реальном времени транслировал происходящее в Шанхае. За этот проект Ингельс получил множество наград, приглашение на выставки и международное признание.

1/1

Павильон Serpentine Gallery в Лондоне

Музей часовой мануфактуры Audemars Piguet в швейцарской Вале-де-Жу

Резиденции Via 57 West в Нью-Йорке

Glasir College на Фарерских островах

Небоскрёб в стиле неофутуризма Vancouver House

Огни Манхэттена

С тех пор восхождение Ингельса только ускорилось. Он востребован повсеместно, но нигде его фирма не пользуется таким большим спросом, как в Нью-Йорке. Рождение сына в конце 2018 года удержало Ингельса от окончательного переезда из Копенгагена, но Нью-Йорк остаётся центром его работы. Компания

BIG уже закончила строительство в центре Манхэттена похожего на пирамиду 44-этажного жилого комплекса Via 57 West и строит ещё несколько башен.

«Нет ни одной страны в мире, где у нас было бы столько же работы, как в городе Нью-Йорке. Кажется, что рельеф его искусственных гор уже сформировался, но в нём ещё много пустых карманов, открывающих возможности для творчества. Бешеная стоимость недвижимости на Манхэттене внезапно делает осуществимыми вещи, невозможные в другом месте», — рассказывает Ингельс. Например, XI — пара башен в историческом районе Челси, которые напоминают кокетливую танцующую пару. Их дизайн максимально эффективно использует площадь застройки без ущерба для красоты. Девелопер проекта Зиль Фельдман из HFZ вспоминает о встрече с Ингельсом за ланчем, во время которого они собирались обсудить будущие здания, — к концу трапезы архитектор набросал первоначальную концепцию на салфетке.

«Он проектирует здания изнутри, а не снаружи. Он не строит прекрасные с архитектурной точки зрения дома, в которых нельзя жить», — рассказывает Фельдман. Доволен сотрудничеством и сам Ингельс: «В случае XI я постарался выстроить диалог между этими двумя зданиями и их окружением. Это было радикальное переосмысление архитектуры, характерной для района».

Ещё одно из дюжины строящихся по проекту Ингельса зданий — музей Audemars Piguet в Швейцарии, над которым он работает в тесном контакте с историком часового бренда Майклом Фридманом. Вырастающий из воды павильон частично скрыт ландшафтом вокруг Вале-де-Жу. «Он не хочет, чтобы вы были поражены, когда впервые зайдёте в здание, он хочет, чтобы вы были поражены, когда войдёте в него в 500-й раз», — говорит Фридман. Ингельс находит параллели между бизнесом Audemars Piguet и своим собственным: «Сегодня весь мир крутится вокруг гаджетов и их программного обеспечения. Но посмотрите на любое портативное устройство — они теперь все одинаковые, верно? Содержание вещи определяется её программным обеспечением.

В случае с архитектурой и часовым делом форма — это и есть содержание. Кстати, дословный перевод слова „дизайн“ с датского — это придание формы», — говорит Бьярке.

1/1

Yes is More — архкомикс, посвящённый эволюции архитектуры, — манифест Bjarke Ingels Group (издательство Tasсhen)

Просторный копенгагенский офис BIG

Потерянное звено

В портфолио Ингельса множество офисов, общественных зданий, культурных центров и галерей, но почти нет частных домов. Почему? «Когда я только начинал, в Дании у меня не было богатых друзей, для которых мы могли бы спроектировать дом, поэтому в итоге мы занялись другими направлениями», — объясняет он. По мере того как его репутация росла, в BIG стали приходить запросы и на частные дома, но большинство бюро отклонило — владельцы не желали вкладывать в проект столько, сколько требовал Ингельс. «Создание дома — это как портретная живопись, она про суть предмета, а не только про внешний вид.

Поэтому заказчик должен быть готов проводить с нами много времени. Дизайн должен быть чьей-то мечтой, не моей, а другого человека. Потому что, если это не так, зачем тогда мы вообще строим это здание?» — поясняет Бьярке. Поэтому пока частные дома существуют только в виде рендеров, которые архитектор делает для себя.

Впрочем, среди зданий Ингельса всё же есть один частный дом, в котором, однако, нет людей, хотя проект уже завершён. Это домик для гигантских панд в зоопарке Копенгагена. Договор об аренде больших панд был заключён после успеха Дании на Всемирной выставке в Шанхае. Пусть Бьярке и иронизирует над янтеловеном, но родную страну не забывает. В Копенгагене работает созданная им причудливая электростанция с лыжным парком на крыше, которая превращает отходы в энергию. Архитектор находится в постоянном контакте с мэром датской столицы и всегда готов поработать на благо города. Он передвигается по Копенгагену на такси, вечно взъерошен и трогательно волнуется каждый раз перед встречей в мэрии. Его всё ещё называют вундеркиндом и талантливым подростком мировой архитектуры. Как говорит о нём его друг Обрист: «Никогда не забывайте, что ему всего 45. Он только начал».

Статья «Датский вундеркинд» опубликована в журнале «Robb Report» (№5, Июнь 2020).

«Архитектура — наука создания условий для жизни»

Бьярке Ингельс — один из самых изобретательных и востребованных архитекторов во всем мире. Он вырос в Копенгагене, в доме с гигантским садом и теперь стремится озеленить все вокруг. Хоть он и не считает себя борцом за охрану природы, его проекты доказывают, что окружающая среда для него далеко не на последнем месте.

Из этой статьи вы узнаете:

  • о том, где учился архитектор;
  • об основных этапах его творческого пути;
  • о самых важных проектах Бьярке;
  • о том, как зовут его собаку;
  • о том, что экологичность может быть удобной;
  • о городах будущего в океане и на Марсе;
  • об интересных фактах из жизни архитектора.
Бьярке Ингельс. Фотограф: Ulrik Jantzen

Начало творческого пути

Будучи маленьким мальчиком Бьярке очень любил рисовать, и до 19 лет его главной мечтой было создавать комиксы, но родители считали, что сначала необходимо получить архитектурное образование. Он поступил в Датскую академию изящных искусств, окончил ее, а затем переехал в Барселону и продолжил обучение в Высшей школе архитектуры.

Бьярке хотел использовать знания основ рисования, полученные в первые годы обучения, для того, чтобы стать хорошим мультипликатором. Но, оказавшись в Высшей школе архитектуры, Ингельс внезапно для себя решил углубиться в изучение профильных предметов. Архитектура его захватила, он заинтересовался тектоникой и восхищался подходом архитекторов, работающих в этом направлении: Алвара Аалто, Алвару Сиза, Энрика Мираллеса.

Бьярке Ингельс в детском возрасте

Желание учиться у последнего из них и стало одной из главных причин поступления в Высшую школу в Испании. Но попав к Мираллесу, Бьярке был разочарован и покинул его класс. Ему не нравилось, что у Энрика все идеи смешивались: французская философия с узорами в природе, поэзия с историческими ссылками, движение тела в пространстве с планами средневековых городов. Бьярке не понимал, какое это все имеет отношение к градостроительству: движению транспорта, пешеходам, магазинам, к тому, что действительно окружает человека.

Высшая школа архитектуры в Барселоне пробудила у Ингельса «серийную моногамию» по отношению к архитекторам. Он был без ума то от одного, то от другого, то от третьего, и сам очень хотел стать настоящим профессионалом. С этими мыслями Бьярке уехал из Барселоны и снова вернулся домой в Копенгаген.

В родной Дании Ингельс попал в офис Рема Колхаса. Бьярке считает работу там важной составляющей своего образования. В это же время, в 2005 году вместе со своими друзьями он организовал бюро Bjarke Ingels Group (BIG).

Бюро BIG

Чтобы привлечь внимание, BIG стали строить доступное жилье. Здания были очень дешевыми и привлекали заказчиков. В своих проектах архитекторы стремились объединить доступность и функциональность с экологичностью и получить результат, полезный для общества и окружающей среды.

BIG довольно быстро проделали путь от дерзкого молодого бюро до крупного холдинга. Пришлось увеличить штат работников, расширить компанию. Появились первые критики: некоторые считали проекты BIG нагромождением скучных стеклянных клеток, которые подкупают только своей низкой стоимостью. Бьярке очень спокойно относится к критике и считает, что если архитектор активен, то обязательно последует реакция на его деятельность, особенно в эпоху интернета. Не принимая комментарии в стиле «мой девятилетний ребенок делает в майнкрафте вещи поинтереснее» всерьез, Ингельс просто продолжает делать свою работу.

Комикс «Yes is more»

В 2009 году Бьярке Ингельс наконец осуществил свою детскую мечту и выпустил комикс «Да — значит больше», который представляет собой манифест бюро BIG в легкодоступном формате. Архитектор говорит о том, что процесс создания проектов, методы, инструменты, концепции постоянно подвергаются сомнению и пересматриваются, и это нормально. Комикс отражает дух бюро, выражает его непочтительное отношение к излишнему формализму и призывает вовлечь общественность в свои творения.

Комикс Yes is More: An Archicomic on Architectural Evolution

Выступая на TED talks, Бьярке объясняет смысл названия. Немецкий архитектор-модернист Мис ван дер Роэ, который популяризировал революционный стиль «модерн», известен афоризмом «Меньше — значит больше» (Less is more). Позже появился постмодерн, и один из его родоначальников Роберт Вентури возразил: «Меньше — значит скучно» (Less is a bore). Лауреат первой Притцкеровской премии Филлип Джонсон выразил открытость к новым идеям, сказав «I’m a whore». А Барак Обама во время глобального финансового кризиса утверждал «Да — мы можем» (Yes we can).

Названием комикса «Да — значит больше» (Yes is more) Бьярке подвергает критике расхожее мнение о том, что архитектурный авангардизм почти всегда настроен негативно в противовес чему-то или кому-то. Стереотипом радикального архитектора является обозленный юноша, бунтующий против общества. Или же никем не понятый гений в отчаянии от того, что мир не хочет следовать его идеям. Бьярке говорит о том, что это не всегда так.

Первые проекты

Бьярке впервые дал о себе знать в 2005 году. Ему было 31, а датская архитектура в то время находилась в спячке. Датчане не думали, что может что-то измениться во внешнем облике их страны. Но предложения Ингельса были настолько масштабным и революционным, что людям пришлось пробудиться. Благодаря Бьярке и нескольким датским архитекторами, например, Хеннингу Ларсену, Лене Тренберг и другим, современная архитектура Дании стала известна на весь мир.

Бьярке уверен, что люди оказывают огромное влияние на окружающую среду. С этой властью можно либо ей навредить, либо материализовать свои идеи. Второе намного интереснее, поэтому архитектор предпочитает быть «шаманом с кирпичом и раствором», как говорит сам. Такое отношение Бьярке к архитектуре совпадает с идеей фильма «Начало» Кристофера Нолана. Основной его тезис в том, что в реальной жизни из-за множества ограничений нельзя воплотить все свои мечты, но в мире снов можно создать что угодно.

Бьярке Ингельс в офисе, 2018, фото: Jan Søndergaard

Семья

Бьярке не рассказывает публике о подробностях своей личной жизни, поэтому о ней известно совсем немного. Архитектор вырос в Копенгагене в семье инженера Кнуда Йенсена и зубного врача Элизабет Ингельс. Родители повлияли на выбор профессии Бьярке, а теперь с гордостью рассказывают о его успехах и милых подарках, которые дарит им сын. Одним из таких стал пес, которого Бьярке привез из Кубы. Его назвали Фидель, потому что имя «Куба» уже было занято соседской собакой.

В 2016 году архитектор познакомился со своей женой, испанским архитектором Рут Отеро, на ежегодном фестивале «Burning Man», проходящем в пустыне Блэк-Рок в Неваде. Теперь семейная пара воспитывает сына.

Главные проекты Бьярке Ингельса

Жилой комплекс VM Houses

Место: Копенгаген, Дания
Год: 2005
Материал: стекло, сталь

Первым жилым комплексом бюро BIG во главе с Бьярке стал VM Houses. «На тот момент мы не построили даже собачьей конуры», — говорит Бьярке. Несмотря на это после открытия продаж за одно воскресенье купили более 100 квартир. Двухэтажные апартаменты с большими панорамными окнами, огромные балконы и очень много солнечного света — так живут счастливчики, которым удалось раньше всех оценить жилую архитектуру Бьярке Ингельса.

«Никто не доверит тебе постройку здания, пока ты не построишь здание».

Позже рядом появился еще один жилой комплекс датского архитектора, но пока VM Houses сильно выделялся на фоне зданий в округе. BIG во главе с Бьярке наделали много шума. Постройка настолько всем понравилась, что получила премию скандинавской архитектуры и дизайна, ежегодно присуждаемую шведским журналом Forum AID в номинации «Best building in Scandinavia».

Жилой комплекс состоит из двух блоков, образованных буквами V и M. Блоки спроектированы таким образом чтобы квартиры освещало большое количество дневного света, а из окон открывался впечатляющий вид. На каждые три этажа приходится 1 центральный коридор. Вместо того, чтобы платить за коридор на каждом этаже, удалось ограничиться одним на 3 пролета, тем самым сократив бюджет и повысив функциональность.

Жилой комплекс Mountain Dwellings

Место: Копенгаген, Дания
Год: 2008
Материал: стекло, дерево, бетон

Через 3 года рядом с первым жилым комплексом появилась знаменитая «гора». Это дом, который получил свое название из-за необычной формы и рисунка заснеженных вершин на внешней стороне здания.

Покупая квартиру, людям часто приходится выбирать между жизнью в большом городе и домиком в лесу среди живой природы. Бьярке объединил и то и другое, спроектировав жилой комплекс, в котором у каждого хозяина квартиры есть свой собственный сад. Все они специально расположены на солнечной стороне, чтобы обеспечить как можно большим количеством естественного света. Под садом располагается подземная парковка, и именно через нее можно попасть в квартиру.

«Гора» Бьярке — это воплощение мечты, в которой жилому зданию не обязательно выглядеть как серая глыба, оно может быть похоже на что угодно и даже на искусственную гору. Как только удастся соединить взаимоисключающие понятия, получается новый гибрид, который ни на что не похож. Работы Ингельса — архитектурная алхимия и прагматичная утопия — утопия, которая становится все более реальной.

Всемирная выставка Expo 2010

В 2010 году на Всемирной выставке Expo 2010 в Шанхае Бьярке работал над дизайном павильона Дании. Объединив в этом проекте все, чем живет его родина, Бьярке удалось показать сильный датский дух.

Ингельс перевез известный на весь мир памятник русалочки из Копенгагена в Шанхай для того, чтобы посетители выставки могли полностью погрузиться в датскую культуру. «Перевезти русалочку в Шанхай легче, чем 1,3 миллиарда китайцев в Копенгаген», — считает архитектор. Столичная набережная не пустовала, место достопримечательности занимали три разные русалки от трех ведущих китайских художников — по одной на каждый месяц.

Велосипед — очень распространенный способ передвижения в Дании. Поэтому посетителям выдали 1,5 тысячи велосипедов и разрешили передвигаться на них по павильону, представляющему собой большую петлю. Главная идея Ингельса — доказать, что для того, чтобы вести экологичный образ жизни не обязательно чем-то жертвовать. Совсем не нужно отказываться от самолета из-за углеродного следа, который он оставляет. Нужно работать над тем, чтобы устойчивое развитие города повысило качество жизни в нем. Демонстрируя павильон Дании, Бьярке показал, что в его стране объединяются удобство и экологичность.

8 Houses

Место: Копенгаген, Дания
Год: 2010
Материал: стекло, металл

Дом-восьмерка принес Бьярке мировую известность. Жилой комплекс объединяет простоту и функциональность. Он имеет форму восьмерки, состоит из нескольких ярусов и напоминает городской слоеный пирог. На нижнем ярусе — офисы и магазины, на среднем — квартиры, а на верхнем — пентхаусы.

8 House включает два внутренних дворика, разделенных крестом-перемычкой. Широкий коридор позволяет жителям переходить с западного края комплекса и его зеленой зоны, на южный, где находятся водные каналы. Открытые лестницы к квартирам создают свободную и уютную соседскую атмосферу. У каждого жителя есть своя терраса с деревом, а по общим газонам во дворе можно ходить.

По территории можно передвигаться на велосипеде: проехать мимо всех квартир, попасть в два благоустроенных внутренних двора, связанных друг с другом металлическими тоннелями, заехать на огромную зеленую крышу и посмотреть на окрестности с высоты.

Всемирный торговый центр 2

Место: Нью-Йорк, США
Год окончания строительства: 2022
Материал: стекло, сталь

Именно BIG работает над созданием нового Всемирного торгового центра, который будет располагаться через дорогу от разрушенных в 2001 году в результате террористической атаки башен.

В 2010 году началось строительство ВТЦ 2, но вскоре было приостановлено. Только через 5 лет BIG выиграла конкурс и получила возможность реализовать собственный проект. Был использован старый фундамент от замороженного в прошлом проекта другого архитектора, но внешний вид здания полностью изменился. Башня в стиле неомодерн будет иметь форму лестницы, сделанную из блоков, похожих на кубики. На крышах «ступенек» будут посажены растения - архитектор не забывает о природе ни в одном своем проекте.

Бьярке описал концепцию редизайна так: «Всемирный торговый центр 2 — это почти вертикальная деревня из сделанных на заказ зданий, которые можно рассматривать как одну башню». Строительство должно закончиться к 2025 году.

Горнолыжный склон на крыше электростанции Копенхилл

Место: Копенгаген, Дания
Год постройки: 2017
Материал: неопласт

Электростанция, работающая на промышленных отходах, настолько экологичная, а процент углекислого газа вырабатываемого ею настолько мал, что из труб выходит безвредный пар, сохраняя идеально чистый воздух вокруг. Планировалось даже выпускать пар из трубы кольцами, но изобретатель Питер Мадсен, играющий важную роль в этой разработке, был приговорен к пожизненному сроку за убийство. Но даже без паровых колец Бьярке удалось доказать, что труба перестает быть символом загрязнения, а кататься на лыжах можно даже на крыше экологичного завода.

Покатая крыша электростанции — это огромный парк и горнолыжный склон, покрытый материалом, специально разработанным компанией Neveplast. На вид он выглядит как зеленая трава, но благодаря новым технологиям скользит так, как положено снегу. Инновационный материал можно перерабатывать много раз и обновлять каждые 10–15 лет.

Внутри располагается ресторан, лыжная школа и самая высокая в мире стена для скалолазания, а также несколько панорамных точек, где можно посмотреть на процесс переработки мусора. На склоне находится подъемник для лыжников, который работает на энергии завода, а рядом — беговая дорожка и тропа для прогулок.

Город будущего Oceanix City

Место: где-то в океане
Год постройки: 2050
Материал: бамбук

«К 2050 году 9 из 10 крупнейших городов мира будут подвержены опасности повышения уровня моря», — заявление, с которым выступил Бьярке на однодневном мероприятии ООН. Oceanix City — первый устойчивый и самодостаточный плавучий город, спроектированный как искусственная экосистема. Он может производить собственные продукты питания и электроэнергию, утилизировать воду и отходы. Также Oceanix City рассчитан на суровые погодные условия.

Нехватка доступного жилья в условиях глобального потепления может стать серьезной проблемой в будущем. Дизайнеры и архитекторы переосмысливают городской ландшафт, используя новые пространства — водные.

Концепция BIG — это город будущего с населением до 10 000 человек, построенный на шестиугольных островах. Их привязывают ко дну океана с помощью материала, который стимулирует рост известняка из минеральных отложений в море. Плавучие города могут быть изготовлены заранее на берегу, а позже отбуксированы на конечную точку. Такой подход снизит затраты на строительство и в сочетании с низкой стоимостью аренды площади на берегу океана создаст доступную модель проживания.

Mars Science City

Место: Дубай
Год: скоро
Материал: марсианский песок, геодезические купола, пластик

Единственный в мире прототип марсианского поселения такого размера и масштаба. Он будет состоять из взаимосвязанных геодезических куполов, сделанных из сверхлегкого пластика и закрепленных глубоко в песке пустыни. Внутри каждого купола посетители и местные исследователи смогут пройти через открытые пространства. Структуры куполов будут напечатаны на 3D принтере для того, чтобы добиться максимального погружения.

В очередном TED talks Бьярке говорит об огромном количестве сходств между Землей и Марсом. Обе планеты вращаются вокруг своей оси примерно за 24 часа, имеют одну структуру с ядром и корой, похожи по ландшафту. Бьярке уверен — чтобы работать с ресурсами Марса, у человека есть необходимые возможности.

«Когда вы отправляетесь на Марс, вы не должны пытаться привезти с собой небоскребы и торговые центры, которые есть у нас на Земле. Мы должны попытаться стать марсианами»

Другая планета — это специфичная и непростая среда для проектирования: вода замерзла, а атмосфера почти полностью состоит из углекислого газа. Бьярке хочет спроектировать местную архитектуру, характерную именно для Марса, создав своеобразный марсианский регионализм.

BIG работает над Mars Science City с 2017 года. Город стоимостью $140 миллионов разработан командой эмиратских ученых, инженеров и дизайнеров из Космического центра им. Мухаммеда бин Рашида. Куполообразное сооружение площадью 1,9 миллиона квадратных футов станет крупнейшим из когда-либо построенных городов космического моделирования. В Mars Science City будут представлены разнообразные программы для исследователей и посетителей и музей, посвященный величайшим космическим достижениям человечества.

Интересные факты

— В 2015 году Times включил Ингельса в список «100 самых влиятельных людей мира»

— Когда во время Expo 2010 памятник Русалки перенесли из Копенгагена в Шанхай, любой желающий мог следить за ее жизнью в Китае с помощью прямой трансляцию.

— На этой же выставке один китайский бизнесмен заинтересовался проектом BIG «Народный дом». Он заметил, что форма постройки напоминает китайский иероглиф «народ». Мэр Шанхая посчитал, что проект Бьярке может стать мостом между древней китайской мудростью, традициями и прогрессивным будущим Китая.

— Проект Бьярке, который особенно полюбился детям — Lego House в датском городе Биллуннд. Дом полностью построен из кирпичиков лего, а внутри можно сложить что-нибудь из известного на весь мир конструктора.

— Один из основных материалов для строительства города будущего Oceanix City станет бамбук, потому что его прочность в шесть раз больше стали, он не оставляет углеродный след, а выращивать его можно в окрестностях.

— Помимо своей архитектурной практики, Ингельс был приглашенным профессором в Архитектурной школе Университета Райса, Высшей школе дизайна Гарварда, Высшей школе архитектуры, планирования и сохранения Колумбийского университета, а совсем недавно в Йельском университете.

— Бьярке Ингельс появлялся в эпизодической роли в сериале от НВО «Игра престолов».

— Бьярке спроектировал штаб-квартиры Google в Калифорнии и Лондоне.

— Работая над Mars Science City в Дубае, Бьярке искал вдохновение в пустынной архитектуре Туниса и в знаменитых домах Аризоны, построенных в скале. Подземные дома спасают от жары и холода, а на Марсе они могли бы обеспечить защиту от солнечного излучения.

— 4 серия сериала «Абстракция: искусство дизайна» (2017) посвящена Бьярке. Также о датском архитекторе снят документальный фильм «Большие перемены» (2017) режиссера Каспара Аструпа Шредера.

Другие проекты


Почитайте на Losko материалы о других архитекторах, например, о Реме Колхасе, теоретике и практике архитектуры.

Также следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Вконтакте, Facebook, Telegram — @loskomag, Instagram. Если вы цените свой и чужой труд, то всегда можете поддержать нас финансово на Patreon.

Из Дании с любовью. Урбанист и архитектор Ян Гейл делится впечатлениями о Москве

Знаменитый урбанист из Копенгагена Ян Гейл с начала 1970-х годов изучает общественные пространства и их значение для современных городов. Датский эксперт консультировал десятки городов Европы, Северной Америки и Азии, где были реализованы его идеи. Полтора года Ян Гейл вместе со своим бюро Gehl Architects и московскими экспертами исследовал российскую столицу, а в 2013 году представил подробный доклад «Москва. На пути к лучшему городу для жизни» с рекомендациями по улучшению городской среды. Многие из них были реализованы.

Ян Гейл неоднократно выступал на Московском урбанистическом форуме — крупнейшем международном мероприятии, посвященном развитию мегаполисов. В прошлом году он также выступил на онлайн-конференции Московского урбанистического форума «Город для каждого. Благополучие, здоровье, устойчивость». В интервью mos.ru Гейл рассказал, как оценивает обновленную Москву и что, по его мнению, сделает город еще более комфортным.

— Как вы оцениваете изменения, которые произошли в Москве в последние годы?

— Я действительно заметил, что многое изменилось. В целом я под большим впечатлением от такой быстрой трансформации и высокого качества проектирования. Жителям теперь доступно более комфортное общественное пространство как для повседневной деятельности, так и для проведения праздничных мероприятий. Хочу поздравить Правительство Москвы с такими достижениями в сфере улучшения качества жизни людей. Москва также стала более представительной и значительно более привлекательной для туристов.

— А вы заметили, как изменились московские набережные?

— Да, я рад, что пространство вдоль Москвы-реки стало гораздо удобнее. Если раньше большую часть занимали дороги и парковки, то теперь на набережных можно с комфортом гулять, заниматься спортом, проводить много развлекательных мероприятий. В этом смысле Москва становится похожа на другие лучшие города мира — Париж, Рим, Лондон, Нью-Йорк. Там преобразование набережных в пространство для отдыха людей тоже является важной частью градостроительной политики.

— По вашим рекомендациям благоустроили Бульварное кольцо. Тротуары расширили, а количество пешеходных переходов увеличили — для горожан создали непрерывный маршрут по бульварам. Почему это важно?

— Бульварное кольцо является великолепным элементом географии Москвы. Очень важно, чтобы это действительно было кольцо, а не несколько оторванных друг от друга сегментов.

Велополосы, новое освещение и зоны отдыха, или Что дает благоустройство Бульварного кольца В Москве отремонтировали восемь набережныхМосква-река: преображение набережных (видеографика)

— В Москве уделяют много внимания развитию общественного транспорта. Что вы бы порекомендовали улучшить в этой сфере?

— Меня впечатлили такие быстрые перемены. Как мы говорили в отчете за 2013 год, повышение качества наземного транспорта в центре города может стать серьезным прорывом. Стоит еще запустить легкорельсовый транспорт по широким улицам Москвы. Центральные станции метро загружены, и трамваи разгрузят его. Больше людей будет перемещаться пешком, если у них будет возможность при необходимости проехать часть пути на трамвае и потом продолжить прогулку.

В Сиднее в 2019 году центральную улицу сделали пешеходной и провели трамвайную линию. Я считаю, это большой успех. Об этом говорит и то, что недвижимость вдоль новой трамвайной линии выросла в цене. В Мельбурне трамваи ездят по всем улицам еще со времен появления этого вида транспорта. Система модернизируется, маршрутов становится больше.

— Господин Гейл, вы выступаете за развитие инфраструктуры для велосипедистов. Но в холодное время года этот способ передвижения малопривлекателен. Расскажите, как эта проблема была решена в Скандинавских странах.

— Мой коллега, эксперт по велосипедному транспорту Андреас Роль, говорит, что эту задачу нужно решать в несколько этапов. Первый шаг — создать в городе такую велосипедную инфраструктуру, которую будет удобно очищать от снега зимой. Например, велосипедные дорожки, отделенные от автомобильных дорог. Также необходимо достаточно места для убранного снега, чтобы он не блокировал проезд для велосипедистов. Второй шаг — обеспечить постоянную уборку, чтобы горожане и зимой привычно могли ездить на велосипеде. Одна из лучших практик, которые предлагают города, — это гарантия уборки снега. В шведском городе Линчёпинг на самых важных велосипедных маршрутах гарантирована уборка снега до семи утра. Следующие шаги — обеспечить крытые велопарковки и постепенно продвигать культуру езды на велосипеде зимой. Пятый шаг — принять тот факт, что, несмотря на все меры, в холодном климате зимой ездить на велосипедах будет значительно меньшее количество людей. Например, в Копенгагене это около 80 процентов от среднегодового показателя.

— Над какими проектами вы сейчас работаете?

— В 2016 году мне исполнилось 80 лет и я покинул свой пост в Gehl Architects (Ян Гейл является основателем этого архитектурного бюро. — Прим. mos.ru). Сейчас я старший консультант в различных проектах, но в период пандемии компания была вынуждена серьезно сократить объемы работ. Я по-прежнему в добром здравии и провожу много онлайн-лекций, за последние три месяца прочитал лекции для аудитории 26 стран. Я также работаю над публикацией своих книг в нескольких странах.

И я думаю, было бы интересно спустя 10 лет провести еще одно исследование «Москва. На пути к лучшему городу для жизни» в 2022–2023 годах. В нем можно сравнить, как город выглядел тогда и сейчас, а также зафиксировать трансформацию общественного пространства и то, как это повлияло на жизнь горожан.

— Московский урбанистический форум традиционно собирает лучших экспертов со всего мира в области урбанистики и архитектуры. Вы и сами неоднократно в нем участвовали. Планируете ли вы посетить его в 2021 году?

— Я давно принял приглашение на это мероприятие и надеюсь, что эпидемиологическая ситуация к тому времени улучшится. Я освободил эти даты в своем графике.

В связи с эпидемиологической ситуацией Московский урбанистический форум был перенесен на 2021 год. Планируется, что X Московский урбанфорум, а также второй международный конгресс Urban Health пройдут с 1 по 4 июля в парке «Зарядье». Тема юбилейного форума — «Города-суперзвезды. Уроки успешной трансформации». Это города, которые смогли не просто обеспечить высокие стандарты качества городской среды, но и стать моделью для десятков последователей, успешными примерами урбанистической трансформации. Учитывая глобальный эпидемиологический вызов, с которым столкнулся весь мир в 2020 году, ряд мероприятий в рамках международного конгресса Urban Health будет посвящен историям успеха городов, которые максимально эффективно справились с этим вызовом, и тому, как пандемия повлияла на городское развитие в разных регионах мира.

Датский архитектор с «большими» идеями, bjarke ingels, особенности нового документального фильма netflix

В рамках серии из восьми частей Netflix, Abstract: Art of Design, датский архитектор Бьярк Ингельс обсуждает «безумные идеи» своей фирмы BIG, которые сегодня изменили лицо современной архитектуры.

«Ингельс» зарекомендовала себя за то, что подтолкнула границы традиционной архитектуры и была названа журналом TIME одним из «100 самых влиятельных людей в мире» в 2016 году. Награжденный призом архитектор, основатель Bjarke Ingels Group (BIG) в 2005 году, признается, что он большой мечтатель и говорит: «Архитектура в лучшем случае, когда это чистая фикция», в документальном фильме.

Сейчас один из самых изобретательных и востребованных архитекторов в мире, 42-летний уже имеет невероятную карьеру - даже когда документальный фильм снимается, он занимается проектированием и строительством Serpentine Pavilion на 2016 год, которые Ингельс ссылается на нее как на «икону для мини-архитектурных манифестов». Он также работает над 2-мя Всемирным торговым центром, штаб-квартирой Google, стадионом в Вашингтоне и Красником и кампусом Смитсоновского института среди других громких проектов.

Справедливости ради стоит сказать, что его аппетит к архитектуре ненасытен - в программе он заявляет: «Архитектура - это способ воплотить ваши мечты в реальный мир», а девиз его фирмы очень говорит: «Да, это больше», о знаменитом заявлении архитектора Моисэ Ван Дер Рохе «Меньше - больше».

Однако архитектура не всегда была на повестке дня. Во время съемок выясняется, что он действительно хотел быть карикатуристом, но его родители поощряли его ходить в архитектурную школу. Он отправился в Королевскую датскую академию изящных искусств, чтобы изучить архитектуру, полагая, что он просто поможет ему улучшить свои навыки рисования перед его карьерой в качестве графического романиста, но он начал проявлять реальный интерес к своей теме, что привело его к продолжению его учится в школе в Барселоне. В конце концов он покинул Escola Tecnica Superior d'Arquitectura и начал свою собственную компанию с некоторыми друзьями под названием PLOT.

Его первой большой победой стал проект VM Houses в Копенгагене. Разработчик Pere Hopfner вспоминает встречу с Ингельсом, который отправился на работу по обещанию быть дешевым и талантливым, и он оправдал свое слово. Люди обратили внимание на его поразительный дизайн, и он выиграл немало наград благодаря своему сильному акценту на дневном свете, конфиденциальности и взглядах - то, что пронизывает почти все проекты Ингельса.

С тех пор он работал над несколькими жилыми проектами, в том числе «Горные жилища» - комбинация из 10 000 м² (110 000 кв. Футов) жилья с паркингом площадью 20 000 м² (220 000 кв. Футов) с диагональю на южную сторону «горы» садов, которые равны по размеру самим квартирам. «Жилой блок не должен выглядеть как большая квадратная плита, это может быть как эта искусственная гора», - объясняет Ингельс на шоу. «Гора - довольно хороший пример прагматической утопии, потому что это сделано в одном городском квартале». Существует также Дом Восьми, который он называет «трехмерным сообществом».

Вероятно, его самым продуманным проектом является Copenhill - внушительная электростанция в Копенгагене с общественным садом и гигантским лыжным склоном, который периодически выдувает кольцо пара. Его цель состоит в том, чтобы превратить ассоциации в объект, который обычно имеет отрицательные коннотации в положительные, создавая здание, которое производит чистый воздух, а не токсины. Он объясняет: «Вместо того, чтобы быть вдали от него, вы можете наслаждаться им», и что, скрещивая функции здания, вы можете дать «поэзию и возможность» тому, что первоначально имело бы чисто утилитарную цель.

Естественно, его часто противоречивый подход может привести к критике, и многие традиционалисты не любят его масштабную архитектуру. «Самый типичный аргумент, с которым я сталкиваюсь, - это то, что что-то плохое, потому что оно не вписывается в

,

разница или несогласие почти неловко в (датской) культуре ».

Но Ингельс утверждает, что у него очень инклюзивный подход к архитектуре: «Эта одержимость всеми счастливыми становится рецептом для создания чего-то необычайного, потому что он должен действовать по-разному. Вы должны спросить: «Это будет стоить следующие семь лет моей жизни?» Если это не осознание сна, это действительно очень долго ».

Подробнее о сериале и о том, кто еще показан в первый сезон здесь.

Датский архитектор и дизайнер Арне Эмиль Якобсен и его культовый светильник AJ Lamp | Domlight

«Когда вы испытали хорошее освещение, жизнь наполняется новыми ценностями».

Поуль Хеннингсен

Датский производитель осветительных приборов Louis Poulsen, основанный в 1874-м году, чествует величайшего архитектора и дизайнера двадцатого века Арне Эмиля Якобсена (11 февраля 1902 г. – 24 марта 1971 г.) и отмечает 60-летие его культового светильника AJ Lamp. Основанная на традициях скандинавского дизайна, в которых форма следует за функцией, компания представила новую и динамичную цветовую вселенную для популярных светильников.

Цвета оказывают на нас физиологическое воздействие и стимулируют наши чувства. Оттенки можно использовать для разделения, организации и маркировки предметов мебели. Помимо черного, белого и бледно-нефтяного, новая коллекция состоит из 7 цветов: темно-зеленого, охры, красно-оранжевого (ржавый цвет), темно-синего, баклажанного и двух серых полутонов. Цветовая палитра тесно связана с собственной вселенной Арне Эмиля Якобсена и была тщательно отобрана на основе того, как оттенки лучше всего подчеркивают концепцию культового светильника AJ Lamp.

Датский архитектор и дизайнер Арне Эмиль Якобсен и его культовый светильник AJ Lamp

За каждым продуктом датского производителя осветительных приборов Louis Poulsen стоит история. Это предметы мебели и декора, дизайнеры которых сосредотачиваются на самом свете, на концепции, лежащей в основе продукта. А также на уточнении идей и представлений архитекторов, дизайнеров о свете – все в гармонии с собственной философией компании Louis Poulsen, дизайн для формирования света.

Датский архитектор и дизайнер Арне Эмиль Якобсен и его культовый светильник AJ Lamp

Культовый светильник AJ Lamp известен своим скульптурным дизайном. Арне Эмиль Якобсен спроектировал настольные, напольные и настенные светильники AJ в 1957-м году для проекта здания отеля SAS Royal для мультинациональной авиакомпании Scandinavian Airlines System (SAS), где был ведущим архитектором.

Светильник AJ Lamp стал неотъемлемой частью концепции дизайна отеля в целом. Лампа использовалась в нескольких частях отеля SAS Royal в Копенгагене. AJ Lamp можно было увидеть в медной версии над столиками в снек-баре за атриумом, в гостиничных номерах на 1-м этаже и в Panorama Lounge на 21-м этаже. С тех пор светильник AJ Lamp стал всемирно известной иконой дизайна и одним из самых популярных предметов мебели Арне Эмиля Якобсена.

Датский архитектор и дизайнер Арне Эмиль Якобсен и его культовый светильник AJ Lamp

Арне Эмиль Якобсен был эстетом до кончиков пальцев, и не случайно на него часто возлагалась ответственность за интерьеры построенных им зданий – вплоть до мельчайших деталей. Изначально он мечтал стать художником, прежде чем выбрать профессию архитектора, и его художественный талант и смелость явно прослеживаются как в уникальной дизайнерской идиоме, так и в чувстве цвета. Вот почему обновление светильника AJ Lamp с помощью ряда классических и вдохновляющих цветов соответствует духу датского архитектора и дизайнера.

Датский архитектор и дизайнер Арне Эмиль Якобсен и его культовый светильник AJ Lamp

В основе конструкции светильника AJ Lamp лежит плафон, форма которого состоит из двух геометрических фигур: цилиндра (патрон) и конуса (абажура). Лампа концентрирует свет там, где это необходимо. Ее конструкция идеально подходит для использования как в качестве рабочей лампы, так и лампы для чтения. Необычные углы светильника, а также объем абажура и круглое отверстие в ножке придают ему ярко выраженный скульптурный дизайн.

Культовый светильник AJ Lamp как никогда остро сохраняет свой классический вид – независимо от того, освещает ли он обеденный стол, используется в офисе или выставочном зале. Он обеспечивает равномерное и безупречное нисходящее освещение и создает атмосферу в любом интерьере.

Датский архитектор и дизайнер Арне Эмиль Якобсен и его культовый светильник AJ Lamp

Компания-производитель: Louis Poulsen , розничная цена светильника (1 шт.): от 805 EUR

Источник фото: louispoulsen.com

Датский архитектор и дизайнер Арне Эмиль Якобсен и его культовый светильник AJ Lamp

В Томске пройдут «Городские практики» — Strelka Mag

С 29 марта по 17 апреля в Томске пройдет бесплатный образовательный интенсив для специалистов в сфере развития городов. Лекции проведут выпускники программы Архитекторы.рф, эксперты КБ Стрелка и приглашенные спикеры.

Лекции будут посвящены ключевым темам городского развития: комплексному развитию территорий, предпроектному анализу, работе с исторической средой и существующей застройкой, навыкам презентации и сторителлинг. За время обучения участники в командах разработают и представят идеи по развитию исторической застройки города.

Директор проектов КБ Стрелка Екатерина Малеева расскажет про комплексный подход в работе с наследием. Заведующая кафедрой реставрации и реконструкции исторического наследия Томского Университета Лариса Романова обсудит с участниками кейсы функциональной реконструкции города.

Специалист отдела вовлечения КБ Стрелка Рада Константинова объяснит, как составить портрет пользователя территорий, а антрополог КБ Стрелка Анастасия Еремина поделится со слушателями инструментами проведения антропологического анализа. Депутат городского совета Троицка Елена Верещагина прочитает лекцию о своём опыте вовлечения жителей в городские проекты.

Отдельный блок программы будет посвящен туризму как важной составляющей развитие исторических территории. Приглашенные эксперты расскажут о путях решения городских конфликтов.

Кроме этого, участники познакомятся с техниками презентации и сторителлинга.

Образовательный интенсив пройдёт в формате смешанного обучения: онлайн-лекции для самостоятельного изучения, сессии с приглашенными экспертами на платформе Zoom и очные практические семинары на площадке «Точки кипения» Ленина, 26.

​Прием заявок на участие в интенсиве открыт до 25 марта включительно. Участниками «Городских практик» могут стать архитекторы, градостроители, предприниматели, представители власти, девелоперы и сотрудники профильных департаментов. Результаты отбора будут объявлены 26 марта.

Также в рамках программы пройдут открытые публичные события. 14 апреля в ТГАСУ выпускники программы Архитекторы.рф обсудят, кто такой современный архитектор и какими навыками он должен обладать. В экспертном диалоге примут участие Константин Казанцев, руководитель Центра городской среды Томской области, Ксения Зверева, основательница архитектурного бюро vostok.coop, и Светлана Малевич, архитектор мастерской LogWorks.

17 апреля датский архитектор Хелле Йуль, директор проектов КБ Стрелка Яна Козак и основательница архитектурного бюро vostok.coop Ксения Зверева поговорят о развитии межвузовских кампусов и обсудят тенденции их развития в России и зарубежом. Мероприятие пройдет в «Точке кипения», дискуссия будет транслироваться в социальных сетях и на YouTube.

  • «Городские практики» — часть программы Архитекторы.рф, которая реализуется Фондом ДОМ.РФ в стратегическом партнерстве с Институтом «Стрелка» при поддержке Минстроя и Правительства РФ. В Томске программа организована совместно с Центром развития городской среды при поддержке администрации Томской области.

Архитектор Арне Якобсен

Арне Якобсен был одним из наиболее влиятельных дизайнеров и архитекторов XX века. Его здания и предметы совмещают в себе модернистские идеалы и северную любовь к естественности. Как архитектор и индустриальный дизайнер, Якобсен всегда стремился достигнуть пропорций, изящества и последовательности во всём. В итоге он стал единственным датским архитектором ХХ века, получившим мировое признание.

архитектор

Арне Якобсен (Arne Jacobsen) (1902-1971)

Арне Якобсен – известный датский архитектор и дизайнер мебели, интерьеров, тканей, изделий из стекла и металла, крупнейший представитель функционализма в датской архитектуре.

На его ранние работы оказало влияние творчество Ле Корбюзье, Гуннара Асплунда и дизайнеров Современного Движения. Якобсен был одним из первых, кто своими проектами представил модернизм в датском дизайне.

Важной составляющей творческого метода Арне Якобсена было его стремление к созданию завершенного произведения: работая над проектом дома, он разрабатывал дизайн абсолютно всех его элементов. Любая самостоятельная функция должна была получить и самостоятельное дизайнерское решение. Для своих наиболее известных архитектурных проектов: Аэропорта авиакомпании SAS и отеля Radisson SAS Royal Hotel в Копенгагене Якобсен спроектировал каждую деталь, вплоть до вилок, ножей и ложек.

Арне Якобсена называют не иначе как «иконой датского дизайна ХХ века» За свою жизнь он создал 350 произведений настоящего искусства дизайна – красивых вещей для каждого дня. Именно они в 1950-60-е гг. принесли датскому дизайну всемирную известность.

В самом центре столицы Дании Копенгагена, рядом с живописным парком Tivoli и основными достопримечательностями города, в 15 минутах езды от международного аэропорта возвышается знаменитый на весь мир пятизвездочный отель Radisson SAS Royal – первый в датской столице небоскрёб, построенный в 1960 году, – воплощение оригинальной дизайнерской мысли знаменитого датского архитектора Арне Якобсена (Arne Jacobsen). Высота здания – 76, 5 м, 24 этажа.

Здесь 260 комфортабельных номеров различных категорий. Интерьеры отеля отличаются элегантностью линий, искусным сочетанием пространства и света, продуманностью каждой детали. Уютные номера выполнены в сдержанном скандинавском стиле, в теплых тонах, с яркими цветовыми акцентами и стильными украшениями.

В отеле 10 залов для заседаний и банкетов с максимальной вместимостью до 300 человек, а также современно оснащенный бизнес-центр – идеальное место для проведения деловых и торжественных мероприятий.

Во всех помещениях Radisson SAS Royal – необычная авторская мебель, среди которой и знаменитые кресла-скульптуры из литых стекловолоконных форм: Swan («Лебедь»), Egg («Яйцо») и Ant («Муравей»), придуманные Якобсеном, – это настоящие творения, они стали шедеврами в мире дизайна и до сих пор остаются непревзойденными по удобству, простоте и изяществу стиля.

В качестве символического признания заслуг Арне Якобсена номер 606 (45 кв.м) был сохранен в первозданном виде. Интерьер его выполнен в серых и бирюзовых тонах, обставлен дизайнерской мебелью, включая знаменитые авторские кресла, украшен встроенными зеркалами.

Талантливый архитектор, во всем мире Якобсен был известен как дизайнер мебели, но именно неординарное архитектурное мышление во многом повлияло на оригинальные формы созданных им предметов.

Особенно это проявилось в его работах 60-х годов, когда были созданы набор посуды Cylinda-Line для компании Stelton и серия ламп AJ для Louis Poulsen, которые также стали классикой дизайна 20 века.

Из окон расположенного на 20-м этаже ресторана Alberto K, который относится к 50 лучшим ресторанам мира, открывается потрясающий панорамный вид на башни и зеленые медные крыши Копенгагена, а среди разнообразных напитков и коктейлей предлагается фирменный коктейль AJ, названный в честь знаменитого дизайнера Arne Jacobsen.

Здесь жили в свой датский период Фрэнк Синатра, Луи Армстронг, Далай Лама и другие личности. Radisson SAS Royal – это сочетание уникального дизайнерского творчества и современного комфорта.

Элегантная функциональность SAS Royal Hotel, построеного Якобсеном-архитектором в Копенгагене, убедили членов совета оксфордского коледжа, которые путешествовали по Скандинавии в поисках архитектора для Коледжа Святой Катрины, что имено он является идеальным кандидатом. И датчанин, который очень плохо говорил по-английски и редко покидал свою копенгагенскую студию, получил в 1958 году заказ на проект нового коледжа для Оксфорда (Oxford University ). Вместе с SAS Royal Hotel этот коледж сегодня расценивается как архитектурный шедевр Якобсена.

Ни для кого не секрет, что некоторые предметы мебели и интерьера становятся вещественными символами эпохи. У хорошего дизайна есть одно любопытное свойство. Чем дизайн лучше, тем больше людей узнают эти формы. И тем меньше людей знают фамилию автора. Авторское творчество превращается в фольклор.

Якобсен часто заимствовал формы непосредственно у живой природы. Его линии, если так можно сказать, экологически чисты. Они не засоряют пространство, не создают визуальный мусор. Его работы являются органической частью ноосферы – оболочки разума, окружающей нашу планету.
Говорят, что в мебельном дизайне все началось с кресла-яйца Арне Якобсена в 1956 году. Психологи отмечают: именно эта форма, как выяснилось, создает ощущение уюта и защищенности.

Кресло «Лебедь», где спинка, сиденье и подлокотник идеальных пропорций слились в одном застывшем плавном движении, восхищает своей оригинальной формой.

Всем хорошо знаком стул, который уже с полным правом можно назвать символом определенного времени – изогнутый кусок фанеры, закрепленный на ножках из стальных труб, сиденье и спинка выполнены одним куском. Сейчас детище Якобсена превратилось в классическое произведение «Семь» – оно стало одним из самых успешных коммерческих проектов как наиболее продаваемое в мире.
Сидя в креслах и на стульях Якобсена, начинаешь заново ощущать разумную органику человеческого тела. Они сочетают в себе элегантность формы, рациональный подход к использованию материалов и легкость. Лишь единицам удалось превзойти обостренную чувствительность художника по отношению к пропорциям и цвету.

Когда однажды Арне Якобсена спросили: «Что такое красота в архитектуре?», он ответил: «Прежде всего – это пропорциональность, затем – материал, то есть умение отличить хороший материал от плохого. И, наконец, конечно же, цвет. А как результат всего этого – общее впечатление».

комментарий

Олег Молодцов, архитектор:

Традиции старых мастеров 1-й и 2-й половины 20 века подразумевали комплексный подход к проектированию объекта: архитектуры здания и интерьера, в том числе и предметов мебели. Именно поэтому автор-архитектор обращал внимание на все детали и тонкости в проектировании, и неудивительно, что архитектор с мировым именем мог так же легко спроектировать детали интерьера, как и достойно создать архитектурный объект.

Когда мы сейчас на фото видим мебель, спроектированную более 40 лет назад, как эти знаменитые кресла Якобсена, мы узнаем схожесть форм с современной мебелью. Все потому, что предметы интерьера в первую очередь функциональны, а уже потом мы обращаем внимание на эстетику. Следуя этой логике, понятно, что вариации на тему дизайна ограничены этими рамками.

Сегодня, когда ритм жизни переводит понятие комплексного проектирования в другую плоскость, произошло разделение задач: архитектура существует сама по себе, дизайн интерьеров и промышленный дизайн (в том числе дизайн мебели) – сам по себе.

Рынок потребовал больших масштабов в дизайне, и как следствие, появились авторская посуда, авторская сантехника, авторская мебель, авторский свет и т.д. А здесь, как и раньше, всегда появлялись талантливые мастера. И наряду с яркими, известными именами архитекторов, как Норманн Фостер, сегодня известны имена промышленных дизайнеров, таких как Филипп Старк, Карим Рашид. Мы хотим жить не только в функциональном, но и в красивом интерьере.


 

5 знаковых датских архитекторов

Архитектура Дании - один из величайших предметов ее экспорта.

Датский и скандинавский дизайн в целом хорошо известен и сочетает в себе элементы функционализма и минимализма в своих новаторских и вневременных формах. От лаконичного дизайна датских часов Skagen до невесомого стула Ægget (Яйцо) - эстетику легко распознать.

В датской архитектуре преобладают чистые, непрерывные линии. Огромные окна, напоминающие здания Мис ван дер Роэ, открывают здания, в то время как белые стены и контрастирующие природные элементы, такие как сланец, служат демонстрацией того, как грубая природа и модернистская эстетика дополняют друг друга именно из-за присущих им различий.

Окончательный дизайн содержит бескомпромиссный перфекционизм и внимание к деталям, которые были и продолжают оказывать большое влияние на общественную и частную архитектуру во всем мире.

Источник: Constructa.dk .

Йорн Утцон

Jørn Oberg Utzon, вероятно, самая известная датская архитектура за пределами профессиональной архитектурной сцены. Его проект занял 1 место в конкурсе на будущий Сиднейский оперный театр, который сейчас внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Утцон стал вторым человеком в мире, удостоенным такой чести живым.

Хотя он родился в Копенгагене в 1918 году, он вырос в приморском городке Ольборге. Его отец был кораблестроителем, и он много времени уделял производству кораблей на верфи. Будучи страдающим дислексией, он получил худшие оценки за год, но последующая семейная поездка на выставку в Стокгольме вдохновила его на то, чтобы заняться архитектурой. Эта мечта осуществилась, когда его семья переехала в Хельсингёр недалеко от Копенгагена.

В том же году, когда он начал учебу, немецкое вторжение во время Второй мировой войны оказалось замаскированным благословением, поскольку его побег в свободный Стокгольм дал ему творческую платформу и компанию, необходимую для процветания его творческого потенциала.Будучи временным домом для талантов в изгнании, он работал в компании других великих датских архитекторов, таких как Арне Якобсен, Пол Хеннингсен и Тобиас Фабер.

Когда Германия проиграла войну, он вернулся в Данию, где начал включать природу в свои зарисовки - идея, которая стала его торговой маркой. Его пребывание в Марокко и Мексике познакомило его с величественной исламской архитектурой и архитектурой майя, которая вдохновила его на создание знаковых плато и платформ, а также на его идею аддитивного дизайна.

Он много работал с временным жильем после Второй мировой войны. Он завершил свою сольную карьеру, построив два дома для себя и своей жены на Майорке, Испания, и умер в 2008 году.

Известные работы включают:

  • Melli Bank, Тегеран, Иран
  • Здание парламента, Кувейт
  • Utzon Center, Ольборг Дания
  • Сиднейский оперный театр, Австралия (хотя его идеи никогда не были полностью реализованы из-за экономических ограничений)

Арне Якобсен

Арне Эмилю Якобсену приписывают введение модернизма в Дании.Он много путешествовал, как это было принято среди его современников, и находился под влиянием Мис ван дер Роэ и Вальтера Гропиуса в Германии.

Будучи евреем, он бежал в Стокгольм вместе с тысячами датских евреев, которых датские моряки тайно переправили в Швецию на лодках в ночь перед вторжением Германии. Когда он вернулся после войны и продолжил разработку уже ставшей культовой линейки стульев, включая Egg. Его рационалистический и минималистский подход к архитектуре хорошо сочетался с высоким спросом на жилье в послевоенной Дании, поскольку оно было эстетично и быстро строилось одновременно.

Его архитектурные проекты невозможно пропустить во время визита в Данию, поскольку все они являются огромными и выдающимися особенностями двух крупнейших городов Дании (Орхуса и Копенгагена). Но во время прогулки по Лондону вы также можете случайно натолкнуться на его менее известную работу: Посольство Королевства Дании. Его стиль отличается вневременной эстетикой с широким использованием природных элементов, что можно увидеть на Ратуше Орхуса, где используется 6000 м2 серого норвежского мрамора.

Здание особенно очаровательно в ночное время, когда огромный циферблат на 60-метровой освещенной башне парит над автовокзалом (см. Рисунок).Любой визит в Орхус, вдохновленный архитектурой, должен включать экскурсию внутрь.

Известные работы включают:

  • Национальный банк Дании, Копенгаген
  • Radisson Blu Royal Hotel, Копенгаген
  • Мэрия Орхуса
  • Колледж Святой Екатерины, Кембридж, Англия
  • Мэрия Майнца, Германия

Хеннинг Ларсен

Хеннинг Ларсен родился в Опсунде, Дания, в 1925 году. Во время учебы в Копенгагене его наставниками были Арне Якобсен и Йорн Утцон.У него была особенно продуктивная карьера, которая продлилась всю его жизнь, начиная с основания компании Henning Larsen Architects в 1959 году.


Его одержимость светом лучше всего проявляется в революционном концертном зале Harpa в столице Исландии Рейкьявике. Здание имеет многогранный стеклянный фасад со встроенной светодиодной подсветкой, которая светится в темноте. Ночью концертный зал просто впечатляет, а в ясный день горный хребет возле Рейкьявика может оставить затаившее дыхание.

Для тех, кто еще не уверен, осмотр интерьера здания бесплатен для всех.

Он завершил свою впечатляющую карьеру, создав некоторые из своих самых знаковых работ в последние годы перед смертью. «Bølgen» («Волна») в Вайле, одна из последних работ, все еще строится.

Известные работы включают:

  • Оперный театр, Копенгаген
  • Harpa Koncert Hall, Рейкьявик
  • Bølgen, Вайле Дания
  • Терминал 4, аэропорт CPH
  • Здание МИД Дании, Эр-Рияд Саудовская Аравия
  • Посольство Дании, Эр-Рияд

С.Ф. Мёллер

Кристиан Фредерик Мёллер был еще одним плодовитым датским архитектором, оставившим неизгладимое наследие, начиная с Орхусского университета, построенного из культового желтого кирпича. Его внимание к окружающему ландшафту было главной характеристикой, и в университете это проявляется.

Здания кажутся намного выше, чем они есть на самом деле, из-за естественного возвышения, в то время как здания естественным образом переходят в парк, который они окружают. Особого внимания заслуживает самая высокая в Дании отдельно стоящая библиотека - так называемая «Книжная башня», которая является частью государственной библиотеки.Внутри университета установлена ​​табличка в честь десяти жертв авиаудара 1944 года, совершенного 25 самолетами британских ВВС.

Гестапо, накопившее много компрометирующих данных о датской группе сопротивления, затем оккупировало университет. К.Ф. Сам Мёллер наблюдал за строительством в главном здании, но его вытащили из-под завалов живым. Он спроектировал множество других знаковых зданий в Дании перед своей смертью, похороненной под надгробием из желтого кирпича, напоминающим университет, который он создал.

Архитектурная фирма C. F. Møller в настоящее время является крупнейшей в Дании и имеет офисы по всему миру.

Известные работы включают:

  • Орхусская общественная больница
  • Орхусский университет
  • Универмаг Salling, Орхус, Дания
  • Музей современного искусства Хернинга, Хернинг, Дания

Бьярке Ингельс

Бьярке Ингельс, если таковой имеется, является интеллектуальным преемником великих датских архитекторов 20-го -го -го века.Он родился в Копенгагене в 1974 году. Его имя стало синонимом датского дизайна с тех пор, как он получил известность благодаря своей обширной работе по всему миру. Помня об окружающей среде, Бьярке Ингельс постоянно доказывает, что декадентская футуристическая архитектура может быть устойчивой - последний из них - предложенный им эко-остров площадью 1 000 000 м2 в Азербайджане (подробнее здесь), хотя, к сожалению, это еще не вышло за рамки чертежей.

Это будет одна из крупнейших в своем роде археологий, самодостаточная в энергии и ресурсах.Хотя Бьярке Ингельс определенно сделал успешную карьеру уже в 42 года - он уже получил награду за «Лучшее жилье в мире» за свой «8-таллет» (8-дом) - его потенциал, вероятно, далек от реализации.

В настоящее время перемещаясь между Манхэттеном и Копенгагеном, он вносит свой вклад в развитие обоих городов с грандиозными концепциями, которые только начинают воплощаться в жизнь. Такие концепции, как «2 Всемирного торгового центра», который, когда будет завершен, вырастет на 410 метров рядом со своим соседним Всемирным торговым центром. Bjarke Ingels Group, его архитектурная группа с офисами в Валби, Дания, а также в Нью-Йорке, сокращена - намеренно: достаточно взглянуть на VIA 57 на Манхэттене.

Известные работы включают:

  • Islands Brygge Harbour Bath, Копенгаген
  • VM Houses, Амагер Дания
  • Superkilen, Копенгаген
  • Amager Bakke, Копенгаген (закончен в 2017 г.)
  • Mountain Dwellings, Ørestad Copenhagen
  • Интегрированная система защиты от наводнений DryLine, Нью-Йорк (в стадии строительства)
  • 8 дом, Копенгаген

Фото предоставлено: constructa.dk и wikipedia.org

Комментарии

комментария

датская архитектура и дизайн | Dezeen

  • Самостоятельно построенный дом Томми Рэнда с винтовой лестницей с ЧПУ

    Датский архитектор и разработчик Томми Рэнд построил для себя и своей семьи дом в Дании с винтовой лестницей, сделанной из 630 кусков фанеры, вырезанной на станке с ЧПУ.Подробнее

    Эми Фрирсон | | Оставить комментарий
  • Вилла Коруп - дом из стали, выдержанной в условиях атмосферных воздействий, на датском острове Фюн

    Ян Хенрик Янсен Arkitekter в сотрудничестве с Marshall Blecher и Einrum Arkitekter создал семейный дом, полностью построенный из поперечно-клееной древесины, облицованной погодоустойчивой сталью.Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • Dezeen и The Mindcraft Project совместно представляют лучшие экспериментальные датские разработки

    Dezeen объединился с датской инициативой The Mindcraft Project, чтобы выделить работы 10 инновационных дизайнеров и студий на своей новой цифровой выставке. Подробнее

    Персонал Dezeen |
  • Pan Projects создает плавучий чайный домик Ø на Копенгагенском канале

    Лондонская архитектурная студия Pan Projects спроектировала Чайный дом Ø как первый в серии плавучих павильонов, направленных на открытие каналов Копенгагена для публики.Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • Aspekt Office разрабатывает ярко-белый магазин с «северной атмосферой» для китайского бренда стиля жизни

    Минималистский, утилитарный интерьер этого магазина в Копенгагене, созданный местной студией Aspekt Office, создает нейтральный фон для красочной одежды и товаров для дома, которые он продает.Подробнее

    Али Моррис | | Оставить комментарий
  • Компания Krøyer & Gatten отмечает 1960-е и 70-е годы дизайном для ресторана в Орхусе Substans

    Ресторан Substans в Орхусе, удостоенный звезды Мишлен, переехал в новое место на берегу гавани, спроектированное местной студией Krøyer & Gatten, чтобы почувствовать себя датским домом 50 лет назад.Подробнее

    Эми Фрирсон | | Оставить комментарий
  • 3XN проектирует модульный узел для двух разработчиков роботов в Дании

    3XN представила свое предложение по созданию Cobot Hub, набора модульных лабораторий и офисов для разработки роботов, которые будут построены в Оденсе, Дания. Подробнее

    Лиззи Крук | | Оставить комментарий
  • Norm Architects создает интерьер ювелирного магазина на базе мастерских Пикассо и Матисса

    Norm Architects использовали натуральные материалы, такие как дуб, глина, лен и травертин, для создания ювелирного салона в Копенгагене, созданного студиями художников-модернистов.Подробнее

    Али Моррис | | Оставить комментарий
  • Spacon & X создает непринужденную закусочную для спин-оффа гамбургеров Noma POPL

    В ресторане Prolific Copenhagen Noma открылся бургерный ресторан, интерьер которого выполнен из натуральных материалов и растений, спроектированных Spacon & X. Подробнее

    Эми Фрирсон | | Оставить комментарий
  • OEO Studio создает красочную кантину для столовой Копенгагена Hija de Sanchez

    Подходящие для Instagram оттенки пастельно-розового, песочно-желтого и кобальтового синего представлены в Hija de Sanchez Cantina, новом мексиканском ресторане в Копенгагене, разработанном OEO Studio.Подробнее

    Эми Фрирсон | | Оставить комментарий
  • OEO Studio делает уютный ремонт в ресторане Kadeau в Копенгагене

    OEO Studio использовала палитру темных и землистых тонов, чтобы изменить интерьер ресторана в Копенгагене, удостоенного звезды Мишлен. Подробнее

    Эми Фрирсон | | Оставить комментарий
  • Norm Architects создает убежище из черной древесины недалеко от границы Дании и Германии

    За черным деревянным фасадом Fjord Boat House, дома для отпуска на берегу озера, спроектированного датской фирмой Norm Architects, располагались уютные комнаты, отделанные дубом.Подробнее

    Наташа Леви | | Оставить комментарий
  • Frama создает ультра-минималистичные интерьеры для кондитерской Juno the Bakery в Копенгагене

    Многопрофильная студия Frama завершила эту пекарню в Копенгагене с не совсем белыми стенами и полом терраццо, благодаря чему хлеб и выпечка заняли центральное место. Подробнее

    Наташа Леви | | Оставить комментарий
  • Электростанция Amager Bakke от BIG, сфотографированная Hufton + Crow

    Студия архитектурной фотографии Hufton + Crow запечатлела дымовую трубу Amager Bakke, электростанции, работающей на отходах, на лыжном склоне, спроектированном BIG, возвышающемся из тумана.Подробнее

    Блок Индия | | Оставить комментарий
  • Cobe and Dissing + Weitling проектируют футуристический пешеходный мост для станции Køge Nord

    Køge Nord Station пересекает две железнодорожные линии и восемь полос автомагистралей и был создан Cobe и Dissing + Weitling для новой линии высокоскоростных поездов, идущей из Копенгагена. Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • WilkinsonEyre и Urban Agency проектируют изогнутый велосипедный мост Лилль-Лангебро в Копенгагене

    Лондонская архитектурная студия WilkinsonEyre и городское агентство из Копенгагена спроектировали велосипедный мост Лилль-Лангебро как удобный маршрут для велосипедистов и пешеходов через внутреннюю гавань Копенгагена.Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • Cobe представляет пару деревянных зарядных станций из дерева для электромобилей в Дании

    Архитектурная студия Cobe показала в Дании две зарядные станции для электромобилей, деревянные конструкции которых созданы для создания «спокойного и дзенского ощущения». Подробнее

    Том Рэйвенскрофт | | Оставить комментарий
  • На выставке Ukurant Objects представлены мягкие кресла и восковые вазы

    Мягкое кресло из био-пены, которое выглядит как камень, модульная система сидений, вдохновленная церковью, и вазы, отлитые из пчелиного воска, были среди предметов, представленных на выставке Ukurant Objects на фестивале 3 Days of Design в Копенгагене.Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • Mater разрабатывает табуреты, сделанные из остатков пива и пластиковых инсулиновых ручек

    Dezeen Showroom: дизайнерский бренд Mater представил на датском фестивале дизайна 3 Days of Design стул Mask Stool, изготовленный из отработанного зерна пивоваренного завода Carlsberg.Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий
  • Проект Mindcraft 2020 демонстрирует работы 10 датских дизайнеров на фестивале виртуального дизайна

    Стул, выращенный из грибов и конопли, и керамика, вдохновленная оккультными ритуалами, являются одними из предметов дизайна, представленных The Mindcraft Project для VDF. Подробнее

    Кайса Карлсон | | Оставить комментарий

Десять современных гостиных со спокойным интерьером

Десять будущих супервысоких небоскребов от самых известных архитекторов мира

SOM построит супервысокий небоскреб на месте Гранд Хаятт Трампа в Нью-Йорке

Ричард Роджерс уравновешивает свое последнее здание над виноградником Прованса

Moxon Architects реконструируют викторианскую террасу с затонувшим садом и интерьером в стиле минимализма

Офис напротив предлагает превратить Капитолий США в «крепость для защиты демократии»

Studio Puisto балансирует черную хижину на тонкой колонне в финском лесу

В сегодняшнем информационном бюллетене Dezeen Weekly

представлена ​​клавиатура в форме сот.

Dezeen Awards

Dezeen Jobs

{{category}}

{{carousel_title}}

10 лучших архитектурных фирм Дании

Эта статья является частью нашей постоянной серии о Топ-10 архитектурных фирм по всему миру.

Архитекторы играют решающую роль в проектировании зданий и пространств, с которыми мы взаимодействуем ежедневно. Создание мест, в которых мы действительно хотим жить и работать, может привести к резкому улучшению общего психического здоровья, физического благополучия и счастья. Дания берет эту идею и умножает ее на 10.

Никто сейчас не занимается архитектурой так, как датчане, и каждую неделю в этой маленькой североевропейской стране появляются новые интересные проекты. Если вы пропустили наши сообщения о Архитектура "ДОЛЖНА СМОТРЕТЬ" в Копенгагене или Архитектурные школы в Дании , я также рекомендую проверить их.

«Топ-10» - это не рейтинг, а просто собрание лучших фирм в стране, основанных на их репутации и личном мнении. Я также хочу поблагодарить каждый офис за фотографии, которые они предоставили для этой статьи. С учетом сказанного, вот мой выбор из 10 лучших архитектурных фирм Дании.

Ресурсный центр Amager © Альдо Аморетти

Трудно погрузиться в современную датскую архитектуру, не упомянув о работе BIG Architects.Располагая офисами в Копенгагене, Нью-Йорке и Лондоне, компания бросает вызов обычным условностям в дизайне, одновременно используя принципы устойчивого развития и смелые социологические концепции. С такими проектами, как флагманский дом LEGO в Биллунне, , гавань в Орхусе, и жилой квартал Stepped в Стокгольме, , легко понять, почему у фирмы появилось такое огромное количество поклонников во всем мире.

Любимый проект: 8 Дом

© Ник Лехоукс

Основанная еще в 1959 году, компания Henning Larsen превратилась в одну из самых прогрессивных и профессиональных архитектурных компаний в мире.Основываясь на богатой истории скандинавских традиций дизайна, их работа глубоко уходит корнями в экологичность и местный контекст. Среди их многих великих работ - музей Мосгаарда в Орхусе, , и ратуша на севере Швеции, , где вся деревня была перемещена в ответ на близлежащие горнодобывающие работы.

Любимый проект: Eystur Town Hall (Instagram)

© Расмус Хьортсхой-КОСТ

COBE Architects, кажется, овладели искусством находить красоту в забытых пространствах.Благодаря таким проектам, как Дом добровольцев Красного Креста и Библиотека Тингбьерга в Копенгагене, их вдумчивые исследования застроенной среды приводят к творческим городским решениям, дающим жизнь заброшенным местам.

Любимый проект: The Silo (инстаграм)

Олимпийский дом © Forbes Massie

Глубоко укоренившись в скандинавских традициях функциональности и красоты, 3XN известен тем, что бросает вызов условностям и создает красивую среду, которая раскрывает все лучшее в людях, которые их используют.В настоящее время они проектируют потрясающий новый рыбный рынок в Сиднее , который станет культурным центром вдоль знаменитой гавани города, и Olympic House (на фото), который станет новой штаб-квартирой МОК.

Любимый проект: Den Blå Planet (Instagram)

Malmö Live © Изображение предоставлено SHL Architects

Обладая более чем 30-летним опытом, SHL создает широкий спектр международных проектов, ориентированных на людей, которые их используют.Их проекты высокотехнологичны, с упором на создание экологически безопасных и учитывающих культурные особенности проектов. Их самые знаковые работы - Royal Library в Копенгагене, Malmö Live (на фото) и Halifax Central Library в Канаде, демонстрирующие всю глубину их возможностей.

Любимый проект: Dokk1 (Instagram)



Башни Акселя © Андерс Суне Берг

Основанная в 1985 году архитекторами Бой Лундгаард и Лене Транберг, эта практика глубоко укоренилась в скандинавских архитектурных традициях с упором на гуманизм, мастерство и упрощение как центральные ценности.Некоторые из их лучших работ можно найти в их проектах для общежития Tietgen , Axel Towers и Playhouse Королевского датского театра в Копенгагене.

Любимый проект: Kannikegården (Instagram)

Башня Маерск, Копенгаген © Изображение любезно предоставлено C.F. Møller Architects

C.F. Møller Architects проектирует здания с 1924 года - невероятное достижение. Их проекты чувствительны к местным условиям и построены с высоким мастерством.Компания заработала прочную репутацию в области городского планирования, ландшафта и архитектуры и недавно завершила международную школу Copenhagen International School и Maersk Tower (на фото) в Копенгагене.

Любимый проект: Copenhagen International School (Instagram)

Экспериментариум © Адам Мёрк

CEBRA работает в социальной, экологической и экономической сферах архитектуры.Их работа ориентирована на людей и глубоко сосредоточена на алхимии человеческого сочувствия и архитектурного самовыражения. Их самые знаменитые работы включают Iceberg (в сотрудничестве с JDS, SeARCH и Louis Paillard), экспериментальный эксперимент в Hellerup (на фото) и летний дом в Вайле .

Любимый проект: Детский дом будущего (Instagram)

Kalvebod Waves, Копенгаген © Жюльен Лану

Julien De Smedt Architects (JDS) - это многопрофильный офис в области архитектуры и дизайна.По своей сути JDS - это интенсивная исследовательская и аналитическая компания, которая изучает практические и теоретические вопросы и превращает их в вдохновляющие проекты. Их дизайн одновременно авантюрный и игривый, и это можно увидеть в некоторых из их самых публичных и громких дизайнов, таких как лыжный трамплин Holmenkollen Ski Jump в Осло и Kalvebod Waves Harbor Bath (на фото) в Копенгагене.

Любимый проект: Bike City

Парк приключений в лагере © EFFEKT Architects

Значение impact по-датски, EFFEKT - это развивающееся архитектурное объединение в Копенгагене, занимающееся вопросами воздействия зданий на окружающую их среду (и на планету).У офиса есть несколько интересных проектов в разработке, включая предстоящий Camp Adventure Park (на фото) и жилой комплекс в Словакии, и это лишь некоторые из них.

Любимый проект: ReGen Villages (Instagram)

Базовое руководство для датского архитектора (уральского технолога) | Блоги

Обратите внимание, что все высказанные мнения являются моими собственными и основаны только на моем анекдотическом опыте. Это просто попытка расшифровать датскую систему для тех, кто с ней не знаком и собирается учиться или работать в Дании.

В США лицензированный архитектор будет проектировать и следить за тем, чтобы строительство соответствовало нормам. В Дании обычно только архитекторы разрабатывают этап схемы или концепции, а затем архитектурные технологи занимаются разработанным дизайном и далее.

Это, конечно, отнюдь не жесткое правило. Архитекторы становятся менеджерами проектов и часто помогают с большим проектом на этапе его строительства. Однако я обнаружил, что большинство, особенно новые архитекторы, работают исключительно над концептуальным и конкурсным дизайном.Таким образом, я считаю, что профессия архитектора в Дании разделена на архитекторов и архитектурных технологов.

Архитектура / Архитектура

Когда я недолго учился в архитектурной школе в США, там были факультативные занятия по дизайну мебели и курсы по строительной инженерии и истории архитектуры, а также была возможность пройти другие университетские курсы. Получение необходимых результатов SAT, обычное заявление и отправка портфолио.В некоторых школах требовались собеседования, в других - сессия обратной связи с портфолио. Но обычно для основного приложения это был двухэтапный процесс.

KADK, Датская королевская академия изящных искусств, - одна из двух школ, предлагающих изучение архитектуры в Дании. Я сосредотачиваюсь на них, потому что большинство моих знакомых архитекторов - из этой школы.

В дополнение к основному студийному курсу они каждый семестр проходят неуказанные «междисциплинарные» курсы по программе бакалавриата.Многие из этих курсов проходят / не проходят и не имеют внешней цензуры. Каждый семестр подразделяется на «архитектура и материалы», «архитектура и эстетика». В учебном пособии говорится, например, что «Модули 1 и 5 отдают приоритет методам обучения, которые объединяют науку, конкретные навыки и компетенции». В основном это программа, основанная на искусстве.

Хотя для получения лицензии в США требуется аккредитованная степень магистра архитектуры или 5-летняя степень бакалавра искусств плюс стажировка и сдача лицензионных экзаменов, получение лицензии в Дании обычно означает просто завершение степени магистра архитектуры в одной из двух академий искусств или Имея степень магистра архитектуры зарубежного вуза.

Попасть в KADK на уровне бакалавра - сложный и столь же долгий процесс. Вы отправляете заявку через систему портала со всей информацией об образовании, которая соответствует вашей квалификации, и портфолио. Затем вы должны отправить «домашнее задание» с подсказкой, которая включает в себя набросок чего-либо или создание модели из бумаги, которая что-то представляет.

Если им понравится ваша интерпретация домашнего задания, они снова пригласят вас на вступительный экзамен.Вступительный экзамен заключается в том, что вы сидите в комнате и делаете модели или рисунки, которые представляют собой интерпретацию текста или чего-то, что находится перед вами, например, самой комнаты. Затем экзаменаторы ходят по очереди и расспрашивают их о проделанной работе. Они ищут конкретный ответ, одобренный KADK. Это экзамен на выходные. Один из моих друзей-архитекторов упомянул, что он прошел специальный летний курс, предлагаемый школой за приличную сумму денег, где вас специально готовят к этому вступительному экзамену.

Через две недели вы получите результат за экзамен. Через месяц ожидания вас либо пригласят в престижную школу, либо откажут. Весь процесс длится от трех до четырех месяцев. Эта эксклюзивная программа бакалавриата предлагается только на датском, а не на английском языке. Около 25% зачисленных студентов приезжают из Швеции или Норвегии, поскольку свободное владение скандинавским языком на родном языке соответствует требованиям для поступления на датский язык.

Их более специализированные магистерские программы предлагаются как на датском, так и на английском языках, где вы можете выбрать такой трек, как «пространственный дизайн» или «архитектура и экстремальная среда», и их намного легче освоить, чем программу бакалавриата.По завершении магистерской программы вы можете претендовать на звание Arkitekt MAA, которое является защищенным титулом. Если у вас есть датская степень бакалавра где-либо, кроме Архусской школы архитектуры или KADK, вам не разрешат учиться ни по их программе бакалавриата, ни по программе магистратуры.

Отсутствие программ и чрезмерная ориентация на соответствие при поступлении означает, что архитектор с датским образованием будет обладать очень специфическим набором навыков и перспектив, тогда как в США ваша точка зрения обычно определяется программной культурой конкретной школы.Архитектурная программа Массачусетского технологического института не то же самое, что Праттс.

Архитектурные технологии / Bygningskonstruktion

Другая половина архитектурной отрасли - это архитектурные технологи, имеющие степень бакалавра в области архитектурных технологий и управления строительством (или Bygningskonstruktion). Вы не можете получить эту степень бакалавра в двух архитектурных школах. Вы должны сдать его в университетском колледже или Erhvervsakdemi. Важно отметить - это не позволит вам стать лицензированным архитектором в Дании.Но вы можете получить защищенное звание Bygningskonstruktør MAK, не требуя степени магистра. Это исследование не основано на дизайне. Студенты работают с BIM, Revit, управлением проектами и строительством, чтобы детализировать здание каждый семестр от разработанного проекта до этапа строительства. Экзамены сосредоточены на качестве чертежей строительных деталей, а семестры - от ремонта до многоэтажных зданий. Если вы соответствуете требованиям, количество зачислений будет относительно высоким.

Если у вас не самые высокие оценки в средней школе, вы можете подать заявление, используя опыт, например, электрика, сантехника, каменщика или плотника. В результате многие торговцы часто являются частью каждого класса. Это действительно улучшает качество исследования.

Студентов не учат дизайну, поскольку это роль архитекторов. Однако многие школы предлагают факультатив по дизайну, чтобы помочь обучить базовому уровню концептуализации. К сожалению, многие технологи совершенно не интересуются архитектурной культурой и иногда пренебрежительно относятся к архитекторам, особенно при балансировании бюджета и временных планов.Иногда это может привести к трениям в архитектурном офисе между двумя профессиями.

Если вы хотите продолжить свое образование в качестве технолога с магистерской программой, вы обычно можете получить степень магистра управления строительством в университете, но с этой степенью в Дании все меньше и меньше вариантов магистратуры. Другие европейские школы потенциально примут эту степень бакалавра и позволят вам продолжить учебу, если вы захотите, но это скорее индивидуальная ситуация в зависимости от школы и программы, которую вы хотите изучать.

Из-за явного разрыва в образовании попытки преодолеть барьер в профессиональном плане могут быть трудными.

Однако это не обязательно плохо. Датские архитекторы давно и хорошо сотрудничают с представителями других профессий. С уважением к опыту и знаниям других профессий, а также к укоренившейся культуре групповой работы, уровень мастерства и новаторства очень высок. Датский дизайн, скорее всего, не добился бы мировой известности без такого глубокого исторического и культурного уровня координации.

Внутри инновационного плавучего дома Бьярке Ингельса

Ингельс и Отеро позируют на ступенях, выкрашенных в традиционный морской оранжевый цвет; каллиграфическая работа выполнена Томоко Кавао,
, а фотография Джеймена Перси показывает Сферу, инсталляцию BIG 2018 в Burning Man.

Pernille Loof и Thomas Loof

Работа Ингельса, которую иногда трудно охарактеризовать по стилю, долгое время определялась ограничениями - уже существующими условиями, которые направляют его проекты в сторону сложных, часто безупречных решений.«Это лодка, поэтому она хочет быть симметричной», - сухо отмечает он. «Частью проекта было восстановление этой симметрии по обеим осям». На каждом конце главной палубы (которая, по сути, была открытой подъездной дорогой для автомобилей) они установили стены с раздвижными окнами, создав жилое пространство, похожее на чердак, с террасами, окрашенными в цвет воды. На верхнем уровне, тем временем, они воспользовались двумя большими дымовыми трубами и навигационными мостиками, построив застекленный павильон для главной спальни среди оригинальных построек.С террасы на крыше открывается вид на 360 градусов. А под палубой они превратили корпус в футуристическую игровую комнату для всех возрастов, убрав дополнения, чтобы выявить обтекаемые изгибы, добавили окна-иллюминаторы и круглый световой люк
и обработали стены, пол и потолок как своего рода сплошную белую поверхность.

Ярко окрашенная мокрая комната под палубой; раковина Duravit и светильники Vola.

Pernille Loof и Thomas Loof

Их потолок, душ из дерева Hinoki; светильники Vola.

Pernille Loof и Thomas Loof

«Нам были подарены формы», - говорит Ингельс, добавляя, что он, возможно, никогда не придумал бы дизайн изолированно. «Это творческий сдвиг, созданный разными силами». И хотя они позаботились о сохранении морских причуд лодки - в том числе двух капитанских кают с рулевыми колесами для развлечения Дарвина - они также сохранили памятные вещи от своих частых странствий. (Путешествия - главный источник вдохновения как для Ингельса, так и для Отеро, чья одноименная модная линия сочетает в себе культурные отсылки.В ванне для пары, например, есть ванна из кипариса хиноки, раковина и душ, вдохновленные их недавней поездкой в ​​знаменитые рёканы Японии. И они обнаружили подушки и подушки Technicolor для игровой комнаты (сделанные вручную южноафриканскими мастерами из лоскутков футболки) во время визита в Кейптаун в 2017 году на открытие дизайна Zeitz MOCAA, спроектированного Томасом Хезервиком. Эти штрихи дополняются целым рядом собственных дизайнов Ingels, от диванов KiBiSi в гостиной до повторяющихся светильников Artemide.

В открытой кухне дубовая мебель дополняет медно-никелевый остров; подвесные светильники - БОЛЬШОЙ дизайн для Artemide, обеденный стол - от Луки Чипеллетти, стулья Eames из стекловолокна - от Vitra, а табуреты - от Københavns Møbelsnedkeri. Вдали появляется Копенгилл, центр переработки отходов в энергию компании BIG.

Пернилле Луф и Томас Луф

Как большой, так и маленький, корабль дал Ингельсу, который долгое время был сторонником плавучего жилья, шанс осуществить то, что он проповедует.«Это самая устойчивая архитектура», - размышляет он. «С повышением уровня моря будут расти и плавучие дома». В дополнение к Urban Rigger, системе стандартизированных контейнеров, которая помогла решить проблему нехватки студенческого жилья в Копенгагене, он представил целые сообщества на море. Его концепция Oceanix City предлагает устойчивые модульные конструкции для 10 000 человек. Между тем, на суше текущие проекты, такие как The Big U (защитная прибрежная система для Нижнего Манхэттена) и Islais Hyper-Creek (генеральный план для юго-восточной береговой линии Сан-Франциско), обращаются к реалиям изменения климата.


Pernille Loof и Thomas Loof

Urban Rigger, плавучий студенческий комплекс BIG в 2016 году.


«Архитектура традиционно статична и постоянна», - говорит Ингельс, размышляя о своем интересе к кромке воды. «Это динамично и мобильно». В последнее время, конечно, плавучий дом стал не только лабораторией, но и местом для виртуальных встреч. Вспоминая недавний видеозвонок с нижней палубы, он шутит: «Люди спрашивали, был ли я на космическом корабле.По крайней мере, он мог сказать им, что это был корабль.

В гостиной подвесной камин повторяет изгибы подвесного стула из ротанга «яйцо» и полукруглого торшера, который состоит из модульной системы освещения, разработанной BIG для Artemide.

Pernille Loof и Thomas Loof

Ингельс и Дарвин под палубой, сидящие на лоскутном мешочке от Ashanti Design.

Пернилле Лооф и Томас Лооф

План архитектора Бьярке Ингельса по борьбе с изменением климата

Бьярке Ингельс иногда может звучать как сумасшедший ученый.«Одна вещь, о которой я много узнал за последний год, - это каменная мука», - говорит 46-летний датский архитектор над Zoom со своего дивана в Копенгагене. Озорная улыбка расплывается по загорелому мальчишескому лицу Ингельса, когда он объясняет: во время последнего ледникового периода ледники измельчали ​​камни до тонкого, богатого питательными веществами вещества, которое стимулировало флору и фауну в некоторых частях мира. Сейчас геологи изучают способность каменной муки оживлять неплодородные земли. «Скажем, в каждом контейнеровозе, который плывет через океаны, вы резервируете четыре контейнера, наполняете их каменной мукой и вводите немного, когда пересекаете морскую пустыню», - говорит он.По мере роста растения они будут поглощать углерод из атмосферы, уменьшая парниковый эффект. «Тогда вы можете включить способность океанов всасывать углерод».

Невероятный масштаб мышления Ингельса не станет сюрпризом для любого, кто следил за его карьерой. За последнее десятилетие Ингельс прошел путь от enfant ужасной архитектуры - известной своими потрясающими инновациями, такими как многоквартирный дом в форме горы или пара извилистых башен в Майами - до одного из самых занятых архитекторов в мире.Bjarke Ingels Group, известная как BIG, работала с такими известными компаниями, как Google и WeWork, и у нее есть 21 проект в стадии строительства, от Эквадора до Германии и Сингапура, и еще десятки на стадии разработки.

Следующий проект Ингельса - это план по спасению мира. Когда архитекторы планируют городской квартал или район, они часто создают генеральный план: документ, в котором определяются проблемы, которые необходимо решить, предлагая решения и создавая образ будущего, над которым затем будут работать все участвующие стороны.В Masterplanet BIG применяет это мышление ко всей Земле, излагая, как мы можем перестроить планету, чтобы сократить выбросы парниковых газов, защитить ресурсы и адаптироваться к изменению климата. Каменная мука может быть одним из наиболее левых понятий в плане, но она также будет использоваться в проектах, которые уже выполняются. Через несколько лет, как надеется Ингельс, новый премьер-министр или генеральный директор может отказаться от Masterplanet, когда они захотят решить климатическую проблему в рамках своей компетенции, и посмотреть, как заимствовать и добавлять глобальные усилия.

Составление плана по исправлению климатических изменений в свободное время может иметь привкус высокомерия, если не мании величия. Активисты за климатическую справедливость, которые утверждают, что действия по борьбе с изменением климата должны быть направлены не только на выбросы, но и на системное неравенство, ставят под сомнение право Ингельса составить план для всей планеты, а также его способности. Между тем его коллеги-архитекторы говорят, что отрасль должна сосредоточиться на таких задачах, как повышение энергоэффективности зданий, а не на ярких планетных досках.И даже в мире, где пандемия COVID-19 изменила наше понимание того, что возможно с точки зрения коллективного реагирования на глобальный вызов, почти невозможно представить какой-либо единый климатический план, обеспечивающий значительную поддержку со стороны промышленности, правительств и сообществ во всем мире. Мир.

Однако для Ингельса это не повод не начинать его. Он говорит, что даже когда вы составляете генеральный план района, он настолько велик, что сначала невозможно понять.«Но вы проходите итерации, где вы это показываете, вы получаете много отзывов, а затем меняете это, пока не отметите все флажки», - говорит он. «Так что, даже если вначале все кажется таким сложным и обширным, в конце концов вы добьетесь цели».

Мир архитектуры называют медленно реагирующим на изменение климата. Но за последние несколько лет архитекторы, строители и дизайнеры все больше осознают свою ответственность: на строительство и эксплуатацию зданий в 2018 году пришлось 39% мировых выбросов CO2, связанных с энергетикой, по данным U.Н. отчет. Выдающиеся архитекторы США и Великобритании подписали обязательство об объявлении чрезвычайной климатической ситуации. Группы активистов, такие как Общеевропейская сеть действий архитекторов по борьбе с изменением климата, созданная в прошлом году, оказывают давление на архитектурные школы, чтобы они сделали вопросы устойчивости и устойчивости более важными для учебных программ и фирм, чтобы они применяли передовой опыт перед лицом сопротивления со стороны клиентов. В сентябре президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен объявила о создании «нового европейского Баухауса», вдохновившего влиятельную школу дизайна 1920-х годов, где архитекторы и другие специалисты будут работать над проектными решениями климатических проблем, «чтобы придать нашим системным изменениям особую эстетику. .”

Для архитекторов не станет сюрпризом, что Ингельс решил разработать свой собственный смелый климатический план. Его здания известны тем, что в их основе лежит одна большая идея, привлекающая заголовки - характеристика, которая побудила архитектурного критика Guardian Оливера Уэйнрайта назвать его «бесспорным королем архитектурной остроты» в обзоре своей инсталляции в 2016 году: изогнутая стена из ступеней - в галерее Змеиных.Структура, как обнаружил Уэйнрайт, «создавала фактор зрелищности из-за загруженности ведра, но при ближайшем рассмотрении с некоторой икотой».

Ингельс позирует в VIA 57 West, жилом доме, который он спроектировал в Нью-Йорке, в 2016 году. В настоящее время его фирма имеет 21 строящееся здание по всему миру.

Пари Дукович — Архив стволов

Этот «фактор вздоха» помог сделать здания Ингельса чрезвычайно популярными. Его самым известным проектом может быть CopenHill: электростанция высотой 279 футов в датской столице, где сжигается мусор для выработки низкоуглеродной энергии в процессе, настолько чистом, что BIG может разместить лыжный склон на вершине.Здание, наконец, открылось для публики в октябре 2019 года, что было положительно воспринято пользователями и рецензентами. Признавая критику работы Ингельса как «немного кричащую и немного мусорную», Роуэн Мур из Observer сказал, что проект оправдал ажиотаж.

«Эта работа хорошо сочетается с сильными сторонами своих архитекторов. В этой [старой промышленной зоне] нет ничего особенного в изяществе; замечательная идея. Плюс ложка наглости.

CopenHill воплотил в жизнь концепцию «гедонистической устойчивости» Ингельса, изложенную в выступлении на TED в 2011 году, в котором говорится, что сокращение нашего воздействия на окружающую среду должно также повысить качество нашей жизни, и что работа дизайнеров заключается в том, чтобы заставить эти вычисления работать.Такой подход, безусловно, понравился клиентам. BIG выиграла ряд престижных комиссий, посвященных устойчивости. На Манхэттене компания играет ключевую роль в строительстве Dryline, парка для защиты от наводнений, который будет охватывать береговую линию острова. В предгорьях горы Фудзи в Японии, BIG в партнерстве с Toyota проектирует целый город, который рассматривается как утопия для экологически чистых транспортных технологий. Строительство начнется в 2021 году. В конце лета TIME поговорил с Ингельсом, правительство штата Пенанг, Малайзия, объявило BIG победителем конкурса на разработку генерального плана по преобразованию южного берега острова Пенанг в серию устойчивых искусственных островов. .

По мере того, как проекты росли, Ингельс говорит, что росла и его вера в важность масштаба при планировании устойчивой застроенной среды. «Когда вы строите дом, вы можете сделать несколько вещей - добавить несколько солнечных батарей на крышу и так далее, - но в большинстве случаев это не очень эффективно». Однако, если вы планируете квартал или район, вы можете начать работу с некоторых «синергетических эффектов», как он говорит: улавливание дождевой воды на большой территории; проектирование с учетом различий в использовании энергии между жилыми зданиями, которые обычно расходуют энергию на отопление, и коммерческими зданиями, которые тратят энергию на охлаждение в середине дня.«Вы можете начать делать все, что угодно. И каждый раз, когда вы увеличиваете масштаб, вы действительно можете сделать больше ». Он решил, что логическим выводом будет попытка захватить весь мир.

Masterplanet делит мировые экологические проблемы на 10 разделов. Пять из них охватывают секторы с выбросами парниковых газов - транспорт, энергетику, продукты питания, промышленность и управление отходами - а пять охватывают другие области, которые необходимо решать людям, чтобы жить на земле устойчиво, - биоразнообразие, воду, загрязнение, здоровье, архитектуру и урбанизм.Первоначально план будет иметь форму обычных документов генерального плана, используемых архитекторами, «включая бюджеты, таблицы площадей, схемы систем и стратегии поэтапного строительства», согласно BIG. Он будет включать в себя текущие проекты, такие как работа завода по переработке пластика в США, а также другие идеи, такие как создание плавучих городов для размещения сообществ, пострадавших от повышения уровня моря, или объединение глобальных электрических сетей для решения проблем. «прерывистости» - ненадежного и непостоянного производства энергии из возобновляемых источников, препятствующего их более широкому внедрению.BIG консультирует отраслевых экспертов в области энергетики, управления отходами, транспорта и других областях, прежде чем первый проект будет опубликован в 2021 году.

Объединение проектов в единый всеобъемлющий план, по словам BIG, «докажет, что устойчивое человеческое присутствие на планете Земля достижимо с помощью существующих технологий ». В Masterplanet будет 10 миллиардов человек - цифра, которую мы должны достичь вскоре после 2050 года - с наивысшим доступным уровнем жизни. Ингельс говорит, что он хочет побудить предприятия и правительства делать больше, а также изменить отношение общественности к действиям по борьбе с изменением климата.«Я думаю, что многие люди не понимают, действительно ли различные инициативы разных стран или разных компаний что-то добавляют к чему-то, возможно ли вообще устранить выбросы парниковых газов или улавливать углерод из-за сложности. Так что в итоге получается много мнений. А также чувство безнадежности », - говорит он. «Это не самый лучший призыв к действию».

Ингельс говорит, что архитекторы, чья повседневная работа заключается в превращении требований и отзывов множества сторон в реальность, могут внести что-то уникальное в борьбу.Политики увязли в коротких избирательных циклах, которые не поощряют долгосрочное планирование. Активисты умеют привлекать внимание к проблемам, но редко имеют возможность реализовать свои планы. Климатологи прекрасно разбираются в проблемах. «Но они не предприниматели. Их специализация не в том, чтобы начинать и заставлять их происходить ».

Практические препятствия на пути к решениям, предложенным Ингельсом, конечно, огромны. Например, создание единой глобальной электросети могло бы решить многие проблемы и сделать более эффективным и простым обеспечение нашего мира исключительно из возобновляемых источников.Но эксперты рынка электроэнергии говорят, что это слишком сложно представить. Согласно отчету Atlantic , даже предложение об объединении основных сетей в США в 2018 году было задушено политическим давлением.

Но Эдвин Хиткот, архитектор и архитектурный критик из Financial Times , говорит, что Masterplanet вписывается в историю «архитекторов, которые выдвинули большую идею как провокацию, а не как предложение». Он цитирует Р. Бакминстера Фуллера, который появился на обложке TIME в 1964 году с его планом использования гигантских геодезических куполов, в том числе над Манхэттеном, как способ эффективного строительства в очень больших масштабах.Идея так и не осуществилась. Но он стал «одним из самых популярных образов в архитектуре» и попал в проект «Эдем», биологический заповедник в Корнуолле, Англия. По словам Хиткоут, с подобными архитектурными идеями «идея начинает вызывать интерес у людей. Это настолько кажется невозможным, что люди начинают думать: ну, на самом деле, может, в этом что-то есть. Я думаю, что идея архитектуры как провокации - это то, что основано на умении Бьярке представлять, его способности синтезировать большие идеи для широкой аудитории.Как будто в подтверждение этого, BIG сообщает TIME, что предполагает, что Ингельс проведет 10-серийный документальный сериал в духе «Космоса» Карла Сагана, объясняя публике 10 разделов Masterplanet.

«Он должен сказать, что он хочет, чтобы это действительно было реализовано», - добавляет Хиткот. «Я уверена, что знает. Я уверен, что он хотел бы быть человеком, который спасет мир ».

Генеральный план предполагает наличие полномочий. С 17 по 20 век генеральные планы были ключевым инструментом для европейских колонизаторов при создании поселений в своих империях в Северной и Южной Америке, Африке и Азии. Совсем недавно в США генеральные планы лежали в основе проектов середины века по обновлению городов, что привело к перемещению жителей с низкими доходами и меньшинств. Активистов за климатическую справедливость беспокоит идея 46-летнего белого европейца, даже предлагающего генеральный план развития планеты.

«Мы находимся в ситуации, в которой мы находимся прямо сейчас из-за генеральных планов, исходящих из Европы, которые были ответственны за добычу [ресурсов], порабощение и колониализм», - говорит Элизабет Йампьер, исполнительный директор Нью-Йорка. основанная группа по организации климатической справедливости Uprose.По ее мнению, идея Masterplanet «наполнена высокомерием» и «устаревшим подходом» к решению климатического кризиса.

Йемпьер утверждает, что с людьми из Глобального Юга и цветными сообществами на Глобальном Севере, которые будут непропорционально затронуты физическим и экономическим вредом изменения климата, следует не только консультироваться о планах по решению проблемы изменения климата, но и те, чтобы их создать. «До сих пор мы медленно двигали циферблат в решении проблемы изменения климата, потому что всегда уважали людей с привилегиями как движущие силы решений.

Ингельс, чья фирма в основном работала в Европе и США и имеет в основном белых партнеров-мужчин, говорит, что понимает, что попытка реализации этого проекта вызовет «всевозможную критику». Он очень хочет подчеркнуть, что BIG «не имеет никакой власти над планетой». Он не хочет, чтобы его фирма отвечала за перепроектирование Земли, а хочет, чтобы «сдвинулась с мертвой точки и посмотрела, сможем ли мы привлечь больше людей». «Мы считаем, что это может быть полезным инструментом для практического и прагматичного накопления инициатив.И вместо того, чтобы жаловаться на то, почему этого никто не делает, мы подумали: «Хорошо, давайте просто начнем это делать». Это будет иметь эффект только в том случае, если достаточное количество соответствующих организаций сочтут это полезным и захотят внести свой вклад, сотрудничать и критиковать ».

Билли Флеминг, директор Центра Макхарга при Пенсильванском университете Школа дизайна Стюарта Вайцмана, который возглавляет проекты по перепланировке городского пространства с целью повышения устойчивости и качества жизни, заявляет, что главная цель Masterplanet - создать единый план устойчивого развития. планета - неплохая.«Я думаю, что план, созданный на основе консенсуса, - это то, чего люди, участвующие в Экологической программе ООН, хотели бы достичь и никогда не делать по разным причинам». Но BIG - неподходящий орган, чтобы вести такие действия, - говорит он. «Создание образов будущего может и часто является его прообразом. И это связано с реальной ответственностью перед людьми, чью жизнь изменит будущее, которое эти образы могут прообразить. И как дизайнерская фирма, которая, как говорит Бьярке в [публичных выступлениях], очень не интересуется какими-либо политическими вопросами, они не подотчетны никому или какому-либо сообществу.

Подход Ингельса к политике иногда делал его неприятным союзником для прогрессистов. В январе во время исследовательской поездки в Бразилию для компании Nomade, занимающейся роскошным экотуризмом, Ингельс позировал фотографу во время встречи с крайне правым президентом страны Жаиром Болсонару. Социальные сети наполнились критикой Ингельса за встречу с человеком, который отказался от защиты общин коренных народов и яростно поощрял вырубку лесов в Амазонии. В своем заявлении Ингельс назвал критику «чрезмерным упрощением сложного мира.«Как бы мне ни нравилось работать в пузыре, где все согласны со мной, места, которые действительно могут извлечь выгоду из нашего участия, - это места, которые дальше от идеалов, которых мы уже придерживаемся».

Ингельс не любит связывать себя с какой-либо конкретной идеологией или политическим проектом. Но он говорит, что социал-демократия в скандинавском стиле имеет ряд явных преимуществ. Он и его семья обычно проводят время в Нью-Йорке, но вскоре после того, как в марте в городе обрушилась пандемия COVID-19, они на время вернулись в Копенгаген.«Похоже, что государство всеобщего благосостояния может быть лучше оснащено», - говорит он с улыбкой. «Вы знаете, справедливость - это хорошо во время кризиса: общественное здравоохранение, социальное обеспечение и бесплатное образование - это хорошо работает!»

Однако он не рассчитывает, что государство будет играть решающую роль в изменении климата. Он говорит, что проблема изменения климата должна решаться в первую очередь частным бизнесом. Как архитектор, по его словам, он понял, что «все, что полностью зависит от государственных расходов, зависит от финансирования.А когда финансирование закончится, придется привлечь еще. Если вы можете сделать вещи одновременно экологически и экономически выгодными, они станут масштабируемыми ». По его словам, основная роль государства в борьбе с изменением климата должна заключаться в «устранении барьеров, которые были введены с течением времени», включая «различные виды торговых барьеров» в таких секторах, как энергетика. «Окружающей среде нет дела до партийной политики или устаревших идеологий, если на то пошло».

Этот вид прагматизма часто ставит Ингельса в противоречие с активистами по борьбе с изменением климата, включая тех, кто работает в его отрасли.Среди архитекторов вопрос о том, следует ли тем, кто заботится об устойчивости, принимать комиссионные за строительство аэропортов, стал предметом споров. Построит ли Ингельс аэропорт? «Определенно», - говорит он, добавляя, что BIG тогда будет использовать наилучшие доступные стратегии, чтобы сделать свою деятельность более устойчивой. «Я имею в виду, вы бы отказались летать? Должен ли весь мир прекратить летать? Так что, если мы согласны с тем, что иногда необходимо прыгнуть в самолет, давайте сделаем это ».

За несколько дней до того, как TIME поговорил с Ингельсом, представители образовательной инициативы в Дании попросили его помочь в создании классов для старшеклассников.Запрос заставил его вспомнить свои студенческие годы, и он выдвинул тезис, который, как и все датские подростки, написал в конце средней школы в возрасте 19 лет: «Экологическая политика на глобальном, региональном, национальном, местном и индивидуальном уровнях. Уровень: продолжение конференции в Рио ». Название, которое относится к саммиту ООН 1992 года, было, по его признанию, «не таким уж броским». Но он получил высшую оценку.

Мир, в котором BIG выпускает Masterplanet, неузнаваем по сравнению с тем, где Ингельс писал в 1993 году, или даже по тому миру, где он начал думать об этой идее весной прошлого года.Во-первых, ежегодные глобальные выбросы CO2 выросли более чем на 60% с 1990 года, и мы опасно близки к достижению катастрофического повышения средней глобальной температуры более чем на 1,5 ° C за доиндустриальную эпоху. С другой стороны, пандемия вынудила страны закрыть экономику и вливать беспрецедентные суммы государственных денег, чтобы удержать общество на плаву. Как и многие другие, Ингельс видит в этом признаки надежды на борьбу с изменением климата. «Если бы мы могли применить такую ​​же решительность к климатическому кризису, я думаю, мы смогли бы справиться с ним гораздо эффективнее и быстрее, чем мы можем себе представить сегодня.

Независимо от того, является ли Masterplanet основой для этого решительного действия или нет, Ингельс говорит, что его 19-летний «я» был бы доволен тем смелым действием, которое он предпринимает. Двадцать семь лет спустя, готовя свой следующий экологический проект, он определенно стал лучше разбираться в названиях. Оценка еще не выставлена.

С сообщением Мэдлин Роуч

Исправление, 22 октября

В оригинальной версии этой истории неверно описывалось взаимодействие между Бьярке Ингельс и президентом Бразилии Жаиром Болсонару.Ингельс не работал напрямую с Болсонару, но встретился с ним.

Напишите Сиаре Ньюджент по адресу [email protected]

Jørn Utzon | Датский архитектор

Йорн Утцон (родился 9 апреля 1918 года, Копенгаген, Дания - умер 29 ноября 2008 года в Копенгагене), датский архитектор, наиболее известный своим динамичным, творческим, но проблематичным дизайном Сиднейского оперного театра в Австралии.

Утцон учился в Копенгагенской архитектурной школе (1937–42), а затем провел три года в Стокгольме, где попал под влияние шведского архитектора Гуннара Асплунда.Он также учился в Соединенных Штатах и ​​в течение шести месяцев в 1946 году работал в офисе финского архитектора и дизайнера Алвара Аалто. Среди его ранних важных работ были два дома в Дании: его собственный в Хеллебеке (1952 г.) и еще один в Холте (1952–53).

В 1957 году Утцон выиграл конкурс дизайна нового оперного театра в Сиднее с драматическим дизайном, который принес ему международную известность. Конструкция, однако, вызвала множество проблем, многие из которых были вызваны новаторским характером конструкции - серии парусообразных оболочек.Он отказался от проекта в 1966 году, но строительство продолжалось до сентября 1973 года. Завершенный оперный театр теперь является самой известной достопримечательностью Сиднея. В 1999 году Утзон согласился вернуться в качестве архитектора здания, наблюдая за проектом улучшения. Он перепроектировал холл для приемов - единственное внутреннее пространство, которое соответствовало его планам - и оно открылось в 2004 году как Зал Утцона. Два года спустя была завершена новая колоннада, что стало первым изменением внешнего вида Оперного театра с 1973 года. В 2007 году Оперный театр был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Утцон также известен двумя жилыми комплексами, одним около Хельсингёра (1956 г.) и другим во Фреденсборге на севере Зеландии (1957–60 гг.). Оба эффективно использовали окружающую местность. Его церковь Bagaerd (1976 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *