Бьярке ингельс: что бы вы ни создавали, это должно быть щедрым • Интерьер+Дизайн

Содержание

что бы вы ни создавали, это должно быть щедрым • Интерьер+Дизайн

Архитектор Бьярке Ингельс, BIG/Bjarke Ingels Group. Фото Jonas Bie.

Суперзвезда, датский архитектор Бьярке Ингельс, BIG/Bjarke Ingels Group, не только уникальный проектировщик, но и интеллектуал. Ему интересно размышлять, анализировать и обобщать на глобальном уровне.

По теме: Бьярке Ингельс, BIG Group: «жить по-другому»

Бьярке Ингельс (р. 2 октября 1974 г.) — звезда поколения архитекторов, находящихся в активном проектировании с 2010-х. Вместе с ним «бегут» англичанин Томас Хизервик, немец Оле Шерен, китаец Ма Янсун.

Возглавляемая датчанином Ингельсом архитектурная компания BIG
c офисами в Копенгагене и Нью-Йорке проектирует, консультирует, прогнозирует и профессионально анализирует проблемы. Поле деятельности — архитектура, урбанизм, средовой дизайн. Сегодня Бьярке Ингельс гарантирует, что предложенное им решение будет на шаг впереди прогресса: он изучает десятки аспектов современной жизни, от развития экологических стандартов до перспектив миграции населения, от потенциального влияния криптовалют до микробиологии мегаполисов.

Архитекторы BIG: центр искусств в Бордо. 2019.

Известно, что он очень мало спит. А весь период бодрствования с момента пробуждения до засыпания он «переполнен, буквально наводнен дизайнерскими идеями». Во всем, что проектирует BIG, есть отпечаток грядущей цивилизации, которая благодаря усилиям Бьярке реализуется здесь и сейчас. Неслучайно в 2011 году издание Wall Street Journal назвало его самым инновационным архитектором года. А в 2016-м Ингельс вошел в список 100 самых влиятельных людей мира по версии Time Magazine.

BIG. Проект «скрученных» башен в Нью-Йорке. HFZ Capital Group. Cтроительство завершится в 2019 году.

Команда Бьярке проектировала в разных точках мира, а также принимала участие в больших международных проектах. Среди самых известных работ — жилой комплекс на Манхэттене VIA 57 WEST, жилые комплексы в Копенгагене (8 House принес Бьярке Ингельсу мировую известность), расширение музейного пространства Kimball Art Center в Юте, здание штаб-квартиры Google North Bayshore в калифорнийском городе Маунтин-Вью, здание датского морского музея в Эльсиноре и, конечно, Павильон Дании на Expo 2010 в Шанхае.

BIG. Проект ORB. 2018. Гигантский зеркальный шар для летнего фестиваля Burning Man 2018 в пустынном американском штате Невада.

СВЕРХЗАДАЧА Сейчас один из главных вызовов для архитектора —  проектировать здания, которые не захочется демонтировать через десять лет. У каждого хорошего здания есть характер и личность, способность сообщить о своей сути окружающему миру и набор ингредиентов, которым оно отвечает участку, своему окружению, климату, солнцу, ветру и так далее. Очень важно, чтобы у постройки был особый ДНК. Если при проектировании ты боишься не продать объект и не вписаться в общую застройку, то зданию будет тяжелее выжить. Больше шансов, что его скоро снесут. В долговечном джеме должен быть сильный характер, должны быть видны продуманные решения. У каждого архитектора есть ограниченное количество зданий, которые он может построить, даже если вы Фрэнк Гери или Фрэнк Ллойд Райт. Допустим, вам повезло и вы построили 100 зданий. В планетарном масштабе — это ерунда. А вот то, что действительно можно масштабировать, — это идеи. Идеи, которые продвигают современную жизнь. Они могут вдохновить миллионы людей. Ваши способы решения конкретных проблем могут стимулировать или помочь людям думать иначе. Например, устроить на крыше высотного здания трэк для скейтборда. 

BIG. Светильники для домашних растений. Artemide. Новые лампы не просто улучшают жизнь домашних питомцев, но дарят им здоровье и долголетие.

ЭМПАТИЯ Архитектура в своей основе — постоянная аккомодация накопленного человечеством жизненного опыта. Продолжающийся проект — город, живой процесс развития, скоординированный с нашей жизнью.  Идея не в том, чтобы воспроизвести только один взгляд на жизнь, одну национальность, одну религию, но в том, чтобы использовать все разнообразие культур. Городской проект не должен быть догмой, город — это проект с открытым концом, который должен объединять

в себе все разнообразие культур вокруг. Самые радикальные движения, в том числе в архитектуре южных стран, страдают от того, что одна сторона обвиняет противоположную. 

BIG. Жилой комплекс VIA 57 West на Манхэттене. 32-этажное здание будто рассечено пополам. В образованном пространстве находится сад с водоемом. Площадь «зеленой зоны» чрезвычайно высока — 2000 кв. м.

Думаю, что практически в любой ситуации я могу понять другую точку зрения. Я необязательно с ней соглашусь, но я могу сочувствовать, попытаться понять, почему человек поступает так, а не иначе. В этом есть огромная сила — отречься от единственной догмы и попытаться действительно понять, что этот человек или эта группа людей хочет сказать. В конце концов, эмпатия — невероятная суперсила. В архитектуре, искусстве и науке эмпатия дает возможность принять разных людей с разными взглядами.

По теме: BIG: два «зеленых» небоскреба в Шеньчжене

НАЧАЛО В молодости у меня было четкое ощущение, что архитектура отделена от остального мира. Превалирующими тенденциями в 90-х были неомодернизм и неоминимализм. Архитектура утратила общественное доверие. Вместо того чтобы делать большие общественно значимые проекты, архитекторы думали, как сделать хорошую коробочку и как найти вишневое дерево, чтобы посадить в эту коробочку. Мы с моей подругой вернулись в Копенгаген, оба преподавали в Академии художеств и начали участвовать в открытых конкурсах. Собственную фирму создать было нереально. Потому что нет заказа, если ты не построил здание, а здание не построишь, если нет заказа. Но постепенно мы начали побеждать. Почему? Мне кажется, что наши проекты выглядели более рационально, изобретательно и необычно.

ХРАБРОСТЬ Многие начинают с ответов, мы всегда начинали с вопросов. Вопросы задавали как можно более аккуратно и рационально, но с известной долей храбрости. С готовностью получить ответ, который мы на самом деле не ожидали, c готовностью принять и учесть все неожиданные последствия. В архитектуре было много желающих бить по рукам: это такие строгие люди, которые говорят, что не надо сидеть на траве, нельзя гулять с собакой, нельзя заходить за черту. Именно поэтому в архитектуре 90-х было множество упущенных возможностей. Cегодня европейцы заинтересованы в новых типах устройства жизни, готовы пользоваться каршерингом, общественным транспортом и предпочитают велосипеды. Необходим поиск новых городских решений для поколения, которое желает по-другому жить, работать и проводить досуг. 

ДРУЖЕЛЮБИЕ Для меня всегда важна была игра. Как непредписанная форма человеческого самовыражения. Игра дает массу информации: животные учат детенышей в игре. Что бы вы ни создавали, что бы ни проектировали, это должно быть щедрым, не скаредным. Все должно приглашать, включать людей в общее дело. 

«Великая сила — cпособность отречься от догмы и попытаться понять, что нужно людям.»

ЗАБОТА Несколько лет назад, когда Сирия и Ирак начали войну с ИГИЛом, я поехал по приглашению правительства в Курдистан. На самом севере, в горах я увидел синагогу, которой 2750 лет. Она стояла разрушенная, с дыркой в крыше. Но видна была великолепная кладка, остались мелкие детали. Когда синагога перестала работать? В конце 1950-х. Все евреи из этой деревни перебрались в Израиль. Вот тогда я понял, что она простояла две с половиной тысячи лет и «умерла» в тот момент, когда люди перестали в ней нуждаться. На Форосских островах есть деревянные дома, которым полтысячелетия. Они не могли бы просуществовать так долго, если бы там не жили люди, которые заботились о них. Архитектор может делать проект «навсегда», если люди его примут, полюбят и будут о нем заботиться.

Проекты Бьярке Ингельса в современной архитектуре

7 октября 2019 года отмечается День архитектора. Профессиональный праздник в первый понедельник октября символично совпадает со Всемирным днем жилища. К этой дате портал ОКНА МЕДИА подготовил материал об одном из самых необычных архитекторов современности датчанине Бьярке Ингельсе, который спроектировал Лего-дом, перекрученный мост, треугольный небоскреб, и это далеко не полный список его проектов.

Бьярке Ингельс – главный архитектор «новой волны»

2 октября 2019 года датский архитектор Бьярке Ингельс отметил 45-летие, и к этой дате он подошел с большим багажом неординарных проектов, о которых говорит весь архитектурный мир.

Ингельса называют «архитектором нового поколения», журнал Time включил его в список 100 самых влиятельных людей мира, а The Wall Street Journal назвал новатором года в области архитектуры. На него равняются, его проекты вдохновляют и удивляют. Философия «архитектурной алхимии» Бьярке гласит, что не нужно выбирать между утопией и прагматизмом. Функциональность, экологичность, удобство и рентабельность при желании всегда можно объединить в одном здании.

Фото: архитектор Бьярке Ингельс Его биография так же необычна, как проекты: Бьярке Ингельс сначала вовсе не планировал быть архитектором, а хотел стать художником-карикатуристом и считал, что изучение архитектуры поможет ему усовершенствовать навыки рисования, но уже через несколько лет понял, что архитектура – его призвание.

Любовь к рисованию не исчезла – так, первую книгу о своих проектах «Yes is more» он оформил в виде комикса. Архитектор не перестает удивлять разноплановостью интересов и даже принял участие в съемках последнего сезона «Игры престолов».

Философия архитектуры Бьярке Ингельса 

Проекты Бьярке Ингельса выглядят современно, а иногда футуристично, но каждый из них – это прежде всего здание, в котором комфортно находиться. Архитектор видит цель своей работы в том, чтобы сделать человеческую жизнь полной и счастливой и строить «из расчета на вечность».

Ингельс пропагандирует принцип «устойчивого развития», который означает поиск баланса между потребностями современного и будущего поколений с учетом аспекта экологии.

Например, «плиссированный» небоскреб в Китае – энергоэффективное здание, фасад которого как будто покрыт множеством складок. Такая конструкция позволяет отражать часть солнечный лучей, поддерживать оптимальную температуру внутри и экономить энергию.

Фото: энергоэффективный проект Бьярке Ингельса – «плиссированный» небоскреб Еще один эко-проект – лыжный склон на крыше мусороперерабатывающего завода. Объединение промышленного и социального объекта побуждает не забывать о проблемах экологии и рационального потребления даже во время проведения досуга в общественном месте. Дымовая труба завода снабжена специальной системой, которая выпускает кольцо пара при выбрасывании в атмосферу 250 кг углекислого газа.

Фото: лыжная трасса на крыше мусороперерабатывающего завода Среди нереализованных проектов – эко-город на воде Oceanix, разработанный в ответ на глобальные экологические вызовы. Ученые прогнозируют, что к 2050 году уровень воды в Мировом океане увеличится, а процент суши станет меньше. В модульном городе на воде смогут жить 300 человек. 

Фото: проект эко-города – вид сверхуСтруктура будет автономной и устойчивой к климатическим изменениям. На крышах размесят солнечные батареи, а подводные фермы моллюсков будут очищать воду и регенерировать экосистемы. 

Проекты Бьярке Ингельса

Лего дом (Lego Houseоткрылся в 2017 году на родине конструктора Lego – в городке Биллунд (Дания). Необычное здание, выполненное из 21 блока, выполняет функции музея Лего. По многоуровневому пространству можно передвигаться последовательно или рассматривать каждый блок автономно – как отдельный мир во вселенной Лего.

Фото: Лего Дом в Биллунде (Дания) Крыши блоков разноцветные, а фасад белый. В центральной части расположен классический кирпич Лего 2х4 в увеличенных пропорциях, который, как считается, должно быть видно из космоса. На крыше части блоков размещены игровые террасы. Все пространство схематически разделено на 4 зоны, каждая их которых отмечена своим цветом и развивает определенный навык: красный – творчество, синий – познавательность, зеленый – общение, желтый – эмоциональность.

Посетители музея могут ознакомиться с историей компании Lego и увидеть работы фанатов Лего. Внутри дома размещены огромные фигуры динозавров, гигантские деревья, водопады из Лего и многое другое. В общей сложности для создания скульптур использовано около 25 млн деталей конструктора. Творить можно прямо здесь, собирая кубики конструктора, которые в музее находятся повсюду.

Фото: один из экспонатов внутри Лего дома Общая площадь Дома Лего – 12 000 м2, он рассчитан на посещение 250 000 человек ежегодно.

«Перекрученный» мост. Один из недавно реализованных проектов – мост-музей в 70 км от Осло (Норвегия). Благодаря «перекрученной» форме получил название «The twist» — перевод с англ. яз. «изгиб». Мост через реку Рансельву является продолжением парка скульптур Кистефос, внутри разместились экспонаты современного искусства. Двухуровневая архитектура продиктована природным ландшафтом: берега реки имеют разную высоту, и их было необходимо соединить, не нарушая природного баланса.

Фото: «Перекрученный» мост в НорвегииВерхняя часть построена без окон, а нижняя имеет панорамное остекление части стен, которое как бы «вытекает» из изгиба и впускает в помещение музея естественное освещение. В итоге получился мост, который сам по себе напоминает арт-объект.

Дом-восьмерка. Жилой комплекс в Копенгагене, выполненный в форме цифры 8, включает 61 000 м2 жилой недвижимости и 10 000 м2 коммерческих помещений, расположенных исключительно на нижнем этаже. Отличительная особенность – «зеленая крыша» с растительностью площадью 1700 м2, а также возможность перемещения между этажами на велосипеде по специальным пандусам. Внутри «восьмерки» расположены общественные пространства.

Фото: 8 House Бьярке Ингельса – дом-восьмеркаТреугольный небоскреб в Нью-Йорке. Необычный небоскреб выбивается из контекста привычных высоток Манхэттена. Здание высотой 142 метра имеет форму тетраэдра. Его особенность – большой зеленый сад во внутреннем дворе, который по пропорциям повторяет знаменитый Сентрал-парк в уменьшенном размере. Здание объединило в себе архитектурные традиции европейских многоквартирных домов и американских небоскребов.

Фото: небоскреб в Нью-Йорке по проекту Bjarke IngelsБьярке Ингельс – один их современных архитекторов, который диктует тренды и смотрит в будущее, не забывая об экологических аспектах строительства.

Ингельс Бьярке (Bjarke Ingels) — —

Датский архитектор, основатель и креативный партнер Bjarke Ingels Group (BIG).

Бьярке Ингельс родился 2 октября 1974 года в Копенгагене.

Мечтая стать карикатуристом, он начал изучать архитектуру в 1993 году в Датской королевской академии изящных искусств, полагая, что это поможет ему улучшить навыки рисования. Но архитектура увлекла его настолько, что он продолжил обучение в Высшей технической школе архитектуры в Барселоне.

С 1998 по 2001 год Ингельс работал в студии OMA Рема Колхаса в Роттердаме.

А в 2001 году вернулся в Копенгаген, открыв совместно с бельгийским коллегой Жюльеном де Шмедом бюро Plot. Компания была удостоена золотого льва на Венецианской биеннале архитектуры в 2004 году за проект концертного дома для норвежского города Ставангер. Но первым крупным достижением для Plot стал проект жилого комплекса VM Houses в Копенгагене (2005 год). Вдохновленные концепцией жилья Le Corbusier, архитекторы спроектировали два жилых блока в форме букв V и M. Южная часть фасада строения V украшена необычными треугольными балконами, которые благодаря своей форме не затеняют пространство вокруг дома.

В 2006 году Ингельс основал свое бюро – Bjarke Ingels Group (BIG).

В 2008 году он спроектировал жилой комплекс Mountain Dwellings в Копенгагене. Дом-гора был построен, чтобы решить проблему нехватки парковочных мест для домов VM. 10 этажей занимает парковка, сверху которой каскадом располагаются квартиры. У всех апартаментов имеется свой дворик, который является крышей квартиры, расположенной уровнем ниже.

Еще один знаковый проект Ингельса в Копенгагене – House 8 (2010 год). Дом назван «восьмеркой» из-за своей формы. Все коридоры в нем переходят пандусами с этажа на этаж, так что жильцы могут подняться на велосипеде прямо к дверям своей квартиры на любой этаж.

Постепенно проекты Ингельса становились все более интернациональными. В 2009 году он спроектировал новую Национальную библиотеку Казахстана в Астане, напоминающую «гигантский металлический пончик». В числе других международных проектов – мэрия Таллинна, образовательный центр Фарерских островов. Он проектировал гостиницы в Норвегии, музей с видом на Мехико. Ингельс превратил промышленный пустырь в курорт с нулевым уровнем выбросов на острове Зира у берегов Баку.

В 2012 году Бьярке Ингельс переехал в Нью-Йорк, но не лишил Копенгаген своего внимания. В 2013 году появляется первый большой музейный проект — Национальный морской музей. Стены старого дока были сохранены и преобразованы во внутренний двор, а выставочные галереи расположили под землей вокруг дока.

В 2015 году Ингельс приступил к работе над новой штаб-квартиры Google в Маунтин-Вью (Калифорния) совместно с британским дизайнером Томасом Хизервиком. В этом же году BIG был выбран в качестве проектировщика второй башни Всемирного торгового центра. Бьярке Ингельс предложил построить ее в виде семи сложенных кубоидов из стекла.

VIA 57 West (2016 год) – «гибридный» небоскреб в Нью-Йорке. В нем архитектор совместил идею американского небоскреба (высотой в 142 метра) с европейским общим двором с зеленым садом площадью 6 тыс. кв. метров в самом сердце здания.

В 2010 году журнал Fast Company включил Ингельса в свой список 100 самых креативных людей в бизнесе. В 2011 году журнал Wall Street Journal назвал Ингельса новатором года. А в 2016 году журнал Time включил его, единственного из всех архитекторов, в топ-100 самых влиятельных людей.

Наряду с архитектурной практикой, Ингельс был приглашенным профессором в школе архитектуры университета Райса, Гарвардской высшей школе дизайна, Высшей школе архитектуры Колумбийского университета, Йельской школе архитектуры.

Основные даты
2 октября 1974 – родился в Копенгагене.
1998 – окончил Датскую королевскую академию изящных искусств.
1998-2001 – работа в студии OMA Рема Колхаса.
2001 – открытие бюро Pilot совместно с Жюльеном де Шмедом.
2006 – основание Bjarke Ingels Group (BIG).
2012 – переезд в Нью-Йорк.
2016 – журнал Time включил Ингельса в топ-100 самых влиятельных людей.

Основные проекты

2005 – проект жилого комплекса VM Houses, Копенгаген (Дания).
2008 – жилой комплекс Mountain Dwellings, Копенгаген (Дания).
2010 – House 8, Копенгаген (Дания).
2013 – Национальный морской музей, Копенгаген (Дания).
2015 – приступил к работе над новой штаб-квартиры Google, Калифорния (США).
2016 – «гибридный» небоскреб VIA 57 West, Нью-Йорк (США).

Бьярке Ингельс спроектировал архитектурную техноутку для Китая?

O-Tower построят в технопарке Future Sci-Tech City, который торговая корпорация  Alibaba развивает совместно с правительством Китая. Предложение Bjarke Ingels Group, согласно опубликованным визуализациям, представляет полую колонну с овальным срезом, образующим бесконечную петлю.

Планируется, что O-Tower станет входными воротами в инновационный парк Future Sci-Tech City. Источник изображения: BIG

По словам партнера BIG Брайана Янга, эта форма олицетворяет девиз: «Технологии должны быть непрерывным продолжением жизни»

А также максимизирует инсоляцию внутренних пространств, поскольку свет проникает в офисы и лаборатории не только сквозь внешнее остекление, но и через окна, обращенные в атриум. Контролировать уровень освещения будут с помощью управляемых жалюзи.

Внутренние пространства O-Tower будут наполнены светом и воздухом. Источник изображения: BIG

На уровне улицы башня открыта для прохожих. Источник изображения: BIG

Главный фасад O-Tower выходит на общественный парк с озером – ландшафтный проект тоже разрабатывали в BIG. На уровне земли башня будет проницаемой, благодаря серии арочных проходов, ведущих к внутреннему атриуму. С противоположной стороны к колонне примыкает массивный стилобат с серией озелененных террас.

Общественный парк площадью более 10 тысяч кв.м. представляет собой эколандшафт с водно-болотными угодьями. Источник изображения: BIG

Стилобат с озелененными террасами почти вдвое увеличивает площадь офисных пространств. Источник изображения: BIG

Опубликовав релизы, в BIG воздержались от указания сроков реализации проекта. Это может быть связано с директивой китайского правительства, о запрете на «странную и уродливую архитектуру», которая вышла 13 апреля и стала неприятной новостью для девелоперов.

Профиль башни будет выделяться в ночном пейзаже Ханчжоу благодаря интерактивной подсветке. Источник изображения: BIG

“Бесконечная петля” символизирует неразрывность технического прогресса и жизни. Источник изображения: BIG

Бьярке Ингельс и ранее неоднократно обращался к буквальным образам при проектировании – к примеру, его музей часов для Audemars Piguet имеет форму спирали,  национальный театр Албании – форму галстука-бабочки, а фабрика PLUS для Vestre – спроектирована в форме креста.  Но впервые датский архитектор так откровенно логотипизирует архитектуру. Штаб-квартира OPPO в виде гигантской «О» – не слишком ли это прямолинейная метафора, как считаете?

Яркий Ингельс

25 мая 2016 г.

История о молодом датском мастере Бьярке Ингельсе, которому на самом деле уже 41 год, что, правда, совсем мало для архитектурной суперзвезды. В поисках «гедонистической устойчивости» он строит по всему свету – особенно в США и Дании – оригинальные дома с террасами, «балконами Лео ди Каприо» и не только. 

«Я не считаю Бьярке Ингельса реинкарнацией того или иного архитектора из прошлого – в отличие от многих других и в том числе, быть может, себя. Наоборот, он является воплощением новой полноценной типологии, которая превосходно соответствует текущему духу времени. Бьярке является первым крупным архитектором, который полностью лишил профессию страха и беспокойства. Он сбросил балласт и высоко взлетел. Согласно этой позиции, он полностью соответствует мыслителям-бизнесменам из Силиконовой долины, которые хотят изменить мир к лучшему – но без экзистенциального выкручивания рук, которое ощущало предыдущее поколение и которое имело решающее значение, чтобы заработать доверие утопистов», – написал основатель OMA Рем Колхас о Бьярке Ингельсе в статье для американского журнала Time, который включил датского архитектора в Топ-100 самых влиятельных людей мира (он там единственный архитектор в этом году). 

Колхас знает, о ком говорит. В его компании OMA молодой 24-летний Ингельс начинал архитектурную карьеру в 1998 году. Параллельно датчанин получал образование в Королевской академии изящных искусств в Копенгагене и в Политехническом университете Каталонии в Барселоне. Немного окреп и вернулся в Копенгаген в 2001 году, где стал работать совместно с коллегой по OMA Жюльеном де Смедтом. На Венецианской архитектурной биеннале-2004 их проект музыкальной школы в Ставангере (Норвегия) получил «Золотого льва». 

Вдохновлённый «Жилой единицей» Ле Корбюзье в Марселе, дуэт Ингельс + Смедт (союз двух бюро носил название PLOT) реализовал в жилом районе Эрестад на юге Копенгагена первый серьёзный проект. VM Houses (2004-2005) – это два дома, в плане повторяющие буквы V и M соответственно. В двух объектах расставлены любимые акценты Ингельса: обилие естественного света, неприкосновенность частной жизни, «диагональный» вид из окон, яркие и компактные коридоры, разнообразие планировок. Кроме того, апартаменты имеют небольшие треугольные балконы – «балконы Леонардо ди Каприо», как шутливо назвал их Ингельс. Проект VM Houses был удостоен Forum AID Award как «Лучшее здание Скандинавии в 2006 году». 

Именно в Эрестаде Ингельс построил через пару лет ещё два знаменитых проекта – 8 House (также известен как Big House, 2010) и Mountain Dwellings («Гора» или «Склон», 2008) – это произошло после распада PLOT и образования Bjarke Ingels Group (BIG) в январе 2006 года. Примечательно, что архитектор жил в VM Houses до 2008 года, пока не переехал в новый комплекс Mountain Dwellings, расположенный через дорогу от прежней резиденции. 

8 House

Mountain Dwellings 

Проект 8 House(2010)одиниз наиболее важных комплексов в истории бюро BIG, где совмещены жилые помещения трёх разных видов (61 000 кв. м) и коммерческие площади (10 000 кв. м). Новаторское здание в виде восьмёрки надстроено двумя наклонными двориками – зелёными крышами. Здесь созданы непрерывные велосипедные и пешеходные дорожки (8 – постоянство), которые внедрены с целью воспитания чувства общности среди жителей. По словам Ингельса, это второй пример его «архитектурной алхимии», и идея здания заключается в том, что «путём смешивания нетрадиционным способом традиционных ингредиентов, розничной торговли, многосемейного дома и апартаментов, вы создаёте если не золото, то определённую добавочную стоимость». Это достигается путём укладки различных «городских ингредиентов» послойно: жильё расположено на верхних этажах и открыто солнцу; коммерческие помещения – внизу и сливаются с уличной жизнью. Всё это соединено между собой променадом и велодорожками. 

Ступенчатость в большей или меньшей мере сохранена во всех трёх жилых комплексах Ингельса в районе Эрестад. И если самый первый проект – VM Houses – схож с большим офисом, унаследовавшим через призму современного прочтения традиции модернизма и лично Ле Корбюзье (столбы-опоры на первом этаже, ленточное остекление, общественные коридоры для социального взаимодействия), то Mountain Dwellings («Гора») представляет собой ступенчатый эко-дом из террас – проект оригинальный, современный и устойчивый. Последний эпитет – столь любимый Ингельсом, что он его регулярно подтверждает на практике. 

VM Houses

Mountain Dwellings 

Что же устойчивого придумал Ингельс в проекте «Гора»? Во-первых, комфортное пребывание жителей, разграничение территории на жильё и внутреннюю парковку. Во-вторых, связь с природой (зелёные террасы, рисунок горы Эверест, развёрнутость апартаментов к солнцу). В-третьих, синтез искусств (разноцветные коридоры, фрески уличного художника Виктора Эша, перфорированные панели с рисунком горы). Жильцы не мешают друг другу; машины тоже не являются помехами – они «спрятаны» под апартаментами, фактически прямо у дверей. Жилой комплекс Mountain Dwellings был удостоен четырёх престижных наград в 2008–2009 годах. Свои поиски нового в жилых блоках и придание им «добавочной стоимости» Ингельс назвал «архитектурной алхимией». 

Потом были занимательные рассказы в рамках проекта TED о проекте чудо-острова Зира в Каспийском море недалеко от Баку для богатого Азербайджана (практически не реализован) и о построенных террасных домах в Копенгагене; затем – строительство павильона Дании на World Expo 2010 в Шанхае, Датского национального морского музея в Хельсингёре (2013) и др. Выяснилось, что Бьярке Ингельс не только хороший архитектор, но и нереально крутой лектор, настоящий «принц адский». Тот, кто хоть раз видел его выступления, наверняка попал под обаяние этого позитивного датчанина. Умение донести свои идеи до широкой публики, расшифровать смысл необычных форм и их истоки, да и просто грамотно пропиарить себя и свою контору – нужное качество для архитектора. Нередко мастера прикрывают свои абстрактные поиски новых форм заумными или занудными фразами. У Ингельса – и на словах, и на деле – пока больше реальной фактуры, чем пустого места. 

Проект на острове Зира

Павильон Дании на World Expo 2010 

«Взгляд на мир у бюро BIG – оптимистичный; в нём искусство, архитектура, урбанизм и природа магическим образом находят новый вид баланса», – отмечал в 2009 году критик журнала The Architectural Review Брайан Эдвардс. По его словам, «архитектурные идеи BIG находятся где-то между Ремом Колхасом и норвежской фирмой Snøhetta. Как у OMA, уродство превращается в красоту благодаря изгибам и складкам; как у Snøhetta, BIG рисует скандинавские смыслы ландшафта, демократии и метафоры». 

Работы у Бьярке Ингельса сейчас как никогда много. Особенно активно бюро BIG работает в Соединенных Штатах, где в 2010 году был открыт американский филиал компании. Текущие проекты сосредоточены в крупных городах. В Вашингтоне запланированная перестройка кампуса Смитсоновского института за $2 млрд уже вызвала волну протестов общественности – архитектор задумал создать новые входы и подземные помещения с зелёной крышей около Смитсоновского замка. 

Ещё один объект в столице США – новый стадион «Вашингтон Редскинз» для игры в американский футбол; здесь используется традиционная для спортсооружений последних лет полупрозрачная оболочка; объект поражает масштабом и многофункциональностью пространств за пределами арены (зимой – хоккей, летом – бассейн). 

Начальная школа в Арлингтоне (штат Виргиния), пригороде Вашингтона, отсылает нас к ранним проектам Ингельса, где акцент сделан на террасы и ступенчатую структуру из стекла, стали и бетона. Те же материалы фигурируют в полицейском участке в Бронксе (Нью-Йорк), где брутальная структура представляет собой сложенные друг на друга блоки, или «кирпичи», как называют их авторы проекта. 

Начальная школа в Арлингтоне

Полицейский участок в Бронксе 

Зелёные крыши, ступенчатость фасада и разворот структуры к солнцу наблюдаются в жилом комплексе в Питтсбурге на месте бывшего хоккейного стадиона. А новая штаб-квартира Google в Калифорнии представляет собой масштабные полупрозрачные навесы – мембраны поверх общественных пространств и офисов. 

ЖК в Питтсбурге

Штаб-квартира Google в Калифорнии 

Две скрученные башни в Майами немного выбиваются из общего ряда построек в стиле Ингельса. Если бы он перевернул их и добавил террас – то все бы сказали: «Это Ингельс!». Но в итоге получились очень светлые и прозрачные жилые здания с просторными апартаментами и огромными балконами. Разнообразие постройкам придаёт скрученный фасад – в остальном это типично приморский комплекс. Кроме того, архитектор играет с внешним обликом офисного 4-этажного здания в военной верфи Филадельфии, где вогнутый фасад белого цвета своей кривизной иронично повторяет формы существующей площади. 

По словам специалистов Нидерландского архитектурного института (NAI), Бьярке Ингельс обладает «международной репутацией» и является «представителем нового поколения архитекторов, сочетая в себе проницательный анализ, игривое экспериментирование, социальную ответственность и чувство юмора». Как заявил Ингельс, он является «акушеркой, которая собирает существующие идеи, чтобы затем создать удивительные смеси». Для Бьярке архитектура «это не просто вопрос создания красивых фасадов или выразительных скульптурных форм, это на самом деле вопрос о том, как мы хотим прожить наши жизни». 

Сейчас Ингельс плодовит и знаменит, как никогда ранее. При этом датчанин остаётся верным своим «устойчивым принципам», ступенчатым или наклонным поверхностям, необычным и гармоничным формам. Концепцию устойчивого развития и возобновляемых источников энергии архитектор называет «гедонистической устойчивостью» – эту идею он раскрывает в своих книгах Yes Is More: An Archicomic on Architectural Evolution (2009) и Hot to Cold: An Odyssey of Architectural Adaptation (2015), а также продолжает в небольшом фильме Worldcraft (2014), где выдвигает концепцию архитектуры, которая «даст нам возможность превратить сюрреалистические мечты в обитаемое пространство, сделать фантастику реальностью». 

Отражение философии Ингельса можно найти в последних проектах. К примеру, в 2016 году открылся жилой небоскрёб VIA 57 West в форме тетраэдра на Манхэттене – «courtscraper», то есть «сочетание небоскрёба и здания с внутренним двором», как окрестил Ингельс свой первый проект в Нью-Йорке. 34-этажный дом имеет наклонный фасад в сторону юга; террасы направлены в сторону реки Гудзон. Дом «корто-скрёб» поднимается до высоты 142 метра в северо-восточной части, в то время как противоположный угол опускается к земле. Где-то посередине кусок здания «вырезан», а на его месте создан внутренний дворик площадью 2040 кв. м  – здесь же красуются фирменные треугольные «балкончики Леонардо ди Каприо». Общая площадь здания – 87 330 кв. м (709 апартаментов, часть из которых отдана под социальный наем), плюс 4180 кв. м коммерческих площадей на первых этажах. 

Штат американского офиса Ингельса теперь превышает 150 человек, что значительно больше, чем у учителя и друга Колхаса – в OMA. Офис BIG в США расположен в небоскрёбе с видом на площадку Всемирного торгового центра, где Бьярке Ингельс предложил построить Two World Trade Center в виде семи сложенных кубоидов из стекла. Также датский архитектор планирует возвести на Манхэттене спиральный офисный небоскрёб, завёрнутый в ленту зелёных террас. 

Two World Trade Center 

По сегодняшним меркам Ингельс является юнцом на фоне престарелых ветеранов-суперзвезд архитектурного цеха, которым давно уже перевалило за 60, а некоторым – и за 80. Вдумайтесь, ему ещё только 41 год… Расцвет для архитектора. Впереди, думается, его ждут Притцкер, яркие проекты и новые повороты. И уж точно не спуск вниз по «склону», а подъём в «гору».  

Большой лабиринт в Вашингтоне |

До 1 сентября 2014 года в вашингтонском Национальном Музее строительства (National Building Museum) выставлен необычный экспонат, который легко можно назвать и архитектурной инсталляций, и действующим макетом самого настоящего лабиринта, открытого для посетителей. Этот деревянная конструкция из березовых панелей находится прямо посреди центрального холла здания, и имеет необычную форму квадратной чаши с выпуклыми краями. Размер лабиринта всего 18 квадратных метров, но несмотря на свой, не слишком впечатляющий размер, в нем вполне можно заблудиться.

Построен лабиринт благодаря инициативе известного датского архитектора и дизайнера Бьярке Ингельса (Bjarke Ingels), с 2006 года возглавляющего собственное бюро Bjarke Ingels Group (BIG). Ингельс уже успел зарекомендовать себя как оригинальный и передовой художник, с собственным взглядом на современную архитектуру. Обычно его проекты – это некие гибридные формации, полученные при искажении, вытягивании, закручивании или расчленении простых геометрических объемов. Однако революционность архитектуры Ингельса не в самих только формах, а в необычности подхода к решению любой пластической задачи. При этом сам Бьярке Ингельс называет свой метод работы не революцией, а скорее – эволюцией, что не мешает ему считаться одним из наиболее радикальных молодых архитекторов Европы. Данный лабиринт – не исключение. Стилистически он скомбинирован на основе различных лабиринтов, известных с эпохи Древней Греции и до наших дней, но от всех других подобных сооружений объект Ингельса кардинально отличается только в главном: чем ближе человек приближается к центру, тем быстрее лабиринт «разоблачается», открывая зрителю как свои визуальные качества, так и указывая ему выход наружу. Кстати, в самом названии проекта также заложен двойной смысл: «BIG Maze» — это и «Большой лабиринт», и одновременно – аббревиатура конструкторского бюро.

Бьярке Ингельс запускает компанию по дизайну дома Nabr

Датский архитектор Бьярке Ингельс является соучредителем компании по проектированию жилых домов под названием Nabr, целью которой является создание ряда доступных по цене модульных домов.

Основанная Ингельсом вместе с бывшим руководителем WeWork Рони Бахар и бывшим главой модельной лаборатории Sidewalk Labs Ником Чимом, Nabr стремится переосмыслить, как проектируется и развивается жилье.

«Наши дома становятся все более и более дорогими и, возможно, все более и более низкого качества», — пояснил Ингельс.

«Выбора очень мало. Девяносто девять процентов всех домов одинаковы, но на самом деле все люди разные. Есть огромный потенциал, чтобы переосмыслить весь этот процесс от начала до конца».

Компания, расположенная в Кремниевой долине, предложит жителям возможность совместно спроектировать пространства, соответствующие их потребностям.

Сила производства и производства для создания домов

Nabr будет разрабатывать здания, состоящие из серии модульных элементов, которые можно будет производить серийно, а затем собирать для создания различных домов.

«Что, если бы мы могли раскрыть возможности производства и реализации в том, как мы строим наши дома», — сказал Ингельс.

«Мы могли бы использовать модульность как силу для максимального увеличения разнообразия», — продолжил он. «Мы могли бы создать систему, которая могла бы адаптироваться к людям и их среде, а не наоборот. Поэтому, когда вы входите в район, вы не просто входите в дом, вы входите в свой дом».

По словам Набра, дома, которые строит компания, будут приоритетом для благосостояния жителей.

«Переосмыслив то, как мы строим наши дома и то, как мы строим наши города, мы можем сделать здоровый образ жизни стандартом не только для отдельных жителей, но и для сообществ и, в конечном итоге, для всей планеты», — добавил Ингельс.

Гибкий путь к домовладению

В опубликованном компанией видео было запечатлено многоэтажное здание в модульном стиле с большими террасами, засаженными растениями. Приложение централизует технологии в домах, управляя светом, звуком и температурой в помещениях, которые можно модернизировать и адаптировать к потребностям жителей.

Компания будет контролировать начальную разработку и проектирование жилищных проектов, а также будет управлять продажей, сдачей внаем и эксплуатацией жилых комплексов.

Nabr стремится предложить жителям доступные решения по аренде и покупке с финансовыми планами, которые обеспечивают «гибкий путь к домовладению».

Ингельс — основатель BIG, одной из самых известных в мире архитектурных студий. В 2018 году он присоединился к коворкинг-компании WeWork в качестве ее главного архитектора, но в прошлом году ушел с этой должности.

Недавно он сообщил, что составляет генеральный план для Земли, чтобы «доказать, что устойчивое человеческое присутствие на планете Земля достижимо с помощью существующих технологий».

План архитектора Бьярке Ингельса по борьбе с изменением климата

Бьярке Ингельс иногда может звучать как сумасшедший ученый. «Одна вещь, о которой я много узнал за последний год, — это каменная мука, — говорит 46-летний датский архитектор над Zoom со своего дивана в Копенгагене. Озорная улыбка расплывается по загорелому мальчишескому лицу Ингельса, когда он объясняет: во время последнего ледникового периода ледники измельчали ​​камни до тонкого, богатого питательными веществами вещества, которое стимулировало флору и фауну в некоторых частях мира.Сейчас геологи изучают способность каменной муки оживлять неплодородные земли. «Скажем, на каждом контейнеровозе, который плывет через океаны, вы резервируете четыре контейнера, наполняете их каменной мукой и вводите немного, когда пересекаете морскую пустыню», — говорит он. По мере роста растения они будут поглощать углерод из атмосферы, уменьшая парниковый эффект. «Тогда вы можете включить способность океанов всасывать углерод».

Невероятный масштаб мышления Ингельса не станет сюрпризом для любого, кто следил за его карьерой.За последнее десятилетие Ингельс прошел путь от enfant ужасной архитектуры — известной своими потрясающими инновациями, такими как многоквартирный дом в форме горы или пара извилистых башен в Майами — до одного из самых занятых архитекторов в мире. Bjarke Ingels Group, известная как BIG, работала с такими известными компаниями, как Google и WeWork, и у нее 21 проект в стадии строительства, от Эквадора до Германии и Сингапура, и еще десятки на стадии разработки.

Следующий проект Ингельса — это план по спасению мира.Когда архитекторы создают городской квартал или район, они часто создают генеральный план: документ, в котором определяются проблемы, которые необходимо решить, предлагая решения и создавая образ будущего, над которым затем будут работать все участвующие стороны. В Masterplanet BIG применяет это мышление ко всей Земле, излагая, как мы можем перестроить планету, чтобы сократить выбросы парниковых газов, защитить ресурсы и адаптироваться к изменению климата. Каменная мука может быть одним из наиболее левых понятий в плане, но она также будет использоваться в проектах, которые уже выполняются.Через несколько лет, как надеется Ингельс, новый премьер-министр или генеральный директор может отказаться от Masterplanet, когда они захотят решить климатическую проблему в рамках своей компетенции, и посмотреть, как получить заем и добавить к глобальным усилиям.

Составление плана по исправлению климатических изменений в свободное время может иметь привкус высокомерия, если не мании величия. Активисты за климатическую справедливость, которые утверждают, что действия по борьбе с изменением климата должны быть направлены не только на выбросы, но и на системное неравенство, ставят под сомнение право Ингельса составить план для всей планеты, а также его способности.Между тем его коллеги-архитекторы говорят, что отрасль должна сосредоточиться на таких задачах, как повышение энергоэффективности зданий, а не на ярких планетных досках. И даже в мире, где пандемия COVID-19 изменила наше понимание того, что возможно с точки зрения коллективных ответных мер на глобальный вызов, почти невозможно представить какой-либо единый климатический план, обеспечивающий значительную поддержку со стороны промышленности, правительств и сообществ во всем мире. Мир.

Однако для Ингельса это не повод не начинать его.Он говорит, что даже когда вы составляете генеральный план района, он настолько велик, что сначала невозможно понять. «Но вы проходите итерации, где вы это показываете, вы получаете много отзывов, а затем меняете это, пока не отметите все флажки», — говорит он. «Так что, даже если вначале все кажется таким сложным и обширным, в конце концов вы добьетесь цели».

Мир архитектуры называют медленно реагирующим на изменение климата. Но за последние несколько лет архитекторы, строители и дизайнеры все больше осознают свою ответственность: на строительство и эксплуатацию зданий в 2018 году пришлось 39% мировых выбросов CO2, связанных с энергетикой, по данным U.Н. отчет. Выдающиеся архитекторы США и Великобритании подписали обязательство об объявлении чрезвычайной климатической ситуации. Группы активистов, такие как Общеевропейская сеть действий архитекторов по борьбе с изменением климата, созданная в прошлом году, оказывают давление на архитектурные школы, чтобы они сделали вопросы устойчивости и устойчивости более важными для учебных программ и фирм, чтобы они применяли передовой опыт перед лицом сопротивления со стороны клиентов. В сентябре президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен объявила о создании «нового европейского Баухауса», вдохновившего влиятельную школу дизайна 1920-х годов, где архитекторы и другие специалисты будут работать над проектными решениями климатических проблем, «чтобы придать нашим системным изменениям особую эстетику. .”

Для архитекторов не станет сюрпризом, что Ингельс решил разработать свой собственный смелый климатический план. Его здания известны тем, что в их основе лежит одна большая идея, привлекающая заголовки — характеристика, которая побудила архитектурного критика Guardian Оливера Уэйнрайта назвать его «бесспорным королем архитектурной остроты» в обзоре своей инсталляции в 2016 году: изогнутая стена из ступеней — в галерее Змеиный.Структура, как обнаружил Уэйнрайт, «создавала фактор зрелищности из-за загруженности ведра, но при ближайшем рассмотрении с некоторой икотой».

Ингельс позирует в VIA 57 West, жилом доме, который он спроектировал в Нью-Йорке, в 2016 году. В настоящее время его фирма имеет 21 строящееся здание по всему миру.

Пари Дукович — Архив стволов

Этот «фактор вздоха» помог сделать здания Ингельса чрезвычайно популярными. Его самым известным проектом может быть CopenHill: электростанция высотой 279 футов в датской столице, где сжигается мусор для выработки низкоуглеродной энергии в процессе, настолько чистом, что BIG может разместить лыжный склон на вершине.Здание, наконец, открылось для публики в октябре 2019 года, что было положительно воспринято пользователями и рецензентами. Признавая критику работы Ингельса как «немного кричащую и немного мусорную», Роуэн Мур из Observer сказал, что проект оправдал ажиотаж.

«Эта работа хорошо сочетается с сильными сторонами своих архитекторов. В этой [старой промышленной зоне] нет ничего особенного в изяществе; замечательная идея. Плюс ложка наглости.

CopenHill воплотил в жизнь концепцию «гедонистической устойчивости» Ингельса, изложенную в выступлении TED в 2011 году, в котором говорится, что сокращение нашего воздействия на окружающую среду должно также повысить качество нашей жизни, и что работа дизайнеров состоит в том, чтобы заставить этот расчет работать.Такой подход, безусловно, понравился клиентам. BIG выиграла ряд престижных комиссий, посвященных устойчивости. На Манхэттене компания играет ключевую роль в строительстве Dryline — парка для защиты от наводнений, который будет охватывать береговую линию острова. В предгорьях горы Фудзи в Японии BIG в партнерстве с Toyota проектирует целый город, который рассматривается как утопия для экологически чистых транспортных технологий. Строительство начнется в 2021 году. В конце лета TIME поговорил с Ингельсом, правительство штата Пенанг, Малайзия, объявило BIG победителем конкурса на разработку генерального плана по преобразованию южного побережья острова Пенанг в серию устойчивых искусственных островов. .

По мере того, как проекты росли, Ингельс говорит, что росла и его вера в важность масштаба при планировании устойчивой застроенной среды. «Когда вы строите дом, вы можете сделать несколько вещей — добавить несколько солнечных батарей на крышу и так далее, — но большая часть из них не очень эффективна». Однако, если вы планируете квартал или район, вы можете начать работу с некоторых «синергетических эффектов», как он говорит: улавливание дождевой воды на большой территории; проектирование с учетом различий в использовании энергии между жилыми зданиями, которые обычно расходуют энергию на отопление, и коммерческими зданиями, которые тратят энергию на охлаждение в середине дня.«Вы можете начать делать все, что угодно. И каждый раз, когда вы увеличиваете масштаб, вы действительно можете сделать больше ». Он решил, что логическим выводом будет попытка захватить весь мир.

Masterplanet делит мировые экологические проблемы на 10 разделов. Пять из них охватывают секторы с выбросами парниковых газов — транспорт, энергетику, продукты питания, промышленность и управление отходами — а пять охватывают другие области, которые необходимо решать людям, чтобы жить на земле устойчиво, — биоразнообразие, воду, загрязнение окружающей среды, здоровье, архитектуру и урбанизм.Первоначально план будет иметь форму обычных документов генерального плана, используемых архитекторами, «включая бюджеты, таблицы площадей, схемы систем и стратегии поэтапного строительства», согласно BIG. Он будет включать в себя текущие проекты, такие как работа завода по переработке пластика в США, а также другие идеи, такие как создание плавучих городов для размещения сообществ, пострадавших от повышения уровня моря, или объединение глобальных электрических сетей для решения проблем. «прерывистости» — ненадежного и непостоянного производства энергии из возобновляемых источников, препятствующего их более широкому внедрению.BIG консультирует отраслевых экспертов в области энергетики, управления отходами, транспорта и других областях, прежде чем первый проект будет опубликован в 2021 году.

Объединение проектов в единый всеобъемлющий план, по словам BIG, «докажет, что устойчивое человеческое присутствие на планете Земля достижимо с помощью существующих технологий ». В Masterplanet будет 10 миллиардов человек — цифра, которую мы должны достичь вскоре после 2050 года — с наивысшим доступным уровнем жизни. Ингельс говорит, что он хочет побудить предприятия и правительства делать больше, а также изменить отношение общественности к действиям по борьбе с изменением климата.«Я думаю, что многие люди не понимают, действительно ли разные инициативы разных стран или разных компаний что-то добавляют, возможно ли вообще устранить выбросы парниковых газов или улавливать углерод из-за сложности. Так что в итоге получается много мнений. А также чувство безнадежности », — говорит он. «Это не самый лучший призыв к действию».

Ингельс говорит, что архитекторы, чья повседневная работа заключается в превращении требований и отзывов множества сторон в построенную реальность, могут внести что-то уникальное в борьбу.Политики увязли в коротких избирательных циклах, которые не поощряют долгосрочное планирование. Активисты отлично умеют привлекать внимание к проблемам, но редко имеют возможность реализовать свои планы. Климатологи прекрасно разбираются в проблемах. «Но они не предприниматели. Их специализация не в том, чтобы начинать и заставлять их происходить ».

Практические препятствия на пути решений, предлагаемых Ингельсом, конечно, огромны. Например, создание единой глобальной электросети могло бы решить многие проблемы и сделать более эффективным и простым обеспечение нашего мира исключительно из возобновляемых источников.Но эксперты рынка электроэнергии говорят, что это слишком сложно представить. Согласно отчету Atlantic , даже предложение об объединении основных сетей в США в 2018 году было задушено политическим давлением.

Но Эдвин Хиткот, архитектор и архитектурный критик из Financial Times , говорит, что Masterplanet вписывается в историю «архитекторов, которые выдвинули большую идею как провокацию, а не как предложение». Он цитирует Р. Бакминстера Фуллера, который появился на обложке TIME в 1964 году с его планом использования гигантских геодезических куполов, в том числе над Манхэттеном, как способ эффективного строительства в очень больших масштабах.Идея так и не осуществилась. Но он стал «одним из самых популярных образов в архитектуре» и попал в проект «Эдем», биологический заповедник в Корнуолле, Англия. По словам Хиткоут, с подобными архитектурными идеями «идея начинает вызывать интерес у людей. Это настолько кажется невозможным, что люди начинают думать: ну, на самом деле, может, в этом что-то есть. Я думаю, что идея архитектуры как провокации является чем-то, что основано на умении Бьярке представлять, его способности синтезировать большие идеи для широкой аудитории.«Как будто в подтверждение этого тезиса BIG сообщает TIME, что предполагает, что Ингельс проведет 10-серийный документальный сериал в духе« Космоса »Карла Сагана, объясняя публике 10 разделов Masterplanet.

«Он должен сказать, что хочет, чтобы это действительно было реализовано», — добавляет Хиткот. «Я уверена, что знает. Я уверен, что он хотел бы быть человеком, который спасет мир ».

Генеральный план предполагает наличие полномочий. С 17 по 20 век генеральные планы были ключевым инструментом для европейских колонизаторов при создании поселений в своих империях в Северной и Южной Америке, Африке и Азии. Совсем недавно в США генеральные планы лежали в основе проектов середины века по обновлению городов, что привело к перемещению жителей с низкими доходами и меньшинств. Активистов за климатическую справедливость беспокоит идея 46-летнего белого европейца, даже предлагающего генеральный план развития планеты.

«Мы находимся в ситуации, в которой мы находимся прямо сейчас из-за генеральных планов, исходящих из Европы, которые были ответственны за добычу [ресурсов], порабощение и колониализм», — говорит Элизабет Йампьер, исполнительный директор Нью-Йорка. основанная группа по организации климатической справедливости Uprose.По ее мнению, идея Masterplanet «наполнена высокомерием» и «устаревшим подходом» к решению климатического кризиса.

Йемпьер утверждает, что с людьми из Глобального Юга и цветными сообществами на Глобальном Севере, которые будут непропорционально затронуты физическим и экономическим вредом изменения климата, следует не только консультироваться о планах по решению проблемы изменения климата, но и те, чтобы их создать. «До сих пор мы медленно двигали циферблат в решении проблемы изменения климата, потому что всегда уважали людей с привилегиями как движущие силы решений.

Ингельс, чья фирма в основном работала в Европе и США и имеет в основном белых партнеров-мужчин, говорит, что понимает, что попытка реализации этого проекта вызовет «всевозможную критику». Он очень хочет подчеркнуть, что BIG «не имеет никакой власти над планетой». Он не хочет, чтобы его фирма отвечала за перепроектирование Земли, а хочет, чтобы «сдвинулась с мертвой точки и посмотрела, сможем ли мы привлечь больше людей». «Мы считаем, что это может быть полезным инструментом для практического и прагматичного накопления инициатив.И вместо того, чтобы жаловаться на то, почему этого никто не делает, мы подумали: «Хорошо, давайте просто начнем это делать». Это будет иметь эффект только в том случае, если достаточное количество соответствующих организаций сочтут это полезным и захотят внести свой вклад, сотрудничать и критиковать ».

Билли Флеминг, директор Центра Макхарга при Пенсильванском университете Школа дизайна Стюарта Вайцмана, который руководит проектами по перепланировке городского пространства с целью повышения устойчивости и качества жизни, заявляет, что главная цель Masterplanet — создать единый план устойчивого развития. планета — неплохая.«Я думаю, что план, созданный на основе консенсуса, — это то, чего люди, участвующие в Экологической программе ООН, хотели бы достичь и никогда не делать по разным причинам». Но BIG — неподходящий орган, чтобы вести такие действия, — говорит он. «Создание изображений будущего может и часто является его прообразом. И это связано с реальной ответственностью перед людьми, чью жизнь изменит будущее, которое эти образы могут предвосхищать. И как дизайнерская фирма, которая, по словам Бьярке в [публичных выступлениях], не заинтересована ни в каких политических вопросах, они не подотчетны никому или какому-либо сообществу.

Подход Ингельса к политике иногда делал его неприятным союзником для прогрессистов. В январе во время исследовательской поездки в Бразилию для компании Nomade, занимающейся роскошным экотуризмом, Ингельс позировал фотографу во время встречи с крайне правым президентом страны Жаиром Болсонару. Социальные сети наполнились критикой Ингельса за встречу с человеком, который отказался от защиты общин коренных народов и яростно поощрял вырубку лесов в Амазонии. В своем заявлении Ингельс назвал критику «чрезмерным упрощением сложного мира.«Как бы мне ни нравилось работать в пузыре, в котором все согласны со мной, места, которые действительно могут извлечь выгоду из нашего участия, — это места, которые дальше от идеалов, которых мы уже придерживаемся».

Ингельс не любит связывать себя с какой-либо конкретной идеологией или политическим проектом. Но он говорит, что социал-демократия в скандинавском стиле имеет ряд явных преимуществ. Он и его семья обычно проводят время в Нью-Йорке, но вскоре после того, как в марте в городе обрушилась пандемия COVID-19, они на время вернулись в Копенгаген.«Похоже, что государство всеобщего благосостояния может быть лучше оснащено», — говорит он с улыбкой. «Вы знаете, справедливость — это хорошо во время кризиса: общественное здравоохранение, социальное обеспечение и бесплатное образование — это хорошо работает!»

Однако он не рассчитывает, что государство будет играть решающую роль в изменении климата. Он говорит, что проблема изменения климата должна решаться в первую очередь частным бизнесом. По его словам, как архитектор он понял, что «все, что полностью зависит от государственных расходов, зависит от финансирования.А когда финансирование закончится, придется привлечь еще. Если вы можете сделать вещи одновременно экологически и экономически выгодными, они станут масштабируемыми ». По его словам, основная роль государства в борьбе с изменением климата должна заключаться в «устранении барьеров, которые были введены с течением времени», включая «различные виды торговых барьеров» в таких секторах, как энергетика. «Окружающая среда не заботится о партийной политике или об устаревших идеологиях, если на то пошло».

Этот вид прагматизма часто ставит Ингельса в противоречие с активистами по борьбе с изменением климата, включая тех, кто работает в его отрасли.Среди архитекторов вопрос о том, следует ли тем, кто заботится об устойчивости, принимать комиссионные за строительство аэропортов, стал предметом споров. Построит ли Ингельс аэропорт? «Определенно», — говорит он, добавляя, что BIG тогда будет использовать наилучшие доступные стратегии, чтобы сделать свою деятельность более устойчивой. «Я имею в виду, вы бы отказались летать? Должен ли весь мир прекратить летать? Так что, если мы согласны с тем, что иногда необходимо прыгнуть в самолет, давайте сделаем это ».

За несколько дней до того, как TIME поговорил с Ингельсом, представители образовательной инициативы в Дании попросили его помочь в создании классов для старшеклассников.Запрос заставил его вспомнить свои студенческие годы, и он выдвинул тезис, который, как и все датские подростки, написал в конце средней школы в возрасте 19 лет: «Экологическая политика на глобальном, региональном, национальном, местном и индивидуальном уровнях. Уровень: продолжение конференции в Рио ». Название, которое относится к саммиту ООН 1992 года, было, по его признанию, «не таким уж броским». Но он получил высшую оценку.

Мир, в котором BIG выпускает Masterplanet, неузнаваем по сравнению с тем миром, о котором Ингельс писал в 1993 году, или даже тем, где он начал думать об этой идее весной прошлого года.Во-первых, ежегодные глобальные выбросы CO2 выросли более чем на 60% с 1990 года, и мы опасно близки к достижению катастрофического повышения средней глобальной температуры более чем на 1,5 ° C за доиндустриальную эпоху. С другой стороны, пандемия вынудила страны закрыть экономику и вливать беспрецедентные суммы государственных денег, чтобы удержать общество на плаву. Как и многие другие, Ингельс видит в этом признаки надежды на меры по борьбе с изменением климата. «Если бы мы могли применить такую ​​же решительность к климатическому кризису, я думаю, мы смогли бы справиться с ним гораздо эффективнее и быстрее, чем мы можем себе представить сегодня.

Независимо от того, является ли Masterplanet основой для этого решительного действия или нет, Ингельс говорит, что его 19-летний «я» был бы доволен тем смелым действием, которое он предпринимает. Двадцать семь лет спустя, готовя свой следующий экологический проект, он определенно стал лучше разбираться в названиях. Оценка еще не выставлена.

С сообщением Мэдлин Роуч

Исправление, 22 октября

Первоначальная версия этой истории неверно характеризовала взаимодействие между Бьярке Ингельс и президентом Бразилии Жаиром Болсонару.Ингельс не работал напрямую с Болсонару, но встретился с ним.

Еще истории, которые нужно прочитать, начиная с TIME


Напишите Сиаре Ньюджент по адресу [email protected]

Архитектура BIG — 10 великих зданий от Bjarke Ingels Group

Слева направо: The Mountain, 8 House, CopenHill, LEGO House, MÉCA, Superkilen, VIA 57 West, Toyota Woven City

Датский архитектор Бьярке Ингельс — один из самых популярных современных архитекторов в мире.Его фирма Bjarke Ingels Group, более известная просто как BIG, известна своими шутливыми схемами и понятными архитектурными жестами. BIG также известен своими четкими схемами дизайна, которые демонстрируют логичные, но смелые дизайнерские ходы, которые используются при создании многих его знаковых проектов. Ингельс считает, что «архитектура — это попытка сделать мир немного более похожим на наши мечты».

Позиция

BIG в отношении устойчивого развития также четко прослеживается в их работе. Он описывается как гедонистическая устойчивость , который предполагает, что экологические элементы строительства не должны быть второстепенными, а должны быть тесно связаны с другими строительными программами.Эта идея, вероятно, наиболее очевидна в Копенгилле, горнолыжном курорте, превратившемся в электростанцию, который является одним из самых уникальных зеленых зданий, когда-либо созданных.

Наставник

Ингельса, легендарный архитектор Рем Колхас из OMA, лучше всего резюмировал, что делает архитектора — и фирму — таким уникальным: «Бьярке — первый крупный архитектор, который полностью отключил профессию от беспокойства. Выкинул балласт и взлетел. При этом он полностью созвучен мыслителям Кремниевой долины, которые хотят сделать мир лучше без экзистенциального заламывания рук, который предыдущие поколения считали критически важным для завоевания авторитета утопистов.”

Читайте дальше, чтобы увидеть 10 наших любимых БОЛЬШИХ проектов от Bjarke Ingels Group.

Удивительная архитектура от Bjarke Ingels Group

Тойота Тканый Город

Toyota Woven City в Сусоно, Сидзуока, Япония (Фото: Bjarke Ingels Group)

BIG проектирует не только отдельные здания. Их последний крупномасштабный проект, Toyota Woven City , представляет собой план городского развития, ориентированный на развитие мобильности, расположенный недалеко от Mt.Фудзи, Япония. «Живая лаборатория» предназначена для всех работников, занимающихся исследованиями с целью улучшения технологий будущего на благо человечества.

Городской инкубатор поддерживается несколькими уровнями транзита, включая три элемента вдоль каждой типичной дороги. Традиционное автомобильное движение, микромобильность, в том числе скутеры, велосипеды и другие небольшие личные транспортные средства, а также линейный парк для пешеходов и элементы парка — все это сплетено вместе, чтобы создать модуль городского квартала 3 × 3, который повторяется на протяжении всего плана.

CopenHill / Amager Bakke

CopenHill / Amager Bakke в Копенгагене, Дания (Фото: стоковые фотографии Оливера Фёрстнера / Shutterstock)

Официально открытый в 2019 году, CopenHill (или Amager Bakke ) — это новый бренд зеленой архитектуры. Ингельс объясняет: «CopenHill — это вопиющее архитектурное выражение того, что в противном случае осталось бы невидимым: это самая чистая в мире электростанция, работающая на отходах в энергию.«Это также отличный пример миссии BIG по гедонистической устойчивости — практики, которая включает реализацию зеленых идей во всем проекте здания вместо создания отдельных целей, основанных на показателях.

Помимо 440 000 тонн отходов, которые будут преобразовываться в энергию каждый год, в здании есть много других коммунальных услуг, включая самую высокую искусственную стену для скалолазания в мире, образовательный центр и бесснежный лыжный склон.

МЕКА

MÉCA в Бордо, Франция (Фото: Stock Photos from JeanLuclchard / Shutterstock)

MÉCA , или Maison de l’Économie Créative et de la Culture en Aquitaine , культурное учреждение, созданное для Бордо, Франция.Дизайн здания тесно связан с современным ландшафтом и набережной как способ активизировать территорию и создать «праздник современного искусства, фильмов и представлений».

Для этого просторный пандус «ведет в городскую гостиную», чтобы направлять прохожих в пространство. Визуальные связи призваны вовлечь людей в активную деятельность и празднование искусства. Внешний вид также спроектирован так, чтобы обеспечить возможность проведения различных мероприятий.

Твист

The Twist в Евнакере, Норвегия (Фото: Stock Photos from tufo / Shutterstock)

Twist — отличный пример того, как архитектура BIG определяется легкодоступным дизайнерским ходом, который приводит к созданию уникального пространства.Этот музей-мост создан путем скручивания простой прямолинейной коробки, пересекающей реку Рансельва. Интересное внутреннее пространство — просто результат этого жеста. Этот ход также подчеркивается тем, что простые внешние ребра и большой стеклянный фасад остаются непрерывными, поскольку они искажены, чтобы завершить центральный поворот. Здание является частью парка скульптур Кистефос в Евнакере, Норвегия.

LEGO House Домик

LEGO House в Биллунде, Дания (Фото: фото Питера Хельге Петерсена / Shutterstock)

LEGO House — один из самых узнаваемых проектов BIG.Умно уложенные коробки создают забавную коллекцию игрушек, если смотреть сверху, и элегантный культурный центр, когда вы приближаетесь к зданию. Несмотря на то, что буквальные строительные блоки спроектированы так, чтобы выглядеть как блоки LEGO, это не умаляет чистой и элегантной эстетики, ожидаемой от музея. Яркие верхние части каждого модуля создают идеальное цветовое поле и поистине уникальное общественное пространство.

«Дом LEGO — это буквальное воплощение безграничных возможностей кубика LEGO», — объясняет Ингельс.«Благодаря систематическому творчеству дети всех возрастов получают возможность создавать свои собственные миры и населять их с помощью игры. В лучшем случае архитектура — и игра LEGO — это все: дать людям возможность представить новые миры, более захватывающие и выразительные, чем статус-кво, и дать им навыки, чтобы воплотить их в жизнь. Это то, что дети делают каждый день с кубиками LEGO; и это то, что мы сделали сегодня в LEGO House с настоящими кубиками, сделав Биллунд еще на шаг ближе к тому, чтобы стать столицей детей.”

ЧЕРЕЗ 57 Запад

VIA 57 West в Нью-Йорке, США (Фото: Stock Photos from Osugi / Shutterstock)

Этот проект стал важным дополнением к горизонту Нью-Йорка. Via 57 West своей уникальной формой вдохновляет два существующих типа зданий: европейский периметр, как в Барселоне, и высотное здание на Манхэттене. Внутренний двор дает дополнительный доступ к свету и воздуху, улучшая качество многих квартир; в то время как высотное здание приспосабливает высокую плотность, необходимую для этой городской среды.Динамическая форма также означает, что здание имеет уникальную индивидуальность с каждой точки обзора. В дополнение к визуальной связи, смещение высоты означает, что необычное здание все еще может соответствовать существующему контексту и сохранять виды с других башен.

Большой U

Big U охватывает побережье Манхэттена от Западной 54-й улицы на юг до Бэттери и до Восточной 40-й улицы. Он был задуман как часть проекта Rebuild by Design Целевой группы по восстановлению урагана «Сэнди».Rebuild by Design призывает к поиску решений для особо уязвимых областей, которые оказались потенциально опасными во время урагана «Сэнди». BIG U устранил эти уязвимости, предложив меры в 10-мильной зоне, чтобы защитить ее от будущих штормов и общего повышения уровня моря.

Полное предложение разбито на три части: Парк Ист-Ривер, Два моста и Чайнатаун ​​и Бруклинский мост к батарее. Вы можете прочитать полный документ и узнать о планах для каждой области здесь.

Суперкилен

Superkilen в Копенгагене, Дания (Фото: стоковые фотографии Оливера Фёрстнера / Shutterstock)

Superkilen — это ландшафтный и урбанистический проект, посвященный различным видам общественных пространств. Он проходит примерно в полумиле через один из самых этнически разнообразных районов Дании и представляет коллекцию «найденных во всем мире предметов» из многих стран — 60 стран — жителей этого района. Проект — это праздник разнообразия и удачных элементов общественного пространства.

8 Дом

8 Дом в Копенгагене, Дания (Фото: Stock Photos from Anna50 / Shutterstock)

8 Дом или 8 Tallet — это жилой дом с 475 квартирами, предназначенный для удовлетворения потребностей самых разных жителей. След в буквальном смысле имеет форму цифры «8», которая образует два больших двора с рядами домов с каждой стороны. Центральная часть 8 обеспечивает четкую связь между двумя открытыми площадками с обеих сторон — большим парком с одной и каналом с другой.В этом строительном элементе также размещаются элементы общего пользования для жителей, а его дизайн способствует добрососедскому взаимодействию. Сама по себе форма не только эстетична, но и увеличивает доступ каждого помещения к свету и обзору.

Ингельс так описывает проект: «8 House — это трехмерный район, а не архитектурный объект. Аллея из 150 рядных домов тянется через весь квартал и изгибается от уровня улицы до вершины и снова вниз. Там, где социальная жизнь, спонтанные встречи и взаимодействие с соседями традиционно ограничиваются нижним уровнем, 8-й дом позволяет ему расширяться до самого верха.”

Гора

Гора в Копенгагене, Дания (Фото: Stock Photos from Lunnaya / Shutterstock)

Mountain — отличный пример игривой архитектуры, которой славится BIG. Для проекта требовалось гораздо больше парковки, чем жилья. Фирма решила объединить все потребности в одну структуру и использовать «менее интересную» функцию здания в качестве основы для жилья. Теперь каждая единица жилья имеет уникальный вид и доступ к солнечному свету и свежему воздуху.У всех квартир также есть сады на крыше. Жилой комплекс сочетает в себе плотность городской жизни с положительными качествами загородной жизни. BIG подчеркивает функциональность обоих зданий в простой, но неожиданной форме, которая ведет к созданию уникальных пространств.

BIG: Веб-сайт | Facebook | Instagram | Twitter | LinkedIn

Статьи по теме:

Музей спиралевидного движения в Швейцарии, имитирующий механизм вращения часов
Архитекторы проектируют извилистый мост, который служит скульптурой и музеем
Архитекторы создают во Франции захватывающий центр современной культуры
Архитекторы открыли в Организации Объединенных Наций самодостаточный плавучий город

Бьярке Ингельс: БОЛЬШОЙ архитектор с проектами по всей планете | Архитектура

Бьярке Ингельс, датский основатель архитектурной компании BIG (сокращенно от Bjarke Ingels Group), вздыхает от предположения, что он страдает манией величия.«Я сделал ошибку на заре времен, когда назвал свой офис БОЛЬШОЙ», — говорит он мне с переоборудованного автомобильного парома в порту Копенгагена, который является одним из его домов. «Было приятно, когда мы начали в Дании. Теперь это означает, что нас всегда интерпретируют как людей, страдающих манией величия ».

Ну да, может быть, но его новая книга, Формирование: Архитектурная история будущего , действительно помещает работу его практики в контекст временной шкалы создания абсолютно всего, что восходит к эволюции жизни в прошлое. большой взрыв.Он также вводит концепцию Masterplanet, в соответствии с которой Земля и ее климат будут исправлены с помощью тех планов, которые архитекторы иногда готовят для районов и предложений по крупномасштабному развитию. Магия формы — архитектурный прием, с помощью которого BIG может, например, придать извилистую форму художественной галерее за пределами Осло или башне в Ванкувере, — с этой точки зрения является продолжением решения проблем для всей планеты.

«Прагматический утопизм»: Бьярке Ингельс перед своим Змеиным павильоном в Лондоне, 2016 г.Фотография: Alamy Stock Photo

Отчасти дело в парнях. 46-летний Ингельс, похоже, не обеспокоен поразительной гендерной принадлежностью Masterplanet. Адрес веб-сайта клиники — Big.dk, который, как бы забавно он ни казался 15 лет назад, определенно изжил себя. Но у него есть ответы на обвинения в мании величия: «Вы можете отбросить желание заняться очень важным вопросом… или вы должны верить, что собираетесь вмешаться к лучшему».

Справедливости ради стоит сказать, что Ингельс — человек способный на все.В настоящее время BIG крупная, с более чем 550 сотрудниками в офисах в Копенгагене, Нью-Йорке, Лондоне и Барселоне. Он сделал себе имя благодаря памятникам эпохи Instagram — CopenHill, Копенгагенской электростанции, которая также является горнолыжным спуском; или Запад 57-й, его «придворный склеп» на Манхэттене — гигантская пирамида нестандартного размера, пробитая внутренним двором с садом. Он спроектировал (вместе с Томасом Хезервиком) штаб-квартиру могущественной компании Google, которая сейчас находится в Лондоне и в Кремниевой долине.

В мире BIG вы можете получить все.«Да — это больше», как следует из названия одной из его более ранних книг. Противоположности можно примирить в то, что Ингельс называет «оксюморонами» или «двоеженством». У вас может быть электростанция и горнолыжный спуск . В официальном анонсе кортскреба «сочетается плотность американского небоскреба с общественным пространством европейского внутреннего двора». Он говорит о «прагматическом утопизме» и «гедонистической устойчивости», что означает, что вы можете спасти планету и при этом хорошо провести время. Dryline, его план по объединению защиты от наводнений в нижнем Манхэттене с общественными парками, воплощает идею в жизнь.

Графика новой штаб-квартиры Google в Кремниевой долине в Маунтин-Вью, Калифорния, разработанная BIG и Heatherwick Studio. Фотография: Изображение любезно предоставлено Google

Ингельс цитирует в качестве вдохновения The Rational Optimist (2010) Мэтта Ридли, британского виконта, который сам себя назвал «теплым климатом» и бывшим председателем банка Northern Rock. «Я узнаю многое из этой атмосферы», — говорит Ингельс из книги Ридли. «Он утверждает, что оптимизм — это не вопрос наивности. Это эмпирически. Вы можете видеть, что вещи имеют тенденцию развиваться в лучшую сторону.И это часть диссертации Formgiving. Способность сотрудничать с каждым годом становится все лучше и лучше ». Когда другие нервничают по поводу таких вещей, как искусственный интеллект и замена ремесел роботами, Ингельс воодушевляется.

В мире архитектуры Ingels представляет собой сложную задачу. Он плодовитый, он богатый. Он превращает заветные образы и мечты других архитекторов в громкие хиты. Он делает мечтателя физическим. Для фестиваля Burning Man он спроектировал структуру в форме гигантского шара.Его проект Oceanix предлагает плавучий город. Его здание Google Bay View помещает множество человеческих жизней под огромной крышей. Кажется, что все они чем-то обязаны дальновидным архитекторам прошлого — соответственно французскому революционеру 18-го века Этьен-Луи Булле, японской группе метаболистов 1960-х годов, американцу 20-го века Бакминстеру Фуллеру.

Совершенно очевидно, что он научился у своего бывшего работодателя Рема Колхаса, с которым он разделяет любовь к сбиванию вместе, казалось бы, несочетаемых форм и применений — чертовски нежное пристрастие к высмеиванию благочестия и помпезности, отношение, которое говорит, что давайте примем современный мир для всего этого. есть, во всех его крайностях красоты и уродства.Как и Колхас, у Ингельса потрясающие издательские привычки: Formgiving — последняя часть трилогии.

Колхас, однако, испытывает некоторую экзистенциальную тревогу, которую Ингельс отбрасывает, что, несомненно, делает его более привлекательным для клиентов. В более общем плане он избавляется от трудностей и сложностей, а иногда и от социальных проблем, над которыми мучаются другие архитекторы. Он смывает проблемное. Вместо этого он предлагает свой «оксюморон», который превращает сложность и противоречие в очаровательно потребляемую упаковку.Возникает вопрос: действительно ли важны опасения и сомнения других архитекторов, или мы должны просто принять приглашение Ингельса расслабиться и насладиться поездкой?

Vancouver House, БОЛЬШОЙ канадский небоскреб с изюминкой. Фотография: © Ema Peter

Отчасти это касается деталей. Его проекты, как правило, сопровождаются громким грохотом, когда его амбиции, связанные с его идеями и формами, несовершенно согласованы. В тех из его работ, которые я видел, часто не хватает радости от того, как облицовочные панели и остекление Planar обеспечивают переход от экрана компьютера к физической реальности.В 8 House, раннем жилом проекте на окраине Копенгагена, многие жители обставили свои квартиры и террасы из Ikea: в сочетании со строительством BIG они вызывают головокружительное ощущение единства, единства и удобства между переработанными листовые материалы.

Это еще и про политику. В январе Ингельс встретился с разрушающим леса, расистским и гомофобным президентом Бразилии Жаиром Болсонару, чтобы обсудить план (как выразился министр туризма страны) «изменить лицо туризма в Бразилии».В связи с этим ведущий архитектурный критик обвинил Ингельса в отсутствии морального компаса, и эта полемика, возможно, способствовала принятию вскоре после этого решения компании WeWork, занимающейся офисными помещениями, прекратить использование Ингельса в качестве своего главного архитектора. Я хотел бы поднять этот вопрос с ним, но публицисты его книги исключают это: нет прямой связи с Formgiving в отношении политики, как они заранее заявляют; «Пожалуйста, вычеркните вопрос из интервью». Однако Ингельс ранее высказывался по этому поводу: критика его визита в Болсонару, по его словам, была «чрезмерным упрощением сложного мира».

Он также отвергает критику деталей. Он ссылается на свой недавний музей часовой компании Audemars Piguet, спираль, покрытую травой, в швейцарской Юре. По его словам, при этом «трудно жаловаться на детали». «Дом 8» был «очень недорогим проектом. Это было закончено в разгар самого большого финансового кризиса в моей жизни. Все затраты, которые можно было снизить, были уменьшены ».

Вероятно, ясно, что я тот, кого лорд Ридли мог бы назвать БОЛЬШОЙ тёплый человек. Я считаю, что многое теряется в беззаботном отказе Ингельса от сложного и частного.Но тем из нас, кто скривит губы и морщит носы, следует ответить на его вызов. Такой проект, как CopenHill, привлекает почти всех непрофессионалов, которые видят его, как, вероятно, и Dryline в Нью-Йорке. Что могут предложить им более привередливые существа?

БОЛЬШОЙ. Бьярке Ингельс Групп. TASCHEN Книги

Bjarke Ingels — большая, смелая и барочная архитектура, объединяющая полезности с инновационным видением и создавая, по его собственным словам: « прагматичную утопическую архитектуру .”Золотой мальчик датской архитектуры основал свою собственную фирму BIG , или Bjarke Ingels Group, в 2005 году и известен своими девелоперскими проектами городского жилья . Основанный в Копенгагене, многие из его новых зданий были построены здесь. Дом 8, состоящий из трех разных типов жилых домов, образующих цифру 8, которую можно перемещать; Superkilen , общественный парк, спроектированный в сотрудничестве с группой художников Superflex; и серия из пяти открытых бассейнов, Islands Brygge Harbour Bath, все они находятся в Копенгагене, Дания.

Компания TASCHEN в сотрудничестве с BIG Architects создала архитектурный комикс Да, значит больше. Archicomic по архитектурной эволюции ; монография-манифест новых концепций Большой группы для новой архитектуры, реализованные в простой, но сложной форме графического повествования. Вторая публикация TASCHEN с BIG — это Hot to Cold. Одиссея архитектурной адаптации , книга, в которой подробно рассматриваются примеры архитектурной адаптации в экстремальных условиях. Книга находилась рядом с выставкой, которая была представлена ​​в Национальном строительном музее в Вашингтоне и поднимает вопросы о том, как изменение климата в будущем потребует развития архитектуры .

Формжинг. Архитектурная история будущего , новая книга BIG (Bjarke Ingels Group) и последняя часть трилогии TASCHEN, — это дальновидная попытка взглянуть на горизонт времени, от Большого взрыва до самого далекого будущего. Том обращается к развитию интеллекта, устойчивости, коммуникации, миграции, архитектуры и дизайна, чтобы придать форму будущему миру, в котором мы хотим жить — прямо сейчас.

Квартиры Bumblebee Spaces в Bjarke Ingels ’The Smile NYC

Меняющие форму апартаменты в Bjarke Ingels ’The Smile

В новом жилом комплексе Bjarke Ingels New York City представлена ​​серия модульных, меняющих форму интерьеров квартир от Bumblebee Spaces

Отель The Smile расположен в Гарлеме Нью-Йорка, спроектирован Bjarke Ingels Group (BIG) и предлагает ряд новых жилых помещений в аренду.Резиденции в здании варьируются от открытых студий-лофтов до квартир с двумя спальнями, включая ряд квартир, оснащенных гибкой, меняющей форму мебелью дизайна от Bumblebee Spaces. В настоящее время система оснащена пятью квартирами, и в ближайшем будущем планируется увеличить их количество.

Улыбка: новое здание в Нью-Йорке от Бьярке Ингельса

Улыбка. Фотография: Пернилле и Томас Луф

Фасад здания на 126-й улице отличается плавно изогнутым дизайном и формой, напоминающей оскаленную ухмылку, что и дало структуре такое название.На Т-образном плане многофункционального комплекса расположена школа медсестер на уровне улицы с квартирами наверху (одна треть из которых — доступное жилье).

Фасад украшен панелями из шахматной доски, которые включают окна от пола до потолка в каждой квартире, выходящие на Восточный Гарлем в сторону Центрального парка, с дополнительными видами на реку Гарлем и Бронкс. Внутри кафельная стойка регистрации вдохновлена ​​фресками этого района. Удобства в здании включают фитнес-центр, общие лаунджи и рабочие места, а на крыше находятся гидромассажные ванны, бассейн и террасы с ландшафтными окрестностями.

Дизайн квартиры от Bumblebee Spaces

The Smile — первое здание в Нью-Йорке, предлагающее кинетическое жилое решение Bumblebee Spaces с рядом квартир, оснащенных эффективной модульной движущейся мебелью.

Разработанная в Сан-Франциско бывшими инженерами Apple и Tesla, модульная мебельная система Bumblebee призвана изменить функции комнаты, «используя кубическое пространство, а не полагаясь исключительно на квадратные метры». Благодаря сложной робототехнической системе модули, хранящиеся на потолке, можно опускать и поднимать по мере необходимости; Шмель может перемещать кровать, стол и единицы хранения с помощью приложений и систем голосового управления.

Спасибо за подписку на информационный бюллетень

Построенная на потолочной решетке и изготовленная из дерева, система может вместить несколько тонн, а ее интерфейс предназначен для каталогизации содержимого единиц хранения, поэтому определенные объекты можно вызывать через приложение. Таким образом, пространство может трансформироваться из гостиной в домашний офис в спальню в соответствии с потребностями человека и продолжать развиваться в течение дня. §

Как Bjarke Ingels Group перепроектирует Малайзийские острова для создания экологически безопасного будущего

Устойчивость, конечно же, была главным приоритетом для плана, и BIG хорошо подготовлен для решения этой задачи, предложив «Большой U», долгосрочный генеральный план для Нью-Йорка после урагана «Сэнди», а также концепция плавучего города, представленная в 2019 году и направленная на повышение уровня моря.Будущий кластер островов относительно защищен от цунами благодаря окружающей бухте, но последствия изменения климата представляют собой реальный риск; Ожидается, что к 2050 году подъем океана затопит прибрежные города, если его не остановить, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Поэтому дизайнеры включили обширную полосу береговой линии, которую можно со временем поднять (вместо морских дамб или барьеров). «Наш подход ко всем вопросам отказоустойчивости заключается не в том, чтобы наказать самих себя, а в том, чтобы добиться беспроигрышного варианта, когда мы создаем более желательное публичное пространство», — говорит Сигел.Команда разработчиков также приняла во внимание места обитания и создала наклонные мелководные участки, чтобы экосистемы и обитатели дикой природы могли мигрировать.

Цель безуглеродного будущего также пронизывает дизайн архипелага. Генеральный план призывает к тому, чтобы город был чистым, а это означает, что острова будут вырабатывать больше электроэнергии, чем они потребляют с помощью солнечных батарей и других возобновляемых источников энергии. Сами здания будут построены из низкоуглеродных материалов, таких как бамбук, малазийские породы дерева и зеленый бетон, изготовленный из переработанных материалов.Даже сами участки суши и уличные сети спроектированы с учетом пассивных принципов, ориентированных на преобладающие ветры, чтобы естественным образом охладить каждый район.

План предусматривает создание экологически чистых многофункциональных комплексов, включающих деловые районы, культурные объекты и зоны отдыха.

Цели

BiodiverCity могут быть амбициозными, но правительство штата Пенанг, которое заключило партнерские отношения с местным разработчиком, активно продвигает проект; Ожидается, что в следующем году на первом острове начнется мелиорация земель.Одна из самых больших проблем будет заключаться в разработке устойчивого метода строительства самих массивов суши. Традиционные виды рекультивации земель, такие как дноуглубительные работы и повторное отложение песка, по своей сути являются инвазивными процессами. На следующих этапах проекта команда дизайнеров надеется минимизировать площадь, занимаемую архипелагом, и будет изучать другие методы, такие как подъем конструкций на сваях или даже плавание некоторых частей. Другие препятствия — как и при любом развитии событий — могут быть политическими. Хотя проект реализуется в штате Пенанг, федеральное правительство Малайзии вынуждено бороться с последствиями продолжающегося скандала — масштабной схемы отмывания денег, которая этим летом приговорила бывшего премьер-министра Наджиба Разака к 12 годам тюремного заключения.

Несмотря на трудности, проект станет радикальным подтверждением концепции устойчивого развития. И поскольку мир продолжает бороться с COVID-19 — и рассматривает будущее, в котором пандемии станут нормой, — концепции, впервые внедренные в городских условиях, такие как BiodiverCity (среди них — проходимость и качественное открытое пространство), могут открыть путь вперед. Более того, отмечает Сигел, когда удаленная работа становится все более распространенной, люди могут начать выбирать, как и где им жить.«Для меня [лучшая особенность проекта] — это город, наполненный водой. Подумайте о том, какое особое место является Венеция или Амстердам, и как мало таких городов в мире », — говорит Сигель. «Мы действительно хотим создать здесь что-то подобное».

Датский архитектор Бьярке Ингельс о своем подходе к дизайну, Первая Нью-Йоркская комиссия и многое другое

Бьярке Ингельс имеет привычку рассказывать последние моменты своих архитектурных предков для всех, кто может их переварить: Антони Гауди сбил тележку на По пути в церковь в Барселоне Ле Корбюзье утонул в Средиземном море.Особый интерес для датского архитектора, чья непоколебимая ухмылка позволяет склонить голову к мрачности, представляют те концы, которые встретились в его приемном родном городе Нью-Йорке: Луи Кан, недавно вернувшийся из Индии, страдает сердечным приступом в мужской туалет на Penn Station; Стэнфорд Уайт снял ревнивый муж своей бывшей возлюбленной на крыше второго из четырех воплощений Мэдисон-Сквер-Гарден, которые ему довелось спроектировать.

«История Нью-Йорка — это бесконечное возрождение», — объясняет Ингельс.Мы сидим в паре стульев из неоновой шерсти в довольно неокрашенных офисах Bjarke Ingels Group, известной как BIG, которая в 2015 году перенесла свою американскую штаб-квартиру рядом с Уолл-стрит. (В компании работает около 400 человек в Нью-Йорке и Копенгагене.) «На то, чтобы , а не на закончить это офисное пространство, потребовалось столько времени, сколько потребовалось для строительства Эмпайр-стейт-билдинг, — продолжает он, — что говорит вам о том, какой поразительный прогресс мы Сделано в строительстве в прошлом веке ». Вокруг нас молодые люди с густой бородой и молодые женщины в массивных очках, футболках и плоских черных кроссовках смотрят на гигантские экраны и шепчут друг с другом, в то время как за окнами разнообразные тома Нью-Йорка представляют собой великолепное зрелище: высокий модернизм One Liberty Plaza, неоготические башни Woolworth Building, Статуя Свободы, выглядывающая из тумана за ними.«Легко переосмыслить и увидеть жизнь как свой личный фильм, в котором вы играете главную роль, но это удивительное время», — говорит Ингельс, его волосы каштановые, наэлектризованные на вид шокирует Уорхола.

Действительно удивительно, что Ингельс, переехавший в Нью-Йорк в 2010 году, теперь имеет больше контроля над следующей версией горизонта города, чем любой другой человек. 44-этажный жилой дом Via 57 West, состоящий из 709 квартир, призматическая форма которого из стекла и стали открывается на реку Гудзон подобно жеоде, является первым и единственным выполненным заказом Ингельса в городе, но впереди еще долгая очередь.Офисное здание, предварительно названное Спираль, состоящее из серии восходящих минипарков, которые образуют продолжение Хай-Лайн, должно начать строительство в конце этого года, если они найдут якорного арендатора, наряду с гостиницей в районе Митпэкинг и жилым домом. комплекс в Восточном Гарлеме. Два крупнейших проекта Ingels в Нью-Йорке связаны с местными трагедиями, 11 сентября и ураганом «Сэнди». BIG спроектировала 2 Всемирного торгового центра (хотя его якорные арендаторы, 21st Century Fox и News Corp., что означает, что проект ожидает нового благодетеля), а также десятимильную инфраструктуру защиты от наводнений в центре города, известную как BIG U. Его производительность особенно примечательна тем, что Ингельсу 42 года. просто малыш в традиционном ползучем жизненном цикле архитектуры. (Примите во внимание, что Фрэнку Гери было 78, когда было завершено его первое здание в Нью-Йорке.)

«В некотором смысле, быть против чего-то почти означает быть последователем наоборот», — говорит Ингельс, который в 2009 году опубликовал своего рода манифест в комиксе. Книжная форма с оживленным названием Yes Is More .«Это самый безопасный выбор. Быть утвердительным невероятно сложно, и вас будут обвинять в самых разных вещах. Вы всегда слышите, как архитекторы жалуются на то, что их блестящая идея была разбавлена ​​компромиссом. Мой подход к архитектуре на самом деле состоит в том, чтобы попытаться, как в дзен, или как в айкидо, превратить силу вашего врага в вашу собственную.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *