Архитектура будущего рисунки: D0 b0 d1 80 d1 85 d0 b8 d1 82 d0 b5 d0 ba d1 82 d1 83 d1 80 d0 b0 d0 b1 d1 83 d0 b4 d1 83 d1 89 d0 b5 d0 b3 d0 be картинки, стоковые фото D0 b0 d1 80 d1 85 d0 b8 d1 82 d0 b5 d0 ba d1 82 d1 83 d1 80 d0 b0 d0 b1 d1 83 d0 b4 d1 83 d1 89 d0 b5 d0 b3 d0 be

Содержание

Архитектура будущего | Предания и легенды

Первое что ассоциируется с Китаем это драконы. Удивительный концепт архитектурного проекта Sity подразумевает сооружение конструкции в форме извивающегося дракона. Возможно в будущем конструкция будет возведена в центре Шанхая. Под драконом будут протекать искусственный реки и разбит парк для отдыха.

Дом с травяным фасадом

С развитием городов и стремительным ростом человеческой популяции, возникает проблема сохранения природных зон. Вариантом частичного решения проблемы может стать строительство особых домов и других зданий, фасады которых будут покрыты растительностью.

Футуристический мост в Корее

Мосты являются не менее важными архитектурными сооружениями. Архитектура будущего предполагает наличие мостов не только для соединения одной территории с другой, но и как объекта для озеленения.

Такой мост протяженностью примерно 1 км. планируется возвести в Корее через реку Хан.

​Архитектура будущего

Вы наверняка в курсе, что наши совсем еще недалекие предки жили в домах, не превышающих 2-3 этажа в высоту, по большей части, в современных же домах 25 этажей это норма. А с точки зрения обилия коммуникаций и возможной функциональности современных квартир даже предыдущее поколение и представить себе подобного не могло. Что же ждет нас с вами через некоторое время?

Первыми свои варианты архитектуры будущего предлагали писатели-фантасты, иллюстрации фантазий которых дошли до нас, к сожалению, в очень малых объемах. Но, тем не менее, сохранились-таки отдельные рисунки, способные дать представление о том, каким виделось будущее в начале XX века. Такой стиль зовется нынче ретро-футуризм.

Архитектура будущего: лучшие проекты

Технический прогресс развивается сумасшедшими темпами. То, что еще десять лет назад казалось невозможным, уже сегодня — реальность! Невероятные картинки из произведений писателей-фантастов прошлого века для современных людей стали обыденностью и привычным делом.

Архитектура будущего постепенно входит в городские пейзажи. В этой статье мы предоставляем вашему вниманию самые крупномасштабные, амбициозные и лучшие архитектурные проекты.

Express Rail Link West Kowloon Terminus — футуристический и необычный проект железнодорожного вокзала, который был разработан в студии Aedas. Площадь его составит 430 тыс. кв.м. По задумке автора Эндрю Бомберга, он рассчитан на 15 путей для высокоскоростных поездов, соединяющих Гонконг и Пекин. По творческому замыслу автора, рельефная архитектура будущего вокзала будет менять свою высоту, тем самым открывая для посетителей панорамный вид на городские достопримечательности. Также планируется выполнить замену существующих путей, что значительно сократит время в дороге. По предварительным оценкам завершение реализации планируется в 2015 году. Расположен шедевр будет в Гонконге. И станет выполнять функцию масштабного узла связи, который будет играть роль знаковых ворот мегаполиса.

В 2011 году малазийская студия Sarly Adre Bin Sarkum представила проект подводного небоскреба The hO2+ scraper. Проекты, студии Sarly Adre Bin Sarkum неоднократно производили фурор . По словам разработчиков, данное сооружение будет полностью производить все, что необходимо для функционирования, самостоятельно. По форме здание напоминает конусообразную воронку с чередой биолюминисцентных щупальцев в нижней части и зелеными насаждениями в верхней. В надводной части комплекса расположены сельскохозяйственные сооружения и пастбища, которые будут обеспечивать жителей продуктами питания. Здесь же размещены биофабрики по производству кислорода для обеспечения помещений в подводной части, а так же ветряные электростанции. Также предусмотрено получение энергии от солнца и волн.

Стоит отметить, что архитектура будущего заключается не только в использовании необычных форм и материалов, смелых дизайнерских идеях, но и компиляции с достижениями науки и техники. Одной из последних тенденций и главной темой, которую архитекторы всего мира тщательно прорабатывают, является экологичность и забота об окружающей среде. А это и есть будущее!

Невероятная архитектура

Мы уже не раз писали о том, какие невероятные архитектурные проекты были построены не так давно, а также о тех, которые только будут построены в недалеком будущем.

Современная архитектура порой немало удивляет и поражает воображение, потому что сложно поверить в то, что это вообще можно построить. Предлагаем вам познакомиться еще с рядом архитектурных проектов будущего, некоторые из которых, впрочем, уже воплощены в жизнь.

 Хан Шатыр, Астана, Казахстан

Хан Шатыр – удивительное здание в виде шатра, которое вмещает развлекательно-торговый центр, расположенный в столице Казахстана, городе Астана. Этот проект уже можно называть проектом настоящего, так как он был завершен в 2010 году. Здание выступает не только в качестве торгового центра, но также и культурного центра страны, является местом социального взаимодействия между горожанами и приезжими. Огромный прозрачный шатер предлагает различные программы развлечений, включая бассейн, кинотеатры, концертные залы.

Волны Ханчжоу, Китай

Волны Ханчжоу – проект пятизвездочного отеля и офисного здания в городе Ханчжоу, Китай. Этот архитектурный комплекс включает два здания, которые дополняют друг друга. Здание гостиницы состоит из мелких кубов, которые, как детали конструктора Лего, громоздятся друг на друге, формируя ступенчатые террасы с растительностью.

Башня Полумесяц, Дубай

Конечно, Дубай не мог не попасть в этот список со своими невероятными архитектурными проектами как настоящего, так и будущего. Одному из самых богатых городов мира всегда есть чем похвастаться: роскошной архитектурой. Башня Полумесяц – архитектурный проект, строительство которого будет осуществлено на территории парка Забил, он является одним из объектов современного Дубая. В здании будет располагаться библиотека, конференц-залы, рестораны и другое, а также тут будет открытая смотровая площадка. Единственное, что все равно надо будет скрываться от песчаных бурь.

Медиацентр Нексус, ОАЭ

Нексус – еще один архитектурный проект будущего Арабских Эмиратов, образец невероятной футуристической архитектуры. В основном это будет здание для хранения информации, но в нем также будет расположен медиацентр, выставочные залы, офисы и даже квартиры с садами! Пожалуй, этот проект менее всего напоминает архитектуру.

Международный аэропорт, Пекин, Китай

Международный аэропорт китайской столицы Пекин поразит ваше воображение. Этот проект был завершен в 2009 году и был построен с целью обслуживать потребности города для предстоящей Олимпиады. Терминал этого аэропорта является самым крупным в мире и занимает 986 тысяч квадратных метров, как целый район города.

Архитектура будущего  это не только обтекаемые загогулины в духе Захи Хадид. AD выбрал несколько проектов последних лет, футуристических не по виду, а по сути.

 Дата-центр Bahnhof

Уход под землю не менее популярен у футуристов, чем устремление в космос.

В данном случае бюро Albert France-Lanord Architects  использовало уже существующее помещение  бункер времен Второй мировой войны, устроенный в гранитной скале в Стокгольме.

Источники: timerobots.ru, estetico.me, fb.ru, www.infoniac.ru, www.admagazine.ru, www.camps.ru

Самолеты будущего

Первый концепт представила компания «Lockheed Martin». По мнению специалистов компании именно так должны выглядеть самолеты будущего – необычные крылья из …


Легенды о созвездиях

В темную и безлунную ночь на небе вспыхивают сотни и тысячи звезд. Еще в древних государствах люди выделяли на небе …


Зрительное расширение пространства комнаты

Очень часто, увы, наше жилье просторно не настолько, как бы нам того хотелось. В связи с этим можно использовать несколько …


Цусимское сражение

Внезапное начало русско-японской войны ночной атакой кораблей 1-ой Тихоокеанской эскадры дало японцам возможность заполучить стратегическую инициативу и превосходство над русскими . ..


Зыбучие пески

Немало историй рассказано о них. Многие наслышаны, мало, кто видел. И совсем единицам реально известно об их опасности. А …


Теплозащитные экраны Согда

Передвижной экран, снабженный колесами для его перемещения. Предназначен для защиты от теплового излучения пожарных, выполняющих тушение пожара с помощью ручных пожарных …


Танталовы муки

Интересной темой для размышлений является фрагмент из «Одиссеи», где описываются Танталовы муки. Согласно версии Евгения Шутова, текст передает образное …


«КИЕВСКАЯ ПЛОЩАДЬ» ПОДВЕЛА ИТОГИ КОНКУРСА ДЕТСКИХ РИСУНКОВ — Строительные СНИПы, ГОСТы, сметы, ЕНиР,

Группа компаний «Киевская площадь» выбрала победителей и призёров конкурса детского рисунка, который был объявлен холдингом в начале лета, ко Дню защиты детей. Участниками творческого состязания, посвящённого городу будущего, стали ребята в возрасте от 5 до 17 лет. Большинству конкурсантов удалось отлично проявить себя, а холдинг получил уникальную возможность познакомиться с детским взглядом на градостроительство, который обязательно будет учтён при реализации будущих проектов.

В оргкомитет конкурса присылали рисунки, видеоролики или анимацию на темы:

Мой любимый город;
Архитектура будущего;
Россия – моя родина.

Победителями конкурса «Город будущего» стали:

Лаврентьев Александр 2015 г.р. (видео/анимация «Город Лего»)
Лаврентьев Павел 2011 г.р. (видео/анимация «Автобусы в городе»)
Самойлов Михаэль 2010 г.р. (видео/анимация «Мой любимый город – Баку»)
Гугаева Ника 2009 г.р. (видео/анимация «Мой любимый город – Москва»)
Якубова Арзу, 2003 г.р. (видео/анимация «Мой любимый город — Баку»)
Терно Василиса 2015 г.р. (рисунок «Дом на природе»)
Юльчиев Даниэль 2015 г.р. (рисунок «Футболист и радуга»)
Михель Кристина 2014 г.р. (рисунок «Замок»)
Поздняков Дамир 2014 г.р. (рисунок «Россия – моя страна»)
Богословская Злата 2012 г.р. (рисунок «Дом мечты»)
Игнатьева Мария 2011 г.р. (рисунок «Город собачек на карантине»)
Строганова Екатерина 2011 г.р. (рисунок «Стадион»)
Арбатский Лев 2010 г. р. (рисунок «Храм»)
Иванычева Лилия 2010 г.р. (рисунок «Птицы и бабочки на лугу»)
Хрипченко Григорий 2010 г.р. (рисунок «Олени в городском парке»)
Лаврентьева Полина 2009 г.р. (рисунок «Космическая станция»)
Башкатов Пётр 2008 г.р. (рисунок «Город будущего»)
Богословская Кристина 2008 г.р. (рисунок «Москва – город для детей»)
Ероян Милена 2008 г.р. (рисунок «Девушка в парке»)
Ларина Евгения 2008 г.р. (рисунок «Дом и козы»)
Давидян Элина 2007 г.р. (рисунки «Солнечный день», «Набережная»)
Валентина Мамаева 2006 г.р. (рисунок «Отель в Азии»)
Мелехова Алиса 2003 г.р. (рисунки «Зимний город», «Монастырь»)

Победителям и призерам вручили ценные и памятные подарки от объектов Группы компаний «Киевская площадь»: торгово-развлекательного центра «Европейский», мебельных центров «Гранд» и «Гранд-ЮГ», многофункционального комплекса «Щелковский», Велозаводского рынка и Центрального рынка (корнер Brownie Mama).

Фото конкурса — https://www.instagram.com/p/CDOkSZUB4PX/
________________________________________________________________________
Группа компаний «Киевская площадь» является крупнейшим участником рынка коммерческой недвижимости в России. Входит в ТОП-100 крупнейших частных российских компаний. Компания основана Годом Нисановым и Зарахом Илиевым. С 2012 года они возглавляют рейтинг российских владельцев коммерческой недвижимости по версии журнала Forbes Russia.
Портфель активов «Киевской площади» объединяет ведущие проекты в сфере девелопмента, гостиничного и ресторанного бизнеса и имеет высокое социальное значение для Москвы. К ним относятся такие крупные объекты коммерческой недвижимости как спорткомплекс «Олимпийский», ТРЦ «Европейский», мебельный торговый комплекс «Гранд», Radisson Collection Hotel, Moscow (гостиница «Украина»), гастрономический квартал «ДЕПО», агрокластер «ФУД СИТИ» и др. Общая площадь коммерческой недвижимости группы компаний составляет более 3,75 млн. кв. м. На сегодняшний день в «Киевской площади» работает порядка 26 тыс. человек.

Итальянцы и русские: в ГМИИ выставка «Бумажная архитектура. Конец истории»

В ГМИИ им. Пушкина открылась выставка «Бумажная архитектура. Конец истории» — архитектурные рисунки, которые соединили Джованни Баттисту Пиранези и других итальянцев-классиков с советскими концептуалистами 1980-х.

«Бумажная архитектура» в ГМИИ им. Пушкина — компактная и аккуратно изготовленная выставка-диалог между проектами советских концептуалистов 1980-х и архитектурными фантазмами классиков итальянского искусства. Гравюры Джованни Баттисты Пиранези зарифмованы здесь с фантазиями художников и архитекторов Александра Бродского и Юрия Аввакумова. Последний, кстати, выступил и куратором выставки. И итальянцы, и русские тосковали по античности, пытаясь отгрохать новый мир на ее развалинах, но каждый по своей.

На первый взгляд кажется, что «бумажная архитектура» — это дань выпущенному на волю воображению, альтернатива архитектуре вообще. Это направление существует где-то между утопическими мечтами о городе будущего, оставшимися на бумаге из-за технической сложности или стоимости, и не прошедшими цензуру проектами-насмешками.

Итальянец-фантаст Джованни Баттиста Пиранези, с которого началась история «бумажной архитектуры» в XVIII веке, сумел построить только одно здание, но оставил после себя множественные серии архитектурных рисунков: мосты, ведущие в никуда, фантастические арки, колонны и переходы.

Его перегруженные деталями тюрьмы и античные развалины были гимном исторической коррозии: несмотря на тяжеловесность композиций, все здесь осыпается, как кружевная ткань из сгнивших ниток, шипит и разлагается.

Густая чернота на поверку оказывается не дымкой, а расползающейся по бумаге кляксой. В результате в праотцы Пиранези записали не только советские «бумажные архитекторы», но и сюрреалисты, графики-иллюзионисты во главе с Маурицем Эшером, а также авторы десятка кинематографических антиутопий — от «Метрополиса» до «Матрицы».

Помимо знаменитых темниц Пиранези в Пушкинском музее показывают мосты Пьетро ди Гонзаги, приглашенного князем Юсуповым в Санкт-Петербург, театральные декорации Джузеппе Бибиены и графику Джакомо Кваренги, который по указке Екатерины II построил Английский дворец в Петергофе, павильон в Царском Селе и летнюю резиденцию графа Александра Безбородко.

В России все началось в 1982 году, когда московские архитекторы Михаил Белов и Максим Харитонов получили первую премию на международном конкурсе «Дом-экспонат на территории музея ХХ века» — ее организовал японский журнал Japan Architect.

Они нарисовали проект жилища великана, которое из иллюстрации к Льюису Кэрроллу преобразовывалось в «умный дом» с гигантской скатертью, прикрывающей проход на второй ярус, и сжимающими стенами.

Не сумев стать частью империи советской, «бумажники» громоздили свои собственные.

Правда, им являлись не Пиранезиевы тюрьмы, а колумбарий для подлежащих сносу домов (Александр Бродский), погребальный небоскреб с возвышающимся над ним краном-крестом, постоянно достраивающим новые этажи (Юрий Аввакумов), и Красная площадь с двумя стоящими подряд мавзолеями (Александр Зосимов).

Они создали десятки невостребованных колизеев и парфенонов, тучные города-храмы — целую графическую вселенную, ставшую убежищем поколению советских архитекторов.

Главное в этих рисунках, как в сказке, — сама возможность превращения города в храм, небоскреба — в кладбище, а унылого советского жилмассива — в постсоциалистический город.

Последний Владимир Тюрин рисует как вывернутый наизнанку типовой спальный район, который мог бы привидеться Босху, живи он в 1980-е.

Все эти величавые архитектурные формы не вписались бы ни в советский жилищный проект, ни в разухабистую новорусскую застройку 1990-х. Сегодня они смотрятся как пыльная советская научная фантастика, принявшая форму графического романа, или как концептуальный рисунок в духе сюрреализма.

Эти истории захватывают сами по себе — и не только за счет усложненного архитектурного языка и очевидного издевательства над советским опытом, которое плавно переходит в любование им.

Вертикальное кладбище-небоскреб — это, по сути, готический собор, если бы его строил Хрущев.

Если Пиранези пел гимны Риму, в котором видел полуразложившееся кладбище культуры, то советские архитекторы превращали в руины вид за окном — современность.

В разговорах о «бумажной архитектуре» принято говорить о новом гуманном отношении к пространству — о том, что каждый изгиб, каждая арка становится глубоко личным переживанием автора. Самих «бумажников» представляют мечтателями, пытавшимися с помощью бесплодных фантазмов примириться с жизнью. Кажется, что этот выращенный в типовых советских квартирах романтизм не имеет ничего общего с реальностью. Однако в 2011 году Александр Бродский, например, создал свою знаменитую «Цистерну» — стерильное пространство реализовавшейся утопии: художник развесил подсвеченные изнутри и едва колышущиеся на искусственном ветру белые занавески внутри заброшенного подземного коллектора. Поэтому, возможно, рано куратор Юрий Аввакумов объявил, что «век бумаги как материала для архитекторов завершился».

Конкурс рисунков «Парк будущего».

В рамках приоритетного проекта «Формирование комфортной городской среды на территории Ивдельского городского округа на 2018-2022 годы» и Положения Администрации Ивдельского городского округа от 29.01.2018 «О проведении конкурса рисунков «Парк будущего!» сотрудниками межведомственной комиссии по обеспечению реализации приоритетного проекта принимались творческие работы образовательных учреждений в период с 29.01.2018 по 12.02.2018 на тему «Парк будущего». К рассмотрению комиссии был представлен 21 рисунок, в том числе 2 рисунка в виде проекта планировки парка в графическом варианте. Победителями конкурса стали 6 участников: Дунаева Дарья (МАОУ СОШ №3, 7-й класс), Евдокимова Полина (МАОУ СОШ №3, 7-й класс), Конышкина Виктория (МАОУ СОШ № 11), Серых Виктория (МАОУ СОШ №3, 10-й класс), Тимофеева Валерия (МАОУ СОШ №2, 7-й класс), Циглакова Дарья (МАОУ СОШ №3, 6-й класс). Все участники будут отмечены поощрительными призами, а победители — благодарственными письмами Главы округа и сувенирными призами. Администрация Ивдельского городского округа благодарит всех за принятое участие!

 

ПОБЕДИТЕЛИ:

Дунаева Дарья (МАОУ СОШ №3, 7-й класс)

 

Евдокимова Полина (МАОУ СОШ №3, 7-й класс)

 

Конышкина Виктория (МАОУ СОШ № 11)

 

Серых Виктория (МАОУ СОШ №3, 10-й класс)

 

Тимофеева Валерия (МАОУ СОШ №2, 7-й класс)

 

Циглакова Дарья (МАОУ СОШ №3, 6-й класс)

 

ПРИНЯВШИЕ УЧАСТИЕ:

Абашева Е. (МАОУ СОШ №3, 10-й класс)

 

Анямов А. (МАОУ СОШ №3, 7-й класс)

 

Бахтияров В. (СОШ №3, 7-й класс)

 

Вермишиян Е. (МАОУ СОШ №7)

 

Гладкова Е. (МАОУ СОШ №7, 5-й класс)

 

Козина Т. (МАОУ СОШ №2, 7-й класс)

 

Есаулкова Ю. (МАОУ СОШ №2, 7-й класс)

 

Константинов И. (МКОУ СОШ №21 8-й класс)

 

Николаев Н. (МКОУ СОШ №11, 8-й класс)

 

Пеликова К. (СОШ №3, 6-й класс)

 

Прокофьев М. (МКОУ СОШ №21, 7-й класс)

 

Рычихина Я. (МАОУ СОШ №2, 7-й класс)

 

Тосманова А. (СОШ №3, 9-й класс)

 

Шкурова А. (СОШ №3, 9-й класс)

 

Эндерс О. (СОШ №3, 9-й класс)

 

 

 

Москва | «Город будущего»: «Киевская площадь» подвела итоги конкурса детских рисунков

Группа компаний «Киевская площадь» выбрала победителей и призёров конкурса детского рисунка, который был объявлен холдингом в начале лета, ко Дню защиты детей. Участниками творческого состязания, посвящённого городу будущего, стали ребята в возрасте от 5 до 17 лет. Большинству конкурсантов удалось отлично проявить себя, а холдинг получил уникальную возможность познакомиться с детским взглядом на градостроительство, который обязательно будет учтён при реализации будущих проектов.

В оргкомитет конкурса присылали рисунки, видеоролики или анимацию на темы: 

  • Мой любимый город;
  • Архитектура будущего;
  • Россия – моя родина.
  • Победителями конкурса «Город будущего» стали:
  • Лаврентьев Александр 2015 г. р. (видео/анимация «Город Лего»)
  • Лаврентьев Павел 2011 г.р. (видео/анимация «Автобусы в городе»)
  • Самойлов Михаэль 2010 г.р. (видео/анимация «Мой любимый город – Баку»)
  • Гугаева Ника 2009 г.р. (видео/анимация «Мой любимый город – Москва»)
  • Якубова Арзу, 2003 г.р. (видео/анимация «Мой любимый город — Баку»)
  • Терно Василиса 2015 г.р. (рисунок «Дом на природе»)
  • Юльчиев Даниэль 2015 г.р. (рисунок «Футболист и радуга»)
  • Михель Кристина 2014 г.р. (рисунок «Замок»)
  • Поздняков Дамир 2014 г.р. (рисунок «Россия – моя страна»)
  • Богословская Злата 2012 г.р. (рисунок «Дом мечты»)
  • Игнатьева Мария 2011 г.р. (рисунок «Город собачек на карантине»)
  • Строганова Екатерина 2011 г.р. (рисунок «Стадион»)
  • Арбатский Лев 2010 г.р. (рисунок «Храм»)
  • Иванычева Лилия 2010 г.р. (рисунок «Птицы и бабочки на лугу»)
  • Хрипченко Григорий 2010 г. р. (рисунок «Олени в городском парке»)
  • Лаврентьева Полина 2009 г.р. (рисунок «Космическая станция»)
  • Башкатов Пётр 2008 г.р. (рисунок «Город будущего»)
  • Богословская Кристина 2008 г.р. (рисунок «Москва – город для детей»)
  • Ероян Милена 2008 г.р. (рисунок «Девушка в парке»)
  • Ларина Евгения 2008 г.р. (рисунок «Дом и козы»)
  • Давидян Элина 2007 г.р. (рисунки «Солнечный день», «Набережная»)
  • Валентина Мамаева 2006 г.р. (рисунок «Отель в Азии»)
  • Мелехова Алиса 2003 г.р. (рисунки «Зимний город», «Монастырь»)
  • Победителям и призерам вручили ценные и памятные подарки от объектов Группы компаний «Киевская площадь»: торгово-развлекательного центра «Европейский», мебельных центров «Гранд» и «Гранд-ЮГ», многофункционального комплекса «Щелковский», Велозаводского рынка и Центрального рынка (корнер Brownie Mama).

     

    Фото конкурса — https://www.instagram.com/p/CDOkSZUB4PX/

    ________________________________________________________________________

    Группа компаний «Киевская площадь» является крупнейшим участником рынка коммерческой недвижимости в России. Входит в ТОП-100 крупнейших частных российских компаний. Компания основана Годом Нисановым и Зарахом Илиевым. С 2012 года они возглавляют рейтинг российских владельцев коммерческой недвижимости по версии журнала Forbes Russia. 

    Портфель активов «Киевской площади» объединяет ведущие проекты в сфере девелопмента, гостиничного и ресторанного бизнеса и имеет высокое социальное значение для Москвы. К ним относятся такие крупные объекты коммерческой недвижимости как спорткомплекс «Олимпийский», ТРЦ «Европейский», мебельный торговый комплекс «Гранд», Radisson Collection Hotel, Moscow (гостиница «Украина»), гастрономический квартал «ДЕПО», агрокластер «ФУД СИТИ» и др.  Общая площадь коммерческой недвижимости группы компаний составляет более 3,75 млн. кв. м. На сегодняшний день в «Киевской площади» работает порядка 26 тыс. человек. 

     

    Источник фото: Киевская площадь

    Новости соседних регионов по теме:

    Расскажи о себе, Ейск!

    Друзья, 15 августа — День нашего любимого города. С июля стартовал городской конкурс по различным номинациям: «Песен о Ейске с видеороликами», рисунков «Город моей мечты — город будущего», фотографий «Селфи с любимым городом».
    15:19 28.07.2020 Администрация г. Ейска — Ейск

    Каникулы-2020.

    Арсеньевцы, проведём лето вместе! (Видео)

    Детская видео-передача «Детское время» уже стала любимой передачей арсеньевских детей.
    14:45 28.07.2020 Арсеньевские Вести — Арсеньево

    Архитектура будущего — Вспомнить, подумать… — LiveJournal


    Заха Хадид на фоне спроектированного ею музея транспорта в Глазго

    Заха Хадид — лауреат Притцкеровской премии (аналога Нобелевской в архитектуре), первая женщина и мусульманка, получившая её, обладательница титула Дамы-Командора ордена Британской империи. Заха Хадид скончалась 31 марта 2016 года от сердечного приступа, но её работы остаются одними из самых ярких в истории современной архитектуры.
    Заха Хадид родилась в Багдаде 31 октября 1950 года в семье промышленника, одного из основателей Национальной Демократической партии Ирака, представителя ориентированной на Запад крупной буржуазии. Уже в 11 лет она решила, что хочет стать архитектором. Сначала Заха получила математическое образование в Американском университете в Бейруте. Но в 1972 году отправилась в Великобританию, чтобы поступить в школу Архитектурной ассоциации в Лондоне. Там ее преподавателями были Рем Колхас и Элиа Зенгелис.
    Сильное влияние на нее как архитектора оказал русский архитектурный авангард 1920-х годов и творчество Казимира Малевича, но ее творческий язык остается ярко оригинальным. Колхас назвал ее «планетой на своей собственной орбите». Зенгелис считал ее самым талантливым человеком, который когда-либо у него учился.
    В 1977 она проработала полгода в мастерской Рема Колхаса ОМА, в 1979 основала в Лондоне собственное бюро Zaha Hadid Architects. Со своим оригинальным и бескомпромиссным подходом к творчеству Хадид не могла заниматься мелкими заказами для частных лиц, поэтому она осталась преподавать в Архитектурной Ассоциации (до 1987), продолжая проектировать и участвовать в конкурсах.
    Ее проект клуба «Пик» (1983) на холме над Гонконгом, победивший в крупном международном конкурсе, привлек к Хадид внимание общественности, но остался нереализованным, так как заказчик обанкротился. В 1994 Хадид получила широкую известность в Великобритании, выиграв конкурс на проект оперного театра в Кардиффе, но застройщик под влиянием общественного мнения, после полутора лет конфликтов, отказался от проекта, испугавшись оригинальности архитектурного решения. Эти и другие проекты принесли ей победу в престижных архитектурных конкурсах, интерес, а затем и популярность среди профессионалов, но остались на бумаге. Во многом, из-за неготовности заказчиков принять её нестандартный и оригинальный дизайн.
    Первым реализованным проектом Хадид стала пожарная часть компании Vitra в Вайле-на Рейне (1991-1993), Германия.


    Vitra Fire Station | Germany © RIM Creation

    Ситуация кардинально изменилась в 1999, когда началось строительство Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати, США. С этого момента Хадид стали приглашать для работы в разных странах мира.


    Центр современного искусства Розенталя в Цинциннати, 2003 © Roland Halbe

    Живопись и рисунки Захи Хадид многократно экспонировались во многих странах мира. Работы Хадид входят во многие музейные собрания, в частности МoМА и Немецкого Музея архитектуры во Франкфурте-на-Майне (DAM).
    Личная жизнь Хадид никогда прилюдно не обсуждалась. Известно лишь, что она жила в историческом районе Лондона Кларкенуэлл неподалеку от офиса, а ее дом представлял собой хирургически чистое пространство, заставленное авангардной мебелью. Заха называла себя мусульманкой. Она ушла из жизни 21 марта 2016 года, в госпитале в Майами, где лечилась от бронхита. Но она оставила своё представление о городах будущего.

    Вот несколько реализованных проектов Захи Хадид.

    Великобритания, Оксфорд, 2015


    Корпус Investcorp Центра Ближнего Востока Колледжа Сент-Энтони Оксфордского университета © Luke Hayes

    Италия, Салерно, 2016. Морской терминал в Салерно


    Морской терминал в Салерно © Hélène Binet

    Китай, Гуанчжоу, 2016. Комплекс Guangzhou Infinitus Plaza


    Комплекс Guangzhou Infinitus Plaza © Zaha Hadid Architects

    Бельгия, Антверпен, 2016. Здание администрации порта Антверпена


    Здание администрации порта Антверпена © Hélène Binet

    В непосредственной близости от Москвы в подмосковном элитном поселке Барвиха тоже есть творение Захи Хадид, принадлежащее Владиславу Доронину. Дом под названием Capital Hill Residence в виде космического корабля построили в экостиле — смеси современных технологий с природными формами. Дом расположен в отдалении от соседних особняков посреди соснового бора. Его площадь 2 650 кв. м. В двух 22-метровых башнях расположены спальни и детские комнаты. В подвале находится финская сауна, хамам, русская баня, зал для занятий фитнесом и гостевая комната.


    Частный особняк в Барвихе, Россия

    Саудовская Аравия, Эр-Рияд, 2017. Центр изучения и исследования нефти имени короля Абдаллы


    Центр изучения и исследования нефти имени короля Абдаллы © Hufton+Crow

    Словакия, Братислава, 2017. Комплекс Sky Park


    Комплекс Sky Park © Penta Investments

    Италия, Афрагола, 2017. Вокзал скоростной железной дороги Неаполь — Афрагола


    Вокзал скоростной железной дороги Неаполь-Афрагола © Jacopo Spilimbergo

    Горный музей Месснера — Corones. Италия, 2015


    Горный Музей Месснера – Corones © Inexhibit

    Возведенный в 2013 году Центр Гейдара Алиева — это современный культурный центр, ставший новым символом Баку и всего Азербайджана. Он представляет собой комплексное сооружение, которое включает аудиториум, музей, концерт-холл, выставочные залы и административные офисы.


    Центр Гейдара Алиева, Баку, Азербайджан

    Музей транспорта Риверсайд в Глазго изначально планировалось открыть в 2009 году, но строительство было приостановлено из-за кризиса, и с начала закладки до открытия прошло 7 лет.


    Музей транспорта Риверсайд в Глазго

    В 2015 году в Москве на Шарикоподшипниковской улице, дом 5, было построен офисное здание по проекту Захи Хадид.


    Бизнес-центр Dominion Tower © Hufton + Crow

    Павильоны Бернхема в Чикаго стали данью памяти известному американскому градостроителю Дэниэлю Бернхему. Внутри демонстрировались аудио- и видеоинсталляции, показывающие развитие Чикаго, из прошлого в будущее.


    Павильоны Бернхема в Чикаго, США

    Проекты Захи Хадид в процессе реализации

    Стадион в портовом городе Аль-Вакра, Катар, будет частью грандиозного строительства на площади 585 000 кв. м. Его вместимость 40000 зрителей, при этом верхний ярус стадиона будет съемным, что позволит уменьшить вместительность в два раза после окончания чемпионата.


    Футбольный стадион 2022, Катар

    А вот в столице Саудовской Аравии построят станцию метро из золота. По словам Захи, работая над проектом, она вдохновлялась дюнами Саудовской Аравии, плавные контуры которых она постаралась придать и самой станции. Там также применят новую систему пропуска пассажиров, которая должна помочь избежать давки в часы пик.


    Золотая станция метро в Эр-Рияде, Саудовская Аравия

    В Сербии комплекс апартаментов, офисов и пространства для отдыха, расположенный на заброшенной территории старой текстильной фабрики, призван стать новым знаковым объектом Белграда. Кроме перечисленных выше программ, предлагаемый комплекс включает также пятизвездочный отель, конгресс-центр, галереи и магазины, а также подземный паркинг для гостей и жителей города


    Многоцелевой комплекс Beko Masterplan в Белграде, Сербия

    Дом на Манхэттене будет в виде буквы L, а его внутренний угол будет выстроен зигзагом, который разграничит две части постройки. На 11 этаже будут находиться 37 квартир площадью до 510 квадратных метров и высотой потолков более 3 метров. В доме также будет находиться спа-центр, сад и крытый бассейн.


    Жилой дом в Манхэттене, США

    Новый университет в Гонконге призван стать архитектурным ориентиром. Он будет представлять из себя комплекс учебных и научно-исследовательских лабораторий. Бесшовная архитектура здания символизирует динамику развития настоящих и будущих достижений и производит впечатляющий визуальный эффект.


    Политехнический университет в Гонконге, Китай

    В Бонне студия взялась за улучшение существующего здания немецкого архитектора Зигфрида Вольске. Работа Хадид содержит два прозрачных фасада, обращенных к реке. Вокруг здания запланировано строительство террас, где будут проводиться спектакли на свежем воздухе.


    Фестивальный комплекс имени Бетховена в Бонне 2020, Германия

    Здание в Макао, Китай, состоит из двух башен, соединенных на уровне подиума и крыши, с несколькими дополнительными мостами посредине. Отель общей площадью 150 000 квадратных метров состоит из 780 номеров, сьютов и пентхаусов, конференц-холлов, игорных залов, лобби, ресторанов, спа-центра и бассейна под открытым небом. Полюбоваться видом на Макао, открывающимся с башни, можно из панорамных лифтов. Строительство отеля началось в 2013 году.


    40-этажный отель в Макао, Китай

    Ансамбль из «большого театра», музея современного искусства и «малого театра» (многофункционального зала) появится на берегу озера Мэйсиху в городе Чанша, Китай. Три объема расположатся на просторной «плазе», которую дополнит углубленный «двор» с ресторанами и магазинами.


    Международный центр культуры и искусства Чанша, Китай

    Высокие небоскребы призваны стать новым бизнес-центром Дубаи. Как и полагается зданиям такого масштаба, здесь будут умещаться офисы, гостиница и торговый центр.


    Небоскребы Signature Towers в Дубае, ОАЭ

    21-этажное здание в Абу-Даби высотой в 93 м представляет собой гигантский куб с полостью внутри, который, кажется, парит над землей. Оно оснащено уникальной подсветкой, за счет чего выглядит абсолютно по-разному в ночное и дневное время. Днем куб полый, а ночью это пространство заполняется светом.


    Opus Office Tower в Абу-Даби, ОАЭ

    Новый олимпийский стадион Токио будет построен на месте прежнего стадиона, известного по Олимпиаде 1964 года, и станет главным олимпийским объектом страны восходящего солнца. Он рассчитан на 80 тыс. человек, а его площадь составит 290 000 кв. м. Завершение строительства запланировано на 2018 год.


    Олимпийский стадион в Токио 2020, Япония
    Источники: archi. ru, marieclaire.ua, www.adme.ru
    Фото, у которых не указан источник, www.adme.ru

    Jonathan Bell Ellie Stathaki The new modern house Redefining functionalism

    В новой книге архитекторов и издателей профессиональных журналов по архитектуре Джонатана Белла и Элли Статаки представлены самые передовые проекты последних лет. Креативные решения, неожиданное применение ультрановых и переработанных материалов, умелое использование ландшафта и бережное отношение к природной среде – все это в проектах домов из различных стран мира, от Франции и Германии до Японии. Авторы рассказывают о том, как совместить функциональность и добротность, строгую эстетику и энергоэффективность. Фотографии, архитектурные модели, рисунки и чертежи позволят вам в деталях рассмотреть каждую концепцию и решение архитектора. Вы узнаете также, в каком направлении движется современная мировая архитектура жилых зданий, какие дома будут строить завтра, какие материалы использовать, какие задачи встанут перед архитекторами, идущими в ногу со временем.

    Данная книга  рассказывает о неофункциализме в архитектуре жилища. Проекты, проиллюстрированные на ее страницах, содержательны и прогматичны, они всегда современны и в тоже время не ограничиваются стилистическими условностями или эстетическими стереотипами. Функционализм — основа любой архитектуры.

    Коттеджи Dig House (дом Биг-диг) архитектурное бюро Single Speed Design США

    Архитектурное бюро Single Speed Design выбрало новое определение функционализма, когда дело коснулось Big Dig House, построенного в  2006 году. Этот семейный дом в городе Лексингтон, штат Массачусетс, был создан с использованием промышленных и  архитектурных отходов с  бостонского Big Dig  — проекта стоимостью в  миллиарды долларов, целью которого было перенаправить маршрут движения основных городских артерий за город, чтобы изменить наследие послевоенного городского планирования. Одним из  главных критических замечаний, выдвинутых проекту Big Dig, являлась его колоссальная стоимость. Проект включал в себя удаление значительной части автомагистрали на  эстакаде, которую планировалось передвинуть на всем протяжении работ, плюс огромное количество строительных материалов, в  основном стали и  бетона, подлежало уничтожению (а это в общей сложности сотни тысяч тонн отходов).
    Студия Single Speed Design, основанная Джинхи Парк и Джоном Гоном ( Jinhee Park, John Hong), рассматривает устойчивость в  качестве своего основного значения, подход, который «по своей природе основан на нахождении решения, как минимизировать использование материалов и энергии и максимизировать производительность». Проект Big Dig House продемонстрировал, как отходы всех типов и  качества могут сформировать основу инновационной и  экологичной архитектуры.
    Дом был спроектирован в сотрудничестве с клиентом Полом Педини, инженером-строителем, работавшем на реконструкции шоссе. Педини увидел потенциал материалов, которые ему было поручено убрать, и смог перевезти 270 000 килограммов (600 000 фунтов) отходов со свалки на этот зеленый участок.
    Начиная от переработанных материалов, для фундамента, до  большепролетных стальных балок, которые используются заново как крепкая внешняя конструктивная система, проект стал переделкой традиционного американского дома, рассматриваемого сквозь призму модернизма середины века, а затем пересмотренного заново с учетом доступных материалов.
    Основными элементами, использующимся повторно, являются конструкции с  выветренной и  потертой сталью и  бетонными секциями с  автомагистрали 93, которые преобразуются в полы и крыши.
    Экономия времени и затрат сократили бюджет примерно на 25 процентов по сравнению с «новым строительством», хотя это в значительной степени произошло благодаря привилегированному доступу клиента к «сокровищнице» материалов.
    Big Dig House выглядит как промышленный объект. Сталь, пригодная для строительства автомагистрали, и плиты слишком масштабны для дома, но в то же время создают определенную монументальность в  больших интерьерах, занимающих два этажа, где отполированные бетонные полы противопоставляются открытым двутавровым балкам и балюстрадам и лестницам промышленного типа. Огромные куски стали формируют основные поддерживающие плиты перекрытия, которые связаны с типовыми компонентами. Большое пространство крыши обеспечивает много места для сада на крыше, а промышленное происхождение деталей благодаря деревянной облицовке и  жалюзи даже 
    создает домашний уют.
    Дизайн направлен на то, чтобы минимизировать потребление энергии благодаря сбору дождевой воды, хорошей теплоемкости и  эффективному обогреву пола. 
    В  результате получился проект, который выходит за  пределы своего промышленного происхождения, хотя и  сохраняет некоторую ностальгию о  городской магистрали. Архитекторы заинтересованы не  только в  уже использованных материалах при строительстве жилых зданий, они предпочитают думать в более широких масштабах и выискивать новые общественные здания, где можно применить постоянный приток сырья, порождаемый крупными нфраструктурными проектами.

    Содержание
    Введение в неофункционализм
    Загородные дома
    Permanent Camping (Проект кемпинга) архитектурное бюро Casey Brown Architecture’s, австралия
    HOUSE RR (дом RR) архитектурное бюро Andrade Morettin Arquitectos, Бразилия
    CASA FOSC (дом Фоск) архитектурное бюро Pezo von Ellrichshausen Architects, Чили
    MAISON а 100,000 EURO (дом за 100 000 евро) архитекторы алдрик Бекманн и Франсуаза н’Тепе, Франция
    BLACK HOUSE (Черный дом)  архитектурное бюро Tank Architectes, Франция
    MAISON INDIVIDUELLE MONTBERT (Частный дом на одну семью в Монбере) архитектор Ксавье Фуке, Франция
    STEVENS HOUSE (дом Стивенса) Проект доминика Стивенса, ирландия
    ELEMENT HOUSE (дом стихий) архитектурное бюро Rintala Eggertsson Architects, Южная Корея 

    CASA TÓLÓ (дом Толо) архитектор альваро Лейте Сиза Виейра, Португалия 
    CASA EM AZEITаO (дом в азейтао) архитектурное бюро Atelier Central Arquitectos, Португалия 
    CASA NO GERÊS (дом в жереш) архитектурное бюро Correia Ragazzi Arquitectos, Португалия
    LA RUINA HABITADA (дом-руина) архитектор Хесус Кастильо Оли, испания
    CASA EN EL CAMPO (дом в деревне) архитектурное бюро Juan Herreros Arquitectos, испания
    GRIMETON NATURE RESERVE BUILDING (Здание природного заповедника) архитектурное бюро Strata Arkitektur, Швеция
    HOUSE MÜLLER GRITSCH (дом Мюллер — Гритша) архитектурное бюро Andreas Fuhrimann Gabrielle Hächler Architekten Швейцария
    MOUNTAIN CHALET (Горное шале)  архитектурное бюро EM2N Architekten, Швейцария 
    HOUSE IN BRIONE (дом в Брионе)  архитектурное бюро Wespi de Meuron Architekten, Швейцария
    BUTTERWELL FARMHOUSE (Баттервельский фермерский дом)  архитектурное бюро Charles Barclay Architects, Великобритания
    PROVIDENCE CHAPEL (Часовня Провидения Господня)  архитектурное бюро Jonathan Tuckey Design, Великобритания 
    WILLIAMS CABIN (домик Уильямса) архитектурное бюро Stephen Atkinson Architecture, СШа
    C-I HOUSE (дом С-I)  архитектурное бюро Paul Cha Architect, СШа

    Коттеджи
    PA1 HOUSE IN ZURNDORF (дом в Цурндорфе)  архитектурное бюро Popelka Poduschka Architekten (PPAG), австрия
    LENAERTS-THIJS HOUSE (дом Ленарта Тэс)  архитектурное бюро Broekx-Schiepers Architects, Бельгия
    SINGLE-FAMILY HOUSE (дом на одну семью) архитектурное бюро Kamil Mrva Architects, Чешская республика
    MIRROR HOUSE (Зеркальный дом) архитектурное бюро Philippe Gazeau Architecte, Франция
    BOLD HOUSE (Смелый дом) архитектор Томас Бендель, Германия 181 9×9 HOUSE (дом 9×9) архитектурное бюро Titus Bernhard Architekten, Германия
    SILENT HOUSE (Тихий дом)  архитектурное бюро Takao Shiotsuka Atelier, Япония 
    PRIVATE HOUSE ARHIS (Частный дом архис) архитекторы андрис Кронбергс и Барбара абель, Латвия
    WOLZAK HOUSE (дом Волзак) Бюро SeARCH, нидерланды
    TRIANGLE HOUSE (Треугольный дом) архитектурное бюро JVA, норвегия
    STUDIOHOUSE (дом-студия) архитектурное бюро Degelo Architekten, Швейцария 
    COMPRESSED STRAW HOUSE (дом из спрессованной соломы)  архитектор Феликс иерусалим, Швейцария
    FARADAY HOUSE (дом Фарадея)  архитектурное бюро Thomas Jomini and Jomini Zimmermann Architects, Швейцария
    SPARROW HOUSE (Воробьиный дом)  архитектурное бюро BBM Sustainable Design, Великобритания
    XS, S, M, L HOUSES (дома разных размеров) UNI Architects, СШа
    BIG DIG HOUSE (дом Биг-диг)  архитектурное бюро Single Speed Design, СШа
    ONE WINDOW HOUSE (дом с одним окном)  архитекторы Оливер Туран и дебора ричмонд, СШа

     

    10 чертежей, изменивших архитектуру

    Подпишитесь, чтобы быть в курсе, когда откроется следующий конкурс One Drawing Challenge. Обязательно ознакомьтесь с остальными выдающимися победителями и рекомендованными работами этого года.

    Архитектурный рисунок — это акт общения. Создавая как видение того, что могло бы быть, так и детализируя технические отношения проектирования и строительства, архитекторы используют чертежи как способ исследовать, выражать и делиться своими идеями.В лучшем случае рисунки могут рассказать нам что-то новое об архитектурном сооружении или пространстве и даже рассказать повествование о его жителях и более широком социальном и культурном контексте места.

    Вот в чем суть One Drawing Challenge. Глобальный конкурс идей Architizer, который в настоящее время открыт для заявок с окончательным сроком подачи заявок , 20 августа 2021 года, , ставит простой, но провокационный вопрос: можете ли вы рассказать яркую историю об архитектуре с помощью одного рисунка? Нажмите кнопку ниже, чтобы начать работу над отправкой:

    Примите участие в испытании одного рисунка

    Если посмотреть на историю, рисунки использовались на протяжении тысячелетий как способ представить новые реальности и переосмыслить мир вокруг нас. Но они также изменили саму архитектуру. Когда они были завершены, следующие 10 рисунков отражали радикально новые архитектурные теории, открывая концепции, которые будут играть ключевую роль в диалоге между профессионалами на долгие годы.

    Когда вы обдумываете, какие из ваших рисунков представить для участия в первом конкурсе One Drawing Challenge, вдохновляйтесь одними из самых влиятельных рисунков за последние 250 лет:

    Пиранези, Офорт из серии: Воображаемые тюрьмы

    Серия тюрем Пиранези, 1750

    В живописи каприччио — это произведение, в котором придумывается часть или весь предмет, и обычно фокусируется на архитектуре.Стиль каприччио развивался как вид искусства в Венеции начала восемнадцатого века под влиянием итальянского театра. Каприччио не предназначено для представления реальности, а скорее для того, чтобы предоставить зрителю интересный образ, основанный на реальности. Джованни Баттиста Пиранези (1720–1778) был итальянским художником, наиболее известным благодаря сотням офортов, включая виды Рима, Помпеи и его серию «Le Carceri d’Invenzione» или «Воображаемые тюрьмы».

    Пиранези создал вариацию на тему каприччи, полностью основанную на его воображении, а не на хорошо известных памятниках.Тюрьмы были опубликованы в 1750 году, и примерно десять лет спустя он переработал и переиздал их. Опираясь на его театральный опыт, эти сцены вызывали в воображении вымышленный мир непосредственно из разума художника и могли рассматриваться как предзнаменование современных концептуальных визуализаций.

    Кенотаф для Ньютона Этьена-Луи Булле

    Кенотаф для Ньютона Этьена-Луи Булле, 1784

    Этьен-Луи Булле отверг витрувианское представление об архитектуре как об искусстве строительства, написав, что «для того, чтобы воплотить в жизнь, необходимо прежде всего представить… Этот продукт ума, этот процесс творчества составляет архитектуру…» .Булле продвигал идею сделать архитектуру выражающей свое предназначение. Он создал видение кенотафа в честь сэра Исаака Ньютона, которое, возможно, вдохновило многие будущие образцы монументальной архитектуры. Созданный с помощью серии рисунков тушью и стиркой, мемориал был одним из многочисленных рисунков, созданных им в конце восемнадцатого века, которые он включил в свой трактат «Архитектура», essai sur l’art.

    Предлагаемое здание представляет собой сферу высотой 500 футов, окруженную двумя большими плинтусами с сотнями кипарисов.Хотя здание так и не было построено, в 1784 году у Булле было много рисунков тушью и тушью, которые были широко распространены среди профессиональных кругов. Использование света в дизайне здания заставляет интерьер здания менять свой внешний вид днем ​​и ночью. Это легче всего понять в серии разделов, созданных Булле из кенотафа.

    Антонио Сант’Элиа | Ла Читта Нуова (1914)

    La Citte Nuova Антонио Сант’Элиа, 1914

    Антонио Сант’Элла был итальянским архитектором, известным своими дальновидными рисунками города будущего.В 1912 году он начал заниматься архитектурой в Милане, где стал участником футуристического движения. Между 1912 и 1914 годами он сделал много творческих рисунков и планов утопических городов. Группа этих рисунков, названная Città Nuova («Новый город»), была представлена ​​в мае 1914 года на выставке группы Nuove Tendenze, членом которой он был.

    Сотни сохранившихся рисунков Сант’Элии изображают различные виды высокомеханизированного и промышленно развитого города с небоскребами и многоуровневым движением транспорта.Коллекция этих рисунков находится в постоянной экспозиции на Вилле Ольмо, недалеко от Комо. Его работа исследует модернизацию через призму футуристов. В основе La Citta Nuova лежит оптимизм в отношении способности человечества изменить мир к лучшему с помощью инженерных разработок.

    Дом Dom-ino Ле Корбюзье, 1914-1915

    Дом Дом-Ино Ле Корбюзье, 1915

    Дом-Ино Дом — это строение открытой планировки, спроектированное как прототип для массового производства жилья.Название представляет собой каламбур, сочетающий в себе намек на домус (латинское слово «дом») и игру в домино. План этажа имел буквальное сходство с игровыми фишками, и единицы могли быть выровнены в ряд, образуя ряды рядных домов разного рисунка.

    Модель

    Корбюзье предлагала конструкцию, состоящую из бетонных плит, поддерживаемых минимальным количеством тонких железобетонных колонн по краям, с лестницей, обеспечивающей доступ к каждому уровню плана этажа. Каркас должен был быть полностью независимым от планов этажей, что давало свободу при проектировании внутренней конфигурации.В модели исключены несущие стены и опорные балки потолка. Чертеж и изображенный на нем дизайн легли в основу открытых планов и фасадов навесных стен, характерных для современной архитектуры.

    Ville Radieuse: Функционалистский план Ле Корбюзье для утопического «сияющего города»

    Ville Radieuse, Ле Корбюзье, 1924

    В 1920-х годах Ле Корбюзье потерял доверие к крупному бизнесу, чтобы реализовать свои мечты об утопии, представленные в Ville Contemporaine и Plan Voisin. Под влиянием идей линейного города Артуро Сориа-и-Мата и теорий синдикалистского движения он сформулировал новое видение идеального города — Ville Radieuse. Это была утопическая мечта объединить людей в упорядоченной среде как план социальной реформы.

    В отличие от радиального дизайна Ville Contemporaine, Ville Radieuse был линейным городом, основанным на абстрактной форме человеческого тела с головой, позвоночником, руками и ногами. В проекте сохранена идея многоэтажных жилых домов, свободного движения и обильных зеленых насаждений, предложенная в его более ранней работе.Как показано на его перспективном чертеже, жилые блоки были выложены длинными линиями, входящими и выходящими. Они были застеклены и подняты на пилотах, с террасами и беговыми дорожками на крышах.

    Plug-In City от Питера Кука, любезно предоставлено Archigram

    Plug-in City Питера Кука для Archigram, 1964

    Plug-in City — это мега-структура без зданий, просто массивный каркас, в который можно вставить стандартные ячеистые жилища. В видении Кука «машина» взяла верх, и люди стали обрабатываемым сырьем, но, несмотря на эту антиутопическую предпосылку, люди должны получать удовольствие от этого опыта.

    Рисунок был выполнен для Archigram, авангардной архитектурной группы, сформированной в 1960-х годах, которая была неофутуристической, антигероической и ориентированной на потребителей. Группа черпала вдохновение в технологиях, чтобы создать новую реальность, которая выражалась исключительно в гипотетических проектах. Рисунки основных участников группы — Питера Кука, Уоррена Чока, Рона Херрона, Денниса Кромптона, Майкла Уэбба и Дэвида Грина — по-прежнему имеют большое влияние в теории урбанистики.

    Манхэттенские стенограммы Бернарда Чуми

    Манхэттенские стенограммы Бернарда Чуми, 1980

    Манхэттенские стенограммы отличаются от большинства архитектурных чертежей, поскольку они не являются ни реальными проектами, ни простыми фантазиями. Разработанные в конце 70-х, они предлагали записать архитектурную интерпретацию реальности. С этой целью они использовали особую структуру, включающую фотографии, которые либо направляют, либо «становятся свидетелями» событий.

    В то же время планы, разрезы и диаграммы очерчивают пространства и указывают движения различных главных героев, вторгающихся в эту архитектурную «сцену».Явная цель Транскриптов состояла в том, чтобы записать вещи, обычно удаленные от традиционного архитектурного представления, а именно сложные отношения между пространствами и их использованием, между набором и сценарием, между «типом» и «программой», а также между объектами и событиями. Эти типы изображений иллюстрируют, что архитектурные чертежи могут выйти за рамки представления трех измерений и включить их в четвертый раз.

    Клуб отдыха «Пик», картина Захи Хадид

    Пик Захи Хадид, 1983

    Незастроенный проект The Peak в Гонконге, победивший в конкурсе, предназначался для спортивного клуба и спа.Строение было создано, чтобы фрагменты взорвались на склоне горы. В отличие от твердых единичных структур ниже, Пик не имел связного тела. Полуабстрактный гибрид рисунка и живописи позволяет нам увидеть, насколько нетипичны плоскости стен, пола и потолка, встречающиеся под странными углами, отличными от обычных 90 градусов.

    Изображение дает нам представление о том, как Пик смотрел вниз на остальную часть города Гонконга, как он резко контрастировал с другими архитектурными сооружениями и как горный склон использовался почти как стартовая площадка.Его зазубренные края подходят к окружающей обстановке. Пик назван удачно, так как был создан как продолжение самой горы.

    Геомагнитные летательные аппараты. © Поместье Леббеус Вудс

    Архитектурные геомагнитные летающие машины Леббеуса Вудса, 1989

    Хотя почти ни один из проектов Вудса не был реализован, он оставил после себя большое количество теоретических работ, рисунков, картин и моделей. Его работа была основана на экспериментальной архитектуре. Подобно случаю Пиранези или футуристическим наброскам Булле, Вудс представил свое собственное видение архитектуры и идей деконструктивизма. Он избегал практики, заявляя, что интересуется архитектурными идеями, а не повседневными проблемами коммерческого строительства.

    Вместо подробных планов и моделей архетипического архитектора были сделаны перспективные чертежи Вуда, заставляющие задуматься, и в результате всплыли радикальные новые идеи. Архитектурные геомагнитные летающие машины были одним из многих рисунков, которые представляют собой совокупность работ, исследующих новые определения архитектуры.Его работы продолжают влиять на современные рисунки и проекты многих архитекторов по всему миру.

    Александр Бродский и Илья Уткин, Горка с дырой (фрагмент), 1987–90

    Холм с ямой Александра Бродского и Ильи Уткина, 1990

    Бродский и Уткин начали визуальную критику, чтобы бросить вызов эстетике России и той искусственной среде, которая создавалась при их жизни. Их офорты напоминают о тревожных качествах Булле и Пиранези, но также опираются на работу и воображение таких дизайнеров, как Питер Кук и К.J Lim. Они выдумывали на бумаге фантастические города и чудесные сооружения. С 1978 года до конца своего сотрудничества в 1993 году Бродский и Уткин работали над офортами строительных лесов, классических куполов, огромных стеклянных башен и другой фантастической архитектуры.

    В отличие от футуристических рисунков Леббеуса Вудса, их работы опираются на множество архитектурных, литературных и визуальных источников, от классической мифологии до научной фантастики. Они изображают вымышленные городские пейзажи как эклектичные смеси древних мавзолеев, ранних промышленных построек, неоклассических утопий и конструктивистских башен.В их работах современный мегаполис часто изображался как угнетающий и отчуждающий, отражая их опыт жизни в условиях тоталитарного режима.

    Подпишитесь, чтобы быть в курсе, когда откроется следующий конкурс One Drawing Challenge. Обязательно ознакомьтесь с остальными выдающимися победителями и рекомендованными работами этого года.

    Верхнее изображение: Чертеж сечения кенотафа для Ньютона Этьена-Луи Булле, 1784

    Дизайн будущего, когда будущее безрадостное

    «Если вы проследите за ним хотя бы вольно, вы заметите, что текущие исследования систем земледелия в значительной степени сосредоточены на двух больших задачах», — сказала Ленора Дитцлер, «пиксельный фермер», которая использует цифровое моделирование для планирования производства продуктов питания, утверждает в своем эссе каталога для «Сельская местность, будущее»: «как накормить всех на этом перегруженном земном шаре и как сделать это так, чтобы земля не стала непригодной для жизни».Критикуя монокультурные, истощающие почву методы современного сельского хозяйства, она указывает на биоразнообразные модели земледелия, которые не требуют массивных участков земли и овощей, высаженных в отдельные ряды, вместо этого высаживая посадки группами с более высоким разрешением, что является средством производства, которое требует меньше удобрений.

    Тем, кто думает, что дизайн состоит в основном из таких вещей, как стулья и организация внутреннего пространства, эти темы и предложения могут показаться выходящими за рамки обычных возможностей дизайнерского мира.Но дизайнеры и архитекторы всегда интересовались техническими границами своих дисциплин, и теперь вопрос заключается в том, будут ли большинство из них — или даже самые влиятельные из них — в конечном итоге участвовать в глобальном движении, которое воображает общество, работающее на совершенно ином. источники энергии, чем те, от которых мы в настоящее время зависим, а именно ископаемое топливо. В широко распространенном в прошлом году эссе «Дизайн и новый зеленый курс» Билли Флеминг, профессор ландшафтной архитектуры Пенсильванского университета (и, что не случайно, директор школьного центра Макхарга), раскритиковал статус-кво мир дизайна, который заявлял о «зеленых» амбициях, но не мог справиться с фундаментальными проблемами изменения климата: «Нам не нужны игривые дизайнерские предложения», — написал он. «Нам нужны эффективные проекты — прототипы обещанного нам устойчивого будущего».

    Как мы представляем (преждевременно) несколько способов выхода из кризиса Covid-19 — и другой мир, в который мы войдем — дизайн предоставил примеры того, как эта область может быть одновременно очень актуальной и профессионально неспособной к долгосрочному мышление. В конце концов, Covid-19 — это зоонозное заболевание, такое как атипичная пневмония или лихорадка Эбола, и это результат разрушения среды обитания животных, с которыми люди не должны контактировать, слишком близко подходя к нашему домашнему скоту в результате чрезмерного земледелия и развития. — проблемы, в которых дизайн сыграл немалую роль.Это остается нерешенным. Но некоторые временные исправления для социального дистанцирования и карантина также стали результатом дизайнерских новшеств. В Италии есть площади, разбитые на площади для физического скопления людей без физической близости; Панели из оргстекла, которые помогают людям держаться отдельно; одеяло для пикника, позволяющее дистанцироваться от людей, с отдельными зонами отдыха, расположенными на расстоянии около шести футов друг от друга, и так далее. Однако внешняя изобретательность всего этого менее действенна в городах, где погибли десятки тысяч человек — где современный дизайн помог создать рынки жилья, на которых множество людей втискиваются во все уменьшающееся количество квартир по непомерным ценам и при арендной плате, которые люди все больше не в состоянии делать. платить.Если дизайн всегда был ориентирован на то, чтобы смотреть в будущее — и делать это с надеждой, что то, что должно было быть, будет лучше, чем то, что было раньше, — теперь это также должно быть связано с оглядыванием назад с сожалением о том, что наша жизнь, в конце концов, не улучшилась. всем нашим расширением и ростом. Может ли дизайн сделать нашу жизнь лучше, в то же время коренным образом изменив его смысл существования? Нам нужно будущее, характеризуемое не только небольшими вмешательствами, но и крупномасштабными инициативами, учитывающими дизайн антиутопии, который частично был создан для нас.(И это «мы» раздроблено, неравно, разделено по расе, географии, языку и классу. ) Если дизайн должен быть о том, как мы лучше живем, он также должен быть о том, как мы выживаем.

    Цифровые технологии в архитектуре: тогда, сейчас и в будущем

    Список литературы

    1. Карпо, Марио. Алфавит и алгоритм . MIT Press, 2011.

    .

    2. Карпо, Марио, Второй цифровой поворот: дизайн за пределами интеллекта , MIT Press, 2017, 3.

    3.Линн, Грег. Анимация формы . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Princeton Architectural Press, 1999.

    4. Димер, Пегги, Марианела Д’Април, Дуглас Спенсер, Ева Хагберг Фишер и Дэн Ховарт. Вестибюль архитектуры. По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/archlobby.

    5. Бектел, Уильям и Роберт К. Ричардсон. «Витализм». Философская энциклопедия Рутледжа . Лондон: Рутледж. 1998.

    6. «Мир Дарвина: наблюдения Дарвина». BIOdotEDU. Бруклинский колледж.По состоянию на 3 октября 2019 г. s10.io/darwob.

    7. Дарвин, Чарльз. Происхождение видов . Лондон: Винтаж, 2019.

    .

    8. Томпсон, Д’Арси Вентворт. О росте и форме . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1968.

    9. Салливан, Луи Х. «Высокое офисное здание с художественной точки зрения». Lippincott’s Magazine (март 1896 г.): 403–409.

    10. «Органическая архитектура». Гуггенхайм, 17 ноября 2016 г. s10.io/guggorganic.

    11.«Фонд Фрэнка Ллойда Райта». Стиль прерий | Фонд Фрэнка Ллойда Райта. По состоянию на 3 октября 2019 г. s10.io/prairie.

    12. Менгес, Ахим. «Перформативная морфология в архитектуре». SAJ 5 (2012): 92–104. s10.io/mengespermorph.

    13. Галло, Джузеппе и Пеллиттери, Джузеппе. (2018). Луиджи Моретти, от истории до параметрической архитектуры. 10.13140 / RG.2.2.28349.15842.

    14. Там же.

    15. «Расширенный человек: исследовательский отчет SPACE10». ПРОСТРАНСТВО 10.По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/augmentedhuman.

    16. Клейпул, Молли. Это Гауди . Издательство Лоуренса Кинга, 2017.

    17. Клейпул, Это Гауди .

    18. Берри, Марк. «Аналитики Гауди». МАРК БЕРРИ, 22 апреля 2018 г. s10.io/burrygaudi.

    19. Нердингер, Винфрид. Полный комплекс работ Frei Otto: легкая конструкция, естественный дизайн . Базель: Birkhäuser, 2005.

    .

    20. Фуллер, Ричард Бакминстер. ДЕВЯТЬ ЦЕПЕЙ К ЛУНЕ: приключенческая история мысли .BIRKHAUSER, 2019.

    21. Винер, Норберт. Кибернетика; или «Контроль и общение с животным и машиной» . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 2019.

    22. Бэббидж, Чарльз. Аналитическая машина и механическая нотация . Лондон: У. Пикеринг, 1989.

    .

    23. Там же.

    24. Teuscher, Christof. Коннекционизм Тьюринга: исследование архитектур нейронных сетей . Springer Science & Business Media, 2012.

    .

    25.Джордж, Ф.Х. Философские основы кибернетики . Танбридж Уэллс: Abacus Press, 1979.

    26. Нойман, Джон фон. Компьютер и мозг . Нью-Хейвен: Йельский университет, 1958.

    27. Прайс, Седрик. «Седрик Прайс. Развлекательный дворец для проекта Джоан Литтлвуд, Восточный Стратфорд, Лондон, Англия (перспектива). 1959–1961: МоМА ». Музей современного искусства. По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/funpalace.

    28. Мэтьюз, Стэнли. «Fun Palace: эксперимент Седрика Прайса в области архитектуры и технологий.” Technoetic Arts 3, no. 2 (январь 2005 г.): 73–92. s10.io/funpalace2.

    29. Негропонте, Николас. Архитектурная машина: к более человечной среде . Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1972.

    30. Негропонте, Николай. «Семантика архитектурных машин». Architectural Forum , октябрь 1970 г., 40.

    31. Там же.

    32. Фрейзер, Джон. «Креативный дизайн и генеративная эволюционная парадигма». Creative Evolutionary Systems , 2002, 253–74.s10.io/frazerdesign.

    33. Abrahams, Tim. «Компьютеры в теории и на практике». Архитектурное обозрение. По состоянию на 3 октября 2019 г. s10.io/compthry.

    34. «Питер Эйзенман в разговоре с Грегом Линном». CCAchannel. YouTube. YouTube, 12 апреля 2013 г. s10.io/eisenmanlynn.

    35. «Основы цифровой архитектуры: Питер Эйзенман». CCAchannel. YouTube. YouTube, 21 мая 2013 г. s10.io/eisenmanfndtns.

    36. Эйзенман, Питер. «Биоцентр 1987». АЙЗЕНМАН АРХИТЕКТОРЫ.По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/biocenter.

    37. Линн, Грег, изд. «Складывание в архитектуре». Архитектурное проектирование 63, вып. 1-4 (1993). s10.io/foldinarch.

    38. Линн, Грег. Складки, Тела и капли Собрание сочинений . Брюссель: La lettre volée, 1998

    39. Там же.

    40. Шуберт, Ховард. «Эмбриологический дом». CCA. Канадский центр архитектуры. По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/embryohouse.

    41. «Йельская выставка посвящена пионерам цифровой архитектуры.YaleNews, 7 января 2014 г. s10.io/yaledig.

    42. «Как аналоговые и цифровые сошлись воедино в 1990-е годы при создании музея Гуггенхайма в Бильбао». Гуггенхайм, 20 октября 2017 г. s10.io/andigbilbao.

    43. Уинстон, Анна. «Американская фирма покупает технологическую компанию Фрэнка Гери». Dezeen. Дезин, 7 мая 2015 г. s10.io/gehrytechsold.

    44. Мур, Роуэн. «Эффект Бильбао: как Гуггенхайм Фрэнка Гери вызвал всеобщее увлечение». Хранитель. Guardian News and Media, 1 октября 2017 г.s10.io/bilbaoeffect.

    45. Неро, Ирэн. Трансформации в архитектуре: техноморфизм Фрэнка Гериса в Гуггенхайме, Бильбао . Кёльн, Германия: Lambert Academic Publishing, 2008.

    46. «Музей Mercedes-Benz». UNStudio. По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/mbenzmus.

    47. Лэнгдон, Дэвид. «AD Classics: Международный пассажирский терминал Йокогамы / Архитекторы Министерства иностранных дел (FOA)». ArchDaily. ArchDaily, 17 октября 2018 г. s10.io/yokintnltrm.

    48.Латур, Бруно, Стив Вулгар и Джонас Солк. Лабораторная жизнь: конструирование научных фактов . Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 2006.

    49. Там же.

    50. «Ассоциация исследований дизайна ОКЕАН». Ассоциация исследований дизайна ОКЕАН. По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/oceandesign.

    51. «Серво Стокгольм». сервопривод стокгольм. По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/servo.

    52. «United Architects. Предложение Всемирного торгового центра, Нью-Йорк, Нью-Йорк, модель исследования 9.2002: МоМА ». Музей современного искусства. По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/momaua.

    53. Кеннон, Кевин. «Работает ли совместная работа?» Архитектурное проектирование 76, вып. 5 (2006): 50–53. s10.io/kennoncollab.

    54. Bruijn, Willem de. «Писательские эксперименты в архитектуре: лаборатория (не) как метафора». Библиотека Делфтского технического университета, 48–58. По состоянию на 3 октября 2019 г. s10.io/archexp.

    55. Там же.

    56. Стил, Бретт. «AADRL: дизайн, сотрудничество и конвергенция.” Архитектурное проектирование 76, вып. 5 (2006): 58–63. s10.io/steele.

    57. Вайншток, Майкл. Архитектура возникновения: эволюция форм в природе и цивилизации . Великобритания: Открытый университет, 2016.

    58. Эдни-Браун, Пиа и Алиса Андрасек. «КОНТИНУУМ: Самоинженерная культура созданий». Архитектурное проектирование 76, вып. 5 (2006): 58–63. s10.io/cntnm.

    59. Там же.

    60. «Исследовательская инфраструктура». Институт вычислительного проектирования и строительства.По состоянию на 1 октября 2019 г. s10.io/icdc.

    61. Клейпул, М., Хименес Гарсия, М., Рецин, Дж. И Солер, В. Роботизированное строительство: архитектура в эпоху автоматизации . Деталь; verlag, 2019.

    62. Шумахер, Патрик. «Параметризм как стиль — манифест параметризма». Патрик Шумахер, 2008. s10.io/prmtrsmman.

    63. Мур, Роуэн. «Преемник Захи Хадид: мой план будущего». Хранитель. Guardian News and Media, 11 сентября 2016 г. s10.io/schumacherblprnt.

    64. Блахут, Челси. «Zaha Hadid Architects выпускает заявление об увеличении и отмене бюджета нового национального стадиона в Токио». Журнал Архитектор. 28 июля 2015 г. s10.io/hadidbudget.

    65. Мур. «Преемник Захи Хадид: мой план будущего».

    66. Мур, Роуэн. «Заха Хадид: провидец, идеи которого не всегда имеют смысл | Роуэн Мур ». Хранитель. Guardian News and Media, 26 сентября 2015 г. s10.io/hadidvisionary.

    67. Карпо, Марио. Цифровой поворот в архитектуре 1992-2012: AD Reader . Somerset: Wiley, 2013.

    .

    68. Берри, Марк. «Aegis Hyposurface». МАРК БЕРРИ, 30 апреля 2013 г. s10.io/burryaegis.

    69. «Institut Du Monde Arabe (IMA)». Ателье Жана Нувеля. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/nouvelinstitut.

    70. Philip Beesley Architect Inc. «Гилозойская земля». Philip Beesley Architect Inc. | Скульптуры и проекты. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/beesleyholozoic.

    71.«Официальная история проекта RepRap». All3DP, 8 апреля 2016 г. s10.io/reprap.

    72. «Состояние отрасли в области быстрого прототипирования, оснастки и производства», Отчет Wohlers 2005. Wohler Associates. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/protoolman.

    73. Шварц, Аарон. «Партизанский манифест открытого доступа». archive.org, июль 2008 г. s10.io/swartzmanif.

    74. Курман, Мельба и Ход Липсон. Изготовлено: новый мир 3D-печати . Wiley, 2013.

    .

    75.Гершенфельд, Нил. «Как сделать что угодно: революция в сфере цифрового производства». Министерство иностранных дел , 2012. s10.io/digfabrev.

    76. «The Fab Foundation». Fab Foundation. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/fabfound.

    77. «WikiHouse». WikiHouse. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/wikihouse.

    78. Там же.

    79. Касконе, Паоло. «Африканский проект фабберов». CODESIGNLAB. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/africanfabbers.

    80. Пик, Надя Мейле.«Создание машин, которые производят: объектно-ориентированное оборудование и объектно-ориентированное программное обеспечение». MIT, 2016. 17. s10.io/peekmachines.

    81. Там же.

    82. Там же, 2.

    83. Карл Чапек, R.U.R. (Универсальные роботы Россум) , Перевод Пола Селвера и Найджела Плейфэра. Прага, 1921. 4.

    84. «Unimate — первый промышленный робот». Робототехника онлайн. По состоянию на 3 октября 2019 г. s10.io/unim8.

    85. Там же.

    86. Около. «Olzweg — R & Sie (n) Project Records.CCA. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/olzweg.

    87. Добавлены скобки.

    88. «Запрограммированная стена, ETH Zurich, 2006.» Грамацио Колер Исследования. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/prgrmdwall.

    89. «SAM100.» Строительная робототехника. Доступ 2 октября 2019 г.

    90. «BUGA Fiber Pavilion 2019.» Институт вычислительного проектирования и строительства, 2019. s10.io/bugafibre.

    91. Яблонина, Мария и Ахим Менгес. «Распределенное производство: совместное производство с большими группами меньших машин.” Архитектурное проектирование 89, вып. 2 (2019): 62–69. s10.io/yabmeng.

    92. Там же.

    93. Проекты, связанные с этими идеями, исходят, например, из Лаборатории автономного производства, UCL, а также Института Висса в Гарвардском университете и Института динамических систем и управления с Gramazio Kohler Research в ETH Zurich.

    94. «О.» Лаборатория расчетов дизайна. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/dcl.

    95. Карпо, Марио. «НАРУШЕНИЕ КРИВОЙ: БОЛЬШИЕ ДАННЫЕ И ДИЗАЙН.” Artforum , февраль 2014 г. s10.io/carpodata.

    96. Карпо. Второй цифровой поворот: дизайн за пределами интеллекта , MIT Press, 2017.

    97. Рецин, Жиль, Филипп Морель, Даниэль Кёлер, Молли Клейпул, Ахим Менгес, Марио Карпо, Виола Аго, Маррикка Троттер и Нил Лич. Дискретный: переоценка цифрового в архитектуре . Западный Суссекс, Великобритания: John Wiley & Sons Ltd, 2019.

    98. Рецин, Жиль. «Дискретная архитектура в эпоху автоматизации.”В Дискретный: переоценка цифрового в архитектуре , 7–8.

    99. «Common’Hood». Plethora Project. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/cwm.

    100. «Изобретая строительство заново: путь к повышению производительности», Глобальный институт McKinsey, McKinsey & Company, февраль 2017 г.

    101. Там же.

    102. Тейлор, М., С. Вамузири и И. Смит. «Автоматизированное строительство в Японии». Гражданское строительство 156, вып. 1 (2003): 34–41. s10.io/automjapan

    103.Там же.

    104. «Построение будущего строительства». Построенная робототехника. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/bltrbtcs.

    105. «X — Wing». X, фабрика лунных выстрелов. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/wing.

    106. «О компании — Катерра — Северная Америка». Катерра. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/ktra.

    107. «Ведущее в мире программное обеспечение для управления строительством». Procore. По состоянию на 2 октября 2019 г. s10.io/prcre.

    108. «Лаборатории тротуаров». Тротуарные лаборатории. Доступ 2 октября 2019 г.s10.io/swl.

    109. Чекко, Лейланд. «Капитализм слежки»: критик призывает Торонто отказаться от проекта «Умный город» ». Хранитель. Guardian News and Media, 6 июня 2019 г. s10.io/survcap.

    110. Тирни, Т. Ф. «Умный город Торонто: повседневная жизнь или жизнь в Google?» Architecture_MPS, январь 2019 г. s10.io/trntsmart.

    Радикальная архитектура будущего | Архитектура

    «Некоторые из самых необычных способов, которыми архитектура и дизайн вселяют надежду.»- BBC Designed

    » Обязательно для любителей дизайна и путешествий, это идеальное домашнее чтение, которое вдохновляет всех нас, пока мы «заземлены». В результате в книге подчеркивается, насколько сегодня архитектурная практика выходит далеко за рамки простого проектирования и строительства зданий ». — Forbes

    « Архитекторы завтрашнего дня сталкиваются с множеством проблем … каждый проект [в книге] намекает на захватывающие новые направления »- House & Garden

    « Будущее здесь.»- RIBA Journal

    » Беатрис Галилей « Радикальная архитектура будущего отдает дань уважения удивительным, красивым, возмутительным, а иногда и устрашающим архитектурным проектам, которые нарушают правила и разрушают границы.» — Люстра Dandelion

    «[ Radical Architecture of the Future ] прославляет передовую архитектуру, от токийского пригородного поезда до Копенгагенской электростанции, которая служит лыжным спуском »- The Telegraph

    « Мини-побег в мир возможностей.»- GREY Magazine

    » Provocative. «- Elle Decor

    » Радикальная архитектура будущего добавляет к разговору об архитектуре … эти потусторонние конструкции представляют новую форму исследования космоса. «- Air Mail

    «Один для любителей дизайна во всех формах и формах» — Fabric Magazine

    «Обязательно для любителей дизайна и любителей путешествий» — Forbes

    «Книга, чтобы бросить вызов предрассудкам и расширить горизонты.»- Wallpaper *

    » Смелый путь вперед. «- Aesthetica Magazine

    » В поисках пути, по которому архитектура 21 века будет противостоять растущим экологическим, экономическим, социальным, этическим и культурным вызовам, Галилея смотрит не на концептуальные модели или глянцевые изображения воображаемого будущего, а на 79 завершенных проектов, которые уже находят инновационные, интеллектуальные и зачастую сложные решения поставленных задач »- The Modern House

    « Самый вдохновляющий , инновационная и дальновидная архитектура последних лет.»- ICON

    » Проницательный взгляд на семьдесят девять проектов перспективной глобальной архитектуры. «- NR Magazine

    » Радикальная архитектура будущего прославляет богатый ландшафт современного дизайна и предлагает захватывающий вид на некоторых из самых радикальных, инновационных проектов сегодняшнего дня ». — The Independent

    « Самые оригинальные проекты планеты от ведущих дизайнеров и мыслителей. »- Monocle

    Рисование будущего: архитектура Чикаго на международной арене, 1900–1925: Музей блоков

    В начале 20 века архитекторы из Чикаго вели динамичные беседы со своими прогрессивными европейскими коллегами по мере того, как городское планирование развивалось на практике и на бумаге.

    Куратор выставки Дэвид Ван Зантен, профессор факультета истории искусств Мэри Джейн Кроу, эта выставка исследует диалог между архитекторами и градостроителями в Соединенных Штатах, Европе и Австралии посредством рисунков, крупномасштабных архитектурных визуализаций, эскизов и редких книги.

    Рисование будущего фокусируется на нескольких ключевых конкурсах и выставках и их основных участниках, включая архитекторов Дэниела Бернхэма, Марион Махони Гриффин, Уолтера Берли Гриффина, Тони Гарнье и Фрэнка Ллойда Райта.Проекты, чертежи, планы и публикации передают международный оптимизм по поводу создания города будущего, особенно в годы перед Первой мировой войной. Например, конкурс на план города Канберра, Австралия, новой столицы молодая страна, предоставившая контекст для нового видения в 1913 году. То, что первая премия была присуждена американскому архитектору Уолтеру Берли Гриффину, говорит о международном мировоззрении и идее транснациональных обменов той эпохи. Выставка подчеркнет такие моменты диалога и сотрудничества.

    К выставке прилагается полноцветное издание с оригинальными исследованиями.

    Поддержку этой выставке оказывает Фонд американского искусства Терра от имени Уильяма Осборна и Дэвида Кабиллера; Джон К. Нотц-младший; Фонды Майерса; Выпускники Северо-Западного университета, Фонд Элизабет Ф. Чейни; Аспирантура Северо-Западного университета; Совет искусств Иллинойса, государственное агентство; Фонд Нортона С. Уолбриджа; Фонд Карлайла Андерсона; Фонд Кесселя в Музее блоков; и Американское общество Уолтера Берли Гриффина.Рекламная поддержка предоставляется Американским институтом архитекторов в Чикаго.

    Архитектура настойчивости: проектирование для будущего использования

    Д. Фаннон — архитектор и ученый-строитель, чья работа объединяет исследования и проектирование, чтобы обеспечить комфорт и благополучие жильцов в долговечных зданиях с низким потреблением ресурсов. Он совместно назначен адъюнкт-профессором Школы архитектуры и Департамента гражданской и экологической инженерии Северо-Восточного университета.Дэвид получил степень бакалавра архитектуры в Политехническом институте Ренсселера, степень магистра Калифорнийского университета в Беркли и является зарегистрированным архитектором в штате Нью-Йорк. Он является членом ASHRAE и аккредитованным профессионалом LEED по специальности B + DC.

    М. Лабой — доцент Школы архитектуры Северо-Восточного университета, а также членские должности в Департаменте гражданской и экологической инженерии и Школе государственной политики и городов.Как соучредитель FieLDworkshop LLC, она руководит трансдисциплинарными подходами, основанными на исследованиях, для усиления связей между людьми, зданиями и ландшафтами. Ее исследования и преподавание исследуют, как социально-экологическое мышление влияет на теорию и практику архитектуры, формируя человеческий опыт, производительность и способность адаптироваться к динамически меняющимся условиям. Мишель имеет степень магистра архитектуры и магистра городского планирования Университета Мичигана и степень бакалавра наук в области гражданского строительства Университета Пуэрто-Рико, а также имеет статус профессионального инженера.

    П. Видерпан — адъюнкт-профессор Северо-Восточного университета, Бостон, Массачусетс, и руководитель компании Wiederspahn Architecture, LLC. Его исследования и педагогика сосредоточены на архитектурном дизайне, производстве, исполнении и системах. В частности, он проводил исследования по следующим темам: деревянное строительство и его культурное влияние в деталях, архитектурном и городском масштабах; высокоэффективная, быстро монтируемая конструкционная система из структурных / тепловых компонентов в качестве альтернативы деревянному каркасу; легкие складные системы быстрого развертывания и длительного использования в аварийных укрытиях; и мебельный дизайн.Его архитектурная практика была отмечена многочисленными наградами за выдающиеся достижения в области дизайна жилых, многоквартирных, коммерческих и интерьерных архитектурных проектов. Питер получил степень бакалавра архитектуры в Сиракузском университете и степень магистра архитектуры в Гарвардском университете.

    Новая архитектура | Купер Хьюитт, Смитсоновский музей дизайна

    Рисунок 1: Чертеж, исследование максимальной массы, разрешенной Законом о зонировании Нью-Йорка 1916 года, этап 4, 1922 год, Хью Феррис

    Этот рисунок можно увидеть на выставке «Век джаза: американский стиль 1920-х годов», которая будет открыта до 20 августа 2017 года.

    В течение 1920-х годов архитекторы и критики обсуждали архитектурное будущее Нью-Йорка в популярных журналах и газетах, включая Saturday Evening Post , Architectural Forum и New York Times , где статьи, казалось, либо оптимистично провозглашали небоскреб как уникальное выражение американской энергии и мощи, или же предупреждение о перенаселенности, плохом воздухе и потенциальной опасности для города. Как визуализатор для архитектора Харви Вили Корбетта, который активно продвигал коммерческие преимущества небоскребов, Хью Феррис создавал драматические изображения реальных и фантастических зданий, которые сопровождали статьи Корбетта и других.Его уникальные рисунки сформировали новый современный тип небоскреба.

    Хотя споры по поводу высоких зданий зародились в конце девятнадцатого века, они разгорелись из-за принятия в Нью-Йорке 1916 года закона о зонировании, регулирующего массу и высоту будущих городских построек. Согласно закону, здания могли подниматься только на определенную высоту по отношению к ширине улицы, а выше этого они должны были иметь уклон или отступать по лестнице в фиксированной пропорции по отношению к стене улицы.Кроме того, башню можно было построить любой высоты при условии, что она не занимала более четверти участка. В иллюстрированной статье Феррисса «Новая архитектура» ( New York Times , 19 марта 1922 г.) утверждалось, что с новой конструкцией из стекла и стали, заменяющей здания, опирающиеся на кирпичную кладку, неукрашенный, неукрашенный небоскреб был единственным правдивое архитектурное решение для будущего развития. Феррис проиллюстрировал свою статью футуристическими рисунками, один из которых демонстрирует четыре возможных сочетания массы здания в соответствии с законом о зонировании 1916 года.Следуя своему типичному процессу рисования, он сначала работал жирным мелком, что позволило ему добиться самых плотных черных цветов, заблокировать формы и обозначить глубокие тени. Затем он обработал бумажной культей (например, картонным карандашом для растушевки), чтобы снять тон с самых темных областей, чтобы осветлить тени. Затем он стирал пигмент, чтобы выделить блики. Наконец, рисунок был покрыт лаком. Этот процесс наполнил его образы мощной эмоциональной силой и капризной романтикой.

    Рисунок 2: Чертеж, исследование максимальной массы, разрешенной Законом о зонировании Нью-Йорка 1916 года, этап 1, Нью-Йорк, 1922 год, Хью Феррис

    Рисунок 3: Исследование максимальной массы, разрешенной Законом о зонировании Нью-Йорка 1916 года, этап 2, Нью-Йорк, 1922 год, Хью Феррис

    Рисунок 4: Исследование максимальной массы, разрешенной Законом о зонировании Нью-Йорка 1916 года, этап 3, 1922 год, Хью Феррис

    Первый из его рисунков максимальной массы (рис.2) иллюстрирует здание, заполняющее весь городской квартал в районе, который допускал массу, вдвое превышающую ширину улицы. На втором эскизе (рис. 3) показано здание, в котором легкие корты врезаны в конструкцию с уклоном назад, создавая непрактичное решение для внутреннего пространства. На третьем этапе (рис. 4) наклонные участки выстраиваются ступенчато, чтобы получить более полезное коммерческое пространство с отступами каждые два этажа. Наконец, на четвертом этапе (рис. 1) центральная башня высотой около семидесяти этажей обрамлена смещенными крыльями примерно в половину высоты здания — то, что Феррис назвал «пирамидой».. . вылеплен в трех измерениях ». Вся пирамидальная масса драматически освещена сзади излучающими лучами света, как бы объявляя это решение победителем в архитектурном конкурсе.

    Феррис скомпилировал свои рисунки «Максимальной массы» с дополнительными изображениями реальных и призрачных структур в знаменитой книге 1929 года « Метрополис будущего». Через этот том, а также изображения в газетах и ​​современные выставки своих работ Феррис оказал влияние на архитектуру небоскребов в стиле ар-деко в 1920-х и начале 1930-х годов.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.