Андо тадао храм света – Храм на воде Тадао Андо

Содержание

Храм на воде Тадао Андо

«Мы должны создавать архитектуру, которая, подобно поэзии или музыке, будет открытием для человека, пробуждая интеллект, мир и радость жизни», — говорит Андо

Свою архитектуру Андо создает в том числе для того, чтобы человек наслаждался дождями и ветрами, любовался переменами времен года. Безусловно, в этом он говорит на языке ценностей японской национальной традиции. Одним из самых известных творений Андо, в котором природа играет поистине великую роль в формировании архитектуры, стал храм На воде. Природа здесь явилась основным инструментом, создающим образ постройки. Архитектору удалось, с одной стороны, включить природные элементы (свет, ветер, воду, воздух) в архитектуру, образовав цельный организм. А с другой — наоборот, возвысить природу как великую абстракцию, усиливая ее динамический резонанс с геометрией рукотворных форм.

Культовые сооружения Андо, несмотря на строительный материал — необработанный бетон, удивительно поэтичны и наполнены хрупкой красотой, таящей способность изменяться каждое мгновение. Названия их лиричны и не привязаны к месту, тем не менее, известны на весь мир — церковь Света и храм На воде.

Храм На воде был построен на острове Хоккайдо в 1988 году. В основе композиции — два сопряженных друг с другом квадратных в плане объема. Верхний представляет собой прозрачный куб с находящимися внутри четырьмя сомкнутыми крестами.

Нижний — само помещение церкви, восточная стена которой сделана полностью стеклянной. Она выходит на водоем.

Церковь не имеет привычного алтаря. Вместо него красноречивый символ, напоминающий о том, что Творцом является сама природа. Огромных размеров крест расположен прямо на водной глади бассейна.

Свое название сооружение получило из-за того, что вода, по мысли автора, становится органичной частью архитектуры храма. Крест и вода — главные символы христианской религии — соединены в художественном образе этого храма. В то же время Андо никогда не отрицал японской архитектурной традиции. Тема соединения места поклонения с водой использовалась в Японии достаточно часто. Можно вспомнить знаменитое синтоистское святилище Ицукусима (XVI век), расположенное в заливе Внутреннего Японского моря.


До ритуальных врат этого святилища дойти можно только во время отлива, так как они со всех сторон окружены водой. Это место справедливо считается одним из самых красивых в Японии. Синтоистские святыни нередко бывают неразрывно связаны с водой. Объяснение этому заключается В самой религии, обожествляющей все, что создано природой. Согласно синто, все реки, моря, озера, скалы и деревья имеют душу, ками. Так же как синтоизм остался в душе каждого японца после прихода буддизма, не вступая в конфликт с новой религией, так и Андо создал христианскую святыню, в основе которой — древнее японское представление о мироустройстве.

Философия Андо находит отражение в тесной связи внешнего и внутреннего пространств в архитектуре. Храм окружен холмами и деревьями. Бетонные стены лишь подают природную красоту зрителю. Посетители могут наслаждаться багряными красками осенью, ослепительной белизной зимой, нежной зеленью весной и яркими цветами летом. После устройства подземной гидроизоляции, когда залили каскады прудов, храм и окружающая его природа отразились в зеркале воды, приобретя парящую легкость и эфемерность.

Архитектура культового сооружения воздействует на эмоции и чувства посетителей. В этом произведении также можно увидеть любовь Андо к контрастам: искусственного и естественного, закрытого и открытого, пустоты и бесконечности. Контраст грубого необработанного бетона с хрупким стеклом лишь усиливает эмоциональную выразительность храма.

Как и другие работы Андо, храм На воде лишен каких бы то ни было орнаментов. Декора архитектор не признает вообще, считая его ненужным украшательством. Храм На воде в основном выполнен из бетона. Редкие стеклянные поверхности использованы автором как средства более яркой художественной выразительности. Поскольку храм расположен в популярной курортной зоне, перед архитектором стояла задача разместить свое творение среди существующих комплексов и высотных отелей. Андо решил проблему бескомпромиссно. Он максимально отодвинул церковь от застройки, спрятав ее в лесу. А для полной изоляции, которая необходима, чтобы отделить культовое пространство от светского, церковь от отелей, между ними создана длинная L-образная стена, проходящая с западной и северной сторон от храма. Она выполняет также и символическую функцию защиты, закрывая здание от соседних построек и создавая у верующих ощущение уединения, необходимое для молитвы.

К храму На воде устроен сложный подход, а поведение и эмоциональное состояние человека, желающего попасть внутрь, тончайшим образом срежиссированы архитектором. Чтобы войти в храм, посетитель должен проделать большой путь. Мастерство архитектора-режиссера заключается в умении ненавязчиво подсказать и должным образом направить и настроить перед входом в сакральное пространство. Дорога поднимается сначала в верхний куб из стекла и стали, внутри которого находятся четыре больших бетонных креста. Их необходимо обойти вокруг, настраиваясь на медитативное состояние. Поможет этому и необыкновенной красоты панорама, открывающаяся с верхней точки храма. Для наслаждения прекрасным видом верхний куб и сделан прозрачным. Только затем темная винтовая лестница приведет вниз, к помещению самой церкви.

Интерьер храма весьма аскетичен. Пол покрыт темными гранитными плитами. Ступенька отделяет ряды молящихся от небольшого пространства перед восточной прозрачной стеной. Пять рядов деревянных скамеек, расположенных попарно, имеют очень простую конструкцию. Вдоль стен также расставлены деревянные стулья. Вся мебель очень светлая — это еще один контраст с темными стенами и полом церкви. Тщательно продумано искусственное освещение. На северной и южной стенах церкви устроено по четыре небольших углубления со скрытыми в них лампами. Фрагмент интерьера с видом на водоем.

Этих восьми крошечных светильников достаточно для того, чтобы создать в храме приглушенное умиротворяющее освещение.

Водоемы, часто дополняющие архитектуру Андо, всегда неглубокие. В этом кроется особый смысл: вода в мелких бассейнах спокойная и не конфликтует с окружением. Она подвержена влиянию даже легкого ветра, под действием которого на поверхности образуется рябь. С декабря по апрель водоем у храма закрыт слоем снега и воспринимается из церкви как ровная белая, почти бескрайняя гладь, несущая спокойствие и умиротворение — то, за чем приходят верующие в церковь. В бассейне устроены небольшие пороги. Их высота, 15 сантиметров, не позволяет создать бушующий водопад, а только мерное течение тихо журчащей воды.

Стеклянная стена церкви большую часть года закрыта, защищая прихожан от непогоды. Когда стена раскрывается, интерьер церкви полностью объединяется с водой, показывая, какой тесной связи могут достичь архитектура и природа. Но в любое время года на ровной открытой поверхности водоема выделяется металлический крест, обращенный к помещению для молитвы. Светлое пространство пруда с крестом составляет художественный и смысловой контраст с затемненной комнатой для верующих, направляя и концентрируя их внимание.

Восточная сторона церкви имеет специфические бетонные ворота высотой 6,2 метра, состоящие из двух одинаковых проемов. Ширина каждого из них 9,15 метра. Практическая функция ворот заключается в возможности переместить стеклянную стену церкви в соседний проем, полностью окруженный водой. Таким образом, исчезает единственная, хоть и прозрачная, преграда между церковью и природой. Правда, происходит это только летом и в исключительные моменты, например во время венчания. Символическое значение бетонной арки также очевидно. Это намек архитектора на тории, всегда стоящие перед японским святилищем.

Андо всегда тонко чувствует место, в котором будет размещено его произведение. Остров Хоккайдо известен суровыми природными условиями. В этих местах очень холодные снежные зимы, когда температура достигает минус 30 градусов. Но жесткие условия природы рождают невиданные красоты. На этом противоречии архитектор создал удивительную по силе своей притягательности церковь.

Сложнейшие технические расчеты, так же как и многочисленные дополнительные меры, направленные прежде всего на утепление и отопление храма для создания внутри комфортной среды, не должны быть видны неподготовленному зрителю. Требования теплоизоляции привели к необходимости сделать стены трехслойными, с размещением в центре дополнительного утеплителя. Пол также спроектирован двухслойным. Правда, для достижения нужного эстетического эффекта подобные усилия никак не должны были повлиять на архитектурную концепцию храма, так же как и оставить какой-либо след в дизайне его оформления.

Храм На воде, соединяющий западные духовные христианские ценности и традиционное японское почитание природной красоты, с момента своего появления пользуется огромной популярностью среди будущих молодоженов, которые подолгу ждут своей очереди для проведения там главного торжества в своей жизни.

Смотрите также:

delovoy-kvartal.ru

Тадао Андо - Архитекторы дизайнеры - Дизайн и архитектура растут здесь

Геометрия стен  

Архитектура Тадао Андо - это архитектура стен. Пример тому - самонесущая стена, организующая вокруг себя природное окружение в Церкви на воде в Юфуцу на Хоккайдо. В Церкви света в Осаке стена по диагонали пересекает бетонный куб. В Художественном музее Титю на острове Наосима четко очерченная и ориентированная по горизотнали стена окружает внутренний двор на манер средневековой крепостной стены. Во время своих исследований декоративных свойств бетона Андо создал множество благородных пространств, стены в них всегда играли решающую роль.

Творения Андо требуют ограниченного набора материалов и выявляют текстуру последних. Чрезмерное внимание архитектора является одним из объяснений напряжения и аскетизма, характерных для его работ. Стены построек Андо лишены декора, они выглядят могущественными и тяжелыми, даже молчаливыми. Используемые для них в чистом виде материалы конкретизируют его намерения. Они выражают внутреннюю силу, и именно в них можно обнаружить убеждения архитектора. 

Первыми творениями Андо были «бетонные коробки». В середине его карьеры стены зданий приняли более лиричный вид. Самодостаточные «коробки» постепенно раскрылись, чтобы впустить свет, проникающий по углам и освещающий стены построек. Простые геометрические формы зданий Андо открылись природе и свету, трансформировав и усложнив создаваемые архитектором пространства. Андо ввел в употребление незабываемые архитектурные панели, вставляя плоские поверхности, которые прорезают небо и отражают воду. 

«То, что я пытаюсь выразить, используя бетон, не является суровостью Ле Кобюзье, - это нечно более утонченное». Ключ к трактовке бетона в творчестве Андо кроется в ритме повседневной жизни, в характерной для Японии эстетике. Любовь к материалам, проявившаяся уже в первых сооружениях Андо, основана на его детских впечатлениях. Архитектор, несомненно, является одним из мастеров литого бетона, но в тех местах, которые контактируют с человеком, он обратил свой взор и к природным материалам. Андо всегда использует натуральное дерево для полов, дверей и мебели. 

Геометрия неба 

Природа и, в частности, небо играют решающую роль в архитектуре Андо. Он подчиняет ее своим целям. «Для того чтобы избежать основополагающего состояния замкнутого пространства, которое присуще архитектуре, я опираюсь на небо как естественный элемент, который более всего влияет на архитектурный интерьер». Таким образом, небо становится основополагающим пространственно-структурным элементом в архитектуре Андо. Если небо начинает петь, все здание подхватывает его песню. Когда Андо проектирует жилой дом, торговое или офисное здание, он всегда концентрируется на том, как небо, в конце концов, будет сопрягаться с постройкой. Взаимодействие тени и света, обеспечиваемое ограниченным фрагментом неба и трехмерными формами, выраженными в бетонных стенах, лежит в основе магнетизма его архитектуры. 

Небо у Андо также является основным компонентом наружных пространств, наиболее искусно оживляя асимметричные или наклонные части построек. Интуитивная способность Андо читать ландшафт феноменальна. Выявляя латентный характер местности, он учитывает также множественные факторы, как географическая ориентация, направление ветра, света, дождя, стоков воды, расположенные рядом стены, возраст соседних зданий и движение людских потоков. Свою технику разработки участка по трем измерениям Андо называет термином «сайткрафт». Архитектор создает трехмерную скульптуру из обычного воздуха, всегда наделяя пустое пространство размерностью. При этом самым живым и наоболее близким к природе элементом организованного пространства является небо. Нейтральное пространство, замкнутое в пределах определенного участка, приобретает динамизм. Андо использует все самые маленькие фрагменты разрабатываемого участка. В его архитектуре нет мертвых пространств.

Андо применяет свою технику работы с местностью при проектировании как жилых комплексов, так и торговых предприятий. В последних, в частности, он создает очень практичные структуры, стирая границы между внешним и внутренним пространствами. Его умение переплести между собой внутреннее и внешнее позволяет сделать дороги, внутренние дворы, небо и городское освещение элементами интимного внутреннего пространства. Центральной темой Андо при его работе с наружным пространством является архитектурное толкование городского контекста. 

Эстетика отсутствия

Когда-то Андо назвал свой Роу-хаус в Сумиёси «вызывающей коробкой», и он так объясняет эту свою архитектурную позицию: «На первый взгляд моя архитектура означает обнажение, как если бы я хотел создать некое абстрактное пространство, получаемое в результате исключения всего человеческого, функционального и практического. В действительности я интересуюсь не абстрактными пространствами, а архетипом пространства».

Эта простая и сильная архитектура одновременно является воплощением легкости. Она соединяет простоту форм со сложностью пространства. Она использует материалы без отделки, но приятные на ощупь. Сверх всего этого она предлагает ясную картину жизни посредством формальной простоты. Этот момент является основополагающим. Ясная геометрия формирует этот простой образ. В архитектуре Андо всегда содержатся  смелые предложения в отношении способа жизни или резкие элементы социальной критики. Философия его архитектуры всегда понятна, с первых его работ и до самых последних. Его архитектура не является минималистской. Если и правда то, что в ее основе лежит «коробка» без украшений, то голые стены этой «коробки» стимулируют воображение. Сооружения Андо вызывают переживания у зрителя именно потому, что они не имеют отделки. Их молчаливые стены стимулируют чувства тех, кто на них смотрит, и завладевают их взором.Его стиль за простоту форм был охарактеризован как "критический регионализм".

artishock.org

Тадао Андо, архитектор и дизайнер | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.RU 14 апреля 2018

Тадао Андо (родился 13 сентября 1941 года в Осака) — японский архитектор, лауреат Притцкеровской премии, последователь Алвара Аалто. Стиль этого японского архитектора был охарактеризован как «критический регионализм».

У Тадао Андо довольно разнообразный жизненный опыт. Он работал водителем грузовика и даже был боксёром. Невзирая на отсутствие специализированного архитектурного образования, он всё-таки стал известным в этой области.

Тадао Андо воспитывался бабушкой и большую часть времени в детстве проводил на свежем воздухе. С десяти до семнадцати лет Андо работал подмастерьем у местного плотника, где научился работать с древесиной и создавать модели самолетов и судов. «Я никогда не был хорошим студентом. Я всегда предпочитал изучать предметы самостоятельно за пределами класса. Когда мне было около восемнадцати, я начал посещать храмы, святыни и чайные дома в Киото. Я изучал архитектуру, видя конкретные здания и читая о них книги».

Первый интерес к архитектуре у Тадао Андо возник в пятнадцать лет после приобретения книги с подробными эскизами Ле Корбюзье. «Я просматривал эскизы его раннего периода столько раз, что все страницы стали черными». По словам Андо в своей работе он часто задается вопросом, а как Ле Корбюзье думал бы об этом проекте (на фото: Часовня Нотр-Дам-Дю-О, Роншамп, Франция, Ле Корбюзье).

Между 1962-м и 1969-м годом Тадао Андо путешествует по США, Европе и Африке. Эти поездки формирует его собственные идеи и представления об архитектурном дизайне. Несмотря на отсутствие специализированного архитектурного образования, благодаря природному таланту и опыту он становится известным в этой области. 

В 1969 Тадао основал архитектурную мастерскую «Tadao Ando Architects & Associates».

В 1995 году он был награждён «Притцкеровской премией» за высокие индивидуальные достижения в области архитектуры. Тадао пожертвовал весь свой приз — $100,000 в пользу пострадавших от землетрясения 1995 года в Кобэ.

Работы этого архитектора хорошо известны массированным использованием естественного света, а также использованием натуральных форм ландшафта в архитектуре. Его сооружения часто характеризуются сложными трёхмерными путями циркуляции, которые переплетаются с внешним и внутренним пространством, образуя крупные фигуры.

В своих проектах Андо мастерски использует возможности как естественного, так и искусственного освещения. В основе зданий лежат чистые геометрические формы, которые порой переплетаются, создавая сложные трехмерные фигуры. Объект проектирования вписывается в естественный ландшафт, дабы не подвергать изменению то, что создано природой.

На фото: холм Будды

Любимый материал – бетон. Он используется и как строительный и как отделочный материал, причем как снаружи здания, так и при внутренней отделке. «Я обязан Ле Корбюзье и Людвигу Мису Ван дер Роэ. Идя по тому же пути, я беру то, что они сделали, и интерпретирую своим собственным способом».

Особенно примечателен его проект здания «Row House in Sumiyoshi», монолитный бетонный двухэтажный дом, завершенный в 1976 году. Это одна из его ранних работ, где уже проявляется его будущий стиль. Дом состоит из трёх секций: две закрытые части здания разделены открытым двором.

Жилой комплекс в районе Рокко, недалеко от Кобэ, представляет собой сложный лабиринт террас, атриумов и балконов. Дизайн Rokko Housing One (1983) и Rokko Housing Two (1993) иллюстрирует применение традиционных архитектурных приёмов — твёрдых и мягких материалов, контраста света и темноты, противостояния открытого и закрытого. Примечательно, что эти кластерные здания устояли от землетрясений 1995 года в Кобэ.

Тадао Андо пытается применять национальные эстетические ценности к архитектуре современных зданий. По его мнению, архитектор должен следовать естественному ландшафту, а не менять его. В интерьерах он мастерски использует возможности естественного и искусственного освещения (Церковь Света, 1989)

Основные работы (помимо указанных выше):

Дом Хосино (Koshino House)

Дом “4х4″

На крошечном клочке земли всего четыре на четыре метра, он строит элегантную башню, увенчанную небольшим «пентхаусом» с видом на море через огромные панорамные окна. Проект ироничен, но при этом более чем функционален. Во внутренней отделке, как и в отделке фасадов, используется бетон.

Музей современного искусства на острове Наосин

«Фабрика» в Венеции для Бенеттона

Здание Пулитцеровского центра искусств в Миссури, США, 2001

Зал Teatrino в Палаццо Грасси в Венеции (2005)

www.spletnik.ru

Человек, творящий чудеса

22 августа 2016 г.

Тадао Андо – японский архитектор, произведения которого притягивают взгляды не только на просторах Японии, но и известны по всему миру. Каких только наград в архитектурной сфере нет у этого гениального человека! На его счету не просто творения,  но и новшества в проектировании зданий, создание нового современного направления в японской архитектуре. 

Основными материалами в его работе являются стекло и бетон. Именно благодаря уникальным свойствам стекла, все здания становятся немножко волшебными, изменяющимися, так как солнце с ветром придают творению особенные блики. 

Архитектурного образования Тадао Андо не получил, но самостоятельно добился успеха в этой области, изучил все нюансы специальности и стал настоящим профессионалом. Быть самоучкой в сфере архитектуры очень сложно, только талант и золотые руки помогли новичку стать мастером. 

В многочисленных интервью Тадао Андо часто рассказывает о том, какие идеи он воплощает, что его вдохновляет: 

Мой первый проект, привлекший внимание общественности, был возведён в 1976 году и назывался Дом Адзума. Изюминкой стало отсутствие наружных окон, но для любого дома нужен свет. Решением послужил внутренний дворик. 

Дом Адзума 

«Захватывающая архитектура» для меня это больше та энергия, что создаётся в месте, а не пространство. У меня был опыт работы с проектами, идея которых состоит в том, чтобы создать «диалог между прошлым и настоящим». Первым был Наконосима – остров из песка между двумя реками, выровненный историческими зданиями. Мне пришла идея обновить Центральный публичный зал путём внедрения современного овального зала, а окружающий экстерьер оставить неизменным. Должно было получиться некое «столкновение» древнего, исторического и современности. К сожалению, предложение отвергли, но подобную идею я воплотил в Италии в 2010 году. Это был встроенный объёмный блок в постройке XV века. 

Проект на Наконосима

Паллацо Грацци, Венеция, Италия 

Главная моя цель – создавать такие шедевры, чтобы достичь чувства восхищения у людей, которые смотрят на архитектуру, беседуют о ней. Не так давно я возвёл Церковь Света в Осаке. На первый взгляд, ничего особенного, обычный квадратный блок, но зашедшему внутрь человеку открывается вид на крест, образованный светом. Это и есть восхищение. 

Церковь Света в Осаке 

Церковь на воде отличается тем, что крест расположен на открытом водоёме. Изменение погодных условий, сезонов, положения солнца ярко демонстрирует присутствие жизни. Здесь природа делает многое за меня. 

Церковь на воде 

На Наосима я построил музейный комплекс на голой земле, без растительности (из-за промышленных отходов там ничего не росло). Перед строительством было решено вернуть зелень. Большая часть архитектурного комплекса стала подземной, а вишнёвые деревья расположились вокруг. Это своеобразный символ, символ некой надежды. А, например, художественный музей Титю завлекает посетителей произведениями искусства, что размещаются в природной среде. Мне кажется, что синтез природы, искусства и архитектуры и создаёт чувство восхищения моими работами. 

Музей искусств Титю

В молодости особенное влияние на меня оказало художественное авангардистское общество Гутай. Именно лидер этой группы подтолкнул меня к созданию таких строений, которые никто больше не может возвести, быть особенным и не повторять проекты других архитекторов. 

Работы общества Гутай 

Архитектурой я заинтересовался в подростковом возрасте и использовал все поездки и путешествия с пользой для своего увлечения. Сильное впечатление произвели Киото и Нара, они потрясали своим размером. А чайная комната Тай-ан, напротив, была крохотной, но не менее завораживающей. Японская культура не перестаёт вдохновлять меня, подталкивать к новым идеям и строениям. 

Тадао Андо завоевал признание общества своей простотой, в некоторой мере таинственностью, прочностью. Проекты всех сооружений всегда имеют идеальные пропорции, креативную задумку и восхищают своей красотой. 

Читайте также: 

История Су Фудзимото, рассказанная им самим

www.berlogos.ru

Портрет архитектора: Тадао Андо

Архитектор-самоучка, ставший лауреатом Притцкеровской премии, дал интервью журналу Port, в котором рассказал, как бороться с предубеждениями в профессии и почему сегодня общество не нуждается в таком количестве архитекторов, как в 19 и 20 веках.

Тадао Андо спроектировал здание, в котором располагается его студия в Осаке, в 1973 году. Оно было предназначено для молодой семьи. Когда строительство близилось к завершению, заказчики узнали, что ждут близнецов, и архитектор понял, что здание слишком мало для них. Поэтому он решил использовать его для собственных нужд. «Это научило меня тому, что жизнь не всегда идет по плану», – говорит Андо, удивительная карьера которого развивалась, по его словам, методом проб и ошибок. Студия трижды расширялась и наконец в 1991 году была перестроена, чтобы вместить расширившуюся команду Андо. Она воплощает в себе ключевые принципы, характерные для работ 74-летнего архитектора.

Тактильность ее гладких бетонных стен подчеркивается естественным светом, струящимся через точно размещенные окна и световые люки, а расположение взаимосвязанных геометрических пространств создает эффект постоянно меняющейся перспективы. Это мастерство работы с пространством, светом и материалом чувствуется во всех проектах Андо, детали которых всегда тщательно проработаны.

Карьера знаменитого архитектора-самоучки началась в 1969-м; с тех пор Андо построил более 200 зданий, среди которых жилой комплекс Рокко в Кобе (1983–1999), церковь Света в Осаке (1989), Пулитцеровский фонд искусств в Сент-Луисе (2001) и Музей современного искусства в Форт-Уорте (2002).

Пулитцеровский фонд искусств в Сент-Луисе

Жилой комплекс Рокко в Кобе

За свою способность создавать функциональные, но при этом легкие и изящные здания, будящие в зрителях эмоциональный отклик, в 1995-м Андо получил самую престижную награду в сфере архитектуры – Притцкеровскую премию. Саму премию – 100 000 долларов – он пожертвовал пострадавшим от землетрясения в Кобе.

Несмотря на свой успех, Андо невероятно скромен. Он говорит, что ни одну из его работ не удалось бы завершить без множества других талантливых и целеустремленных людей. Его команда продолжает работу над проектами самого разного масштаба и профиля по всему миру, и Андо отмечает, что за прошедшие полвека его подход особо не изменился: он по-прежнему старается создавать здания, которые должны стать «домом для человеческих сердец».

Я бы хотел начать с простого вопроса: почему архитектура – это важно?

Настоящая важность архитектуры в том, что она способна глубоко трогать сердца людей. Я стараюсь создавать пространства, где люди могли бы собираться и общаться друг с другом.

Ваши здания часто выделяются чистыми геометрическими формами и использованием необлицованного бетона. Как вы добиваетесь подобной человечности, используя такие простые формы и материалы?

Моя задача – создать определенное пространство, неотделимое от своего расположения, используя самые обычные материалы, которые можно найти в любом уголке мира. Такие как бетон, состоящий из песка, камня и цемента. Я считаю, что эмоциональное воздействие в архитектуре зависит от того, как в архитектурном пространстве используются естественные элементы. Поэтому, вместо того чтобы создавать сложные формы, я выбираю простые геометрические фигуры, чтобы создать тонкую, но эффектную игру света и тени в пространстве.

На видео – корпус мексиканского университета в Монтеррее

Существует ли проект, воплощающий все принципы, которыми вы руководствовались на протяжении своей карьеры?

Да, я бы сказал, что это церковь Света в Ибараки, построенная в 1989 году. Это простой необлицованный бетонный бокс прямоугольной формы, шесть метров в длину и восемнадцать в ширину. Бюджет был ограничен, поэтому мы экономили на отделке. Получилось пространство из голого, необлицованного бетона, в которое свет поступает через крестообразную щель в передней стене. Степень освещенности меняется в зависимости от сезона и времени суток, и благодаря естественному освещению все пространство приобретает вид святилища.

Ваши здания называют типично японскими, но при этом вы используете западные материалы и методы строительства. Какие особенности своих построек вы бы сами назвали типично японскими?

Я хочу создавать пространства, передающие японское видение мира средствами современной архитектуры. Например, целостность внутреннего и наружного пространства – типичная особенность традиционной японской архитектуры. В моих проектах часто используется зона, находящаяся между внутренним помещением и наружным пространством, напоминающая энгава, традиционную японскую веранду.

Музей современного искусства Форт-Уорта

Большую часть своей жизни вы старались бросать вызов стереотипам: начали как самоучка и объединили в своем творчестве влияния разных культур. Как этот необычный подход повлиял на вашу карьеру?

Я считаю, что люди должны сами определять, как им жить. Я боролся против стереотипов, ограничивающих свободу в мире, стремящемся к единообразию, с самого начала своей карьеры. Я считаю, что важно сохранять некоторое внутреннее напряжение, которое делает мои работы живыми. С другой стороны, я пытаюсь обнаруживать в традициях важные всеобщие принципы. Одна из функций архитектора – обнаруживать принципы, по которым существуют общественные конвенции, и использовать их в создании современной архитектуры.

Как бы вы описали текущее состояние архитектурного дела в целом? По сравнению с другими периодами, в которые вам приходилось работать, сегодня быть архитектором легче или тяжелее?

Мне кажется, что сегодня общество не нуждается в таком количестве архитекторов, как в 19 и 20 веках, и особенно это касается развитых стран. Я верю в то, что архитекторы должны создавать места, которые могли бы стать опорой и компасом для людских сердец. Но в последние годы из-за экономического давления масштабы и скорость строительства возросли по всему миру, и важность роли, которую архитекторы играли в обществе, снизилась. Но даже в такое сложное время я, как архитектор, хочу давать пристанище людским сердцам.

Где вы ищете источник вдохновения помимо работ великих архитекторов, которыми восхищаетесь?

Вдохновение на создание нового здания можно найти где угодно. Это может быть предложение или даже слово из романа, который я читаю, сцена из фильма или воспоминания о путешествии в пещеры Индии или древние руины. Пока мы открыты новому, ключи вдохновения к творчеству можно найти всегда. На протяжении всей карьеры мне выпадала честь работать с многими влиятельными художниками, они стали моими клиентами, творческими партнерами и друзьями. Несколько заказов у меня сделали фэшн-дизайнеры, такие как Иссей Мияке, Джорджио Армани и Том Форд. Я поддерживаю отношения с выдающимися современными художниками, с которыми сотрудничал. Среди них Дэмиен Херст, Эллсуорт Келли и Ричард Серра. Их эстетика и оригинальный взгляд всегда вдохновляют меня и мотивируют на то, чтобы творить.

Ранчо Тома Форда в Санта-Фе, штат Нью-Мексико, США

Интересно, как сказался возраст на вашей творческой манере и, если говорить о прагматической стороне дела, на масштабе ваших проектов?

С возрастом диапазон масштабности проектов и типов зданий, с которыми я работаю, расширился от маленьких частных домов до городских застроек. Но мне кажется, что в главном мой подход к архитектуре не изменился. Все проекты нашей фирмы осуществлялись под моим руководством, и я ответственно относился к делу. Со временем мои работы стали более зрелыми. И я горжусь, что сохраняю добрые отношения с клиентами даже спустя десятилетия после завершения проектов и всегда забочусь о состоянии стареющих зданий.

Жилой дом в Нью-Йорке

Чего вы хотите достичь за оставшиеся годы вашей карьеры? Каковы ваши амбиции?

Я и впредь буду прилагать все усилия, чтобы до конца всей жизни создавать запоминающиеся архитектурные работы для людей.

Текст: Алан Гриффитс для журнала Port.

exteriorcenter.ru

Тадао Андо (Tadao Ando) | Live-design

Тадао Андо (Tadao Ando) родился 13 сентября 1941года в Осаке, Япония. Воспитывался бабушкой и большую часть времени в детстве проводил на свежем воздухе. С десяти до семнадцати лет Андо работал подмастерьем у местного плотника, где научился работать с древесиной и создавать модели самолетов и судов. «Я никогда не был хорошим студентом. Я всегда предпочитал изучать предметы самостоятельно за пределами класса. Когда мне было около восемнадцати, я начал посещать храмы, святыни и чайные дома в Киото. Я изучал архитектуру, видя конкретные здания и читая о них книги». Первый интерес к архитектуре у Тадао Андо возник в пятнадцать лет после приобретения книги с подробными эскизами Ле Корбюзье. «Я просматривал эскизы его раннего периода столько раз, что все страницы стали черными». По словам Андо в своей работе он часто задается вопросом, а как Ле Корбюзье думал бы об этом проекте.

Между 1962-м и 1969-м годом Тадао Андо путешествует по США, Европе и Африке. Эти поездки формирует его собственные идеи и представления об архитектурном дизайне. Несмотря на отсутствие специализированного архитектурного образования, благодаря природному таланту и опыту он становится известным в этой области. В 1969 году в Осаке он основывает архитектурную мастерскую Tadao Ando Architectural & Associates и начинает заниматься делом всей своей жизни.

В своих проектах Андо мастерски использует возможности как естественного, так и искусственного освещения. В основе зданий лежат чистые геометрические формы, которые порой переплетаются, создавая сложные трехмерные фигуры. Объект проектирования вписывается в естественный ландшафт, дабы не подвергать изменению то, что создано природой. Любимый материал – бетон. Он используется и как строительный и как отделочный материал, причем как снаружи здания, так и при внутренней отделке. «Я обязан Ле Корбюзье и Людвигу Мису Ван дер Роэ. Идя по тому же пути, я беру то, что они сделали, и интерпретирую своим собственным способом».

Одной из ранних работ Тадао Андо, где уже отслеживается его стиль, является Таунхаус в Сумиёши (Row House in Sumiyoshi) в Осаке. Построенный в 1976 году, он представляет собой монолитный бетонный двухэтажный дом, чистый бетонный фасад которого акцентирован лишь дверным проемом. Внутреннее пространство, если смотреть на дом сверху, разделено на три равных прямоугольника, где центральная часть является атриумом. В первом секторе со стороны фасада находятся гостиная на первом уровне, а выше гостевая спальня, во втором секторе на первом уровне расположены кухня и ванна, а спальня хозяев этажом выше.

Одним из первых проектов обративших на себя внимание международного архитектурного сообщества стал жилой комплекс в районе Рокко (Rokko Housing One 1981-1983 г.) Комплекс втиснут в ограниченное пространство на наклонной плоскости, и состоит из 20 единиц жилья, каждая из которых занимает 5,4 х 4,8метра и имеет собственную террасу. Архитектурное решение Тадао Андо кажется простым и логичным, хотя задачи, решаемые при проектировании и строительстве комплекса, были весьма сложными.

Через десять лет Андо проектирует Rokko Housing Two (1993 год). На этот раз площадь под проект в четыре раза больше. Комплекс включает в себя 50 единиц жилья, каждая на площади 5,2 х 5,2 метра. Отдельно стоит отметить, что оба комплекса выдержали разрушительное землетрясение 1995 года в Кобе.

Церкви и Храмы Тадао Андо

Большинство проектов Тадао Андо – здания религиозного характера. Одна из самых удивительных его работ и в тоже время одна из самых простых – Храм света (1988-1989 год). Храм расположен в жилом пригороде в 40 км на северо-восток от центра Осаки.

Здание представляет собой бетонный кубический объем (5.9 метра шириной, 17.7 длиной и 5.9 метра высотой) пересеченный стеной, повернутой на пятнадцать градусов и делящей куб на часовню и входную область. Каждый, кто входит в церковь, по касательной скользит между этими двумя объемами, в одном из которых находится воскресная школа, а в другом зал вероисповедания. Этим приемом Андо буквально заставляет вошедшего прочувствовать пространство и задуматься над архитектурой.

Скамьи, наряду с половицами, сделаны из используемых при строительстве лесов. В бетоне позади алтаря сделаны два крестообразных отверстия, через которые в зал проникает солнечный свет.
Что бы оценить полноту замысла, храм стоит посетить утром, когда зал буквально пронизан светом, поскольку алтарная стена обращена на восток.

Другая его выдающаяся работа в этой области – Церковь Воды. Построенная на острове Хоккайдо и представляющая из себя предельно простую бетонную конструкцию, она мастерски вписана в окружающий ландшафт.

Одна из стен церкви полностью стеклянная и обращена в сторону небольшого пруда. В центре пруда, как бы вырастая из воды, расположен металлический крест. Скамейки для прихожан размещены таким образом, что создается иллюзия перехода пола церкви в поверхность водной глади за окном. Это место завораживает посетителя в любое время года и в любую погоду.

В 1991 году Тадао Андо строит Храм Воды. К расположенному на холме зданию ведет небольшая пешеходная дорожка. Сначала посетитель видит длинную бетонную стену высотой 3 метра с единственным проемом. Через проем видна другая стена. Преодолев по белой гравиевой дорожке новую бетонную преграду, посетитель выходит на большое пространство к овальному водоему (40 на 30 метров) с живыми лотосами. В центре водоема, куда ведет бетонный помост, находится вход в храм.

Внутри среди монохромных бетонных стен, яркими вспышками возникают оранжевые деревянные решетки в традиционном стиле, за которыми размещена спиной на запад статуя Будды.

В этом проекте Андо мастерски вплетает национальные эстетические ценности в современную архитектуру.

Дом “4х4″ Тадао Андо

Тадао Андо умело работает как с большими пространствами, так и с минимальными площадями. Так в 2003 году он проектирует и строит «Дом 4х4» в пригороде Токио.
На крошечном клочке земли всего четыре на четыре метра, он строит элегантную башню, увенчанную небольшим «пентхаусом» с видом на море через огромные панорамные окна. Проект ироничен, но при этом более чем функционален. Во внутренней отделке, как и в отделке фасадов, используется бетон.

Тадао Андо, являясь одним из самых известных современных архитекторов Японии, спроектировал множество выдающихся сооружений, включая здание Пулитцеровского центра искусств в Сент-Луисе (2001 год), «Театро Армани», центральный офис Дома моды Джорджа Армани в Милане (2001 год), Музей современного искусства, Форт Ворт (2002) и пр. (Полный список его проектов можно найти на официальном сайте архитектора www.tadao-ando.com) Он является обладателем множества престижных наград и премий, среди которых Золотая медаль Французской академии архитектуры (1989), премия Притцкера (1995), Императорская премия (1996), Золотая медаль Королевского Института британских Архитекторов (1997) ,Золотая медаль Американского института архитектуры (2002) и Золотая медаль Международного союза архитекторов (2005).

Ныне, продолжая свою деятельность, он является одним из наиболее уважаемых архитекторов и его творчество влияет не только на студентов архитектурных вузов, но на все мировое архитектурное сообщество.

Статью подготовила Зоя Ти

Исаму Ногучи, Ле Корбюзье, Алвар Аалто, Шарлотта Перриан, Жан Пруве, Эйлин Грей,  Другие интересные статьи

 

 

Поделиться ссылкой:

www.live-design.ru

Дизайн искусственных водоёмов: 10 проектов Тадао Андо

Дизайн искусственных водоёмов: подборка проектов Тадао Андо

Тадао Андо в совершенстве овладел таким сложным ремеслом, как дизайн искусственных водоёмов, и регулярно применяет своё умение на практике. Работы этого мастера состоят не только из физически осязаемых субстанций: отражение, простая цветовая палитра и негативное пространство — вот инструменты, которыми он активно пользуется, заставляя свет, воду и ветер участвовать в формировании блестяще спланированных статичных композиций.

Тадао Андо — японский архитектор-самоучка, получивший в 1995 году Притцкеровскую премию. Вышеназванные природные элементы он включает фактически в каждый из своих проектов, многие из которых содержат пейзажные бассейны или пруды. В этих творениях — всегда свежих и гармоничных — легко прослеживается уникальный почерк автора.

Храм воды в Авадзи, Япония (1991)

Являясь резиденцией для сподвижников самого раннего ответвления тантрического буддизма в Японии, Храм воды по праву считается самым значительным произведение Андо.

Овальная структура из бетона содержит искусственное озеро, в котором растут лотосы. Отражающая поверхность, к которой можно подняться по простой лестнице, символизирует небо. Чтобы достичь этой вершины, нужно пройти по гравийной дорожке, проложенной снаружи, что призвано напомнить об этапах инициации.

Овальный зал в Музее современного искусства на Наосиме, Япония (2004)

Сооружение на острове Наосима является в некотором роде музеем творчества самого Тадао Андо. По его собственным словам, он поместил бетонную коробку в старую нору под землёй. Овальный зал имеет потолок со слегка закруглённым сводом и огромным окном в центре. Одна из его стен выровнена с главной осью основного здания и наклонена по отношению к средней линии, благодаря чему создаётся впечатление полной открытости структуры.

Помещение освещается только естественным светом. Андо ставил перед собой цель создать пространство, которое, будучи довольно компактным, казалось бы невероятно глубоким. Здесь противопоставленные элементы — прошлое и настоящее, дерево и бетон, свет и тень — бесконечно накладываются друг на друга.

Частная вилла Monterrey в Мексике (2011)

Характерной чертой этой резиденции, расположенной на холме в Монтеррее, является бассейн, нависающий над склоном. Его несколько раз пересекают бетонные стены с проёмами, формирующими своеобразные обрамления для восхитительного пейзажа: с участка открывается вид на национальный парк Кумбрес-де-Монтеррей.

Трёхэтажный дом, построенный для одной мексиканской семьи, имеет в качестве центрального элемента двухуровневую библиотеку. Терраса на крыше продолжается великолепным пейзажным бассейном, который, кажется, напрямую соединяется с небом.

Музей современного искусства в Форт-Уэрте, Техас, США (2002)

Это одно из наиболее известных сооружений Андо, характеризующееся наличием массивных Y-образных опор из бетона, которые отражаются в бассейне площадью 6000 м2. Пять павильонов с плоскими крышами смотрятся так, будто они выросли прямо из воды.

Построенные из простых материалов и выдержанные в монохромной палитре, они не вступают в борьбу за внимание зрителей с пейзажем и представленными произведениями, но при этом образуют единую элегантную композицию.

Стеклянные стены, являясь физическим барьером между внутренним и внешним пространствами, почти не ощущаются зрительно. В то же время свет, отражённый от поверхности воды, создаёт чарующие блики на стенах помещений.

Церковь на воде на Хоккайдо, Япония (1988)

Бассейн, являющий собой классический образец творчества Андо, располагается таким образом, что прихожане, которые находятся внутри церкви, смотрят прямо на него.

В центре бассейна установлен простой крест. Церковь состоит из двух перекрывающих друг друга кубов — входной структуры из стали и стекла и основного строения, выступающего в роли часовни. Стеклянная стена, выходящая на бассейн, может раздвигаться, если позволяет погода. Неудивительно, что Церковь на воде по проекту Андо является одним из самых популярных мест для проведения свадеб в Японии.

Здание Пулитцеровского центра искусств в Сент-Луисе, Миссури, США (2001)

Это первое стоящее отдельно сооружение, построенное по проекту Андо в США. В этом центре хранятся семейные коллекции известных благотворителей, а также проводятся передвижные выставки.

Бетонные конструкции отливались на месте в течение всего четырёхлетнего периода строительства, в ходе которого были использованы технологии, ранее не известные американским специалистам. Умиротворяющая и простая структура также дополнена фирменным знаком Тадао Андо — просторным пейзажным бассейном.

Театр Poly Grand в Шанхае, Китай (2014)

Отверстия, прорезанные в стенах из стекла и бетона, делают театр Poly Grand не похожим ни на какой другой. Искусственное озеро, расположенное вдоль двух стен здания, позволило творению Андо стать новой достопримечательностью Шанхая.

В воде отражаются причудливые проёмы в стенах — выходные части туннелей, которые пронизывают пространство площадью 56 000 м2 под разными углами, формируя фантастический динамичный интерьер. Таким образом, наружные очертания здания кажутся вполне обычными, в то время как внутри скрывается удивительная цилиндрическая структура.

Музей Hansol в Вонджу, Южная Корея (2013)

Расположенный на вершине горы рядом с национальным парком Чиаксан, что в провинции Канвондо, музей Hansol призван объединить природу и искусство.

Основу его экспозиции составляет личная коллекция местного бумажного магната Ли Ин Хи. Различные монументальные структуры установлены непосредственно над поверхностью искусственного пруда. Отражаясь в нём, произведения современного искусства, среди которых имеется, например, эффектная красная скульптура под названием Archway Александра Либермана, кажутся парящими в воздухе.

Обилие воды уравновешивается окружающим лесом, а также имеющимся на территории музея садом камней, который является отсылкой к Королевским могильным курганам времён Силлы — памятником корейской архитектуры в Кёнджу. Вода окружает все элементы комплекса, построенные из известняка и бетона.

Музей Aurora в Шанхае, Китай (2013)

Другая частная коллекция выставлена в стенах шестиэтажного музея Aurora в Шанхае. Он представляет собой отреставрированное историческое здание, в котором на протяжении многих лет хранились древние образцы китайского искусства и артефакты.

И лишь совсем недавно музей обзавёлся минималистской пристройкой, спроектированной Тадао Андо. Одна из стен сооружения — застеклённая, разделённая на множество квадратных секций. Примыкающий к ней искусственный водоём обеспечивает плавный переход от новой структуры к старой. В здании, которое построил Андо, проводятся выставки современного искусства.

Морской музей в Абу-Даби, ОАЭ (проект)

Морской музей, строительство которого пока ещё даже не началось, призван подчеркнуть значимость Персидского залива в жизни людей, живущих в Объединённых Эмиратах. Сооружение будет иметь резкие очертания и выразительную геометрию.Оно должно напоминать композицию из парусов, вырастающих из поверхности воды, которая, конечно, будет окружать музей со всех сторон.

Андо комментирует свой проект так:

«Скульптурное здание парит над плоскостью моря и обрамляет великолепный вид на залив вдоль побережья острова Саадият. Внутри строения заключено динамично структурированное пространство, напоминающее днище лодки».

Работы мастера Андо могут служить наглядными примерами того, что грамотно спроектированный искусственный водоём способен сделать архитектурный объект неповторимым.

Какое из представленных здесь сооружений понравилось вам больше других?

designerdreamhomes.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *