Андо тадао храм света: Человек, творящий чудеса

Содержание

Человек, творящий чудеса

22 августа 2016 г.

Тадао Андо – японский архитектор, произведения которого притягивают взгляды не только на просторах Японии, но и известны по всему миру. Каких только наград в архитектурной сфере нет у этого гениального человека! На его счету не просто творения,  но и новшества в проектировании зданий, создание нового современного направления в японской архитектуре. 

Основными материалами в его работе являются стекло и бетон. Именно благодаря уникальным свойствам стекла, все здания становятся немножко волшебными, изменяющимися, так как солнце с ветром придают творению особенные блики. 

Архитектурного образования Тадао Андо не получил, но самостоятельно добился успеха в этой области, изучил все нюансы специальности и стал настоящим профессионалом. Быть самоучкой в сфере архитектуры очень сложно, только талант и золотые руки помогли новичку стать мастером. 

В многочисленных интервью Тадао Андо часто рассказывает о том, какие идеи он воплощает, что его вдохновляет: 

Мой первый проект, привлекший внимание общественности, был возведён в 1976 году и назывался Дом Адзума. Изюминкой стало отсутствие наружных окон, но для любого дома нужен свет. Решением послужил внутренний дворик. 

Дом Адзума 

«Захватывающая архитектура» для меня это больше та энергия, что создаётся в месте, а не пространство. У меня был опыт работы с проектами, идея которых состоит в том, чтобы создать «диалог между прошлым и настоящим». Первым был Наконосима – остров из песка между двумя реками, выровненный историческими зданиями. Мне пришла идея обновить Центральный публичный зал путём внедрения современного овального зала, а окружающий экстерьер оставить неизменным. Должно было получиться некое «столкновение» древнего, исторического и современности. К сожалению, предложение отвергли, но подобную идею я воплотил в Италии в 2010 году. Это был встроенный объёмный блок в постройке XV века. 

Проект на Наконосима

Паллацо Грацци, Венеция, Италия 

Главная моя цель – создавать такие шедевры, чтобы достичь чувства восхищения у людей, которые смотрят на архитектуру, беседуют о ней. Не так давно я возвёл Церковь Света в Осаке. На первый взгляд, ничего особенного, обычный квадратный блок, но зашедшему внутрь человеку открывается вид на крест, образованный светом. Это и есть восхищение. 

Церковь Света в Осаке 

Церковь на воде отличается тем, что крест расположен на открытом водоёме. Изменение погодных условий, сезонов, положения солнца ярко демонстрирует присутствие жизни. Здесь природа делает многое за меня. 

Церковь на воде 

На Наосима я построил музейный комплекс на голой земле, без растительности (из-за промышленных отходов там ничего не росло). Перед строительством было решено вернуть зелень. Большая часть архитектурного комплекса стала подземной, а вишнёвые деревья расположились вокруг. Это своеобразный символ, символ некой надежды. А, например, художественный музей Титю завлекает посетителей произведениями искусства, что размещаются в природной среде. Мне кажется, что синтез природы, искусства и архитектуры и создаёт чувство восхищения моими работами.  

Музей искусств Титю

В молодости особенное влияние на меня оказало художественное авангардистское общество Гутай. Именно лидер этой группы подтолкнул меня к созданию таких строений, которые никто больше не может возвести, быть особенным и не повторять проекты других архитекторов. 

Работы общества Гутай 

Архитектурой я заинтересовался в подростковом возрасте и использовал все поездки и путешествия с пользой для своего увлечения. Сильное впечатление произвели Киото и Нара, они потрясали своим размером. А чайная комната Тай-ан, напротив, была крохотной, но не менее завораживающей. Японская культура не перестаёт вдохновлять меня, подталкивать к новым идеям и строениям. 

Тадао Андо завоевал признание общества своей простотой, в некоторой мере таинственностью, прочностью. Проекты всех сооружений всегда имеют идеальные пропорции, креативную задумку и восхищают своей красотой. 

Читайте также: 

История Су Фудзимото, рассказанная им самим

Тадао Андо — биография и семья

Работы этого архитектора хорошо известны массированным использованием естественного света, а также использованием натуральных форм ландшафта в архитектуре.

Его сооружения часто характеризуются сложными трёхмерными путями циркуляции, которые переплетаются с внешним и внутренним пространством, образуя крупные фигуры.

Особенно примечателен его проект здания «Row House in Sumiyoshi», монолитный бетонный двухэтажный дом, завершенный в 1976 году. Это одна из его ранних работ, где уже проявляется его будущий стиль. Дом состоит из трех секций: две закрытые части здания разделены открытым двором.

Жилой комплекс в районе Рокко, недалеко от Кобэ, представляет собой сложный лабиринт террас, атриумов и балконов. Дизайн Rokko Housing One (1983) и Rokko Housing Two (1993) иллюстрирует применение традиционных архитектурных приемов — твёрдых и мягких материалов, контраста света и темноты, противостояния открытого и закрытого. Примечательно, что эти кластерные здания устояли от землетрясений 1995 года в Кобэ.

Тадао Андо пытается применять национальные эстетические ценности к архитектуре современных зданий. По его мнению, архитектор должен следовать естественному ландшафту, а не менять его.

В интерьерах он мастерски использует возможности естественного и искусственного освещения (Церковь Света, 1989)

Основные работы

  • частный дом в Осаке,
  • дом Хосино,
  • комплекс Рокко — блочные дома,
  • дом Китосани,
  • Храмы: церковь на воде 1988 года, Храм света, Храм воды 1991 года,
  • Музей современного искусства на Наосине,
  • «Фабрика» в Венеции для Бенеттона,
  • дом 4х4,
  • Здание Пулицеровского центра искусств в Миссури, США, 2001
  • реконструкция Палаццо Грасси (2005)

Галерея

  • Церковь Света, 1989

  • Художественный музей префектуры Хёго, Кобэ

  • Храм воды

  • Дом Азумы

  • Times Gallery

  • Галерея Акка

  • Waterfront Plaza в Кобэ

  • Пулицеровский центр искусств в Миссури

  • Галерея Нода

  • Комплекс Рокко, Кобэ

  • Музей искусств в Киото

Тадао Андо, архитектор и дизайнер | Блогер alfa-omega на сайте SPLETNIK.

RU 14 апреля 2018

Тадао Андо (родился 13 сентября 1941 года в Осака) — японский архитектор, лауреат Притцкеровской премии, последователь Алвара Аалто. Стиль этого японского архитектора был охарактеризован как «критический регионализм».

У Тадао Андо довольно разнообразный жизненный опыт. Он работал водителем грузовика и даже был боксёром. Невзирая на отсутствие специализированного архитектурного образования, он всё-таки стал известным в этой области.

Тадао Андо воспитывался бабушкой и большую часть времени в детстве проводил на свежем воздухе. С десяти до семнадцати лет Андо работал подмастерьем у местного плотника, где научился работать с древесиной и создавать модели самолетов и судов. «Я никогда не был хорошим студентом. Я всегда предпочитал изучать предметы самостоятельно за пределами класса. Когда мне было около восемнадцати, я начал посещать храмы, святыни и чайные дома в Киото. Я изучал архитектуру, видя конкретные здания и читая о них книги».

Первый интерес к архитектуре у Тадао Андо возник в пятнадцать лет после приобретения книги с подробными эскизами Ле Корбюзье. «Я просматривал эскизы его раннего периода столько раз, что все страницы стали черными». По словам Андо в своей работе он часто задается вопросом, а как Ле Корбюзье думал бы об этом проекте (на фото: Часовня Нотр-Дам-Дю-О, Роншамп, Франция, Ле Корбюзье).

Между 1962-м и 1969-м годом Тадао Андо путешествует по США, Европе и Африке. Эти поездки формирует его собственные идеи и представления об архитектурном дизайне. Несмотря на отсутствие специализированного архитектурного образования, благодаря природному таланту и опыту он становится известным в этой области. 

В 1969 Тадао основал архитектурную мастерскую «Tadao Ando Architects & Associates».

В 1995 году он был награждён «Притцкеровской премией» за высокие индивидуальные достижения в области архитектуры. Тадао пожертвовал весь свой приз — $100,000 в пользу пострадавших от землетрясения 1995 года в Кобэ.

Работы этого архитектора хорошо известны массированным использованием естественного света, а также использованием натуральных форм ландшафта в архитектуре. Его сооружения часто характеризуются сложными трёхмерными путями циркуляции, которые переплетаются с внешним и внутренним пространством, образуя крупные фигуры.

В своих проектах Андо мастерски использует возможности как естественного, так и искусственного освещения. В основе зданий лежат чистые геометрические формы, которые порой переплетаются, создавая сложные трехмерные фигуры. Объект проектирования вписывается в естественный ландшафт, дабы не подвергать изменению то, что создано природой.

На фото: холм Будды

Любимый материал – бетон. Он используется и как строительный и как отделочный материал, причем как снаружи здания, так и при внутренней отделке. «Я обязан Ле Корбюзье и Людвигу Мису Ван дер Роэ. Идя по тому же пути, я беру то, что они сделали, и интерпретирую своим собственным способом».

Особенно примечателен его проект здания «Row House in Sumiyoshi», монолитный бетонный двухэтажный дом, завершенный в 1976 году. Это одна из его ранних работ, где уже проявляется его будущий стиль. Дом состоит из трёх секций: две закрытые части здания разделены открытым двором.

Жилой комплекс в районе Рокко, недалеко от Кобэ, представляет собой сложный лабиринт террас, атриумов и балконов. Дизайн Rokko Housing One (1983) и Rokko Housing Two (1993) иллюстрирует применение традиционных архитектурных приёмов — твёрдых и мягких материалов, контраста света и темноты, противостояния открытого и закрытого. Примечательно, что эти кластерные здания устояли от землетрясений 1995 года в Кобэ.

Тадао Андо пытается применять национальные эстетические ценности к архитектуре современных зданий. По его мнению, архитектор должен следовать естественному ландшафту, а не менять его. В интерьерах он мастерски использует возможности естественного и искусственного освещения (Церковь Света, 1989)

Основные работы (помимо указанных выше):

Дом Хосино (Koshino House)

Дом “4х4″

На крошечном клочке земли всего четыре на четыре метра, он строит элегантную башню, увенчанную небольшим «пентхаусом» с видом на море через огромные панорамные окна. Проект ироничен, но при этом более чем функционален. Во внутренней отделке, как и в отделке фасадов, используется бетон.

Музей современного искусства на острове Наосин

«Фабрика» в Венеции для Бенеттона

Здание Пулитцеровского центра искусств в Миссури, США, 2001

Зал Teatrino в Палаццо Грасси в Венеции (2005)

Железобетонная репутация – Газета Коммерсантъ № 198 (6436) от 29.10.2018

В парижском Центре Помпиду проходит выставка знаменитого японского архитектора, притцкеровского лауреата, самоучки и университетского профессора Тадао Андо. Японец, не покидая родную Осаку, давно стал французским национальным достоянием, считает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.

Возможно, лучшее, что сделал Тадао Андо,— церкви и музеи. Тут эмоции должны быть заметны с первого взгляда, в них смысл проекта. Но у Андо никогда не стоит путать проект и итог. В профессиональной архитектурной среде слишком большое внимание уделяется проекту. Считается, в нем уже все видно, он может и не предполагать воплощения. Тадао Андо заседал в жюри японских конкурсов, на которых награждались тогда молодые советские мастера «бумажной архитектуры». У него самого есть несколько по-хорошему завиральных проектов — вроде реконструкции классической оперы с вставленным в середину белым яйцом современного зрительного зала. Но его постройки еще лучше его идей. Он не разводит руками перед готовым фасадом и не жалуется, что его проект искалечили по пути. Как всегда бывает в гениальной архитектуре, проект Андо лишь обещание того, что будет. Что будет — еще лучше.

Его «Храм света» — бетонная коробка, которая в макете кажется то ли огневой точкой Атлантического вала, то ли гробиком с крестом,— возведенный в японском Ибараки в 1989 году, выглядит настоящим архитектурным псалмом, песней религиозному свету, проходящему через соединенные крестообразно щели в алтаре. Древняя статуя Будды, выглядывающего сквозь вершину холма над подземным парком в проекте кладбища близ Саппоро,— пример тончайшей и умнейшей мемориальной архитектуры. Никто из наших производителей казенных мемориалов такого сделать не сможет.

При этом Андо исключительно скромен в средствах. Не припомню, чтобы он позволял себе гранит или мрамор. Его материал — железобетон, но какой! Отглаженный до состояния шелка, с пуговичками от болтов, державших опалубку. В этом нет вызова, только высочайшее качество, которого на стройплощадке надо как-то добиться. И еще вопрос, что больше поможет в отношениях с рабочими, диплом какого-нибудь Гарварда или опыт дальнобойщика и профессионального боксера, как у Андо.

Я почувствовал это, когда брал у него интервью в его мастерской в Осаке. Она расположена в его первом доме-манифесте Guerrilla House, который он потом купил и стал в нем работать. Здание из гладкого серого бетона было построено не для того, чтобы поразить посетителя или потенциального заказчика, а для того, чтобы там было удобно. И чтобы все было под рукой — от книг на полках до рабочего стола. Именно по книгам Тадао Андо научился архитектуре. Он купил альбом Ле Корбюзье и читал и рассматривал его до тех пор, пока не решился поклониться мастеру.

Надо было накопить денег и ехать за тридевять земель. Сперва кораблем до Находки. Потом поездом через всю Россию, и наконец через Европу в Париж. Фотографии и зарисовки путешествия тоже висят на выставке в Помпиду. Но когда Андо приехал во Францию, Ле Корбюзье уже не было в живых. Оставалось поклониться только его зданиям. Недаром в том же «Храме света» так много от поздних шедевров мастера. Ну и Андо изобрел свой собственный способ увековечить имя кумира. Свою любимую собаку он назвал Ле Корбюзье.

Это умение ласково присвоить, сделать своей и понятной мировую архитектурную культуру помогло ему стать автором двух отличных музеев старой Европы. Оба расположены в исторических зданиях Венеции. Первый — в палаццо Грасси на Большом канале, второй — на стрелке в старом здании таможни. Оба созданы для художественного фонда Франсуа Пино, одного из богатейших коллекционеров современного искусства Франции.

Их сотрудничество началось с неудачи. Проект парижского музея Пино был загублен чиновниками, поэтому Fondation Pinault переехал в Венецию. Сейчас он возвращается — в реконструируемую в центре Парижа Товарную биржу, построенную в XVIII веке для торговли зерном. В XIX веке над круглым двором здания построили купол, а сейчас под этим куполом Тадао Андо проектирует независимую от структуры здания выставочную конструкцию. Этот художественный цилиндр в цилиндре стал одним из главных экспонатов в Центре Помпиду, и парижане особенно внимательно присматриваются к новому проекту. Музей должен открыться в ближайшие годы, 77-летний Андо и 82-летний Пино спешат его увидеть в жизни и в бетоне.

Андо, Тадао — ВикипедияРусский Wiki 2022

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Андо.

Тада́о А́ндо (яп. 安藤忠雄 Андо: Тадао, родился 13 сентября 1941 года в Осаке) — японский архитектор, лауреат Притцкеровской премии, последователь Алвара Аалто. Стиль Андо был охарактеризован как «критический регионализм».

У Андо довольно разнообразный жизненный опыт. Он работал водителем грузовика, был боксёром, а специализированного архитектурного образования не имел. В 1969 году Андо основал архитектурную мастерскую «Tadao Ando Architects & Associates». В 1995 году награждён Притцкеровской премией за высокие индивидуальные достижения в области архитектуры. Всю премию ($100 000) Андо пожертвовал в пользу пострадавших от землетрясения 1995 года в Кобе.

Его работы хорошо известны массированным использованием естественного света, а также использованием натуральных форм ландшафта в архитектуре. Его сооружения часто характеризуются сложными трёхмерными путями циркуляции, которые переплетаются с внешним и внутренним пространством, образуя крупные фигуры.

Особенно примечателен его проект здания «Дом Адзума», монолитный бетонный двухэтажный дом, завершённый в 1976 году. Это одна из ранних работ, где уже проявился его будущий стиль. Дом состоит из трёх секций: две закрытые части здания разделены открытым двором.

Жилой комплекс в районе Рокко, недалеко от Кобе, представляет собой сложный лабиринт террас, атриумов и балконов. Дизайн Rokko Housing One (1983) и Rokko Housing Two (1993) иллюстрирует применение традиционных архитектурных приёмов — твёрдых и мягких материалов, контраста света и темноты, противостояния открытого и закрытого. Примечательно, что эти кластерные здания устояли от землетрясений 1995 года в Кобе.

Тадао Андо пытается применять национальные эстетические ценности к архитектуре современных зданий. По его мнению, архитектор должен следовать естественному ландшафту, а не менять его. В интерьерах он мастерски использует возможности естественного и искусственного освещения (Церковь Света, 1989)

Тадао Андо (род. 1941) — DOKUMEN.PUB

Citation preview

Тадао Андо (род. 1941)

Комсомольская правда Директ-Медиа Москва 2015

Жизнь и творчество

Тадао Андо

«Архитектура — это слово, сказанное пространством. Бетонная стена говорит со зрителем. И это весомое слово», — считает Андо

Тадао Андо — один из известнейших архитекторов не только Японии, но и всего мира. Он стал лауреатом самых престижных премий: Алвара Аалто (1985), Французской академии архитектуры (1989), Карлсберга (1992), Притцкера (1995), Королевского института британских архитекторов (1997). Не будем перечислять почти бесконечный список наград, полученных Андо у себя на родине, в Японии. И это притом что Тадао Андо не получил высшего архитектурного образования. Он — самоучка. При общении со студентами в разных странах Андо обязательно скажет, что посещение вуза — не главное. Прежде всего нужно чувствовать конструкцию, а изучить все можно и самостоятельно. Не добавляет маэстро только то, что для этого нужны гигантская воля и невероятная работоспособность. Есть они, к сожалению, не у всех. Железной воле Андо можно только позавидовать. Именно его стальной характер помог ему добиться успеха. Тадао Андо родился 13 сентября 1941 года, его детство прошло на улицах Осаки. И улица научила его, что нужно не бояться рисковать и никогда не сдаваться. Андо и в зрелом возрасте остается тем же сорвиголовой,

3

Конгресс-центр «Нагарагава» в рядовой застройке Гифу

Конгресс-центр «Нагарагава». Фрагмент

4

которым был в юные годы. А профессиональные занятия боксом сделали его жестким, умеющим идти вперед и не сворачивать с выбранного пути. Андо говорит, что спорт заставляет добиваться максимума и раскрывает все резервы человека. И как нельзя боксировать вполсилы, иначе быстро отправишься в нокаут, так и в творчестве невозможно «взять» новую вершину, пока не выложишься полностью. С 10 лет Андо работал подмастерьем у плотника, поэтому научился ловко обращаться с древесиной, создавая для себя модели самолетов и судов. Интерес к архитектуре у молодого человека возник после приобретения книги с эскизами Ле Корбюзье. Много-много раз перелистывал страницы этой книги 15-летний юноша, пока не почувствовал в себе силы к творчеству. С тех пор и по сей день, создавая любой проект или делая набросок, Андо всегда задает себе вопрос: «Что думал бы об этом Ле Корбюзье?» Привыкнув доверять, главным образом, собственному опыту, Андо прекрасно понимал, что для овладения профессией архитектора недостаточно изучения книг. В 18 лет он ставит перед собой цель увидеть все главные японские святыни, чтобы лучше узнать традиции своей культуры. В 1960-е годы Андо много путе-

шествует по Америке, европейским странам, Африке. В этих поездках целеустремленный молодой человек посещает все знаковые архитектурные объекты, знакомится со строительными традициями и накапливает значительный багаж собственных творческих идей. Несгибаемый характер Андо и цельность его натуры предопределили выбор строительного материала, который отвечал бы всем требованиям архитектора. Бетон до сих пор является своеобразной визитной карточкой мастера. Андо в каждой своей постройке раскрывает его красоту, фактурность, призывая зрителя концентрировать внимание на главном, видеть целое и не отвлекаться на мелочи. Раскрытие эстетики бетона — путь, по которому следовал не один великий архитектор ХХ века. Ле Корбюзье, Мендельсон, Мельников — лишь неполный список талантливых мастеров, которые оставили архитектурное наследие в бетоне, ставшее мировой ценностью. Как это ни удивительно, именно с помощью бетона Тадао Андо наделяет постройку тонкой, мимолетной и изменчивой красотой — такое ее понимание присуще только японцам. В его творениях немеркнущая красота природы раскрывается в каждый из четырех сезонов и становится неотъемлемой частью постройки. Свои

Конгресс-центр «Нагарагава». Интерьеры

5

Вилла Косино в префектуре Хёго

6

проекты Андо создает для любования дождем, ветром, переменами времен года, а значит, красками природы. Такой подход всегда был характерной чертой японской эстетики. Особую роль он отводит свету. Еще в юности Андо испытал восторг, когда пробил отверстие в крыше дома и увидел, как темноту комнаты прорезал луч света. Это воспоминание навсегда осталось в его памяти. Солнечный свет, по мнению маэстро, соединяясь с архитектурой, создает ту художественную выразительность, которая необходима для восприятия его творения. Не только контуры, но и объем, глубина вещей, согласно японской эстетике, появляются из сочетания света и тени. Их взаимосвязь придает пространству индивидуальность, вдыхает душу в произведение архитектуры. Андо в своих постройках стремится сохранить ощущение пространства, исторически присущее культуре Японии. Источник дневного света сам становится произведением искусства в работах мастера. Находя каждый раз новые пути естественного проникновения света в сооружение, архитектор позволяет постройке «жить» и «откликаться» на воздействия солнечных лучей, постоянно меняющих интенсивность и направление. Творчество Андо — это воплощение идей минимализма, традиционно свойственных японской культуре. Одним из первых шедевров архитектора стал проект виллы Косино, построенной в 1981 году в префектуре Хёго. Вилла состоит из трех объемов, частично «спрятанных» в наклонном холмистом рельефе. Такое расположение продиктовано необходимостью защиты от природных катаклизмов, а также желанием сохранить растущие на участке деревья. Разноуровневые помещения виллы полностью соответствуют сложному ландшафту. Здание прекрасно вписано в окружающую природу, находясь среди затеняющих его елей, густые кроны которых препятствуют проникновению прямых солнечных лучей, пропуская лишь мягкий, рассеянный свет. В плане вилла представляет собой две прямоугольные призмы, поставленные параллельно друг другу и соединенные подземным переходом. Дом имеет внутренний двор, соответствующий наклонным контурам участка. В качестве строительного материала выбран необработанный бетон. Андо «оживляет» фактуру материала с помощью светового воздействия. Во внутренний двор выходит большая гостиная с широкой открытой лестницей — ключевые пространства, призванные воспринимать игру светотени. Единственная часть дома, отрицающая прямые углы, — студия,

Вилла Косино. Макет и план

Минимализм — направление в архитектуре XX–XXI веков, основанное на стремлении к простоте формы и отказе от всего лишнего в пользу функционального и необходимого. В минималистских постройках не допускаются украшения и элементы декора, упор делается на простоте и понятности конструкции.

7

Музей Тикацу-Асука в Осаке

Музей Тикацу-Асука. Фрагмент

8

полукруглая в плане. Все помещения спроектированы с проемами в потолке, сквозь которые проникают солнечные лучи, включаясь в игру светотени в интерьере. Можно сказать, что свет в этом произведении стал посредником между пространством и формой, раскрывая их потенциал в динамике, «оживляя» постройку. Аскетичные дома Андо со стенами, лишенными украшений, пользуются у заказчиков непреходящим спросом. Архитектор создаст еще не один десяток вилл для своих клиентов в разных частях Японских островов, в том числе на очень сложных, нестандартных участках. Проектируя новое жилое пространство, Андо мастерски работает с формообразованием, красиво решает вопросы взаимодополнения архитектуры и природы, но никогда не навязывает заказчикам дизайн интерьеров. Более того, он уверен, что достаточно предоставить клиентам свободные контейнеры, которые они могут использовать, как пожелают, и заполнить, как сочтут нужным. Существенный пласт в творчестве архитектора образует проектирование музеев и выставочных залов. Для каждого проекта Андо находит новый художественный прием взаимодействия с природным окружением. Каждая его идея остается неповторимой. Созда-

Зал музея с макетом кургана императора Нинтоку

вая образ исторического музея Тикацу-Асука (1994), он все выставочные залы «спрятал» под землю. Наземная часть состоит лишь из башни и гигантской лестницы. Главной функцией этой музейной лестницы стала театрализация, подчеркивание зрелищного назначения всего сооружения. По замыслу Андо лестница должна использоваться в качестве своеобразного зрительного зала, из которого можно видеть сохранившиеся на этой территории древние курганы. Таким образом, окружающие музей заповедные леса также становятся самостоятельным экспонатом музея. Архитектура, по мнению Тадао Андо, не может быть автономна. Она не существует сама по себе, а всегда формируется путем диалога с природой. В каждом своем произведении архитектор виртуозно создает этот диалог. В то же время он считает, что отсутствие противостояния архитектуры и природы, которое было характерно для традиционной культуры Японии, давно осталось в прошлом. Он убежден, что в современной жизни должно присутствовать и сохраняться их противостояние, создавая определенную напряженность, необходимую для их органичного сосуществования и, что не менее важно, для адекватного восприятия и оценки архитектуры. Андо не просто демонстрирует

Музей Тикацу-Асука. Интерьер

9

Музей современного искусства в Форт-Уорте

Музей современного искусства в Форт-Уорте. План

В честь великого архитектора-реформатора Андо назвал свою собаку Ле Корбюзье, говоря, что «он очень смышленый пес — настоящий человек и настоящий философ» 10

гармоничное единение архитектуры и природы, но и показывает возможности их взаимного раскрытия и обогащения. Ярким примером постройки, раскрывающей свой потенциал в диалоге с природой, является Детский музей (1989), расположенный в префектуре Хёго. Перед входом в музей посетителя ожидает обязательная длинная прогулка вдоль бетонной стены для того, чтобы сосредоточить его внимание на окружающем пейзаже. Дорога к музею ведет вверх по крутому ландшафту, где гладкие площади чередуются с маршами ступенек. Она символически и функционально отсылает нас к выложенной каменными плитами дорожке в традиционном японском саду. Главное предназначение извилистой дорожки заключается в концентрации внимания посетителей на определенных картинах пейзажа. Так и музейное здание получило определенные правила для входа, вторя наследию японской культуры и заимствуя у нее четко отлаженный механизм воздействия архитектуры на сознание и настроение человека. Здание Музея современного искусства в Форт-Уорте (2004), состоящее из простых геометрических объемов, стало ярким примером того, какой образной выразительности может достичь прозрачная архитектура. Пять полностью остекленных корпусов расположены у во-

доема так, что возникает иллюзия, будто они плывут по воде. Включение воды в архитектуру — один из излюбленных приемов Андо. Такое свойство водной стихии, как постоянное изменение и преображение под воздействием ветра, солнца, дождя и снега, мастер считает безусловным дополнением к своим проектам. Нельзя забывать также и о способности воды к отражению. Построенный из бетона, стекла и металла музей полностью отража­е тся в водной глади. Окружающие его изрезанные берега пруда и холмистый ландшафт так красивы, что, по замыслу автора, становятся полноправными экспонатами музея, привнося в осмотр экспозиций элемент медитативной созерцательности. Крыши корпусов музея имеют сильные выносы, не позволяя прямым солнечным лучам проникать в интерьер. Этот элемент традиционного японского дома, окруженного крытой галереей для затенения внутреннего пространства, был использован в современной постройке для создания мягкого, рассеянного освещения в залах. Выступающие бетонные блоки поддерживают Y-образные колонны, ставшие символом музея и узнаваемые во всем мире. Особенное отношение у архитектора к культовым постройкам. В списке реализованных проектов Андо их несколько. И каждая принесла ему признание коллег

Музей современного искусства. Интерьеры

11

Храм Воды Хомпукудзи в Авадзи

Храм Воды Хомпукудзи. Рисунок и макет

12

и почитание широкой публики. Самые знаменитые из них, церковь Света (1989) и храм На воде (1989), удивительно просты по своей архитектуре, но уникальны по силе эмоционального воздействия. Основанная на древних постулатах японской культуры, строго выверенная философия воплощена во всех культовых сооружениях Андо. Ярким примером служит расположенный на холме буддийский храм Воды Хомпукудзи (1991). К нему поднимается длинная и узкая пешеходная дорожка. Посетитель, ступив на нее, не видит ничего, кроме длинной и высокой бетонной стены, вдоль которой он должен пройти. Дорожка, выложенная белым гравием, сливается по цвету с бетонной стеной и создает монохромное пространство, помогающее настроиться на посещение храма. Отказ от цвета должен, по логике автора, помочь человеку избавиться от мирской суеты в мыслях. Дорожка выводит к водоему размером 30х40 метров. Искусственный пруд усеян живыми лотосами и служит крышей буддийского храма. Мастер создания подземных сооружений, Андо размещает храм таким образом, что помещение скрыто для глаз во время подхода к нему. Длинная лестница, разделяющая пруд на две половины, постепенно уво-

Вход в храм Воды Хомпукудзи

дит посетителя вниз, к храму. Продвижение по длинной лестнице также способствует созданию нужного настроя. Погружение человека в сакральное пространство должно сопровождаться его подготовкой к медитативному состоянию. Помогает этому контраст между неподвижностью белой гальки на вершине холма, длинной бетонной стеной, сопровождающей на всем протяжении спуска, и видом на лазурный пруд, воду в котором приводит в движение любое дуновение ветра. Спустившись наконец по ступеням лестницы, посетитель храма оказывается в ярко-красном помещении, которое эффект­но, даже театрально, подчеркивает созданный автором контраст. Знаменитый архитектор много времени уделяет подготовке будущего поколения профессионалов. Он преподавал в Йельском, Колумбийском, Гарвардском и, конечно, Токийском университетах. Крупнейшие учебные заведения мира приглашали его не только как преподавателя. В 2008 году, в честь 130-летия Токийского университета, Андо построил новый корпус, предназначенный для междисциплинарного общения студентов разных факультетов. Его сложноорганизованное пространство ограничено бетонными стенами.

Храм Воды Хомпукудзи. Интерьер

13

Новый корпус Токийского университета

Над боксерским прошлым Андо подшучивали многие архитекторы. Бернар Чуми говорил: «Ему легко на стройплощадке — если бетон не хорош, может и врезать» 14

Архитектор не изменяет привычкам и подчеркивает фактуру необработанного бетона, прививая студентам хороший вкус. Раскрывая эстетические и функциональные свойства бетона, Андо все же делал отступления от своего любимого материала в пользу традиционных для Японии дерева и бумаги. Деревянных и даже бумажных построек у архитектора несколько, но все они неизменно представляют простоту форм и совершенство пропорций. Отказ от бетона в этих редких случаях, возможно, был продиктован изначальным восприятием зданий как временных объектов. Впервые дерево, знаковый для японской архитектуры материал, было выбрано Андо для национального павильона Японии на Экспо-92, прошедшей в Севилье (Испания). Именно Андо, получивший к тому времени уже повсеместное признание, должен быть создать образ Японии на мировой арене. По замыслу архитектора, павильон Японии на Экспо-92 должен был стать таким, чтобы о нем немедленно заговорили во всех точках земного шара. В результате творческих усилий мастера павильон стал одним из самых крупных деревянных сооружений на планете. Его высота 25 метров, ширина 60 и глубина 40 метров. Наружные стены сооружения были набра-

Павильон Японии на Экспо-92. Севилья, Испания

ны из кедровых брусьев, закрепленных на стальном каркасе. Фасад постройки сильно вогнут. Архитектор разбил здание на четыре яруса, два из которых занимало подземное пространство, третий же расположен на уровне земли. Посетители вынуждены были начинать осмотр с четвертого уровня и постепенно спускаться. Вход в павильон был возможен только по мосту, ведущему на верхний ярус. Небольшая часть моста была занята эскалатором и отдана посетителям. Все остальное — огромное пустое пространство. Оно было призвано выполнять символическую функцию. Сам архитектор задумывал этот мост как «переносящий в мир мечты». Слегка выпуклый, деревянный, он имел длину 11 метров и был весь залит светом. Он создавал ощутимо заметный переход к внушительному внутреннему пространству открытой галереи верхнего яруса, окутанной полутенью. Затененная терраса верхнего яруса, как галерея традиционного японского дома, служила местом смыслового и эмоционального перехода между внешним окружением и интерьерами национального павильона. Предельный лаконизм формы строения послужил решению двух важнейших задач: продемонстрировал технически совершенное произведение и позволил посетителям окунуться в атмосферу японской

Здание Фонда Ланген в комплексе Музейного острова Хомбройх. Дюссельдорф, Германия

15

Музей построен на территории бывшей ракетной базы НАТО как новый тип выставочного пространства

Заказчиками выступили коллекционеры Виктор и Марианна Ланген, давшие свое имя музею Для японского сегмента выставки архитектор создал «пространство спокойствия» — необычно длинную и узкую бетонную галерею

Музей включает один наземный и два подземных уровня

Включение воды в художественный образ постройки — традиционный прием Андо

Выставочный зал Фонда Ланген

16

В зоне отдыха, имеющей сплошное остекление, можно продолжить осмотр экспозиции современной скульптуры

Выставочный флигель имеет двойную оболочку: бетонные стены закрывают выставочное пространство, наружное остекление создает комфортную зону отдыха

Здание прекрасно вписано в окружение и подчеркивает все природные достоинства участка

17

Вилла Кидосаки

Эскиз виллы Кидосаки. Вид с четырех сторон света

18

национальной архитектуры. В одном из писем к знаменитому американскому архитектору Питеру Эйзенману Андо формулирует ключевую для своего творчества идею: «Я хотел бы создавать архитектуру, которая бы передавала еще более плотные и более сложные смыслы через еще более упрощенные формы». Этому убеждению он не изменяет до сих пор. Постоянное стремление мастера достичь чистоты формы и управлять ее возможностями находит свое воплощение в отказе от всех несущественных деталей, что правомерно при любых назначениях и размерах постройки. В последние годы в Японии получили большое распространение оригинальные частные дома совершенно миниатюрных размеров. Задача каждого проекта — найти своеобразный противовес крохотному жилому пространству. Для этого все элементы постройки включаются в игру, максимально выявляющую преиму­ щества микродома. Острее встает необходимость создать неповторимое, индивидуальное жилище. Самый распространенный прием, которым пользуются в таких случаях архитекторы, — «расширение» маленького пространства, достигающееся за счет ухода от его замкнутости. Должный эффект получается с помощью панорамных видов из дома. Важно то, что для япон-

Вилла Кидосаки. Интерьер

цев первостепенное значение имеют именно виды, а не полнота обзора, открывающегося из окон. Панорамный вид к тому же оказывает положительное психологическое воздействие. Этот аспект созерцательности в полной мере соответствует традиции дзен-буддизма. Именно на его основе строится раскрытие дома вовне, его «взаимодействие» с окружающей средой. Расширение пространства определенно можно считать одной из самых ярких и красноречивых находок Андо. На этом принципе зиждется, например, главная особенность знаменитых домов 4х4, возведенных архитектором в Кобэ. При общей площади каждого дома 84 м2 площади их оснований составляют всего по 23 м2. Жилая постройка представляет из себя четырехэтажную башню, на верхнем этаже которой располагается маленький пентхаус. Панорамные окна во всю стену позволили визуально увеличить внутреннее пространство, заполнив его солнечным светом. Первый дом 4х4 Андо закончил в 2003 году, но тут же нашелся клиент, уговоривший архитектора выстроить такой же дом и для него. Андо согласился при условии, что второе строение будет находиться рядом с первым. Это позволит сделать оба здания композиционно взаимодополняющими. Являясь зеркальным

Вилла Кидосаки. Веранда

19

Т. Андо. Дома 4х4. Рисунок

Дом 4х4. Эскиз, план, аксонометрия

20

отображением друг друга, они объединены не только общей функцией, но и символикой, смысловым наполнением, что было достигнуто благодаря использованию одних и тех же художественных приемов. Каждый из двух жилых домов своим обликом подтверждает, насколько может быть выразительным с архитектурной точки зрения маленькое сооружение. Взглянув на них, сразу хочется подняться на верхний этаж, чтобы полюбоваться открывающимся оттуда видом. Верхний этаж спроектирован в виде большого куба. Андо называл свои постройки «воротами, открывающимися к морю». С последнего этажа действительно открывается прекрасный вид на Внутреннее Японское море. Но кроме желания создать красивый вид из окна автор вложил в свой проект глубокий смысл. Из домов открывается вид на мост Акаси Кайко и остров Авадзи, который стал эпицентром большого землетрясения 1995 года, опустошившего Кобэ. Оба дома стоят на береговой линии, всего в четырех километрах от острова Авадзи. Огромные, во всю стену окна — это еще и свидетельство неугасаемой памяти о том землетрясении и его жертвах. Немаловажен выбор строительных материалов для домов 4х4, с помощью которых достигается эффект их

Дома 4х4 в Кобэ. Вид со стороны моря

взаимодополняемости. Архитектор сознательно берет разные, контрастирующие друг с другом, материалы для своих одинаковых домов. Если первый сооружен из бетона, то второй создан полностью деревянным — из слоистой орегонской сосны. В результате парные здания, с одной стороны, совершенно одинаковы, а с другой — каждое все же сохраняет индивидуальность, подчеркивая уникальность комплекса в целом. В Японии, пожалуй, не найти архитектурной формы более нагруженной культурным значением, чем домик для чайной церемонии. Возможно, это даже один из важнейших символов культуры Страны восходящего солнца. Форма чайного домика, следуя преемственности, не менялась на протяжении многих веков. На рубеже XX–XXI веков японские архитекторы начинают проводить смелые эксперименты и в строительстве чайных домиков. Стараясь выйти за рамки установленной традицией формы, они вместе с тем создают емкое, символически наполненное пространство для чайной церемонии. Безусловно, архитекторов притягивал парадокс использования чрезвычайно малого, чтобы соединиться с невыразимо великим. Тадао Андо спроектировал несколько крошечных чайных домиков из дерева, фанеры и бумаги,

Дом 4х4. Макет

Чайный домик — постройка для чайной церемонии в Японии, традиционно имеет площадь 8 м2. Чайный домик очень скромен как по внешнему виду, так и по внутреннему убранству. Простота обстановки помогала достичь внутренней гармонии. Украшали домик свиток с философским изречением, картина и икебана.

21

Чайный домик

Галерея, ведущая к чайному домику

Васи — традиционная японская бумага, изготавливаемая вручную. Отличается высоким качеством и неровной структурой. Использовалась для письма, а также для оклеивания раздвижных дверей в домах (сёдзи и фусума).

расположив их как отдельно в городской застройке, так и на крыше уже существующих домов. По использованному материалу или конструкции каждый чайный домик Андо получал свое название: Фанерный, Тентовый, Блочный, Бумажный и т. д. Например, Бумажный чайный домик был сооружен в 1992 году для однодневной чайной церемонии, организованной в пляжной зоне Сидзуока (Осака). Он сделан из бумаги васи, изготавливаемой вручную. В постройке не предусмотрено окон, так как васи пропускает в интерьер свет, смягчая его и создавая полутень. Во многом благодаря творчеству Тадао Андо архитектура Японии и по сей день сохраняет лидирующую позицию в мире, которую заняла с помощью Кэндзо Тангэ еще в 1960-е годы. Андо продолжил и развил многие приемы и находки своего великого учителя. Проекты Андо всегда передают японские традиции — но не буквально, «в лоб», а с помощью уникального словаря символов, вобравшего в себя все тонкости японской эстетики. Ведь мастер задействует не только интеллект, но и эмоции, чувства людей. Тем не менее, когда Андо спросили, кто станет наследником Кэндзо Тангэ в японской архитектуре, он ответил: «Никто. Тангэ один стоил всех нас, между нами и ним дистанция, которую не пройти».

Жилой комплекс «Рокко»

Комплекс «Рокко I». Эскиз

«Вначале вы должны подключить свои чувства, прежде чем дрогнут сердца других людей по поводу вашей работы», — говорит Андо 24

Один из излюбленных приемов Тадао Андо — соединение архитектуры со сложными формами ландшафта — в полной мере реализовался в проекте жилого комплекса «Рокко». Комплекс расположился на южном склоне горы Рокко в Кобэ. Наклон горы на этом участке составляет 60 градусов, но жилые ячейки «вырастают» из нее совершенно естественно, без всякого намека на сложнейшую технику проектирования. В культуре Японии принцип включения архитектуры в окружающую среду развивался и совершенствовался на протяжении многих веков, и Андо, как представитель своей культуры, безусловно, в совершенстве передает эту традицию. Проект комплекса «Рокко» наглядно показывает возможности максимального использования потенциала крутого горного склона и полного соответствия архитектуры окружающему ландшафту. Комплекс возводился в три этапа на протяжении 15 лет. Первая стадия, рассчитанная на постройку 20 квартир, была закончена в 1983 году. К концу второй стадии, в 1993 году, был добавлен 50-квартирный жилой комплекс из 10 этажей, а точнее, высоких ярусов, «вмонтированных» в крутой ландшафт. После землетрясения 1995 года в Кобэ комплекс «Рокко» не пострадал в отличие от построек вокруг него. Третья стадия строитель-

Т. Андо. Комплекс «Рокко II». Рисунок

Комплекс «Рокко I»

ства, завершившаяся в 1999 году, заняла пространство, освободившееся из-за разрушений 1995 года. Комплекс «Рокко» разрабатывался как новый тип жилья, который позволил бы хозяевам каждой квартиры иметь еще и собственный участок земли. Особое внимание было уделено комфорту жильцов. Даже такой аспект, как прекрасный вид из окон, не остался в стороне: выбор именно южного склона горы для размещения комплекса был продиктован еще и тем, что из окон должна открываться уникальная панорама. В данном случае с разных ярусов комплекса «Рокко» можно любоваться видом на порт Кобэ, город Осака, Осакский залив Внутреннего Японского моря. Тадао Андо решил использовать природу для дополнения комплекса звуком и светом. По его замыслу, звук и свет в архитектуру включаются как важнейшие ее компоненты. В «Рокко» на благо жильцов работает даже эхо, преобразуя звуки шагов в музыкальные шумы, по которым, как уверяют живущие там люди, они способны даже отличать своих соседей от незнакомцев. Характерной чертой комплекса «Рокко» стал контраст света и темноты, используемый автором не только как художественный прием, но и как функциональный элемент. Лестничные марши и переходы отличает

Ярусы комплекса, соответствующие холмистому рельефу

25

Комплекс «Рокко II»

Фрагмент фасада

26

чередование света и тени: наиболее трудный этап подъема человек проводит в прохладной полутени, преодолев его, он оказывается на залитой светом просторной площадке, с которой открывается прекрасный вид на природу. Такое использование света и тени в комплексе помогает сделать подъем более легким и приятным. Как и в большинстве своих построек, архитектор и здесь использует бетон. Естественный цвет бетона не диссонирует с окружающей зеленью, но и не сливается с ней. Правильные геометрические формы и строгая симметрия архитектуры контрастируют с плавными природными линиями. Создавая на склоне горы террасную композицию, Андо, конечно, вдохновлялся образами жилых построек Греции, Италии, предгорных районов других стран, которые оставили свой след в душе мастера во время его многочисленных путешествий. Первая стадия строительства, «Рокко I», велась у самого подножия горы и стала экспериментом архитектора в области модульных конструкций. По окончании работ его ждал ошеломительный успех и перспектива продолжить строительство, но уже в более масштабном варианте. Поэтому «Рокко II», расположившийся выше по склону, стал значительно больше, удовлетворяя потребностям многочисленных клиентов. Вторая

Вид на эксплуатируемую крышу

стадия представила еще и более роскошное жилье. Здесь имеются закрытый бассейн, тренажерный зал, сауна, и в целом уровень комфорта изначально планировался выше. «Рокко I» и «Рокко II» представляют собой композиции на основе стандартных модулей — жилых ячеек размерами 5,8х4,8 метра, то есть площадь каждой почти 28 м2. Внешний вид и конфигурация комплексов, собранных с помощью модулей, как из одинаковых деталей конструктора, зависели от выступов горы, скал и плато, а также твердости различных ее участков. Этот необыкновенно точный инженерный расчет показал почти безграничные возможности современной техники строительства. В центр комплекса «Рокко II» помещена огромная лестница. Интересно, что в элитном корпусе на первый план выходит непосредственное функциональное назначение этой детали сооружения. Привычным решением для подъема и спуска с десяти ярусов был бы, конечно, лифт. Технический прогресс почти полностью вытеснил практическое значение лестницы, заменив ее на лифты, эскалаторы и движущиеся дорожки. Обладая современными технологиями, Андо, тем не менее, в комплексе «Рокко II» главное функциональное

Комплекс «Рокко I». Фрагмент

27

Фасад образован сгруппированными жилыми модулями стандартного размера 5,8х4,8 м

Комплекс «Рокко I»

28

Уступы комплекса имеют высоту от 2 до 7 этажей

Верхние крыши-террасы имеют озеленение

Комплекс «Рокко I» включает в себя кроме жилых единиц еще и большие общественные пространства

Композиция фасада асимметрична

Из каждой квартиры открывается прекрасный вид на море и порт Кобэ

Нижние террасы — эксплуатируемые. На них организованы зоны отдыха

Геометрия форм комплекса полностью соответствует склону горы Рокко

Первая стадия комплекса состоит из 20 квартир

29

Комплекс «Рокко III». Жилые корпуса

Вид на «Рокко II»

30

назначение оставляет именно за лестницей, что подчеркивается даже ее расположением. Открытая шире необходимого лестница занимает центральную часть здания, а лифту уделяется скромное место сбоку. Лифт к тому же не выполняет свою функцию подъема и спуска до конца. Кабина останавливается между этажами, и человеку все равно необходимо подняться или спуститься на половину пролета, чтобы попасть в квартиру. Это кажется почти невероятным, но жители безоговорочно и безропотно согласились с условиями архитектора и теперь предпринимают пешие прогулки по лестнице. Причина наверняка кроется не только в самурайской выносливости японцев и стойкости к невзгодам, но и в неповторимом качестве того жилья, к которому ведет эта лестница. Архитектор проанализировал роль различных элементов жилого комплекса, их размеры, степень важности, а также наличие и уровень коммуникаций. Результатом стало создание «Рокко III» — ансамбля с четкими правилами пространственной композиции. Комплекс третьей стадии разместился на трех уровнях, заняв достаточно ровную площадку чуть выше предыдущих корпусов. «Рокко III» не строился как собранная из модульных элементов конструкция и этим сильно отлича-

Комплекс «Рокко III». Фрагмент

ется от двух своих предшественников. Причиной тому стал, прежде всего, иной рельеф, более приспособленный к возведению домов без высочайшего уровня методов расчета конструкций. Комплекс «Рокко III» является L-образным в плане и представляет собой соединенные восьмиэтажные корпуса. По масштабу он превзошел две предыдущие стадии: в нем 174 квартиры. Пространство между корпусами отдано под общественную зону со спортивной площадкой и многочисленными дворами, спланированными таким образом, что, не имея ограждений, каждый из них все равно представляет собой обособленное пространство. Эффект был достигнут за счет использования выступов между корпусами и разного характера озеленения. Одна из важнейших задач третьей стадии, с которой предстояло справиться архитектору, заключалась в сохранении лесных массивов, расположенных на этой части склона. Нелишне вспомнить, что в современных крупных городах неизбежно растет отчужденность людей. Жители, в первую очередь это касается обитателей высотных домов, не знают своих соседей, им некогда да и негде пообщаться. Многие архитекторы ищут пути решения этой проблемы. Для Андо этот вопрос также стал одним

«Я научился не бояться одиночества, рисковать и не повторяться», — говорит Андо 31

Комплекс «Рокко III». Фрагмент

Одна из многочисленных лестниц комплекса. Фрагмент

из основных. Кроме квартир, частной территории каждого из жильцов, в комплексе «Рокко» в изобилии представлены разные виды общественных зон. Общие пространства созданы как открытыми, так и закрытыми. Большинство квартир имеет непосредственный выход на озелененные террасы, открытые общественные территории, организованные на крышах нижних ярусов. Несколько зимних садов комплекса представляют собой уже более камерные зоны, рассчитанные на небольшое число посетителей. В центральной части корпусов созданы небольшие дворы-площади. И, конечно, каждая постройка включает в себя обширные холлы, балконы, озелененные галереи и переходы. Такое разно­о бразие продуманных общественных зон дает человеку, возможно, даже больше, чем хорошо организованное пространство собственной квартиры. Тадао Андо уже несколько десятков лет проектирует жилые дома, не переставая экспериментировать в этой области. Он всегда считал возведение жилья одним из важнейших аспектов своего творчества. По мнению Андо, «архитектор должен создавать для людей такое жилье, где человек может заново пережить открытие мира и испытать радость жизни». С такой установкой мастер и работал над своим самым долгосрочным проектом — комплексом «Рокко».

Храм На воде

Т. Андо. Храм На воде. Рисунок

«Мы должны создавать архитектуру, которая, подобно поэзии или музыке, будет открытием для человека, пробуждая интеллект, мир и радость жизни», — говорит Андо 34

Свою архитектуру Андо создает в том числе для того, чтобы человек наслаждался дождями и ветрами, любовался переменами времен года. Безусловно, в этом он говорит на языке ценностей японской национальной традиции. Одним из самых известных творений Андо, в котором природа играет поистине великую роль в формировании архитектуры, стал храм На воде. Природа здесь явилась основным инструментом, создающим образ постройки. Архитектору удалось, с одной стороны, включить природные элементы (свет, ветер, воду, воздух) в архитектуру, образовав цельный организм. А с другой — наоборот, возвысить природу как великую абстракцию, усиливая ее динамический резонанс с геометрией рукотворных форм. Культовые сооружения Андо, несмотря на строительный материал — необработанный бетон, удивительно поэтичны и наполнены хрупкой красотой, таящей способность изменяться каждое мгновение. Названия их лиричны и не привязаны к месту, тем не менее, известны на весь мир — церковь Света и храм На воде. Храм На воде был построен на острове Хоккайдо в 1988 году. В основе композиции — два сопряженных друг с другом квадратных в плане объема. Верхний

Т. Андо. Храм На воде. Рисунок

представляет собой прозрачный куб с находящимися внутри четырьмя сомкнутыми крестами. Нижний — само помещение церкви, восточная стена которой сделана полностью стеклянной. Она выходит на водоем. Церковь не имеет привычного алтаря. Вместо него красно­р ечивый символ, напоминающий о том, что Творцом является сама природа. Огромных размеров крест расположен прямо на водной глади бассейна. Свое название сооружение получило из-за того, что вода, по мысли автора, становится органичной частью архитектуры храма. Крест и вода — главные символы христианской религии — соединены в художественном образе этого храма. В то же время Андо никогда не отрицал японской архитектурной традиции. Тема соединения места поклонения с водой использовалась в Японии достаточно часто. Можно вспомнить знаменитое синтоистское святилище Ицукусима (XVI век), расположенное в заливе Внутреннего Японского моря. До ритуальных врат этого святилища дойти можно только во время отлива, так как они со всех сторон окружены водой. Это место справедливо считается одним из самых красивых в Японии. Синтоистские святыни нередко бывают неразрывно связаны с водой. Объяснение этому заключается в самой религии, синто,

Высокая бетонная стена вокруг храма

35

Вид со стороны водоема

Верхний ярус — стеклянный куб с крестами

36

обожествляющей все, что создано природой. Согласно синто, все реки, моря, озера, скалы и деревья имеют душу, ками. Так же как синтоизм остался в душе каждого японца после прихода буддизма, не вступая в конфликт с новой религией, так и Андо создал христианскую святыню, в основе которой — древнее японское представление о мироустройстве. Философия Андо находит отражение в тесной связи внешнего и внутреннего пространств в архитектуре. Храм окружен холмами и деревьями. Бетонные стены лишь подают природную красоту зрителю. Посетители могут наслаждаться багряными красками осенью, ослепительной белизной зимой, нежной зеленью весной и яркими цветами летом. После устройства подземной гидроизоляции, когда залили каскады прудов, храм и окружающая его природа отразились в зеркале воды, приобретя парящую легкость и эфемерность. Архитектура культового сооружения воздействует на эмоции и чувства посетителей. В этом произведении также можно увидеть любовь Андо к контрастам: искусственного и естественного, закрытого и открытого, пустоты и бесконечности. Контраст грубого необработанного бетона с хрупким стеклом лишь усиливает эмоциональную выразительность храма. 

Искусственный водоем перед храмом

Как и другие работы Андо, храм На воде лишен каких бы то ни было орнаментов. Декора архитектор не признает вообще, считая его ненужным украшательством. Храм На воде в основном выполнен из бетона. Редкие стеклянные поверхности использованы автором как средства более яркой художественной выразительности. Поскольку храм расположен в популярной курортной зоне, перед архитектором стояла задача разместить свое творение среди существующих комплексов и высотных отелей. Андо решил проблему бескомпромиссно. Он максимально отодвинул церковь от застройки, спрятав ее в лесу. А для полной изоляции, которая необходима, чтобы отделить культовое пространство от светского, церковь от отелей, между ними создана длинная L-образная стена, проходящая с западной и северной сторон от храма. Она выполняет также и символическую функцию защиты, закрывая здание от соседних построек и создавая у верующих ощущение уединения, необходимое для молитвы. К храму На воде устроен сложный подход, а поведение и эмоциональное состояние человека, желающего попасть внутрь, тончайшим образом срежиссированы архитектором. Чтобы войти в храм, посетитель должен проделать большой путь. Мастерство архитектора-

Раздвижная стеклянная стена

37

Дно неглубокого бассейна — с уступами, чтобы журчание воды помогало созданию нужного настроения

Храм На воде

38

Крест размещен в бассейне с водой перед храмом

Стена со стороны бассейна у церкви стеклянная, летом она отодвигается, снимая барьер между внешним и внутренним пространством

Вход в церковь осуществляется через верхний ярус с крестами, из которого можно спуститься в помещение для молящихся

Второй ярус церкви — стеклянный куб с размещенными внутри четырьмя крестами

Форма храма чрезвычайно проста, у здания полностью отсутствует декор

От остального мира территория церкви отгорожена высоким бетонным забором Интерьер храма аскетичен

39

Интерьер храма

Фрагмент интерьера с видом на водоем

40

режиссера заключается в умении ненавязчиво подсказать и должным образом направить и настроить перед входом в сакральное пространство. Дорога поднимается сначала в верхний куб из стекла и стали, внутри которого находятся четыре больших бетонных креста. Их необходимо обойти вокруг, настраиваясь на медитативное состояние. Поможет этому и необыкновенной красоты панорама, открывающаяся с верхней точки храма. Для наслаждения прекрасным видом верхний куб и сделан прозрачным. Только затем темная винтовая лестница приведет вниз, к помещению самой церкви. Интерьер храма весьма аскетичен. Пол покрыт темными гранитными плитами. Ступенька отделяет ряды молящихся от небольшого пространства перед восточной прозрачной стеной. Пять рядов деревянных скамеек, расположенных попарно, имеют очень простую конструкцию. Вдоль стен также расставлены деревянные стулья. Вся мебель очень светлая — это еще один контраст с темными стенами и полом церкви. Тщательно продумано искусственное освещение. На северной и южной стенах церкви устроено по четыре небольших углубления со скрытыми в них лампами. Этих восьми крошечных светильников достаточно

Вид из храма на водоем с крестом

для того, чтобы создать в храме приглушенное умиротворяющее освещение. Водоемы, часто дополняющие архитектуру Андо, всегда неглубокие. В этом кроется особый смысл: вода в мелких бассейнах спокойная и не конфликтует с окружением. Она подвержена влиянию даже легкого ветра, под действием которого на поверхности образуется рябь. С декабря по апрель водоем у храма закрыт слоем снега и воспринимается из церкви как ровная белая, почти бескрайняя гладь, несущая спокойствие и умиротворение — то, за чем приходят верующие в церковь. В бассейне устроены небольшие пороги. Их высота, 15 сантиметров, не позволяет создать бушующий водопад, а только мерное течение тихо журчащей воды. Стеклянная стена церкви большую часть года закрыта, защищая прихожан от непогоды. Когда стена раскрывается, интерьер церкви полностью объединяется с водой, показывая, какой тесной связи могут достичь архитектура и природа. Но в любое время года на ровной открытой поверхности водоема выделяется металлический крест, обращенный к помещению для молитвы. Светлое пространство пруда с крестом составляет художественный и смысловой контраст с затемненной комнатой для верующих, направляя и концентрируя их внимание.

Вид из храма на водоем зимой

41

Восточная сторона церкви имеет специфические бетонные ворота высотой 6,2 метра, состоящие из двух одинаковых проемов. Ширина каждого из них 9,15 метра. Практическая функция ворот заключается в возможности переместить стеклянную стену церкви в соседний проем, полностью окруженный водой. Таким образом, исчезает единственная, хоть и прозрачная, преграда между церковью и природой. Правда, происходит это только летом и в исключительные моменты, например во время венчания. Символическое значение бетонной арки также очевидно. Это намек архитектора на тории, всегда стоящие перед японским святилищем. Андо всегда тонко чувствует место, в котором будет размещено его произведение. Остров Хоккайдо известен суровыми природными условиями. В этих местах очень холодные снежные зимы, когда температура достигает минус 30 градусов. Но жесткие условия природы рождают невиданные красоты. На этом противоречии архитектор создал удивительную по силе своей притягательности церковь. Сложнейшие технические расчеты, так же как и многочисленные дополнительные меры, направленные прежде всего на утепление и отопление храма для создания внутри комфортной среды, не должны быть видны неподготовленному зрителю. Требования тепло­ изоляции привели к необходимости сделать стены трехслойными, с размещением в центре дополнительного утеплителя. Пол также спроектирован двухслойным. Правда, для достижения нужного эстетического эффекта подобные усилия никак не должны были повлиять на архитектурную концепцию храма, так же как и оставить какой-либо след в дизайне его оформления. Храм На воде, соединяющий западные духовные христианские ценности и традиционное японское почитание природной красоты, с момента своего появления пользуется огромной популярностью среди будущих молодоженов, которые подолгу ждут своей очереди для проведения там главного торжества в своей жизни. Фрагменты интерьера

Тории — ритуальные ворота, устанавливаемые перед синтоистскими святилищами Японии. Число торий перед храмом, как и их размер, может быть различным. П-образные ворота выкрашены в красный цвет и состоят из деревянных стоек, соединенных сверху двумя перекладинами

Церковь Света

Церковь Света. План

Церковь Света. Макет

44

Одна из самых удивительных работ Андо и в то же время одна из самых простых с точки зрения создания архитектурной формы — церковь Света. Протестантский храм был возведен в 1989 году в городке Ибараки, тихой жилой области Осаки. Место под строительство было точно определено относительно остальных зданий для максимального использования солнечного света. Благодаря грамотному расположению церкви наибольшее количество солнечного света проникает в интерьер в утренние часы, более благоприятные для молитвы и проведения службы. Тадао Андо считает, что архитектура — это процесс выделения и очищения силы света. На этом приеме и построен весь творческий замысел церкви Света. Реализация этого проекта принесла архитектору мировую известность. К тому же храм как нельзя лучше показывает стремление ученика овладеть приемами своего великого учителя, Кэндзо Тангэ. Для любого японского мастера продвижение вперед невозможно без освоения уже найденного и открытого. А единственная построенная Тангэ церковь, собор Святой Марии, показала невиданный до тех пор уровень образности языка архитектуры, не освоив который, как считал Андо, он не сможет идти дальше и создать что-то свое, неповторимое.

Вид на северный фасад

В соборе Святой Марии солнечные лучи проникают внутрь через крестообразное завершение, являющееся световым проемом. В церкви Тадао Андо интерьер также освещает только дневной свет, попадающий внутрь через разрезы в стене Святости, сделанные в форме креста. Преклонение перед талантом великого гуру в крови у каждого японского архитектора. Андо перенял и развил идею Тангэ. Взяв за основу образ собора Святой Марии, Андо максимально упростил форму произведения, переведя метафизику смыслов на язык простейших знаков. Деньги на строительство собирались среди верующих. Но так как средств все равно не хватало на создание даже самой скромной деревянной церкви, перед архитектором была поставлена очень сложная задача, с которой он блестяще справился. Благодаря проектному решению, предложенному Андо, удалось многократно сократить расходы и уложиться в ту небольшую сумму, которая была собрана. Сам архитектор всем своим творчеством всегда показывал, что для него нет более или менее важных проектов. И уж конечно, он никогда не оценивал статус заказа по его бюджету. Менее бюджетный проект мастер воспринимал скорее как вызов — вызов его таланту и профессионализму,

Лестница во внутреннем дворе церкви

45

Фрагмент церкви

Внутренний двор. Фрагмент

46

с помощью которых он должен был создать выдаю­щееся произведение на небольшие средства. Церковь Света представляет собой небольшую бетонную коробку шириной 5,9 метра, длиной 17,7 метра. При высоте 5,9 метра постройка воспринимается совсем крошечной. Скамейки для молящихся, так же как и половицы церкви, сделаны из использованных при строительстве лесов. Дерево было окрашено в темный цвет, чтобы контрастировать со светом, падающим из крестообразного окна храма. Входная зона сформирована двумя бетонными плитами, соединенными под острым углом. Одна из них прорезает стену церкви под углом 15 градусов и отделяет входную зону от основного помещения. Первое, что увидит человек, желающий попасть внутрь, — световой проем в форме креста на восточной стене. После этого путь будет лежать вдоль бетонной плиты мимо здания церкви. Дверной проем выполнен со смещением, которое заставляет любого входящего остановиться и сделать шаг в сторону, чтобы наконец окинуть взглядом интерьер храма. Самым любимым строительным материалом Андо стал бетон. Можно наблюдать настоящее преклонение мастера перед стеной из необработанного бетона.

Восточный фасад

Созданные им стены толстые, массивные, тяжелые, без украшений. Андо как-то говорил, что стены способны проявлять силу, граничащую с насилием. Стены Андо могут разделять пространство, преображать, обогащать его, образуя новые зоны. Архитектор всегда очень внимательно относился к возведению стен, формирующих его архитектуру. Швы и стыки должны быть выполнены с безукоризненной точностью. Качество бетона должно быть таким, чтобы избежать проблемы выветривания и необходимости окрашивания материала. Центром композиции интерьера является выруб­ ленный в восточной стене крест, главный символ христианства. Солнечные лучи, проходя через него, формируют самый настоящий крест света и символизируют духовный путь веры — стремление души к Божественному свету из темного ограниченного пространства физического тела. Именно этот крест света является единственным элементом интерьера, на котором можно акцентировать внимание. С одной стороны, интерьер можно назвать очень аскетичным, но с другой, именно в нем возникает ощущение погружения в самого себя, сравнимое с медитацией. Ведь даже крест за алтарем выполнен не из физической материи, а при помощи света.

Здание церкви соединено с воскресной школой

47

Вход сложно срежиссирован и проходит между фасадами церкви и L-образной бетонной стеной

L-образная стена начинается с восточной стороны церкви и проходит вдоль южного фасада, прорезая его под углом насквозь

К любимому строительному материалу, бетону, архитектор предъявлял самые высокие требования Со стороны главной дороги здание церкви значительно приподнято

Церковь Света

48

В восточной стене расположен «крест света», заменяющий в церкви алтарь

Все фасады церкви выполнены из бетона и не имеют каких-либо украшений

49

Воскресная школа со стороны двора

Воскресная школа. Интерьер

50

Андо создавал церковь Света как произведение, имеющее дуалистичный характер. За счет контрастов, привнесенных автором в это произведение, происходит формирование философского, эмоционального, психологического и интеллектуального диалога архитектуры с человеком. По замыслу Андо, архитектура храма должна была воплотить в себе и отразить двойственность природы всего сущего. Архитектор противопоставляет свет и темноту, глухие бетонные стены и пустоту интерьера, прочность бетона и хрупкость стекла. Необработанная поверхность бетонных стен, отсутствие декора и украшений противопоставляются яркому световому кресту, наполняющему Божественным светом пространство церкви. Архитектура церкви Света должна помочь каждому посетителю, хотя бы на короткое время, исключить волнения внешней мирской жизни и обратиться к поиску внутренней духовности и красоты. Главной особенностью внутреннего пространства является его пустота, которая помогает перестать обращать внимание на окружение и погрузиться в свои мысли. Японские интерьеры традиционно, как правило, пустые. По представлениям японцев, между человеком и миром уже существует особым образом заполненное

Орган у западной стены

пространство. Оно и есть истинно сущее, так как стоит над всем, над формами и временем. Буддийские мудрецы называют это пустотой, или шуньята, китайские мудрецы — дао. Пустота никогда не воспринималась в Японии как негативная категория, так же как никогда не отождествлялась с «ничем». Наоборот, считалось, что пустота является крайним пределом начала и конца, в котором все различия сливаются в единую целостность. Такое представление предполагает единое и непротиворечивое сосуществование всех антагонизмов. С точки зрения философской и религиозной пустота в Японии представлялась субстанцией, примиряющей все противоречия. Согласно религиозным представлениям, сливаясь с пустотой, человек сливается с Буддой, обнаруживает его в своей сущности. Пустота в искусстве также стала одним из важнейших содержательных моментов, а не только эстетической катего­ рией. Она представляется безбрежным пространством, которое является началом всего сущего. Из него возникают идеи и формы, а это значит, что формы и идеи уже заключены в пустом пространстве, существуют в нем изначально, только в невыявленном виде. Поэтому пустота обладает возможностью влиять на эмоции, чувства, подсознательно воспринимаясь как модель

Воскресная школа. Фрагмент интерьера

51

Интерьер церкви

Фрагмент интерьера

мироздания. Андо удивительно тонко и точно сумел использовать все свойства пустоты в своем произведении. В сочетании с абсолютной тишиной она дает возможность уйти в самого себя, то есть погрузиться в состояние, сравнимое с медитацией. Служители церкви вспоминают тот день, когда Тадао Андо принес макет будущего храма. Известный архитектор тогда напоминал скорее маленького мальчика с новой игрушкой — его лицо сияло, глаза лучились. Он долго и вдохновенно рассказывал, как будет устроено здание церкви, пытаясь убедить всех в правильности своих мыслей. Было очень заметно, как увлечен архитектор своей идеей, как сильно захватил его этот проект. «Во всех моих работах свет является важным определяющим фактором. Я создаю закрытые помещения в основном с помощью толстых бетонных стен. Основной причиной является то, что для создания места уединения человека в современном обществе иногда требуются глухие стены без проемов», — говорил Тадао Андо. Интерьер небольшого культового сооружения состоит исключительно из пустого пространства и света. Андо сумел предъявить духовную силу света, используя для всей постройки только необработанный бетон. В церкви, кроме лампы перед кафедрой проповедника и трех скромных светильников на стене, нет источников искусственного освещения. Рассеянный свет, заполняя пустой интерьер, создает приглушенную атмосферу тишины и спокойствия. Благодаря архитектурному решению в интерьере храма формируется «крест света», необходимый для полноценного восприятия сооружения целиком.

Музей современного искусства в Наосиме

Музей современного искусства в Наосиме. План

Вид на Внутреннее Японское море из музея

54

На рубеже XX–XXI веков в Японии стали строиться новые музеи. Они открываются в каждой префектуре, каждом городе: муниципальные и частные, масштабные и камерные. Для создания имени и авторитета новому музею, как правило, требуется особенное здание, поэтому приглашаются известные архитекторы. Одним из самых необычных и популярных музеев Японии последних лет, в котором удачно сочетаются новаторская концепция, талантливая архитектура и интересная коллекция, по праву считается Музей современного искусства на острове Наосима. У этого кусочка суши вообще очень интересная история. Небольшой остров во Внутреннем Японском море несколько лет назад, как по волшебству, превратился в оазис современного искусства. Сюда стали стекаться туристы, ведь его тихий, размеренный ритм жизни успокаивающе действует на людей, уставших от лихорадочного темпа Токио и других мегаполисов. За Наосимой закрепилась слава «острова искусства». Идея превратить его в нечто совершенно уникальное и создать остров-музей современного искусства принадлежит президенту и хозяину крупнейшей японской образовательной компании «Benesse Art Site» Соитиро Фукутакэ. Он вспоминал впоследствии, как случайная

Вид сверху на музейный комплекс

встреча в баре с Тадао Андо помогла сделать его мечту реальностью. Знаменитый архитектор моментально увлекся красивой идеей и взялся за разработку концепции и проекта музейного комплекса. Музей решено было расположить на высоком мысу острова, создав целый комплекс, включающий выставочные площади, конференц-зал, ресторан и гостиницу. Основная часть проекта была осуществлена в 1992–1995 годах, но идея архитектора заключалась в том, что здание музея современного искусства должно соответствовать новым формам самого искусства. Андо решил постоянно изменять музейный комплекс, динамично развивать его во времени и пространстве. По словам мастера, даже после открытия музея работы по его созданию нельзя считать законченными. Он планировал каждый год присоединять к комплексу по одному новому зданию. Следующим этапом стало строительство на холме за музеем отеля «Бенессе Хаус». Новые сооружения продолжают дополнять комплекс и по сей день. Все здания музея прекрасно вписаны в холмистый ландшафт, гармонируя с ним ступенчатыми фор­мами. Размеренная композиция вытянута в направлении моря специально для того, чтобы открывались лучшие панорамы. Остров Наосима отличается удивительной

Фрагмент музейного здания

55

Корпус отеля «Бенессе Хаус»

Я. Кусама. Скульптура «Тыква»

56

красотой, поэтому главной целью архитектора стало сохранение природного ландшафта в неприкосновенности. Естественная среда и геометрия должны здесь слиться воедино. Стены из природного камня, террасы и площадки распределяются по местности так гармонично, что не составляют конфликта с природными формами. Для посетителей, приезжающих в музей Наосима с моря, устроена пристань, играющая роль входа в выставочное пространство. Ступая на просторную, поднимающуюся к вершине холма площадку, вымощенную натуральным камнем и переходящую в террасу, человек попадает в природный оазис. Весь комплекс музея, созданного Андо, — это своеобразный вариант сада, в основе которого первоначальный пейзаж. Отталкиваясь от особенностей естественного ландшафта, маэстро возвел ансамбль, поражающий способностью казаться «невидимым» в природе, что, по сути, является традиционной практикой в японской культуре. Ни с одной стороны невозможно увидеть весь комплекс целиком, поскольку почти все здания заглублены в землю. С разных точек открывается лишь часть музейного пространства. Общую картину можно получить только аэрофотосъемкой. По мере перемещения

Овальный гостевой комплекс с «Прудом размышлений»

по музейному комплексу создается впечатление взаимопроникновения природы и архитектуры. Каждая комната сопряжена с разными образами окружающей природы. Многочисленные сады, сухие и водные, украшают и без того великолепную территорию комплекса. Центральным художественным элементом музейного комплекса стал расположенный на вершине холма овальный зал под открытым небом. Эллиптическая открытая часть крыши размещена над бассейном, получившим название «Пруд размышлений». Эта зона освещается исключительно дневным светом. Прямые солнечные лучи, попадая внутрь здания, не могут полностью залить его, так как, отражаясь в зеркальной глади воды, они возвращаются обратно. Интерьер наполняет игра света и тени на бликах воды. Вокруг бассейна расположены шесть гостевых комнат, так как это здание музея соединено с отелем. Из каждой комнаты открывается чудесный вид на море. Приобретя картину Клода Моне «Пруд с лилиями», Соитиро Фукутакэ решил построить для нее и еще двух полотен американских художников, Джеймса Таррелла и Уолтера де Мариа, отдельное здание. Нужно было, чтобы посетитель мог сполна получить удовлетворение от такого малого количества работ, поэтому

Фрагмент овального комплекса

57

Все здания музейного комплекса прекрасно вписаны в ландшафт

Наземные сооружения комплекса низкие: один, реже два этажа

Корпус Музея современного искусства в Наосиме

58

Место для возведения наземных сооружений выбиралось с учетом раскрытия прекрасных панорам

Постройки, выступающие над уровнем земли, имеют озеленение на крыше

Музейные экспозиции совмещены с жилыми корпусами, зонами отдыха, экспонаты можно встретить в любом месте острова

Некоторые здания комплекса облицованы натуральным камнем

59

Выставочный зал У. де Мариа

Интересно, что мрамор сорта биянко каррара для Музея современного искусства в Наосиме привезен из той же каменоломни, из которой для своих работ брал камни великий Микеланджело 60

проектировка здания стала непростой задачей, справиться с которой также предстояло Тадао Андо. Архитектор разработал проект подземного музея. Постройка фактически целиком находится под землей, и при взгляде снаружи ее совершенно нельзя определить как здание. Даже находящегося внутри музея посетителя не покинет чувство, что он прогуливается на природе. Работая на контрасте рукотворных форм и форм, рожденных природой, архитектор создал здание из бетона. Строгие углы постройки, абстрактное внутреннее пространство, все это должно подготовить человека к встрече с тремя знаменитыми работами. Выход из залов лежит через кафе с великолепным видом на Внутреннее Японское море. Освещение музея, его атмосфера и даже, кажется, само пространство меняются от времени года и погодных условий. Это тоже своего рода произведение искусства. Для того чтобы показать картину Клода Моне максимально красиво, необходимо только естественное освещение. Для более полного эффекта все пространство выставочного зала было сделано белого цвета. Естественное освещение также должно быть организовано особым образом. Решено было не использовать прямой солнечный свет, только световое отражение, исходящее от все-

Фрагмент интерьера музея с «Садом камней» на веранде

го зала. Посетитель не должен понимать, откуда исходит свет. Это ощущение усиливает и техника исполнения картинных рам и пола выставочного зала: была сделана мозаика из белого мрамора, каждый кусочек которой размером всего 2х2 сантиметра. Для того чтобы выложить весь пол, понадобилось 70 000 таких кусочков. Стены зала покрыты белейшей штукатуркой, которой пользовались в Средние века для внешнего покрытия стен самурайских замков. Несколько десятков профессиональных штукатуров за один день создали это идеально белое пространство, ставшее, строго говоря, еще одним произведением современного искусства. В 2007 году уже ставший знаменитым культурный комплекс Наосима решено было дополнить музеем корейского художника Ли У Фана. Очень тщательно подбиралось подходящее место для будущего музея. Для принятия окончательного решения были приглашены Тадао Андо и Ли У Фан. Во время спуска комиссии по склону от подземного музея к отелю-музею «Бенессе Хаус» обратили внимание на долину, уходящую в море. Все участники процессии, остановившись, почти одновременно произнесли: «Да, это то самое место». Ли У Фан с самого начала планировал создать тихое пространство, скрытое от посторонних глаз, в котором

Стена водопада

61

Галерея, ведущая к «Пруду размышлений» овального гостевого комплекса

Фрагмент внутреннего двора музейного комплекса

человек может войти в состояние медитации. Он рассказывал архитектору, что идеальным вариантом была бы пещера или скрытое ущелье. Увидев долину, Андо сразу решил для себя, что этот ландшафт идеально подходит для музея, отвечающего всем пожеланиям корейского художника. Здание музея действительно выглядит очень интересно. Если идти к нему со стороны моря, можно насладиться прекрасной прогулкой по горной долине, которая почти неожиданно заканчивается потайным входом в пещеру. Вход в музей сделан в виде постепенно сужающегося лабиринта, который приводит посетителя к скрытому в ландшафте «пещерному» зданию. Коллекция Музея современного искусства постоянно пополняется. В собрании есть работы Джексона Поллока, Брюса Наумана, Сая Твомбли, Дэвида Хокни, Джаспера Джонса, Хироси Сугимото, Жан-Мишеля Баскии и Энди Уорхола. Стержнем концепции «острова искусства» Наосима, благодаря которому он привлекает ежегодно десятки тысяч туристов из разных стран, стало обращение к человеку. Остров помогает найти себя, переосмыслить многие важные вещи. Если обычно в музеях выставляют специально отобранные картины, формируя вкус посетителей, то на Наосиме, каждый человек сам для себя решает, что есть шедевр. Открывая для себя искусство и архитектуру заново, каждый дает им свою, независимую оценку. Поэтому на Наосиме произведения искусства, составляющие такое органичное единство с окружающей природой, становятся не объектом любования и восхищения, а своеобразным катализатором для переоценки собственного мировоззрения, помогая кому-то найти новый смысл жизни.

«Сад изящных искусств»

«Сад изящных искусств». План и разрез

Нижний ярус

64

Для любого японца понятие «сад» наполнено особым смыслом. Их трепетное отношение к саду берет свое начало еще в древней истории Японии, когда согласно религиозным представлениям все живое было наделено душой, ками. Способность оценить красоту растения, цветка или камня с тех пор стала одной из важнейших эстетических норм в Стране восходящего солнца. Вне зависимости от размеров, сад необходим японцам как воздух. Сады, зеленые или сухие, помогают сосредоточению, погружению в себя, настраивают на медитацию. Европейские влияния, проникшие в Японию во второй половине ХIХ века, привели к появлению в стране регулярных и пейзажных парков, которые на протяжении нескольких десятилетий стали составлять серьезную конкуренцию традиционным японским садам. Освоив европейские стили садово-паркового искусства, японцы стали использовать их наравне с собственными исторически сложившимися типами садов для дополнения архитектурных ансамблей. В арсенале японских архитекторов появились новые композиционно-образные идеи, получившие в дальнейшем разностороннее использование и, конечно,

подвергшиеся творческой трансформации. Синтез архитектуры и садового искусства в Стране восходящего солнца достиг пика своего развития к концу ХХ столетия, когда начали появляться совершенно новые виды архитектурно-ландшафтных форм, отличающиеся своим техническим, пластическим, композиционным решением от всего, что было создано ранее. «Сад изящных искусств» был разработан Тадао Андо в 1994 году, он занимает площадь 0,3 гектара. Размещение сада в Киото предопределило особые требования к проекту. Очень сложно соперничать со знаменитыми на весь мир садами Киото, созданными для сосредоточения и медитации, для любования природными пейзажами. Андо нашел свой, неповторимый вариант сада, спроектировав его при полном отсутствии традиционных составляющих сад элементов. Его авангардный «Сад картин» пополнил всемирно известную коллекцию различных видов и типов садов древней столицы Японии. Архитектор спроектировал трехуровневое бетонное сооружение, предназначенное для созерцания, но не красоты природы, а копий великих произведений выдающихся художников разных культур и эпох, которые являются ценностью мирового наследия. Основную экспозицию составляют восемь картин. Они были переведены фотографическим образом на керамические пластины, устойчивые к коррозии и выцветанию. Андо здесь, как и во многих других своих произведениях, снова работает на контрастах, создавая синтез бетонных плоскостей и природной среды, строгой геометрии форм и затейливой траектории движения, света и тени. Трехуровневое сооружение не получило перекрытий. Расположение сада под открытым небом продиктовано не только стремлением передать древние законы садового искусства, но, прежде всего, желанием создать естественное освещение, необходимое для правильного восприятия живописных полотен. Основная часть сада-музея расположена ниже уровня земли. Такой подход помог сохранить в неприкосновенности ботанический сад, расположенный по соседству, и включить его растительность в композицию «Сада изящных искусств». Видовые точки созданного музея под открытым небом включают не только панорамы зеленых ландшафтов с редкими породами деревьев, но и пейзаж горы Хигасияма, мягкие очертания которой с древности считались символом женственности в Японии.

Копия фрески Микеланджело «Страшный суд», видимая с любого яруса

65

Третий — наземный — ярус сада

Второй ярус с репродукциями картин Ч. Цзэдуаня «Праздник Цинмин на реке»

66

Именно архитектурное использование пространства в саду составляет главную причину его популярности. Зрителя проводят через серию аллей, окруженных бетонными и стеклянными панелями. Через все три уровня проходит экран с водопадом, благодаря чему шум воды слышен в самых отдаленных уголках сада. На каждом уровне галереи размещены уступы, по которым стекает вода и оформлены декоративные бассейны. Верхняя, средняя и нижняя галереи «Сада изящных искусств» связаны между собой мостами, дорожками, переходами. Тщательно продуманный план предусматривал многочисленные пересечения бетонных стен, что привело к сложной организации пространства сада. Столь любимая Андо режиссура передвижений посетителей с раскрытием различных видовых перспектив в этом произведении также хорошо видна. Несмотря на довольно небольшую площадь «Сада изящных искусств» посетитель, желающий все посмотреть, отмеряет километры, восхищаясь интересными ракурсами и открывая для себя неожиданные повороты. Такая обманка в формировании пространства является отличительной особенностью традиционного японского сада. Ее можно назвать «удлинением пространства»

Вид со второго яруса на стену водопада

за счет грамотно созданных извилистых дорожек, по которым вынужден идти человек, по сути находясь на одном и том же пятачке. Движение людей в пространстве «Сада изящных искусств», по идее Тадао Андо, возможно только по спирали, что позволит пройти всю территорию и рассмотреть одну и ту же композицию с разных точек, под разными углами. Очень интересно сочетание затененных и полностью открытых участков садово-выставочного пространства. Основные аллеи, предусмотренные для движения посетителей, погружены в тень за счет большого выноса бетонных плит. В приятной полутени человек проводит основную часть времени, ведь созерцание прекрасного может длиться бесконечно. Архитектор очень хорошо понимал, что для воплощения в жизнь дзенских установок на познание себя путем созерцательного размышления нужно создать комфортную атмосферу. Из затененных галерей посетитель попадает на открытое пространство, залитое солнечным светом. На таких площадках всем невольно хочется остановиться, ведь благодаря мастерской режиссуре все внимание приковывается к выставленной здесь репродукции знаменитого живописного полотна.

Бетонные дорожки, проходящие через водоемы

67

Вид на репродукцию картины Леонардо да Винчи «Тайная вечеря»

Бассейн с картиной К. Моне «Водяные лилии. Утро»

68

Андо тщательно продумал расположение каждого полотна и их последовательное раскрытие перед зрителем. Большинство репродукций размещено на керамических панелях, способных выдержать, не потеряв своих свойств, любые погодные условия. Одно из импрессионистских полотен Клода Моне, «Водяные лилии. Утро», представлено особым образом: в стеклянном боксе, на дне бассейна. Картина, расположенная под водой, сразу приковывает к себе взгляды всех посетителей. Для нее было выбрано открытое пространство, залитое солнечным светом, что сразу сделало это место центром притяжения людей. В глубине сада, между двумя водопадами, представлена копия фрески Микеланджело «Страшный суд». Особое внимание было уделено масштабу: он должен был быть таким же, как и масштаб оригинала в Сикстинской капелле. Но желание подчеркнуть величие знаменитого произведения привело к тому, что копия в «Саду изящных искусств» достигла 1430 сантиметров в высоту. Для формирования огромной фрески понадобилось 110 керамических панелей размером 60 см на 3 м каждая. К стене с фреской подводят галереи всех трех уровней, с которых можно как окинуть взглядом полотно целиком, так и рассмотреть детали.

Репродукция картины Леонардо да Винчи «Тайная вечеря» помещена на плите, окруженной бассейном. Водная гладь бассейна отражает полотно и в то же время не позволяет посетителям подойти к картине на более близкое расстояние. Автор и в этом случае выступает режиссером, подсказывая наиболее оптимальный ракурс для созерцания произведения целиком. В «Саду изящных искусств» представлены также репродукции картин импрессионистов и постимпрессионистов Ван Гога, Ренуара, Сёра, одного из первых японских мастеров монохромной живописи тушью Тоба Содзё, китайского живописца династии Сун Чжан Цзэдуаня. Своеобразным разделительным элементом при переходе от одного произведения к другому является вода. Любимая стихия Андо представлена здесь во всех ипостасях. Посетителей окружают бассейны, искусственно созданные речки и самые настоящие водопады. Зрителю, вынужденному для правильного восприятия столь разных полотен переноситься в своем сознании сквозь пространство и время, помогает вся атмосфера сада. Простота конструкции и нейтральная цветовая гамма, использованная Андо в постройке, являются идеальным обрамлением для представленных на выставке полотен. А шум воды, слышный из любого уголка сада, помогает создать идеальное настроение, необходимое для созерцания. Пространство всех трех этажей сада очень выразительно. На самом нижнем ярусе, под землей, водная стена контрастирует с зеленью, окружающей постройку Андо наверху. Зелень и вода обрамлены бетонными панелями, которые дополнят прозрачные зеленые перила. Необычная железобетонная опора для верхнего яруса, возможно, была вдохновлена к жизни узлами или сочленениями на бамбуковом стволе. «Сад изящных искусств» является прекрасным примером пространства, созданного по правилам и в духе традиций японских садов дзен. Сад Тадао Андо умно и изящно соединяет просветительскую функцию с древним принципом созерцательности, помогая пересмотреть обыденные представления о том, из чего состоит сад, и вернуть людям способность видеть главное — для чего создан сад.

Бассейн перед картиной Леонардо да Винчи

Три яруса соединены многочисленными переходами

69

Основные этапы творчества Вилла Хираока

1974

префектура Хёго, Япония

Вилла Тацуми

1975

Осака, Япония

Вилла Исихара

1978

Осака, Япония

Вилла Косино

1980–1981

префектура Хёго, Япония

Комплекс «Рокко», I стадия

1981–1983

Кобэ, Япония

Вилла Кодзима

1981

префектура Окаяма, Япония

Торговый комплекс «Таймс I»

1984

Киото, Япония

Вилла Накаяма

1984–1985

Нара, Япония

Вилла Кидосаки

1985–1986

Токио, Япония

Храм На воде

1988

Хоккайдо, Япония

Детский музей

1988–1989

префектура Хёго, Япония

Церковь Света

1988–1989

Ибараки, Япония

1990

Осака, Япония

1990–1991

Авадзи, Япония

Торговый комплекс «Таймс II»

1991

Киото, Япония

Национальный павильон Японии на Экспо-92

1992

Севилья, Испания

Музей современного искусства

1992, 1995

Наосима, Япония

Комплекс «Рокко», II стадия

1989–1993

Кобэ, Япония

Конференц-центр на кампусе «Витра»

1993

Вайль-на-Рейне, Германия

«Сад изящных искусств»

1994

Киото, Япония

Исторический музей Тикацу-Асука

1994

Осака, Япония

Музей древесины

1994

префектура Хёго, Япония

Центр исследования коммуникации «Бенетон»

1994

Тревизо, Италия

Пространство для медитаций при штаб-квартире ЮНЕСКО

1995

Париж, Франция

1997–1999

Кобэ, Япония

2001

Сент-Луис, США

2001–2003

Кобэ, Япония

2002

Кобэ (Япония)

Музей современного искусства в Форт-Уорте

2002–2004

Форт-Уорт, США

Фонд Ланген в комплексе Музейного острова Хомбройх

2002–2004

Дюссельдорф, Германия

«Сад изящных искусств» на Экспо-90 Храм Воды Хомпукудзи

Комплекс «Рокко», III стадия Фонд искусств Дж. Пулитцера Дом 4х4 Художественный музей префектуры Хёго

Ресторан «Моримото»

2006

Нью-Йорк, США

Комплекс «Холмы Омотесандо»

2006

Токио, Япония

Реконструкция палаццо Грасси

2006

Венеция, Италия

Центр современного искусства Пунта делла Догана

2009

Венеция, Италия

Вилла Пьера Пренжье

2010

Шри-Ланка

Ранчо Тома Форда

2010

США

Музей каменной скульптуры фонда Кубах-Вильмзен

2010

Бад-Мюнстер-ам-Штайн, Германия

Музей искусства «Аврора»

2013

Шанхай, Китай

Содержание Жизнь и творчество  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   3 Комплекс «Рокко»  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   23 Храм На воде  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   33 Церковь Света  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   43 Музей современного искусства в Наосиме  . . . . . . . . . . .   53 «Сад изящных искусств»  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   63 Основные этапы творчества  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .   70

Издательство «Директ-Медиа» по заказу ЗАО «Издательский дом «Комсомольская правда»» ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДИРЕКТ-МЕДИА» Главный редактор А. Барагамян Руководитель проекта А. Войнова Ответственный редактор С. Ананьева Фоторедактор М. Гордеева Верстка С. Туркиной Корректор Г. Барышева Автор текста Н. Коновалова Фото на обложке Romi Tagawa — Адрес издательства — 117342, Москва, ул. Обручева, д. 34/63, стр. 1 e-mail: [email protected] www.directmedia.ru Том 15 «Андо» 6+ © Издательство «Директ-Медиа», 2015 © ЗАО «Издательский дом «Комсомольская правда»», 2015 — Издатель — ЗАО «Издательский дом «Комсомольская правда»» 125993 г. Москва, ул. Старый Петровско-Разумовский проезд, 1/23, e-mail: [email protected] www.kp.ru Отпечатано в типографии PNB Print, Латвия www.pnbprint.eu Подписано в печать 08.05.2015 Формат 70×100/8. Печать офсетная Бумага мелованная. Усл. печ. л. 11,61 Заказ № 108459

2015 год © При подготовке издания использовались материалы фотобанка Vostock Photo

Ретроспектива Тадао Андо открылась в Центре Помпиду • ARTANDHOUSES

Выставка в парижском Центре Помпиду получила довольно многозначное название — «The Challenge» («Вызов»). Здесь показаны сразу 50 важных проектов Притцкеровского лауреата 1995 года и обладателя еще примерно десятка престижных наград Тадао Андо. Всего это 180 рисунков, 70 оригинальных макетов и многочисленные слайд-шоу. Сценография разрабатывалась в сотрудничестве с самим архитектором. Поводом же к этой попытке подведения итогов стал надвигающийся 50-летний юбилей основания в городе Осака бюро Tadao Ando Architect & Associates.

Практически в любом тексте об Андо обязательно упоминается, что он бросил занятия боксом ради мечты об архитектуре, профессионального образования так и не получил и в своем творчестве довел до особой поэтической высоты простые геометрические формы и открытый бетон. Куратор Фредерик Мегеру, исполнительный директор Musée national d’Art moderne — Centre de création industrielle, и сокуратор Юки Ёсикава из филиала Центра Помпиду в Меце попытались возвыситься над сложившимися стереотипами. Все объекты они разбили на четыре тематических раздела.

Под рубрикой «Исходная форма пространства» собраны эксперименты с материалом, поверхностями и светом, среди которых Храм воды 1988 года и Церковь света 1989-го.

«Вызов города», то есть ответ на всё большую индустриализацию, проиллюстрирован, среди прочего, зданием Шанхайского большого театра. А в части «Истоки ландшафта» можно увидеть Холм Будды на кладбище близ Саппоро и оценить внимание Андо к контексту и его заботу о природе. Ну а раздел «Диалог с историей» демонстрирует подход знаменитого японца к архитектурным памятникам. Как пример — недавняя реконструкция здания Биржи в Париже под музей Collection Pinault.

Отдельно в центре всей экспозиции организаторы поместили собранные в самостоятельную «главу» работы мастера для острова Наосима.

Специально к масштабной ретроспективе Фредериком Мегеру был также подготовлен внушительный каталог, вместивший рисунки, черно-белые фото и наброски ко всем значительным проектам Тадао Андо по всему миру.

© Photo Kazumi Kurigami

Festival
1984
© Photo Tadao Ando

Meditation Space, UNESCO
1995
© Photo Tadao Ando

Chichu Art Museum
2004
© Photo Tadao Ando

Row House, Sumiyoshi-Azuma House
1976
© Photo Shinkenchiku-sha

Model of Row House, Sumiyoshi — Azuma House
© Centre Pompidou, Mnam/Cci
Photo Georges Meguerditchian/Dist. RMN-GP

Koshino House
1981-1984
© Photo Shinkenchiku-sha

Koshino House
1981-1984
© Photo Shinkenchiku-sha

Rokko Housing I, II, III
1983 /1993 /1999
© Photo Mitsuo Matsouoka

Church on the Water
1988
© Photo Yoshio Shiratori

Church of the Light
1989
© Photo Mitsuo Matsuoka

Roberto Garza Sada Center, Universty of Monterrey
2012
© Photo Shigeo Ogawa

Nariwa Museum
1994
© Photo Mitsuo Matsuoka

Chikatsu-Asuka Historical Museum, Osaka
1994
© Photo Shinkenchiku-sha

Children’s Museum, Hyogo
1989
© Photo Tomio Ohashi

Liangzhu Village Cultural Art Center
2015
© Photo Vanke

Shanghai Poly Theater
2014
© Photo Shigeo Ogawa

Pulitzer Foundation for the Arts
2001
© Photo Shinkenchiku-sha

Awaji-Yumebutai
1999
© Photo Mitsuo Matsuoka

Sayamaike Historical Museum, Osaka
2001
Photo © Mitsuo Matsuoka

Modern Art Museum of Fort Worth
2002
© Photo Mitsuo Matsuoka

Hill of the Buddha
2015
© Photo Shigeo Ogawa

Benesse House Museum / Oval, Naoshima
1992-1995
© Photo Mitsuo Matsuoka

Benesse House Oval, Naoshima
1995
© Photo Mitsumasa Fujitsuka

Chichu Art Museum, Naoshima
2004
© Photo  Tadao Ando Architect & Associates

Chichu Art Museum, Naoshima
2004
Photo © Tadao Ando Architect & Associates

Ando Museum, Naoshima
2013
Photo © Shigeo Ogawa

Punta della Dogana
2009
© Photo Shigeo Ogawa

Model of Punta della Dogana
2009
© Photo Shigeo Ogawa

Model of Bourse de Commerce
2016
© Photo Tadao Ando Architect & Associates

Храм Воды | Архитекторул

1 из 15

Немногие из проектов Тадао Андо представляют вклад архитектора в японскую культуру лучше, чем его Храм Воды: это больше, чем здание, это чувственный опыт, представляющий радикальное изменение вековых традиций японской храмовой архитектуры

В чем-то большем, чем просто инверсия обычного восхождения к святому месту, Андо использует ряд различных архитектонических пространств, задуманных как последовательность театров посвящения. Прогуливаясь между цветами лотоса, чувствуешь, что это место, выходящее за рамки повседневной жизни, место, где сочетание архитектуры с природой и отражение безмятежного зеркала воды естественным образом ведут к медитации и аскетизму.

Спустившись по узкой лестнице, обрамленной цементными стенами, столь типичными для работ Андо, посетитель, наконец, достигает священного пространства, где все окутано теплым ярко-красным цветом — необычное использование цвета архитектором.

Доступ к святилищу не является немедленным: опять же, основные геометрические элементы обязывают посетителя идти по маршруту, который только постепенно ведет к месту поклонения, предлагая постоянные сюрпризы на этом пути.

Андо принял овальную форму подземного бассейна и превратил его в священное ограждение, внутри которого он организовал различные пространства, разделив пространство на две части с помощью длинной лестницы и отведя половину ее святилищу, а другую половину — святилищу. смежные комнаты.
Святилище ограничено двумя полукруглыми стенами, ограждающими деревянную конструкцию, построенную по традиционному образцу храмов Сингон, со статуей Будды Амида в центре.

Сакральность помещения подчеркивается использованием цвета и света: естественный свет из единственного источника проникает через решетку за статуей Будды и заливает неф, согревая ярко-красный цвет комнаты.

Достигнутые здесь пластические и пространственные результаты делают храм Хомпуки одной из вершин карьеры Андо, выражая вселенную символизма и цвета, ранее неизвестную ему, которая обогатила его способ выражения характера японского пространства.

Комментарии

Храм Воды, Тадао Андо – Современная Архитектура: Визуальный Лексикон

<Пробел>

 

  • Местоположение: остров Авадзи, округ Хиого, Япония
  • Проект Год постройки: 1991
  • Архитектор: Тадао Андо

 

1. ФОТОГРАФИЧЕСКИЕ ИЗОБРАЖЕНИЯ

Рис. 1. Общая перспектива   Источник: Nussaume, Y., & Andō, T. (2009). Тадао Андо (англ.). Базель ; Бостон: Биркхойзер. Рис. 2. Лестница, ведущая в подземелье   Источник: Джодидио П. и Андо Т. (1997). Тадао Андо. Кёльн ; Нью-Йорк: Ташен. Рис. 3. Бассейн с лотосами    Источник: Джодидио П. и Андо Т. (1997). Тадао Андо. Кёльн ; Нью-Йорк: Ташен. Рис. 4. Коридор в главный зал    Источник: Джодидио П. и Андо Т. (1997). Тадао Андо. Кёльн ; Нью-Йорк: Ташен. Рис. 5. Главный зал   Источник: Нуссауме, Ю. и Андо, Т. (2009). Тадао Андо (англ.). Базель ; Бостон: Биркхойзер.

 

 

2. ЧЕРТЕЖИ

Рис. 6. План объекта    Источник: Джодидио П. и Андо Т. (1997). Тадао Андо. Кёльн ; Нью-Йорк: Ташен.

Рис. 7. Высота площадки    Источник: Джодидио П. и Андо Т. (1997). Тадао Андо. Кёльн ; Нью-Йорк: Ташен. Рис. 8. План подземной части    Источник: Джодидио, П., и Андо, Т. (1997). Тадао Андо. Кёльн ; Нью-Йорк: Ташен.

Рис. 9.Фасад и разрез    Источник: Джодидио, П., и Андо, Т. (1997). Тадао Андо. Кёльн ; Нью-Йорк: Ташен.

 

3.АНАЛИЗ

Рис. 10. Анализ пространств     Источник: собственный рисунок автора

 

4. ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО

Видео. Путь посещения      Источник: https://www.youtube.com/watch/?v=l1rV8Un2lTY

 

5.ОПИСАНИЕ

Водный храм состоит из двух частей: главного входного направляющего пространства и полузаглубленного помещения.В этом проекте Тадао Андо в полной мере использует небо, воду и свет, чтобы создать серию различных пространственных эффектов в последовательности архитектурного тура, а также организовать серию пространств зданий, которые вызывают у людей разные чувства. Сначала он использовал длинное и узкое пространство, состоящее из белых стен, белого песка и травы, чтобы люди чувствовали себя умиротворенно. Тогда настроение посетителей становится наслаждением из-за простора лотоса, пруда и неба. После темной и крутой лестницы туристов, наконец, удивляет ярко-красное пространство, главный зал.В этом здании серия пространств похожа на рассказ истории, которая дает посетителям сильные эффекты.

 

<от Пэн Юньсян>

 

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Храм Хонпукудзи Храм воды | Япония опыт

Хонпукудзи, Храм Воды Андо, Авадзи 本福寺

«Храм воды» Андо Тадао на острове Авадзи

Тадао Андо, возможно, самый известный из японских архитекторов, спроектировал довольно много религиозных зданий, в основном христианские часовни и церкви, а также несколько буддийских храмов, самым известным из которых, безусловно, является Храм Хонпукудзи на острове Авадзи.

Подход к Храму Воды на острове АвадзиСтупени ведут вниз под прудом в Храме Воды Хонпукудзи Тадао Андо

Дизайн храма

Хонпукудзи известен как «Храм Воды» по причинам, которые становятся очевидными, когда вы его видите.

Подойдя к нему, вы видите довольно стандартный храм, но знак направляет вас вверх по тропинке, ведущей туда, где вы должны пройти через коридор с двумя изогнутыми простыми бетонными стенами с полом из белого гравия.

Это классика Андо, создающая пространство, которое резко меняется, когда солнце пересекает небо и создает различные формы света и тени в разное время дня.

Поворачивая за угол, вы оказываетесь лицом к лицу с большим овальным водоемом, в котором отражаются склоны холмов за храмом.

Опять же, это классический Андо, так как он часто использует бассейны с водой, чтобы привнести в свою архитектуру окружающую природную среду.

В бассейне растут лотосы, важный символ в буддизме, и если вы приедете сюда летом, то увидите множество цветков лотоса, плавающих на поверхности, а также водяные лилии.

Вход в Храм Воды на Авадзисиме

Главный зал

Пруд разделен пополам лестницей, спускающейся в темноту внизу.Отсюда вы следуете по изогнутому коридору, который все больше наполняется красноватым светом, пока не доберетесь до главного алтаря/святилища.

Здесь естественный свет проникает в здание с западной стороны, так что ближе к вечеру оно наиболее ярко красное. Помимо главного алтаря здесь также находятся статуи Фудо Мё О и Кобо Дайси, основателя сингон, буддийской секты, к которой принадлежит Хонпукудзи.

После того, как вы покинете главное святилище, пройдите по западной стороне здания, где естественный свет проникает через ярко-красную решетку, и вернитесь к исходной точке и поднимитесь по лестнице.

Это одна из менее монументальных работ Андо, и опыт заключается не столько в том, чтобы смотреть на на как на произведение архитектуры, сколько на то, чтобы быть в архитектурном пространстве.

В Хонпукудзи не так просто добраться, но, следовательно, и посетителей гораздо меньше. Храм, безусловно, стоит посетить, если вы интересуетесь творчеством Андо и только что посетили близлежащий комплекс Юмэбутай.

Главное святилище и алтарь в Хонпукудзи, «Храм Воды»

Доступ и информация

Храм Хонпукудзи
1310 Ураавадзи, Хёго 656-2305Тел.: 0799 74 3624 Открыт ежедневно с 9:00 до 17:00.Вход 400 иен.

На машине храм находится всего в 5 минутах езды от транспортной развязки Хигасиура. Ближайшая автобусная остановка Ураминато, примерно в 600 метрах, в 5 минутах ходьбы от храма.

Обычные автобусы останавливаются здесь, но кольцевой автобус Авадзи, курсирующий по северной части острова, на самом деле останавливается перед храмом.

До близлежащего Юмэбутая можно добраться за 60 минут на экспресс-автобусе от Син-Кобе или станции Санномия до автовокзала Хигасиура. Паром из Акаши регулярно курсирует на север острова.

До

Авадзи легко добраться из близлежащих Кобе, Химэдзи, Киото или Осаки.

Западная сторона внутренней части Хонпукудзи, где естественный свет проникает в здание

Проживание в Авадзи

В дополнение к роскошному курорту и конференц-центру Westin на острове Авадзи, в городе Авадзи есть хорошие варианты, включая Athena Kaigetsu, который удобен для парка Awaji World Park Onokoro. Южнее на восточном побережье в Сумото находятся Кайгецукан, Юмэкайю, отель Уми-но Симахана, двухзвездочный отель Awaji TT House Pacific Over Seas и отель New Awaji.На западном побережье находятся Awaji Hamarikyu и Pension Le Mer. На острове также есть несколько кемпингов для путешественников с ограниченным бюджетом.

См. здесь полный список отелей, рёканов и минишуку в префектуре Хёго.

Карта местности

Достопримечательности поблизости

Замок Акаси — построен в 1619 году для защиты подступов к Осаке с запада.

Симанами Кайдо — 60-километровая скоростная автомагистраль, соединяющая главный остров Хонсю с островом Сикоку.

Парк Майко — приятный парк с видом на мост Акаси Кайкё и некоторые исторические резиденции.

Мир во всем мире Гигант Каннон — когда-то одна из самых больших статуй в мире, теперь она практически заброшена.

Музей Авадзисима — экспонаты, посвященные истории и культуре острова.

Замок Сумото — старейший реконструированный замок Японии.

Мемориальный парк Хокуданского землетрясения — расположен в эпицентре Великого землетрясения Хансин 1995 года.

Кукольный театр Авадзи — здесь ежедневно проходят представления Авадзи Нингё Дзёрури.

Изанаги Дзингу и храм Онокородзима — два важных храма, связанных с японским мифом о сотворении мира.

Забронировать проживание в отеле в Кобе, Япония

Книги о Японии

Храм Воды Хёго Япония Тадао Андо

архитектор…Аалто, АлварАлсоп, Уилл Андо, Тадао Аоки, Джун Архитектурная группа Штутгарта асимптотабан, Шингеру Биби, Томас Behnisch ArchitectsБлом, ПитБотта, Марио Калатрава, Сантьяго Кардинал, Дуглас Кассон, сэр Хью Кобб, Генри Кук, Питер Корбюзье, Ле Корреа, Чарльз Динкелу, Джон Эйзенман, Питер Эриксон, АртурЭрскин, Ральф Архитекторы министерства иностранных делФостер и Партнеры Фурнье, Колин Гери, откровенный Гигон/Гайер Гольдберг, Бертран Голдфингер, ЭрноГудвин, ФилипГрейвс, Майкл Грин и Грин Гринфилд, Гай Гримшоу, Николас Гропиус, Уолтер Хадид, Заха Харрисон, Уоллес Херцог и де Мерон Худ, Раймонд Хопкинс, Майкл Индрио, Анна Мария Исодзаки, Арата Ито, Тойото Якобсен, АрнеДжонсон, ФилипКан, Луис Клейхеус, Йозеф Пауль Колхас, Рем Либескинд, ДаниэльЛоос, Адольф Любеткин, Бертольд МакКормак, Ричард Меканоо Мейер, Ричард Мендельсон, Эрих Мейер и Ван ШутенМис ван дер Роэ, Людвиг Миральес, ЭнрикМонео, Джос Рафаэль Монтуори, Эудженио МорфосисМерфи, С.Ф. МВРДВ Нерви, Пьер Луиджи Neutelings Riedijk Architecten Нимейер, ОскарНИО Архитекторы Норр ГруппНувель, ЖанОМА Отт, Карлос Пей, И.М. Перро, Доминик Фортепиано, Ренцо Предок, Антуан Ритвельд, Геррит Ревелл, Вильо Ричи, Ян Рош, Кевин Роджерс, Ричард Росси, Альдо Сааринен, Ээро Сааринен, Элиэль Санчес, Лагос, де ла Торре Шарун, Ханс Шиндлер, РудольфСиза, Альваро Скидмор, Оуингс и Меррил Стэнтон Уильямс Стерлинг, ДжеймсСтон, Эдвард Даррелл Стаббинс, Хью Танигучи, Йошио Теста, КлориндоЧуми, Бернар Вигье, Жан-Поль Виньоли, Рафаэль фон Шпрекельсен, Йохан ОттоВиз, Гарри Уилкинсон Эйр Уильямс и Цзянь Уиллс-Райт, Том Уилсон, Колин Сент-ДжонРайт, Фрэнк Ллойд Цумтор, Питер
по регионам…ЕвропаСеверная Америка Южная Америка Азиатско-Тихоокеанский регион Средний Восток
 

Вода Храм (Сингонсю Хонпукудзи)
1310, Ура
Хигасиура-тё, Хёго-кен (остров Авадзи)
Тсуна-пушка
Хёго
Япония

Тадао Андо 1991

Храм, изначально принадлежавший буддийской секте Сингон, находится с длинная тропа в гору, пересекающая первоначальный комплекс храма и кладбище.

Один затем направляется, косвенно, через простую серию из двух жестов побеленные бетонные стены света и тени, которые в конце концов ведут к тому, что кажется лужей воды. То сам бассейн заполнен до самого внешнего периметра, образуя безграничный линию горизонта, относительно которой он бесконечно отражает свое окружение горы, небо, рисовые поля и бамбуковые рощи. Неподвижность воды оказывает медитативное воздействие и, возможно, Последствия духовного очищения.

А бетонная лестница, которая разрезает круглый бассейн на две симметричные половины спускается во мгновенную тьму от света, под воду, и, наконец, в сакральное пространство буддийского храма. Вопреки монохромному подходу через белые стены и нейтральная бетонная лестница, интерьер храма насыщен цвет. Круглое пространство заполнено с интенсивным красно-оранжевым светом, который, кажется, пульсирует от его ядро, самое внутреннее и самое священное пространство храма, в котором находится Статуя Будды.

Опять же, к внутреннему святилищу храма нельзя подходить непосредственно, но циркулирует по внутреннему святилищу, где цвет постепенно становится становится все более и более интенсивным и, в конце концов, проявляется по мере того, как человек следует шелковисто-гладкие бетонные стены к источнику света.

ярко-красный цвет наиболее интенсивен во время заката, когда свет излучается через западное окно.Этот западный свет имеет символическое значение, потому что Будда происходит с запада (Индия). Прецедент для эта связь между храмом и западным светом есть Дзёдо-дзи Дзёдо-дзё храм в префектуре Хёго-кен, построенный буддийским монахом и архитектором Чогеном в 1192.

Также расположен на острове Авадзи недалеко от Храма Воды — Авадзи. Юмэбутай , многофункциональный комплекс, включающий гостиницу, конференц-центр, часовня, сады, рестораны, открытый зал и теплицы от Tadao Андо.

Кари Силлоуэй 2004


с особой благодарностью Ko Teramoto


Как посетить

Автор поезд (из Осаки) сесть на линию JR до станции Майко (45 мин.). На станции Майко следуйте указателям, ведущим к автовокзалу Ко-соку Майко. который расположен за пределами и над железнодорожной станцией на мосту ведет к острову Авадзи.Возьмите автобус до пересадочного автовокзала Хигасиура. Отсюда сядьте на местный автобус до автобусной остановки Tateishikawa (3-5 мин.) или пешком до Храма Воды (20 мин.).

Там это маршрутный автобус, который перевозит людей по острову в различные направления. Авадзи Юмебутай и Храм Воды — две остановки на этом маршруте. См. www.shozen.com для получения дополнительной информации об этом автобусе или по телефону +81 799 62 5222.

храм открыт с 9:00 до 17:00 ежедневно.Для дополнительная информация по телефону
+81 799 74 3624.


Книги и другая сеть сайты

Нажмите на название книги, чтобы просмотреть и заказать напрямую из

 

Тадао Андо: Свет и вода
Тадао Андо, Кеннет Фрэмптон, Массимо Виньелли

Читабельно, красиво оформлено книга с этой и другими работами Тадао Андо

 

Все ссылки за пределами галинского откроются в новом окне.Закройте его, когда закончите, или используйте меню Окно в вашем браузере, чтобы вернуться к Галинскому.

Храм Комё-дзи Эхимэ Япония Тадао Андо

архитектор…Аалто, АлварАлсоп, Уилл Андо, Тадао Аоки, Джун Архитектурная группа Штутгарта асимптотабан, Шингеру Биби, Томас Behnisch ArchitectsБлом, ПитБотта, Марио Калатрава, Сантьяго Кардинал, Дуглас Кассон, сэр Хью Кобб, Генри Кук, Питер Корбюзье, Ле Корреа, Чарльз Динкелу, Джон Эйзенман, Питер Эриксон, АртурЭрскин, Ральф Архитекторы министерства иностранных делФостер и Партнеры Фурнье, Колин Гери, откровенный Гигон/Гайер Гольдберг, Бертран Голдфингер, ЭрноГудвин, ФилипГрейвс, Майкл Грин и Грин Гринфилд, Гай Гримшоу, Николас Гропиус, Уолтер Хадид, Заха Харрисон, Уоллес Херцог и де Мерон Худ, Раймонд Хопкинс, Майкл Индрио, Анна Мария Исодзаки, Арата Ито, Тойото Якобсен, АрнеДжонсон, ФилипКан, Луис Клейхеус, Йозеф Пауль Колхас, Рем Либескинд, ДаниэльЛоос, Адольф Любеткин, Бертольд МакКормак, Ричард Меканоо Мейер, Ричард Мендельсон, Эрих Мейер и Ван ШутенМис ван дер Роэ, Людвиг Миральес, ЭнрикМонео, Джос Рафаэль Монтуори, Эудженио МорфосисМерфи, С.Ф. МВРДВ Нерви, Пьер Луиджи Neutelings Riedijk Architecten Нимейер, ОскарНИО Архитекторы Норр ГруппНувель, ЖанОМА Отт, Карлос Пей, И.М. Перро, Доминик Фортепиано, Ренцо Предок, Антуан Ритвельд, Геррит Ревелл, Вильо Ричи, Ян Рош, Кевин Роджерс, Ричард Росси, Альдо Сааринен, Ээро Сааринен, Элиэль Санчес, Лагос, де ла Торре Шарун, Ханс Шиндлер, РудольфСиза, Альваро Скидмор, Оуингс и Меррил Стэнтон Уильямс Стерлинг, ДжеймсСтон, Эдвард Даррелл Стаббинс, Хью Танигучи, Йошио Теста, КлориндоЧуми, Бернар Вигье, Жан-Поль Виньоли, Рафаэль фон Шпрекельсен, Йохан ОттоВиз, Гарри Уилкинсон Эйр Уильямс и Цзянь Уиллс-Райт, Том Уилсон, Колин Сент-ДжонРайт, Фрэнк Ллойд Цумтор, Питер
по регионам…ЕвропаСеверная Америка Южная Америка Азиатско-Тихоокеанский регион Средний Восток
 

Храм Комё-дзи
550 Омати Сайдзё-ши
Эхимэ
Япония

Тадао Андо, 2000

Комё-дзи — новый храм для Секта буддизма Чистой Земли, заменяющая стареющую 250-летнюю структура.Остатки старого храма видны повсюду на территории храма. таких как колокольня и каменные фундаментные стены, через которые вьется путь в храм. Расположен на острове Сикоку в Море Хиуичи, оно находится на пути ко многим известным источникам.

Храм состоит из квадрата ламинированная деревянная структура, которая представляет собой интерпретацию традиционной японской храмовая архитектура и столярные изделия.Он отличается от обычного Андо. язык монолитного бетонного строительства через его сборку части, составляющие целое. Помимо храма, комплекс также содержит прилегающие здания для общественных собраний, офисов и жилья для монахов. Эти окружающие объемы построены из бетона.

Чтобы войти в храм один пересекает деревянную доску над природной родниковой водой, которая окружает храм.Доступ к деревянной доске возможен только после прохождения через вход. холл здания общины.

Оказавшись внутри храма затем посетитель циркулирует вокруг самого храма, между внутренним фасадом содержащее священное пространство храма, которое определяется деревом и экран из матового стекла и внешний фасад храма. Через ясно стекло между деревом внешнего фасада светлые пятна на деревянном полу коридора, укорачивается и удлиняется, постоянно меняясь со временем день.

Интерьер священного пространства Храм представляет собой большое квадратное пространство с 3 слоями переплетенных балок. которые поддерживаются 16 столбцами в 4 группах. Выложенные татами маты, пространство сравнивают с лесом.

Вода вокруг храма спокойный, но в то же время динамичный. Он спокойно отражает деревянное сооружение в него, простирающееся в высоту храма, а в В то же время это поверхность, отражающая постоянно меняющийся свет, который танцует на монолитные бетонные стены административных зданий г. храмового комплекса и через стекло между деревянными планками здание храма в сакральное пространство храма, создавая поэтическую синтез материалов и света.


Кари Силлоуэй 2004


с особой благодарностью Ko Teramoto


Как посетить

От станции JR Matsuyama в г. Мацуяма сядьте на экспресс-линию JR Ishizuchi (56 мин.) или на местную линию JR Yosan-sen. линия (138 мин) до станции JR Iyo-saijo. Отсюда храм в 10 минут пешком или 3 минуты на такси.

Карта (только на японском языке) находится на сайте www.koumyouji.com/map/index.htm.

Храм открыт с 14:00 до 16:00. ежедневно.

Для получения дополнительной информации и подтверждение часов работы по телефону +81 897 53 4583

Сайт храма (на японском только) находится на www.koumyouji.com.


Книги и другая сеть сайты

Нажмите на название книги, чтобы просмотреть и заказать напрямую из

 

Тадао Андо: Свет и вода
Тадао Андо, Кеннет Фрэмптон, Массимо Виньелли

Читабельно, красиво оформлено книга с этой и другими работами Тадао Андо

 

Все ссылки за пределами галинского откроются в новом окне.Закройте его, когда закончите, или используйте меню Окно в вашем браузере, чтобы вернуться к Галинскому.

Храм Хонпукудзи – Храм Воды (Мизумидо) | Достопримечательности Хёго | Путешествие по Японии

Размышления о видении рая

Другого подобного священного места нет ни в Японии, ни даже в мире.

В 1991 году известный архитектор Тадао Андо был призван восстановить главный зал храма Хонпукудзи, особого главного святилища школы Омуро секты Сингон, которая восходит к 815 году, в конце периода Хэйан.

Андо сделал немыслимое. Вместо того, чтобы следовать традиции, он спроектировал монументальную бетонную конструкцию с огромным отражающим прудом на вершине главного зала, что сделало этот метко названный «Храм воды» радикально отличным от других храмов Сингон-Омуро в Японии, таких как храм Ниннадзи в Киото.

Окруженное зелеными холмами на острове Авадзи, с видом на залив Осака, главное здание храма Хонпукудзи содержит уникальный лабиринт, в котором находится статуя Будды Амида.Войти — значит совершить путешествие в духовное царство. Храм Воды — это больше, чем просто здание, это чувственный опыт, не имеющий аналогов в месте несравненной природной красоты.

  • Современный буддийский храм, спроектированный всемирно известным архитектором Тадао Андо
  • Уникальное расположение под массивным отражающим прудом с кувшинками и священными лотосами
  • Закаты в заповеднике и цветение весной, летом и осенью

Ближайшая станция к храму Хонпукудзи — станция Санномия на линии Кобе JR.

От станции JR Sannomiya вы можете сесть на автобус Awaji Loop. Это проходит по кругу вокруг севера острова. Выйти на остановке Tateishikawa. Храм Хонпукудзи находится в 10 минутах ходьбы.

Райский остров

Остров Авадзи — самый большой остров во Внутреннем море Сето, его площадь составляет 592,17 квадратных километров (228,64 квадратных миль). Транзитный пункт между островами Хонсю и Сикоку, название Авадзи означает «дорога в Ава». Сейчас часть префектуры Токусима, Ава была исторической провинцией, граничащей со стороной Сикоку пролива Наруто, где, как известно, крутятся гигантские водовороты.

Храм Хонпукудзи, райское видение Андо, также известный как Храм Воды, до которого можно добраться по тропинке в гору, пересекающей первоначальный комплекс храма и кладбище. Наверху посетители следуют по дорожке из чистого белого гравия между двумя полированными бетонными стенами высотой 3 метра (10 футов), которая ведет к широкому эллиптическому пруду — частому элементу работ Андо — в котором отражаются окружающие горы, листва и небо. Отражающий бассейн разделяет пополам лестница, ведущая в храмовый зал под водой.

Было указано, что с помощью этого дизайна Андо просто перевернул обычное восхождение к святому месту, используя ряд пространств, задуманных как последовательность для посвящения на небеса.Спускаясь между плавающими кувшинками и цветками лотоса — символом рая — возникает ощущение, что это место, выходящее за рамки обыденности, область, где архитектура и природа сливаются в безмятежном зеркале воды, ведущем к медитации и аскетизму.

Внутреннее пространство

Простое спуск по бетонной лестнице обычно обыденно, но не тогда, когда она разделяет пополам массивный отражающий бассейн, украшенный кувшинками и цветками лотоса. Спускаешься в мгновенную тьму, под воду, как во сне.Через лабиринты коридоров путник выходит в сакральное пространство буддийского храма. Доступ к святилищу не является немедленным. Есть ощущение поиска истины, скрытой на тайном пути к Месту Поклонения.

Интерьер храма Хонпукудзи насыщен ярко-красным цветом в отличие от монохромного внешнего вида, усиливая ощущение различия между необычным и обычным. Интенсивное оранжево-красное свечение, кажется, пульсирует из какого-то невидимого источника в сердцевине храма, наполняя это внутреннее и самое священное пространство небесным светом.

Там находится статуя Будды Амиды, который, согласно писаниям буддизма Махаяны, известен своим долголетием, чистым восприятием и глубоким осознанием феномена пустоты. Его святилище, также известное как Будда Безмерного Света и Жизни, передает глубоко духовное чувство.

Чудесное место

Хотя храм Хонпукудзи внушает благоговейный трепет в любое время дня и года, посетителям и особенно любителям фотографии рекомендуется увидеть его на закате.Алый цвет внутреннего святилища наиболее интенсивен во время заката, когда теплый свет излучается через окно, выходящее на запад. Учитывая, что Будда возник в Индии, к западу от «Страны восходящего солнца», эффект одновременно и символичен, и эстетичен.

Что касается наилучшего времени для наслаждения отражающим бассейном, посетители могут увидеть цветущие кувшинки с мая по сентябрь, а священные лотосы — символ Неба, олицетворяющий появление Амиды Будды — наиболее красивы с июня по июль.Но место чудесное в любое время года и дня в этом отношении.

ВИД АРХИТЕКТУРЫ; «Лауреат» в Стране дзен и микрочипов

Если и есть какое-то место, которое вызывает в памяти эта крошечная церковь, так это совершенно другая часовня, спроектированная Ле Корбюзье в 1955 году в Роншане, на востоке Франции, возможно, отфильтрованная через чувствительность Людовика Унитарная церковь Кана в Рочестере 1965 года — оба среди великих религиозных зданий 20-го века. Но часовня Ле Корбюзье, экспрессионистская форма, которая была поздним жестом этого архитектора в отношении иррациональной стороны человеческой природы, за игнорирование которой он в течение многих лет подвергался критике, кажется почти надуманной рядом с Церковью Света, сентиментальным воплощением понятия таинственного, духовного пространства, а не истинное представление о нем.

Это замечательное мастерство мистера Андо; он кажется способным создать в ясной, фактической форме невыразимое. Его архитектура менее романтична, чем у Кана, более ясна, чем у кого бы то ни было: он создает жесткие, тупые пространства простых геометрических форм, которые столь же глубоки, как соборы.

Не случайно многие из его самых успешных произведений носят религиозный характер. Храм Воды, буддийская святыня, построенная в 1991 году на острове Авадзи, к югу от Осаки, недалеко от эпицентра январского землетрясения в Кобэ (которое оставило его неповрежденным), примечательно переосмысливает архитектуру буддийского храма.Андо поместил храм под эллиптическим отражающим бассейном, наполненным цветами лотоса, и посетители входят в него, спускаясь по лестнице, которая проходит через центр пруда. Снова мягко просачивается свет, на этот раз омывая ярко-красные стены, а также нетронутые решетки из дерева, и снова этот материал, который мы привыкли считать суровым, бетоном, используется для создания стен и пространств мистической красоты.

Подарки мистера Андо полностью распространяются на светское. В пригороде близлежащего Кобе он спроектировал замечательный жилой комплекс, названный Рокко в честь горы, на которой он стоит, представляющей собой лабиринт террас, балконов, атриумов и шахт, закрепленных прочной бетонной сеткой, которая берет верх. целостное представление о взаимодействии твердого и пустотного, света и тьмы и взрывает его до гражданского масштаба.Рокко, который также избежал повреждений от землетрясения, представляет собой лабиринт, но изысканный танец в бетоне. Эти апартаменты, ползущие вверх по склону холма, не вызывают никаких ассоциаций с фальшивыми итальянскими горными деревнями или средиземноморскими рыбацкими деревнями, но они напоминают архитектуру, которая так старается вызвать эти места. Рокко — это вызывающая воспоминания архитектура, безжалостно лишенная своих основ, а затем доведенная до предела геометрической выразительности.

МР. Творчество Андо прежде всего абстрактно, но время от времени он по-своему предается исторической форме.Например, в только что построенном Историческом музее Тикацу-Аска к югу от Осаки необычная ступенчатая крыша, покрытая булыжником, не только функционирует как амфитеатр, но и абстрактно напоминает каменные покрытия древних императорских курганов. Но в контексте здания, столь же строго геометрического, как и другие работы г-на Андо, эта часть исторического воспоминания выглядит не мягко сентиментальной, а смелой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.