Зробим архитектс: Архитектурная студия ZROBIM architects ▨

Содержание

Проектирование зданий в Минске - Архитектурные проекты домов и квартир

Первое и, пожалуй, самое важное для постройки собственного дома — идея. Без смелой идеи не будет и оригинальной реализации проекта. Многие люди не заказывают индивидуальное проектирование зданий с авторским замыслом и интересной идей, а идут по белее простому пути — покупка типового проекта. Минимум вложений, минимум затрат и минимум сложностей — по крайней мере, на первоначальном этапе.

Такому решению сегодня верны многие домовладельцы, и вариант имеет право на жизнь. Нельзя упустить из виду тот факт, что типовой проект обойдется заказчику примерно втрое дешевле, чем услуги архитектурной студии, которая постарается до мелочей продумать индивидуальный проект нового дома.

Индивидуальное проектирование зданий - значит отсутствие компромиссов

Легко заглядеться на экономию, но такой ли она будет впечатляющей по итогу? На самом деле, доля стоимости проекта в общей смете издержек на строительство дома — очень небольшая (всего 3−5% от итоговой суммы). При этом, выбирая здание типового проекта, вы изначально лишаете себя возможности получить жильё, идеально отвечающего вашим нуждам, потребностям и интересам, а значит — идеально подходящее вам. И это не единственная проблема, которая возникает у заказчика при возведении дома по типовому проекту. Готовый проект, который клиент приобрел за рубежом, очень вероятно не будет подходить для белорусских реалий. И его придется в любом случае переделать под местные нормы и климатические условия. Наши проекты учитывыет все нормы, климатические условия, а также абсолютно любые ваши пожелания.

  1. Проектирование зданий или домов начинается со знакомства подрядчиков с кадастровым планом участка клиента. Опытному проектировщику этот документ подскажет, как грамотно и наиболее выгодно расположить постройки на участке, организовать заезды, инсталляцию помещений и просто иметь неплохой вид из окна. От расположения, особенностей, формы зависит архитектура самой постройки.
  2. Следующим этапом является заключение договора между архитектурной студией и клиентом, и выезд специалистов непосредственно на «место действий». Реальные очертания участка также могут подсказать архитектору удачные идеи, которые быстро претворяются в эскизный проект — наглядная визуализация формы, планировочного решения и концепции будущего дома. Проект проходит согласование у главного архитектора района, после чего клиент получает разрешение на строительство.
  3. Следом за эскизным проектом архитекторы подготавливают архитектурный проект и конструктивный раздел. Это намного более сложный перечень технических особенностей, деталей и моментов будущего строения: от материалов дома до выбора типа фундамента, вида лестниц, перекрытий и т. п. В результате работы конструктора, заказчик получает полный строительный проект со всеми необходимыми чертежами и спецификациями.
  4. Достойная архитектурная мастерская никогда не забудет предложить клиенту и проект инженерных систем, который включает в себя предложения по оснащению дома системами отопления и вентиляции; водоснабжения и канализации; и даже — тепломеханики котельных.

МЫ ИМЕЕМ ВСЁ НЕОБХОДИМОЕ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ПРОЕКТОВ

Мы работаем уже более девяти лет и за это время выработали чёткую схему и последовательность ведения проекта.

Разработка всех разделов ведётся согласно договору, который гарантирует нашим заказчикам не только высококлассное проектирование зданий, но и качественное и своевременное выполнение работы.

Когда Вы выбираете индивидуальное проектирование домов, Вы можете забыть про сомнения насчёт точности соответствия проекта вашим желаниям и вкусам. Наша архитектурная мастерская не начнет своей работы, не определив до мельчайших деталей, чего именно ждет от своего дома клиент. Создание архитектурного проекта начинается с наброска от руки, в котором архитектор стремится реализовать и передать свою идею.

СОВРЕМЕННОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ — ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

После утверждения первых эскизов все архитектурные проекты дорабатываются на компьютере. Для успешного проектирования различных сооружений необходим не только профессионализм и опыт вашего архитектора, но и его умение использовать наиболее современные и передовые решения для этого. При проектировании и реализации квартир и домов мы пользуемся BIM технологиями для создания проектов зданий. Это метод, при помощи которого архитекторам и смежным специалистам удается избегать любых неточностей при передаче данных, ведь процесс проектирования происходит коллективно, а все чертежи воспринимается как единый трёхмерный объект.

ИСПОЛЬЗУЯ БОЛЬШОЙ ОПЫТ ПРОЕКТИРОВАНИЯ ЧАСТНЫХ ДОМОВ

Наше проектирование зданий всегда успешно, и вот почему: секрет заключается не только во внимательном отношении к пожеланиям клиентов, четкой и технологичной реализации идеи, но и в широких возможностях по привлечению опытных специалистов для реализации задуманного. В нашей студии над проектом, как правило, работает большое количество профессионалов: от специалистов по освещению до инженеров по вентиляции. Поэтому в любом разработанном и воплощенном нами здании будет комфортно, уютно и безопасно.

ТОЛЬКО СВЕЖИЕ ИДЕИ ДЛЯ СОЗДАНИЯ ПРОЕКТОВ ЗДАНИЙ

От множества студий, которые можно найти в поисковике по запросу «проект домов Минск», мы отличаемся свежестью идей и индивидуальным подходам к решению поставленных задач. Посмотрев наши проекты коттеджей, Вы сами убедитесь, что они не похожи друг на друга. Тем не менее, каждый новый проект — это попытка сделать качественно новое пространство, максимально гармоничное и эргономичное. Осуществлять успешные проекты каркасных домов, деревянных домов, домов из блоков, монолитных домов нашей команде позволяет большой опыт возведения построек в Беларуси. Мы не стоим на месте, постоянно развиваемся, интересуемся последними тенденциями, участвуем в различных конкурсах и учимся на передовом опыте европейских стран. А это значит, что мы всегда найдем решение, как предложить вам именно то, чего Вы ждёте и при этом максимально качественно реализовать свои идеи. В итоге — ваши здания или дома заставят любого позавидовать!

офис архитектурной студии «Зробім» — The Village Беларусь

— Мы все делали поэтапно, поскольку у нас не было бюджета сразу сделать весь офис. Помещение стоило 116 тысяч, а в сам офис вложено более 25 тысяч долларов (не считая техники) — только два больших стола для архитекторов обошлись в 5 тысяч, — поясняет Андрей. — Здесь представлены различные материалы. Есть медь, декоративный «ржавый» металл, камень, стена из деревянных реек, отделочный бетон (стена из декоративных панелей, кашпо в холле), вертикальное озеленение, акустические панели, мох на стене и потолке, правда, уже немного пожелтевший и осыпавшийся. Нам надо было продемонстрировать клиентам определенные решения. Потому что когда мы предлагаем, допустим, задекорировать стену деревянными рейками, а клиент отказывается, потому что «это как в бане», мы можем показать, что сделано у нас. Также есть то, что мы называем антикризисным экодизайном — светильник из картонных трубок. С ними, кстати, произошла интересная история. Мы думали все сделать за копейки, но нам не удалось найти трубки в таком количестве бесплатно, пришлось заказывать, что обошлось недешево. А когда их привезли, оказалось, что трубки полосатые, и наши строители каждую обклеивали крафт-бумагой. И по факту эта штука обошлась в цену хорошего итальянского светильника.

Офис условно разделен на четыре основные зоны. Вначале гости попадают в так называемую зону приветствия, используемую в качестве быстрой переговорки. Здесь рецепция, два кресла TUBE ARMCHAIR, журнальный столик и длинная полка, на которой стоят парочка наград и макеты домов.

— Мы не храним награды в офисе, если кто-либо из архитекторов получает статуэтку, то относит ее домой и ставит на полку. Здесь, наверное, остались две мои, которые я не забрал, — говорит Андрей. — Что касается макетов, то у нас в штате есть макетчик. Дело в том, что когда клиент держит в руках макет своего дома, это совсем другое впечатление, чем если бы он получил визуализацию на e-mail. И потом, это такая хорошая традиция — ведь когда не было хорошего 3D, люди делали макеты, и это был единственный способ показать дом в объеме. Те, что стоят здесь, мы пока не успели отдать клиентам.

Зробим Румтур Zrobim Architects Обзор Строящегося Дома Архитектора Андруся Bezdar

Зробим Румтур Zrobim Architects Обзор Строящегося Дома Архитектора Андруся Bezdar. Дмитрий Прасолов поехал в Беларусь , чтобы снять обзор строящегося фахверкового дома Архитектора Андруся Bezdar из Минской архитектурной студии Zrobim Architects.

Я давно хотел показать вам еще один интересный проект, мой друг Андруся Bezdar решил также, как и я построить себе дом в Минске, и т.к. в мире нет единого мнения, а у архитекторов тем более, у каждого человека свой взгляд на жизнь, на мир, на архитектуру и вообще…
А если прибавить к этому тот факт, что Архитектор не просто человек, который можем заплатить и построить себе дом, но он еще может свой дом нарисовать, так как хочется, вплоть до проработки мельчайших деталей.
В общем итоге, когда у архитектора нет ограничений и нет тормозов, может получиться вообще редкостная дичь, которая и в голову не сможет прийти нормальному человеку. Согласитесь, а это уже крайне интересно!

Кстати, яркий пример этому испанский архитектор Антонио Гауди, которым, в настоящее время восхищается весь мир – дичь, но красиво!

Так вот, я со своими друзьями из архитектурной студии Zrobim Architects Алексеем Кораблевым и Андрусем Bezdar решили замутить легкую такую коллаборацию.
Ребята из Zrobim приехали ко мне в Москву и сделали обзор моего дома для зрителей своего YouTube канала, что бы показать иную, о своей точку зрения на то какая должна быть архитектура и в частности дом Архитектора.
21 мая на канале «ZROBIM architects — Архитектурное бюро» - вышел в эфир обзор моего дома(кто забыл, дома Архитектора Дмитрия Прасолова), переходите по ссылке и смотрите как он там меня «хейтит» - и то не то, и то не так – шучу ????
Ссылка на канал ZROBIM architects:

Я же, поступил аналогичным образом, специально для вас поехал в Минск к Андрусю и Алексею, пожрать шашлыков на камеру, ну и за компанию устроил румтур по дому Андруся.
Надо же понять, как они там дома строят, а то до меня доходили слухи, что там совсем беда – строят из г-на и палок, потом слегка проходятся штукатуркой и «опа»- элитное жилье ????
В общем, приехали, посмотрели - народ это нечто! С землей совсем беда, он там дом построил вокруг дерева, не спрашивайте зачем, просто смотрите это видео и потом переходите по ссылке к Zrobim и смотрите обзор на мой дом.

Ссылка на обзор дома Дмитрия Прасолова:

В этом видео вы уведете: модульный фахверковый умный дом, с кучей стекла, открытого пространства и деревом!
Андрусь расскажет про планировку своего дома, посередине дома располагается открытый атриум с растущим деревом, за поливом этого дерева будет следить «Умный дом». Большая гостиная с панорамными окнами совмещена с кухней, столовой и зоной камина. На улице будет терраса, несколько озер, а на крыше дома будет расти газон. А как главная изюминка этого дома, будет рассказано о технологии установки панорамных окон.
Это дом на природе, он интегрирован в природу, а природа интегрирована в дом.

Смотрите, а главное не забывайте ставить лайки, комментировать и кто не подписан, обязательно подписывайтесь.

Категория
Разное

Вместе с Зробим Румтур Zrobim Architects Обзор Строящегося Дома Архитектора Андруся Bezdar так же смотрят:

MODULAR HOUSE |

Технология МН основана на принципах рацональности и оптимальности. Это проявляется в соблюдении баланса между понятиями экологичности материалов, энергоэффективности здания, эргономичности его внутреннего пространства и общей стоимостью модульного дома. Стремясь максимально приблизиться к каждому из качественных показателей, мы не забыли про белорусскую действительность: ментальность людей и климатические условия нашего региона. Главная идея нашей технологии - предложить людям быстросборный дом из готовых заводских элементов высокого качества. Мы говорим НЕТ длительному проектированию и многолетнему строительству. Наша цель - добиться невысокой стоимости дома без ущерба его качеству. Модульная система, являющаяся основой наших проектов, позволяет людям с небольшим бюджетом начать с маленького домика и расширить его в будущем. Мы унифицировали все элементы дома и создали взаимозаменяемый технологичный конструктор, позволяющий легко модернизировать и реконструировать жилое пространство. Дом растёт вместе с ростом семьи во времени. При этом каждый модуль приезжает в виде заводского домокомплекта и собирается на участке не более двух недель. Технология МН - это наша попытка изменить привычный вид строительства домов в сторону доступности и высокого качества.

Автор концепции MH - Андрусь Bezdar
Разработка технологии MH - Андрусь Bezdar, Кораблёв Алексей, Амбражейчик Кирилл, Короленко Николай.

Растущие дома

Мы провели анализ того, как люди строят свои дома и пришли к выводу, что у большинства людей не хватает суммы денег на постройку всего дома сразу. По этой причине, люди часто подолгу живут в бесконечной стройке, которая для многих семей превращается в кошмар. Мы подумали, что можно строить дом не весь сразу, а частями, что бы он рос вместе с ростом состава семьи. Из всех существующих домостроительных систем в мире, растущим домам соответствует только модульная система.

Итак, например у нас есть молодая семья из двух человек и у них есть небольшая сумма денег на один модуль, равный по площади однокомнатной квартире-студии. Состав семьи всегда увеличивается со временем, финансовые накопления людей тоже растут со временем. Спустя какое-то время, у молодой пары рождаются дети, появляется необходимость в отдельной спальне и детской комнате. Мы предлагаем докупить домокомплект и расширить жилплощадь. Это очень просто, домокомплект монтируется в течении двух недель, фундамент и коммуникации могут быть заложены заранее. Каждый проект модульного дома изначально рассчитан на расширение со временем. В будующем ещё увеличивается достаток, появляется необходимость подселить родителей, появляются ещё дети. Дом соответственно можно ещё расширить. У каждого проекта технологии МН есть три стадии роста. Дома растут вместе с увеличением численности семьи и общего достатка.

Энергоэффективность

По нашим современным нормативам коэффициент теплосопротивления стены принимается равным 3,2. Это примерно 150 мм миниральной ваты в стене каркасного дома. В наших домах 300 мм экологически-чистого утеплителя и деревянный лёгкий каркас, который ликвидирует мостики холода через несущие констркции. Таким образом, мы получили коэффициент около 6, что почти в два раза превышает современную норму энергоэффективности.
Но дом теряет тепло не только через стены. Около 30-40% теплопотерь уходит через остекление. Мы спроектировали окна так, что бы минимизировать теплопотери. С северной стороны, где всегда тень, в наших домах нету окон, в дополнение к этому мы обычно блокируем пристройками северную сторону, дополнительно утепляя дом.
С южной стороны у нас всегда большое окно, через которое зимой проходит солнечный свет и нагревает пол, аккамулирующий лучистое тепло и отдающий его в помещение на протяжении дня зимой. Летом солнце находится значительно выше и отсекается свесом крыши (либо солнцезащитными элементами). В доме,соответственно, сохраняется прохлада. Это основные принципы Passive house, которые используются во всём мире.

Так же, совместно с нашими партнёрами, компанией SolarENRG мы предлагаем комплекс инженерных решений, позволяющий добиться полной автономии модульного дома от центральных сетей.

1. Солнечная электростанция мощностью 3кВт. Высокоэффективные солнечные модули 250Вт. Ежегодная выработка электростанции около 3 тыс. кВт*час. Объем запасаемой электроэнергии более 3 кВт*час. Сертификаты TUV, EAC. Гарантия на солнечные модули 10 лет, срок службы не менее 25 лет.

2. Ветрогенератор с вертикальной осью вращения Maglev, мощностью 0,6кВт, ежемесячная производительность 150кВт при средней скорости ветра около 3,3 м/с (белорусские условия). Начальная скорость ветра для запуска всего 1 м/с. Шумность всего 47Дб. Может устанавливаться прямо на кровле жилого дома.

3. Тепловой насос высокоэффективный, типа «воздух-вода» AXHW-20a/300L, емкость бака-аккумулятора 300 литров. Электрическая мощность, включая электротэн 1,5 кВт. Коэффициент преобразования электрической мощности в тепловую – 4,16. Компрессор HITACHI.
При необходимости, тепловой насос может работать в системе с твердотопливным котлом.

Инженерные решения не входят в базовый комплект дома и предлагаются нашей компанией как дополнительная услуга.

Экологичность

Мы старались максимально использовать в технологии MH такие материалы, которые не наносят вред здоровью человека, улучшают уровень CO2 и микроклимат внутри помещения.
В качестве материалов утепления дома мы предлагаем эковату (целлюлозный утеплитель из переработанной бумаги) или утеплитель на основе спрессованной соломы. В качестве зашивки стен – плиты GREENboard (фибролитовая плита).
Данные материалы не содержат фенолов и формальдегидов и обладают хорошей паропроницаемостью. Стены дома дышат - регулируют уровень влажности и CO2 в помещении. В наших городских квартирах уровень CO2 больше 1000 ppm. Мы собираемся существенно сократить этот показатель за счёт свойств экологичных материалов стен. Для комфорта внутри дома нам не нужно дорогих инженерных систем, он достигается архитектурными средствами.

Экономичность и конструкция

Существует одно большое отличие между стандартной модульной системой и технологией MH. Если мы посмотрим предложения по модульным домам в интернете, то увидим, что в предлагаемых домах очень низкая высота потолка. Это связано с транспортным габаритом, который не позволяет перевозить грузы высотой более трёх метров без спец. разрешения. А стандартный модульный дом привозится именно готовыми модулями или частями дома. Нам же хотелось добавить пространства в свои дома, поэтому мы сделали высоту потолка около 4,5 метров, что позволило использовать пространство под скатами крыши -разместить там уютное место для сна. Модули МН собираются из готовых эко-палелей прямо на учатке. Стеновые панели, панели-окна, панели-двери, панели-перекрытия, перегород и отделочные панели стыкуются при помощи монтажной пены и шуроповёрта. Они взаимозаменяемые, даже при готовом доме с чистовой отделкой можно демонтировать любую панель, что открывает большие возможности для будущей трансформации дома. Транспортировка панелей может осуществляется без крупногабаритной техники, а это значит, что нам не требуется каких-то специальных подъездных путей. Фактически мы можем доставить домокомплект МН куда угодно.

Эко-панели состоят из неcущих стоек двутаврового сечения, выполненных соединением OSB-плит и массива дерева. С обеих сторон двутавры зашиваются листами GREENboard, снаружи крепится ветрозащитная плёнка, а внутреннее пространство эко-панелей заполняется утеплителем. Панели вставляются друг в друга как конструктор, соединением «шип-паз». Наружная отделка выполняется вентилируемым фасадом из штучных материалов, как правило, деревянных реек (лиственница). Внутенняя отделка может быть любой, на усмотрение хозяев. Окна и витражи в деревянных рамах. Разводка коммуникаций производится под полом. Фундамент дома свайный.
Стоимость дома с панорамным остеклением, отделкой деревянными рейками и разводкой внутренних коммуникаций составляет 660$ за кв. метр. В полной конфигурации, дом площадью 50 м. кв. обходится в 33 к$.

Применение


Мы стремились создать дома, с современным европейским дизайном, полностью адаптированные под климат и природные условия Беларуси. Такие дома будут интересны не только частным застройщикам, но и крупным компаниям, для застройки посёлков, баз отдыха, арго-туристических комплексов и т.д. Дома быстро-возводимые, что очень удобно для оборота инвестиций. В сочетании с комплексом инженерных систем, дома становятся абсолютно энерго-независимыми, их можно возводить на любой неосвоенной территории. Технология МН разрабатывалась специально для белорусской реальности и условий современного рынка. Это свежий взгляд на модульную систему, призванный изменить стандартные методы строительства домов.

Модель идеального мира от ZROBYM architects - Имена

Я не признаю креатив ради креатива. Пускай вначале будет смысл, даже если большинство «велосипедов» уже придумано. Основатели арт-студии «Зробім» не стремятся стать новаторами – мечтатели от архитектуры и дизайна, они хотят сделать мир лучше. О том, возможно ли строить дома хорошо и дешево, почему белорусы любят светлые интерьеры и в какой комнате проще всего уединиться, мне рассказали идеалисты Андрусь Bezdar и Алексей Кораблев.

Хороший и плохой дизайн стоят одинаково

– Первый вопрос лично к вам, Андрей. Псевдоним Bezdar – своего рода провокация. Как вы относитесь к провокациям в архитектуре и дизайне?

– Я хорошо отношусь к провокациям в творчестве – архитектура имеет творческую часть, поэтому провокация в ней в каком-то виде уместна. В дизайне вообще такие вещи, как юмор, отлично работают. Например, студия Артемия Лебедева. Он пишет с матом – это ведь провокация, и мы говорим о ведущей студии дизайна в России. Возможно, в архитектуре провокация в меньшей степени уместна, так как это более серьёзная сфера деятельности, включающающая в себя коммерческий, социальный, идеологический, эстетический и другие аспекты. И всё же в некотором виде провокационная, “бунтарская”, сделанная с юмором архитектура может существовать.

– Что такое «хороший дизайн»?

– Есть формула «живого интерьера». Интерьер – это не просто как-то расставленный набор мебели из каталога. У обычного человека нет художественного образования, он не может определить, что пропорции соблюдены, предметы создают цельную композицию и сочетаются так, что в интерьере чувствуется воздух. Условно говоря, есть равновесие между заполненным и незаполненным пространством помещения.  Люди попадают в интерьер и чувствуют, что он им нравится, даже если нельзя объяснить, почему. Это «живой интерьер», к такому нужно стремиться.

– Нужно ли дизайнеру стремиться создать комфортное пространство?

– Все идет с функциональности, эргономики, но просто сделать интерьер эргономичным –  недостаточно, просто сделать его эстетичным – тоже недостаточно. «Живой интерьер», о котором я говорил, –  это новый уровень, то, что идет после эстетики и функциональности.

– Сколько стоит хороший дизайн?

– У каждого по-разному. Хороший дизайн не измеряется ни метрами, ни деньгами – ничем. Если у нас закажут офис Facebook, то мы сделаем его бесплатно – может получиться хороший дизайн, но проектирование не будет ничего стоить.

– Хороший дизайн зависит от количества потраченного времени, –  добавляет Алексей. –  Чем лучше дизайнер продумал интерьер, тем лучше он получится. А цена зависит от того, насколько объект интересный. Мы не любим классику. Если клиент закажет у нас классический замок, не будем ему отказывать – мы просто назовем очень высокую цену за свою работу.

– Если же вы имеете в виду, сколько стоит дизайн в плане реализации, – уточняет Андрей, – то это вопрос неоднозначный – ответ тоже неоднозначный. Хорошее кресло может стоить и 5 000 €, и 500 €. Оба кресла будут сделаны качественно, просто кто-то сам придумал и произвел, кто-то в рамках бренда. А вообще, и хороший дизайн, и плохой стоят одинаково. Все зависит от того, кто делал – насколько талантлив дизайнер.

– Правда ли, что оформление интерьера обходится клиенту примерно в половину стоимости квартиры?

– Начиная от половины стоимости, –  поясняет Алексей. –  Любой ремонт (даже если человек будет делать его своими руками) стоит от 15 000 $. Как не сокращай бюджет – меньше не будет.

– Забудем про дизайн и посчитаем, что человеку надо от бетонных стен до полного заселения, –  говорит Андрей. – Перепланировка, свет, сантехника, отделочные материалы и мебель – это половина стоимости квартиры в любом случае. Дизайнерский ремонт от обычного отличается только эстетической и эргономической продуманностью. Диван от «Пинскдрева» и наш диван (студия «Зробім» выпускает мебель под брендом BY FURNITURE –  прим. автора) будут стоить одинаково, но я нарисую интересный, а «Пинскдрев» рисует, как рисует.

Замоўлена – зроблена

– Вы позиционируете себя как продолжатели белорусских традиций…

– Нас так позиционируют, –  отвечают архитекторы.

– А как вы себя позиционируете?

– Мы просто делаем то, что нам нравится.

– Хорошо. Белорусский современный стиль – какой он? Цвета, формы, текстуры.

– В двух словах сложно рассказать, я обычно целую лекцию провожу, – говорит Андрей. –  Он лаконичный, он контекстуальный. Например, в одном литовском садоводческом товариществе стоит нереально крутой объект: стеклянный дом, внутри которого еще один дом. Хозяин нанял архитектора для реконструкции, а тот обнес строение стеклянным куполом. Получилось, что дом как бы в интерьере находится. Это признанный мировым архитектурным сообществом объект. Он стоит посреди товарищества: вокруг грабли, вилы, лопаты, парники и все как-то вот так – некрасиво. Он неконтекстуальный. Когда я показываю этот дом клиентам, они говорят, мол, нет, нельзя так делать. А литовцы делают. Мы всегда стремимся вписать объект в окружающую среду, чтобы он не выделялся.

Также мы используем натуральные материалы. Наши города всегда были деревянными не от неумения строить из камня, а от переизбытка леса на этой территории.

– За 5 лет работы еще не было клиента, который пришел бы и сказал: «Сделайте такой интерьер, чтобы людям показать», –  добавляет Алексей. –  Так делают в той же Украине или в России. А у нас все скромно, без пафоса – для себя, для жизни. Никто не гонится за брендами.

– Те черты, что определяют белорусский дизайн, сейчас находятся в тренде мирового дизайна, –  рассказывает Андрей. – Мы посетили миланскую выставку мебели – она определяет развитие дизайна в будущем году. Многие итальянские фабрики, которые всегда были роскошными и пафосными, сейчас стремятся к лаконичности. Этот тренд пришел со скандинавских стран. И даже итальянские производители стараются ему следовать. А для Беларуси это настолько органично и правильно – мы всегда так делали. Сложно представить Храм Василия Блаженного в Минске…  В Минске есть Красный костел – пример абсолютной строгости. Там нет вычурности. То же самое можно сказать и про белорусский интерьер: он очень простой, лаконичный, с натуральными материалами.

– Какой цвет нравится белорусам?

– Всем нравятся светлые оттенки. В Минске постоянно серое небо, не хватает солнца, поэтому клиенты хотят светлый интерьер. Преобладающий цвет – это, конечно, белый.

– В одном интервью ваш собеседник Вячеслав Ракицкий зачитывает слова из манифеста студии «Зробім». Действительно есть такой манифест?

– Нет. Есть общие цели, понимание того, куда мы движемся, общая стилистика, которой придерживаемся. Но это есть у любой студии.

– А куда вы движетесь?

– Мы стремимся сделать мир лучше. Теми путями, которыми можем это сделать: модульными домами, хорошим белорусским дизайном и красивой мебелью.

– Вы обещаете клиентам индивидуальный подход и предлагаете им заполнить специальную анкету. Какие вопросы задаете?

– Разные вопросы: начиная от любимой музыки и заканчивая любимым местом в доме. Кстати, многие отвечают, что любимая комната – это туалет. Оказывается, там можно уединиться. И это абсолютно нормально.

– Например, муж с женой смотрят телевизор, а потом мужчина встал и пошел в спальню – возникает неловкость. Сразу становится понятно, что он хотел уединиться. А пошел в туалет – и как-то это скрыл, – смеется  Андрей. –  Поэтому туалеты просят делать интересными.

– Туалеты просят делать интересными?

– Я имею в виду, если туалет – любимая комната, нужно его особенно продумать, предусмотреть там розетку, например. Некоторые люди достаточно много времени проводят в туалете.

Переосмысливать и двигаться дальше

– Вы выпускаете мебель под брендом BY FURNITURE. Это серийное производство?

– Пока мы произвели по одному образцу каждого предмета, но стоит задача выпускать мебель серийно и продавать ее в шоу-румах. Может быть, даже откроем свой шоу-рум. Иногда к нам обращаются с заказом: «Разработайте дизайн кухни». Да, мы делаем мебель, но мы не разрабатываем мебель под клиента. Хотя, если у нас закажут дизайн-проект всего дома, мы готовы разработать какое-то количество авторских предметов для проекта.

– А какие белорусские приемы вы используете в предметном дизайне?

– То же самое, что и в дизайне интерьеров.  У нас много фанерной мебели. Фанера – материал технологичный. Мебель из массива дает трещины, ее «ведет» со временем. Массив накапливает влагу, расширяется – меняет форму. Белорусы – придирчивые клиенты, они проверяют качество до миллиметра. Поэтому белорусские мебельщики используют фанеру. Она подается фрезеровке – мы можем сделать запилы под 450, ручки отфрезеровывать. Фанера – хороший материал, а к тому же бюджетный. Позволяет получить достаточно эстетичный внешний вид.

– Понятные формы и простые материалы, –  добавляет Алексей. –  Я не хочу, чтобы люди думали, что Беларусь – это хатки, вышиванки и глина. Для меня Беларусь – это витебская школа авангарда, супрематизм.

– Супрематизм – это белорусское?

– Супрематизм придумали в том числе и в Беларуси. Казимир Малевич тому пример. Это понятные формы, строгая геометрия.

– От Советского Союза нам достался конструктивизм – стиль, который состоит из четких геометрических форм, – говорит Андрей. – Он прослеживается в нашей мебели. Но не нужно копировать проекты из 60-х, как это получилось с библиотекой – нужно их переосмысливать и двигаться дальше.

Бетонная ячейка – не для белоруса

– Велись разговоры о том, что вы планируете заниматься бюджетным строительством и хотите сосредоточиться на модульных домах. Скажите, сколько будет стоить такой дом?

– Идея была в том, чтобы начать бюджетное строительство.  Но так не получается: не получается делать дешево и качественно. Поэтому модульные дома – не бюджетное строительство для нас. Вообще мы считаем, что модульный дом – это воплощение модели идеального дома для белоруса. Вы спрашивали, куда мы движемся и как мы можем сделать мир лучше? Вот если все начнут строить модульные дома, то мир как раз станет чуточку лучше. Не потому, что они дешевле – они стоят примерно столько же, сколько и квартира.

Возьмем для примера новую квартиру в панельном доме в районе «Новая Боровая». Она обойдется где-то в 1 000$ за метр. Мы предлагали за эту же сумму построить загородный дом. В квартире надо делать ремонт, дом продаётся сразу с чистовой отделкой и внутренними коммуникациями, но нужны наружные коммуникации и благоустройство. Немного другие расходы, но в итоге – сумма денег такая же. Дело в том, что для белоруса вообще нехарактерно жить в бетонной ячейке. Квартира в многоэтажном доме – это бетонная ячейка с одним окном. Белорусов тянет жить в доме и видеть свой участок земли. Например, в Голландии строят многоэтажные дома, где у каждой квартиры есть выход на террасу. Там человек может элементарно вырастить три огурца на грядке – но это уже похоже на модель идеального мира. Модульный дом тоже дает такую возможность. Он обладает всеми необходимыми качествами: экологически безвредный, энергоэффективный, хорош в плане дизайна. Бюджетный ли он? Нет, он стоит столько же, сколько и квартира. Если человек думает, что он за 15 000 $ построит модульный дом и будет там счастливо жить, то я могу сказать, что нет, не будет.

– Экологически безвредный – значит, выполнен из экологически чистых материалов. А как вы достигаете энергоэффективности?

– Она достигается очень просто. Один из путей – сделать толще стену. Обычно строят дома с утеплителем в 15 см. Если увеличить стену в два раза, то и энергоэффективность станет больше в два раза. Бюджет увеличиться при этом на 10%, то есть дом будет стоить не 50 000 $, а 55 000 $. Но хозяину дома не придется тратить н-нное количество денег на отопление.

Второй прием – правильная ориентация окон по сторонам света. Нужно, чтобы окна не выходили на север – дом теряет много тепла. Приток солнечного света с юга дополнительно обогревает помещение, а когда это не нужно, можно отсечь его шторами либо солнцезащитным козырьком. Есть и другие приемы – они могут быть разные, зависит от бюджета. Рекуперация, солнечные батареи, ветряки, солнечные коллекторы…  Есть комплексные системы. Они позволяют получить полностью энергонезависимый дом.

– Сколько модульных домов вы построили?

– На данный момент – 3. Но мы только год занимаемся этой темой. Планируем еще 3 сдать до окончания строительного сезона, я надеюсь, в ноябре у нас их будет 6.

– На белорусском рынке у вас есть конкуренты в модульном строительстве?

– Есть конкуренты. И в производстве мебели, и в модульном строительстве, и в дизайне. Конкуренция - это хорошо.

– А чем вы отличаетесь от конкурентов? Ваше уникальное преимущество в модульном строительстве?

– Многим. Я бы сказал, мы мало, чем похожи, –  отвечает Андрей.

– В основном все работают по российской франшизе, то есть строят по готовой технологии, –  дополняет Алексей. –  А мы разработали собственную технологию  – и сами ее реализовываем. Есть конкуренты, которые делают дома в два раза дешевле. Но в таких домах нельзя жить –  это скорее дачные варианты.

Сколько лет (теоретически) можно прожить в вашем модульном доме? Даете ли вы какую-нибудь гарантию клиентам?

– Можно прожить сколько угодно лет. По белорусскому СНиПу все деревянные дома (модульные дома тоже имеют деревянный каркас) рассчитаны на 50 лет. По истечении этого срока дому необходим капитальный ремонт. В течение срока службы дома нужно обновлять отделку, делать мелкие работы. Это как с любым другим домом. Есть так же регламентированная государством гарантия на монтаж – 2 года.

Жилье для интровертов. Архитектор строит под Минском современную землянку

Реклама на Onliner

Недавно Алексей Кораблев, архитектор и сооснователь студии Zrobym architects, купил себе участок с перепадом в пять метров. Если спуститься вниз, к озеру, становится понятно, на каком склоне придется возводить дом. Но специалист увидел в этом не сложность, а весомое преимущество. Он решил сделать современную землянку, создав идеальное жилье для белорусских интровертов: постройку почти не будет видно с улицы, а соседей закроют бетонные «шоры» — останется только вид на живописное озеро. Смотрим, что задумал архитектор и чем это может стать. В ближайшие полгода мы будем следить за этой стройкой и рассказывать о прогрессе: посмотрим, как изменится цена, какие ошибки возникнут в ходе работ и во что превратится дом с картинки. Будет новый цикл, не переключайтесь.

Дом в горе — это как?

Мы на берегу Дубровского водохранилища — одного из самых красивых водоемов в Минском районе. На въезде в поселок стоят ворота с электронным замком, за ними — всего несколько домов и много строительной техники.

С холма открывается вид на озеро — понятно, почему архитектор решил строиться именно в этом месте.

Говорят, когда-то участки здесь выделяли силовикам, которые через пять лет после этого получили право распоряжаться землей и выставили ее на продажу. Просили за участки немало — по $30—40 тысяч за десять соток. Но объяснить цену несложно: закрытая территория у самого берега, всего полчаса от Минска и завидный рельеф.

— По слухам, в этом поселке нарезали участков, а еще часть огородили, чтобы всякие шейхи приезжали дичь пострелять. Но в итоге не срослось, как я понимаю, — улыбается Алексей.

Его участок находится на первой береговой линии. Физически между его будущим домом и водоемом можно вместить еще один дом, но по закону делать этого нельзя — в прибрежной зоне строить запрещено. Архитектор надеется, что все так и останется.

— Я хочу сделать выход к воде. Тут будет небольшой заборчик. Может, удастся построить небольшой деревянный пирс, лодку поставить, — рассказывает Леша. — Мне это место показалось самым красивым из тех, что есть под Минском. Есть велодорожка, лес кругом. 

Постройки, конечно, довольно близко стоят, но наша студия тут целых пять домов проектировала, так что мы постарались все грамотно расположить, чтобы люди друг другу не мешали. 

Не считая маленьких участков и больших перепадов, этот поселок бросил архитектору и еще один вызов: грунты здесь — хуже не придумаешь.

На этих землях просто так строить вообще ничего нельзя. Поскольку суглинок слабый, надо вбивать семиметровые сваи, чтобы дом стоял. А еще перепад жуткий. Мне сосед говорил, что у него забор на четыре метра под землю уходит. Поэтому я решил строить на плите. В этом случае дом может немного ездить, но это ничего: у меня постройка легкая, всего на один этаж, так что проблем никаких не будет, — продолжает Кораблев.

Участок Алексея совсем узкий — всего 25 метров. Архитектору хотелось максимально устраниться от соседей, а с учетом серьезного склона, идущего от дороги к озеру, вариантов было не так много. К тому же нужно было создать задний двор, чтобы проводить там время с семьей. Концепция родилась сама собой.

Двор будет условно поделен на три плоскости. Первая — это дорога, переходящая в крышу. Вторая — дом и уровень пола, а вместе с ними — терраса и зона костра. Третий уровень — самый низкий — отведен под сад: перепад в 2—2,5 метра позволяет посадить низкие деревья и спасти вид.

Благодаря тому, что дом опущен относительно дороги, связь с участком максимально эффективна, то есть хозяевам не нужно будет каждый раз подниматься на пятиметровую высоту, как в том случае, если бы дом был размещен классическим образом.

Как все это будет выглядеть? 

Как и многим белорусам, выезжающим за город, Кораблеву хотелось построить максимально интровертный дом. Добиться этого, не возводя громадный забор, портящий вид и убивающий дух свободы, крайне непросто. Но у Леши пока получается — во всяком случае, на картинках.

— Я решил дом утопить. Выше деревьев, которые вдоль берега растут, все равно ничего не построишь — то есть ради вида стараться смысла нет. У меня родилась идея: крыша дома должна быть в уровень дороги. И она должна быть зеленой, чтобы с улицы вообще не было понятно, есть тут дом или нет. 

Что мы таким образом решаем? Уровень пола в доме будет находиться примерно на два метра выше самой низкой точки на участке, то есть мы получаем относительно ровный участок, на котором можно жить, — объясняет специалист.

Дом будет монолитным, относительно небольшим — около 115 «квадратов». Он растянется поперек участка, насколько это позволяют нормы. Это будет большое пространство, симметрично разделенное на комнаты — просторную гостиную-студию, две спальни, кладовку и санузел с баней.

Свет в основном будет поступать через панорамные окна со стороны озера. От соседей закроют бетонные «шоры» на подпорных стенах. Таким образом будет казаться, что хозяева одни на берегу большого озера.

— Что касается окон, у меня не идеальный случай: они выходят на юго-восток, то есть во второй половине дня прямые солнечные лучи вообще не будут попадать. Поэтому я добавил большое окно на западной стороне, чтобы вечером солнце с этого ракурса все-таки попадало в дом и были красивые закатные тени, — говорит Кораблев.

Из-за больших окон встал вопрос энергоэффективности: летом дом мог бы перегреваться, а зимой слишком быстро остывать. Чтобы этого не допустить, архитектор предусмотрел массивный козырек со стороны заднего двора длиной почти в два метра.

— По архитектурной концепции этот дом чем-то походит на итальянскую виллу, хотя звучит это, конечно, громко. Получится что-то вроде южных домов — с большим остеклением, камнем, но, естественно, современное. 

Постройка не будет выглядеть нелепо, потому что мы, конечно, адаптируем ее под белорусские реалии. С панорамным остеклением сложно добиться уюта: возникает ощущение, что ты на улице живешь. Поэтому я решил добавить в интерьер много деревянных панелей. Пол тоже хочу сделать продолжением террасы и зашить его доской, — поясняет Леша.

Выйти на улицу можно будет не только через дом, но и по «коридорам», которые идут вдоль подпорных стенок. Автомобиль Алексей планирует просто оставлять на улице у входа.

Чтобы стены не выглядели слишком мрачно, их решено спрятать за обилием зелени. А на террасе будет лавка — по старой белорусской традиции.

А что по ценам?

Дом Кораблев планирует достроить уже к весне, чтобы потом весь летний сезон заниматься доделкой. Интерьер пока находится в стадии разработки, но минчанин планирует уложиться в $150 тысяч. Сюда входят все траты: от приобретения участка до покупки тапочек.

— Я сначала хотел дачу, но потом посчитал, что одна подпорная стенка обойдется в $20 тысяч. Решил, что проще чуть-чуть добавить и построить полноценный дом, — улыбается наш собеседник. — На самом деле цена в ходе строительства может вырасти. Сейчас мы сделали эскиз и увеличили площадь со 100 метров до 115. Здесь же я разложил основные траты и прикинул грубые цифры. Получилось около $150 тысяч. При более детальном подсчете цена может измениться.


Этой зимой мы будем периодически заглядывать на участок Алексея и смотреть, как продвигается строительство. В следующем выпуске подробно разберем смету и расскажем, как заранее просчитать цену на строящееся жилье. Если вы тоже строите (или уже построили) современный дом в Беларуси и готовы о нем рассказать, пишите на [email protected]

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

Успешный бизнес за 4 года. Интервью с основателями Zrobym architects

Когда Андрей Маковский и Алексей Кораблёв создали компанию в 2011 году, они делали дизайн-проекты квартир в Каменной Горке за 50 долларов. А сейчас у Zrobym architects просторный светлый офис и возможность отказаться от заказа, если он по каким-то причинам не нравится архитекторам. В компании работает 7 человек, не считая внештатных сотрудников.

Это теперь ребята с улыбкой вспоминают о дизайнерских ремонтах квартир в новостройках Каменной Горки. А тогда было не до смеха: искали офис, забирали из «родного» БНТУ списанную мебель, нанимали сотрудников (лишь бы у тех было профильное образование и ноутбук), думали, как найти клиентов и чем платить зарплату.

 

— Поначалу были уверены, что можем заниматься всем: и проектированием, и дизайном, и графдизайном, и чуть ли не шапки делать, — иронизирует арт-директор Андрей Маковский. — И нас сначала выбирали просто как фирму, у которой были оригинальное название «ЗРОБІМ» и оригинально смешная плата за услуги.

 

 

— Но тогда не учли одного нюанса: практически вся Каменная Горка — это соцжилье, где, по большому счету, никому не нужен дизайн, — говорит ведущий архитектор Алексей Кораблев. — Наше видение пространства жестко шло вразрез с тем, что хотели заказчики. Например, человек настаивал на кухне с круглыми, как волны, фасадами, потолке в три уровня. А мы всегда были сторонниками простых и рациональных решений, ведь хороший дизайн тот, который не бросается в глаза. Приходилось работать с любым заказчиком, объяснять и отстаивать свою точку зрения. Это не всегда удавалось, но, тем не менее, удалось наработать опыт, собрать портфолио.

 

 

— В принципе, мы очень быстро осознали свою ошибку и отказались от Каменной Горки, — говорит Андрей. — А на клиентов, которые нам близки по духу, мы вышли где-то полтора года назад. Портрет «близкого по духу» клиента у молодых архитекторов рисуется легко.

 

— В основном это люди из IT-индустрии, которые много путешествуют по Европе, имеют широкий кругозор, — говорит Андрей. — Чаще всего работаем с заказами в стиле контемпорари (от англ. contemporary — современный). Но если посмотрите на портфолио наших работ, то увидите, что стилистических направлений на самом деле много. Все потому, что у каждого клиента есть свое видение, как должно выглядеть его идеальное жилье.

 

Сперва нужно узнать его сложившиеся представление и пожелания, переосмыслить их и прийти к общему решению.

 

 

Алексей Кораблев замечает, что у них еще ни разу не было такого клиента, который бы пришел и сказал: «Вот вам деньги — делайте, что хотите».

 

— И это даже было бы плохо, — говорит Алексей. — Наоборот, заказчик понимает, что, заказав проект, он экономит средства: дизайнер знает, где некоторые вещи можно купить дешевле, где можно сделать реплики, а где ни в коем случае не надо экономить. В контексте общей сметы проект стоит от 1−3%, но имея профессиональное руководство, что и как делать, клиент может сэкономить намного больше.

 

Ребята уверены, что если у заказчика есть деньги на реализацию интерьера, то на дизайне уж точно экономить нельзя. Как правило, на полный ремонт идет половина стоимости квартиры — это стандартная ориентировка по стоимости. И если у человека есть такие деньги, скупиться на дизайнерские работы не стоит, поскольку итогом станет жилье, продуманное до мелочей.

 

 

— Есть категория заказчиков, которые считают, что, заплатив деньги, могут диктовать, как делать дизайн, — говорит Андрей. — Но это тот случай, как и с обращением к врачу, когда пациент не должен советовать специалисту, чем и как его лечить. Так и в дизайне: высказав свои ориентиры и пожелания к будущему дому, стоит довериться профессионалу.

 

Алексей дополняет, что в «голове у клиента не всегда красивая картинка того, как должно выглядеть его жилье». Поэтому дизайнерам часто приходится объяснять, показывать примеры и находить компромиссы в работе. А в случае, если таковые не находятся, то лучше говорить «нет».

 

 

— Когда проектируешь, вкладываешь душу, делаешь как для себя. Поэтому если внутри вкусы не сходятся, то мы не готовы проектировать дома-замки с башенками и не беремся за такую работу. В этом случае расстаемся с заказчиком и советуем другого дизайнера, с которым у него будет больше точек соприкосновения.

Впрочем, молодые архитекторы говорят о том, что им встречается много людей с современными взглядами и вкусами, что не может не радовать.

— Если говорить о современных тенденциях в дизайне интерьера, то клиенты все чаще отказываются от телевизоров, заменяя их проекторами — за ними будущее, — уверен Андрей Маковский. — Отказываются от подвесных потолков и арок, стремятся к простоте и функциональности пространства. В отделке часто прибегают к дереву как материалу экологичному, теплому. Белорусы вообще подсознательно любят дерево, выбирают чаще всего такое направление, как скандинавский интерьер. Все потому, что он близок к национальному стилю. Вообще, белорусское нравится практически всем: это светлые стены, которые рассеивают солнце, акценты из керамики и дерева (например, столик из большого старого пня), лен в шторах и обивке мебели.

 

 

Архитекторы рассказали, что за четыре года работы студия собрала профессиональную команду.

 

— Теперь работаем только в трех направлениях: архитектурное проектирование (внешнее и внутреннее пространство), модульные дома и мебель, — говорит Андрей. — Проекты ведем от начала до конца; предлагаем клиенту своих подрядчиков, в которых мы уверены, что выполнят работу качественно. Впрочем, заказчик может обратиться и к другим подрядчикам, это уже его право.

 

— В нашей студии есть общее пространство для партнеров, с которыми вместе работаем и ведем заказы, — говорит Алексей. — Такая практика хороша, когда у заказчика, например, возникает вопрос к мебельщику, а мы не можем на пальцах объяснить все нюансы. Тогда зовем специалиста, делаем по этому проекту коммерческое предложение — и если заказчика устраивает общение с подрядчиком и цена, отдаем в реализацию изделие.

 

 

В направлении мебели студия начала работать сравнительно недавно. Интересная мебель и предметы интерьера выпускаются под брендом BY furniture.

— Под брендом BY furniture мы с партнерами делаем не только авторскую современную мебель, но и свет, и какие-то интересные аксессуары. Например, светильники с подвесными плафонами в виде стилизованных керамических горшков разных размеров и форм. В том числе мы используем и мебель европейских брендов. Если у клиента нет денег или он хочет сэкономить, допустим, на кресле, то можно сделать его реплику у белорусской компании. Получается, что разброс по цене на одно и то же кресло (оригинал — реплика) может составить от 300 до 5000 евро.

 

 

Делают ставку ребята и на модульные дома, к которым у нас еще пока относятся скептически.

 

— На рынок свой полноценный продукт в качестве постоянного бизнеса мы еще не вывели, — говорит Андрей Маковский. — Поскольку те дома, которые сейчас есть на рынке, в основном идут как дачные варианты, они подпортили репутацию модульному строительству как полноценному дому для постоянного проживания. Мы же стремимся к балансу между качественными показателями дома и экономичностью. Тем более что модульный дом дает клиенту возможность строить его по частям. Начать можно и с модуля в 50 квадратных метров, который будет пригоден для полноценного жилья молодой семьи. А дальше можно докупать домокомплект и увеличивать площадь жилья. При этом возведение такого дома занимает не более двух недель. Это избавит вас от жизни в постоянной стройке.

 

Молодые архитекторы признались, что хоть компания и развивается хорошо, они еще не успели заработать на собственное жилье. Но каждый из них уже четко представляет, каким оно должно быть. Причем эти личные концепции жилья «засветились» на архитектурном конкурсе Belarus Design Award 2015, где архитекторы студии Zrobym architects заняли три призовых места. Гран-при достался Лычковскому Андрею и Сотниковой Ирине за проект «Zямлянка», о котором мы уже писали.

 

 

— Тема конкурса «Дом для себя. Вдохновение традициями» была для нас очень близкой, поэтому и решили принять участие, — говорит архитектор Андрей Лычковский. — После победы в интернете было язвили, что «Zямлянка» — место, где должны жить все белорусы, мол, «всех загнать под землю». Но это не так. Изначально была идея сделать дом, который мне близок и спроектирован для себя. Такой дом хорошо смотрелся бы на Браславах, где холмистая местность и близко водоемы. Если воплотить этот проект в реальность, то он не получится дешевым. Затратными будут земляные работы, очень важно было бы сделать качественную гидроизоляцию и вентиляцию. Но зато этот дом очень эффектный, и на случай войны будет хорош (улыбается).

 

Ирина Сотникова, соавтор проекта, дополняет:

 

— Многие спрашивали, как реализовать такой проект, где подробные чертежи? Но на конкурс изначально подавался эскизный проект, концепция, которая не предполагала каких-то технических узлов и чертежей, нужна была идея.

 

Ребята признались, что рассчитать полную стоимость реализации этого проекта действительно сложно. — Такой проект сильно зависит от места, где его располагать, — поясняет Андрей. — Фактически основная сумма выходит из подготовки участка, оценки грунтов, подбора фундамента и прочих технических моментов. Первое место в этом же конкурсе взял также архитектор студии Zrobym Артем Бобров с проектом «Цэгла».

 

 

— Причем на конкурс сделал два проекта, на один из которых — и это была не «Цэгла» — делал основной акцент, — говорит Артем. — А «Цэгла» — проект исключительно для себя, о том, что лично нравится. Причем основная идея здания строилась на взаимосвязи интерьера и экстерьера. И если бы строил для себя дом, то он был бы именно такой, как в проекте «Цэгла».

 

Андрей Маковский представил на конкурс свое видение дома и тоже не прогадал. Его работа CUBE7 взяла второе место в конкурсе.

 

 

— На призовое место не рассчитывал, — признается Андрей. — Очень велика была конкуренция, особенно среди ребят, которые со мной работают. Но у меня принцип: набирать людей в студию, которые работают лучше меня. Да и сам конкурс за пять лет шагнул далеко вперед.

 

В своей работе Андрей намеренно уходил от белорусского узора.

 

— Потому что разрисовать все узором — это не белорусский стиль. Во-первых, получилось бы «попсово», во-вторых, это уже графдизайн, а не архитектура и интерьер. За основу взял белорусский образ — квадрат Малевича, только сделал его в объеме. Получился кубик 7x7x7, который сочетает стиль советского конструктивизма и глубокие национальные традиции. Куб снаружи обшит деревом по принципу «белорусской шалевки», полностью черный снаружи и белый внутри, все окна запроектированы исключительно на южной стороне. Интерьер построен с использованием традиционных черт: светлые стены, конструктивистская функциональность, народный текстиль, керамика, спилы дерева, соломенные каркасы. Все это сочетается с простыми формами мебели, светлым бетоном и открытой проводкой, которые актуальны в современном интерьере. Акценты добавляют картины, выполненные в современной графике с использованием народных мотивов.

 

Впрочем, участие в конкурсах молодые архитекторы Zrobym architects не ставят в приоритеты. На первом месте у них работа над проектами — сейчас их 15.

 

— В целом выходит по два проекта на человека, — поясняет Андрей Маковский. — Но в случае необходимости можем подключать и внештатных сотрудников. Бывает, что на работу уходит весь рабочий день, а потом и все свободное время, но это та работа, которая доставляет удовольствие.

 

 

Елена Зуева, фото: Дмитрий Брушко, источник: tut.by

5 правил для архитекторов - и как их нарушать

Architizer A + Awards - крупнейшая в мире программа награждения в области архитектуры и продуктов - открыта для заявок! Крайний срок подачи заявок - 4 ноября. Щелкните здесь, чтобы получить дополнительную информацию о том, как представить свой проект или продукт.

Если есть что-то предсказуемое в архитекторах, так это то, что они вечно непредсказуемы. Новые тенденции дизайна появляются в профессии так же быстро, как мода меняется с каждым сезоном - но для величайших дизайнеров речь идет не о чистом стиле, мимолетной актуальности или поспевании за Канье.Речь идет о поиске новаторских, долгосрочных решений для мира, в котором окружающая среда, экономический климат и политический ландшафт как никогда нестабильны. Архитекторы теперь должны быть ниндзя мира дизайна - и есть явные признаки того, что они начинают овладевать этим искусством.

Шорт-лист на премию A + Awards 2016 - крупнейшей в мире программы награждения за архитектуру и продукцию - был завален случаями, когда оба архитектора бросали осторожность, давая контекстуальные ответы, которые бросают вызов условностям строительной отрасли для достижения своих целей.Некоторые из этих проектов могут заставить подрядчиков вздрогнуть, а инвесторов - перевести дух, но когда смелые клиенты обращаются к архитекторам за их способность импровизировать и экспериментировать, результаты часто бывают новаторскими. Если вы подумаете, какие проекты принять участие в конкурсе A + Awards этого года, то вот лишь пять примеров нарушителей правил, попавших в шорт-лист 2016 года.

Правило 1: вторичная переработка = восстановленные половицы и стены из стеклянных бутылок.

Взгляните на поистине диковинный 747 House от David Hertz Architects и примите во внимание все, что, как вы думали, вы знали о вторичной переработке, избыточным.Использование крыльев авиалайнера в качестве крыши современной резиденции может показаться экстравагантным, но архитекторы отмечают невероятную ценность использования утилизированных материалов такого масштаба: «Самолет 747 огромен - более 230 футов в длину и 195 футов в ширину. и высотой 63 фута с грузовым пространством более 17 000 кубических футов ... огромное количество материала по очень экономичной цене менее 50 000 долларов ».

Правило 2: Архитектура - это НЕ искусство.

В дерзком использовании найденных материалов компанией David Hertz Architects есть художественное качество, которое бросает вызов прямому утверждению Патрика Шумахера, что «архитектура - это НЕ искусство.Если это еще одно «правило», то очевидно, что многие фирмы стремятся его нарушить с некоторыми поистине неземными, а иногда и впечатляющими результатами. Ресторан Bandesign в Гифу, Япония, является тому примером: здание представляет собой огромную художественную инсталляцию, его архетипический объем с скатной крышей разрезан на две части, открывая волшебно зеркальную пару фасадов, отражающих декоративное дерево до бесконечности.

Правило 3: Бетон необходимо заливать; кирпичи необходимо укладывать.

Необычная внешняя отделка

Hisanori Ban также свидетельствует о более широком изучении областей применения материалов многими фирмами в последние месяцы.Одна из самых замечательных иллюстраций этого вновь обретенного чувства приключений - это волнистая завеса проекта Admun Design and Construction Studio «Cloaked in Bricks» в Тегеране, Иран. Архитекторы отказались от предположений о свойствах материала и способах склеивания этого древнего материала, создав холмистую возвышенность, больше похожую на ткань, чем на блоки из глины.

© Фотография Джона Голлингса

Правило 4: Архитекторы любят черную одежду и белые здания.

Теплый оттенок этого терракотового фасада достаточно поразителен, но если вам нужны какие-либо дополнительные доказательства того, что архитекторы отказываются от своего ненавистного к цвету стереотипа, вы можете выбрать из множества мультихроматических проектов. Пожалуй, наиболее ярким из всех является проект начальной школы Наньян, созданный Studio505, чьи яркие фасады призваны «продемонстрировать активное, раскованное свободное мышление и доставлять радость и волнение в равной степени детям и ребенку в составе учителя.«Это здание, над которым наверняка улыбнулся бы даже самый угрюмый Мис ван дер Роэ.

Правило 5: Архитектура - это все о зданиях

Судя по заголовку, сообщения о том, что архитектура - это исключительно о зданиях, были сильно преувеличены. Конечно, ландшафтный дизайн всегда был неотъемлемой частью профессии, но голландская компания по ландшафтной архитектуре Buro Harro взорвала условность своим дизайном для Bartokpark в Арнеме, Нидерланды. Бывший пустырь был преобразован в общественный парк с помощью гигантского монумента Aardvark художника Флорентийна Хофмана, сюрреалистического памятника, который превосходит архитектуру и напоминает нам о том, что при проявлении бравады дизайн может принести радость целым сообществам.

Для получения дополнительной информации о том, как подать заявку на участие в пятой ежегодной премии A + Awards, щелкните здесь.

Зеленая налоговая льгота для архитекторов, инженеров и подрядчиков: раздел 179D, обновление

Лягушонку Кермиту быть зеленым может быть сложно, но благодаря налоговой льготе архитекторы, инженеры ... [+] и подрядчики могут найти это полезным.

Савенок Илья Сергеевич / Getty Images

Лягушонок Кермит пел: «Не легко быть зеленым».Но правда в том, что архитекторы, инженеры и подрядчики получают значительные налоговые льготы за экологичность.

В 2005 году Конгресс ввел в действие Раздел 179D налогового кодекса, который предоставляет налоговые льготы - вычет до 1,80 доллара на квадратный фут - для владельцев бизнеса, которые строят (или проводят реконструкцию и переоборудование) энергоэффективные здания. Учитывая, что владельцы государственных зданий обычно не платят федеральный подоходный налог, Раздел 179D (d) (4) предусматривает, что государственный собственник должен выделить вычет в размере 179D проектировщикам здания (архитекторам, инженерам или подрядчикам).

Для архитекторов, инженеров или подрядчиков, выполняющих проектные работы для государственных, местных или федеральных органов власти (включая округа государственных школ и колледжи), это было огромным преимуществом для их чистой прибыли и помогло этим дизайнерам держать свои двери открытыми и расти. их бизнес. Что не менее важно, как свидетельствовал старший вице-президент alliantgroup и бывший конгрессмен Рик Лацио перед Комитетом по методам и средствам дома в марте, экономия энергии за счет зеленого дизайна привела к огромному сокращению затрат на электроэнергию для федеральных, государственных и местных органов власти и школ.Так что налогоплательщики тоже выигрывают.

Как это работает

Как правило, проектировщики зеленых правительственных зданий (а также коммерческие владельцы зданий) могут пройти квалификацию (или частично пройти квалификацию) с помощью трех тестов - HVAC; внутреннее освещение; и оболочка здания. Конгресс недавно повысил стандарты, которым необходимо соответствовать - от стандартов ASHRAE 2001 для зданий, введенных в эксплуатацию до 2016 года, и стандартов ASHRAE 2007 после этого. Если здание соответствует всем трем тестам, выигрыш составляет до 1 доллара.80 за квадратный фут.

Раздел 179D содержит требование «доверяй, но проверяй», чтобы сторонняя фирма (лицензированные инженеры) независимо проверяла экономию энергии - хотя это звучит, возможно, немного пугающе, alliantgroup на практике обнаружила, что проводит тысячи таких исследований по всей стране от имени дизайнеров, что это обычно идет как масло. Кроме того, дизайнеры и владельцы бизнеса должны понимать, что они могут подать заявку на вычет 179D для любого здания, которое было введено в эксплуатацию в течение открытого налогового года (обычно в последние годы).

Где мы сегодня

В декабре 2019 года в рамках более крупного бюджетного соглашения Конгресс продлил Раздел 179D (вместе с рядом других положений о налоге на энергию) до конца декабря 2020 года. Недавно Палата демократов выдвинула закон - HR 2 The Moving Forward Закон - это показатель видения демократов Палаты представителей по ряду вопросов, включая дороги, инфраструктуру, окружающую среду и т. Д. В этот закон включен раздел

(это большой законопроект), который расширяет раздел 179D до конца 2025 года; увеличивает вычет для 179D с 1 доллара.От 80 за квадратный фут до 3,00 долларов за квадратный фут; а также повышает стандарты ASHRAE, которые необходимо соблюдать для получения квалификации. В целом, это сильный сигнал демократов Палаты представителей о поддержке Раздела 179D и желании видеть, как он расширяется и растет.

На данный момент ожидается, что Конгресс рассмотрит вопрос о расширении налогов (включая 179D) где-нибудь этой осенью или в беспорядке - и, вероятно, увидит продление как минимум на один или два года. Произойдет ли расширение 179D по примеру H.R.2, вероятно, зависит от результатов выборов, хотя республиканцы проявляют некоторую открытость в этом вопросе.

Хорошие новости для дизайнеров - правительственные письма

Требование руководства IRS состоит в том, что проектировщик правительственного здания должен получить письмо о распределении от государственного собственника - это для целей налоговой администрации, чтобы помочь сообщить IRS о том, что соответствующий проектировщик требует вычета (в отличие от случайных человек, не имевший отношения к проекту).

Для огромного количества архитекторов, инженеров и строительных фирм получить письмо о распределении от правительства было несложно.Однако каждую синюю луну дизайнеры сталкивались с государственным служащим, который ошибочно полагал, что правительство может «взимать плату» за письмо о распределении. К счастью, благодаря сенатору Кардину (доктор медицинских наук) - великому поборнику Раздела 179D (а также добрым усилиям архитекторов, инженеров и строительных фирм - особенно Американского совета инженерных компаний - министерство финансов ясно дало понять, что любой «Взимание» государственным агентством письма о выделении средств проектировщику неприемлемо.

Казначейство в декабре 2019 года выпустило письмо, в котором разъясняется, что государственные учреждения не могут «. . . запрашивать, принимать или требовать от компании любой платеж в качестве вознаграждения за предоставление письменного распределения, описанного в Разделе 179 (d) (4). Кроме того, владельцы общественных зданий должны предоставлять такие ассигнования по запросу сторон, которые оказали соответствующие услуги ». Письмо Минфина дает долгожданные разъяснения и ясность как для разработчиков, так и для правительств - и должно многое сделать для обеспечения реализации целей зеленой политики, поставленных Конгрессом для 179D.

В дополнение к этим хорошим новостям, недавно в штате Флорида был принят закон - HB 7097, который включает раздел 22 - вводящий раздел 215.179 Устава Флориды, который требует, чтобы владелец общественного здания не мог требовать, принимать или требовать какой-либо платы за предоставление письмо о распределении согласно 179D - и что письма о распределении должны быть подписаны в течение 15 дней после письменного запроса от дизайнера. Действительно хорошие новости для дизайнеров из солнечного штата.

В целом перспективы для архитекторов, инженеров и строительных компаний государственных, местных и федеральных правительственных зданий, проектирующих энергоэффективные здания, благоприятны.Быть зеленым становится легче.

Понимание раздела 179D, Зеленая налоговая льгота для профессионалов AEC

Правила - это ежемесячная серия, в которой четко изложены важные правила для специалистов в области архитектуры, проектирования и строительства.

Введенный как часть Закона об энергетической политике 2005 года, раздел 179D Налогового кодекса : Удержание в отношении энергоэффективных коммерческих зданий недавно был продлен до конца 2020 года.Часто называемый «зеленой налоговой льготой для архитекторов, инженеров и подрядчиков», 179D предлагает финансовые стимулы для владельцев зданий и фирм AEC за снижение энергопотребления здания за счет установки и использования высокопроизводительных систем.

Поскольку владелец общественных проектов, а именно государство, не облагается налогом и, следовательно, не получит вычетов, профессионалы AEC сами могут претендовать на кредит в качестве «разработчиков» мер по энергоэффективности проекта.

Программа применяется к недавно построенным или отремонтированным коммерческим или многоквартирным зданиям, четыре этажа или выше, которые работают на 50% лучше, чем базовое здание, соответствующее стандарту ASHRAE Standard 90.1-2007. Многие проекты, получившие сертификат LEED, а также недавно построенные здания с упором на энергоэффективность, скорее всего, будут соответствовать требованиям. Вычет, который берется в год завершения и реализации проекта, требует использования специального программного обеспечения для анализа энергии и проверки экономии энергии сторонним инженером.

Максимальный налоговый вычет в размере 1,80 доллара США за квадратный фут может быть востребован для проектов, которые соответствуют порогу энергосбережения в трех системах здания: внутреннее освещение, ограждающая конструкция и HVAC или горячая вода.Также можно получить частичный кредит. Например, «зданию достаточно снизить плотность мощности освещения на 25%, чтобы получить вычет в размере 0,30 доллара за квадратный фут», - говорит Кэтлин Кинг, управляющий директор и руководитель национальной практики исследований и разработок консалтинговой компании Alvarez в Вашингтоне, округ Колумбия. & Marsal Taxand.

179D допускает налоговые вычеты в размере до 1,80 долларов США за квадратный фут для соответствующих требованиям новых или отремонтированных коммерческих и многосемейных проектов для экономии энергии во внутреннем освещении, ограждающих конструкциях зданий, а также в системах отопления, вентиляции и кондиционирования или горячего водоснабжения.

Некоторые фирмы AEC воспользовались ожидаемым вычетом, чтобы выиграть государственные строительные контракты. Стюарт Каплоу, адвокат по охране окружающей среды из Кокисвилля, штат Мэриленд, говорит, что его фирма помогла клиентам сделать их заявки «более конкурентоспособными за счет учета ассигнований на дизайнера, который может включать в себя« архитектора, инженера, подрядчика, консультанта по окружающей среде или энергетика ». поставщик услуг, который создает технические спецификации. «Потенциально многие имеют право участвовать в этом стимуле.”

A&M Taxand также работала с архитектурными бюро, чтобы получить эту льготу. «Для подтверждения кредита необходимо проверить ряд подробных требований к документации», - говорит Кинг. «Тем не менее, первоначальная оценка потенциальной применимости проекта может быть такой же простой, как если бы квалифицированный консультант по вычету 179D рассмотрел чертежи MEP».

Глобальная фирма HOK получила выгоду от 179D. «Такая« скидка »или налоговый вычет может восстановить проект с промежуточным множителем до уровня с хорошими финансовыми показателями, а также обновить и активизировать общий инвестиционный потенциал компании в высокопроизводительных дизайнерских навыках и инструментах для всех наших клиентов», говорит директор по устойчивому дизайну Аника Ландрено, доц.AIA, которая также находится в Вашингтоне.

Однако, поскольку кредит постоянно находится под угрозой истечения срока, HOK никогда не мог уверенно предлагать своим клиентам скидку на дизайнерские услуги. «Исторически это было сложно, потому что срок действия кредита истекал, а затем Конгресс должен был продлевать его через двухлетние циклы, что обычно длиннее, чем цикл проектирования и строительства, особенно в масштабах проектов, над которыми мы работаем», - говорит Ландрено.

Хотя обновление законодательства никогда не бывает уверенным, старший вице-президент AIA по защите и связям Сара Додж говорит, что Институт работает над тем, чтобы сделать вычет постоянным.«Мы сосредоточены на его защите и улучшении, если представится возможность», - говорит она. «Однако больший риск состоит в том, что вычет будет полностью отменен как механизм экономии средств для Конгресса во время пандемии».

Взламывая коробку | Журнал Architect

Ю-Чен Чао Публичная библиотека Тайнаня от Mecanoo

Могут ли коробки быть красивыми? Могут ли они быть правы? Являются ли они основой архитектуры, от которой следует отклоняться только по уважительной причине? Это вопросы, которые поднимались различными статьями и наградами за последние несколько недель.Обзор большинства дизайнерских журналов и веб-сайтов показывает нехватку капель и всплесков, которые были так популярны несколько лет назад. Профессионалы испытывают сильное недоверие к таким формам, о чем я писал здесь. Фирма Mecanoo, которой я давно восхищаюсь, вернулась в своих недавних заказах на разработку украшенных коробок. Как отметил Марк Алан Хьюитт, даже Фрэнк Гери, FAIA, выглядел квадратным в последней версии своих многофункциональных башен в Торонто. А на церемонии вручения наград U.S. Wood Awards, подчеркивающей, как можно придать этому материалу любую форму и использовать его практически для чего угодно, были представлены только коробки.

Как я уже писал ранее, есть логика сделать это простым и чистым. Теоретически вы тратите меньше материала и обеспечиваете максимальную гибкость как в интерьере, так и в отношении того, что вы применяете к фасаду, чтобы здание соответствовало нормам или сообщалось в правильной (контекстной или репрезентативной) манере. Есть красота в том, чтобы сохранять простоту и экономить средства и формы для тонких акцентов на деталях, свете или материале, которые могут оживить здание.

Проект Гери на Кинг-стрит в Торонто

Проблема в том, что это не всегда так. Прежде всего, вы должны уметь это делать, и опыт показал, что мы не можем рассчитывать на наличие необходимого таланта или преодоление конфликтов и ограничений, с которыми архитекторы сталкиваются во время любого процесса проектирования, поскольку они стремятся создать красивую коробку. . Во-вторых, не всегда легко объединить разные варианты использования в единую форму. Необходимость различных деталей - например, чтобы дождь не стекал со здания, или чтобы приспособить конструкцию, которая позволяет открывать коробку, - искажает саму конструкцию здания.Часто бывает так же много работы - и пустой тратой материала - чтобы скрыть эти части здания парапетами или толстыми стенами, как позволить им свисать или выходить наружу. На более глубоком уровне люди не движутся и не собираются по прямым линиям. Одно дело формировать рамки или фон для нашей деятельности, другое - приспосабливать и даже поощрять их.

Даже люди из «больших ящиков», Людвиг Мис ван дер Роэ и Ле Корбюзье, знали это, добавляя кривые и выражая структуру почти во все свои самые известные здания.Корпоративные архитекторы обнаружили, что коробка была дешевой и простой в сборке, если вы забыли о несоответствиях в функциях или структуре и не потратили деньги на эти причудливые изгибы.

Flickr / Лицензия Creative Commons / foundin_a_attic Часовня Ле Корбюзье в Роншане

Статья Марка Алана Хьюитта о проекте Гери в Торонто и квадратных небоскребах в целом появилась на Common Edge, сайте, который теперь зарекомендовал себя как голос консерватизма в дизайне, демонстрирующий традиционные подходы к архитектуре и урбанизму, простые формы, недоверие к инновации и все, что связано с компьютерными технологиями, и обращение к здравому смыслу и просторечию.Хьюитт сетует на возрождение квадратного небоскреба с его чувством 1960-х годов: он поднимается до высот, которые могут себе позволить только богатые, и чрезмерно выделяется на горизонте и в окружающих районах. Он начинает с часто цитируемой цитаты из раннего эссе Луи Салливана о небоскребах, в котором он указывает, что здание должно быть «парящим на каждый дюйм». Логика небоскреба, подпитываемая функцией (большие плиты перекрытия, структура и механические потребности ниже, меньшие сверху), структурой и контекстными потребностями, предлагает сужающиеся или смещенные формы с уточнениями, которые уменьшают ветровую нагрузку и завихрение, и которые подходят здание как можно лучше вписывается в его контекст.Хьюитту нужна коробка, которая хорошо себя ведет.

Думаю, проблема не в коробке, а в том, что она сломалась или даже сузилась. С самого начала все, кроме коробки, сложно: наблюдать, как мои ученики бегут к красоте угла или кривой, а затем теряются в попытках разрешить ее сложности, свидетельствует об этом. Требуется очень хороший архитектор, чтобы сложные формы работали как сами по себе, так и как часть большего целого. Это также означает четкое понимание всего, от функции до структуры до того, что изгибы или углы подсказывают тем, кто их испытывает.Вдобавок ко всему, большинство формальных сложностей увеличивают затраты и затрудняют реализацию проекта.

Вопрос в том, чтобы выяснить, где выражение стоит того, и использовать такие отклоняющиеся формы осторожно и экономно. Даже архитекторы, которых мы помним за их любовь к изгибам, такие как Алвар Аалто, использовали их только для частей своих зданий. Мы забываем, что структуры Гери в основном представляют собой простые коробки или стопки коробок с разрывами, изгибами и волнами, которые он добавляет для различных функциональных и выразительных целей.Для каждого неконтролируемого рыболова, такого как Сантьяго Калатрава, достопочтенный. FAIA, или боксер, страдающий запором, такой как Дэвид Чипперфилд, достопочтенный. FAIA, есть архитекторы, которые знают, когда выйти из прямого и узкого и сделать из этого что-то прекрасное.

Другими словами, мы должны ценить сложность там, где это оправдано, и хвалить простоту там, где это необходимо, но никогда не предполагать, что существует единственное решение для проектирования здания. Нет правил, подходящих ко всем ситуациям, только хорошие или плохие архитекторы, которые либо используют правильную тактику, либо отказываются от необходимости поступать правильно.

Аарон Бетски - регулярно упоминаемый обозреватель, чьи взгляды и выводы не обязательно совпадают с мнениями журнала ARCHITECT или Американского института архитекторов.

Летние каникулы студентов-архитекторов

Этот блог спонсируется #ArchiTalks , а тема блога Architect в этом месяце: Summer Break.

Пожалуйста, ознакомьтесь с взглядами других блоггеров, занимающихся архитектурой, на ту же тему.Я предоставил ссылки на их статьи внизу этого сообщения.

Летние каникулы архитекторов

Мне было трудно понять тему этого месяца.

Лето для меня редко бывает перерывом. Я живу в Портленде, штат Орегон, и нам нравится быть драматичными и делать вид, что с осени до весны идет дождь. Лето - это когда все хотят строиться.

Каждое лето с тех пор, как я закончил архитектурную школу, у меня были еженедельные встречи по проекту, который находится в стадии строительства.Хорошо, кроме 2010 года. Проект того лета заключался в том, чтобы найти работу, а не выселить.

Отдых во время строительства проекта может сильно раздражать. Независимо от того, сколько я делаю перед отъездом, мне всегда кажется, что я прихожу домой в беспорядке. Это никогда не бывает удобно; Я получил телефонные звонки, прерывающие мое свободное время, или не получал телефонных звонков, когда я должен был их получить.

Тот факт, что я попросил провести время вдали от офиса, всегда, кажется, наказывает меня, когда я наконец возвращаюсь к своему столу.

Я мог бы продолжать жаловаться на то, что у меня не было летних каникул с тех пор, как я учился в архитектурной школе, но то, что я отрицательно отношусь к архитектуре, - не то, почему я пишу этот блог.

Летние каникулы студентов-архитекторов

Давайте будем честными: летние каникулы - одно из самых больших преимуществ учебы. Есть так много возможностей для студентов-архитекторов, у которых внезапно появляется несколько месяцев, прежде чем школа снова откроется.

Вот краткий список возможных способов провести летние каникулы для студентов-архитекторов.

Путешествие

Путешествия невероятно важны для будущих архитекторов.

Я считаю, что познавать другие культуры и видеть, как люди живут в разных уголках земного шара, на самом деле важнее, чем большинство вещей, которые вы изучаете в архитектурной школе.

Важно видеть, как объекты устроены по-разному в разных географических регионах.Я недавно был в Бостоне, и меня поражает, насколько сильно различаются среды - и это только в разных частях Америки.

Даже если вы живете в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе или Риме, вам все равно нужно путешествовать как часть вашего образования в качестве архитектора.

Один из самых важных уроков путешествий, который я постоянно усваиваю снова и снова, - это не все перепланировать. Когда есть время расслабиться, приехать в какое-то место, познакомиться с новыми людьми и открыть для себя что-то новое, происходит волшебство, которое даже нельзя было запланировать.

Волонтерство

Пожалуйста, станьте волонтером во время летних каникул.

Архитектура - это сфера обслуживания. Мне нравится верить, что архитектура основана на том, чтобы делать добро и делать мир лучше и безопаснее. Каждый обязан развивать это.

Последние несколько лет я был волонтером в программе «Архитекторы в школах» - программе, которая позволяет профессионалам в области дизайна в начальных школах говорить о дизайне и, возможно, заставить их взглянуть на окружающую среду немного по-другому.

С тех пор, как я принял участие, я сделал своей личной миссией активный набор профессионалов в области дизайна, молодых архитекторов и студентов, которые все говорят мне, что они слишком заняты, чтобы работать волонтером.

Меня всегда поражает, сколько людей прыгают через обручи, когда ищут возможности для продвижения по карьерной лестнице. Но когда приходит время отдать помощь Вселенной или другим нуждающимся, внезапно все становятся «слишком занятыми».

Я постоянно узнаю, что большая часть волонтеров - это просто явка, на что уходит мало энергии.Тот факт, что я нашел время из своего напряженного дня, чтобы пообщаться с кучей детей и ответить на все их вопросы о том, что такое быть архитектором, действительно очень важен в их маленьких мирах.

Есть масса возможностей для волонтерства, независимо от того, где вы живете. Это не обязательно связано с архитектурой или серьезными обязательствами. Просто верни или помоги. Чем больше вы безоговорочно можете отдать своему времени и энергии, тем больше вы увидите интересных и уникальных возможностей, созданных в других сферах вашей жизни.

Рабочий

Летние каникулы - прекрасная возможность заработать немного денег и начать развивать свой профессиональный опыт.

Есть 2 типа вакансий для студентов-архитекторов: Работа по архитектуре и работа без архитектуры.

Архитектура Jobs идеально подходит для летних каникул, когда у вас есть достаточно времени и энергии, чтобы погрузиться в офис и поработать над реальными проектами.

Задания без архитектуры обычно требуют меньшей умственной нагрузки.Они идеально подходят в течение учебного года, позволяя вам направить всю свою энергию на решение проблем в учебу.

Прекрасная вещь в летней работе в архитектурной фирме - это ограничение по времени, чтобы вернуться в школу в конце лета. Одна из лучших вещей, которую может сделать студент-архитектор до окончания учебы, - это получить опыт работы с архитектурными фирмами разных форм, размеров и вкусов. Это часто уменьшает шок, который испытывают недавние выпускники, когда они понимают, что работа по профессии кардинально отличается от работы в архитектурной школе.

Летняя программа за границей

Учеба за границей во время летних каникул - отличный способ преуспеть в архитектурной школе. Вы не только выполняете ценные курсовые работы, но и совместное путешествие с архитектурным образованием способствует невероятному росту любого во время этого опыта.

Если вы серьезно относитесь к архитектурной школе и стремитесь к совершенству, вам нужно учиться за границей. Никаких оправданий.

Это дорого, утомительно и требует много работы.Но люди, которые взяли на себя обязательство учиться за границей, возвращаются изменившимися людьми и лучшими студентами-архитекторами.

Представьте себе место, где вы живете. А теперь представьте, что все, что происходит в архитектуре, происходит на острове. Самая большая часть образования любого архитектора - это понимание того, как устроен мир за пределами этого острова. Я не могу сказать достаточно: студентам-архитекторам нужно путешествовать.

Наслаждайтесь летними каникулами

Не все летние каникулы одинаковы.Некоторые виды лета намного веселее, чем другие. Если бы я знал это, я бы оглянулся на 8 лет назад после выпуска и сказал бы: «У меня не было летних каникул с тех пор, как я окончил университет». Возможно, я был более стратегически настроен и ценил то, как я использовал это свободное время, когда оно у меня было.

Тем не менее, пойти в архитектурную школу - это много работы, и это не мелочь.

Продолжайте усердно работать в архитектурной школе и наслаждайтесь заслуженными летними каникулами.

Посетите другие сообщения блоггеров #ArchiTalks Тема: «Летние каникулы»

Боб Борсон - Жизнь архитектора
@bobborson
Architectural Bucket List

Мэтью Стэнфилд - FiELD9: архитектура
@ FiELD9arch
SummerBreak?

Marica McKeel - Studio MM
@ArchitectMM
Summer Break = Extreme Architecture

Джефф Эколс - архитектор Интернета
@Jeff_Echols
Летние каникулы и тетя Лоретта

Ли Калисти, AIA - Think Architect
@LeeCalisti
летние каникулы

Марк Р.LePage - Entrepreneur Architect
@EntreArchitect
2 Простые системы, которые преобразят вашу студию

Лора Тигарден - L² Design, LLC
@ L2DesignLLC
Отдых с архитектором

Cormac Phalen - Cormac Phalen
@archy_type
МИЛЬ И МИЛИ ДОРОГ

Эндрю Хокинс, AIA - Hawkins Architecture, Inc.
@hawkinsarch
Summertime

Джес Стаффорд - Modus Operandi Design
@modarchitect
Summer Getaway

Роза Шенг - Собственный капитал / Проект недостающих 32%
@ miss32percent
#Architalks 10 - Дайте мне перерыв!

Мишель Грейс Хоттель - Мишель Грейс Хоттель, архитектор
@mghottel
#Architalks 10 - «Летние каникулы»

Meghana Joshi - IRA Consultants, LLC
@ MeghanaIRA
Architalks: Есть, но не там

Эми Калар - ArchiMom
@AmyKalar
Летние каникулы

Стивен Рамос - ЗДАНИЯ КЛАССНЫЕ
@sramos_BAC
Архитектор: Дар или проклятие?

Brady Ernst - Soapbox Architect
@bradyernstAIA
Образование архитектора

Брайан Палетц - новый архитектор
@bpaletz
Summer Vacation

Тара Имани - Tara Imani Designs, LLC
@ Parthenon1
Блестящие летние каникулы

Эрик Виттман - стажер [жизнь]
@rico_w
летние каникулы [или] летняя школа

Шэрон Джордж - Архитектура Джорджа
@sharonraigeorge
Летние каникулы #ArchiTalks

Brinn Miracle - Architangent
@simplybrinn
Летние каникулы

Архитекторам нужны перерывы - ЗДАНИЯ КЛАССНЫЕ

Помогите мне помочь другим архитекторам! Этот блог представляет собой отрывок из первого черновика моей книги: «Взломать ящик: вырваться из архитектурной школы и сделать успешную карьеру архитектора».Вы можете помочь, оставив критику в разделе комментариев ниже. И если вы только начинаете, я предлагаю вам ознакомиться с оглавлением, чтобы получить легкую дорожную карту. Спасибо, ты молодец! -Стив

Хирургическая школа архитектуры

Когда вы учились в архитектурной школе, вы когда-нибудь случайно порезались ножом X-ACTO во время сборки модели? Конечно, да! Каждый получил частичку этого действа. Порезать палец или руку во время строительства в архитектурной школе - это право прохода.

Заметили ли вы, что подобные происшествия случаются поздно ночью, часто после нескольких часов работы? Нашему мозгу и телу нужен перерыв. Когда мы слишком сильно давим на это, могут случиться плохие вещи. Мы устаем и замедляемся. И, к сожалению, это может привести к ошибкам в суждениях, как, например, использование X-ACTO с очень тупым лезвием.

Архитекторам нужны перерывы

К счастью, профессиональный архитектор не тратит много времени на владение ножами, однако перерывы и отдых по-прежнему важны.Архитектура - это серьезный бизнес, и вам нужна ваша высшая когнитивная функция. Я обнаружил, что могу сосредоточиться на одной задаче примерно 40 минут, прежде чем начинаю нервничать. Иногда этот период фокусировки даже меньше.

Это нормально. Мы не роботы. Нашему мозгу нужен перерыв.

Я рекомендую делать небольшой перерыв на 5-10 минут хотя бы раз в час. Это хорошее время, чтобы размять ноги, сходить в туалет и наполнить бутылку водой. А если вы подписались на пакетную рассылку по электронной почте и телефону, это подходящий момент для проверки электронной и голосовой почты.

Мой перекур

Одна из самых любимых частей моего дня - это церемониальный перекур. (К вашему сведению, я не курю.) Я стараюсь принимать один утром и один днем. Я беру 5 минут от своего стола, выхожу на улицу и стою на углу Кинг-стрит. Свежий воздух и солнце дают мне невероятную энергию. Всего за пару минут я перезаряжаюсь и готов снова приступить к делу.

Эти небольшие перерывы на рабочем месте повышают мою продуктивность и делают меня счастливым.Когда я возвращаюсь к своему столу, я снова оказываюсь перед ним, щелкая по всем цилиндрам.

Остерегайтесь скептиков

Подобно пакетной рассылке электронной почты, вы можете столкнуться с возражением вашего начальства по поводу перерыва. Мантра «осел на сиденье» - еще один знак чести, которым будут дорожить пожилые люди. На мой взгляд, у меня есть около 50 минут работы на каждые 60 минут в день. Если вы думаете, вы делаете больше, чем обманываете себя. Если вы можете согласиться с тем, что у вас есть 10 минут нерабочего времени каждый час, вам следует проводить их в режиме подзарядки.

Работайте умнее, а не усерднее

Проектирование архитектуры сложно и требует высоких когнитивных способностей. Избегайте многозадачности, пользуйтесь пакетной рассылкой электронной почты и делайте перерывы - вот простые советы, которые оказывают потрясающее влияние на вашу продуктивность и психическое благополучие.

Это советы, которые я считаю очень важными для моей карьеры. Я хотел бы услышать ваши советы по концентрации и продуктивности.

Ура!

Архитекторы ломают стереотипы проектирования, чтобы улучшить здоровье во время коронавируса

Вашингтон

От офисных служащих до студентов, у американцев, столкнувшихся с более холодной погодой и большим количеством времени в помещении, возникает насущный вопрос: как они могут обезопасить себя в условиях пандемии, которая, по словам ученых, процветает в помещениях?

Поиск ответов побудил по-новому взглянуть на то, чем архитекторы и их здания могут помочь, как сейчас, так и в будущем.

«Искусственная среда - это первая линия защиты от пандемии», - сказала Рэйчел Гуттер, президент Международного института строительства WELL. «Это настоящий сдвиг в том, как мы думаем о зданиях», - сказала она Фонду Thomson Reuters.

Г-жа Гаттер и ее коллеги контролируют глобальный набор стандартов для зданий, направленных на улучшение здоровья их жителей.

Около 4900 проектов в более чем 60 странах в настоящее время находятся на определенной стадии процесса добровольной сертификации WELL.

В сентябре институт запустил крупное обновление, которое включает в себя изменения, связанные с коронавирусом, которые он начал пилотировать этим летом и стал результатом работы около 600 представителей общественного здравоохранения, государственных чиновников, дизайнеров и многих других.

В прошлом месяце группа ученых из США в открытом письме, опубликованном в медицинском журнале Science, призвала чиновников здравоохранения подчеркнуть важность передвижения на открытом воздухе и улучшения качества воздуха в помещении, а также ношения масок и социального дистанцирования.

«Вопросы качества воздуха в помещении будут иметь еще большее значение в регионах мира, которые готовятся к зиме», - сказала г-жа Гуттер.

Изменения в рекомендациях WELL подчеркивают необходимость ограничения прикосновений при перемещении людей по зданию, безопасной дезинфекции поверхностей и многого другого, в частности повышения качества воздуха в помещении, сказала г-жа Гуттер.

Интерес к руководству по коронавирусу был огромным, а внедрение было «молниеносным», - сказала она, добавив, что с июня в институте было недавно зарегистрировано около 350 миллионов квадратных футов площадей.

Другие системы сертификации зданий также представили новые руководства, в том числе LEED - или «Лидерство в энергетическом и экологическом проектировании», которые фокусируются на воздействии на окружающую среду и получили широкое распространение во всем мире.

«Пандемия действительно пролила свет на вопрос:« Каково качество моего воздуха в помещении и почему это имеет значение? », - сказала Мелисса Бейкер, старший вице-президент по развитию LEED Совета по экологическому строительству США, который курирует систему. .

«Вот вопросы, которые сейчас арендаторы будут задавать своим арендодателям.«

Здоровее в помещении

Спустя несколько месяцев после начала пандемии дизайнеры отслеживают изменения в том, как люди взаимодействуют со зданиями, и пытаются понять, как они могут помочь сделать интерьер более здоровым», - сказала Рейчел Миннери, старший директор Американского института архитекторов. .

«Вот и мы, почти каждое здание, кроме вашего дома, считается небезопасным», - сказала она.

«Какую роль может сыграть искусственная среда ... так что, надеюсь, мы не на карантине в ближайшие два года?»

Доработка дизайна может начаться с входа пользователя в здание, мисс.Миннери отметила, что через вестибюли и зоны ожидания, чтобы облегчить проверку температуры или социальное дистанцирование.

Архитекторы также включают односторонние двери и коридоры, раздвигают рабочие станции подальше друг от друга, внедряют бесконтактные технологии и модернизируют системы фильтрации воздуха, добавила она.

Требования заставляют дизайнеров узнавать о целом ряде новых проблем.

«Я не эпидемиолог - я архитектор», - сказала Дженин Котоб, которая работает недалеко от Вашингтона в национальной фирме Hord Coplan Macht (HCM).

Когда разразилась пандемия, г-жа Котоб и ее коллеги начали участвовать в семинарах по чрезвычайным ситуациям с экспертами в области общественного здравоохранения.

«Они определили для нас исходный уровень понимания, базу знаний, о которой теперь должен знать любой архитектор: как передаются инфекционные заболевания», - сказала она.

В опросе экспертов по недвижимости со всего мира, опубликованном в октябре некоммерческой организацией Urban Land Institute из Вашингтона, округ Колумбия, 90% респондентов заявили, что в ближайшие годы уровень сертификации здоровых офисов, вероятно, повысится.

Эмоциональное благополучие

Пандемия также меняет представление о том, как здания могут способствовать более широкому функционированию сообществ, от благополучия до работы.

«Отличие COVID в том, что мы уделяем внимание не только физическому, но и эмоциональному благополучию», - сказал Дональд Пауэлл, партнер архитектурной фирмы BOKA Powell из Техаса.

«Это препятствие, которое должны преодолеть все корпорации, прежде чем сотрудники вернутся на рабочее место.

В ответ на вопросы клиентов о том, как привлечь работников обратно в офис, г-н Пауэлл сказал, что он и его коллеги рассматривают возможность ухода за детьми на месте и даже классные комнаты, предназначенные для родителей, которые учатся на дому и хотят вернуться. работать.

Школы были предметом разногласий на протяжении всей пандемии, и все большее их число в США задумываются о том, как возобновить работу.

«Без школьных зданий, способных возобновить работу во время пандемии, чем дольше мы будем растягивать их, тем дольше мы будем видеть последствия для нашего общества», - сказала г-жа HCM.Котоб.

Ее и ее коллег просят перепрофилировать кафетерии, библиотеки и другие большие места для встреч, чтобы создать несколько небольших классных комнат, при этом соблюдая местные правила и правила социального дистанцирования, сказала она.

Необходимость этих изменений подчеркнула хроническое недофинансирование государственных школ, отметила г-жа Котоб.

Учреждения начальной школы в США испытывают дефицит в размере 38 миллиардов долларов в год, по данным правозащитной группы Build America’s School Infrastructure Coalition.

Ожидаемый законопроект предусматривает выделение 5 миллиардов долларов на экстренный ремонт школ в рамках пакета мер по борьбе с пандемией, который может быть направлен, например, на улучшение санитарных условий и модернизацию систем фильтрации воздуха.

«Что мы видели в пандемии, так это то, что есть определенные проблемы, которые так долго оставались без внимания - качество воздуха, перенаселенность, доступ на улицу - с которыми больше нельзя откладывать, - сказала г-жа Котоб.

Такое мышление побуждает к более широкому признанию понятия здоровья как права человека и его связи со зданиями, сказала г-жаЖелоб в Международном строительном институте WELL.

«Многие из нас уже несколько месяцев сидят взаперти в своих домах, поэтому мы гораздо лучше осведомлены об этих воздействиях на наше здоровье», - сказала она.

«То, как мы строим доступное жилье, строим наши школы - что бы произошло, если бы мы приняли идею, что это может улучшить, а не ухудшить наше здоровье и благополучие?»

Получите доставленные вам истории Monitor Stories на ваш почтовый ящик.

Об этом сообщил фонд Thomson Reuters.

Примечание редактора: В качестве государственной службы Monitor удалил платный доступ для всего нашего покрытия коронавирусом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *