Толикое земель пространство что это значит: Недопустимое название — Викитека

Содержание

Ода отрывок о вы которых ожидает. В помощь школьнику

«Ода на день восшествия…» была написана М. В. Ломоносовым после 13 августа 1747 г., когда императрица Елизавета Петровна утвердила новый устав и штаты Академии наук, вдвое увеличив ассигнования на ее нужды. Здесь же поэт прославляет мир, опасаясь новой войны: Австрия, Англия и Голландия, боровшиеся тогда с Францией и Пруссией за Австрийское наследство , втягивали в европейскую схватку и Россию, требуя отправки русских войск к берегам Рейна. В этой оде поэт прославляет Елизавету и «тишину», излагая программу мирного развития страны, где первое место отводит поощрению наук и знаний.

Михаил Васильевич Ломоносов. Ода на день восшествия на всероссийский престол Елисаветы Петровны. Читает Арсений Замостьянов

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют,
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою

Свое богатство по земли.

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая́ .

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец ;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час ,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик!

Когда ты крест несла рукою
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.

В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.
В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна,
Сомненная Нева рекла:
«Или я ныне позабылась
И с оного пути склонилась,
Которым прежде я текла?»

Тогда божественны науки,
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы

Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорби наших душ
Завистливым отторжен роком ,
Нас в плаче погрузил глубоком!
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина ,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;

В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его причастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ея мешает
Плачевный побежденных стон.

Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,

Какими хвалится Инди́я;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злату́ очистит жилу;
Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми Борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.

Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур

В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.

Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить.

Там тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгия зимы.

И се Минерва ударяет
В верьхи Рифейски копием

М. В. Ломоносов – великий ученый, поэт. Он стал светилом науки XVIII в. и до сих пор его труды не забываются. Поэзия для Ломоносова – не забава, не погружение в узкий, по его мнению, мир частного человека, а патриотическая, гражданская деятельность. Именно ода стала главным лирическим жанром в творчестве Ломоносова.

Одним из наиболее известных произведений Ломоносова стала ода «На день восшествия Елизаветы Петровны». Ломоносов начинает ее с прославления мира:

Царей и царств земных отрада,

Возлюбленная тишина,

Блаженство сел, градов ограда,

Коль ты полезна и красна!

Когда на трон она вступила,

Как Высший подал ей венец,

Тебя в Россию возвратила,

Войне поставила конец.

Послал в Россию человека,

Каков не слыхан был от века.

Сквозь все препятства он вознес

Главу, победами венчану,

Россию, варварству попрану,

С собой возвысил до небес.

Описывая Петра I, Ломоносов прибегает к античной мифологии. Образы Марса и Нептуна используются им для обозначения войны и моря, что придает еще больше торжественности оде.

Ода «На день восшествия Елизаветы Петровны» не только похвала императрице, но и наставление ей. Россия, которую хочет видеть Ломоносов, – великая страна, она могущественна, мудра и пребывает в мире, но главное – такое будущее возможно, если Россия будет пресвященной державой, существование которой невозможно без просвещенного монарха. В отступлении к эпохе Петра I Ломоносов словно говорит Елизавете, что она должна взять пример со своего отца и продолжить его великие дела, в частности способствовать развитию науки, как это делал ее отец:

…Божественны науки

Чрез горы, реки и моря,

Воззри на горы превысоки,

Воззри в поля свои широки,

Где Волга, Днепр, где Обь течет;

Богатство, в оных потаенно,

Наукой будет откровенно,

Что щедростью твоей цветет.

Такая огромная страна, просторы которой простираются от западных равнин, через Урал и Сибирь на Дальний Восток, нуждается в образованных людях. Ведь только люди, знающие люди смогут раскрыть все природные богатства России:

О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих,

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих!

Дерзайте, ныне ободрены,

Реченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

В этих строках поэт также обращает внимание читателей на то, что русская земля способна дать умы, равные тем, «каких зовет от стран чужих!». Он дает понять, что Россия богата не только природными ресурсами, но и способными людьми. Людьми, которые могут не только впитать науку, но и посеять свои плоды. Естественным продолжением оды становятся строки:

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастный случай берегут;

В домашних трудностях утеха

И в дальних странствах не помеха.

Науки пользуют везде, –

Среди народов и в пустыне,

В градском шуму и на едине,

В покое сладки и в труде.

Читая эти строки, нельзя не согласиться с автором. Человек, не имеющий знаний, не только неинтересен и скучен сам по себе, он еще ведет такую же жизнь. Не имея знаний, человек не способен развиваться духовно, поэтому, воспевая науку, автор воспевает и человеческую душу. Прославление человека, его души и гения есть основная мысль оды, она является связующей нитью. Наука и знание связывают не только поколения, но и народы. Знание есть основополагающий принцип всего.

Ода Ломоносова есть нечто большее, чем просто литературное произведение – это послание. Послание не только императрице и современникам, но и потомкам. Прекрасный пример того, что потомки следовали его заветам, – государственный университет имени Михаила Васильевича Ломоносова.

Произведение, которое мы рассмотрим, имеет более длинное и содержательное название: «Ода на день восшествия на Всероссийский Престол Ее Величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года». Оно написано в честь важнейшего для всей страны праздника. В этой статье мы рассмотрим, что хотел сказать в своем — «Ода на день восшествия». Краткое содержание и анализ этого труда помогут нам понять послание ученого. Итак, приступим.

Ломоносов, «Ода на день восшествия». Краткое содержание

В своем произведении автор воспевает величие России, богатства ее земель и морей, счастливые села, сильные города, урожаи. После он переходит к образу Елисаветы. Ломоносов описывает ее прекрасной, доброй, щедрой, спокойной, покончившей войны на русской земле. Он говорит, что в мирной России развивается наука, и времена настали хорошие. Все это описывается с применением различных метафор и других которыми полна ода Ломоносова «На день восшествия».

В последней части он возвращается к «источнику милости» — Елисавете. Ломоносов называет ее ангелом мирных лет. Он говорит, что Всевышний ее оберегает и благословляет.

Анализ оды М. В. Ломоносова на день восшествия императрицы Елисаветы Петровны

Как, наверное, заметили читатели, автор восхваляет государыню за мирное время. Однако оно таковым не было. Он лишь таким способом пытался донести до императрицы свое мнение о том, что России хватит воевать, крови было пролито немало, пора бы насладиться покоем.

Почему он об этом пишет? В те времена встал вопрос о том, будет ли Россия участвовать в войне вместе со странами, которые боролись с Францией и Пруссией. Автор, как и многие другие, против этого. Он хочет, чтобы Россия развивалась. Поэтому можно сказать, что его похвальная ода носит политический характер, его собственную программу мира.

Тем не менее заслуги у императрицы были. Она начала вести мирные переговоры со Швецией. Этот момент не забыл отметить в хвалебной песне Ломоносов («Ода на день восшествия»). Краткое содержание показывает нам, как ученый и литератор восхваляет Елисавету за развитие науки. Это связано с тем, что в 1747 году императрица увеличила количество средств для нужд Академии. После этого поступка и была написана ученым его известная ода.

Приемы, использованные в произведении

Основным литературным средством, примененным в оде, является метафора. Благодаря ей Ломоносову удается красиво возвеличить свою страну, ее правительницу, призвать к миру и развитию. Мирное время он называет возлюбленной тишиной, войну — пламенными звуками.

Сравнения тоже встречаются в произведении: «душа ее зефира тише», «зрак прекраснее рая».

Благодаря олицетворению Ломоносов одушевляет различные явления: «молчите… звуки», «вихри, не дерзайте реветь», «Марс страшился», «Нептун чудился».

Почему автор выбрал для своего произведения такой жанр, как ода

Ломоносов был настоящим патриотом своей страны. Он всячески ее восхвалял, болел за нее всей душою. Многие произведения написаны им в таком жанре, как ода. Это связано с тем, что данный жанр позволял ему воспевать все то, что казалось для него значимым. Ведь «ода» переводится с греческого как «песня». Этот жанр помог Ломоносову использовать величественный стиль, художественные приемы. Благодаря ему он сумел передать свой взгляд на развитие России. При этом выдержал классицистическую строгость языка в своем — «Ода на день восшествия». Краткое содержание нам показывает, насколько важные темы сумел затронуть автор в своей оде. Другой жанр вряд ли дал бы ему возможность так красноречиво передать свои идеи и взгляды правительнице.

Заключение

Нами рассмотрена одна из лучших литературных работ, которую написал Ломоносов М. В. — «Ода на день восшествия на престол Елизаветы Петровны». Краткое содержание и показали, какие темы затронул автор, как он их передал, какое значение они имели. Мы узнали, что Ломоносов был патриотом. Он хотел, чтобы правительница Елисавета продолжила дело своего отца: занималась просвещением, наукой.

Нам стало известно, что ученый и литератор был против войны и пролития крови. Написанной одой он сумел передать свои взгляды на желанное будущее России самой императрице. Таким образом, это произведение было написано им не просто в честь ежегодного празднования восшествия государыни на престол. Им Ломоносов передал правительнице свое видение развития страны.

ОДА
на день восшествия на всероссийский престол
ее величества государыни императрицы
Елисаветы Петровны 1747 года

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина.
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли.

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая.

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец*;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик!
Когда ты крест несла рукою*
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.

Молчите, пламенные звуки*,
И колебать престаньте свет;
Здесь в мире расширять науки
Изволила Елисавет.
Вы, наглы вихри, не дерзайте
Реветь, но кротко разглашайте
Прекрасны наши времена.
В безмолвии внимай, вселенна:
Се хощет лира восхищенна
Гласить велики имена.

Ужасный чудными делами
Зиждитель мира искони
Своими положил судьбами
Себя прославить в наши дни;
Послал в Россию Человека,
Каков неслыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчанну,
Россию, грубостью попранну,
С собой возвысил до небес.

В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.
В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна,
Сомненная Нева* рекла:
«Или я ныне позабылась
И с оного пути склонилась,
Которым прежде я текла?»

Тогда божественны науки
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы
Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает*,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорби наших душ
Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком!
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина*,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;
В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его причастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ее мешает
Плачевный побежденных стон.

Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Индия;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злат_у_ очистит жилу;

Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.

Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.

Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский* через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить.

Там тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан*;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгий зимы.

И се Минерва ударяет*
В верьхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.
Плутон в расселинах мятется,
Что россам в руки предается
Драгой его металл из гор,
Который там натура скрыла;
От блеску дневного светила
Он мрачный отвращает взор.

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Науки юношей питают*,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наед_и_не,
В покое сладки и в труде.

Тебе, о милости источник,
О ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против тебя восстать войною;
Тебя зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь твою благословенну
С числом щедрот твоих сравнит.

Ода на день восшествия… Елисаветы Петровны 1747 года. — В 1747 г. правительство Елизаветы увеличило ассигнования на академические нужды. Пожалуй, лишь в «хотинской» оде лирический «восторг» может сравниться по силе и искренности с эмоциональным подъемом оды 1747 г. Дело здесь, конечно же, не в частичном улучшении академического бюджета самом по себе. Деле в том, что этот факт дал Ломоносову возможность воспеть самую задушевную его идею — идею высокой национально-государственной и нравственной пользы наук. Ода 1747 года по праву является одним из самых популярных поэтических произведений Ломоносова. Как по тематике (Родина, науки, прославление «тишины», мира), так и по художественной отделке это стихотворение не имеет себе подобных в одической поэзии того времени.
Войне поставила конец… — Война со шведами 1741-1743 гг. закончилась несколько месяцев спустя после коронации Елизаветы.
Когда ты крест несла рукою… — Ломоносов напоминает Елизавете о том, как начался дворцовый переворот 25 ноября 1741 г., приведший ее к власти («Петрова дщерь» вышла к преображенцам с крестом в руке и привела их к присяге как государыня).
Пламенные звуки… — метафорическое определение войны.
Сомненная Нева… — Нева как бы не узнает своих берегов в том месте, где вырос Петербург.
Монарх к себе их призывает… — Задумав основать Академию наук, Петр
вел переговоры с крупнейшими учеными Европы (Лейбницем, Вольфом и др.) в
целях привлечения их в Россию.
Завистливым отторжен роком… — имеется в виду смерть Петра.
Кроткая Екатерина… — Екатерина I, вдова Петра. При ней 27 декабря 1725 г. была открыта Петербургская Академия наук. Колумб российский… — Ломоносов имеет в виду одного из руководителей так называемой Второй Камчатской экспедиции А. И. Чирикова.
Там, тьмою островов посеян, // Реке подобен Океан… — Предполагают, что Ломоносов говорит здесь о Курильских островах и Курильском течении, проходящем с севера на юг вдоль берегов Камчатки, Курильских островов к северным берегам Японии.
И се Минерва ударяет… — аллегорическая картина проникновения науки (мудрой Минервы) в тайную сокровищницу природы, олицетворяемую далее в образе Плутона; в 1745 г. на Урале было открыто первое коренное месторождение золота, положившее начало его промышленной добыче.
Науки юношей питают… — эта строфа является вольной поэтической разработкой темы, заимствованной из речи Цицерона «В защиту поэта Архия».

Ода
на день восшествия на Всероссийский престол
Ее Величества Государыни Императрицы
Елисаветы Петровны 1747 года

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сёл, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Своё богатство по земли.

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая.

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звёзд плескание и клик!
Когда ты крест несла рукою
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.

Тогда божественны науки
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы
Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорби наших душ
Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком!
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах, если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;
В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его причастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ее мешает
Плачевный побежденных стон.

Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Индия;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злату очистит жилу;
Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.

Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.

Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить.

Там, тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгия зимы.

И се Минерва ударяет
В верхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.
Плутон в расселинах мятется,
Что россам в руки предается
Драгой его металл из пор,
Которой там натура скрыла;
От блеску дневного светила
Он мрачный отвращает взор.

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладки и в труде.

Тебе, о милости источник,
О ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против тебя восстать войною;
Тебя зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь твою благословенну
С числом щедрот твоих сравнит.

Примечания

В 1747 г. правительство Елизаветы увеличило ассигнования на академические нужды. Пожалуй, лишь в «хотинской» оде лирический «восторг» может сравниться по силе и искренности с эмоциональным подъемом оды 1747 г. Дело здесь, конечно же, не в частичном улучшении академического бюджета самом по себе. Деле в том, что этот факт дал Ломоносову возможность воспеть самую задушевную его идею — идею высокой национально-государственной и нравственной пользы наук. Ода 1747 года по праву является одним из самых популярных поэтических произведений Ломоносова. Как по тематике (Родина, науки, прославление «тишины», мира), так и по художественной отделке это стихотворение не имеет себе подобных в одической поэзии того времени.

Душа ее зефира тише значение. В помощь школьнику

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли.

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая .

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик!
Когда ты крест несла рукою
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.

Молчите, пламенные звуки,
И колебать престаньте свет;
Здесь в мире расширять науки
Изволила Елисавет.
Вы, наглы вихри, не дерзайте
Реветь, но кротко разглашайте
Прекрасны наши времена.
В безмолвии внимай, вселенна:
Се хощет лира восхищенна
Гласить велики имена.

Ужасный чудными делами
Зиждитель мира искони
Своими положил судьбами
Себя прославить в наши дни;
Послал в Россию Человека ,
Каков неслыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчанну,
Россию, грубостью попранну,
С собой возвысил до небес.

В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.
В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна,
Сомненная Нева рекла:
«Или я ныне позабылась
И с оного пути склонилась,
Которым прежде я текла?»

Тогда божественны науки
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки ,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы
Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорби наших душ
Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком !
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина ,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах, если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;
В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его причастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ее мешает
Плачевный побежденных стон.

Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Инди я;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злату очистит жилу;
Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.

Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.

Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить .

Там тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгия зимы.

И се Минерва ударяет
В верхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.
Плутон в расселинах мятется,
Что россам в руки предается
Драгой его металл из пор,
Которой там натура скрыла;
От блеску дневного светила
Он мрачный отвращает взор.

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наеди не,
В покое сладки и в труде .

Тебе, о милости источник,
О ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против тебя восстать войною;
Тебя зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь твою благословенну
С числом щедрот твоих сравнит.

Михаил Ломоносов, Конец 1747

Произведение, которое мы рассмотрим, имеет более длинное и содержательное название: «Ода на день восшествия на Всероссийский Престол Ее Величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года». Оно написано в честь важнейшего для всей страны праздника. В этой статье мы рассмотрим, что хотел сказать в своем — «Ода на день восшествия». Краткое содержание и анализ этого труда помогут нам понять послание ученого. Итак, приступим.

Ломоносов, «Ода на день восшествия». Краткое содержание

В своем произведении автор воспевает величие России, богатства ее земель и морей, счастливые села, сильные города, урожаи. После он переходит к образу Елисаветы. Ломоносов описывает ее прекрасной, доброй, щедрой, спокойной, покончившей войны на русской земле. Он говорит, что в мирной России развивается наука, и времена настали хорошие. Все это описывается с применением различных метафор и других которыми полна ода Ломоносова «На день восшествия».

В последней части он возвращается к «источнику милости» — Елисавете. Ломоносов называет ее ангелом мирных лет. Он говорит, что Всевышний ее оберегает и благословляет.

Анализ оды М. В. Ломоносова на день восшествия императрицы Елисаветы Петровны

Как, наверное, заметили читатели, автор восхваляет государыню за мирное время. Однако оно таковым не было. Он лишь таким способом пытался донести до императрицы свое мнение о том, что России хватит воевать, крови было пролито немало, пора бы насладиться покоем.

Почему он об этом пишет? В те времена встал вопрос о том, будет ли Россия участвовать в войне вместе со странами, которые боролись с Францией и Пруссией. Автор, как и многие другие, против этого. Он хочет, чтобы Россия развивалась. Поэтому можно сказать, что его похвальная ода носит политический характер, его собственную программу мира.

Тем не менее заслуги у императрицы были. Она начала вести мирные переговоры со Швецией. Этот момент не забыл отметить в хвалебной песне Ломоносов («Ода на день восшествия»). Краткое содержание показывает нам, как ученый и литератор восхваляет Елисавету за развитие науки. Это связано с тем, что в 1747 году императрица увеличила количество средств для нужд Академии. После этого поступка и была написана ученым его известная ода.

Приемы, использованные в произведении

Основным литературным средством, примененным в оде, является метафора. Благодаря ей Ломоносову удается красиво возвеличить свою страну, ее правительницу, призвать к миру и развитию. Мирное время он называет возлюбленной тишиной, войну — пламенными звуками.

Сравнения тоже встречаются в произведении: «душа ее зефира тише», «зрак прекраснее рая».

Благодаря олицетворению Ломоносов одушевляет различные явления: «молчите… звуки», «вихри, не дерзайте реветь», «Марс страшился», «Нептун чудился».

Почему автор выбрал для своего произведения такой жанр, как ода

Ломоносов был настоящим патриотом своей страны. Он всячески ее восхвалял, болел за нее всей душою. Многие произведения написаны им в таком жанре, как ода. Это связано с тем, что данный жанр позволял ему воспевать все то, что казалось для него значимым. Ведь «ода» переводится с греческого как «песня». Этот жанр помог Ломоносову использовать величественный стиль, художественные приемы. Благодаря ему он сумел передать свой взгляд на развитие России. При этом выдержал классицистическую строгость языка в своем — «Ода на день восшествия». Краткое содержание нам показывает, насколько важные темы сумел затронуть автор в своей оде. Другой жанр вряд ли дал бы ему возможность так красноречиво передать свои идеи и взгляды правительнице.

Заключение

Нами рассмотрена одна из лучших литературных работ, которую написал Ломоносов М. В. — «Ода на день восшествия на престол Елизаветы Петровны». Краткое содержание и показали, какие темы затронул автор, как он их передал, какое значение они имели. Мы узнали, что Ломоносов был патриотом. Он хотел, чтобы правительница Елисавета продолжила дело своего отца: занималась просвещением, наукой.

Нам стало известно, что ученый и литератор был против войны и пролития крови. Написанной одой он сумел передать свои взгляды на желанное будущее России самой императрице. Таким образом, это произведение было написано им не просто в честь ежегодного празднования восшествия государыни на престол. Им Ломоносов передал правительнице свое видение развития страны.

Анализ оды М.В. Ломоносова «На день восшествия на Всероссийский престол её Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны, 1747 года».

Одна из самых знаменитых од Ломоносова — это «На день восшествия на Всероссийский престол ее Величества Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, 1747 года». Эта ода поражает масштабностью своих образов, величественным стилем письма, богатым и «пышным» поэтическим языком автора, церковнославянизмами, риторическими фигурами, красочными метафорами и гиперболами. И при этом Ломоносов на протяжении всей оды сумел выдержать классицистическую строгость построения: выдержанный четырёхстопный ямб, десятистрочную строфу и единую схему рифмовки (абабввгддг).

Начнём же подробный анализ этой оды с первой строфы.

Царей и царств земных отрада

Возлюбленная тишина,

Блаженство сел, градов ограда,

Коль ты полезна и красна!

Вокруг тебя цветы пестреют

И класы на полях желтеют;

Сокровищ полны корабли

Дерзают в море за тобою;

Ты сыплешь щедрою рукою

Свое богатство по земли.

Ода посвящена прославлению императрицы Елизаветы Петровны, но еще до ее появления в оде поэт успевает высказать свою главную и заветную идею: процветанию страны способствует мир, не войны. Ода начинается вступлением, содержащим хвалу этой тишине, т. е. мирным временам, которые способствуют процветанию государства и благополучию народа. Ломоносов рисует обширную картину, он как будто наблюдает всё это с высоты. Всё, что описывает автор (села, города, колосящиеся хлебные нивы, бороздящие моря корабли), овеяно и защищено «возлюбленной тишиной», в России царит мир и покой. Как в этой строфе, так и в других, создать образ тишины помогает звукопись: автор часто использует слова со звуками ш, щ, с, к, т, п, х (тиш ина, блаженст во, п ест реют , к лас ы, с ок ровищ , с ып леш ь и т.д.).

Великое светило миру,

Блистая с вечной высоты

На бисер, злато и порфиру,

На все земные красоты,

Во все страны свой взор возводит,

Но краше в свете не находит

Елисаветы и тебя.

Ты кроме той всего превыше;

Душа ее зефира тише,

И зрак прекраснее рая.

Во второй строфе Ломоносов уже вводит и образ самой Елисаветы, которой и посвящена эта ода. Рисуя её портрет, он использует красочные сравнения («душа ее зефира тише, и зрак прекраснее рая). И здесь также можно наблюдать очень интересный авторский ход в выражении автором своей позиции. Начиная свою оду с хвалы тишине, Ломоносов нисколько не старается тем самым умалить достоинства императрицы, напротив, он воспевает её красоту и величие, но в тоже время он не отступает и от своих первоначальных мыслей («ты кроме той всего превыше»).

Когда на трон она вступила,

Как вышний подал ей венец,

Тебя в Россию возвратила,

Войне поставила конец;

Тебя прияв облобызала:

Мне полно тех побед, сказала,

Для коих крови льется ток.

Я россов счастьем услаждаюсь,

Я их спокойством не меняюсь

На целый запад и восток.

В третьей строфе Ломоносов, для придания большей торжественности оде, называет народ России «россами». Также он использует здесь такие слова, как «коих», «ток», «спокойство», «прияв», «полно», «услаждаюсь», которые так же придают звучанию строк торжественности, размеренности, «пышности». Звукопись же здесь совсем иная, чем в первой строфе: используются не глухие звуки, а звонкие, и тем самым создаётся ритм торжественности (к огд а, тр он , в ен ец , в ойн е и т.д.). Ломоносов в своей оде отражает исторические события, но он не описывает их полностью, а лишь упоминает, вплетая их в саму оду. В этой строфе присутствует такая строчка: «войне поставила конец», здесь говорится о том, что, вступив на престол, Елизавета начала мирные переговоры со Швецией.

Божественным устам приличен,

Монархиня, сей кроткий глас:

О коль достойно возвеличен

Сей день и тот блаженный час,

Когда от радостной премены

Петровы возвышали стены

До звезд плескание и клик!

Когда ты крест несла рукою

И на престол взвела с собою

Доброт твоих прекрасный лик!

В четвёртой строфе Ломоносов опять с помощью богатых метафор и эпитетов рисует образ императрицы («божественным устам», «доброт твоих прекрасный лик»). При этом он называет её «монархиня», и это слово привносит новую нотку звучания в мелодичный и гармоничный образ Елисаветы. Здесь же встречается и ещё одна «говорящая» строка: «когда ты крест несла рукою». В ней говорится о том, что, явившись в казармы Преображенского полка, Елисавета привела к присяге гренадеров. И уже в этой строфе Ломоносов упоминает об отце нынешней императрицы, Петре I, который был его кумиром и которого поэт очень чтил («когда от радостной премены Петровы возвышали стены»). И, чтобы показать эмоциональность этой строфы, её возвышенное и радостное настроение, Ломоносов обращается за помощью к восклицательным предложениям.

Чтоб слову с оными сравняться,

Достаток силы нашей мал;

Но мы не можем удержаться

От пения твоих похвал.

Твои щедроты ободряют

Наш дух и к бегу устремляют,

Как в понт пловца способный ветр

Чрез яры волны порывает;

Он брег с весельем оставляет;

Летит корма меж водных недр.

В пятой строфе поэт продолжает превозносить и восхвалять Елисавету Петровну и пишет о том, что «мы не можем удержаться от пения твоих похвал» и о том, что императрица для народа, как ветер для пловца: вдохновляет его и помогает. И при написании этой строфы Ломоносов опять же использует слова высокого стиля («оными», «щедроты», «ветр», «чрез», «яры», «брег», «недр»).

Молчите, пламенные звуки,

И колебать престаньте свет;

Здесь в мире расширять науки

Изволила Елисавет.

Вы, наглы вихри, не дерзайте

Реветь, но кротко разглашайте

Прекрасны наши времена.

В безмолвии внимай, вселенна:

Се хощет лира восхищенна

Гласить велики имена.

Шестая строфа по своему звучанию очень эмоциональна, напряжённа. Ломоносов обращается к абстрактным явлениям, таким, как звуки («молчите, пламенные звуки»), ветер («вы, наглы вихри, не дерзайте реветь») и даже к вселенной («в безмолвии внимай, вселена»). Он приказывает им молчать и внимать Елисавет, которая изволила «здесь в мире расширять науки». Можно понять, почему эта строфа одна из самых эмоциональных в оде. Ломоносов пишет здесь о том, что императрица повелевает наукам и образованию в России, а ведь сам Ломоносов являлся одним из видных и значимых учёных того времени и эта тема ему была более чем близка.

Ужасный чудными делами В полях кровавых Марс страшился,

Зиждитель мира искони Свой меч в Петровых зря руках,

Своими положил судьбами И с трепетом Нептун чудился,

Себя прославить в наши дни; Взирая на российский флаг.

Послал в Россию Человека, В стенах внезапно укрепленна

Каков неслыхан был от века. И зданиями окруженна,

Сквозь все препятства он вознес Сомненная Нева рекла:

Главу, победами венчанну, «Или я ныне позабылась

Россию, грубостью попранну И с оного пути склонилась,

С собой возвысил до небес. Которым прежде я текла?»

В седьмой строфе Ломоносов уже полностью вводит образ Петра в оду и продолжает раскрывать его в восьмой строфе. Он пишет об императоре и называет его «Человек», но это слово он употребляет с заглавной буквы, тем самым показывая своё уважение к Петру I. И для того, чтобы этот образ, столь чтимый поэтом, был достоин великого императора, был ярок, красочен и возвышен, Ломоносов обращается к античной классической мифологии. В его строках Петр выше самого Марса и Нептуна («В полях кровавых Марс страшился, свой меч в Петровых зря руках, и с трепетом Нептун чудился, взирая на российский флаг»). Ломоносов славит Петра за его военные успехи, за создание морского флота, а также и за возведение Петербурга, и здесь он использует интересный ход: он пишет об этом как бы от лица Невы («Или я ныне позабылась и с оного пути склонилась, которым прежде я текла?») и таким образом использует здесь олицетворение. Тропы этих двух строф отличаются праздничным, ликующим характером. И величие здесь также придают такие слова, как «зиждитель», «искони», «препятства», «венчанну», «попранну», «укреплена», «окружена», «сомненная», «оного».

Тогда божественны науки

Чрез горы, реки и моря

В Россию простирали руки,

К сему монарху говоря:

«Мы с крайним тщанием готовы

Подать в российском роде новы

Чистейшего ума плоды».

Монарх к себе их призывает,

Уже Россия ожидает

Полезны видеть их труды.

В девятой строфе поэт пишет о том, что наиболее близко ему — о науках. Здесь он использует олицетворение: науки обращаются к монарху: «Мы с крайним тщанием готовы подать в российском роде новы чистейшего ума плоды». Также он создаёт здесь и образ России, которая с нетерпением ожидает «полезны видеть их труды». Для более возвышенного образа наук Ломоносов называет их «божественны», также он использует здесь такие слова, как «сему», «тщанием», «новы», «полезны».

Но ах, жестокая судьбина! В толикой праведной печали

Бессмертия достойный муж, Сомненный их смущался путь;

Блаженства нашего причина, И токмо шествуя желали,

К несносной скорьби наших душ На гроб и на дела взглянуть.

Завистливым отторжен роком Но кроткая Екатерина,

Нас в плаче погрузил глубоком! Отрада по Петре едина,

Внушив рыданий наших слух, Приемлет щедрой их рукой.

Верьхи Парнасски восстенали, Ах если б жизнь ее продлилась,

И музы воплем провождали Давно б Секвана постыдилась

В небесну дверь пресветлый дух С своим искусством пред Невой!

В десятой и одиннадцатой строфах Ломоносов пишет об одном из печальнейших событий своего времени — о смерти Петра I. Он отзывается о императоре с большим почтением и в самых лестных выражениях («бессмертия достойный муж, блаженства нашего причина»). Рисуя горе, которое доставила всем смерть Петра, Ломоносов пишет, что даже музы на Парнасе восстенали. Эти ли строчки не доказательство того, что Петр был одним из любимейших правителей поэта, которого тот очень чтил? В одиннадцатой строфе Ломоносов продолжает скорбеть об императоре, но здесь уже нет такой печали, как в предыдущей. Здесь говорится и об Екатерине I, жене Петра. И Ломоносов пишет и о её достоинствах. И здесь он упоминает Секвану — известный парижский университет того времени, и сожалеет о том, что не удалось Екатерине довести свои начинания до конца, а иначе бы Петербург мог превзойти бы Париж. В этих двух строфах встречаются восклицательные предложения, и именно они несут самую большую эмоциональную нагрузку. А для большей «пышности» и торжественности здесь употреблены такие слова, как «судьбина», «роком», «восстенали», «небесну», «пресветлый», «толикой», «сомненный», «токмо».

Какая светлость окружает Великой похвалы достоин,

В толикой горести Парнас? Когда число своих побед

О коль согласно там бряцает Сравнить сраженьям может воин

Приятных струн сладчайший глас! И в поле весь свой век живет;

Все холмы покрывают лики; Но ратники, ему подвластны,

В долинах раздаются клики: Всегда хвалы его причастны,

Великая Петрова дщерь И шум в полках со всех сторон

Щедроты отчи превышает, Звучащу славу заглушает,

Довольство муз усугубляет И грому труб ее мешает

И к счастью отверзает дверь. Плачевный побежденных стон.

В двенадцатой и тринадцатой строфах Ломоносов уже не горестно вспоминает о Петре, он пишет о той, кого оставил после себя великий император — о его дочери Елисавете. Он показывает её, как великое благо для России, как продолжательницу петровских реформ и начинаний, возлагает на неё большие надежды и превозносит выше самого Петра («великая Петрова дщерь щедроты отчи превышает»). Для большей звучности строф здесь используются слова «толикой», «сладчайший», «дщерь», «отверзает», «звучащу».

Сия тебе единой слава, Толикое земель пространство

Монархиня, принадлежит, Когда всевышний поручил

Пространная твоя держава Тебе в счастливое подданство,

О как тебе благодарит! Тогда сокровища открыл,

Воззри на горы превысоки, Какими хвалится Индия;

Воззри в поля свои широки, Но требует к тому Россия

Где Волга, Днепр, где Обь течет; Искусством утвержденных рук.

Богатство, в оных потаенно, Сие злату очистит жилу;

Наукой будет откровенно, Почувствуют и камни силу

Что щедростью твоей цветет. Тобой восставленных наук.

С четырнадцатой строфы ода вступает в свою основную часть. И четырнадцатая строфа по смыслу неразрывно связана с пятнадцатой. Здесь Ломоносов уже непосредственно полностью переходит к образу той, кому и посвящена эта ода — к образу Елизаветы. Он рисует картину богатой, обширной и цветущей страны, которая благодарит императрицу за её мудрое и справедливое правление («Сия тебе единой слава, монархиня, принадлежит, пространная твоя держава о как тебя благодарит!»). Для того, чтобы усилить этот образ величия и силы монархини-просветительницы Ломоносов употребляет такие слова, как «сия», «пространная», «воззри», «оных», «толикое», «подданство», «восставленных».

Хотя всегдашними снегами Коль многи смертным неизвестны

Покрыта северна страна, Творит натура чудеса,

Где мерзлыми борей крылами Где густостью животным тесны

Твои взвевает знамена; Стоят глубокие леса,

Но бог меж льдистыми горами Где в роскоши прохладных теней

Велик своими чудесами: На пастве скачущих еленей

Там Лена чистой быстриной, Ловящих крик не разгонял;

Как Нил, народы напояет Охотник где не метил луком;

И бреги наконец теряет, Секирным земледелец стуком

Сравнившись морю шириной. Поющих птиц не устрашал.

В пятнадцатой и шестнадцатой строфах Ломоносов продолжает рисовать образ России, делая его всё более и более широким. Он пишет о снегах, которыми «покрыта северна страна», о «льдистых горах», среди которых течёт Лена, которую поэт уподобляет Нилу — одной из самых полноводных и богатых рек мира. Он упоминает и о дремучих, густых российских лесах, где ещё не ступала нога человека. Вся эта картина России настолько широка и величественна, что человеческому воображению даже трудно её представить. Для создания этого величественного образа Ломоносов использует красочные эпитеты («всегдашними снегами», «северна страна», «мерзлыми крылами», «льдистыми горами», «чистой быстриной», «глубокие леса», «прохладных теней», «скачущих еленей»).

Широкое открыто поле,

Где музам путь свой простирать!

Твоей великодушной воле

Что можем за сие воздать?

Мы дар твой до небес прославим

И знак щедрот твоих поставим,

Где солнца всход и где Амур

В зеленых берегах крутится,

Желая паки возвратиться

В твою державу от Манжур.

В семнадцатой строфе Ломоносов славит Елизавету, и выражает он это не только от своего лица, но и от лица всего народа и всей страны («мы дар твой до небес прославим»). Он рисует образ Амура, который желает возвратится от Манжурской империи в Россию, и тем самым подчёркивает масштабность и величие нашей страны.

Се мрачной вечности запону Там тьмою островов посеян,

Надежда отверзает нам! Реке подобен Океан;

Где нет ни правил, ни закону, Небесной синевой одеян,

Премудрость тамо зиждет храм; Павлина посрамляет вран.

Невежество пред ней бледнеет. Там тучи разных птиц летают,

Там влажный флота путь белеет, Что пестротою превышают

И море тщится уступить: Одежду нежныя весны;

Колумб российский через воды Питаясь в рощах ароматных

Спешит в неведомы народы И плавая в струях приятных,

Твои щедроты возвестить. Не знают строгия зимы.

В восемнадцатой и девятнадцатой строфах Ломоносов пишет о достижениях России, а именно о «российском Колумбе» — Витусе Беринге, который был известным русским мореплавателем и исследователем. Ломоносов, говоря о Беринге, создает общую картину чужеземных стран и использует для этого богатые эпитеты («небесной синевой», «нежныя весны», «в рощах ароматных», «в струях приятных», «строгия зимы»).

И се Минерва ударяет

В верьхи Рифейски копием;

Сребро и злато истекает

Во всем наследии твоем.

Плутон в расселинах мятется,

Что россам в руки предается

Драгой его металл из гор,

Которой там натура скрыла;

От блеску дневного светила

Он мрачный отвращает взор.

В двадцатой строфе Ломоносов пишет горнодобывающих успехах России на Урале («верьхи Рифейские»). И в этой строфе он использует образы богов антично мифологии: Минервы и Плутона. И для того, чтобы показать в полной мере, как это важно для России, поэт использует такие слова высокого стиля, как «се», «верьхи», «копием», «сребро», «злато», «россам», «драгой», «натура», «отвращает».

О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих,

О, ваши дни благословенны!

Дерзайте ныне ободренны

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

Двадцать первая строфа — одна из самых знаменитейших строф не только этой оды, но и всего литературного творчества Ломоносова. В ней содержится призыв к юным поколениям: показать, «что может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать». Для большей эмоциональности Ломоносов использует риторическое восклицание, а также такие слова, как «ободрены», «раченьем» и использует имена известных учёных (Платон, Невтон).

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастной случай берегут;

В домашних трудностях утеха

И в дальних странствах не помеха.

Науки пользуют везде,

Среди народов и в пустыне,

В градском шуму и наедине,

В покое сладки и в труде.

В двадцать третьей строфе Ломоносов пишет о пользе наук и нужно отметить, что для этой строфы Ломоносов переложил в стихи отрывок из речи Цицерона в защиту поэта Архия. В этой строфе есть множество эпитетов («в счастливой жизни», «в несчастной случай», «в домашних трудностях», «в дальних странствиях», «в градском шуму»). Эти эпитеты не столь красочны, как в предыдущих строфах, но они рисуют обыденную жизнь людей и от этого значимость наук только увеличивается.

Тебе, о милости источник,

О ангел мирных наших лет!

Всевышний на того помощник,

Кто гордостью своей дерзнет,

Завидя нашему покою,

Против тебя восстать войною;

Тебя зиждитель сохранит

Во всех путях беспреткновенну

И жизнь твою благословенну

С числом щедрот твоих сравнит.

В последней, двадцать четвёртой строфе, Ломоносов вновь обращается к Елизавете, называя её «ангелом мирных наших лет». Он снова упоминает о мирном времени, причиной которого видит императрицу, и о щедрости и любви к народу самой государыни.

Сочинение

М. В. Ломоносов – великий ученый, поэт. Он стал светилом науки XVIII в. и до сих пор его труды не забываются. Поэзия для Ломоносова – не забава, не погружение в узкий, по его мнению, мир частного человека, а патриотическая, гражданская деятельность. Именно ода стала главным лирическим жанром в творчестве Ломоносова.

Одним из наиболее известных произведений Ломоносова стала ода «На день восшествия Елизаветы Петровны». Ломоносов начинает ее с прославления мира:

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!

Когда на трон она вступила,
Как Высший подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец.

Послал в Россию человека,
Каков не слыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчану,
Россию, варварству попрану,
С собой возвысил до небес.

Описывая Петра I, Ломоносов прибегает к античной мифологии. Образы Марса и Нептуна используются им для обозначения войны и моря, что придает еще больше торжественности оде.

Ода «На день восшествия Елизаветы Петровны» не только похвала императрице, но и наставление ей. Россия, которую хочет видеть Ломоносов, – великая страна, она могущественна, мудра и пребывает в мире, но главное – такое будущее возможно, если Россия будет пресвященной державой, существование которой невозможно без просвещенного монарха. В отступлении к эпохе Петра I Ломоносов словно говорит Елизавете, что она должна взять пример со своего отца и продолжить его великие дела, в частности способствовать развитию науки, как это делал ее отец:

…Божественны науки
Чрез горы, реки и моря,
В Россию простирали руки…

Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Такая огромная страна, просторы которой простираются от западных равнин, через Урал и Сибирь на Дальний Восток, нуждается в образованных людях. Ведь только люди, знающие люди смогут раскрыть все природные богатства России:

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих,
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих!
Дерзайте, ныне ободрены,
Реченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

В этих строках поэт также обращает внимание читателей на то, что русская земля способна дать умы, равные тем, «каких зовет от стран чужих!». Он дает понять, что Россия богата не только природными ресурсами, но и способными людьми. Людьми, которые могут не только впитать науку, но и посеять свои плоды. Естественным продолжением оды становятся строки:

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде, —
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и на едине,
В покое сладки и в труде.

Читая эти строки, нельзя не согласиться с автором. Человек, не имеющий знаний, не только неинтересен и скучен сам по себе, он еще ведет такую же жизнь. Не имея знаний, человек не способен развиваться духовно, поэтому, воспевая науку, автор воспевает и человеческую душу. Прославление человека, его души и гения есть основная мысль оды, она является связующей нитью. Наука и знание связывают не только поколения, но и народы. Знание есть основополагающий принцип всего.

Ода Ломоносова есть нечто большее, чем просто литературное произведение – это послание. Послание не только императрице и современникам, но и потомкам. Прекрасный пример того, что потомки следовали его заветам, – государственный университет имени Михаила Васильевича Ломоносова.

«С Ломоносова начинается наша литература… он был ее отцом, ее Петром Великим», – так определил В.Г. Белинский место и значение творчества выдающегося русского просветителя, ученого, естествоиспытателя Михаила Васильевича Ломоносова в истории отечественной литературы. Он стал не только реформатором русского стихосложения, но и автором замечательных поэтических творений, составивших особую страницу русской поэзии.

Может быть, сейчас мы не очень интересуемся теми государственными деятелями, которым адресованы стихи Ломоносова, а для кого-то и вовсе незнакомо имя Елизаветы Петровны, которой посвящена его ода, написанная в 1747 году. Но мысли и чувства великого человека, гражданина и патриота, неутомимого ее исследователя и первооткрывателя неизведанного в природном мире, – это то, что не утратило своей ценности и по сей день и, наверное, останется таковым навсегда.

О чем же пишет Ломоносов в своей оде, названной, как это было принято в поэзии XVIII века, очень витиевато: «Ода на день восшествия на Всероссийский престол Ее Величества Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, ноября 25 дня, 1747 года»?

Композиция оды, в соответствии с требованиями классицизма, отличается логической стройностью. Каждая из основных тем получает свое обоснование и подробное развитие, каждая новая мысль логически вытекает из предыдущей.

Как и всякая торжественная ода, в соответствии с правилами классицизма, это стихотворение начинается величественным прославлением мира:

Царей и царств земных отрада,

Возлюбленная тишина,

Блаженство сел, градов ограда,

Коль ты полезна и красна!

Естественным продолжением этой величавой картины служит восхваление Елизаветы, которая обеспечила процветание страны прежде всего тем, что принесла ей мир – ведь в ее царствование действительно прекратились войны, которые долго вела Россия:

Когда на трон она вступила,

Как Высший подал ей венец,

Тебя в Россию возвратила,

Войне поставила конец.

Послал в Россию Человека,

Каков неслыхан был от века.

Сквозь все препятства он вознес

Главу, победами венчанну,

Россию, варварством попранну,

С собой возвысил до небес.

Петра I Ломоносов, как впоследствии и Пушкин, считал великим реформатором, просвещенным монархом и гениальным военачальником – подлинным национальным героем. Рассказывая о нем, поэт прибегает к олицетворениям, связанным с образами античной мифологии. Так, например, Марс и Нептун служат обозначениями понятий войны и морской стихии. Такая образность, наряду с широким употреблением славянизмов, риторических вопросов, восклицаний и обращений, создает особо торжественный «высокий» стиль оды, соответствующий предмету ее изображения. Это очень хорошо видно в описании Петра I, его военных побед, укрепивших могущество России:

В полях кровавых марс страшился,

Свой меч в Петровых зря руках,

И с трепетом Нептун чудился,

Взирая на Российский флаг.

Для Ломоносова, как и для Пушкина, Петр I – это и великий строитель северной столицы, которая открыла для России новые пути развития:

В стенах внезапно укрепленна

И зданьями окруженна,

Сомненная Нева рекла:

«Или я ныне позабылась

И с онаго пути склонилась,

Которым прежде я текла?»

Вполне логично после этого описания развивается мысль о том, что при Петре I

…божественны науки

Чрез горы, реки и моря,

В Россию простирали руки…

Завершая рассказа о Петре I описанием его трагической кончины, Ломоносов переходит к следующей части стихотворения: он вновь обращается к современности и выражает надежду, что Елизавета будет следовать примеру отца и станет покровительствовать наукам, содействовать укреплению и процветанию России. Елизавету он хочет видеть просвещенной царицей, заботящейся о благе отечества, и далее в своей оде представляет ей своеобразную «программу действий», которая должна обеспечить дальнейшее развитие страны.

Призывая Елизавету быть покровительницей просвещения, наук и ремесел, Ломоносов показывает, что страна, где она царствует, изумительно прекрасна и обладает неисчерпаемыми природными богатствами:

Воззри на горы превысоки,

Воззри в поля твои широки,

Где Волга, Днепр, где Обь течет;

Богатство, в оных потаенно,

Наукой будет откровенно,

Что щедростью твоей цветет.

Дальнейшая логика развития мысли вполне очевидна: развертывая перед глазами читателя грандиозный пейзаж гигантской страны, омываемой морями и океанами, простирающейся от далекого Севера, через горы Урала («верьхи Рифейски»), просторы сибирской тайги к Дальнему Востоку и Амуру, который «в зеленых берегах крутится», поэт утверждает, что такую страну нельзя оставить во тьме невежества. Для освоения ее природных богатств требуются образованные люди, а потому далее он призывает:

О, вы, которых ожидает

Отечество от недр своих,

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих!

Дерзайте, ныне ободренны,

Реченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.

Такая логика развития поэтической мысли дает возможность автору завершить свою оду не только традиционным восхвалением Елизаветы, но и подлинным гимном в честь науки:

Науки юношей питают,

Отраду старым подают,

В счастливой жизни украшают,

В несчастный случай берегут;

В домашних трудностях утеха

И в дальних странствах не помеха.

Науки пользуют везде, –

Среди народов и в пустыне,

В градском шуму и наедине,

В покое сладки и в труде.

Эти слова о науке известным всем, даже тем, кто не очень хорошо знаком с творчеством Ломоносова-поэта. Они отражают позицию современного общества и человека как нельзя лучше, и потому могут служить своего рода эмблемой нашего времени, когда наука получила небывалое доселе развитие. Можно сказать, что сбилась мечта великого ученого и поэта: Россия доказала, что действительно способна давать всему миру «собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов». А занимающий одно из первых мест в мире Московский Государственный университет по праву носит имя Михаила Васильевича Ломоносова.

Рекомендуем также

Ода «На день восшествия…» — М.В. Ломоносов


Термин «ода» (от греческого , что значит песня) утвердился в русской поэзии, благодаря Тредиаковскому, который, в свою очередь, заимствовал его из трактата Буало. В статье «Рассуждение об оде» Тредиаковский так охарактеризовал этот жанр: «В оде описывается всегда и непременно материя благородная, важная, редко нежная и приятная, в речах весьма пиитических и великолепных». Несмотря на неприязнь к своему литературному противнику, Тредиаковский давал определение жанра, по существу, исходя из поэтических опытов Ломоносова. Именно такова ломоносовская ода. Она обращена тематически к «материи благородной и важной»: миру и покою в стране, мудрому правлению просвещенного монарха, развитию отечественных наук и образования, освоению новых земель и рачительного использования богатств на старых землях.

Ломоносов разработал на практике и утвердил на десятилетия вперед формальные признаки жанра, или, другим словом, его поэтику. В оде встречаем масштабные образы; величественный стиль, подымающий описываемые картины над обыденностью; «пышный» поэтический язык, насыщенный церковнославянизмами, риторическими фигурами, красочными метафорами и гиперболами. И при этом – классицистическая строгость построения, «гармония стиха»: выдержанный четырехстопный ямб, строфа из десяти строк, ненарушаемая схема гибкой рифмовки абабввгддг.

Начнем анализ текста с первой строфы:

	Царей и царств земных отрада,
	Возлюбленная тишина,
	Блаженство сел, градов ограда,
	Коль ты полезна и красна!
	Вокруг тебя цветы пестреют
	И класы на полях желтеют;
	Сокровищ полны корабли
	Дерзают в море за тобою;
	Ты сыплешь щедрою рукою
	Свое богатство по земли.

Словно бы с высоты птичьего полета обозревает поэт села, города, колосящиеся хлебные нивы, бороздящие моря корабли. Они все овеяны и защищены «блаженной тишиной» – в России мир и покой. Ода посвящена прославлению императрицы Елизаветы Петровны, но еще до ее появления в оде успевает поэт высказать свою главную и заветную идею: процветанию страны способствует мир, не войны. Императрица, которая входит в оду в следующей строфе, оказывается по художественной логике производным от этой всеобъемлющей мирной тишины («Душа ее зефира тише»). Очень интересный ход! С одной стороны, поэт выдерживает параметры хвалебного жанра («краше Елисаветы» ничего не может быть в свете). Но с другой, – с первых строк произведения он твердо обозначил свою авторскую позицию. И далее лирический голос поэта, а не проекция на образ императрицы все отчетливее будет вести развитие повествования. Доминирующая роль лирического героя в оде – несомненное художественное достижение Ломоносова в этом традиционном классицистическом жанре.

Ломоносов стремится выдержать композиционные нормы жанра, то есть принцип построения одического стихотворения. В вводной части заявлены предмет воспевания и главная мысль произведения (правда, как мы видели, поэт поменял их местами). Это – тезис. Основная часть обосновывает, доказывает заявленный тезис о величии и могуществе воспеваемого предмета. И, наконец, заключение (или финал) дает взгляд в будущее, в дальнейшее процветание и могущество прославляемых явлений. Нормы классицизма рационалистичны, потому одна композиционная часть произведения неукоснительно и последовательно идет за предписанной другой.

Вводная часть, или, как ее еще называют, экспозиция, занимает в этой ломоносовской оде двенадцать строф. Поэт славит Елизавету на фоне строго следующих один за другим ее предшественников на троне. В царственной портретной галерее особо выделен отец нынешней правительницы Петр I. Это – кумир поэта. Читателю ясно из развернутой и высоко пафосной характеристики Петра, что именно от него переняла дочь эстафету великих дел.

С четырнадцатой строфы ода вступает в свою основную часть. Замысел расширяется, а его художественная реализация неожиданно начинает проявлять новые, нетрадиционные, черты. Лирический пафос переходит от династии правителей к величественному образу Отчизны, к ее неисчерпаемым природным богатствам, громадным духовным и творческим возможностям:

	Сия Тебе единой слава,
	Монархиня, принадлежит,
	Пространная Твоя держава,
	О, как Тебя благодарит!
	Воззри на горы превысоки,
	Воззри в поля свои широки,
	Где Волга, Днепр, где Обь течет;
	Богатство в оных потаенно
	Наукой будет откровенно,
	Что щедростью Твоей цветет. 

Вот где простор воодушевлению лирического героя! Достоинства «прекрасной Елисаветы» постепенно отходят на второй план. Мысли поэта заняты теперь другим. Меняется само тематическое направление оды. И сам автор теперь – не просто одописец. Он – патриотически настроенный ученый, обращающий взоры читателей на животрепещущие для России проблемы. Развитие наук поможет освоить богатства Севера, сибирской тайги и Дальнего Востока. Русские моряки с помощью ученых- картографов открывают новые земли, прокладывая путь к «неведомым народам»:

	Там влажный флота путь белеет,
	И море тщится уступить:
	Колумб Российский через воды
	Спешит в неведомы народы
	Твои щедроты возвестить.

Сам Плутон, мифический хозяин подземных богатств, вынужден уступить разработчикам полезных ископаемых Северных и Уральских (Рифейских) гор. Вспомним кстати, что Ломоносов в совершенстве изучил горнодобывающее дело:

	И се Минерва ударяет
	В верьхи Рифейски копием.
	Сребро и злато истекает
	Во всем наследии твоем. 
	Плутон в расселинах мятется,
	Что Россам в руки предается
	Драгой его металл из гор,
	Который там натура скрыла;
	От блеска дневного светила
	Он мрачный отвращает взор.

И все-таки главное, что выведет Россию в ряд мировых держав, это, по мысли поэта, новые поколения людей: образованные, просвещенные, преданные науке русские юноши:

	О вы, которых ожидает
	Отечество от недр своих,
	И видеть таковых желает,
	Каких зовет от стран чужих,
	О, ваши дни благословенны!
	Дерзайте, ныне ободренны,
	Раченьем вашим показать,
	Что может собственных Платонов
	И быстрых разумом Невтонов
	Российская земля рождать.
	Науки юношей питают,
	Отраду старым подают,
	В счастливой жизни украшают,
	В несчастный случай берегут;
	В домашних трудностях утеха
	И в дальних странствах не помеха,
	Науки пользуют везде:
	Среди народов и в пустыне,
	В градском саду и наеди´не,
	В покое сладком и в труде.

Тему решающей роли науки и просвещения в развитии страны заявил, как помним, еще Кантемир. Служил науке своим творчеством и всей своей жизнью Тредиаковский. И вот теперь Ломоносов увековечивает эту тему, ставит ее на поэтический пьедестал. Именно так, потому что две только что процитированные строфы – это кульминация оды, высший ее лирический пик, вершина эмоционального одушевления.

Но вот поэт как бы спохватывается, вспоминая, что ода посвящена официальному событию: ежегодно празднуемой дате восшествия на престол императрицы. Финальная строфа вновь непосредственно обращена к Елизавете. Эта строфа обязательная, церемониальная и потому, думается, не самая выразительная. Скучное слово «беспреткновенну» поэт с натугой рифмует с эпитетом «благословенну»:

	Тебе, о милости Источник,
	О Ангел мирных наших лет!
	Всевышний на того помощник,
	Кто гордостью своей дерзнет,
	Завидя нашему покою,
	Против тебя восстать войною;
	Тебя Зиждитель сохранит
	Во всех путях беспреткновенну
	И жизнь Твою благословенну
	С числом щедрот Твоих сравнит.

Явно не лучшая строфа! Попробуем поставить вопрос следующим образом: если жанр классицистической оды есть выражение определенных политических и государственных взглядов, то в ломоносовской оде чьи это взгляды в большей степени, императрицы или самого поэта? В ответе на этот вопрос особенно важной оказывается третья строфа. В ней Елизавета представлена миротворицей, прекратившей все войны ради спокойствия и счастья россиян:

	Когда на трон Она вступила,
	Как Вышний подал ей венец,
	Тебя в Россию возвратила,
	Войне поставила конец;
	Тебя прияв, облобызала:
	– Мне полно тех побед, – сказала, –
	Для коих крови льется ток.
	Я Россов счастьем услаждаюсь,
	Я их спокойством не меняюсь
	На целый Запад и Восток.

Но в действительности Елизавета вовсе не была миротворицей! Воинственная правительница задумывала новые и новые походы на границах Российского государства. Военные сражения тяжелым бременем ложились на семьи русских людей-тружеников. Как мало соответствовала реальная Елизавета Петровна тому идеалу правительницы страны, который воссоздан в произведении! И каким нужно было быть не просто смелым, но дерзким человеком, чтобы расхваливать императрицу за внешнюю политику, противоположную той, которую она установила в отношении военных действий! Своей одой Ломоносов говорил Елизавете Петровне, что России нужен мир и не нужны войны. Пафос и стилистика произведения миротворческие, а не призывно-агрессивные. Красивыми и великолепными по обилию выразительных средств становятся строфы, когда поэт выходит на тему мира вкупе с науками и требует, чтобы «пламенные», то есть военные, звуки умолкли:

	Молчите, пламенные звуки,
	И колебать престаньте свет:
	Здесь в мире расширять науки
	Изволила Елисавет.
	Вы, наглы вихри, не дерзайте
	Реветь, но кротко разглашайте
	Прекрасны наши имена.
	В безмолвии внимай, вселенна:
	Се хощет Лира восхищенна
	Гласить велики имена.

Особенно красочны у Ломоносова метафоры. Метафора (по-гречески metaphora´ означает перенос) – это художественный прием, соединяющий в один образ разные явления или предметы, переносящий свойства этих разных предметов друг на друга. Оттого, что явления или предметы сопоставлены внутри образа, он получает дополнительные эмоциональные и смысловые значения, границы его раздвигаются, образ становится объемным, ярким и оригинальным. Ломоносов любил метафоры именно за их способность соединять разнородные частности в цельную грандиозную картину, выводить к главной идее произведения. «Метафорой, – отмечал он в своей «Риторике» (1748), – идеи представляются много живее и великолепнее, нежели просто». Художественное мышление Ломоносова было по сути своей, как сказали бы сейчас, синтезирующим.

Вот один из примеров ломоносовской метафоры. Пятая строфа из оды «На день восшествия…»:

	Чтоб слову с оными сравняться,
	Достаток силы нашей мал;
	Но мы не можем удержаться
	От пения Твоих похвал;
	Твои щедроты ободряют
	Наш дух и к бегу устремляют,
	Как в понт пловца способный ветр
	Чрез яры волны порывает,
	Он брег с весельем оставляет;
	Летит корма меж водных недр.

Бо´льшую часть пространства этой строфы занимает сложная и витиеватая метафора. Чаще метафоры бывают в несколько слов или в одно предложение. Здесь же поражаешься масштабности метафорического образа. Чтобы его вычленить, придется хорошо вдуматься в текст. Перед нами – изысканный комплимент императрице. Поэт сетует на то, что не имеет возвышенных слов, равных достоинствам Елизаветы, и тем не менее, решается эти достоинства воспевать. Чувствует он себя при этом как неопытный пловец, отважившийся в одиночку «чрез яры волны» переплыть «понт» (то есть Черное море). Пловца направляет и поддерживает в пути «способный», то есть попутный, ветер. Подобным образом поэтический дух автора воспламеняется и направляется замечательными деяниями Елизаветы, ее «щедротами».

Чтобы сообщить оде величие и размах мысли, Ломоносову приходилось прибегать к непростым оборотам речи. В своей «Риторике» он теоретически обосновал правомерность «украшения» поэтического слога. Каждая фраза, подчиняясь высокому одическому стилю, должна рождать ощущение пышности и великолепия. И здесь похвальны, по его мысли, даже изобретения: например, такие «предложения, в которых подлежащее и сказуемое сопрягаются некоторым странным, необыкновенным или чрезъестественным образом, и тем составляют нечто важное и приятное». Г.А. Гуковский образно и точно сказал об этом стремлении поэта одновременно и к красочной пышности, и к гармонической стройности: «Ломоносов строит целые колоссальные словесные здания, напоминающие собой огромные дворцы Растрелли; его периоды самым объемом своим, самым ритмом производят впечатление гигантского подъема мысли и пафоса. Симметрически расположенные в них группы слов и предложений как бы подчиняют человеческой мысли и человеческому плану необъятную стихию настоящего и будущего».

Пышность и великолепие поэтического слога помогают Ломоносову воссоздать мощную энергетику и красочную наглядность описываемых картин. Вот, например, в оде 1742 года удивительно яркая картина военного сражения, в центре которой персонифицированный образ Смерти. От созерцания этого образа мурашки бегут по коже:

	Там кони бурными ногами
	Взвевают к небу прах густой,
	Там Смерть меж готфскими полками
	Бежит, ярясь, из строя в строй,
	И алчну челюсть отверзает,
	И хладны руки простирает,
	Их гордый исторгая дух.

А что за чу´дные кони с «бурными ногами»! В обычной речи так выразиться нельзя, в поэтической – можно. Больше того, «бурные ноги» коней, взвевающие к небу густой прах, – почти космический образ. Проведенный при этом по очень тонкому поэтическому лезвию. Чуть- чуть в сторону, и все сорвется в нелепость.

Через полвека поэт-новатор, основоположник русского романтизма В.А. Жуковский, описывая особое состояние души, навеянное спускающимися в сельской тишине сумерками, напишет: «Душа полна прохладной тишиной». Он поразит современников небывало смелым сочетанием слов. «Может ли тишина быть прохладной!» – станут укорять поэта строгие критики. Но ведь первым в русской поэзии прибегал к смелым соединениям слов и понятий в своем метафорическом слоге уже Ломоносов!


Вопросы и ответы к творчеству М. В. Ломоносова ❤️

Что же, по мнению автора, необходимо, чтобы Родина стала действительно процветающей, а народ жил в довольстве и благополучии?

Воспевая Россию, Ломоносов не только восхищается ее красотой, широтой, необъятными просторами и природными богатствами, но наряду с этим высказывает свойственные русским классицистам взгляды на будущее отечества, на политику государства, которая сможет обеспечить истинное благо подданным, достойную жизнь. Истинное положение российского народа хорошо известно было Ломоносову и изложено в «Письме о сохранении

и размножении российского народа». Прежде всего это развитие наук и просвещения. Сразу же, перечисляя природные достоинства страны, Ломоносов настойчиво проводит мысль:

Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Потаенно — значит, скрыто, откровенно — открыто, обнаружено, найдено благодаря развитию науки. Эта же мысль проводится и в следующей строфе, но в ней добавляется еще и утверждение мастерства рук русского человека, способного использовать данные ему Богом богатства. Здесь мы улавливаем и звучащее в адрес императрицы наставление просветителя:

Толикое земель пространство,
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Индия;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук
Сие злату очистить жилу;
Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук. Какова роль заключения в оде? Как оно связано с основной темой?

Гимном наукам, просвещению и будущим поколениям России, призванным умножать ее богатства, звучит заключительная часть оды «О вы, которых ожидает отечество от недр своих…». Ломоносова, как ученого, очень волновала проблема создания национальных научных кадров, которых обязательно даст миру великая Русская земля. И в этом тоже залог ее процветания. Мысли поэта о будущем страны, о роли науки в достижении прогресса венчают в оде тему России. Похвала императрице, содержащаяся в заключительной строфе оды, с одной стороны, возвращает нас к ее началу, прославляющему наступление мира, что делает композицию произведения кольцевой, с другой — благословляет и Елисавету на дальнейшие щедроты во славу отечества.

Каким стилем написана ода? Какова роль этого стиля в раскрытии идейно-художественного содержания оды?

Ода написана высоким стилем, соответствующим высокому, гражданскому содержанию. Он включает в себя гиперболические описания, космические сравнения, метафоричность языка, риторические вопросы. Все это усиливает эмоциональное воздействие на читателя. Высокий стиль придает торжественность звучанию главной теме оды — теме величия России, способствует выражению патриотических чувств и настроений автора. Именно элементы высокого стиля придают возвышенный пафос назиданию, обращенному к царице с призывом беречь великую страну, ее народ, преумножать богатства во имя ее настоящего и будущего. Высокий слог достигается использованием старославянизмов, образов античной мифологии. Ода богата возвышенными эпитетами, например пламенные звуки, жестокая судьбина, достойный муж, сравнениями типа душа ее зефира тише и зрак, прекраснее рая.

Какую роль сыграла теория «трех штилей» в развитии русской словесности?

Теория «трех штилей» Ломоносова сыграла выдающуюся роль в становлении жанров русской литературы. Трагедии и оды рекомендовалось писать с использованием высокого стиля; комедии, сатиры, басни допускали низкий стиль, драма, повесть и др. требовали средний стиль. Этому следовали классицисты, да и представители других литературных направлений. Теория Ломоносова в послепетровские времена, когда для русского языка была характерна пестрота и стилистическая неопределенность, была прогрессивной и стала необходимой для упорядочения стилистики языка художественных произведений, что было важным для развития русской культуры в целом. Упорядочению, в частности, подверглось употребление слов и выражений церковнославянского языка.

Какие новшества внес Ломоносов в русское стихосложение?

Реформирование русского стихосложения, в процесс которого активно включился Ломоносов, было направлено на ликвидацию разрыва между новым содержанием и устаревшей формой. В «Письме о правилах российского стихотворства» он, опираясь на природные свойства русского языка и традиции устного народного творчества, рекомендовал использовать силлабо-тоническую систему вместо силлабической. Он дал наименование стопам, назвав их ямбическими, анапестическими, смешанными из ямбов и анапестов, хореическими и дактилическими. Он также выступил против использования одной женской рифмы, потому что именно русскому языку свойственно ударение не только на последнем, но и на предпоследнем и третьем от конца строки слоге. В торжественных одах Ломоносов рекомендовал употребление чисто ямбических стихов. От Ломоносова надолго в русской поэзии утвердился четырехстопный ямб как самый распространенный размер.

Еще до Ломоносова реформой русского стихосложения занимался поэт и теоретик Василий Кириллович Тредиаковский. При всей значимости его работы способы стихосложения свидетельствовали о половинчатом характере реформы. Сравним для примера приступы к оде «На сдачу Гданска» Тредиаковского и к «Оде на взятие Хотина» Ломоносова.

У Тредиаковского:

Кое трезвое мне пианство
Слово дает к славной причине?
Чистое Парнаса убранство,
Музы! Не вас ли вижу ныне?

У Ломоносова:

Восторг внезапный ум пленил,
Ведет на верьх горы высокой,
Где ветр в лесах шуметь забыл;
В долине тишина глубокой.

Преимущество стихов Ломоносова очевидно.

О вы которых ожидает смысл. В помощь школьнику. Приемы, использованные в произведении

ОДА
на день восшествия на престол
Ея Величества Государыни Императрицы
Елисаветы Петровны
1748 года

Заря багряною рукою
От утренних спокойных вод
Выводит с солнцем за собою
Твоей державы новый год.
Благословенное начало
Тебе, Богиня, воссияло.
И наших искренность сердец
Пред троном Вышнего пылает,
Да счастием Твоим венчает
Его средину и конец.

Да движутся светила стройно
В предписанных себе кругах,
И реки да текут спокойно
В Тебе послушных берегах;
Вражда и злость да истребится,
И огнь и меч да удалится
От стран Твоих, и всякий вред;
Весна да рассмеется нежно,
И земледелец безмятежно
Сторичный плод да соберет.

С способными ветрами споря,
Терзать да не дерзнет борей
Покрытого судами моря,
Пловущими к земли Твоей.
Да всех глубокий мир питает;
Железо браней да не знает,
Служа в труде безмолвных сел.
Да злобна зависть постыдится,
И славе свет да удивится
Твоих великодушных дел.

Священны да храпят уставы
И правду на суде судьи,
И время Твоея державы
Да ублажат раби Твои.
Соседы да блюдут союзы;
И вам, возлюбленные Музы,
За горьки слезы и за страх,
За грозно время и плачевно
Да будет радость повседневно,
При Невских обновясь струях.

Годину ту воспоминая,
Среди утех мятется ум!
Еще крутится мгла густая,
Еще наносит страшный шум!
Там буря искры завивает,
И алчный пламень пожирает
Минервин с громким треском храм!
Как медь в горниле, небо рдится!
Богатство разума стремится
На низ, к трепещущим ногам!

Дражайши Музы, отложите
Взводить на мысль печали тень;
Веселым гласом возгремите
И пойте сей великий день,
Когда в Отеческой короне
Блеснула на Российском троне
Яснее дня Елисавет;
Как ночь на полдень пременилась,
Как осень нам с весной сравнилась,
И тьма произвела нам свет.

В луга, усыпанны цветами,
Царица трудолюбных пчел,
Блестящими шумя крылами,
Летит между прохладных сел;
Стекается, оставив розы
И сотом напоенны лозы,
Со тщанием отвсюду рой,
Свою Царицу окружает
И тесно вслед ее летает
Усердием вперенный строй.

Подобным жаром воспаленный
Стекался здесь Российский род,
И, радостию восхищенный,
Теснясь взирал на Твой приход.
Младенцы купно с сединою
Спешили следом за Тобою.
Тогда великий град Петров
В едину стогну уместился,
Тогда и ветр остановился,
Чтоб плеск всходил до облаков.

Тогда во все пределы Света,
Как молния, достигнул слух,
Что царствует Елисавета,
Петров в себе имея дух,
Тогда нестройные соседы
Отчаялись своей победы
И в мысли отступали вспять.
Монархиня, кто Россов знает
И ревность их к Тебе внимает,
Помыслит ли противу стать?

Что Марс кровавый не дерзает
Руки своей простерти к нам,
Твои он силы почитает
И власть, подобну небесам.
Лев ныне токмо зрит ограду,
Чем путь ему пресечен к стаду.
Но море нашей тишины
Уже пределы превосходит,
Своим избытком мир наводит,
Разлившись в западны страны.

Европа, утомленна в брани,
Из пламени подняв главу,
К Тебе свои простерла длани
Сквозь дым, курение и мглу.
Твоя кротчайшая природа,
Чем для блаженства смертных рода
Всевышний наш украсил век,
Склонилась для ее защиты,
И меч Твой, лаврами обвитый,
Не обнажен, войну пресек.

Европа и весь мир свидетель,
Народов разных миллион,
Колика ныне добродетель
Российский украшает трон.
О как сие нас услаждает,
Что вся вселенна возвышает,
Монархиня, Твои дела!
Народов Твоея державы
Различна речь, одежда, нравы,
Но всех согласна похвала.

Единым гласом все взываем,
Что Ты — Защитница и Мать,
Твои доброты исчисляем,
Но всех не можем описать.
Когда воспеть щедроты тщимся,
Безгласны красоте чудимся.
Победы ль славить мысль течет,
Как пали Готы пред Тобою?
Но больше мирною рукою
Ты целый удивила свет.

Весьма необычайно дело,
Чтоб всеми кто дарами цвел:
Тот крепкое имеет тело,
Но слаб в нем дух и ум незрел;
В другом блистает ум небесный,
Но дом себе имеет тесный,
И духу сил недостает.
Иной прославился войною,
Но жизнью мир порочит злою
И сам с собой войну ведет.

Тебя, Богиня, возвышают
Души и тела красоты,
Что в многих разделясь блистают,
Едина все имеешь Ты.
Мы видим, что в Тебе единой
Великий Петр
с Екатериной
К блаженству нашему живет.
Похвал пучина отворилась!
Смущенна мысль остановилась,
Что слов к тому недостает,

Однако дух еще стремится,
Еще кипит сердечный жар,
И ревность умолчать стыдится:
О Муза, усугубь твой дар,
Гласи со мной в концы земные,
Коль ныне радостна Россия!
Она, коснувшись облаков,
Конца не зрит своей державы,
Гремящей насыщенна славы,
Покоится среди лугов.

В полях, исполненных плодами,
Где Волга, Днепр, Нева и Дон,
Своими чистыми струями
Шумя, стадам наводят сон,
Седит и ноги простирает
На степь, где Хину отделяет
Пространная стена от нас;
Веселый взор свой обращает
И вкруг довольства исчисляет,
Возлегши локтем на Кавказ.

«Се нашею, — рекла, — рукою
Лежит поверженный Азов;
Рушитель нашего покою
Огнем казнен среди валов.
Се знойные Каспийски бреги,
Где, варварски презрев набеги,
Сквозь степь и блата Петр прошел,
В средину Азии достигнул,
Свои знамена там воздвигнул,
Где день скрывали тучи стрел.

В моей послушности крутятся
Там Лена, Обь и Енисей,
Где многие народы тщатся
Драгих мне в дар ловить зверей;
Едва покров себе имея,
Смеются лютости борея;
Чудовищам дерзают вслед,
Где верьх до облак простирает,
Угрюмы тучи раздирает,
Поднявшись с дна морского, лед.

Здесь Днепр хранит мои границы,
Где Гот гордящийся упал
С торжественныя колесницы,
При коей в узах он держал
Сарматов и Саксонов пленных,
Вселенну в мыслях вознесенных
Единой обращал рукой.
Но пал, и звук его достигнул
Во все страны, и страхом двигнул
С Дунайской Вислу быстриной.

В стенах Петровых протекает
Полна веселья там Нева,
Венцом, порфирою блистает,
Покрыта лаврами глава.
Там равной ревностью пылают
Сердца, как стогны все сияют
В исполненной утех ночи.
О сладкий век! О жизнь драгая!
Петрополь, небу подражая,
Подобны испустил лучи».

Сие Россия восхищенна
В веселии своем гласит;
Москва едина, на колена
Упав, перед Тобой стоит,
Власы седые простирает,
Тебя, Богиня, ожидает,
К Тебе единой вопия:
«Воззри на храмы опаленны,
Воззри на стены разрушенны;
Я жду щедроты Твоея».

Гряди, Краснейшая денницы,
Гряди, и светлостью лица,
И блеском чистой багряницы
Утешь печальные сердца
И время возврати златое.
Мы здесь в возлюбленном покое
К полезным припадем трудам.
Отсутствуя, Ты будешь с нами:
Покрытым орлими крилами,
Кто смеет прикоснуться нам?

Но если гордость ослепленна
Дерзнет на нас воздвигнуть рог,
Тебе, в женах благословенна,
Против ее помощник Бог.
Он верьх небес к Тебе преклонит
И тучи страшные нагонит
Во сретенье врагам Твоим.
Лишь только ополчишься к бою,
Предъидет ужас пред Тобою,
И следом воскурится дым.

Ода на день восшествия на престол… Елисаветы Петровны 1748 года. Впервые — отд. изд.: Спб., 1748.
Эта ода пользовалась шумным успехом. Люди самых разных политических взглядов и личных пристрастий восторгались ею. Так, русский посланник в Швеции граф II. И. Панин 19 декабря 1748 г. (то есть практически сразу после получения оды) писал из Стокгольма вице-канцлеру графу М. И. Воронцову, с которым он редко соглашался, но в данном случае, как и его патрон по дипломатическому ведомству, высоко оценивал и стихи и политическое содержание ломоносовского произведения: «Ваше сиятельство сообщением оды сочинения г. Ломоносова меня чувствительно одолжить изволили. Есть чем, милостивый государь, в нынешнее время наше отечество поздравить; знатный того опыт оная ода в себе содержит. По моему слабому мнению, сочинителевы мысли с стихотворением равными ступенями в ней идут, и едва ли одно перед
другим предпочесть возможно». В отчете о торжествах по случаю годовщины восшествия Елизаветы на престол, состоявшихся при дворе 25 ноября 1748 г., «Санктпетербургские ведомости» сообщали, что после того, как президент Академии наук К. Г. Разумовский поднес императрице ломоносовскую оду, она распорядилась выдать поэту «две тысячи рублев в награждение», что позволило ему в значительной мере погасить свои многочисленные долги. Ломоносов писал оду 1748 г. в пору улучшения и стабилизации своего положения в Академии: получен высокий отзыв Л. Эйлера о его научных работах, завязывается переписка Ломоносова с великим немецким ученым (а ведь посылая ломоносовские труды на прочтение к Л. Эйлеру, враг Ломоносова И.-Д. Шумахер рассчитывал на их уничтожающую критику и затем на нейтрализацию Ломоносова во всех академических делах), полным ходом идут исследования в Химической лаборатории, Ломоносов добивается наконец права участвовать в определении дел Академического университета (в наборе студентов, составлении программы, или «регламента», и т. п.), относительно спокойные отношения устанавливаются у него с литературными противниками В. К. Тредиаковским и А. П. Сумароковым (последний в «Епистоле о стихотворстве», появившейся также в 1748 г., предлагает молодым поэтам одическое творчество Ломоносова в качестве образца для подражания). Все это, вместе взятое, надо думать, и сообщило оде ее просветительский энтузиазм, величавую интонацию и спокойную глубину суждений.
Заря багряною рукою… — См. вступ. статью.
И вам, возлюбленные Музы… — Под Музами имеются в виду все девять сестер — и покровительницы искусств, и покровительницы наук; Ломоносов подразумевает недавнюю деспотическую власть И. -Д. Шумахера над всеми науками в Петербургской Академии, о чем, собственно, и говорится во всей четвертой строфе.
И алчный пламень пожирает Минервин с громким треском храм! — В ночь на 5 декабря 1747 г. в здании академической Библиотеки и Кунсткамеры вспыхнул пожар, уничтоживший много научных документов и материалов; ходили слухи о злоумышленнике.
Богатство разума стремится На низ, к трепещущим ногам! — «Характерная для Ломоносова реалистическая деталь: во время пожара 5 декабря 1747 г. отпечатанные, но еще не сброшюрованные академические издания, «сложенные в верхнем академическом магазейне, у башни», были скинуты на землю из окошек и с кровли, причем «многие листы разлетелись, иные замараны, затоптаны и подраны». Такая участь постигла и «Риторику» Ломоносова» (Ломоносов М. В; Полн. собр. соч., т. 8, с, 947; см. также: Материалы для «истории имп. Академии наук, т. VIII. Спб., 1895, с. 626).
Лев ныне токмо зрит ограду, Чем путь ему пресечен к стаду. — Ломоносов имеет здесь в виду мирный договор России со Швецией 1743 г. , значительно отодвинувший русскую границу на запад; «Лев» — символическое обозначение Швеции.
«Се нашею, — рекла, — рукою… Где день скрывали тучи стрел…» — «Строфа 18 содержит очень тонкий и едкий политический намек: Азовская крепость, взятая Петром I в 1696 г., возвращенная Турции по Прутскому миру 1711 г. и вторично взятая русскими войсками в 1736 г., была срыта по требованию Турции в 1741 г., когда руководителем внешней политики России был Остерман. Таким образом, слова Ломоносова «нашею… рукою… поверженный Азов» могут быть истолкованы двояко: и как похвала тем, кто его брал, и как горький упрек тем, кто его своими же руками разрушил. Так же двусмысленны и слова о «Каспийских брегах»: прославляя Персидский поход Петра I (1722 г.), Ломоносов с такой же горечью, как и об Азов
е, напоминает о том, что все завоеванное русскими войсками западное побережье Каспийского моря, которым Петр I чрезвычайно дорожил, было без всяких к тому оснований отдано Персии в годы бироновщины» (Ломоносов М. В. Полн. собр. соч., т. 8, с. 948).
Здесь Днепр хранит мои границы, Где Гот гордящийся упал… — Имеется в виду поражение Карла XII в Полтавской битве.
Сарматов и Саксонов пленных… — Польша и Саксония были принуждены Карлом XII выступить на его стороне.
…звук его… страхом двигнул С Дунайской Вислу быстриной. — То есть эхо поражения Карла XII заставило в страхе еще быстрее двигаться «быстрину» Дуная и Вислы, иными словами, поразило страхом Турцию и Польшу.
Петрополь, небу подражая, Подобны испустил лучи. — По случаю праздников восшествия Елизаветы на престол в Петербурге устраивались иллюминации.
Воззри на храмы опаленны… — В мае 1748 г. в Москве случилось шесть больших пожаров.
Но если гордость ослеплений Дерзнет на нас воздвигнуть рог… — Имеются в виду, как теперь говорят, реваншистские настроения Швеции, подстрекаемой Францией и Пруссией.

Сочинение

М. В. Ломоносов – великий ученый, поэт. Он стал светилом науки XVIII в. и до сих пор его труды не забываются. Поэзия для Ломоносова – не забава, не погружение в узкий, по его мнению, мир частного человека, а патриотическая, гражданская деятельность. Именно ода стала главным лирическим жанром в творчестве Ломоносова.

Одним из наиболее известных произведений Ломоносова стала ода «На день восшествия Елизаветы Петровны». Ломоносов начинает ее с прославления мира:

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина,
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!

Когда на трон она вступила,
Как Высший подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец.

Послал в Россию человека,
Каков не слыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчану,
Россию, варварству попрану,
С собой возвысил до небес.

Описывая Петра I, Ломоносов прибегает к античной мифологии. Образы Марса и Нептуна используются им для обозначения войны и моря, что придает еще больше торжественности оде.

Ода «На день восшествия Елизаветы Петровны» не только похвала императрице, но и наставление ей. Россия, которую хочет видеть Ломоносов, – великая страна, она могущественна, мудра и пребывает в мире, но главное – такое будущее возможно, если Россия будет пресвященной державой, существование которой невозможно без просвещенного монарха. В отступлении к эпохе Петра I Ломоносов словно говорит Елизавете, что она должна взять пример со своего отца и продолжить его великие дела, в частности способствовать развитию науки, как это делал ее отец:

…Божественны науки
Чрез горы, реки и моря,
В Россию простирали руки…

Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Такая огромная страна, просторы которой простираются от западных равнин, через Урал и Сибирь на Дальний Восток, нуждается в образованных людях. Ведь только люди, знающие люди смогут раскрыть все природные богатства России:

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих,
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих!
Дерзайте, ныне ободрены,
Реченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

В этих строках поэт также обращает внимание читателей на то, что русская земля способна дать умы, равные тем, «каких зовет от стран чужих!». Он дает понять, что Россия богата не только природными ресурсами, но и способными людьми. Людьми, которые могут не только впитать науку, но и посеять свои плоды. Естественным продолжением оды становятся строки:

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде, —
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и на едине,
В покое сладки и в труде.

Читая эти строки, нельзя не согласиться с автором. Человек, не имеющий знаний, не только неинтересен и скучен сам по себе, он еще ведет такую же жизнь. Не имея знаний, человек не способен развиваться духовно, поэтому, воспевая науку, автор воспевает и человеческую душу. Прославление человека, его души и гения есть основная мысль оды, она является связующей нитью. Наука и знание связывают не только поколения, но и народы. Знание есть основополагающий принцип всего.

Ода Ломоносова есть нечто большее, чем просто литературное произведение – это послание. Послание не только императрице и современникам, но и потомкам. Прекрасный пример того, что потомки следовали его заветам, – государственный университет имени Михаила Васильевича Ломоносова.

ОДА
на день восшествия на всероссийский престол
ее величества государыни императрицы
Елисаветы Петровны 1747 года

Царей и царств земных отрада,
Возлюбленная тишина.
Блаженство сел, градов ограда,
Коль ты полезна и красна!
Вокруг тебя цветы пестреют
И класы на полях желтеют;
Сокровищ полны корабли
Дерзают в море за тобою;
Ты сыплешь щедрою рукою
Свое богатство по земли.

Великое светило миру,
Блистая с вечной высоты
На бисер, злато и порфиру,
На все земные красоты,
Во все страны свой взор возводит,
Но краше в свете не находит
Елисаветы и тебя.
Ты кроме той всего превыше;
Душа ее зефира тише,
И зрак прекраснее рая.

Когда на трон она вступила,
Как вышний подал ей венец,
Тебя в Россию возвратила,
Войне поставила конец*;
Тебя прияв облобызала:
Мне полно тех побед, сказала,
Для коих крови льется ток.
Я россов счастьем услаждаюсь,
Я их спокойством не меняюсь
На целый запад и восток.

Божественным устам приличен,
Монархиня, сей кроткий глас:
О коль достойно возвеличен
Сей день и тот блаженный час,
Когда от радостной премены
Петровы возвышали стены
До звезд плескание и клик!
Когда ты крест несла рукою*
И на престол взвела с собою
Доброт твоих прекрасный лик!

Чтоб слову с оными сравняться,
Достаток силы нашей мал;
Но мы не можем удержаться
От пения твоих похвал.
Твои щедроты ободряют
Наш дух и к бегу устремляют,
Как в понт пловца способный ветр
Чрез яры волны порывает;
Он брег с весельем оставляет;
Летит корма меж водных недр.

Молчите, пламенные звуки*,
И колебать престаньте свет;
Здесь в мире расширять науки
Изволила Елисавет.
Вы, наглы вихри, не дерзайте
Реветь, но кротко разглашайте
Прекрасны наши времена.
В безмолвии внимай, вселенна:
Се хощет лира восхищенна
Гласить велики имена.

Ужасный чудными делами
Зиждитель мира искони
Своими положил судьбами
Себя прославить в наши дни;
Послал в Россию Человека,
Каков неслыхан был от века.
Сквозь все препятства он вознес
Главу, победами венчанну,
Россию, грубостью попранну,
С собой возвысил до небес.

В полях кровавых Марс страшился,
Свой меч в Петровых зря руках,
И с трепетом Нептун чудился,
Взирая на российский флаг.
В стенах внезапно укрепленна
И зданиями окруженна,
Сомненная Нева* рекла:
«Или я ныне позабылась
И с оного пути склонилась,
Которым прежде я текла?»

Тогда божественны науки
Чрез горы, реки и моря
В Россию простирали руки,
К сему монарху говоря:
«Мы с крайним тщанием готовы
Подать в российском роде новы
Чистейшего ума плоды».
Монарх к себе их призывает*,
Уже Россия ожидает
Полезны видеть их труды.

Но ах, жестокая судьбина!
Бессмертия достойный муж,
Блаженства нашего причина,
К несносной скорби наших душ
Завистливым отторжен роком,
Нас в плаче погрузил глубоком!
Внушив рыданий наших слух,
Верьхи Парнасски восстенали,
И музы воплем провождали
В небесну дверь пресветлый дух.

В толикой праведной печали
Сомненный их смущался путь;
И токмо шествуя желали
На гроб и на дела взглянуть.
Но кроткая Екатерина*,
Отрада по Петре едина,
Приемлет щедрой их рукой.
Ах если б жизнь ее продлилась,
Давно б Секвана постыдилась
С своим искусством пред Невой!

Какая светлость окружает
В толикой горести Парнас?
О коль согласно там бряцает
Приятных струн сладчайший глас!
Все холмы покрывают лики;
В долинах раздаются клики:
Великая Петрова дщерь
Щедроты отчи превышает,
Довольство муз усугубляет
И к счастью отверзает дверь.

Великой похвалы достоин,
Когда число своих побед
Сравнить сраженьям может воин
И в поле весь свой век живет;
Но ратники, ему подвластны,
Всегда хвалы его причастны,
И шум в полках со всех сторон
Звучащу славу заглушает,
И грому труб ее мешает
Плачевный побежденных стон.

Сия тебе единой слава,
Монархиня, принадлежит,
Пространная твоя держава
О как тебе благодарит!
Воззри на горы превысоки,
Воззри в поля свои широки,
Где Волга, Днепр, где Обь течет;
Богатство, в оных потаенно,
Наукой будет откровенно,
Что щедростью твоей цветет.

Толикое земель пространство
Когда всевышний поручил
Тебе в счастливое подданство,
Тогда сокровища открыл,
Какими хвалится Индия;
Но требует к тому Россия
Искусством утвержденных рук.
Сие злат_у_ очистит жилу;

Почувствуют и камни силу
Тобой восставленных наук.

Хотя всегдашними снегами
Покрыта северна страна,
Где мерзлыми борей крылами
Твои взвевает знамена;
Но бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил, народы напояет
И бреги наконец теряет,
Сравнившись морю шириной.

Коль многи смертным неизвестны
Творит натура чудеса,
Где густостью животным тесны
Стоят глубокие леса,
Где в роскоши прохладных теней
На пастве скачущих еленей
Ловящих крик не разгонял;
Охотник где не метил луком;
Секирным земледелец стуком
Поющих птиц не устрашал.

Широкое открыто поле,
Где музам путь свой простирать!
Твоей великодушной воле
Что можем за сие воздать?
Мы дар твой до небес прославим
И знак щедрот твоих поставим,
Где солнца всход и где Амур
В зеленых берегах крутится,
Желая паки возвратиться
В твою державу от Манжур.

Се мрачной вечности запону
Надежда отверзает нам!
Где нет ни правил, ни закону,
Премудрость тамо зиждет храм;
Невежество пред ней бледнеет.
Там влажный флота путь белеет,
И море тщится уступить:
Колумб российский* через воды
Спешит в неведомы народы
Твои щедроты возвестить.

Там тьмою островов посеян,
Реке подобен Океан*;
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран.
Там тучи разных птиц летают,
Что пестротою превышают
Одежду нежныя весны;
Питаясь в рощах ароматных
И плавая в струях приятных,
Не знают строгий зимы.

И се Минерва ударяет*
В верьхи Рифейски копием;
Сребро и злато истекает
Во всем наследии твоем.
Плутон в расселинах мятется,
Что россам в руки предается
Драгой его металл из гор,
Который там натура скрыла;
От блеску дневного светила
Он мрачный отвращает взор.

О вы, которых ожидает
Отечество от недр своих
И видеть таковых желает,
Каких зовет от стран чужих,
О, ваши дни благословенны!
Дерзайте ныне ободренны
Раченьем вашим показать,
Что может собственных Платонов
И быстрых разумом Невтонов
Российская земля рождать.

Науки юношей питают*,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде,
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наед_и_не,
В покое сладки и в труде.

Тебе, о милости источник,
О ангел мирных наших лет!
Всевышний на того помощник,
Кто гордостью своей дерзнет,
Завидя нашему покою,
Против тебя восстать войною;
Тебя зиждитель сохранит
Во всех путях беспреткновенну
И жизнь твою благословенну
С числом щедрот твоих сравнит.

Ода на день восшествия… Елисаветы Петровны 1747 года. — В 1747 г. правительство Елизаветы увеличило ассигнования на академические нужды. Пожалуй, лишь в «хотинской» оде лирический «восторг» может сравниться по силе и искренности с эмоциональным подъемом оды 1747 г. Дело здесь, конечно же, не в частичном улучшении академического бюджета самом по себе. Деле в том, что этот факт дал Ломоносову возможность воспеть самую задушевную его идею — идею высокой национально-государственной и нравственной пользы наук. Ода 1747 года по праву является одним из самых популярных поэтических произведений Ломоносова. Как по тематике (Родина, науки, прославление «тишины», мира), так и по художественной отделке это стихотворение не имеет себе подобных в одической поэзии того времени.
Войне поставила конец… — Война со шведами 1741-1743 гг. закончилась несколько месяцев спустя после коронации Елизаветы.
Когда ты крест несла рукою… — Ломоносов напоминает Елизавете о том, как начался дворцовый переворот 25 ноября 1741 г., приведший ее к власти («Петрова дщерь» вышла к преображенцам с крестом в руке и привела их к присяге как государыня).
Пламенные звуки… — метафорическое определение войны.
Сомненная Нева… — Нева как бы не узнает своих берегов в том месте, где вырос Петербург.
Монарх к себе их призывает… — Задумав основать Академию наук, Петр
вел переговоры с крупнейшими учеными Европы (Лейбницем, Вольфом и др.) в
целях привлечения их в Россию.
Завистливым отторжен роком… — имеется в виду смерть Петра.
Кроткая Екатерина… — Екатерина I, вдова Петра. При ней 27 декабря 1725 г. была открыта Петербургская Академия наук. Колумб российский… — Ломоносов имеет в виду одного из руководителей так называемой Второй Камчатской экспедиции А. И. Чирикова.
Там, тьмою островов посеян, // Реке подобен Океан… — Предполагают, что Ломоносов говорит здесь о Курильских островах и Курильском течении, проходящем с севера на юг вдоль берегов Камчатки, Курильских островов к северным берегам Японии.
И се Минерва ударяет… — аллегорическая картина проникновения науки (мудрой Минервы) в тайную сокровищницу природы, олицетворяемую далее в образе Плутона; в 1745 г. на Урале было открыто первое коренное месторождение золота, положившее начало его промышленной добыче.
Науки юношей питают… — эта строфа является вольной поэтической разработкой темы, заимствованной из речи Цицерона «В защиту поэта Архия».

Произведение, которое мы рассмотрим, имеет более длинное и содержательное название: «Ода на день восшествия на Всероссийский Престол Ее Величества государыни императрицы Елисаветы Петровны 1747 года». Оно написано в честь важнейшего для всей страны праздника. В этой статье мы рассмотрим, что хотел сказать в своем — «Ода на день восшествия». Краткое содержание и анализ этого труда помогут нам понять послание ученого. Итак, приступим.

Ломоносов, «Ода на день восшествия». Краткое содержание

В своем произведении автор воспевает величие России, богатства ее земель и морей, счастливые села, сильные города, урожаи. После он переходит к образу Елисаветы. Ломоносов описывает ее прекрасной, доброй, щедрой, спокойной, покончившей войны на русской земле. Он говорит, что в мирной России развивается наука, и времена настали хорошие. Все это описывается с применением различных метафор и других которыми полна ода Ломоносова «На день восшествия».

В последней части он возвращается к «источнику милости» — Елисавете. Ломоносов называет ее ангелом мирных лет. Он говорит, что Всевышний ее оберегает и благословляет.

Анализ оды М. В. Ломоносова на день восшествия императрицы Елисаветы Петровны

Как, наверное, заметили читатели, автор восхваляет государыню за мирное время. Однако оно таковым не было. Он лишь таким способом пытался донести до императрицы свое мнение о том, что России хватит воевать, крови было пролито немало, пора бы насладиться покоем.

Почему он об этом пишет? В те времена встал вопрос о том, будет ли Россия участвовать в войне вместе со странами, которые боролись с Францией и Пруссией. Автор, как и многие другие, против этого. Он хочет, чтобы Россия развивалась. Поэтому можно сказать, что его похвальная ода носит политический характер, его собственную программу мира.

Тем не менее заслуги у императрицы были. Она начала вести мирные переговоры со Швецией. Этот момент не забыл отметить в хвалебной песне Ломоносов («Ода на день восшествия»). Краткое содержание показывает нам, как ученый и литератор восхваляет Елисавету за развитие науки. Это связано с тем, что в 1747 году императрица увеличила количество средств для нужд Академии. После этого поступка и была написана ученым его известная ода.

Приемы, использованные в произведении

Основным литературным средством, примененным в оде, является метафора. Благодаря ей Ломоносову удается красиво возвеличить свою страну, ее правительницу, призвать к миру и развитию. Мирное время он называет возлюбленной тишиной, войну — пламенными звуками.

Сравнения тоже встречаются в произведении: «душа ее зефира тише», «зрак прекраснее рая».

Благодаря олицетворению Ломоносов одушевляет различные явления: «молчите… звуки», «вихри, не дерзайте реветь», «Марс страшился», «Нептун чудился».

Почему автор выбрал для своего произведения такой жанр, как ода

Ломоносов был настоящим патриотом своей страны. Он всячески ее восхвалял, болел за нее всей душою. Многие произведения написаны им в таком жанре, как ода. Это связано с тем, что данный жанр позволял ему воспевать все то, что казалось для него значимым. Ведь «ода» переводится с греческого как «песня». Этот жанр помог Ломоносову использовать величественный стиль, художественные приемы. Благодаря ему он сумел передать свой взгляд на развитие России. При этом выдержал классицистическую строгость языка в своем — «Ода на день восшествия». Краткое содержание нам показывает, насколько важные темы сумел затронуть автор в своей оде. Другой жанр вряд ли дал бы ему возможность так красноречиво передать свои идеи и взгляды правительнице.

Заключение

Нами рассмотрена одна из лучших литературных работ, которую написал Ломоносов М. В. — «Ода на день восшествия на престол Елизаветы Петровны». Краткое содержание и показали, какие темы затронул автор, как он их передал, какое значение они имели. Мы узнали, что Ломоносов был патриотом. Он хотел, чтобы правительница Елисавета продолжила дело своего отца: занималась просвещением, наукой.

Нам стало известно, что ученый и литератор был против войны и пролития крови. Написанной одой он сумел передать свои взгляды на желанное будущее России самой императрице. Таким образом, это произведение было написано им не просто в честь ежегодного празднования восшествия государыни на престол. Им Ломоносов передал правительнице свое видение развития страны.

Обратимся к анализу одной из лучших од Ломоносова «На день восшествия на Всероссийский престол ее Величества Государыни Императрицы Елизаветы Петровны, 1747 года» . Термин «ода» (от греческого «ωδή , что значит песня) утвердился в русской поэзии, благодаря Тредиаковскому, который, в свою очередь, заимствовал его из трактата Буало. В статье «Рассуждение об оде» Тредиаковский так охарактеризовал этот жанр: «В оде описывается всегда и непременно материя благородная, важная, редко нежная и приятная, в речах весьма пиитических и великолепных». Несмотря на неприязнь к своему литературному противнику, Тредиаковский давал определение жанра, по существу, исходя из поэтических опытов Ломоносова. Именно такова ломоносовская ода. Она обращена тематически к «материи благородной и важной»: миру и покою в стране, мудрому правлению просвещенного монарха, развитию отечественных наук и образования, освоению новых земель и рачительного использования богатств на старых землях.

Ломоносов разработал на практике и утвердил на десятилетия вперед формальные признаки жанра, или, другим словом, его поэтику. В оде встречаем масштабные образы; величественный стиль, подымающий описываемые картины над обыденностью; «пышный» поэтический язык, насыщенный церковнославянизмами, риторическими фигурами, красочными метафорами и гиперболами. И при этом — классицистическая строгость построения, «гармония стиха»: выдержанный четырехстопный ямб, строфа из десяти строк, ненарушаемая схема гибкой рифмовки абабввгддг.

Начнем анализ текста с первой строфы:

Царей и царств земных отрада, Возлюбленная тишина, Блаженство сел, градов ограда, Коль ты полезна и красна! Вокруг тебя цветы пестреют И класы на полях желтеют; Сокровищ полны корабли Дерзают в море за тобою; Ты сыплешь щедрою рукою Свое богатство по земли.

Словно бы с высоты птичьего полета обозревает поэт села, города, колосящиеся хлебные нивы, бороздящие моря корабли. Они все овеяны и защищены «блаженной тишиной» — в России мир и покой. Ода посвящена прославлению императрицы Елизаветы Петровны, но еще до ее появления в оде успевает поэт высказать свою главную и заветную идею: процветанию страны способствует мир, не войны. Императрица, которая входит в оду в следующей строфе, оказывается по художественной логике производным от этой всеобъемлющей мирной тишины («Душа ее зефира тише»). Очень интересный ход! С одной стороны, поэт выдерживает параметры хвалебного жанра («краше Елисаветы» ничего не может быть в свете). Но с другой, — с первых строк произведения он твердо обозначил свою авторскую позицию. И далее лирический голос поэта, а не проекция на образ императрицы все отчетливее будет вести развитие повествования. Доминирующая роль лирического героя в оде — несомненное художественное достижение Ломоносова в этом традиционном классицистическом жанре.

Ломоносов стремится выдержать композиционные нормы жанра, то есть принцип построения одического стихотворения. В вводной части заявлены предмет воспевания и главная мысль произведения (правда, как мы видели, поэт поменял их местами). Это — тезис. Основная часть обосновывает, доказывает заявленный тезис о величии и могуществе воспеваемого предмета. И, наконец, заключение (или финал) дает взгляд в будущее, в дальнейшее процветание и могущество прославляемых явлений. Нормы классицизма рационалистичны, потому одна композиционная часть произведения неукоснительно и последовательно идет за предписанной другой.

Вводная часть, или, как ее еще называют, экспозиция, занимает в этой ломоносовской оде двенадцать строф. Поэт славит Елизавету на фоне строго следующих один за другим ее предшественников на троне. В царственной портретной галерее особо выделен отец нынешней правительницы Петр I. Это — кумир поэта. Читателю ясно из развернутой и высоко пафосной характеристики Петра, что именно от него переняла дочь эстафету великих дел.

С четырнадцатой строфы ода вступает в свою основную часть. Замысел расширяется, а его художественная реализация неожиданно начинает проявлять новые, нетрадиционные, черты. Лирический пафос переходит от династии правителей к величественному образу Отчизны, к ее неисчерпаемым природным богатствам, громадным духовным и творческим возможностям:

Сия Тебе единой слава, Монархиня, принадлежит, Пространная Твоя держава, О, как Тебя благодарит! Воззри на горы превысоки, Воззри в поля свои широки, Где Волга, Днепр, где Обь течет; Богатство в оных потаенно Наукой будет откровенно, Что щедростью Твоей цветет.

Вот где простор воодушевлению лирического героя! Достоинства «прекрасной Елисаветы» постепенно отходят на второй план. Мысли поэта заняты теперь другим. Меняется само тематическое направление оды. И сам автор теперь — не просто одописец. Он — патриотически настроенный ученый, обращающий взоры читателей на животрепещущие для России проблемы. Развитие наук поможет освоить богатства Севера, сибирской тайги и Дальнего Востока. Русские моряки с помощью ученых- картографов открывают новые земли, прокладывая путь к «неведомым народам»:

Там влажный флота путь белеет, И море тщится уступить: Колумб Российский через воды Спешит в неведомы народы Твои щедроты возвестить.

Сам Плутон, мифический хозяин подземных богатств, вынужден уступить разработчикам полезных ископаемых Северных и Уральских (Рифейских) гор. Вспомним кстати, что Ломоносов в совершенстве изучил горнодобывающее дело:

И се Минерва ударяет В верьхи Рифейски копием. Сребро и злато истекает Во всем наследии твоем. Плутон в расселинах мятется, Что Россам в руки предается Драгой его металл из гор, Который там натура скрыла; От блеска дневного светила Он мрачный отвращает взор.

И все-таки главное, что выведет Россию в ряд мировых держав, это, по мысли поэта, новые поколения людей: образованные, просвещенные, преданные науке русские юноши:

О вы, которых ожидает Отечество от недр своих, И видеть таковых желает, Каких зовет от стран чужих, О, ваши дни благословенны! Дерзайте, ныне ободренны, Раченьем вашим показать, Что может собственных Платонов И быстрых разумом Невтонов Российская земля рождать. Науки юношей питают, Отраду старым подают, В счастливой жизни украшают, В несчастный случай берегут; В домашних трудностях утеха И в дальних странствах не помеха, Науки пользуют везде: Среди народов и в пустыне, В градском саду и наеди´не, В покое сладком и в труде.

Тему решающей роли науки и просвещения в развитии страны заявил, как помним, еще Кантемир. Служил науке своим творчеством и всей своей жизнью Тредиаковский. И вот теперь Ломоносов увековечивает эту тему, ставит ее на поэтический пьедестал. Именно так, потому что две только что процитированные строфы — это кульминация оды, высший ее лирический пик, вершина эмоционального одушевления.

Но вот поэт как бы спохватывается, вспоминая, что ода посвящена официальному событию: ежегодно празднуемой дате восшествия на престол императрицы. Финальная строфа вновь непосредственно обращена к Елизавете. Эта строфа обязательная, церемониальная и потому, думается, не самая выразительная. Скучное слово «беспреткновенну» поэт с натугой рифмует с эпитетом «благословенну»:

Тебе, о милости Источник, О Ангел мирных наших лет! Всевышний на того помощник, Кто гордостью своей дерзнет, Завидя нашему покою, Против тебя восстать войною; Тебя Зиждитель сохранит Во всех путях беспреткновенну И жизнь Твою благословенну С числом щедрот Твоих сравнит.

Явно не лучшая строфа! Попробуем поставить вопрос следующим образом: если жанр классицистической оды есть выражение определенных политических и государственных взглядов, то в ломоносовской оде чьи это взгляды в большей степени, императрицы или самого поэта? В ответе на этот вопрос особенно важной оказывается третья строфа. В ней Елизавета представлена миротворицей, прекратившей все войны ради спокойствия и счастья россиян:

Когда на трон Она вступила, Как Вышний подал ей венец, Тебя в Россию возвратила, Войне поставила конец; Тебя прияв, облобызала: — Мне полно тех побед, — сказала, — Для коих крови льется ток. Я Россов счастьем услаждаюсь, Я их спокойством не меняюсь На целый Запад и Восток.

Но в действительности Елизавета вовсе не была миротворицей! Воинственная правительница задумывала новые и новые походы на границах Российского государства. Военные сражения тяжелым бременем ложились на семьи русских людей-тружеников. Как мало соответствовала реальная Елизавета Петровна тому идеалу правительницы страны, который воссоздан в произведении! И каким нужно было быть не просто смелым, но дерзким человеком, чтобы расхваливать императрицу за внешнюю политику, противоположную той, которую она установила в отношении военных действий! Своей одой Ломоносов говорил Елизавете Петровне, что России нужен мир и не нужны войны. Пафос и стилистика произведения миротворческие, а не призывно-агрессивные. Красивыми и великолепными по обилию выразительных средств становятся строфы, когда поэт выходит на тему мира вкупе с науками и требует, чтобы «пламенные», то есть военные, звуки умолкли:

Молчите, пламенные звуки, И колебать престаньте свет: Здесь в мире расширять науки Изволила Елисавет. Вы, наглы вихри, не дерзайте Реветь, но кротко разглашайте Прекрасны наши имена. В безмолвии внимай, вселенна: Се хощет Лира восхищенна Гласить велики имена.

Особенно красочны у Ломоносова метафоры. Метафора (по-гречески metaphora´ означает перенос) — это художественный прием, соединяющий в один образ разные явления или предметы, переносящий свойства этих разных предметов друг на друга. Оттого, что явления или предметы сопоставлены внутри образа, он получает дополнительные эмоциональные и смысловые значения, границы его раздвигаются, образ становится объемным, ярким и оригинальным. Ломоносов любил метафоры именно за их способность соединять разнородные частности в цельную грандиозную картину, выводить к главной идее произведения. «Метафорой, — отмечал он в своей «Риторике» (1748), — идеи представляются много живее и великолепнее, нежели просто». Художественное мышление Ломоносова было по сути своей, как сказали бы сейчас, синтезирующим.

Вот один из примеров ломоносовской метафоры. Пятая строфа из оды «На день восшествия…»:

Чтоб слову с оными сравняться, Достаток силы нашей мал; Но мы не можем удержаться От пения Твоих похвал; Твои щедроты ободряют Наш дух и к бегу устремляют, Как в понт пловца способный ветр Чрез яры волны порывает, Он брег с весельем оставляет; Летит корма меж водных недр.

Бо´льшую часть пространства этой строфы занимает сложная и витиеватая метафора. Чаще метафоры бывают в несколько слов или в одно предложение. Здесь же поражаешься масштабности метафорического образа. Чтобы его вычленить, придется хорошо вдуматься в текст. Перед нами — изысканный комплимент императрице. Поэт сетует на то, что не имеет возвышенных слов, равных достоинствам Елизаветы, и тем не менее, решается эти достоинства воспевать. Чувствует он себя при этом как неопытный пловец, отважившийся в одиночку «чрез яры волны» переплыть «понт» (то есть Черное море). Пловца направляет и поддерживает в пути «способный», то есть попутный, ветер. Подобным образом поэтический дух автора воспламеняется и направляется замечательными деяниями Елизаветы, ее «щедротами».

Чтобы сообщить оде величие и размах мысли, Ломоносову приходилось прибегать к непростым оборотам речи. В своей «Риторике» он теоретически обосновал правомерность «украшения» поэтического слога. Каждая фраза, подчиняясь высокому одическому стилю, должна рождать ощущение пышности и великолепия. И здесь похвальны, по его мысли, даже изобретения: например, такие «предложения, в которых подлежащее и сказуемое сопрягаются некоторым странным, необыкновенным или чрезъестественным образом, и тем составляют нечто важное и приятное». Г.А. Гуковский образно и точно сказал об этом стремлении поэта одновременно и к красочной пышности, и к гармонической стройности: «Ломоносов строит целые колоссальные словесные здания, напоминающие собой огромные дворцы Растрелли; его периоды самым объемом своим, самым ритмом производят впечатление гигантского подъема мысли и пафоса. Симметрически расположенные в них группы слов и предложений как бы подчиняют человеческой мысли и человеческому плану необъятную стихию настоящего и будущего».

Пышность и великолепие поэтического слога помогают Ломоносову воссоздать мощную энергетику и красочную наглядность описываемых картин. Вот, например, в оде 1742 года удивительно яркая картина военного сражения, в центре которой персонифицированный образ Смерти. От созерцания этого образа мурашки бегут по коже:

Там кони бурными ногами Взвевают к небу прах густой, Там Смерть меж готфскими полками Бежит, ярясь, из строя в строй, И алчну челюсть отверзает, И хладны руки простирает, Их гордый исторгая дух.

А что за чу´дные кони с «бурными ногами»! В обычной речи так выразиться нельзя, в поэтической — можно. Больше того, «бурные ноги» коней, взвевающие к небу густой прах, — почти космический образ. Проведенный при этом по очень тонкому поэтическому лезвию. Чуть- чуть в сторону, и все сорвется в нелепость.

Через полвека поэт-новатор, основоположник русского романтизма В. А. Жуковский, описывая особое состояние души, навеянное спускающимися в сельской тишине сумерками, напишет: «Душа полна прохладной тишиной». Он поразит современников небывало смелым сочетанием слов. «Может ли тишина быть прохладной!» — станут укорять поэта строгие критики. Но ведь первым в русской поэзии прибегал к смелым соединениям слов и понятий в своем метафорическом слоге уже Ломоносов!

Вопросы и ответы к творчеству М. В. Ломоносова | сочинение, краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

  • Что же, по мнению автора, необходимо, что­бы Родина стала действительно процветающей, а народ жил в довольстве и благополучии?
  • Воспевая Россию, Ломоносов не только восхищается ее красотой, широтой, не­объятными просторами и природными бо­гатствами, но наряду с этим высказыва­ет свойственные русским классицистам взгляды на будущее отечества, на полити­ку государства, которая сможет обеспе­чить истинное благо подданным, достой­ную жизнь. Истинное положение россий­ского народа хорошо известно было Ломоносову и изложено в «Письме о со­хранении и размножении российского на­рода». Прежде всего это развитие наук и просвещения. Сразу же, перечисляя при­родные достоинства страны, Ломоносов настойчиво проводит мысль:

    Богатство, в оных потаенно,
    Наукой будет откровенно,
    Что щедростью твоей цветет.

    Потаенно — значит, скрыто, откровен­но — открыто, обнаружено, найдено бла­годаря развитию науки. Эта же мысль проводится и в следующей строфе, но в ней добавляется еще и утверждение мастерства рук русского человека, способного ис­пользовать данные ему Богом богатства. Здесь мы улавливаем и звучащее в адрес императрицы наставление просветителя:

    Толикое земель пространство,
    Когда всевышний поручил
    Тебе в счастливое подданство,
    Тогда сокровища открыл,
    Какими хвалится Индия;
    Но требует к тому Россия
    Искусством утвержденных рук
    Сие злату очистить жилу;
    Почувствуют и камни силу
    Тобой восставленных наук.
  • Какова роль заключения в оде? Как оно связа­но с основной темой?
  • Гимном наукам, просвещению и буду­щим поколениям России, призванным умножать ее богатства, звучит заключи­тельная часть оды «О вы, которых ожида­ет отечество от недр своих…». Ломоносова, как ученого, очень волновала проблема создания национальных научных кадров, которых обязательно даст миру великая Русская земля. И в этом тоже залог ее процветания. Мысли поэта о будущем стра­ны, о роли науки в достижении прогресса венчают в оде тему России. Похвала импе­ратрице, содержащаяся в заключитель­ной строфе оды, с одной стороны, возвра­щает нас к ее началу, прославляюще­му наступление мира, что делает компози­цию произведения кольцевой, с другой — благословляет (наставляет) и Елисавету на дальнейшие щедроты во славу отечества.

  • Каким стилем написана ода? Какова роль это­го стиля в раскрытии идейно-художественного со­держания оды?
  • Ода написана высоким стилем, соответ­ствующим высокому, гражданскому со­держанию. Он включает в себя гиперболи­ческие описания, космические сравнения, метафоричность языка, риторические воп­росы. Все это усиливает эмоциональное воздействие на читателя. Высокий стиль придает торжественность звучанию глав­ной теме оды — теме величия России, способствует выражению патриотичес­ких чувств и настроений автора. Именно элементы высокого стиля придают возвы­шенный пафос назиданию, обращенному к царице с призывом беречь великую страну, ее народ, преумножать богатства во имя ее настоящего и будущего. Высо­кий слог достигается использованием ста­рославянизмов (бряцает, зиждитель, паки, паства, лик, зрак, божествен­ны, восстенали, небесну дщерь), обра­зов античной мифологии (Минерва, Марс, Нептун, музы). Ода богата воз­вышенными эпитетами, например пла­менные звуки, жестокая судьбина, достойный муж, сравнениями типа ду­ша ее зефира тише и зрак, прекрас­нее рая.

  • Какую роль сыграла теория «трех штилей» в развитии русской словесности?
  • Теория «трех штилей» Ломоносова сыг­рала выдающуюся роль в становлении жанров русской литературы. Трагедии и оды рекомендовалось писать с использо­ванием высокого стиля; комедии, сати­ры, басни допускали низкий стиль, дра­ма, повесть и др. требовали средний стиль. Этому следовали классицисты, да и представители других литературных на­правлений. Теория Ломоносова в после­петровские времена, когда для русского языка была характерна пестрота и сти­листическая неопределенность, была про­грессивной и стала необходимой для упо­рядочения стилистики языка художест­венных произведений, что было важным для развития русской культуры в целом. Упорядочению, в частности, подверглось употребление слов и выражений церков­нославянского языка. Материал с сайта //iEssay.ru

  • Какие новшества внес Ломоносов в русское стихосложение?
  • Реформирование русского стихосложе­ния, в процесс которого активно вклю­чился Ломоносов, было направлено на ликвидацию разрыва между новым содер­жанием и устаревшей формой. В «Письме о правилах российского стихотворства» он, опираясь на природные свойства рус­ского языка и традиции устного народно­го творчества, рекомендовал использовать силлабо-тоническую систему вместо сил­лабической. Он дал наименование стопам, назвав их ямбическими, анапестически­ми, смешанными из ямбов и анапестов, хореическими и дактилическими. Он так­же выступил против использования одной женской рифмы, потому что именно рус­скому языку свойственно ударение не только на последнем, но и на предпослед­нем и третьем от конца строки слоге. В торжественных одах Ломоносов реко­мендовал употребление чисто ямбиче­ских стихов. От Ломоносова надолго в рус­ской поэзии утвердился чётырехстопный ямб как самый распространенный размер.

    Еще до Ломоносова реформой русского стихосложения занимался поэт и теоре­тик Василий Кириллович Тредиаковский. При всей значимости его работы спосо­бы стихосложения свидетельствовали о половинчатом характере реформы. Срав­ним для примера приступы (вступле­ния) к оде «На сдачу Гданска» Тредиаков­ского и к «Оде на взятие Хотина» Ломоно­сова.

    У Тредиаковского:

    Кое трезвое мне пианство
    Слово дает к славной причине?
    Чистое Парнаса убранство,
    Музы! Не вас ли вижу ныне?

    У Ломоносова:

    Восторг внезапный ум пленил,
    Ведет на верьх горы высокой,
    Где ветр в лесах шуметь забыл;
    В долине тишина глубокой.

    Преимущество стихов Ломоносова оче­видно.

    Рассказы финалистов второго сезона конкурса


    Дудко Мария. Ключи

    Так… Тик… Так…

    Голос старых напольных часов из прихожей уже встречал меня, а я никак не мог открыть дверь. Ну где же эти ключи?… Неужели, потерялись? Только этого не хватало, и так день не задался!.. А, нет, вот же…

    Часы пробили восемь, когда я ступил на скрипучий паркет прихожей. Как я соскучился по тишине своей квартирки! Хотелось просто развалиться на потёртом диванчике, да так и пролежать до утра… Но вместо этого я поплёлся к компьютеру. Пока старенький агрегат, доставшийся по наследству от динозавров, включался, я заварил себе кофе. Сегодня понадобится не одна кружка. Статья за ночь, а вдохновения с гулькин нос. Еще и на работе сокращениями грозят. Нельзя затягивать, а то увольнения не избежать. И ещё блог не плохо бы обновить, а то скоро последние подписчики разбегутся. Эх…

    Работал я в редакции одного журнальчика, что в нашем районе, да и в городе в общем, был вполне востребован. Редактор — Федот Степанович — всегда только лучшее в печать пускал.

    Лучшее. Да. Это значит не меня. Почему-то в последнее время моя писанина совсем не впечатляла. Даже меня самого. Честно, не удивлён. Похоже, я потерял искру, как будто писать нечего было. Смешно как-то: живу в мегаполисе, где каждый день что-то случается, а гляжу как в пустоту. Чужие проблемы переставали волновать, каждый здесь — капля в море. Вот и новости у меня серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому.

    О чём я писал? Как я тогда ещё думал, о важном. О вечном, в какой-то степени. Я заметил, что люди кругом так закрылись, что словно перестали видеть друг друга, не то, что чувствовать и понимать. Каждый в какой-то миг уходит в себя и теряет ключ от двери, в которую вошёл. Запирает сердце. Надевает маску. Безразличную. И молча идёт по серым камням мостовой…

    Просто хотелось, чтобы услышали… Думал, стану ключиком к миру по эту сторону маски. Помогу нуждающимся своим словом, научу людей слушать и слышать, мир спасу. .. Но, кажется, что-то пошло не так. И теперь… Теперь не знаю даже, как себя то спасти. Вот и в ответ получаю плач рвущейся бумаги и знаменитое последние предупреждение из уст Федота Степаныча. Последний шанс. Завтра не приду с сенсацией — всё. Что ж… Похоже, пришла пора забыть на время о своих рассуждениях и погрузиться в мир человеческих интриг. Написать то, что будут читать. То, чего от меня ждут. Нет, не так. Что ждут от статьи в нашем журнале.

    О чём шумят нынче каменные джунгли? Что несёт ветер перемен по их заасфальтированным тропам? Самой обсуждаемой темой стала череда странных смертей, впрочем, как это и бывает обычно. Вот уже долгое время один за другим погибают взятые под стражу преступники. Самые разные: от простых карманщиков до почти убийц, взрослые и совсем ещё подростки четырнадцати лет. Большинству из них ещё даже не вынесли приговор. И диагноз у всех один — отравление. А чем — пока загадка. Это происходило с некоторой периодичностью в разных районах города, но чаще всего именно в нашем отделении полиции. И, по чистой случайности, как раз там работал никто иной, как мой старший брат — офицер Юрий Дискарин.

    Как пригодилась бы мне его помощь сейчас… Но нет. С братом мы не ладим. И никогда не ладили. Так повелось… Наверное, мы просто слишком разные. Юрик скрытный, недоверчивый. Он никогда и ничего не рассказывал мне, предпочитал всё делать сам, и я чувствовал, что совсем ему не нужен. Я же, должно быть, слегка завидовал брату. Он успешен, просто гордость семьи, а я хватаюсь за последний шанс остаться на работе.

    …Хватаюсь за последний шанс остаться на работе. Хотя… Можно попробовать разузнать о громком деле из первых уст, так сказать. Подобное, наверняка, заинтересовало бы Федота Степаныча, но придется обратиться за помощью к брату. Ага… И в очередной раз стать неудачником в глазах целого рода. Черта с два! Даже ради работы я не стану просить о помощи этого человека!

    Ну, ничего. Я подготовился, собрал материалы, теперь напишу и спасён! Справлюсь сам. Успеть бы до утра…

    ТРЯМ!!!

    Звук застал меня врасплох. То был сигнал, что кончился завод, от старых часиков в коридоре. Дело поправимое. Я встал, подошёл к часам, открыл крышку и привычным жестом потянулся к ключу. Только вот ключа то как раз и не было. Что за странное дело? В своём доме я ценил порядок, а такие вот казусы просто выбивали из колеи… Что мне теперь, искать этот потерявшийся ключик? Придётся, похоже…

    Кинув грустный взгляд на компьютер, я стал припоминать, куда мог сунуть эту старую железку. Вот я уже облазил несколько полок, заглянул в ящики и…

    Это что такое? В комоде лежал конверт. И, если ключ от заводящего механизма я готов был увидеть среди носков, с моей то рассеянностью, то вот странного послания уж никак. Хотя, может я слишком наивен? Ой, что-то не нравится мне это всё…

    Конверт, я, естественно, распечатал и сразу узнал почерк Юрика.

    «Не уверен, что за мной не следили. Загляни в почту. Я никогда не забывал про твой день рождения!
    Ю.»

    Что за шутки? Так и знал, что надо было отобрать у него ключи, когда он переехал! Постойте, что-то на обороте…

    «KeyHole4u. ..»

    Я ещё раз пробежался глазами по торопливо написанным строчкам. Текст казался лишенным смысла и ни о чём мне не говорил.

    Чего это он? Для белены, вроде, не сезон… На всякий случай я сверился с календарём и убедился, что день рождения у меня не сегодня и даже не в ближайшие дни. Вразумительно выглядела лишь просьба проверить почту.

    На что только я время трачу? Прежде, чем моя рука успела закрыть текстовый редактор, выплывшее окошко осведомилось, точно ли я хочу это сделать. Вот, даже оно издевается…

    На почту мне и правда прилетело одно письмецо. Ну и спрашивается, зачем Юрику это: вторгаться в мой дом со странной запиской и одновременно чирикать в интернете? В конце концов, не проще ли позвонить? Конечно, я бы не прыгал от восторга, когда бы что-то заставило нашу звездочку снизойти до простых смертных, но зачем изобретать велосипед?

    Так думал я, попивая уже остывший кофе в ожидании загрузки текста. Наконец, перед моими глазами замаячили такие строки:

    «Здравствуй, Егор.

    Знаю, ты будешь удивлён моему письму, но я не стал бы тебя беспокоить, не будь всё действительно серьёзно. Я хотел позвонить, но на моём новом телефоне не оказалось твоего номера. Мой же номер остался неизменным, если тебя это интересует…

    Перехожу к делу. Нам надо поговорить. Но разговор должен пройти с глазу на глаз. Приезжай сегодня в девять на перекрёсток Псковской и Мясной, там, во дворе дома 26, я буду тебя ждать.

    Речь пойдёт о серии смертей заключённых. Поправка, о серии убийств… Я подумал, это может тебя заинтересовать, объясню всё при встрече, если, конечно, ты явишься…

    Егор, брат, я знаю, мы потеряли связь, и в том я вижу и свою вину. Но прошу тебя один единственный раз мне поверить. Ты — мой последний ключ к надежде. Я рассчитываю, что ты прочтёшь это письмо и придёшь.

    Твой брат Юрий Дискарин»

    Мда…

    Всё чудесатее и чудесатее, как говорила героиня одной известной сказки…

    Я перечитал сообщение несколько раз, чтобы убедиться, что действительно перестал что-либо понимать. Кроме, пожалуй, того, что во всём этом деле кроется какая-то тайна, а Юрка для меня сейчас — ключ ко всем ответам. К тому же, раз уж он сам вызывает меня на разговор, то я не премину случаем взять интервью у ведущего следствие… Если это, конечно, не дурацкая попытка пошутить… Но вряд ли он стал бы писать мне ради забавы.

    И что, теперь снова под дождь, да?.. Только ведь домой пришел! Ладно, быстренько разберусь, и ещё часиков шесть на статью у меня будет… Я бросил взгляд на часы, запоздало вспомнив, что это бессмысленно. На телефон приходит очередное рекламное сообщение, услужливо подсказывая, что нужно выходить, если хочу успеть на встречу. Погасив только-только проснувшийся монитор и резко схватив еще не просохший после дневной прогулки плащ, я выскочил в подъезд.

    Только у машины я самую малость помедлил. А не слишком ли легко я в это вписываюсь? Ещё пару минут назад я был уверен, что ради брата не пошевелю и бровью, а ради самого себя не стану связываться с ним. Что сделало со мной это сообщение?

    Оно наполнило меня чувством собственной важности. Наконец от меня что-то зависело, от одного меня! Вероятно, мной двигало желание доказать, что я чего-то стою… Только вот признавать такие мотивы не хотелось. От этого в голове засела непонятная досада, но её я упорно объяснял только потраченным временем, отнятым у написания статьи.

    Остановившись в условленном месте, я посмотрел на часы. Еще целых пять минут… Можно было позднее выйти, хотя… как будто это мне бы что-то дало. Кругом никого похожего на Юрия.

    На улице царил неприятный, мерзкий туман. Я прятался от него в машине.

    Солнце давно село за тучами, и город зажёг свои огни. Фонари, не звёзды. Я иногда думал о том, как не хватало этому шумному миру звёзд. Каждая из них уникальна, хоть их и миллиарды в темноте неба. Так и с людьми, разве нет? Но мы почти нарочно забываем о том, потому прячемся от осуждающих горящих взглядов из глубины необъятного.

    И только сейчас мелькнула в голове мысль: как часто я сам думаю о других? Казалось бы, постоянно…

    От философских размышлений я отвлёкся, чтобы глянуть на время. Пять минут. В поле зрения никого даже человекообразного, двор пустовал.

    Десять… Проверяю телефон, почту. Ни строчки об опоздании.

    Двадцать! Не, ну это уже не серьёзно! Не стоило мне приезжать… Нервно набираю номер, готовлю уничтожительную речь. В ответ доносятся лишь долгие гудки. Ладно… Подождем… Мало ли что. У него тоже работа… Попытка успокоиться, кажется, работает, пока не вспоминаю об этой треклятой вообще не начатой статье! Где этого дурня черти носят?!

    «Жду еще пятнадцать минут и уезжаю» — злобно набираю сообщение и яростно нажимаю «Отправить».

    Время уходит, а сообщение даже не прочитано! Двадцать пять минут… тридцать… Все еще тишина. Дольше ждать нет смысла.

    Для очистки совести снова звоню. Из трубки доносится мелодичный женский голос:

    — Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети… — произносит дама, неспешно повторяя фразу на английском.

    — Чтоб тебя!.. — раздражённо шипя, бросаю телефон на соседнее сиденье. — Так… Ладно… Я предупреждал, я ждал… ждал дольше, чем обещал. Теперь с чистой совестью можно и домой.

    Глядя на дорогу, я с удивлением обнаружил, что не столько злюсь, сколько нервничаю. Это бесило еще сильнее…

    ***

    Времени на работу оставалось все меньше, а я продолжал мерить шагами квартиру. Обычно такой спокойный скрип половиц сейчас всеми силами измывался над моим бедным слухом. Отнюдь не статья занимала мои мысли, несмотря на то что мне не простят, если запорю такой материал…

    Медленно текли минуты. Я их ощущал даже без привычного тиканья часов. Ладно. Буду откровенен с собой, ибо сил моих больше нет, а потом за работу! Всё это странно! Что именно? То, что я не смог дозвониться. Юра телефон не выключает и старательно следит за его зарядом, он всегда должен быть на связи, не мне ли, как брату, об этом знать. Ещё и эта строчка из той записки, не случайно же она самая первая…

    Так… без паники. Какого лешего этот болван вообще так по-хозяйски обосновался в моей голове?! Всякое бывает. Всё! Статья. Только статья.

    Усилием воли мне удалось сесть перед монитором и даже написать пару строк, прежде чем вновь погрузился в раздумья. И всё-таки… что могло случиться?..

    ***

    Дни мчались как часы, но не мои. Ключ я так и не нашел, да и не пытался, по правде с того вечера. Они так и застыли, показывая половину девятого, будто тот день еще не прошел. На работу я на следующее утро так и не вышел. Сам не верю… как я мог поставить на алтарь все ради человека, которому смертельно завидовал, об исчезновении которого мечтал… того, кого знал всю жизнь и с кем всё же был связан незримо?!..

    А квартира! Ох… видел бы прежний я, во что превратился мой храм уюта… впрочем, он бы сразу застрелился, оставив после себя лишь мрачную эстетику разбитого творца… Все столы были заставлены грязными кружками и упаковками от фастфуда. Весь пол в следах обуви. Тут и там лежали педантично составленные мной списки тех, с кем мог общаться мой брат, куда он мог пойти, кто мог желать ему зла. ..

    Только всё это было уже не важно…

    « — Егор Дискарин? — послышался из моего телефона этим утром спокойный мужской голос.

    — Да. — нервно ответил я.

    — Вас из полиции беспокоят, — моё сердце грозило сломать грудную клетку. Должно быть, от стресса и недосыпа… А в голове тем временем: «Хоть бы нашли…».

    — Ваш брат найден сегодня в полдень, — небольшая пауза, будто для осознания сказанного, — Он мёртв. Обстоятельства смерти выясняются. — так же спокойно, как ни в чем не бывало продолжает человек на другом конце провода. — Приносим свои соболезнования. Сегодня вам следует явиться в отделение…»

    Дальше шли инструкции и редкие вопросы, на которые я отвечал что-то вроде «да», «нет» и «понятно». Бойся своих желаний. Нашли…

    Следующие полдня я провёл в том самом отделении. Какие-то бумаги, какие-то формальности, похороны… И разговор.

    Из той беседы я узнал нечто, что меня поразило. Юру подозревали. Говорили, мол, это он убивал заключённых, подсовывая им яд в еду или что-то вроде того. Доказательств было не много, поэтому его только планировали арестовать, но теперь основная версия смерти моего брата — самоубийство во время попытки побега от правосудия. Какая ересь… Но в тот миг я не мог ничего возразить. Ровно как и поверить хоть единому слову.

    И вот теперь я вновь вернулся в своё жилище. Опустошённый, с одной лишь мыслью в голове: «его больше нет»…

    Что есть слова? Набор букв, набор звуков, ничего более… Но некоторые становятся ключами. Этот ключ с тремя тяжелыми зубцами откроет одну из самых страшных дверей: дверь отчаяния и боли. Может стоило сформулировать как-то мягче? А как? Что это изменило бы? Ключ один, как его не приукрась, и дверь одна, а ты стоишь на пороге. Назад нельзя. И замок поддался. Началось…

    Отрешенно окидываю взглядом квартиру, медленно впадая в ярость.

    — Черт! — вырывается из груди. Как давно я не произносил это слово, — Черт! — повторяю громче, резко всплеснув руками. Вся моя армия кружек летит вниз под звон стекла. Сверху их накрывает одеяло исчирканных листов.

    — Балбес! Паршивец! Урод! — кричу, себя не помня.

    — Посмотри… Взгляни, что ты натворил, мерзавец! Из-за тебя я лишился всего! Вдохновения! Работы! Мечты! Как мне теперь счета оплачивать прикажешь?! Я столько времени на тебя угробил, черт возьми, даже ключ от часов… — молчание резало слух, так что я продолжал кидать пустые фразы, пытаясь выплеснуть всё то, что скопилось внутри меня. Голос срывался, рычал и хрипел, переходил в истерический смех, а я даже не понимал, почему так зол… На себя?

    Да… Я завидовал брату по-чёрному! Гордость семьи, большое будущее, офисный авторитет, высокие цели, работа мечты — всё, что хотел слышать о себе, я слышал в адрес Юраши! Я же оставался его младшим братом, всегда вторым, всегда недооценённым. Аксиомой было, что всё даётся ему легко. Но почему-то не приходило в голову, что мы вообще-то братья. Условия у нас были одни и те же. И я как будто слеп, не видел, через что приходилось проходить ему. И что же я сделал, когда надоело быть тенью? Именно. Воздвиг ту самую стену, стену равнодушия. Мне стало плевать. А в океане стало одной каплей больше. Не Юра закрылся от меня, а я от него. И к чему это привело? «Его больше нет», а я даже не могу с уверенностью сказать, что я не брат убийцы! А всё потому, что не знаю! Не знаю, чем жил он все эти годы, не знаю, что творилось в его душе, не знаю, звал ли он меня, чтоб пресечь слухи на корню, или же покаяться в содеянном последнему хоть каплю родному ему существу, пусть и такому мерзкому, как я… И не узнаю, видимо, уже никогда, мой ключ к этой тайне навсегда потерян… Какой же я болван… Чего стоят теперь все мои рассуждения о чувствах, о словах, о звёздах, да всё о тех же ключах! Как мог бы я изменить мир, когда сам в себе не умел отыскать тех пороков, в которых упрекал человечество?! Вот, почему мои статьи не читались. Меняя мир, начни с себя, а ни то всё — пустые слова. Серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому… Такие слова не станут ключами… Ключи… Я раз за разом к ним возвращаюсь. О, этот мир и правда на них помешался! У нас есть ключи от всего, они даже там, где мы и не думаем их найти, ведь они так глубоко вошли в нашу жизнь, что всё теперь держится на них одних, а мы и не замечаем. Да и жизнь сама по себе как постоянный взлом замков! Но важно даже не это. Важно то, что нет ключа, ведущего Оттуда. Именно это придаёт значение всем остальным ключам. Сколько бы ни пытался, я не заведу снова ход времени Юрика, как в старых часах. Но кто знает, от каких дверей, я бы его увёл, если б только был рядом… Жаль, я понял это слишком поздно…

    — Никогда больше не сяду писать… — говорил я себе почти в бреду, едва узнавая собственный охрипший голос. После этого я провалился в сон и уже ни о чём не думал.

    ***

    Весь следующий день я провёл почти не вставая. Только к вечеру я кое-как попытался устранить последствия моего вчерашнего помешательства… Но попытка была пресечена на корню, как только на глаза мне попалась та самая записка, что я нашёл среди носков… Удивительно, но всё то время, пока был занят поисками брата, я о ней почти не вспоминал, как о вещи совершенно не несущей в себе смысла. Но зато с ней было связано столько вопросов! Я перечитал её. Как и ожидалось, ничего нового не появилось… И всё-так… Зачем она была нужна?

    Я погрузился в воспоминания о том дне, когда потерял ключ от столь молчаливых в последнюю неделю часиков… Похоже, с того времени я и не включал компьютер… Как он там, мой старичок?

    Наследие предков ожидаемо разворчалось и разгуделось на моё длительное отсутствие, но в конце концов смилостивилось и открыло мне страничку моей электронной почты. Письмо Юрика никуда не исчезло. Его я перечитывать не стал. Одно дело записка с неясным текстом, а другое приглашение на встречу, которой не суждено было состояться…

    «Загляни в почту…» — эхом раздалось в моих ушах. От внезапной догадки я аж подпрыгнул. Что, если… Этот странный текст на обороте — ничто иное, как логин?..

    Какая ерунда… Я снова гонюсь незнамо за чем… Глупое предположение! Но мои руки уже не остановить…

    Торопливо выйдя из аккаунта, я вбил символы в соответствующее окошко. Но нужен пароль… Пароль…Ещё одна глупая мысль… «Я никогда не забывал про твой день рождения!». Ввожу.

    На мониторе переменилась всего одна цифра, но я ей не поверил. Не могла эта вечность длиться какую-то жалкую минуту.

    — Получилось… — произнёс я, в исступлении глядя в этот светящийся ящик. Другой аккаунт. И только одно письмо.

    Вся квартира погрузилась в абсолютное молчание, пока я читал написанное здесь.

    «Егор, я знал, что ты разгадаешь моё послание! Выручай, брат! Ты нужен мне, нужен всем нам!

    Вот уже несколько месяцев я занят делом о смерти нескольких взятых под стражу преступников. Это не просто смерти, Егор, это убийства. Я уверен, что подобрался очень близко к разгадке. У меня двое главных подозреваемых. Но есть проблема. Оба они — мои коллеги по работе. И я не знаю, действовал ли кто-то из них в одиночку или же сообща. Другими словами, не знаю, кому из полиции могу доверять касаемо этого дела.

    И ещё, я замечаю, что за мной наблюдают. Видимо, злоумышленник чувствует, что я подобрался слишком близко, и вскоре попытается меня устранить. Что ж, это я использую, чтобы точно указать на преступника. Как? О нашей грядущей встрече я рассказал одному. Если я угадал, и он не преступник, то тебе не придётся это читать, я всё расскажу тебе сам. Но, если же я ошибся, и ты всё-таки это читаешь, то, скорее всего, я уже мёртв…

    Брат, теперь только тебе под силу раскрыть это дело. И только тебе я могу доверить его. К этому письму я прикреплю документы, в которых собраны мои доказательства, там ты найдёшь подробности плана, все имена, все улики. Опубликуй их в своём журнале, пусть все узнают, и тогда злодеям уже будет некуда деться! Я надеюсь на тебя. Знаю, ты не подведёшь…»

    Отчего-то сердце пропустило удар. Брат… Я не подведу!

    ***

    Никогда не говори никогда. Следующие несколько дней я не выпускал из рук клавиатуру. Знаю, обещал ведь себе, за писанину ни-ни, но последний-распоследний разочек! Ради Юрика! Это будет моя самая лучшая статья…

    И она правда стала лучшей. С чего я взял? Просто моего блога не хватило бы для столь важной миссии. Вот и пришлось навестить Федота Степановича. Я едва ли не на коленях просил его прочесть мою работу. Но он всё же прочёл. Прочёл и поместил на первой странице!

    Ещё через несколько дней мне снова пришлось прийти в наш отдел полиции. Там, конечно, снова формальности, благодарности, извинения… Но не они меня интересовали. Его арестовали. Я хотел поговорить с ним. С убийцей. Хотел посмотреть ему в глаза. За помощь в раскрытии дела мне даже позволили это.

    Меня провели в специальную комнату. Он сидел напротив меня и морозил своим холодным взглядом. Но в глазах не было ничего… Он был… Пуст. Однако заговорил первый.

    — Потому что видел, как умирали души, — ответил он на мой вопрос до того, как я успел его задать, — Каждый преступник, которого приводили сюда, не от хорошей жизни ступал на этот путь. Мир обошёлся с ними жестоко. Дико, но для кого-то преступления — всё ещё способ выжить. Не для всех… Но я и говорил не со всеми. Знаешь, всё почему? Потому что их не слышат, понимаешь? И когда я беседовал с ними в этой самой комнате, им просто хотелось, чтобы их услышали… А я их слушал, наблюдая, как гаснут глаза напротив, и как безнадёжность проникает в самое сердце. Приговор им не вынесли ещё, но они уже не верили, что что-то можно изменить. Изгои человечества. Им оставалось только прятаться в себе и ждать конца. Тогда я давал им ключик к свободе. Ампулу с ядом, как конец всех мучений. Вы не поймёте, должно быть…

    — А сейчас, оказавшись на их месте, ты хотел бы того же? — спросил я тихо. Мой собеседник молчал. А я продолжил, — Знаешь, почему? Потому что Оттуда ключика нет. А пока ты жив, всё ещё можно исправить…

    Мы говорили с ним ещё не долго, а потом я вышел на улицу. Уже сгущались сумерки и загорались фонари. Ливень бросал осколки звёзд прямо мне под ноги, и они вспыхивали на миг земным человеческим светом, разбиваясь о мокрый асфальт. Я молча шёл по серым камням мостовой, скинув, наконец, безразличную маску. Капли дождя на моих щеках от чего-то становились солёными. Перед глазами стоял образ Его. Равнодушия. Таким, каким я видел его однажды на Болотной площади — не видящим, не слышащим, неприступным. Источником людских пороков. Мне хотелось от него бежать, и я даже побежал, словно это могло бы помочь. Боже! Кто бы знал, что открывать сердце миру так больно! В мыслях всё ещё звучал диалог с убийцей, а в душе эхом доносился голос брата. Но, если уж прятался от всего этого за стеной безразличия, то только пройдя через эту боль можно вернуться обратно, вновь познать истину. Обиды, убийства, войны… Сколько жизней ещё прольётся, прежде чем каждый из нас победит в себе это зло? Сердца людей закрыты, и ключ потерян. Но что могу поделать я?..

    Я думал об этом уже в подъезде, не спеша поднимаясь по лестнице. Быть может… Нет, но я же обещал себе… И всё-таки…

    Ключи. Я мог бы превращать слова в ключи. Я мог бы снова писать. Открывать сердца людей и помогать справляться с болью. Нет, в редакцию я больше не вернусь. Никаких статей. Я напишу книгу. Нельзя мне сейчас замолкать. «Решено!» — подумал я, открывая дверь. Но сначала…

    Медленно-медленно поднял я с пола ключик. Отворил стеклянную дверцу. Вставил в скважину. И повернул. Голос старых напольных часов в прихожей снова меня встречал. Говорил же, поправимо…

    Тик… Так… Тик…

    Сельское хозяйство претендует на почти половину земной суши, New Maps Show

    Производство продуктов питания занимает почти половину земной поверхности и угрожает поглотить оставшиеся плодородные земли, предупреждают ученые.

    Глобальное влияние сельского хозяйства на окружающую среду показано на новых картах, которые показывают, что 40 процентов земель Земли в настоящее время отдано под сельское хозяйство.

    Ученые Университета Висконсин-Мэдисон составили карты, используя спутниковые снимки и данные о растениеводстве и животноводстве из разных стран мира.На этой неделе команда представила свою картину глобального землепользования на собрании Американского геофизического союза в Сан-Франциско.

    «Спутниковые данные говорят нам, где возделываются земли, с хорошей пространственной точностью, в то время как данные переписи могут сказать нам, что там выращивается», — сказал Навин Раманкутти, исследователь землепользования из Центра устойчивого развития и развития штата Висконсин-Мэдисон. Глобальная окружающая среда (SAGE).

    Судя по картам, для выращивания сельскохозяйственных культур используется территория размером примерно с Южную Америку, а еще больше земли — 7.От 9 до 8,9 миллиардов акров (от 3,2 до 3,6 миллиардов гектаров) используются для разведения скота.

    При быстром росте населения мира фермеры вынуждены искать новые земли для возделывания, говорят исследователи.

    «Как мы можем продолжать производить продукты питания из земли, предотвращая при этом негативные экологические последствия, такие как вырубка лесов, загрязнение воды и эрозия почвы?» — сказал Раманкутти.

    Изображение прошлого

    Исследователи также использовали данные о землепользовании в прошлом для создания карт, показывающих, как сельское хозяйство распространялось на протяжении веков. В 1700 году, например, только 7 процентов земли в мире использовалось для сельского хозяйства.

    Данные Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций показывают, что общая площадь сельскохозяйственных угодий ежегодно увеличивалась на 12,4 миллиона акров (5 миллионов гектаров) в период с 1992 по 2002 год.

    Ученые SAGE определили конкретные культуры, которые помогают объяснить этот рост.

    В Бразилии, например, огромные площади тропических лесов были заменены соевыми бобами, которые не являются традиционной культурой в Южной Америке.Производство подпитывается спросом на сою из Китая.

    В бразильском штате Мату-Гросу произошло самое большое расширение выращивания сои. Исследование, проведенное учеными из Университета Мэриленда, показало, что 72 процента земель, расчищенных под посевы в этом регионе в период с 2001 по 2003 год, ранее были пастбищами для скота.

    «Неясно, какая часть этого расширения заменяет леса по сравнению с другим растительным покровом», — сказал Раманкутти. «Однако весьма вероятно, что эти пастбища раньше были дождевыми лесами.Таким образом, переход, возможно, произошел от леса к пастбищам и к выращиванию соевых бобов».

    Исследователь SAGE Амато Эван сказал: «Если нынешние тенденции сохранятся, мы должны ожидать увеличения сельскохозяйственного производства за счет усиления вырубки тропических лесов».

    «И производство, которое действительно способствует расширению пахотных земель в тропиках, — это культуры, которые используются в качестве корма для скота».

    Команда определила 16 таких регионов, сравнив оставшиеся потенциальные пахотные земли с прогнозируемым ростом населения в течение следующих 45 лет. Регионы включают несколько частей Азии, Северной Африки и Ближнего Востока.

    «Большинство лучших земель уже обработаны, это точно», — сказал Раманкутти. «Но по некоторым оценкам, мы потенциально можем удвоить количество обрабатываемых земель, используя нереализованный потенциал в Латинской Америке и Африке».

    Он говорит, однако, что эти оставшиеся неиспользованные районы не обязательно лучше всего подходят для сельского хозяйства, и что использование их для сельского хозяйства часто означает расчистку ценных природных экосистем.

    «Я не думаю, что нам угрожает опасность остаться без еды», — сказал Раманкутти. «Вопрос в том, что мы собираемся делать с окружающей средой в процессе производства этой еды».

    Одним из возможных решений может быть «точное земледелие». В модели используется новая технология для повышения производительности при одновременном сокращении использования воды и внесения удобрений и других потенциально вредных химикатов.

    По словам Эвана, использование тяжелых удобрений является серьезной проблемой в сельскохозяйственных районах, таких как Мэдисон, где стоки загрязняют близлежащие озера.

    Прецизионная система, в настоящее время разрабатываемая геологами НАСА, будет работать на основе спутниковых данных, чтобы помочь фермерам решить, как использовать свои ресурсы с высокой точностью, исходя из требований различных областей каждого поля.

    Между тем, следующая фаза проекта SAGE заключается в создании базы данных в Интернете под названием Earth Collaboratory. Ресурс будет опираться на знания ученых, местных экологов и широкой общественности, чтобы помочь разработать локальные планы землепользования.

    Джонатан Фоули, директор SAGE, сказал, что проект «действительно станет смелым новым экспериментом, который эффективно соединит науку, принятие решений и реальную экологическую практику — в совокупности представляя новый способ устойчивой жизни».

    Открытое пространство 101 // LandScope America

    © Чарли Джонсон Open Space 101 Featured Image

    Что такое открытое пространство?

    «Открытое пространство» не имеет четкого определения, но эта фраза обычно относится к земле, которая не освоена или слабо освоена для других целей, кроме сельского хозяйства.Штат Нью-Йорк предлагает полезное и исчерпывающее определение открытого пространства:

    Открытое пространство — это земля, которая не интенсивно застраивается для жилого, коммерческого, промышленного или институционального использования. Он служит многим целям, независимо от того, находится ли он в государственной или частной собственности. Он включает сельскохозяйственные и лесные угодья, неосвоенные береговые линии, неосвоенные живописные земли, общественные парки и заповедники. Сюда также входят водоемы, такие как озера и заливы. То, что определяется как открытое пространство, частично зависит от его окружения.Пустырь, общественный сад или небольшое болото могут быть открытым пространством в большом городе. Узкий коридор или дорожка для ходьбы или езды на велосипеде — это открытое пространство, даже если оно окружено благоустроенной территорией. Исторические и археологические памятники часто связаны со значительными открытыми пространствами и являются частью нашего общего наследия.

    Почему это важно?

    От панорамных западных пейзажей до городских парков и от гор до побережья — открытое пространство является важной частью национальной и местной идентичности Америки.Его экологическое значение и способность поддерживать наш дух давно оценены, но наше понимание экономической ценности этих земель и вод в последние годы неуклонно растет. Леса, пастбища и другие естественные земли и рабочие ландшафты предоставляют человеческому обществу ряд важных и принципиально незаменимых услуг, таких как чистая вода, богатая дикая природа и сдерживающее влияние на наш изменяющийся климат.

    В чем опасность?

    В то же время сельские, городские и пригородные просторы Америки быстро сокращаются.Каждый год около двух миллионов акров открытого пространства преобразуется для других целей — количество, равное почти 6000 акров в день, — и большая часть этого преобразования происходит вблизи мест проживания многих людей. Над существующим набором угроз — нагрузками, связанными с развитием, добычей ресурсов, неместными инвазивными видами, измененными природными процессами, — стоит призрак изменения климата, стрессы которого, вероятно, усугубят эти другие, более знакомые опасности. Что нам нужно сейчас для защиты открытого космоса Америки, так это неизменная приверженность делу, увеличение инвестиций и новая надежда на будущее.

    Где найти?

    К счастью, осведомленность и действия по защите открытого космоса никогда не были так велики. Граждане, земельные тресты и государственные учреждения объединились, чтобы защитить многие из лучших земель и вод Америки с помощью различных инновационных подходов к сохранению. Кроме того, у многих местных сообществ есть программы по сохранению открытого пространства для различных целей, начиная от отдыха и заканчивая качеством воды и средой обитания диких животных.

    Одним из наиболее благоприятных аспектов планирования открытого пространства является то, что по большей части оно происходит локально.Сообщества, имеющие волю и активное участие в защите земли и других ресурсов, могут добиться потрясающих результатов. Сообщества, имеющие волю и активное участие в защите земли и других ресурсов, могут добиться потрясающих результатов. Как отмечает автор Сэмюэл Броди, «некоторые из наиболее эффективных инструментов политики, которые могут либо угрожать экосистемам, либо защищать их, находятся в руках должностных лиц округов, городских советов, городских советов, местных планировщиков и широкой общественности, а не федеральных или региональных агентств.

    Многие люди не осознают, что местные сообщества могут определять свое будущее. Действительно, в знаменательном решении Верховного суда от 1926 года — Виллидж Евклид, штат Огайо, против компании Ambler Realty Co. — говорилось, что «каждое сообщество имеет право определять свой собственный характер и характер развития внутри». Это право включает в себя решения о том, расти или нет, как расти и как сохранять открытое пространство и другие ресурсы, которые сообщество считает ценными.

    В результате местные органы власти имеют право создавать планы землепользования, которые контролируют рост и развитие, направляя развитие в места, где канализация, вода, дороги и другая общественная инфраструктура уже доступны.Это означает, что ни одно сообщество не обязано следовать по пути разрастания городов и застройки пригородов, что является дорогостоящим, расточительным по затратам энергии и может привести к фрагментации открытого пространства.

    Тем не менее традиционное планирование землепользования часто не оправдывало своего потенциала. Эксперт по планированию Филип Берке отметил, что

    Хотя планирование землепользования является потенциально эффективным долгосрочным решением проблемы будущего экологического упадка, данные, основанные на исследованиях, показывают, что существующие планы землепользования слишком слабы, чтобы поощрять развитие, учитывающее экологические системы.Кроме того, апатия общественности и отсутствие политической воли также могут помешать усилиям по планированию сохранения. На самом деле, сообщества иногда принимают государственную политику землепользования, которая невольно поощряет потери.

    Берке также указывает на несоответствие между локальным масштабом, в котором сообщества осуществляют свое планирование, и масштабами «экосистемы» или «ландшафта», в которых протекают многие экологические процессы. В частности, широко распространенные виды вряд ли выиграют от открытого пространства или планирования землепользования, которое происходит от города к городу или от округа к округу.Одним из ключей к решению этой дилеммы является более тесное взаимодействие между местными планировщиками, биологами-природоохранниками и экологами, что может повысить способность сообществ рассматривать и помещать себя в более широкий региональный контекст (Носс, 2007 г. ). Также крайне важно использовать наилучшие доступные данные планирования, которые часто могут отделить предполагаемые конфликты от реальных конфликтов (Stein 2007).

    Подробнее об открытом космосе

    Природа программ открытого космоса

    Дополнительная литература

    Публичный акт 490 — Основы


    В: Что такое Государственный закон 490 и оценка полезности?

    A: Публичный закон 490 — это закон штата Коннектикут (разделы 12-107a — 107-f Общего статута штата Коннектикут), который позволяет оценивать вашу ферму, лес или открытые пространства по их потребительной стоимости, а не по их справедливой рыночной стоимости или наиболее эффективному использованию. стоимости (определяемой последней переоценкой имущества по «справедливой рыночной стоимости») для целей местного налогообложения имущества.Без более низкой оценки потребительной стоимости большинству землевладельцев пришлось бы продать землю, потому что они не могли бы позволить себе платить налоги на имущество ферм, лесов или открытых пространств.

    В: Когда начал действовать Public Act 490 и является ли он уникальным для Коннектикута?

    A: Государственный закон № 490 был принят законодательным собранием Коннектикута в 1963 году. В каждом штате страны есть закон об оценке потребительной стоимости ферм, лесов или открытых пространств. В каждом штате действуют разные правила в отношении своего конкретного закона об оценке потребительской стоимости.Еще в начале 1960-х годов законодательные намерения определяли PA 490 как важный инструмент сохранения земель.

    В: Сколько налогов на недвижимость я могу сэкономить с помощью Public Act 490?

    A: Каждая ситуация индивидуальна; однако экономия может быть значительной. Следует отметить, что Государственный закон 490 позволяет фермерам продолжать заниматься сельским хозяйством, а другим землевладельцам продолжать владеть лесами и открытыми землями без необходимости продавать их для уплаты местных налогов на недвижимость.

    В: Что произойдет, если я продам свою землю или больше не буду использовать ее для ферм, лесов или открытых пространств?

    A: Если земля выведена из классификации фермы, леса или открытого пространства, вы можете быть подвергнуты штрафу за транспортный налог, особенно если это произошло в течение десятилетнего периода с начальной даты классификации.Если вы считаете, что можете столкнуться с этой проблемой, лучше обратиться за дополнительными указаниями.

    В: Что делать, если я не согласен с решением моего оценщика?

    A: Как налогоплательщик, вы имеете право обжаловать решение вашего оценщика в апелляционной комиссии вашего города. Прежде чем подавать апелляцию, рекомендуется связаться с Фермерским бюро Коннектикута, Министерством сельского хозяйства Коннектикута или с Кооперативной системой распространения знаний. Эти сервисные агентства не предлагают юридических консультаций и не имеют права отменять решение вашего города.Тем не менее, они опытны и хорошо осведомлены в Public Act 490. Их понимание может помочь вам определить, есть ли у вас действительное дело, по которому можно продолжить.

    В: Подходит ли моя земля?

    A: Ваш оценщик определяет, соответствует ли ваша земля требованиям после того, как вы подали заявку. Часто задаваемый вопрос: «Сколько сельскохозяйственных угодий мне нужно для квалификации?» Закон штата не устанавливает минимума для сельскохозяйственных угодий. Некоторые города предлагают классификацию открытого пространства PA 490 в качестве муниципального варианта и могут устанавливать минимальные площади для открытого пространства.Если вы владеете лесными угодьями (обычно 25 акров и более), вы должны воспользоваться услугами сертифицированного лесничего для заполнения отчета квалифицированного лесничего. Отчет квалифицированных лесников должен быть датирован не ранее 1 октября -го года, в котором земля должна быть классифицирована. Затем вы можете подать заявку на лесной участок вместе с отчетом квалифицированных лесников оценщику в период с 1 сентября по 31 октября.

    В: Должен ли я подавать на него заявление каждый год?

    А: Нет.После того, как вам была предоставлена ​​классификация земли под ферму, лес или открытое пространство в соответствии с Законом 490, классификация может быть удалена только в случае изменения использования земли или изменения права собственности на землю. Как только право собственности на землю меняется (по какой-либо причине), классификация земли как фермы, леса или открытого пространства теряется, и новый владелец (владельцы) должны повторно подать заявку. Ваш город имеет право периодически запрашивать у вас обновленную информацию об использовании вашей земли в соответствии с Public Act 490. Много раз они будут делать это, попросив вас заполнить другую форму заявки.Это может привести к некоторой путанице, которую следует разрешить, прежде чем продолжить.

    В: Как мне получить форму заявления, которую налоговые инспекторы используют для определения того, может ли моя земля быть классифицирована как ферма, лес или открытое пространство в соответствии с Законом 490 о правах собственности?

    A: Вы должны обратиться в офис своего налогового инспектора и попросить заявление или посетить Ассоциацию инспекторов штата Коннектикут, чтобы получить загружаемые формы. Помните, что это заявление необходимо заполнить и вернуть в период с 1 сентября по 31 октября.Если ваш город находится в году переоценки, вы должны до 30 декабря -го подать заявку.

    В: Является ли Закон 490 справедливым по отношению к моему городу и другим плательщикам налога на недвижимость?

    A: Когда законодательный орган принял Публичный закон № 490 в 1963 году, он включал (и действует по сей день) в формулировку закона, что «в интересах общества поощрять сохранение ферм, лесов и открытых пространств». Таким образом, в этом отношении это очень справедливо. Кроме того, даже при более низких налогах на недвижимость города не жертвуют доходами от налога на недвижимость из-за Государственного закона 490.Исследования, проведенные по всей стране и ближе к дому Американским фондом сельскохозяйственных угодий, убедительно доказали, что доходы от налога на имущество, получаемые от ферм, лесов или открытых пространств, намного превышают расходы города на обслуживание этих земель. В соответствии с существующей структурой, обслуживание жилого сектора обходится городу дороже, чем сумма налога на имущество, полученного от этого сектора. Поскольку коммерческое и промышленное развитие требует услуг и привлекает больше жителей, эти сектора также могут привести к увеличению налогового бремени.Таким образом, фермы, леса и открытые земли могут фактически помочь контролировать и поддерживать разумные ставки налога на имущество для всех налогоплательщиков города.

    Машины занимают слишком много места в городах. Новые технологии могут это изменить.

    Когда мы говорим о проблемах, связанных с автомобилями и транспортом, мы часто сосредотачиваемся на несчастных случаях со смертельным исходом , или загрязнении воздуха , или пробках на дорогах .

    Мы реже задумываемся о том, сколько места занимают автомобиля в американских городах.Но давайте сделаем паузу, чтобы немного подумать.

    Вот место, которое занимают сами машины. Средний автомобиль, состоящий из двух неуклюжих тонн стали, на 80 процентов пуст, когда им управляет один человек. И большую часть дня машины стоят совершенно пустые, неиспользуемые. Это, конечно, требует места для парковки: в Соединенных Штатах миллиард парковочных мест , по четыре на каждый существующий автомобиль. Кроме того, есть все дороги с твердым покрытием , пересекающие наши города . Прибавьте к этому, и многие города выделяют от 50 до 60 процентов своей скудной недвижимости на транспортные средства:

    Вид со спутника на центр города Буффало, штат Нью-Йорк.

    Все это кажется довольно неэффективным и расточительным. Если бы города могли отвоевать хотя бы часть этой земли у транспортных средств, они могли бы построить больше жилья, магазинов, парков или площадей. Для городов, борющихся с нехваткой жилья и стремительным ростом арендной платы, таких как Сан-Франциско и Нью-Йорк , рост будет ошеломляющим.

    Некоторые города уже кое-как возятся здесь — ища, например, , чтобы сократить чрезмерные требования к парковке или увеличить общественный транспорт и освободить землю для развития.Но новые технологии могут продвинуть это еще дальше. Сервисы совместного использования, такие как Uber и Lyft, уже намекают на мир, в котором автомобили используются более эффективно и занимают меньше места в совокупности. И если беспилотные автомобили получат широкое распространение, города теоретически могут еще более резко сократить свое транспортное присутствие.

    Этот мир больше не кажется таким далеким. В недавнем отчете Института Скалистых гор утверждается, что эпоха владения частными автомобилями может достичь пика в течение десятилетия, поскольку новые сети общих, электрических, возможно, автономных транспортных средств становятся дешевле.Вместо того, чтобы покупать машину, вы можете просто купить поездку, когда вам это нужно. Этот сдвиг может, по крайней мере, революционизировать наши улицы.

    Хитрость заключается в том, чтобы выяснить, как соответствующим образом изменить дизайн городов. Недавно Сан-Франциско набросал дальновидный план, позволяющий воспользоваться преимуществами этих новых транспортных средств и сократить количество места, отведенного для автомобилей. С меньшими улицами и меньшим количеством парковочных мест у города будет больше земли для работы — скажем, для строительства более доступного жилья.Если это сработает, это может стать началом новой важной тенденции.

    У Сан-Франциско есть дерзкий план по освобождению земли от автомобилей

    Иллюстрация из проекта «Умный город» Сан-Франциско. Слева улицы, занятые в настоящее время автомобилями и уличной парковкой. Переходя на общие автономные транспортные средства, можно было бы освободить гораздо больше площади для парков и жилых домов. (СФМТА)

    Ранее в этом году Министерство транспорта провело конкурс , в котором десяткам местных органов власти предлагалось представить видение «города будущего», включающее в себя такие вещи, как беспилотные автомобили, для решения таких проблем, как пробки и изменение климата.

    Колумбус, штат Огайо, выиграл конкурс с подробным планом по улучшению мобильности в районах с низким доходом. Но давайте внимательнее посмотрим на заявку Сан-Франциско , потому что это отличное исследование того, как города могут использовать новые технологии и бизнес-модели, чтобы отобрать у автомобилей скудные земли.

    Предложение начинается с наблюдения, что в настоящее время в Сан-Франциско имеется 440 000 парковочных мест на улице — столько же земли, сколько у парка «Золотые ворота» и 120 зданий Transamerica.И большая часть этой земли большую часть времени пустует. «Наш план, — отмечается в предложении, — предусматривает поэтапное внедрение инновационных технологий, которые позволят нам перепрофилировать общественное пространство, которое в настоящее время недостаточно используется в качестве парковки, в доступное жилье, небольшие парки и пешеходные зоны».

    Первым шагом будет сделать службы совместного использования (включая, помимо прочего, Uber и Lyft) более удобными и доступными для жителей. В конце концов, если бы люди могли использовать эти автомобили для своих транспортных нужд или комбинировать их с массовыми вариантами общественного транспорта, им не потребовалось бы столько уличных парковок.А поскольку каждый из этих автомобилей обслуживает несколько пассажиров, они занимают меньше места на дороге.

    На первом этапе Сан-Франциско планировал перевести 10 процентов поездок на одноместных транспортных средствах на транзит и вызов пассажиров. Для этого городские власти предложили Калифорнийскому университету в Беркли и различным технологическим компаниям наладить партнерские отношения, чтобы найти способы:

    1) Обеспечьте стимулы для пересадки людей с их собственных автомобилей на каршеринг: Это может означать, что определенные полосы движения будут доступны только для совместного использования, что сделает их более быстрым вариантом.Это также может повлечь за собой плавную интеграцию совместного использования автомобилей, велосипедов и общественного транспорта путем создания единого простого мобильного приложения, которое сочетает в себе маршрутизацию, планирование и оплату всех этих услуг.

    2) Сделать эти услуги более доступными: Это может включать предоставление жителям с низким доходом доступа к смартфонам и банковским услугам, а также предоставление бесплатного общедоступного Wi-Fi, чтобы все могли пользоваться этими услугами. Это также означает поиск способов снизить стоимость совместного использования автомобилей — скажем, путем развертывания более крупных пассажирских фургонов на шесть человек, чтобы сократить расходы ниже, чем в настоящее время стоит поездка на Uber или Lyft.

    3) Со временем перейти на автоматизированные электромобили: Если беспилотные автомобили и автобусы в конечном итоге станут реальностью, их тоже можно будет подключить к централизованной сети, что еще больше упростит совместное использование. Теоретически эти транспортные средства также могли бы снизить количество аварий со смертельным исходом (при условии, что технология автономного вождения окажется более безопасной), а также устранили бы загрязнение воздуха (при условии, что все автомобили были электрифицированы, а не работали на бензине).

    Предложение предлагает иллюстрацию того, как будут разворачиваться эти различные фазы.Обратите внимание, что со временем количество земли, необходимой для парковки, сокращается по мере того, как люди переходят от модели владения транспортным средством к модели транспортных услуг, которая охватывает все, от автомобилей до автобусов Muni и фургонов для доставки:

    Тимоти Папандреу, бывший глава Управления инноваций муниципального транспортного агентства Сан-Франциско, , описал цель газете Washington Post в июне: «Мы можем перевезти такое же количество людей с помощью одной десятой транспортных средств… . Это действительно раскроет наш разум.Нам не понадобится все это лишнее дорожное пространство.»

    Сан-Франциско не выиграл ни федеральный конкурс, ни грант в размере 50 миллионов долларов, который он получил. Но представитель SFMTA Пол Роуз сказал мне, что они все еще надеются продвинуться вперед по многим компонентам плана. Город подает заявку на получение еще одного федерального гранта для запуска пилотных программ, связанных с «подключенными полосами для автомобилей, умными светофорами, автономными шаттлами, динамическими бордюрами для посадки автомобилей, подключенным коридором Vision Zero и системой взимания платы за проезд», — сказал Роуз.«Мы ожидаем решения в этом месяце по этому заявлению».

    Мы не должны недооценивать трудности здесь. Сокращение количества транспортных средств на дорогах потребует убеждения людей отказаться от личных автомобилей и перейти к модели чистого совместного использования. Это непросто. Это включает в себя изменение некоторых глубоко укоренившихся моделей поведения, и политикам и компаниям необходимо правильно подобрать стимулы. Если совместное использование поездок останется недоступным или если люди просто не захотят, чтобы отказались от своих машин, план может легко провалиться.

    Тем не менее, у Сан-Франциско есть все основания, чтобы попробовать . Город имеет резкие географические ограничения, а стремительно растущие цены на жилье делают этот район недоступным для многих. Реформаторы часто сосредотачиваются на изменении законов о зонировании района залива , чтобы построить больше жилья на существующей земле, и это, без сомнения, является частью решения. Но использование места в автомобиле под жилье может оказаться не менее привлекательной концепцией.

    Беспилотные автомобили могут освободить огромное количество места

    Транспортные чиновники Сан-Франциско — не единственные, кто думает о том, как новые технологии могут уменьшить количество места, которое занимают автомобили.Недавнее исследование , проведенное двумя британскими инженерными фирмами Farrells и WSP|Parsons Brinckerhoff, показало, как могли бы полностью измениться лондонские улицы, если бы беспилотные автомобили когда-либо стали реальностью.

    В этом исследовании был представлен мир, в котором автономные транспортные средства (АВ) будущего являются общими, а не собственностью — вы вызываете АВ, и он мчится прямо к вашей двери. Сами AV либо всегда в пути, подбирая и высаживая пассажиров, либо заряжая/заправляя/паркуя в нескольких централизованных местах.Таким образом, просто меньше необходимости в уличной парковке.

    Более того, если бы все автомобили на дороге были автономными, они могли бы занимать гораздо меньше места на дороге. Транспортные средства, управляемые роботами, могут теснее прижиматься друг к другу, не опасаясь столкновения друг с другом сзади. Если бы столкновения стали реже, сами автомобили могли бы быть меньше и тоньше, занимая меньше места. Градостроители могут уменьшить ширину улиц или даже сократить количество полос движения, не сильно повлияв на время в пути.

    Если вы продвинетесь достаточно далеко, отмечается в исследовании, такой город, как Лондон, может получить еще от 15 до 20 процентов пригодных для застройки площадей. «Это в первую очередь из-за удаления почти всех парковочных мест, а также из-за упрощения проезжей части, что сэкономит место».

    Авторы статьи набросали несколько вариантов того, как это могло бы выглядеть в Лондоне. Вот так:

    Или так:

    «Из примерно 8000 гектаров земли в центре Лондона, занятой сегодня припаркованными автомобилями, разумно предположить, что 50-70% — потенциально более 5000 гектаров — могут быть высвобождены, как только беспилотники начнут широко использоваться», — отмечается в исследовании.Замена этих мест жильем или другими постройками будет стоить десятки миллиардов долларов.

    Конечно, это всего лишь видение того, что может быть — когда-нибудь. Есть масса препятствий, чтобы добраться туда. Во-первых, несмотря на всю шумиху, еще нет доступных автономных транспортных средств , которые могли бы справиться с рядом сюрпризов , которые могут ежедневно появляться в городской среде. Как я уже писал перед , самое сложное для автономного транспортного средства — это другие люди, особенно чтение и реакция на пешеходов, велосипедистов и других людей-водителей.Таким образом, мы далеки от настоящих беспилотных автомобилей, которые не требуют вмешательства человека. Это могут быть годы; это могут быть десятилетия.

    Более того, переход, скорее всего, будет грязным. Беспилотные автомобили наиболее ценны, когда все автомобили на дороге являются беспилотными (в этом случае, например, вы можете заставить эти автомобили строиться в тесном взводе или двигаться быстрее через перекрестки ). Однако, пока на дороге все еще есть водители-люди, получить все преимущества от автономных транспортных средств гораздо сложнее.Возможно, сдвиг произойдет естественным образом, поскольку страховые ставки для автомобилей с «ручным управлением» вырастут. Или, возможно, городам придется форсировать переход с помощью политики.

    Так что пока думайте об этом отчете скорее как об утопической мечте — кульминации медленных изменений в автомобильных технологиях, которые в конечном итоге позволят городам выделять меньше места для транспортных средств и больше — для всех остальных.

    Города также могут освобождать место для транспортных средств низкотехнологичными способами

    До сих пор мы в основном смотрели на новомодные технологии: подключенные системы совместного использования и автономные транспортные средства.Но стоит добавить, что городам не нужно ждать появления Силиконовой долины, прежде чем они смогут отвоевывать пространство у автомобилей. Существует также множество низкотехнологичных решений, от увеличения общественного транспорта до продвижения ходьбы и езды на велосипеде до простых изменений в политике парковки.

    В качестве примера можно привести Дональда Шоупа, экономиста из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, , который давно утверждает, что в городах слишком много парковочных мест и слишком много парковочных мест. Частично они делают это, предоставляя всем бесплатную уличную парковку. Но, возможно, более важно то, что многие города требуют, чтобы все новостройки включали определенное количество дополнительных парковочных мест.

    По сути, это требование увеличить количество парковочных мест, даже если на них нет спроса. В Вашингтоне, округ Колумбия, многие застройщики заметили подземные сооружения, которые строятся в соответствии с этими минимальными требованиями. В итоге это приводит к росту цен на жилье. И, конечно же, это означает меньше места для других целей.

    Шоуп выступал за целый ряд изменений в правилах парковки. Но одна из его самых простых рекомендаций — просто отменить минимальных требований для внеуличной парковки для новостроек.«Я за выбор», — сказал он Vox. «Пусть разработчики строят сколько хотят парковочных мест». (Застройщики, несомненно, по-прежнему будут строить парковочные места для удовлетворения спроса — просто им не потребуется строить на больше , чем может выдержать рынок.)

    Это не так привлекательно, как город, полный общих, автономных, подключенных электромобилей. Но это тот же принцип. Машины занимают много места. Один из способов сделать города лучше и процветать — найти способы уменьшить это пространство.

    Дальнейшее чтение:

    Эта история является частью  Новая новая экономика , серии статей о том, что есть в 21 веке для того, как мы живем, путешествуем и работаем.

    загрязнения | Национальное географическое общество

    Загрязнение – это попадание вредных веществ в окружающую среду. Эти вредные вещества называются загрязняющими веществами. Загрязнители могут быть естественными, такими как вулканический пепел. Они также могут быть созданы в результате деятельности человека, например, с мусором или стоками, производимыми фабриками.Загрязняющие вещества ухудшают качество воздуха, воды и земли.

    Многие полезные для людей вещи производят загрязнение. Автомобили выбрасывают загрязняющие вещества из выхлопных труб. Сжигание угля для выработки электроэнергии загрязняет воздух. Промышленность и дома производят мусор и сточные воды, которые могут загрязнять землю и воду. Пестициды — химические яды, используемые для уничтожения сорняков и насекомых, — просачиваются в водоемы и наносят вред дикой природе.

    Все живые существа — от одноклеточных микробов до синих китов — зависят от снабжения Земли воздухом и водой.Когда эти ресурсы загрязнены, все формы жизни находятся под угрозой.

    Загрязнение — глобальная проблема. Хотя городские районы обычно более загрязнены, чем сельская местность, загрязнение может распространяться на отдаленные места, где не живут люди. Например, пестициды и другие химические вещества были обнаружены в антарктическом ледяном щите. Посреди северной части Тихого океана огромное скопление микроскопических частиц пластика образует так называемое Большое тихоокеанское мусорное пятно.

    Воздушные и водные потоки загрязняют окружающую среду.Океанские течения и мигрирующие рыбы разносят морские загрязнители повсюду. Ветер может поднять радиоактивный материал, случайно выброшенный из ядерного реактора, и разбросать его по миру. Дым с завода в одной стране попадает в другую страну.

    В прошлом посетители национального парка Биг-Бенд в американском штате Техас могли видеть 290 километров (180 миль) обширного ландшафта. Теперь угольные электростанции в Техасе и соседнем штате Чиуауа в Мексике выбрасывают в воздух столько загрязнений, что посетители Биг-Бенд иногда могут видеть только 50 километров (30 миль).

    Существует три основных типа загрязнения: загрязнение воздуха, загрязнение воды и загрязнение земли.

    Загрязнение воздуха

    Иногда видно загрязнение воздуха. Например, человек может видеть темный дым, вырывающийся из выхлопных труб больших грузовиков или заводов. Однако чаще загрязнение воздуха остается невидимым.

    Загрязненный воздух может быть опасен, даже если загрязнители невидимы. Это может вызвать у людей жжение в глазах и затруднение дыхания. Это также может увеличить риск рака легких.

    Иногда загрязнение воздуха убивает быстро. В 1984 году в результате аварии на заводе по производству пестицидов в Бхопале, Индия, в воздух был выпущен смертельный газ. По меньшей мере 8000 человек погибли в течение нескольких дней. Еще сотни тысяч получили необратимые ранения.

    Стихийные бедствия также могут привести к быстрому увеличению загрязнения воздуха. Когда вулканы извергаются, они выбрасывают в атмосферу вулканический пепел и газы. Вулканический пепел может обесцвечивать небо на месяцы. После извержения индонезийского вулкана Кракатау в 1883 году небо по всему миру заволокло пеплом.Из-за более тусклого неба собирали меньше урожая даже в Европе и Северной Америке. В течение многих лет метеорологи отслеживали то, что было известно как «экваториальный поток дыма». На самом деле, этот поток дыма был струйным потоком, ветром высоко в земной атмосфере, который был виден из-за загрязнения воздуха Кракатау.

    Вулканические газы, такие как диоксид серы, могут убить близлежащих жителей и сделать почву неплодородной на долгие годы. Известное извержение вулкана Везувий в Италии произошло в 79 году, в результате чего погибли сотни жителей близлежащих городов Помпеи и Геркуланум.Большинство жертв Везувия не были убиты лавой или оползнями, вызванными извержением. Они были задушены или задохнулись смертоносными вулканическими газами.

    В 1986 году над озером Ньос в Камеруне образовалось токсичное облако. Озеро Ниос находится в кратере вулкана. Хотя вулкан не извергался, он выбросил вулканические газы в озеро. Нагретые газы прошли через воду озера и собрались в виде облака, которое спустилось со склонов вулкана в близлежащие долины. Когда ядовитое облако перемещалось по ландшафту, оно убивало птиц и другие организмы в их естественной среде обитания.Это загрязнение воздуха также убило тысячи голов крупного рогатого скота и до 1700 человек.

    Однако в большинстве случаев загрязнение воздуха не является естественным. Это происходит от сжигания ископаемого топлива — угля, нефти и природного газа. При сжигании бензина для питания легковых и грузовых автомобилей выделяется угарный газ — бесцветный газ без запаха. Газ вреден в высоких концентрациях или количествах. Городской транспорт производит высококонцентрированный угарный газ.

    Автомобили и заводы производят другие распространенные загрязняющие вещества, включая оксид азота, диоксид серы и углеводороды.Эти химические вещества вступают в реакцию с солнечным светом, образуя смог, густой туман или дымку загрязнения воздуха. Смог в Линьфэне, Китай, такой густой, что люди редко видят солнце. Смог может быть коричневым или серовато-голубым, в зависимости от того, какие загрязняющие вещества в нем находятся.

    Смог затрудняет дыхание, особенно у детей и пожилых людей. Некоторые города, страдающие от сильного смога, выпускают предупреждения о загрязнении воздуха. Правительство Гонконга, например, предупредит людей, чтобы они не выходили на улицу и не занимались тяжелой физической деятельностью (например, бегом или плаванием), когда смог очень густой.


    Когда загрязнители воздуха, такие как оксид азота и диоксид серы, смешиваются с влагой, они превращаются в кислоты. Затем они падают обратно на землю в виде кислотных дождей. Ветер часто переносит кислотные дожди далеко от источника загрязнения. Загрязняющие вещества, производимые заводами и электростанциями в Испании, могут выпадать в виде кислотных дождей в Норвегии.

    Кислотный дождь может убить все деревья в лесу. Он также может опустошать озера, ручьи и другие водные пути. Когда озера становятся кислыми, рыба не может выжить. В Швеции из-за кислотных дождей образовались тысячи «мертвых озер», в которых больше не живет рыба.

    Кислотные дожди также точат мрамор и другие виды камня. Он стер слова на надгробиях и повредил многие исторические здания и памятники. Тадж-Махал в Агре, Индия, когда-то сиял белизной. Годы воздействия кислотных дождей сделали его бледным.

    Правительства пытались предотвратить кислотные дожди, ограничив количество загрязняющих веществ, выбрасываемых в воздух. В Европе и Северной Америке они добились определенного успеха, но кислотные дожди остаются серьезной проблемой в развивающихся странах, особенно в Азии.

    Еще одним источником загрязнения воздуха являются парниковые газы. Парниковые газы, такие как двуокись углерода и метан, естественным образом присутствуют в атмосфере. На самом деле они необходимы для жизни на Земле. Они поглощают отраженный от Земли солнечный свет, не давая ему уйти в космос. Удерживая тепло в атмосфере, они поддерживают температуру Земли достаточной для жизни людей. Это называется парниковым эффектом.

    Но деятельность человека, такая как сжигание ископаемого топлива и уничтожение лесов, увеличила количество парниковых газов в атмосфере.Это усилило парниковый эффект, и средние температуры по всему миру растут. Десятилетие, начавшееся в 2000 году, было самым теплым за всю историю наблюдений. Это повышение средних мировых температур, частично вызванное деятельностью человека, называется глобальным потеплением.

    Глобальное потепление вызывает таяние ледяных щитов и ледников. Таяние льда вызывает повышение уровня моря со скоростью 2 миллиметра (0,09 дюйма) в год. Повышение уровня моря в конечном итоге затопит низменные прибрежные районы.Это изменение климата угрожает целым народам, например Мальдивским островам.

    Глобальное потепление также способствует закислению океана. Закисление океана — это процесс поглощения океанскими водами большего количества углекислого газа из атмосферы. Меньшее количество организмов может выжить в более теплых и менее соленых водах. Пищевая сеть океана находится под угрозой, поскольку растения и животные, такие как кораллы, не могут приспособиться к более кислой среде океана.

    Ученые предсказали, что глобальное потепление приведет к увеличению количества сильных штормов.Это также вызовет новые засухи в одних регионах и новые наводнения в других.

    Изменение средних температур уже привело к сокращению некоторых мест обитания, регионов естественного обитания растений и животных. Белые медведи охотятся на тюленей со льда в Арктике. Таяние льдов вынуждает белых медведей путешествовать дальше в поисках пищи, и их численность сокращается.

    Люди и правительства могут быстро и эффективно реагировать на снижение загрязнения воздуха. Химические вещества, называемые хлорфторуглеродами (ХФУ), представляют собой опасную форму загрязнения воздуха, над уменьшением которой правительства работали в 1980-х и 1990-х годах.ХФУ содержатся в газах, охлаждающих холодильники, в продуктах из пенопласта и в аэрозольных баллончиках.

    ХФУ наносят ущерб озоновому слою, области верхних слоев атмосферы Земли. Озоновый слой защищает Землю, поглощая большую часть вредного солнечного ультрафиолетового излучения. Когда люди подвергаются большему воздействию ультрафиолетового излучения, у них больше шансов заболеть раком кожи, заболеваниями глаз и другими заболеваниями.

    В 1980-х годах ученые заметили, что озоновый слой над Антарктидой истончается. Его часто называют «озоновой дырой».В Антарктиде постоянно никто не живет. Но Австралия, где проживает более 22 миллионов человек, находится на краю пропасти. В 1990-х годах правительство Австралии предприняло попытку предупредить людей об опасностях слишком большого количества солнца. Многие страны, в том числе США, в настоящее время строго ограничивают производство ХФУ.

    Загрязнение воды

    Некоторые виды загрязненной воды выглядят грязными, плохо пахнут и в них плавает мусор. Некоторая загрязненная вода выглядит чистой, но наполнена вредными химическими веществами, которые вы не видите и не чувствуете запаха.

    Загрязненная вода небезопасна для питья и купания. Некоторые люди, которые пьют загрязненную воду, подвергаются воздействию опасных химических веществ, от которых спустя годы они могут заболеть. Другие потребляют бактерии и другие крошечные водные организмы, вызывающие болезни. По оценкам ООН, 4000 детей ежедневно умирают из-за употребления грязной воды.

    Иногда загрязненная вода косвенно вредит людям. Они заболевают, потому что рыбу, которая живет в загрязненной воде, небезопасно есть. В их плоти слишком много загрязняющих веществ.

    Имеются природные источники загрязнения воды. Например, нефть и природный газ могут просачиваться в океаны и озера из естественных подземных источников. Эти участки называются выходами нефти. Крупнейшим в мире выходом нефти является канал Coal Oil Point, расположенный у побережья американского штата Калифорния. Просачивание угольной нефти выбрасывает столько нефти, что смоляные шарики вымываются на близлежащие пляжи. Смоляные шарики — это маленькие липкие частицы загрязнений, которые со временем разлагаются в океане.


    Деятельность человека также способствует загрязнению воды.Химикаты и масла с заводов иногда сбрасываются или просачиваются в водоемы. Эти химические вещества называются стоком. Химические вещества в стоке могут создать токсичную среду для водных организмов. Сток также может помочь создать благоприятную среду для цианобактерий, также называемых сине-зелеными водорослями. Цианобактерии быстро размножаются, вызывая вредоносное цветение водорослей (ВЦВ). Вредоносное цветение водорослей не позволяет таким организмам, как растения и рыба, жить в океане. Они связаны с «мертвыми зонами» в озерах и реках мира, местами, где мало жизни существует под поверхностными водами.

    Добыча полезных ископаемых и бурение также могут способствовать загрязнению воды. Кислотный дренаж шахт (AMD) является основным источником загрязнения рек и ручьев вблизи угольных шахт. Кислота помогает шахтерам извлекать уголь из окружающих пород. Кислота смывается в ручьи и реки, где вступает в реакцию с камнями и песком. Он выделяет химическую серу из камней и песка, создавая реку, богатую серной кислотой. Серная кислота токсична для растений, рыб и других водных организмов. Серная кислота также токсична для людей, что делает реки, загрязненные АМД, опасными источниками воды для питья и гигиены.

    Разливы нефти являются еще одним источником загрязнения воды. В апреле 2010 года в Мексиканском заливе взорвалась нефтяная платформа Deepwater Horizon, в результате чего нефть хлынула со дна океана. В последующие месяцы сотни миллионов галлонов нефти вылились в воды залива. В результате разлива образовались большие шлейфы нефти под водой и нефтяное пятно на поверхности площадью 24 000 квадратных километров (9 100 квадратных миль). Нефтяное пятно покрыло водно-болотные угодья в американских штатах Луизиана и Миссисипи, убивая болотные растения и водные организмы, такие как крабы и рыбы.Птицы, такие как пеликаны, покрылись нефтью и не могли летать или получать пищу. В результате разлива нефти на платформе Deepwater Horizon погибло более 2 миллионов животных.

    Захороненные химические отходы также могут загрязнять водоснабжение. Многие годы люди утилизировали химические отходы небрежно, не осознавая их опасности. В 1970-х годах люди, живущие в районе канала Любви в Ниагара-Фолс, штат Нью-Йорк, страдали от чрезвычайно высоких показателей рака и врожденных дефектов. Было обнаружено, что свалка химических отходов отравила воду в этом районе.В 1978 году 800 семей, живших в Канале Любви, были вынуждены покинуть свои дома.

    При неправильной утилизации радиоактивные отходы атомных электростанций могут попасть в окружающую среду. Радиоактивные отходы могут нанести вред живым существам и загрязнить воду.

    Сточные воды, не прошедшие надлежащую очистку, являются распространенным источником загрязнения воды. Многие города по всему миру имеют плохие канализационные системы и очистные сооружения. В Дели, столице Индии, проживает более 21 миллиона человек.Более половины сточных вод и других отходов, образующихся в городе, сбрасываются в реку Ямуна. Это загрязнение делает реку опасной для использования в качестве источника воды для питья или гигиены. Это также сокращает промысел реки, что приводит к уменьшению количества продовольствия для местного населения.

    Основным источником загрязнения воды являются удобрения, используемые в сельском хозяйстве. Удобрение — это материал, добавляемый в почву, чтобы растения росли больше и быстрее. Удобрения обычно содержат большое количество элементов азота и фосфора, которые помогают растениям расти.Дождевая вода смывает удобрения в ручьи и озера. Там азот и фосфор заставляют цианобактерии образовывать вредоносное цветение водорослей.

    Дождь смывает другие загрязняющие вещества в ручьи и озера. Он собирает отходы животных с животноводческих ферм. Машины капают масло на улицу, а дождь уносит его в ливневые стоки, которые ведут в водные пути, такие как реки и моря. Дождь иногда смывает химические пестициды с растений в ручьи. Пестициды также могут просачиваться в грунтовые воды, подземные воды.

    Тепло может загрязнить воду. Электростанции, например, производят огромное количество тепла. Электростанции часто располагаются на реках, поэтому они могут использовать воду в качестве теплоносителя. Прохладная вода циркулирует по растению, поглощая тепло. Затем нагретая вода возвращается в реку. Водные существа чувствительны к изменениям температуры. Некоторые рыбы, например, могут жить только в холодной воде. Более теплые температуры рек препятствуют вылуплению рыбьей икры. Более теплая речная вода также способствует вредоносному цветению водорослей.

    Еще одним видом загрязнения воды является простой мусор. В реке Цитарум в Индонезии, например, плавает столько мусора, что воды не видно. Плавающий мусор затрудняет ловлю рыбы в реке. Водные животные, такие как рыбы и черепахи, принимают мусор, такой как пластиковые пакеты, за еду. Пластиковые пакеты и шпагат могут убить многих обитателей океана. Химические загрязнители в мусоре также могут загрязнять воду, делая ее токсичной для рыб и людей, которые используют реку в качестве источника питьевой воды.Рыба, пойманная в загрязненной реке, часто имеет высокий уровень химических токсинов в мясе. Люди поглощают эти токсины, когда едят рыбу.

    Мусор тоже загрязняет океан. Многие пластиковые бутылки и другой мусор выбрасывают за борт с лодок. Ветер сдувает мусор в море. Океанские течения переносят пластмассу и другой плавающий мусор в определенные места на земном шаре, откуда он не может уйти. Самая большая из этих областей, называемая Большим тихоокеанским мусорным пятном, находится в отдаленной части Тихого океана.По некоторым оценкам, это мусорное пятно размером с Техас. Мусор представляет угрозу для рыб и морских птиц, которые принимают пластик за еду. Многие пластмассы покрыты химическими загрязнителями.

    Загрязнение земли

    Многие из тех же загрязняющих веществ, которые загрязняют воду, также наносят вред земле. Горнодобывающая промышленность иногда оставляет почву загрязненной опасными химическими веществами.

    Пестициды и удобрения с сельскохозяйственных полей разносятся ветром. Они могут нанести вред растениям, животным, а иногда и людям.Некоторые фрукты и овощи поглощают пестициды, которые помогают им расти. Когда люди потребляют фрукты и овощи, пестициды попадают в их организм. Некоторые пестициды могут вызывать рак и другие заболевания.


    Пестицид под названием ДДТ (дихлордифенилтрихлорэтан) когда-то широко использовался для уничтожения насекомых, особенно комаров. Во многих частях мира комары переносят болезнь под названием малярия, от которой ежегодно умирает миллион человек. Швейцарский химик Пауль Герман Мюллер был удостоен Нобелевской премии за понимание того, как ДДТ может бороться с насекомыми и другими вредителями.ДДТ отвечает за сокращение малярии в таких местах, как Тайвань и Шри-Ланка.

    В 1962 году американский биолог Рэйчел Карсон написала книгу под названием Тихая весна , в которой обсуждалась опасность ДДТ. Она утверждала, что это может способствовать развитию рака у людей. Она также объяснила, как уничтожались птичьи яйца, из-за чего количество белоголовых орланов, бурых пеликанов и скоп сократилось. В 1972 году США запретили использование ДДТ. Многие другие страны также запретили его. Но ДДТ не исчез полностью.Сегодня многие правительства поддерживают использование ДДТ, поскольку он остается наиболее эффективным средством борьбы с малярией.

    Мусор – еще одна форма загрязнения земли. Бумага, консервные банки, стеклянные банки, пластмассовые изделия, списанные автомобили и бытовая техника портят ландшафт по всему миру. Мусор мешает растениям и другим производителям в пищевой цепи создавать питательные вещества. Животные могут умереть, если по ошибке съедят пластик.

    Мусор часто содержит опасные загрязнители, такие как масла, химикаты и чернила.Эти загрязняющие вещества могут проникать в почву и наносить вред растениям, животным и людям.

    Неэффективные системы сбора мусора способствуют загрязнению земель. Часто мусор собирают и вывозят на свалку или свалку. Мусор закапывают на свалки. Иногда общины производят так много мусора, что их свалки переполняются. Им негде сбросить мусор.

    Огромная свалка возле Кесон-Сити, Филиппины, стала местом трагедии, связанной с загрязнением земли в 2000 году.Сотни людей жили на склонах свалки Кесон-Сити. Эти люди зарабатывали на жизнь переработкой и продажей вещей, найденных на свалке. Однако полигон не был безопасным. Проливные дожди вызвали оползень, в результате которого погибло 218 человек.

    Иногда свалки не полностью изолированы от земли вокруг них. Загрязняющие вещества со свалки просачиваются в землю, в которой они захоронены. Растения, которые растут в земле, могут быть заражены, и травоядные, которые едят растения, также заражаются.Как и хищники, пожирающие травоядных. Этот процесс, при котором химическое вещество накапливается на каждом уровне пищевой сети, называется биоаккумуляцией.

    Загрязняющие вещества, просачивающиеся со свалок, также попадают в местные подземные воды. Там водная пищевая сеть (от микроскопических водорослей до рыб и хищников, таких как акулы или орлы) может страдать от биоаккумуляции токсичных химических веществ.

    В некоторых общинах нет надлежащих систем сбора мусора, и мусор выстраивается вдоль дорог.В других местах мусор выбрасывается на пляжи. Пляж Камило в американском штате Гавайи завален пластиковыми пакетами и бутылками, принесенными приливом. Мусор опасен для жизни в океане и снижает экономическую активность в этом районе. Туризм — крупнейшая отрасль на Гавайях. Загрязненные пляжи отпугивают туристов от инвестиций в отели, рестораны и развлекательные мероприятия в этом районе.

    Некоторые города сжигают или сжигают свой мусор. Сжигание мусора избавляет от него, но может выделять в воздух опасные тяжелые металлы и химические вещества.Таким образом, хотя мусоросжигательные заводы могут решить проблему загрязнения земли, они иногда усугубляют проблему загрязнения воздуха.

    Снижение загрязнения

    Во всем мире люди и правительства прилагают усилия для борьбы с загрязнением. Например, переработка становится все более распространенной. При переработке мусор перерабатывается, чтобы его полезные материалы можно было использовать снова. Стекло, алюминиевые банки и многие виды пластика можно расплавить и использовать повторно. Бумагу можно сломать и превратить в новую бумагу.

    Переработка уменьшает количество мусора, попадающего на свалки, мусоросжигательные заводы и водоемы. Австрия и Швейцария имеют самые высокие показатели утилизации. Эти страны перерабатывают от 50 до 60 процентов своего мусора. Соединенные Штаты перерабатывают около 30 процентов своего мусора.

    Правительства могут бороться с загрязнением, принимая законы, ограничивающие количество и типы химических заводов и сельскохозяйственных предприятий, которые разрешено использовать. Дым от угольных электростанций можно фильтровать.Люди и предприятия, которые незаконно сбрасывают загрязняющие вещества в землю, воду и воздух, могут быть оштрафованы на миллионы долларов. Некоторые государственные программы, такие как программа Superfund в Соединенных Штатах, могут заставить загрязнителей очистить загрязненные ими участки.

    Международные соглашения также могут уменьшить загрязнение. Киотский протокол, соглашение ООН об ограничении выбросов парниковых газов, подписала 191 страна. США, второй по величине производитель парниковых газов в мире, не подписали соглашение.Другие страны, такие как Китай, крупнейший в мире производитель парниковых газов, не достигли своих целей.

    Тем не менее, многое удалось сделать. В 1969 году река Кайахога в американском штате Огайо была настолько забита нефтью и мусором, что загорелась. Пожар способствовал принятию Закона о чистой воде 1972 года. Этот закон ограничивал выбросы загрязняющих веществ в воду и устанавливал стандарты того, какой должна быть чистая вода. Сегодня река Кайахога намного чище. Рыбы вернулись в районы реки, где они когда-то не могли выжить.

    Но в то время как одни реки становятся чище, другие становятся все более загрязненными. По мере того как страны во всем мире становятся богаче, некоторые формы загрязнения увеличиваются. Странам с развивающейся экономикой обычно требуется больше электростанций, которые производят больше загрязняющих веществ.

    Уменьшение загрязнения требует экологического, политического и экономического лидерства. Развитые страны должны работать над сокращением и переработкой своих материалов, в то время как развивающиеся страны должны работать над укреплением своей экономики, не разрушая окружающую среду.Развитые и развивающиеся страны должны работать вместе для достижения общей цели защиты окружающей среды для будущего использования.

    Как Сингапур создает больше земли для себя

    Остров Джуронг, созданный руками человека мазок из песка, находится недалеко от южного побережья Сингапура. Четверть размера Нантакета, он полностью отдан под нефтехимическую промышленность, так переполнен веретенообразно трещащими башнями и приземистыми резервуарами для хранения нефти, что ландшафт представляет собой размытие торговых марок — BASF, AkzoNobel, Exxon Mobil, Vopak.Однако одна из самых отличительных особенностей острова остается скрытой: пещеры Джуронг-Рок, в которых хранится 126 миллионов галлонов сырой нефти. Чтобы добраться туда, вы поднимаетесь на промышленном лифте более чем на 325 футов в землю, и это приводит вас к операционному туннелю, изогнутому пространству, высокому, как собор. Он такой длинный, что рабочие передвигаются на велосипедах. Защитные очки запотевают от жары и влажности; каменные стены, мокрые от капающей воды, кажутся такими мягкими, будто их выкопали из шоколадного мороженого.Это все, на что способен любой — даже рабочий. Сами пещеры находятся еще на 100 футов ниже уровня океана: два запечатанных цилиндрических свода, простирающихся от Джуронга. Они открылись в 2014 году. В следующем году будут готовы три новых хранилища. Потом, если все пойдет по плану, будет еще шесть.

    Концепция подземных резервуаров не нова. Швеция строит их с 1950-х годов; пара в порту Гётеборга имеет титаническую вместимость 370 миллионов галлонов нефти.Таким образом, пещеры Джуронг-Рок являются не столько символом чудес техники, сколько символом беспокойства нации. Сингапур — 192-я по величине страна в мире. Меньше, чем Тонга, и всего три пятых площади Нью-Йорка, она давно беспокоится о своей врожденной ничтожности. «Большие страны могут позволить себе роскошь не думать об этом», — сказал Дэвид Тан, помощник исполнительного директора правительственного агентства под названием Jurong Town Corporation, которое построило остров Джуронг, а также пещеры.«Мы всегда остро осознавали свой небольшой размер».

    Пещеры были разработаны, чтобы освободить землю над землей, сказал Тан. Я заметил, что фраза «освобождение земли» звучит как часы в разговорах с планировщиками Сингапура. Он смеялся. Земля — самый ценный ресурс Сингапура и его самая дорогая цель. С тех пор как 52 года назад Сингапур стал независимым государством, благодаря усердной мелиорации земель он увеличился в размерах почти на четверть: с 224 до 277 квадратных миль. К 2030 году правительство хочет, чтобы площадь Сингапура достигла почти 300 квадратных миль.

    Но отвоевание суши у океана имеет свои ограничения, особенно в эпоху потепления планеты. Ученые предупреждают, что к 2100 году уровень моря может подняться на целых шесть футов, и наши побережья будут обрушиваться на наши берега свирепыми штормами. Во всем мире правительства малых островов работают над реагированием на эти опасности. Кирибати, островное государство в центральной части Тихого океана, купило 6000 акров лесных угодий на Фиджи, более чем в тысяче миль отсюда, надеясь переселить некоторых из своих 100 000 человек в случае кризиса.Аналогичным образом Мальдивы говорили о покупке земли в Австралии. Люди начали покидать Тувалу в южной части Тихого океана; Маршалловы Острова; и Науру в Микронезии. Пять самых низких Соломоновых островов уже исчезли. В борьбе человечества за спасение от более сурового климата эти крошечные острова оказываются на передовой.

    Большинство этих островов — в Тихом океане или в Азии — бедны и зависят от помощи и ресурсов более крупных наций. Сингапур является исключением.В рейтинге стран по валовому внутреннему продукту на душу населения он занимает четвертое место, намного опережая Науру (112 место) или Кирибати (212 место). За последние полвека, опираясь на свою функцию одного из крупнейших портов мира, Сингапур превратился в столица финансов и услуг. Страна так преданно поддерживает бизнес, что может чувствовать себя корпорацией; его конституция включает несколько страниц о том, как следует управлять государственными инвестициями. Сингапур не раскрывает, сколько денег управляют его два суверенных фонда благосостояния, но старший экономист Macquarie Group оценил их стоимость чуть менее чем в триллион долларов.

    Среди немногочисленных малых островов в мире Сингапур с населением 5,6 миллиона человек представляет собой особый случай: страна, которая также является городом, правительство, которому принадлежит 90 процентов всей недвижимости, однопартийное государство в все кроме имени. Но то, как он защищается от океана, представляет большой интерес для многих других густонаселенных и продуктивных городов у воды: Нью-Йорка, Майами, Рио-де-Жанейро, Мумбаи, Гуанчжоу, всех миниатюрных наций своего рода.

    Большая часть Сингапура находится на высоте менее 50 футов над уровнем моря.Треть острова находится на высоте около 16 футов над водой — достаточно низко, чтобы планировщики волновались. Прибрежные дороги поднимаются; новый терминал аэропорта строится на высоте 18 футов над уровнем моря. Тем временем на острове с каждым годом выпадает все больше и больше дождей. «Если глобальная температура продолжит расти, — заявил в прошлом году правительственный чиновник, — многие части Сингапура могут в конечном итоге оказаться под водой».

    Пещеры Джуронг-Рок — это всего лишь один из ответов на пару интригующих вопросов: что делает чрезвычайно богатая и амбициозная страна, когда у нее заканчивается земля? И что остальной мир может извлечь из этих экспериментов?

    В рассказе Толстого «Сколько человеку земли надо?» крестьянин растерянно размышляет: «Наша беда только в том, что у нас мало земли.Если бы у меня было много земли, я бы не боялся самого дьявола». Подобные мысли, должно быть, посещали Ли Куан Ю, который представил Сингапур в своем видении. За три десятилетия своего пребывания на посту премьер-министра Ли видел, что его страна борется со своими размерами. Сингапур был крошечной страной, и ужасные судьбы ждали крошечные страны, которые не могли позаботиться о себе. «В мире, где большая рыба ест маленькую рыбу, а маленькая рыба ест креветок, Сингапур должен стать ядовитой креветкой», — сказал он однажды.

    Остров все еще наполнен его опасениями.Бюрократы составляют отчеты по таким темам, как «Максимизация ценности земли как дефицитного ресурса». Правительство работает на основе Концептуального плана, схемы землепользования, рассчитанной на полвека вперед; сам план пересматривается каждые 10 лет. На первом этаже городского музея в здании Управления благоустройства на стене выгравированы буквы МАЛЕНЬКИЙ ОСТРОВ. Только на втором этаже материализуется вторая половина сообщения: БОЛЬШИЕ ПЛАНЫ.

    В 10 минутах ходьбы от музея находится Боут-Ки, место самого первого освоения земель острова.В 1822 году, только что колонизировав Сингапур, британцы разобрали холм и упаковали материал вдоль берега реки Сингапур. «Двум или трем сотням рабочих платили по одной рупии на человека в день за копание и переноску земли», — писал Абдулла бин Абдул Кадир, который в то время был неофициальным секретарем британских чиновников, в своих мемуарах 1849 года. «Каждый день приносили мешки с деньгами, чтобы расплатиться с рабочими». Старые дома-магазины Boat Quay — магазины, которые одновременно служили резиденциями их владельцев — были преобразованы в рестораны, бары и массажные салоны.По вечерам столы ломятся от рабочих из близлежащего финансового района, очень похожего на манхэттенский морской порт на Саут-Стрит и другие ленты прибрежной недвижимости по всему миру. В духе сохранения здания Boat Quay остались низкими, прижавшись к земле. Однако через одну улицу небоскребы Сингапура начинаются всерьез. На том месте, где холм был снесен и перевезен для строительства Боут-Ки, теперь стоит Уан-Раффлз-Плэйс, облицованный сталью и стеклом и, по всей вероятности, выше, чем его прародитель из скал и глины.

    Как только я начал искать мелиорированные земли, я встречал их повсюду. Пять башен финансового центра Marina Bay построены на мелиорированных землях; так же как и ассортимент парков, пристаней и прибрежного шоссе. Бич-роуд в глубине острова когда-то носила самоочевидное название; теперь это звучит как кривая шутка, учитывая, сколько новой суши отделяет его от океана. Большая часть сингапурского аэропорта Чанги находится на земле, где когда-то была только вода. Художник Чарльз Лим И Йонг вырос в кампонге , недалеко от того места, где в 1975 году начались работы по строительству аэропорта, поэтому его дом выходил на мелиорированную землю.«Это был лесной массив, но если бы вы шли туда, земля была бы песком, а не почвой», — сказал Лим. «Тогда вы прошли через это пустынное пространство. Мне казалось, что я попал в «Маленького принца».

    Прежде чем заняться искусством, Лим, которому сейчас 43 года, участвовал в Олимпийских играх 1996 года в составе сборной Сингапура. Его заинтересовало море, потому что он плавал, а он плавал, потому что он кампонг на побережье. Кампонг давно исчез, а берег изменился до неузнаваемости.Главное творение Лима, «Состояние моря», представляет собой антологию артефактов и инсталляций: видео и карт, буев и других морских принадлежностей. Показанный на Венецианской биеннале два года назад, «Морское государство» воплощает одержимость Лима транзакционными отношениями его страны с океаном. Его искусство — это форма исследования городов, когда он путешествует по Сингапуру и его окрестностям, изучая то, что видят немногие: отдаленные островки, канализационные туннели, буи, маяки, песчаные баржи. Для Лим большинство из них легко доступны.«Я могу просто взять маленькую парусную лодку и отправиться в путь. Я выгляжу очень безобидно, когда нахожусь в море».

    Лим может практически сам рассказать подробную историю проектов по освоению острова. Он указал мне на одно из видео в «Состоянии моря», которое он загрузил на Vimeo. В нем рассказывается об инженере, который обследовал окрестности Сингапура в 1990-х годах, чтобы определить, где лучше всего вывозить песок для рекультивации. Близко к берегу он обнаружил больше ила, чем песка, поэтому он и его коллеги отправились дальше в море, чтобы «закачать песок в баржи и доставить песок в Сингапур.Однажды, заблудившись в территориальных водах Индонезии без разрешения, они были арестованы. «Мы не были преступниками, — сказал он. «Мы просто делали свою работу».

    Несколько стран устали кормить бесконечный аппетит Сингапура к песку; Индонезия, Малайзия и совсем недавно Камбоджа вообще прекратили экспорт. Эти запреты повлияли на некоторые графики мелиорации Сингапура, сказал Дэвид Тан, хотя он настаивал на том, что линии поставок из Мьянмы «все еще надежны». В любом случае Сингапур пытается уменьшить свою зависимость от импорта песка.«Мы делаем много туннельных работ для метро, ​​так что этот материал идет на утилизацию», — сказал он. Большая часть засыпки рекультивации под строящимся контейнерным терминалом, который должен стать крупнейшим в мире, состоит из камней и обломков почвы от строительных проектов.

    Но желание осваивать бесконечные шельфы суши, все дальше и дальше в море, неизбежно будет перехитрить физику. На доске Тан нарисовал мне схему процесса: во-первых, строительство стены в воде до самого дна; затем слив воды за стену и замена ее засыпкой.По мере того, как океан становится все менее мелким, становится все труднее и труднее построить стену, стабилизировать засыпку, защитить все это от обрушения. «Мы уже рекультивируем воду глубиной 20 метров», — сказал Тан. «Возможно, было бы целесообразно рекультивировать 30 метров, если цены на землю вырастут. А вот 40 и 50 метров было бы очень тяжело. Это физически сложно и экономически невыгодно».

    Лим сказал мне, что в Сингапуре есть стратегический запас песка на случай чрезвычайных ситуаций. По его словам, он находится где-то в районе под названием Бедок.Я заметил это однажды, когда проезжал мимо в такси. Это место было усеяно знаками «Вход запрещен», установленными Советом по жилищному строительству и развитию, государственным учреждением. Отгороженные от публики гигантские трапециевидные дюны сияли белоснежным на солнце и карамельным в тени, когда песок ждал, когда его вызовут.

    Самая жалкая правда об этом моменте антропоцена — неизбежность всего этого; даже если завтра весь мир перейдет на солнечную энергию и станет вегетарианцем, мы не сможем убрать тот углерод, который выбрасываем в атмосферу.Чтобы жить в условиях изменившегося климата, потребуются глубокие карманы — факт, который наказывает миллиарды бедняков незначительным углеродным следом. Когда Кирибати купила свою землю на Фиджи за 7 миллионов долларов, критики забеспокоились, что деньги будут потрачены впустую; в конце концов, валовой внутренний продукт страны составляет всего 211 миллионов долларов. В отличие от этого, первая фаза одного сингапурского государственного проекта — L2 NIC, который неуклюже расшифровывается как Land and Liveability National Innovation Challenge — должна выделить 96 миллионов долларов на финансирование творческих идей.Когда страны сталкиваются с изменением климата, деньги могут расширить воображение, расширить представление о возможном.

    С.М. Ван, профессор гражданского строительства в Национальном университете Сингапура, выступал в качестве рецензента проекта L2 NIC, анализируя предложения о том, как Сингапур может создать больше пространства. У Вана даже есть собственная идея. Шесть лет назад к нему обратились портовые власти Сингапура, и он разработал и запатентовал способ для прибрежных городов создавать сушу в море. По крайней мере, именно так его основная презентация в PowerPoint описывает идею очень больших плавучих сооружений, которые могут качаться в океане, вмещать ряд объектов и «освобождать землю».«Сингапур — крупнейшая бункеровочная база в мире, — сказал мне Ван, когда я зашла к нему в кабинет в университете. «Корабли отплывают из Суэца, где они заправляются, а затем следующая остановка для дозаправки — Сингапур». Чтобы стать станцией Texaco в открытом море, остров должен содержать обширные фермы нефтяных резервуаров, достаточные для хранения 53,6 млн тонн топлива, проданного судам в прошлом году.

    «Логично было бы хранить топливо в море, потому что топливо легче воды, поэтому оно должно плавать», — сказал Ван.«Что нам нужно, так это кожа, чтобы обойти его, контейнер». Он набросал план на клочке бумаги: два прямоугольных бетонных настила, выложенных параллельно, с масляными баками из предварительно напряженного бетона, частично погруженными в воду. Корабль мог скользить между двумя палубами, дозаправляться и выходить обратно. Ван работает над тем, чтобы сделать свою конструкцию более экономичной, но у него уже есть другие идеи для поплавков. На своем компьютере он пролистал их: общежития, ресторан, похожий на краба, мосты, даже города в миниатюре.В октябре прошлого года, чтобы проверить предложение двух правительственных агентств, Сингапур разместил гектар солнечных панелей в одном из своих водохранилищ; в конце концов она надеется построить в море солнечную электростанцию ​​мощностью четыре гигаватт.

    Ван уговаривал меня посетить Float at Marina Bay, самую большую плавучую сцену в мире, кусок стали площадью 107 000 квадратных футов, который цепляется за край сингапурской эспланады. В тот день, когда я пошел, пелена смога покрыла уже лишенное солнца небо, а искусственная трава на футбольном поле Float казалась бледной и непривлекательной.К перилам вокруг поля были прикреплены спасательные жилеты, чтобы игрок не упал в море. Некоторое время я сидел на скамейке, спиной к небоскребам, наблюдая, как офисные работники разминаются для дружеской игры. Они выглядели достаточно довольными этим добавлением игрового времени в свой день, но наблюдение за тем, как они суетятся на этом неестественном участке зелени, почему-то угнетало.

    Тем не менее, неестественность вполне может быть мыслимым будущим мира; определенно это будет Сингапур, поскольку страна готовится терраформироваться в поисках космоса.Дэвид Тан сказал мне, что подземных пещер будет больше: лабиринт исследовательских лабораторий в складках Кент-Ридж, прямо под университетом; возможно, складское помещение под парком птиц Джуронг. «Большая часть этих площадей будет предназначена для промышленного использования», — сказал он. «Люди вряд ли будут жить под землей». Геология острова — гранитное сердце на западе, уплотненный аллювий на востоке — такова, что большая его часть может быть выдолблена. — Я не говорю, что мы должны использовать все это, — продолжал он тоном в высшей степени благоразумного человека.Затем он добавил: «Но мы можем использовать две трети».

    Сингапур также планирует восстановить свой воздух. «Двенадцать процентов острова занимают дороги, — сказал Тан. «Что над дорогами? Ничего! Если вы прокладываете дороги под зданиями, вы освобождаете часть земли». Небесные мосты и воздушные залы уже являются частью некоторых жилых комплексов. Как сказал мне Ван: «В будущем вы можете увидеть небольшой городок или офисы над скоростными автомагистралями. Мы могли бы создать пространство над нашими контейнерными портами».

    В Сингапуре уже есть высотные фабрики: башни, занятые десятками производственных единиц, со всеми общими удобствами, такими как грузовые лифты, электричество и пандусы для грузовиков.С 2012 года правительство финансирует вертикальные фермы, полки с алюминиевыми кашпо, на которых выращивают шпинат, салат и пекинскую капусту. Сингапур выращивает только 7 процентов своего продовольствия, давно решив, что его земля может быть использована более прибыльно. В 1980-х годах компания начала направлять свои свинофермы на отдаленные индонезийские острова, такие как Батам, который до сих пор снабжает Сингапур свининой. Правительство инвестировало 380 миллионов долларов в сельскохозяйственные проекты в Австралии и арендует землю на северо-востоке Китая, чтобы построить ферму, площадь которой вдвое превышает площадь острова Сингапур.Строительство фермы займет 15 лет и будет стоить 18 миллиардов долларов. При достаточном количестве наличных денег острые вопросы территориального суверенитета быстро решаются.

    Трудно сказать, принесут ли многие из этих начинаний плоды. Когда вы разговариваете с типично практичным градостроителем, каждая из этих идей кажется достаточно достоверной. Однако в совокупности это видение Сингапура — на земле и под ней, в воздухе и под водой, город, страна и транснациональное образование одновременно — кажется фантастическим.С другой стороны, даже Сингапур, как он есть — рожденный пятнышком в трущобах без нефти, без внутренних районов и изменчивой смесью национальностей, взращенный авторитарной рукой и превратившийся в одну из самых процветающих, самых политически кротких наций на земле — даже этот Сингапур дергает за пределы нашей доверчивости.

    В Сингапуре всегда проводились выборы , но только одна партия — Партия народного действия Ли Куан Ю — когда-либо правила островом, и только трое мужчин когда-либо были премьер-министрами.Оппозиционным партиям никогда не разрешалось быть чем-то большим, чем хрупкими беспозвоночными, поэтому П.А.П. может делать как вздумается. Последствия реконструкции береговой линии для окружающей среды — изменение экологии, стертые с лица земли водно-болотные угодья — можно игнорировать. Жители могут быть перемещены, чтобы проекты могли продолжаться. В затруднительном положении Сингапура, где разместить своих людей, сами люди — как живые, так и мертвые — могут показаться фигурами на шахматной доске.

    Муниципальное кладбище Букит Браун расположено как можно ближе к географическому центру Сингапура, не затрагивая территорию загородного клуба Singapore Island.Никто не был похоронен здесь с 1973 года, но на его 400 акрах до сих пор хранится более 200 000 человеческих останков, что делает его одним из крупнейших китайских кладбищ за пределами Китая. Захоронения на этом месте начались в 1830-х годах, и среди захороненных есть несколько сингапурских пионеров, мужчин и женщин, которые поселились и построили остров. Кто-то сказал мне, что человек, который представил гувернантку Анну Леоновенс королю Сиама, был похоронен в гробнице Букит Браун, но случайному посетителю будет трудно ее найти.Кладбище настолько заросло сорняками, что является одним из немногих по-настоящему заброшенных мест в Сингапуре. Вывесок нет, и большинство надписей на китайском языке. Гробницы — величественные сооружения, по форме напоминающие троны, достаточно широкие, чтобы в них могли поместиться целые семьи. На некоторых невысоких постаментах, перед надгробием, поставили зажженные, давно сгоревшие амулеты; остались только их стебли, как уцелевшие щетинки древней зубной щетки.

    Одна сторона тропы на кладбище была обнесена зеленым металлическим забором, скрывающим строительные работы на новой скоростной автомагистрали, которая вскоре прорвется через сердце Букит Браун.«У нас не может быть этого кладбища в центре острова вечно», — сказал мне бывший градостроитель. Сингапур предпочитает колумбарию, в которой урны с кремированными останками хранятся в углублениях на стене. «У нас тоже все могилы многоэтажные!» сказал он со смехом. Группа горожан проводит кампанию за спасение Букит Браун, называя его жизненно важной частью наследия острова, но уже раскопано более 4000 могил, а земля, на которой они были, сровнена.

    В неспокойном государстве такая целеустремленность навлекла бы на правящую партию рискованную непопулярность, но, похоже, ничто не может повредить P.A.P. Он выиграл выборы в 2011 году, несмотря на то, что сингапурцы были возмущены нехваткой жилья и перегруженностью системы общественного транспорта. Он выиграл еще более ловко в 2015 году, после того как цены на землю выросли на 30 процентов три года подряд, а также после того, как правительство поставило перед собой задачу увеличить численность населения до 6,9 миллиона человек к 2030 году, что необходимо для восполнения рабочей силы, но также создает нагрузку на остров. ограниченные ресурсы — вызвали общественный протест, уникальное событие в этой стране. Но помешать государству делать то, что оно хочет сделать, в Сингапуре — задача, обреченная на поражение.Инертные граждане дают правительству полную свободу действий в борьбе с изменением климата, как и в любой другой сфере, в далеком обозримом будущем.

    Однажды днем, Чарльз Лим и я поехали к пристани недалеко от юго-восточного угла Сингапура и арендовали парусную лодку Laser Bahia на двоих, в которой Лим выполнял работу обоих мужчин. Туман от лесных пожаров в Индонезии омрачил день; океан выглядел так, как будто испарялся перед нами. Недалеко от пристани грузовые суда и нефтяные танкеры терпеливо ждали своей очереди в порту.На востоке возвышалась высокая немигающая башня наблюдения военно-морской базы Чанги. — Я называю его Оком Саурона, — сказал Лим.

    Ветер поднимался и падал сильными порывами; Волосы Лим, взлохмаченные даже в помещении, еще больше оживились. Он указал на искусственный холм к востоку от пристани вдоль побережья, где слонялись грузовики и землеройные машины. Это была рекультивация Восточного Чанги: более тысячи гектаров земли, предназначенных для размещения нового терминала аэропорта и его трех взлетно-посадочных полос. Пытаясь приблизиться, мы, должно быть, забрели в чувствительные воды.Из военно-морской базы раздался громкий вопль, прерываемый тремя типами сирен: «Вы входите в запретную зону! Пожалуйста, очистите сейчас!» Лим велел мне тянуть за разные веревки, и мы поспешно вытащили их.

    Через пару часов после того, как мы отчалили, мы наткнулись на остров Теконг, расположенный в проливе между Сингапуром и Малайзией, принадлежащий первому, но ближе ко второму. Две страны поссорились из-за мелиоративных работ здесь в 2002 году; потребовалось три года переговоров, прежде чем Сингапур смог продолжить.Та часть острова, где тренируются сингапурские армейские части, виднелась на горизонте дымным пятном. Наша лодка уткнулась носом в каменную стену, которая обозначала мелиоративные работы. Стена начиналась на северном побережье острова, шла на восток к морю, а затем возвращалась к точке на южном побережье. В общих чертах он напоминал нос дельфина.

    — Странно, — сказал Лим. «Здесь никого нет». Ни грузовиков, ни охранников, ни бульдозеров. «Возможно, они остановили работу из-за нехватки песка».

    Лим держал лодку неподвижно, пока я шел по мелководью, чтобы лучше видеть, стараясь не вторгаться на остров.Камни под ногами были скользкими, и я залаяла голенью.

    «Как это выглядит?» Звонил Лим.

    В нескольких футах от внешней стены находилась внутренняя, а между ними был набит песок: прекрасный, нетронутый песок цвета молочного овальтина. Он крепко и крепко держался в своем каменном рукаве, его поверхность была настолько ровной, что, если бы я ступил на нее, я мог бы быть первым посетителем на неизведанной земле. В ловушке за внутренней стеной находился низкий бассейн с водой, который еще нужно было заполнить. Вокруг нас бездеятельно лежал под солнцем океан, готовый бросить вызов изобретательности Сингапура своим терпеливым, непреклонным подъемом.

    8 вещей, которые вы не знали о Бюро по управлению земельными ресурсами

    Одно из девяти бюро при Министерстве внутренних дел. Корни Бюро по управлению земельными ресурсами восходят к основанию Америки. BLM была создана 16 июля 1946 года в результате слияния Главного земельного управления и Службы выпаса скота США. Спустя более 70 лет оно остается небольшим агентством с большой работой — управлением общественными землями для многоцелевого использования, например, для отдыха и освоения природных ресурсов на благо нынешнего и будущих поколений.

    Ознакомьтесь с этими интересными фактами о текущих обязанностях и обязанностях BLM.

    1. Предшественник BLM помогал поселенцам заселять запад Америки. Главное земельное управление, которое было основано в 1812 году и позже стало BLM, контролировало распоряжение уступленными и приобретенными землями. Этот офис помог организовать западное заселение земли после того, как наша молодая нация начала приобретать землю в результате покупки Луизианы. Сегодня BLM продолжает хранить более девяти миллионов исторических земельных документов и записей, доступных для общественности.


    На этой фотографии 1918 года изображена полностью женская съемочная группа из Главного земельного управления США, проект Минидока, штат Айдахо. Фото Бюро землеустройства.

    2. BLM контролирует 245 миллионов акров государственных земель для американского народа. Агентство управляет 1 из 10 акров в США, или около 12 процентов территории США. Это немного меньше площади Техаса. Земля в основном расположена в западных штатах, включая Аляску, Калифорнию, Нью-Мексико и Вайоминг.


    Пустыня Орлиных Хвост площадью 97 880 акров находится примерно в 65 милях к западу от Феникса, штат Аризона. Фото Бюро землеустройства.

    3. Нефтегазовая программа BLM является благом для экономики США. В 2018 году при разработке месторождений нефти и газа на землях, находящихся в ведении Бюро, было создано более 470 000 рабочих мест по всей стране, а вклад в экономику составил 105 миллиардов долларов. Годовой доход от аренды и роялти в 32 штатах, превышающий 3 миллиарда долларов, распределяется между Казначейством США и штатом, в котором разрабатывается энергетика.Кроме того, BLM управляет операциями по аренде примерно 4500 нефтяных и газовых месторождений от имени племен и отдельных владельцев полезных ископаемых в Индии.


    Нефтяная вышка на участке площадью 32 миллиона акров, сданном в аренду застройщикам. Фото Бюро землеустройства.
    Пожарный-ветеран идет по огню в штате Орегон. Фото Калеба Строу, Бюро землеустройства.

    5. Многие земли, находящиеся в ведении BLM, служат лабораториями под открытым небом, что позволяет учащимся открывать для себя древний мир через настоящие артефакты. Сорок лет назад компания BLM построила временные постройки для защиты карьера динозавров Кливленд-Ллойд в штате Юта. Сегодня карьер динозавров Кливленд-Ллойд представляет собой современное экологически чистое здание. Эти артефакты до сих пор рассказывают учащимся о чудесах изучения прошлого и дают им основы геологии и палеонтологии, вдохновляя на всю жизнь распорядителей государственных земель Америки.


    Студент изучает след динозавра. Фото Бюро землеустройства.

    6.На общественных землях, находящихся в ведении BLM, есть множество потрясающих развлекательных мероприятий. От традиционных занятий, таких как походы, охота и рыбалка, до смелых приключений, таких как катание на горных велосипедах, катание на лошадях, рафтинг, дельтапланеризм и вождение внедорожника, на общественных землях доступно множество развлечений. Более 6000 миль национальных живописных и исторических троп обеспечивают прекрасную связь с природой в 15 штатах. Испытайте их сами — найдите возможности для активного отдыха в вашем районе.


    Горный байкер расчищает холм на тропе Сэнди-Ридж в Орегоне. Фото предоставлено Лесли Кемейер, Международная ассоциация горных велосипедистов.

    7. Общественные земли обеспечивают электричеством американские дома и предприятия. Энергетический подход BLM «все вышеперечисленное» позволяет генерировать все больше энергии на общественных землях. В 2018 году на федеральных землях было добыто более 308 млн тонн угля, большая часть которого пошла на выработку электроэнергии. Сорок процентов геотермальной энергии страны вырабатывается на государственных землях.В дополнение к надзору за развитием энергетики на общественных землях, BLM также санкционирует проекты передачи и трубопровода для доставки электроэнергии на растущие рынки на Западе и Юго-Западе.


    Овцы пасутся на холмах, которыми управляет BLM. Фото Боба Уика, Бюро землеустройства.

    Хотя Бюро по управлению земельными ресурсами может быть относительно небольшим агентством, его миссия как крупнейшего федерального управляющего землей оказывает огромное влияние на то, как мы взаимодействуем с государственными землями.

    Что еще можно узнать о Бюро землеустройства? Посетите www.blm.gov, чтобы узнать.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.