Развитие туризма в регионе: Туризм в субъектах Российской Федерации: региональные особенности и перспективы развития

Содержание

Как развитие туризма отражается на экономике регионов и стран?

Опубликовано: 27.11.2020

В Уральском государственном экономическом университете состоялась I Международная научно-практическая конференция «Стратегические векторы развития туризма и индустрии гостеприимства: мировое, национальное, региональное измерение».

Организаторами конференции выступили Институт непрерывного и дистанционного образования УрГЭУ совместно с кафедрами туристического бизнеса и гостеприимства, государственного и муниципального управления, управления качеством, технологии питания. Событие прошло в совмещенном очном и онлайн-формате, при поддержке Министерства науки и высшего образования Российской Федерации, Министерства образования и науки Республики Таджикистан.

Участниками конференции стали представители отраслевых ассоциаций, профессиональных объединений сферы туризма и гостеприимства, региональных ведомств, органов государственной и муниципальной власти, научных и образовательных учреждений, руководители специализированных турфирм и специалисты сферы туризма и гостеприимства России, Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Перу, Венгрии, Болгарии, США, Беларуси и Украины.

Мероприятие стартовало с пленарного заседания, посвященного развитию внутреннего и въездного туризма в России, а также межведомственному взаимодействию. Заседание в формате Круглого стола открыл ректор УрГЭУ Яков Силин: «Тема сегодняшней конференции связана не просто с развитием туризма, но и с развитием культуры и экономики регионов и стран. Чтобы продуктивно выстраивать процессы их взаимодействия, нужно заглядывать в будущее с учетом последних тенденций. УрГЭУ был и остается надежной площадкой для обсуждения этих вопросов. Нам нужно совместно строить будущее!»

В режиме телемоста к пленарному заседанию подключились представители рабочих секционных площадок — партнеров УрГЭУ: Ташкентского государственного экономического университета, Нижнетагильского торгово-экономического колледжа, Каменск-Уральского техникума торговли и сервиса, Евпаторийского техникума строительных технологий и сферы обслуживания.

«Туризм — одно из самых динамично развивающихся направлений мировой экономики, и для Таджикистана его развитие в приоритете. Я убежден, что результаты нашей конференции придадут новый импульс в развитии туризма обоих государств. Объекты исторического и культурного наследия, высокие горы и неповторимая природа Таджикистана вызывают огромный интерес у иностранных гостей. Таджикистан сегодня является полноправным членом Всемирной туристической организации, что стало основой для интеграции туристического сектора страны на мировой рынок», — заявил заместитель министра образования и науки Республики Таджикистан Кодирзода Бахриддин.

«В Узбекистане туризм традиционно связан с городами Всемирного наследия ЮНЕСКО, которые привлекают тысячи гостей со всего мира. Наша страна предлагает разнообразные виды турпродуктов на самый взыскательный вкус. Туризм как важная отрасль современной экономики прочно занял свое место в учебных планах университетов. И мы рады сотрудничеству с коллегами из УрГЭУ в области подготовки конкурентоспособных экономистов. Надеемся, что наше взаимодействие будет развиваться в русле современной рыночной экономики», — обратилась к коллегам проректор по научной работе и инновациям Ташкентского государственного экономического университета

Гульнара Абдурахманова.

«За последний год всем, кто задействован в сфере туризма, пришлось адаптироваться к новой реальности. В Евпатории активный сезон начался лишь в июле, хотя всегда начинался в мае-июне. В этом сезоне у нас отдохнули около 1 млн человек. Основа нашего туристического продукта — это санаторно-курортное лечение, и количество этих методик ежегодно увеличивается. Активно внедряются новые оздоровительные программы. Могу даже сказать, что кое-где были разработаны программы реабилитации после перенесенного коронавируса», — рассказала глава муниципального образования — председатель Евпаторийского городского совета Республики Крым

Олеся Харитоненко.

«Руководство и студенты нашего техникума стремятся видеть и понимать все новые пути и перспективы развития индустрии гостеприимства в нашем городе. Мы хотели бы быть полезны Евпатории в этом и благодарны УрГЭУ за помощь в реализации наших стремлений. Такое тесное взаимодействие поможет нам изменять наши образовательные программы, постоянно дополняя их всем новым и перспективным», — продолжила директор Евпаторийского техникума строительных технологий и сферы обслуживания Нила Худикова.

«В рамках конференции в нашем колледже проходит секция студенческих работ, посвященных развитию туризма на Урале. Именно молодежь должна развивать новые направления в этой сфере. Сегодня студенты высшей и средней школы активно создают виртуальные экскурсии по музеям и достопримечательностям нашего региона. И, размещая их в интернете, ребята дают возможность людям, которые не могут приехать в наш регион, приобщиться к культурным и историческим ценностям нашего богатейшего края», — дополнила директор Нижнетагильского торгово-экономического колледжа Наталья Мякишева.

«Недавно нами было проведено социологическое исследование, в котором приняли участие более 800 респондентов. В результате этого опроса были выделены три основные группы проблем в сфере туризма, первая из которых была связана с чрезвычайно высокой степенью локализованности крупных российских туроператоров и невозможностью получать стабильное кредитование. Вторая группа — это практически полное отсутствие государственной поддержки данного вида деятельности.

К третьей группе относится отсутствие квалифицированных кадров, годных для работы в современном туризме. Совместными усилиями мы должны искать пути решения этих проблем», — продолжила директор ИНДО УрГЭУ, модератор конференции Екатерина Ялунина.

В рамках пленарного заседания ректор УрГЭУ Яков Силин подписал соглашения о сотрудничестве с директором Муниципального казенного учреждения «Столица Урала» Алексеем Котомцевым, а также директором ЧУКиТ «Ирбитский музей народного быта» Михаилом Смердовым.

Иванова Екатерина Вячеславовна, начальник отдела развития туризма и туристической инфраструктуры Министерства инвестиций Свердловской области в своем докладе рассказала о перспективах развития внутреннего туризма.

Данилов Игорь Николаевич, генеральный директор АО «Уральский выставочный центр» — Международный выставочный центр «Екатеринбург-ЭКСПО» в своем докладе осветил вопросы развития конгрессно-выставочной деятельности в новых реалиях. Киселёв Аркадий Юрьевич, заместитель генерального директора — руководитель Уральского конгресс-бюро Агентства по привлечению инвестиций Свердловской области представил доклад на тему: «Событийно-деловой туризм как новый вектор развития отрасли на примере Свердловской области». Афанасьев Максим Сергеевич, председатель комитета по организации бытового обслуживания населения Администрации г. Екатеринбурга в своем докладе осветил главные тенденции развития сферы гостиничной индустрии города Екатеринбурга. Туканова Эльмира Наилевна, директор Центра развития туризма Свердловской области представила действующий комплекс мероприятий по продвижению туристского потенциала региона в условиях существующих ограничений: опыт Центра развития туризма Свердловской области.

Ларионова Наталья Ивановна, президент Уральского союза туриндустрии, член Совета регионов РСТ, член Совета по развитию туризма Свердловской области, директор ТК «Детское Бюро путешествий», основатель «Парка сказов» осветила проблемные точки индустрии туризма на Урале и возможности их решения.   Чеботаева Марина Валерьевна, генеральный директор «Альмаватех», создатель проекта «Двигаем Урал в России и в мире!», общественный представитель Агентства стратегических инициатив по туризму в Свердловской области в своем докладе сделала акцент на создание комплексного туристического продукта — как основы туристической привлекательности населённого пункта. Бучинская Наталья Михайловна

, генеральный директор ООО «Профсервис», общественный представитель Агентства стратегических инициатив по туризму в Свердловской области в своем выступлении раскрыла проблемы продвижения Свердловской области как массового туристического направления. Голенков Александр Евгеньевич, управляющий партнер группы компаний STARTravel и СТАР Академия — обучение за рубежом, член общественной палаты города Екатеринбурга, вице-президент ассоциации выпускников УрГЭУ акцентрировал внимание участников на зарубежных стажировках студентов как надёжном инструменте развития профессиональных компетенций молодых профессионалов. Шунайлов Евгений Афанасьевич, заместитель директора по общим вопросам Института электрофизики Уральского отделения РАН в своем выступлении рассмотрел вопросы структурной интеграции научно-образовательных предприятий в туристическо-оздоровительном комплексе.

Зарубежные участники пленарного заседания Орсоля Бартол, Чилла Сабо, Дунайварош университет (Венгрия) выступили с докладом на тему: «Адаптация высшего образования к цифровой трансформации» (Higher education adaptation to digital transformation), Николас Вайс — профессор департамента планирования и развития туризма Государственного университета Аризоны (США) с докладом «Реновация городов и культурное наследие: возможности для развития туризма».

По итогам мероприятия планируется подготовка предложений и рекомендаций по реализации Стратегии развития туризма до 2035 года и национальных проектов в регионах и городах Российской Федерации и зарубежных стран, которые будут разосланы в заинтересованные ведомства и организации.

Конференция продолжилась тематическими секциями: «Современные мировые тенденции развития туризма и индустрии гостеприимства: адаптация к новой реальности»; «Индустрия туризма и гостеприимства в условиях новой экономики: инновационные модели, возможности, приоритеты»; «Современные тенденции организации и развития сферы обслуживания и ресторанного бизнеса Республики Крым»; «Развитие внутреннего туризма и индустрии гостеприимства в городе Каменске-Уральском: история и перспективы развития»; «Развитие туризма в Республике Узбекистан»; «Инновационные подходы к качеству образования в условиях электронного обучения и дистанционных образовательных технологий»; «Туризм как управленческая категория: федеральное, региональное и местное измерение»; «Качество и конкурентоспособность услуг индустрии туризма и гостеприимства: современное состояние и тенденции развития в условиях вызовов пандемии коронавируса»; «Индустрия гостеприимства: практика и трансформация» и «Экспертная сессия «Проблематика и возможные векторы развития международного туризма — опыт Чешской Республики».

Секция 1 Международной научно-практической конференции «Стратегические векторы развития туризма и индустрии гостеприимства: мировое, национальное, региональное измерение» объединила авторов докладов на тему: «Современные мировые тенденции развития туризма и индустрии гостеприимства: адаптация к новой реальности».

Модератором секции выступила канд. экон. наук, заведующая кафедрой туристического бизнеса и гостеприимства Уральского государственного экономического университета, общественный представитель Агентства стратегических инициатив по туризму в Свердловской области Ольга Ергунова.
Своим опытом работы в новых реалиях поделились представители науки и образования, деловых кругов, общественных организаций, власти, занимающихся вопросами улучшения качества и обеспечения конкурентоспособности в индустрии туризма и гостеприимства.

Среди 15 спикеров — ученые УрГЭУ: директор Института непрерывного и дистанционного образования УрГЭУ, д-р экон. наук, профессор Екатерина Ялунина, доцент кафедры мировой экономики и внешнеэкономической деятельности УрГЭУ, канд. экон. наук Вероника Вязовская, доцент кафедры туристического бизнеса и гостеприимства Алла Ошкордина, доцент кафедры мировой экономики и внешнеэкономической деятельности Ирина Савельева, доцент кафедры туристического бизнеса и гостеприимства Евгения Радыгина и другие.

Докладчики УрГЭУ всесторонне осветили вопросы организационно-экономического развития санаторно-курортного комплекса в Свердловской области; меры поддержки индустрии туризма в новых условиях; инвестиционной привлекательности системы образования, а также аспекты взаимодействия сферы образования и туризма.

Проректор по международным связям Государственного технологического университета им. С. Боливара (Республика Перу) Луис Алманза рассказал о трендах в сфере туризма и индустрии гостеприимства в условиях «new normal». Из его доклада следует, что Перу также, как и другие страны, делает акцент на внутреннем туризме.

Проректор по науке и международным связям в Казахской Академии труда и социальных отношений канд. экон. наук, доцент, Гайни Муханова тоже взяла близкую тему «Туризм как драйвер развития экономики Казахстана: вызовы и тренды в период пандемии».

Интересные выступления, основанные на собственном опыте и данных, сделали специалист по геобрендингу, доцент Екатеринбургской академии современного искусства Валентина Самкова; директор ООО «Медведь-экстрим» (г. Н. Тагил) Иван Воробьев; директор по качеству услуг Уральского центра экспертизы услуг, эксперт по классификации гостиниц и иных средств размещения Ольга Дыбцова; член правления Фонда социальной активности «Идея» (г. Полевской) Эльмира Самохина.

В секции 2 «Индустрия туризма и гостеприимства в условиях новой экономики: инновационные модели, возможности, приоритеты» доклады представили примерно 20 спикеров, в том числе ученые из Москвы.

Тема выступления профессора кафедры туризма и гостиничного дела Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма (г. Москва) Натальи Авиловой звучала «Конкурентоспособность рынка образовательных услуг в области сервиса и туризма».

О конкурентоспособности рынка образовательных услуг в области сервиса и туризма также говорил канд. геогр. наук, научный сотрудник НИУ Высшая школа экономики (г. Москва) Нияз Габдрахманов.

Вопросы коллаборации soft skills и цифровых навыков как гарантия востребованности выпускников на рынке труда в индустрии гостеприимства и туризма раскрыла заместитель декана факультета международного туризма, спорта и гостиничного бизнеса Финансового университета при Правительстве РФ,  эксперт по классификации средств размещения Анна Кошелева.

Предложения и рекомендации, выработанные в ходе конференции, планируется разослать в заинтересованные ведомства и организации, а научные статьи докладчиков опубликовать в сборнике РИНЦ.

В рамках конференции «Стратегические векторы развития туризма и индустрии гостеприимства» состоялась экспертная секция «Проблематика и возможные векторы развития международного туризма — опыт Чешской Республики».

Представители сферы туризма и гостеприимства обсудили возможные варианты и сценарии организации путешествий по Чехии, представили разные по своим особенностям и достоинствам чешские регионы.

Модераторами секции выступили директор Национального туристического управления Чешской Республики – CzechTourism Урал Роман Прохазка и директор Уральской Ассоциации туризма Михаил Мальцев.

Приглашенные спикеры рассказали о привлекательных туристических направлениях Чешской Республики. Были представлены всемирно известные курорты Карловарского края, которые в постпандемический период могут стать особенно интересны тем, кто хочет защитить свое здоровье. Вода минеральных источников помогает активизировать работу иммунной системы, что в сложившейся ситуации очень актуально: пережив пандемию коронавируса, люди, в первую очередь, задумаются об инвестициях в своё здоровье.

В качестве альтернативы стандартным туристическим точкам притяжения был представлен Моравско-Силезский край и его административный центр город Острава. Регион способен удовлетворить самые разные туристические запросы, сочетая культурный туризм, горнолыжные курорты, технические достопримечательности, а также крупные музыкальные фестивали и спортивные мероприятия. «Промышленный регион, который сумел превратить свое индустриальное наследие в арт-объекты», — отметил Михаил Мальцев.

Путешествия тесно связаны с шоппингом, и после открытия границ туристам будут интересны покупки из разных стран. Одной из точек притяжения в этой сфере может стать город Яблонец-над-Нисоу, который давно известен стекольной промышленностью. В городе был создан Союз производителей стекла и бижутерии — объединение 50-ти стекольных и бижутерных компаний-производителей различных видов украшений, елочных игрушек, товаров для рукоделия. На презентации также был предложен способ привлечения туристов с помощью крупных выставок-ярмарок, где местные производители могут представить продукцию своих брендов. Организовывая подобные мероприятия, можно также укрепить международные связи, получить больше информации о культуре, бизнесе и производстве других стран.

«В период пандемии, когда закрыты границы, необходимо проводить такие встречи и напоминать, что такая ситуация не будет постоянной. К сожалению, мы не можем сказать, когда это случится, но все эпидемии когда-нибудь заканчивались. Туристическая индустрия вернется, возможно, с некоторыми изменениями. Первыми активно путешествовать начнут молодые люди, а туристы старшего возраста будут более осторожно и вдумчиво выбирать направления для путешествий. Я и мои коллеги из других стран так считаем», — отметил Роман Прохазка.

«Чехия — одно из самых приоритетных направлений для Урала. У нас есть несколько туроператоров, которые специализируются на Чехии, есть представительство CzechTourism, много людей работает над тем, чтобы в Чехию из Свердловской области летали полные самолеты, и они будут летать. Сейчас ясно одно — что бы дальше не произошло, туриндустрия вернется. Может быть, в другом формате, немного видоизмененная. Но без путешествий мир жить не может! С другой стороны, можно отметить, что за почти год «выстрелило» направление внутреннего туризма, и это тот плюс, который мы можем отметить в сложившейся ситуации», — рассказал директор по развитию и продвижению бизнеса компании Веди Групп, travel-журналист Алексей Ванченко.

В Уральском государственном экономическом университете состоялась I Международная научно-практическая конференция «Стратегические векторы развития туризма и индустрии гостеприимства: мировое, национальное, региональное измерение».

Пресс-служба УрГЭУ


Просмотров: 2495

Поделиться:

ВНУТРЕННИЙ ТУРИЗМ — ДРАЙВЕР РАЗВИТИЯ РОССИЙСКИХ РЕГИОНОВ

23 сентября «Коммерсантъ – Южный Урал» участвовал во всероссийском онлайн-марафоне «Внутренний туризм – драйвер развития российских регионов». Во время обсуждения выяснились парадоксальные вещи: жители Челябинской области стали вкладывать деньги в элитную недвижимость на природе, а с другой стороны, региональная власть пока не имеет понимания о том, как развивать рекреационную отрасль в самом богатом на красоты уголке страны.

Андрей Минченко, заместитель министра экономического развития Челябинской области, говорит, что время для концепции туристического развития региона еще не настало. «Мы видим, что пандемия коронавируса негативно отразилась на экономике в целом. И туристическая отрасль – только одна из сфер. Однако, в этой ситуации наступила некоторая оттепель, и с июля внутренний туристический поток превышает прошлогодние показатели, — считает Минченко. — Представители отелей, санаториев и баз отдыха говорят, что свои потери уже вернули. Это происходит на фоне беспрецедентного внимания к отрасли со стороны как федеральных и региональных властей, так и со стороны потребителей. И эту возможность нужно использовать. Мы ставим перед собой задачу включиться в федеральные программы. С этой целью участвуем во всероссийском конкурсе туристско-рекреационных кластеров Агентства стратегических инициатив, направленном на развитие экотуризма. В Челябинской области есть огромные возможности для развития именно этого сектора.

Внутри региона произошло перераспределение полномочий. Развитие туризма передано от министерства культуры в ведение министерства экономического развития региона. За летние месяцы мы провели полный аудит туриндустрии, сформировали туристическую концепцию, полностью основанную на мнении общественности. Думаю, что в октябре мы приступим к ее экспертному обсуждению.

Инвестиционные программы для конкретно туристической отрасли еще не существуют. Пока применяются меры поддержки, общие для всей российской экономики. Чтобы инвестпрограммы заработали, нужна одобренная концепция развития туризма внутри региона.

Удалось скоординировать работу целого ряда властных структур и ведомств. В наш туристский кластер «Горный Урал» входят шесть муниципалитетов, три национальных парка. И один из наших важнейших приоритетов – двигаться дальше вот в такой синергии. Наши национальные парки, например, «Таганай» уже имеют базовую инфраструктуру для экологического туризма».

Председатель совета директоров горнолыжного курорта «Солнечная долина», президент национального парка спорта и туризма «Тургояк» Олег Сиротин полагает, что путь к выживанию туристических дестинаций лежит через частное инвестирование. «20 лет назад мы начали заниматься туристическим направлением. Тогда и появился горнолыжный курорт «Солнечная долина». Сегодня мы пришли к тому, что годовой поток туристов туда составляет примерно 350 тысяч человек. Такой успех связан с тем, что нам удалось придумать эффективные финансовые модели. Сейчас основная модель – вовлечение частных инвестиций в туризм. Два курортных поселка, которые мы имеем, проинвестированы обычными гражданами, целое сообщество людей является совладельцами мест отдыха. Мы лишь управляем этой системой и обеспечиваем ее доходность.

Во время пандемии случилось совсем неожиданное. В головах людей что-то переключилось, они решили, что им обязательно нужна природная «отдушина» в стокилометровой зоне от мегаполиса. Пришли новые инвесторы, и мы просто не успеваем вести строительство. Объем инвестиций за последние три месяца у нас вырос в два с половиной раза. Мы включились в новый проект – «Открытый город». Я о нем не буду распространяться, но это окупаемая и нужная история.

Что касается мер поддержки. Я очень благодарен правительству РФ, поскольку мы активно кредитуемся, и нам дали весомые отсрочки. Мы выстояли в трудные три месяца начала самоизоляции, а впоследствии увидели, что перегнали «предпандемийный» объем продаж почти в два раза. Однако, для нас дорого развивать дорожную инфраструктуру, и, наверное, это задача не только местечковая.

Я вижу развитие внутреннего туризма в регионе в том, чтобы связать национальные парки Таганай и Тургояк экотропой. Мы этот проект защищали в Москве, и думаю, что через год-другой, маршрут появится и будет иметь примерно полумиллионный траффик в год».

Эксперт по развитию территорий Общественной палаты Челябинской области Дмитрий Довбня уверен, что не нужно ждать 20 лет, чтобы в регионе появились туристические кластеры вроде «Солнечной долины», нужно увеличивать темп. «К Челябинской области со стороны местного правительства должны быть применены те же подходы, которые оно применяет к промышленности, то есть дает преференции, — говорит Довбня. — И единственный путь к успеху – защита инвестиций в туризм. В Челябинской области есть много санаториев, построенных еще в социалистическую эпоху. И что мы видим? В нескольких километрах от санаторно-курортных зон сейчас строят промышленные добывающие предприятия. До тех пор, пока для местной власти туристический бизнес не станет таким же важным, как производство металла, ничего не получится.

И не стоит считать пандемию как положительный фактор. Это случайность, как, помните, в фильме «Форест Гамп» главные герои выиграли на том, что вышли в море, и их застал шторм, разбивший суда, стоявшие у причала. Зачем полагаться на такие случайности? Почему бы не вернуть опыт советских времен, когда Южный Урал был выбран как локация санаторно-курортного туризма для работников региона и Западной Сибири?»

Анатолий Гуревич, генеральный директор туристической компании «Сусанин», предложил свою концепцию оценки инвестиционной привлекательности региона. «Я хочу вспомнить интересную формулировку губернатора Камчатки. Он сказал, что Камчатка – это регион одноразового туризма. Я понял не сразу. Но знаете, Камчатка – это очень красиво, но и очень далеко. Человек мечтает туда приехать, но это очень дорого. И турист приедет, поставит галочку, что приехал, но вероятность того, что он приедет туда во второй раз предельно низка.

Есть регионы, скажем так, многоразового, познавательного туризма. Это Москва, Санкт-Петербург.

Что касается Челябинской области. За 25 лет, что я работаю в туристической отрасли, ни одна из трех или четырех программ развития туристической отрасли региона не была реализована. Денег потрачено достаточно, а результат – ноль.

Я думаю, что прежде чем создавать программу развития туризма, мы должны определиться – а мы регион какого туризма? Местного, регионального или межрегионального? Это же разные потребители, либо местные, либо соседи, либо иностранцы. Я предлагаю перестать мечтать, что мы построим здесь Нью-Васюки, и вся страна поедет к нам отдыхать. Этого не будет никогда. Беда Челябинской области в том, что последние 30 лет мы не строим, а уничтожаем все, что было построено до этого.

Кто из вас помнит, что город Троицк – крупнейший центр лечения туберкулеза? Там были десятки центров лечения и восстановления от этого заболевания. Не осталось ничего. Зона озера Кисегач была окружена санаториями, пансионатами и домами отдыха. Фактически ничего не осталось. Где людям поправить здоровье на Южном Урале? А мы говорим о туризме…

Нам не нужны многомиллиардные инвестпроекты по строительству элитных отелей. Нам нужно просто навести порядок на озерах, сделать инфраструктуру, чтобы человек, приезжающий отдохнуть на пару дней, не уничтожал все, что есть вокруг. Можно сколько угодно обвинять людей в хищническом отношении к природе. Но есть ли у них выбор? Нет!»

Инна Гладышева, заместитель директора национального парка «Таганай» по экологическому просвещению, отметила, что посещаемость вовсе не зависит от инвестиций. «Все средства, которые получил национальный парк «Таганай» — это деньги, полученные за услуги. Это и экскурсии, и размещение в приютах, и парковки для транспорта. Целевые средства на развитие инфраструктуры мы получили только в прошлом году вместе с еще восемью особо охраняемыми российскими природными территориями в рамках национального проекта «Экология».

Мы многое улучшаем, но я не сказала бы, что к нам едут люди, которым некуда податься, потому что закрыты границы. И увеличение туристического потока мы наблюдали и год, и пять лет назад. Процентов 60 – 70 – это жители Челябинска и Златоуста, а остальные – жители регионов: Югра, Тюмень, Москва, Питер. К нам едут все».

Полномочный представитель Общенационального союза индустрии гостеприимства по УрФО Антон Палеев обратил внимание на многогранность туристической отрасли. «Я бы предложил говорить не о туризме, а о всей сфере гостеприимства, потому что в нее входит все – от кафе до парикмахерских, — пояснил Палеев. — Это охватывает всю тему развития территорий. Но развивать нужно и потребителя. Поколения сменились, и многие россияне не знают не то, чтобы о Таганае или Тургояке, но считают, что от Екатеринбурга до Тюмени нужно лететь шесть часов. Проблема в том, что мы не умеем отдыхать на своей территории, мы ее не знаем. Конечно, пандемия, закрытие границ дадут шанс для развития внутреннего туризма. Но надо понимать, что открытие отеля без развития инфраструктуры, без предоставления комплекса услуг не даст толчка к развитию региона.

Сейчас идет тенденция на создание межрегиональных маршрутов. Например, «Императорский», который начинается в Санкт-Петербурге, а заканчивается в Тобольске. То есть задействуются разные территории, дестинации, множество объектов. И в таком случае начинается самое главное – конверсия клиентов. Но мы сталкиваемся с тем, что в регионах отсутствует представление об «упаковке» туристического продукта с точки зрения продвижения».

Развитие туризма в Прикаспийском регионе

<p> 16-17 декабря в Астрахани проходит Международная конференция по вопросам развития туризма в Прикаспийском регионе. О ходе мероприятий читайте в новостной ленте в этом разделе.

16-17 декабря 2011 года в Астрахани проходит Первая международная конференция по развитию туризма в Прикаспийском регионе. Столь значимое мероприятие проводится Министерством спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации и  Федеральным агентством по туризму совместно с Правительством Астраханской области.

Программой конференции предусматривается проведение пленарного заседания, различных тематических дискуссий и партнерских секций по вопросам развития международного и трансграничного сотрудничества в сфере туризма, повышения качества и безопасности услуг объектов туриндустрии, сохранения историко-культурного наследия и продвижения регионального туристского продукта на российском и международном рынках.

В работе конференции примут участие  руководитель Ростуризма Александр Радьков, региональный директор по Европе Всемирной туристской организации Изабель Гаранья, заместитель председателя Правительства Астраханской области по социальной политике Галина Зотеева, руководитель Бакинского туристического информационного центра Закир Алиев, вице-президент «Tivaris» Кристиан Деттмеринг, контрактный директор при Департаменте международного сотрудничества Министерства культуры и туризма Греческой республики Георгий Илиадис, вице-президент Российского союза туриндустрии Сергей Корнеев, начальник международного отдела Комитета по туризму и спорту Туркменистана Абдурахман Мамметниязов и т. д.

Астраханский государственный технический университет как лидер в подготовке кадров для туриндустрии региона также принимает участие в работе международной конференции. Эксперты АГТУ представят свое видение развития туризма в Прикаспийском регионе. О ходе конференции читайте в новостной ленте на нашем сайте. 

 

 

 

В Самарской области создадут программу развития туризма до 2025 года

Развитие туристической отрасли и повышение туристической привлекательности Самарской области стали одной из тем оперативного совещания, которое провёл Губернатор Самарской области Дмитрий Азаров с членами кабмина, руководителями ведомств и главами муниципалитетов.

Отрасль туризма может стать настоящим драйвером развития экономики региона, особенно сейчас, когда в поспандемийный период многие страны сохраняют ограничения на въезд иностранных туристов, а, значит, у россиян будет расти спрос на внутренний туризм. Глава региона подчеркивал: для того, чтобы не только привлечь туристов в Самарский регион, но и сделать так, чтобы они сюда возвращались, необходимо разработать грамотную стратегию, модернизировать туристический кластер.

В связи с этим по поручению Губернатора в регионе ведется разработка государственной программы «Развитие сферы туризма и гостеприимства в Самарской области на 2020-2025 годы». О том, как продвигается работа и какие основные положения будет содержать программа, доложил министр культуры региона Борис Илларионов. Он рассказал, что к разработке документа привлечены представители профессионального сообщества, ученые экономического университета и профильные министерства.

Предполагается, что госпрограмма будет нацелена на решение 6 основных задач. Так, будут проводиться аналитические исследования и мониторинг развития отрасли туризма в регионе, что позволит понять запросы туристов и определить ключевые возможности, которые губерния сможет предоставить. «Здесь мы ориентируемся на возможность обработки геопространственных больших данных. – отметил Борис Илларионов. – Современные технологии позволяют оценить объем затрат туристов, средний чек по категориям и типам посещаемых мест, будь то предприятия общепита, сферы развлечения, транспорта. При анализе этой информации мы сможем получить реальные данные о том, зачем к нам приезжают турист и каким образом мы можем перегруппировать наши ресурсы».

Также, по мнению министра, в программе необходимо уделить внимание повышению узнаваемости Самарской области, развитию инфраструктуры туризма, повышению квалификации кадров, проведению профессиональных мероприятий в сфере туризма и гостеприимства, развитию инновационных проектов и инициатив. По словам министра, проект программы будет представлен на согласование руководству региона к 1 августа.

«Это важная работа, к ее выполнению надо подойти очень серьёзно. Организуйте рабочую группу по подготовке этого документа. Надо привлекать и местных экспертов, и Российскую Гостиничную Ассоциацию, которая готова нам помогать, протестировать предлагаемые решения. Коллеги, мы должны сделать качественный продукт», – подчеркнул Дмитрий Азаров.

Глава региона обратил внимание министра на то, что при формировании программы необходимо учитывать ключевые «точки роста» туристической отрасли, подготовить проекты развития, концепции знаменитых мест.

Также Дмитрий Азаров подчеркнул, что параллельно с разработкой стратегии необходимо помогать предприятиям сферы туризма и гостеприимства подготовиться к работе после снятия ограничительных мер: «Программа развития очень важна, но мы должны решать и сиюминутные проблемы. Люди уже сейчас определяют для себя, где отдохнуть в этих новых условиях, мы им и должны показать, как у нас готовы гостиницы с соблюдением всех санитарных норм и требований, и туристические места, и базы отдыха, и красивые, благоустроенные места, и то, как вопросы с безопасностью здоровья там решаются».  Глава региона особо подчеркнул, что это работу стоит проводит заблаговременно, сделать так, чтобы предприятия полностью были готовы к моменту снятия ограничений.

Кроме того, Дмитрий Азаров поручил не дожидаться принятия программы, а приводить в порядок точки притяжения туристов уже сейчас. В пример Глава региона привел село Переволоки. Он отметил, что село, расположенное на въезде в парк Самарская Лука, нуждается в особом внимании: территория не благоустроена, объекты торговли выглядят неопрятно. Губернатор поручил министру встретиться с главой муниципалитета и проработать вопрос благоустройства «ворот» Самарской Луки.

Это же касается и других достопримечательностей, таких, как гора Светелка в Шигонском районе. Губернатор также обратил внимание на необходимость благоустроить прилегающую территорию, а также проработать с сотовым оператором вопрос о переносе вышек связи, которые портят внешний вид живописнейшего места.

Развитие туризма — развитие территории

15 июля 2020г.

На очередном заседании Совета Думы обсуждалась информация о состоянии туристической отрасли и об организации и проведении мероприятий по продвижению и формирования туристического продукта в целях повышения туристической привлекательности региона.

Министр по культуре и туризму Калининградской области Андрей Ермак рассказал, что в соответствии с прогнозом (оптимистическим), регион посетят 900 тысяч туристов (прогноз на 2019 год составлял 1,7 млн). При этом министр подчеркнул, что в показателях туристической отрасли учитываются только те туристы, которые переночевали хотя бы одну ночь в регионе.

По мнению Андрея Ермака, будут пользоваться  спросом в 2020 году: самостоятельные путешествия, экологический отдых в удалении, активные туры, индивидуальные туры. Рассказал министр и о новых «фишках», мотивирующих путешествовать по нашему региону: системе призов, зависящей от количества объектов, которые посетил турист, игре-путешествии (совместный проект с ТАСС), серии видеороликов для социальных сетей с участием калининградцев, широко известных за пределами региона.

В завершении Андрей Ермак рассказал о планах на 2021 год, в том числе по грантовой поддержке инициатив в сфере туризма, актуализации региональной программы «Туризм» и субсидировании туроператоров, работающих по направлению «детский туризм».

Председатель областной Думы Марина Оргеева обратила внимание министра на необходимость помогать муниципальным образованиям, не имеющим выхода к морю, в части оборудования на их территории обустроенных и безопасных озерных или речных пляжей,

«Президент России Владимир Владимирович Путин, на состоявшемся вчера заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам отметил, что  в стране есть большие резервы для качественного роста в развитии внутреннего туризма и призвал заниматься поддержкой деловой инициативы, выращивать новые компании, — говорит президент Калининградской ТПП Феликс Феликсович Лапин. — Для нашего региона развитие внутреннего туризма сулит большие возможности. Конечно, холодной Балтике сложно конкурировать с тёплым Чёрным морем, поэтому не стоит сосредотачиваться на пляжном туризме,  наше море, это лишь дополнительный бонус к другим видам отдыха — лечебному, оздоравливающему, относящемуся к индустрии красоты или связанному с посещением исторических мест. Чтобы привлечь к себе туриста, мы должны обеспечить ему сервис и сопровождение за адекватную стоимость. Возможно, стоит вспомнить уже забытые традиции организации санаторно- курортного отдыха в СССР (не массового, а в ведомственных санаториях и пансионатах) и создать что-то подобное, но уже с современным уровнем сервиса.. Не можем выиграть за счёт погоды, давайте возьмём верх с помощью культуры обслуживания, чистоты и искреннего гостеприимства. Поддерживать туристическую отрасль необходимо, потому что она даёт толчок к развитию массы сопутствующих бизнесов — от предоставляющих развлечения, изготавливающих сувениры до кафе и ресторанов«.

Развитие туризма в малых городах

В Ковдоре Мурманской области состоялся практико ориентированный форум по развитию туризма в малых городах России — «Гиперборейский диалог». Участники форума на примере Ковдора выявили основные возможности для путешественников, совместно с предпринимателями региона определили направления совершенствования туристических продуктов. Развитие туризма – одна из важны задач современного общества и для роста доступности, развития инфраструктуры, перезагрузки отрасли в России реализуется национальный проект «Туризм и индустрия гостеприимства».

На форуме «Гиперборейский диалог» эксперты в сфере туризма и представители туриндустрии обсудили технологии повышения туристической привлекательности и развития туризма в малых городах России на примере Ковдора. Участники форума отметили, что несмотря на географическую отдалённость, Ковдор обладает большим потенциалом развития активного, культурного и промышленного туризма, городу необходимо развитие своего уникального туристического продукта и туристической инфраструктуры.

Организаторами Форума выступили компания «ЕвроХим», Ассоциация менеджеров России, АНО «Национальные приоритеты», Федеральное агентство по туризму (Ростуризм), ВЦИОМ, администрации Мурманской области и Ковдорского района. В мероприятии приняли участие губернатор Мурманской области Андрей Чибис, заместитель руководителя Ростуризма Елена Лысенкова, телеведущая, посол FIFA Виктория Лопырёва, генеральный директор ВЦИОМ Валерий Фёдоров, первый заместитель руководителя Ассоциации менеджеров России Вадим Ковалёв, Руководитель дирекции стратегии, исследований и аналитики АНО «Национальные приоритеты» Юлия Грязнова.

Туристический форум «Гиперборейский диалог» является частью социально-культурного проекта «Ковдор – столица Гипербореи», ставшего новым брендом Мурманской области. Благодаря этому проекту небольшой заполярный город стал точкой роста региона, получил широкую известность и завоевал 8 премий в области регионального развития, брендинга и туризма. В Ковдоре проводятся уникальные мероприятия, такие, как Гиперборейский Новый год и Летний гиперборейский фестиваль, экспедиции по нетронутой территории, создаются первые туристические маршруты по природным и культурным ландшафтам района.

Мурманская область входит в топ-5 самых популярных направлений по России и более 250 тысяч гостей уже посетили наш Север в этом году. Каждый наш город обладает уникальностью и большим потенциалом, который важно не просто открыть, но и всесторонне развивать. Так, Ковдор – столица Гипербореи становится всё популярнее у наших туристов. И это – результат слаженной и системной работы на всех уровнях, от поддержки федерального центра до повышения сервиса в гостиницах и кафе. Со своей стороны, мы будем продолжать развитие инфраструктуры вместе с «ЕвроХимом», добиваться включения в нацпроект по туризму и отслеживать качество услуг. Уверен, пример Ковдора станет успешной практикой не только для нашего региона, — подчеркнул губернатор Мурманской области Андрей Чибис.

Нашим приоритетом является поддержка внутреннего туризма в России и в этой связи очень важно развитие туристических возможностей моногородов и малых северных городов, — отметила в своём выступлении на форуме заместитель руководителя Федерального агентства по туризму Елена Лысенкова. — Ковдор входит в список 38 моногородов России, имеющих хороший потенциал, инвестиционные программы. Ростуризм будем помогать развитию турпродукта Ковдора, переходу туризма в Ковдоре на профессиональный уровень.

В этом году «ЕвроХиму» исполняется 20 лет. Все эти годы мы инвестируем в социальную инфраструктуру и проекты для жителей городов присутствия, среди которых Ковдор занимает особое место. — сказал председатель Совета директоров компании «ЕвроХим» Игорь Нечаев. — Ковдорский горно-обогатительный комбинат – одно из наших ведущих предприятий. Мы активно поддерживаем проект «Ковдор – столица Гипербореи». В год 20-летия компании, совместно с Правительством Мурманской области и администрацией Ковдорского района мы создаем парк «Гиперборея». Сегодня мы торжественнозакладываем памятный камень на месте строительства уникального парка, который повысит качество жизни ковдорчан и туристическую привлекательность Ковдора.

Руководитель дирекции стратегии, исследований и аналитики АНО «Национальные приоритеты» Юлия Грязнова отметила, что именно развитие туризма будет способствовать появлению национальной идеи: «Национальные проекты сфокусированы на человеке и направлены на рост удовлетворенности людей жизнью. Нам всем важно, чтобы удовлетворенностью жизнью возрастала, и нацпроект «Туризм и индустрия гостеприимства» — идеален для этих задач: наши поездки, наши путешествия делают нас счастливее, снижают стресс и уровень депрессии и повышают уровень счастья. Для каждого человека важно комфортно путешествовать, при этом, человек – не только материальное, но и духовное существо. И развитие туризма — это путь для формирования национальной идеи. Чем лучше и больше мы будем развивать туризм, тем вероятнее, что у нас появится национальная идея.И будет замечательно, если бизнес примет в этом участие. В этом году мы опубликуем Всероссийский рэнкинг вклада бизнеса в реализацию национальных проектов, и будем надеяться, что «ЕвроХим» с проектом по развитию туризма в Ковдоре – будет включен в этот рэнкинг».

Рэнкинг вклада бизнеса и НКО в реализацию национальных целей и национальных проектов презентовала генеральный директор АНО «Национальные приоритеты» София Малявина в рамках ПМЭФ-2021. Этот рэнкинг – представляет собой механизм сотрудничества государства, бизнеса и некоммерческих организаций через публичное признание вклада практик корпоративной социальной ответственности (КСО), реализуемых бизнесом и НКО и соответствующих целям и задачам национальных проектов. В результате формирования рэнкинга компании, реализующие практики корпоративной социальной ответственности смогут получить статус «Партнера национального проекта». Именно система рэнкинга позволит сделать процесс получения этого статуса максимально прозрачным.

Справочно:

Национальный проект «Туризм и индустрия гостеприимства» 29 апреля 2021 года презентовал вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко. Нацпроект включает в себя мероприятия по развитию туристической отрасли России, направленные на модернизацию ее инфраструктуры, рост доступности путешествий по стране и совершенствованию госуправления сферы. Национальный проект «Туризм и индустрия гостеприимства» нацелен на эффективную перезагрузку отрасли, в результате которой турпоток России возрастет с 65 млн поездок в год до 140 млн, экспорт туруслуг увеличится в 2 раза – до 22,5 млрд долл., число рабочих мест в туризме составит 4,7 млн, а путешествия по стране станут интереснее и комфортнее.

Фотоматериалы по теме: https://disk. yandex.ru/d/h5qGQleNUkVdmA

Южный федеральный университет | Пресс-центр: Эксперты ЮФУ рассказали о развитии туризма в Ростове-на-Дону и области


Туризм играет значительную роль в развитии регионов России, так как выступает одним из источников формирования доходов территорий, а также выступает драйвером в благоустройстве и расширении инфраструктуры городов и сел нашей страны.

В 2019 году постановлением Правительства Ростовской области была разработана и утверждена региональная программа «Развитие культуры и туризма», которую донское правительство планирует реализовать до 2030 года.

В нашей постоянной рубрике «Точка зрения ЮФУ» мы решили выяснить, как же развивается туризм на Дону. Эксперты ЮФУ: экономист, историк и специалист по туризму рассказали о перспективах развития туристической отрасли в Ростовской области.

Специалист в области туризма о перспективах отрасли

Роман Сухов, заведующий кафедрой туризма ЮФУ, доцент, кандидат географических наук, отметил, что на территории Ростовской области есть несколько харизматичных туристских центров, мало известных широкой аудитории. Например, хутор Старозолотовский в Константиновском районе. Немногие знают, что он входит в ассоциацию «Самые красивые деревни и городки России». Также на его территории находится этнографический музей «Тихий Дон», воссоздающий хутор, в котором жили семьи героев романа Михаила Шолохова.

Также очень интересным местом является винодельня «Эльбузд» в Азовском районе. На ее территории можно полюбоваться виноградниками, узнать о технологиях производства вина и продегустировать качественные вина, произведенные в этом регионе. Это те точки роста, которые имеют огромный потенциал, но пока мало доступны массовому туристу из-за отсутствия транспортной инфраструктуры. Конечно, следует отметить и известные бренды: Таганрог и его великолепный театр им. А.П. Чехова, Азов, станицу Старочеркасскую, которая становится настоящей точкой притяжения для проведения выходных дней на берегу Дона в окружении памятников донской истории.

На вопрос о том, что может Ростовская область предложить в ближайшем будущем, и что нужно сделать, чтобы туристский поток вырос в разы, а Ростовская область стала одним из туристских центров страны, эксперт ответил:

«Свою ресурсную базу необходимо оценивать объективно, но с любовью. Весьма привлекательной может стать эногастрономическая тематика программ. У нас есть прекрасные винодельческие хозяйства в долине Дона и уникальная кухня. И если эти две составляющие красиво упаковать, предлагать в осенне-летний сезон, то можно получить уникальный продукт, у которого будет не так уж и много конкурентов в России. Но для этого необходимо поддерживать и сами винодельческие хозяйства и транспортную инфраструктуру, и отельную базу, которые слабо развиты в сельской местности», подчеркнул Роман Игоревич.

Специалисты ЮФУ, в первую очередь, готовят кадры для туристской индустрии Дона: отельеров, работников туристских компаний, экскурсоводов, рестораторов и других специалистов. Подготовкой кадров занимается структурное подразделение ЮФУ – Высшая школа бизнеса.

Кроме того, осуществляется научная поддержка отрасли: изучается ресурсная база региона, экономические аспекты туризма. Все это позволяет посмотреть на туризм комплексно и объективно.

ЮФУ предлагает полный пакет образовательных программ, что уникально даже в масштабах России. Бакалавриат и магистратура представлены направлениями подготовки «Туризм», «Гостиничное дело», «Сервис». Есть как бюджетные, так и коммерческие места, что делает образование доступным абсолютно для всех, а также ведется обучение по международной магистерской программе «Ecosystems of Tourism, Service and Hospitality» на английском языке.

Экономист о развитии туристического бренда Дона

Ольга Белокрылова, заслуженный деятель науки РФ, доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории экономического факультета ЮФУ рассказала, сможет ли регион, продвигая туристическую отрасль, развить экономику, как это делается в некоторых государствах, создавая новые рабочие места, повышая уровень зарплат и улучшая инфраструктуру.

По словам эксперта, в развитии внутреннего туризма России и региона в ближайшие несколько лет ожидается бум. Этому способствовало сразу несколько причин, среди которых продажи туров с кэшбэком в 2020 и 2021 годах и достаточно сложная эпидемиологическая и экономическая ситуация в мире, благодаря чему популярность отечественного туризма возрастает.

Так, по словам Ольги Спиридоновны, в 2019 году (до пандемии) Ростовскую область посетило 1,5 млн туристов (туристский ресурс Дона включает до 800 туробъектов). А уже летом 2020 года число туристов на Дону увеличилось на 30%. Однако доходы от туризма составляют еще лишь 1,2 % валового регионального продукта.

«Конечно, наряду с этим, чисто экономическим показателем, туризм имеет и другие положительные эффекты: стимулирует развитие местной экономики гостиницы, инфраструктура, народные промыслы, способствует укреплению взаимосвязей между народами, сохраняет местные традиции (станица Старочеркасская), повышает уровень доходов и качество жизни населения, создает новые рабочие места не только в собственно туриндустрии, но и в комплементарных сферах гостиничный, ресторанный бизнес, производство продуктов питания, торговля, сфера услуг, в том числе досуговых парки, театры, квесты, способствует финансированию нерентабальных объектов», – добавила экономист.

Безусловно, отметила эксперт, развитый туризм имеет много положительных эффектов, однако для этого необходимо продвигать имидж региона. Конечно, в настоящее время российская туриндустрия объективно вынуждена концентрироваться на продвижении внутренних турпродуктов, что дает шанс Донскому краю расширить свою туристскую нишу.

«Наиболее перспективными для Ростовской области в условиях высокой урбанизации России являются менее развитые, по сравнению с традиционными видами, экологический и агротуризм», – рассказала Ольга Белокрылова.

Экологический туризм – удовлетворяет потребности туристов в созерцании природы, сохраняя для будущих поколений местные уникальные природные объекты. Развитие экологического туризма способствуют росту благосостояния территорий и экологической грамотности населения.

Вторым перспективным для Ростовской области как индустриально-аграрного региона является агротуризм. Анализ зарубежного опыта показывает, что частичный переход фермеров и мастеров народных промыслов из области производства в область туристических услуг, возникает именно в период экономических трудностей, каким и является пандемия.

«Таким образом, в настоящее время, особенно в пандемических условиях, четко прослеживается тренд увеличения турпотока  с агро- и экологической направленностью, но его закрепление требует создания органа, отвечающего за «зеленый» туризм в правительстве области, продвижения региона на турвыставках, в том числе их организация в Ростове совместно в Ростуризмом, создания региональной цифровой платформы, концентрирующей всю информацию о туристическом потенциале региона, представления в СМИ, интернете агро- и экотурпродуктов, разработки и представления губернатору Василию Голубеву как члену правительственной комиссии по развитию туризма в России соответствующих материалов по развитию агро- и экотуризма на Дону», – подытожила Ольга Спиридоновна.

Для того, чтобы привлечь туристов на Дон также, по оценке экспертов, необходимо оценить перспективы развития туристского кластера Ростовской области, выявить источники финансирования, в частности, через  привлечение частных инвесторов, в том числе из-за рубежа и выпуска «зеленых» облигаций, необходимо провести скрупулезный мониторинг и инвентаризацию природных объектов региона, выявить наиболее перспективные объекты «зеленого» туризма на основе анализа их сильных и слабых сторон, SWOT-анализа, начиная от пеших прогулок (скандинавская ходьба) и заканчивая ездой на внедорожниках вдалеке от цивилизации, провести туроперейтинг туристских продуктов с агро- и экологической компонентой из разных городов России в направлении Ростовской области,  разработать программы туров, включая транспортную доставку, экскурсии по близлежащим городам, посещение объектов экотуризма, других достопримечательностей, гостиницы с определением временных и финансовых затрат, создать устойчивый туристский продукт с экологической компонентой под названием «Природа Дона».

Кстати, экономисты подсчитали, что увеличение общего туристского потока в регион обеспечит рост доли туризма в ВРП, например увеличение общего туристского потока организаций на 1% от своего среднего уровня увеличит долю туризма в ВРП на 22,06 %.

Историк о примечательных исторических местах области

Мария Братолюбова, к.и.н., доцент кафедры отечественной истории XX-XXI вв. ИИМО ЮФУ рассказала об историческом наследии и достопримечательностях Ростовской области, которые могут стать интересными для отечественных и иностранных туристов.

По словам историка, Ростов-на-Дону и Ростовская область обладают уникальным историко-культурным наследием, значительная часть которого популярна и широко востребована в сфере интеллектуального туризма (туризм с познавательными целями, а не просто форма досуга). Но значительная часть потенциала, способного увеличить привлекательность донского региона для внутреннего туризма, еще не раскрыта. Интеллектуальный туризм на сегодняшний день является одним из самых распространённых типов туризма.  

«У Ростова есть свое своеобразие, у нас сохранились не просто отдельные здания, а целые фрагменты исторической среды. В центре города есть кварталы исторических домов дореволюционной застройки. И в этом уникальность нашего города. Эту историческую среду надо сохранить!» – поделилась Мария Братолюбова.

Эксперт считает, что интересных локаций, которые могут стать объектами экскурсионных маршрутов, в городе много. Например, промышленная архитектура – недооцененный пласт в городе. Ростов-на-Дону строился как торговый и мастеровой город. По мере развития капитализма на берегах Дона вырастали фабрики, мельницы и склады. В те времена эти сооружения не были типовыми и сугубо функциональными строениями. Их создавали по индивидуальным проектам городские зодчие. Поэтому, интересно было бы познакомиться с самыми известными промышленными зданиями и узнать о тех, которые, к сожалению, были утрачены.

К таким произведениям промышленного зодчества, по словам Марии Викторовны, можно отнести комплекс зданий табачной фабрики В. И. Асмолова, здание табачной фабрики братьев И. и А. Асланиди, комплекс казенных винных складов на Буденновском. К сожалению, такие объекты со временем исчезают. От мельницы Парамонова начала ХХ века (Береговая, 71-75) осталось только одно здание, а на месте писчебумажной фабрики И.С. Панченко появится жилой комплекс. Угроза нависла и над знаменитым комплексом складских сооружений XIX века в Ростове-на-Дону (так называемые «Парамоновские склады»). Есть и пример удачной реконструкции старых фабрик с приспособлением под любые современные нужды – это табачная фабрика Асмоловых.

Как рассказала историк, Южный федеральный университет также участвует в программах развития внутреннего туризма. На базе Института истории и международных отношений ЮФУ уже много лет реализуется проект «Открой Ростов». Это образовательно-просветительский проект в сфере популяризации историко-культурного наследия Ростова-на-Дону. Проект включает в себя подготовку экскурсоводов из числа студентов ЮФУ, организацию и проведение бесплатных тематических экскурсий для молодежи города.

«Специально для развития интеллектуального туризма в Ростове и области преподаватели ИИМО ЮФУ разработали программу дополнительного образования «Организация экскурсионного дела в сфере регионального туризма и краеведения».  Она рассчитана на учителей школ, музейных работников, сотрудников туристических агентств и всех желающих», – также рассказала Мария Братолюбова.  

Кроме того, студенты ЮФУ проводят бесплатные тематические экскурсии весной и осенью для всех желающих.

Автор: Валерия Топольскова

фото из открытых источников сети интернет

 

(PDF) Роль туризма в региональном развитии и его влияние на экономическое развитие

МАТЕРИАЛЫ ЭЛЕКТРОННАЯ КНИГА II: БИЗНЕС И ЭКОНОМИКА

46

увеличить другие формы туризма на море, на песке и на солнце туризм приносит национальный доход Турист в море

туристический профиль проводит большую часть своего времени, отдыхая в гостинице и на море, тогда как турист, приезжающий в

культурный туризм, проводит большую часть своего времени на улице с местными жителями. Таким образом, Мардин, обладающий серьезным и большим потенциалом, выгодно тратить больше на прибывающих туристов с точки зрения культурного и религиозного туризма.

Товары, характерные для данного региона, привлекают внимание. Владельцы магазинов в регионе получают выгоду от ситуации.

Доходы в этой области и, следовательно, доходы от туризма увеличатся за счет брендинга местных продуктов.

Мардин внесет большой вклад в развитие региона, используя культурное богатство в нужных местах, поскольку

город, в котором на протяжении всей истории жили различные цивилизации.Мультипликативный эффект в секторе альтернативных форм

туризма может быть распространен на более широкую территорию Когда этот вклад дает о себе знать на широкой территории региона

Наряду с этим культурно-религиозный туризм, термальный туризм, молодежный туризм, деловой туризм, конвенция

и выставочный туризм, походы и так далее. Таким образом,

провинция получит больше выгоды от промышленности (отрасли), которая является трудоемкой и создает рабочие места во многих областях. Сельское хозяйство является одним из наиболее важных подсекторов, питающих

Туризм.

Развитие туризма не должно вытеснять развитие сельского хозяйства. Говоря, что мы должны развивать

туризм, мы не должны отодвигать развитие сельского хозяйства на второй план. Исторические места должны стать

благоустроенными местами с обслуживанием и ремонтом, уборкой и визуальным соответствием, где туристы могут увидеть

достопримечательности.Помимо всего этого, устранение фундаментальных проблем, связанных с электричеством, упомянутых выше, таких как

очистка окружающей среды и вода Мардина, неизбежно. Отключение питания (электричества) в туристическом объекте означает

прекращение всех туристических услуг. Однако такие общие проблемы не могут быть решены с помощью одного или двух

учреждений всех государственных учреждений, поэтому они могут быть решены при поддержке и совместном участии всех

государственных учреждений Мардина. Если проблема учреждения может быть решена другим учреждением в городе,

развитие быстро ощущается в этом городе. Таким образом, управление, которое означает хорошее и здоровое общение в

администрации, будет способствовать решению проблем. АРМСТРОНГ Х. и Яйлор Дж.Региональная экономическая политика и ее анализ, Philip Allan Publishers,

Southampton, 1978

BINNS, T. ve Nel, E. Туризм как стратегия местного развития в Южной Африке, The Geographical Journal, 2002

COOPER, C., Fletcher, Дж., Гилберт, Д., Ванхилл, С., Шепард, Р. Принципы и практика туризма, 2-е издание,

Pearson Education Limited, England, 1998

Lisans Tezi, Süleyman

Demirel Üniversitesi, Sosyal Bilimler Enstitüsü, Isparta, 2012

DINLER, Zeynel.Белгесель Иктисат (5. Баски). Бурса: Экин Китабеви Яинлары, Бурса, 1998

ДУРГУН, Айше. Bölgesel Kalkınmada Turizmin Rolü: Isparta Örneği, Süleyman Demirel Üniversitesi, Sosyal

Bilimler Enstitüsü, İktisat Anabilim Dalı, Yüksek Lisans Tezi, Isparta, 2006).

ERAYDIN, Ayla, Bölgesel Kavram, Kuram ve Politikalarında Yaşanan Değişimler, Kentsel Ekonomik Araştırmalar

Sempozyumu, DPT Yayını, Ankara, 2004

EKŞEN H. H. VEK.«Sanlıurfa’nın Turizm Pazar Potansiyeli ve GAP Bölgesi Kalkınmasındaki Önemi»,

Verimlilik Dergisi, MPM Yayını, 2008

Kültür ve Turizm Bakanlığı, 6tr/turWw3m.kul, http://turWww.izm.kul cesitleri.html, 2015

Mardin İl Kültür ve Turizm Müdürlüğü Resmi Web Sayfası, Müzeler ve Ören Yerleri, Mardin, Nisan,

http://www.mardinkulturizm.gov.tr/TR,56480/genel-bilgiler.html, 2015

Туризм и региональное развитие: новые пути — 1-е издание

Содержание

Содержание: Новые тенденции развития туризма в открытом мире, Мария Джаутци и Питер Нейкамп.Туризм, региональное развитие и коммуникационные технологии: информационные технологии и развитие туризма, Эльвира Морелла; «Обратное сетевое проектирование»: подход «сверху вниз» и «снизу вверх» на туристическом рынке, Дирк-Ян Ф. Каманн и Дирк Страйкер; Потенциал виртуальных организаций в развитии местного туризма, Анастасия Стратигеа, Мария Джаутзи и Питер Нейкамп; Электронный туристический бизнес: электронные торговые площадки и поставщики туристических продуктов, Димитрис Папаконстантину; ИКТ и местное развитие туризма в периферийных регионах, Анастасия Стратигеа и Мария Джаутци; Европейские информационные культуры и урбанизация средиземноморского побережья, Лила Леонтиду.Методологические достижения в исследованиях туризма: экономические последствия туризма: метааналитическое сравнение мультипликаторов региональной продукции, Эвелин С. ван Леувен, Питер Нейкамп и Пит Ритвельд; Конкуренция среди туристических направлений: применение анализа охвата данных к итальянским провинциям, М. Франческа Краколичи и Питер Нейкамп; Определение экорегионов для развития туризма, Томас Хацихристос, Мария Джаутзи и Джон К. Мурмурис; Туризм и политическая повестка дня: к интегрированной многокритериальной сетевой структуре для разрешения конфликтов, Андреа Де Монтис и Питер Нейкамп; Методология выявления общественных предпочтений в отношении управления объектами культурного наследия: приложение к храмам Пестум, Патриция Риганти, Аннамария Несе и Уго Коломбино. Стратегии политики в области туризма: значение друзей и отношений в поведении туристов: тематическое исследование неоднородности в Суринаме, Полин Поэль, Энно Масурель и Питер Нейкамп; Передача технологий малому бизнесу в туристическом секторе: поддержка регионального экономического развития, Питер М. Таунро; Возможности использования ИКТ для реализации потенциала наследия и экотуризма: тематическое исследование региона Зулуленд в Южной Африке, Питер Роби

территорий, опыт и новые вопросы?

Андре-Буссю, Винсент, «Les espaces du Tourisme en Amérique du Nord», в Cynthia Ghorra-Gobin C.и Ален Мюссе (реж.), L’Amérique du Nord , Париж, изд. Арманд Колин, 2012, с. 83-102.

Ballantyne, Roy, et Packer, Jan (ed.), International Handbook on Ecotourism , Edward Elgar Publishing, 2013.

Бурдо, Лоран, Гравари-Барбас, Мария и Робинсон, Майк (реж.), Tourisme et patrimoine mondial , Квебек, Presses de l’Université Laval, 2012.

Бойд, Стивен В., «Модель TALC и ее применение к национальным паркам: пример Канады», в Ричард В.Батлер (ред.), Жизненный цикл туристической зоны, том. 1, Applications and Modifications , Clevedon, Channel View Publications, Aspects of Tourism, 2006, p. 119-138.

Батлер Р. В. и Бойд, Стивен В., «Туризм и парки. Долгие, но непростые отношения », в Ричард В. Батлер и Стивен В. Бойд (ред.), Туризм и национальные парки. Вопросы и последствия, Chichester, Ed. Уайли, 2000, с. 3-11.

Батлер, Ричард В. (ред.), Жизненный цикл туристической зоны, том.1, Applications and Modifications, Clevedon, Channel View Publications, 2006a.

Батлер, Ричард В. (ред.), Жизненный цикл туристической зоны, том. 2. Концептуальные и теоретические вопросы, Клеведон, Channel View Publications, 2006b.

Себальос-Ласкуран, Гектор, «Будущее экотуризма», Mexico Journal, 1987, с. 13–14.

Де Кассиа Ариса да Крус, Рита, «Desenvolvimento desigual e turismo no Brasil», Confins , 36, 2018, http://journals. openition.org/confins/13707, страница консультаций от 19 октября 2018 г.

Dehoorne, Olivier, «La Baie du Marin (Martinique): l’organisation d’un nouvel espace touristique autour de la plaisance», Études caribéennes , vol. 7, 2007 г., https://journals.openedition.org/etudescaribeennes/381, страница консультаций от 21 октября 2018 г.

Дехоорн, Оливье, Мюрат, Кристель и Пети-Шарль, Натали, «Международный туризм в Карибском регионе: текущее состояние и перспективы на будущее», Études caribéennes , vol.16, 2010 г., https://journals.openedition.org/etudescaribeennes/4713, страница, консультируемая по состоянию на 21 октября 2018 г.

.

Дехоорн, Оливье и Пети-Шарль, Натали, «Туризм и индустрия круизов», Études caribéennes, vol. 18 октября 2011 г., http://etudescaribeennes.revues.org/5623, страница консультаций от 20 октября 2018 г.

Депраз, Самюэль и Эритье, Стефан, «Природа и природные парки в Северной Америке», Географическая информация, № 4, том. 76, 2012, с. 6-28.

Дуглас, Джой Э., «Экотуризм: будущее Карибского бассейна? », Промышленность и экология , том. 15, 1992, с. 64–66.

Джаман-Тран, Жеральдин, Фагнони, Эдит и Жако, Себастьен, «Конструкция всеобщей ценности исключительности в связи с повышением ценности объектов мирового значения, entre local et mondial», в Лоран Бурдо, Мария Гравари-Барбас и др. Майк Робинсон (дир.), Tourisme et patrimoine mondial , Квебек, Presses de l’Université Laval, 2012, стр.217-234.

Equipe MIT, Tourismes 2. Moments de lieux, Paris, Ed. Белин, 2005.

Fagnoni, Edith, Les espaces du Tourisme et des Loisirs, Paris, Ed. Арман Колин, 2017.

Фигероа Пинедо, Джессика, Арельяно, Александра, Тельо-Росас, Соня «Туристическое развитие или воспроизводство социальной жизни», Теорос , 33, 2, 2014 г., http://journals.openedition.org/teoros/2679, страница консультаций ле 09 ноября 2018.

Gravari Barbas, Maria, Jacquot, Sébastien, Patrimoine mondial et développement, : au défi du Tourisme Durable, Presses de l’Université du Québec, 2014.

Холл Коллин Майкл, Такер Хейзел (ред.), Туризм и постколониализм: оспариваемые дискурсы, идентичности и репрезентации , Лондон , Рутледж, 2004.

Харрисон, Дэвид, «Туризм в интересах бедных: критика», Third World Quarterly , vol. 29, № 5, 2008, с. 851-868.

Йерно, Даниэль, «Туризм в Мексике: un virage? », Téoros , vol. 26, № 1, 2007, с. 15-20.

Йерно-Николя, Даниэль, «Мексика: напряженность в фордистской модели развития туризма», в Лили М.Хоффман, Сьюзен С. Файнштейн и Деннис Р. Джадд (ред.), Города и посетители. Регулирование людей, рынков и городского пространства, Wiley-Blackwell Publishing, 2008, с. 187-199.

Irving, Marta de Azevedo, Rodrigues, Camila Goncalves de Oliveira, Rabinovici, Andrea, Costa, Helena Araújo (Orgs.), Turismo, áreas protegidas e inclusão social : diálogos entre saberes e fazeres , Rio de Janeiro, Ed. Folio Digital, Letra e Imagem, 2015.

Макинтош, Уилл Б. , Продажа достопримечательностей : изобретение туриста в американской культуре, Нью-Йорк, издательство New York University Press, 2018.

Мари дит Широ, Клеман, «Vers une économie politique du Tourisme. Réflexion à partir de quelques expériences latino-americaines », Norois, № 247, 2018, с. 7-13, https://www-cairn-info.doc-elec.univ-lemans.fr/revue-norois-2018-2-page-7.htm, страница, консультируемая по состоянию на 9 ноября 2018 г.

Мартинес Маури, Моника, «¿Por qué pagar por entrar a Gunayala ? Movilidad turística, soberanía y pueblos indígenas en Panamá», Norois, № 247, 2018, p. 63-76, https://www-cairn-info.doc-elec.univ-lemans.fr/revue-norois-2018-2-page-63.htm, страница, консультируемая по состоянию на 9 ноября 2018 г.

Мак Каннелл Дин, Турист. Новая теория праздного класса , Нью-Йорк, Shocken Books, 1976.

Митчелл, Лайл С., «Туристические исследования в Соединенных Штатах: географическая перспектива», Geojournal, vol. 9, № 1, 1984, с. 5-15.

Нэш, Деннисон, «Эль-туризм, рассматриваемый как форма империализма», в Смит (ред.), Anitriones e invitados.Antropología del Turismo , Мадрид, Эндимион, 1992, с. 69-95.

OMT-UNWTO, Faits Sailants OMT du Tourisme, Edition 2018 , Madrid, OMT-UNWTO, 2018.

ЮНВТО и Организация американских государств, Туризм и цели в области устойчивого развития, Передовая практика в Северной и Южной Америке , Мадрид, ЮНВТО, 2018 г.

Ассоциация путешествий США, 2018 г., Обзор путешествий и туризма США (2017 г.) , Research Fact Sheet, NYC..

Уивер, Дэвид Б., «Остров Большой Кайман и концепция курортного цикла», The Journal of Travel Research , vol. 29, № 2, 1990, с. 9-15.

Уивер, Дэвид Б., «Экотуризм на маленьком острове Карибского моря», GeoJournal , vol. 31, № 4, 1993, с. 457-465.

Уивер, Дэвид, «Массовый туризм и альтернативный туризм в Карибском бассейне», в Дэвид Харрисон (ред. ), Туризм и менее развитый мир: проблемы и тематические исследования , Уоллингфорд, CAB International Publishing, 2001, стр. .161-174.

Уилсон, Тамар Д., «Введение: влияние туризма в Латинской Америке», Latin American Perspectives, vol. 35, № 3, 2008, с. 1-20.

Роль развития туристических направлений в формировании имиджа бренда: концептуальная модель

1Введение

Туризм – это международная/глобальная индустрия, охватывающая сложное взаимодействие различных факторов окружающей среды. Развитие туризма опирается на множество дисциплин и предметных областей, таких как антропология, бизнес, коммуникация, культура, экономика, география, история, гостеприимство, политика, психология, розничная торговля, социология, транспорт и т. д.Международный и междисциплинарный характер сферы туризма хорошо известен ученым, специалистам и политикам. Свидетельством тому является издание «Туризм: международный и междисциплинарный журнал», первый номер которого вышел еще в 1953 году в Загребе, Хорватия. Журнал Туризм издается на английском языке с 2000 года.

Врдоляк-Саламон и Корак (2012) провели контент-анализ исследовательских статей, опубликованных в журнале Туризм за период 2000-2011 гг.Авторы отмечают, что за 2000-2011 годы было выпущено 20 специальных выпусков этого журнала. Однако в их контент-анализ статьи из спецвыпусков не включались, чтобы оценить тенденции в области, не зависящие от спецвыпусков. Всего 165 статей (без учета статей в специальных выпусках) были классифицированы авторами по 9 категориям. Следует отметить, что статья может быть отнесена к нескольким категориям в зависимости от ее масштаба и охвата. Анализ авторов выявляет следующие 9 предметных областей (количество статей по каждой предметной области): теория туризма, исследования, образование и человеческие ресурсы (35), туризм и экономика (72), туризм и рынок (62), туризм и общество (56), туризм и космос (41), политика и организация туризма (19), регистрация и прогнозирование в туризме (8), виды туризма (84) и разное (6). Этот контент-анализ охватил материалы 51 страны на шести континентах (за исключением Антарктиды). Вышеприведенный анализ свидетельствует о том, что журнал и сфера туризма действительно являются международными и междисциплинарными.

Индустрия туризма, которая приносит пользу секторам транспорта, размещения, общественного питания, развлечений и розничной торговли, процветала в последние несколько десятилетий. Туризм был решающим фактором в стратегии экономического развития многих стран (Lea, 1988) и туристических направлений.В последние годы туризм был одной из наиболее важных и стабильно развивающихся отраслей во всем мире, а в настоящее время считается одной из основных отраслей сферы услуг (Bansal & Eiselt, 2004; Zang et al., 2004). Общепризнано, что туризм приносит пользу любой стране или месту назначения, и его следует использовать в качестве инструмента для развития конкретных мест, особенно богатых с точки зрения их туристических достопримечательностей (Wanill, 2001; Bodlender, Jefferson, Jenkins, & Lickorish). ).В этом случае туристическое направление просто описывается как «географическое место, куда направляется человек» (Metelka, 1990). Buhalis (2000) расширяет это определение, заявляя, что географическое положение «понимается его посетителями как уникальная сущность с политической и законодательной базой для маркетинга и планирования туризма». Линч и Тинсли (2001) утверждают, что в большинстве исследований туристическое направление рассматривается как «система, содержащая ряд компонентов, таких как достопримечательности, размещение, транспорт и другие услуги и инфраструктура».Каждый из этих компонентов «зависит от других частей для успеха в привлечении, обслуживании и удовлетворении туристов» (Mill & Morrison, 1985). Согласно законам (1995), основные ресурсы места назначения включают его климат, экологию, традиции и архитектуру. Его вторичные ресурсы — это те разработки, которые созданы специально для туристов, такие как питание, размещение, транспорт и мероприятия. В своем исследовании 10 европейских стран Manrai and Manrai (1993) определили три широких аспекта, отличающих туристический потенциал этих 10 стран. Это были «предметы первой необходимости», «достопримечательности» и «окружающая среда».

Несколько исследователей провели исследования взаимосвязи между планированием и развитием туризма, удовлетворенностью посетителей, восприятием принимающей стороны (Tang, 2008) и психологией туристического опыта (Larsen, 2007). Туризм считается важной и постоянно растущей отраслью в сфере услуг во всем мире (Bansal & Eiselt, 2004; Zang et al., 2004). Маркетинг и управление направлениями являются одной из основных проблем любой страны, любого региона или направления в любой части мира.Природа дестинации, доступные ресурсы, хозяева, поведение и опыт посетителей, а также оптимальное управление туристическими ресурсами являются сегодня чрезвычайно важными темами для исследований.

В категорию туризма и рынка, определенную Vrdoljak-Salamon and Corak (2012), было включено в общей сложности 62 статьи. Основное внимание, по-видимому, уделяется дестинации (21 статья), за которой следует туристический спрос (16 статей). Другие предметные области в этой категории (и количество статей) включают маркетинг в туризме (8), исследования рынка (7), туризм и цены (4), конкурентоспособность (4) и туристические расходы (2).Направление — это продукт, который заинтересованные стороны в индустрии туризма пытаются продать своим клиентам, а именно туристам. Учитывая глобальную экономику, в которой мы живем сегодня, конкуренция за туристические расходы является жесткой, и маркетологи туризма прибегают к различным стратегиям комплекса маркетинга, включая разработку направлений (продуктов), ценообразование, продвижение и распространение, включая доступ к месту назначения и информации о нем. Туристическим маркетологам приходится конкурировать с компаниями по всему миру, которые также пытаются привлечь туристов к посещению их соответствующего туристического продукта.Таким образом, изучение конкуренции в сфере туризма является чрезвычайно важной темой. Тем не менее, эта конкретная предметная область привлекла относительно меньше внимания исследователей, как видно из приведенного выше анализа исследований по различным темам в категории туризма и рынка.

Наше исследование посвящено этому важному, но относительно малоизученному вопросу конкурентоспособности туризма. В частности, мы изучаем роль, которую развитие дестинации играет в создании имиджа дестинации, что является важным инструментом для создания конкурентного преимущества.

Целью нашего исследования является обзор литературы и разработка концептуальной модели, охватывающей ключевые конструкции, связи и процессы, связанные с отношениями между развитием туристического направления и имиджем бренда туристического направления. Концептуальная модель представлена ​​на рисунке 1 и обсуждается ниже.

2Развитие туристической дестинации и имидж бренда 2.1Развитие туристической дестинации

Развитие туристической дестинации можно охарактеризовать фазами, через которые она проходит (Laws, 1995).В «этапе до туризма» есть два подэтапа. На первом подэтапе место назначения посещается и испытывается в основном с целью посещения друзей и родственников или по делам. На втором подэтапе разработчики дестинаций и местные жители или члены сообщества активно начинают изучать поведение туристов, чтобы привлечь туристов для повторного посещения, не только для посещения друзей и родственников или для бизнеса, но и для достопримечательностей. пункт назначения предлагает.Традиционные дресс-коды, социальные отношения, режим работы, стиль питания и условия проживания меняются, чтобы предложить туристам «незабываемые впечатления» от конкретного места назначения. В результате этих изменений возникает «фаза управления туризмом». Разработчики и маркетологи дестинаций стараются предугадать потребности и желания туристов и, соответственно, предложить туристические продукты и услуги для удовлетворения этих потребностей. Кроме того, местное самоуправление сталкивается с растущим и изменяющимся постоянным населением, поскольку туристический потенциал места назначения привлекает менеджеров и сотрудников для новых рабочих мест.Этот приезд новых жителей приводит к изменениям в первоначальных отношениях между туристами и сообществом и может вызвать трения с местными людьми, ищущими работу. Это общее изменение характера дестинации может означать, что она будет привлекать разные типы посетителей на разных этапах развития (Laws, 1995).

В 1977 году Боуд-Бови и Лоусон разработали план развития туризма, который они назвали «Последовательность анализа продуктов для процедуры отдыха на открытом воздухе» (Боуд-Бови и Лоусон, 1998). Кларк и Годфри (2000) также использовали трехэтапную схему развития туризма: сначала маркетологи и разработчики должны выяснить, какие туристические ресурсы присутствуют в дестинации, затем необходимо определить тип туристов, которых они хотят привлечь. и, наконец, маркетологи и разработчики должны решить, как привлечь целевых туристов и добиться желаемого результата. Точно так же Goeldner, Mcintosh и Ritchie (2000) разделили процесс формулирования туристической политики на четыре этапа: этап определения, аналитический, оперативный и этап реализации.

Шарпли (2002) описал развитие как «непрерывное и положительное изменение в экономических, социальных, политических и культурных аспектах человеческого существования, направляемое принципом свободы выбора и ограниченное способностью окружающей среды поддерживать такие изменения». ». В этом описании подчеркивается тот факт, что при практическом осуществлении развития дестинации следует признать, что развитие является многогранной концепцией. Следовательно, застройщики направлений должны не только учитывать экономические аспекты туризма, но и пытаться сопоставить его со всеми другими социальными, политическими и культурными аспектами.

Помимо благотворного влияния на экономику, туризм также способствует дальнейшему развитию направлений (Schlüter, 1998; Nagle, 1999). Чтобы стать привлекательным направлением, необходимо улучшить инфраструктуру и туристические объекты. Кроме того, решения об инвестициях, найме и обучении персонала также имеют решающее значение для развития направления. Кроме того, маркетологи и застройщики туризма должны продвигать свое направление, чтобы создать имидж, привлекающий целевые сегменты посетителей (Laws, 1995).Балоглу и Макклири (1999) обнаружили, что чем больше разнообразия источников информации, используемых для рекламы пункта назначения, тем более позитивным является вклад в формирование имиджа. Те же авторы также отмечают, что рекомендации из уст в уста являются основным источником формирования имиджа пункта назначения; следовательно, большое значение имеет предоставление туристу приятного опыта.

2.2 Маркетинг туристических направлений

Благодаря глобализации во всем мире туристические направления также становятся высококонкурентными.Поставщики услуг и маркетологи направлений стремятся привлечь туристов или посетителей в свои пункты назначения и участвуют в различных инициативах по брендингу, таких как использование слоганов и логотипов, чтобы привлечь посетителей в соответствующие пункты назначения (Pike & Ryan, 2004). ; Блейн, Леви и Ричи, 2005). По мере того, как туристические направления стремятся стать самобытными, появляется «личность места назначения». Личность пункта назначения рассматривается как жизнеспособная метафора для понимания восприятия и опыта туристов в местах назначения и для создания уникальной идентичности места назначения (Caprara, Barbaranelli, & Guido, 2001; Crask & Henry, 1990; Morgan & Pritchard, 2002; Triplett, 1994). .

2.3 Впечатления туристов от места назначения

Понятие «туристический опыт» изучалось в литературе с различных точек зрения. К ним относятся: «опыт потребления» (Hirschman & Holbrook, 1982; Holbrook, 2000; Caru & Cova, 2003), «эмпирический маркетинг» (Hirschman & Holbrook, 1982; Schmitt, 1999) и «опыт совместного творчества» (Prahalad & Ramaswany). , 2004).

Существующий массив исследований дал нам знания о поведении туристов или посетителей, а также об использовании туристического опыта в качестве маркетингового инструмента.Исследователи провели множество исследований, чтобы понять и определить значение «опыта». Однако этой концепции не хватает общего понимания и согласия, поскольку она специфична для конкретной ситуации и обстановки. Опыт, определяемый как «деловой подход», состоит в привязывании «памятных событий» к экономическим предложениям, чтобы «лично привлечь потребителя» (Pine & Gilmore, 1999). Шмитт (2008) определяет опыт как «частные события, происходящие в ответ на некоторую стимуляцию.В этом отношении памятными событиями можно назвать вещи, созданные бизнесом с предвкушением, чтобы стимулировать или «задействовать эмоции потребителя» (Le Bel & Cooke, 2008). Этот подход изображает опыт как преднамеренную попытку бизнеса повысить ценность своих предложений (Pine & Gilmore, 1998).

В индустрии туризма и гостеприимства поставщики услуг, специалисты по маркетингу туристических направлений и организации обычно используют концепцию туристического опыта для разработки и создания впечатлений для потребителей, чтобы сделать их впечатления запоминающимися и вызвать у них намерение повторно посетить конкретное место назначения.Однако утверждалось, что взаимодействие потребителя с поставщиками услуг в пунктах назначения приводит к совместному созданию особого опыта (Prahalad & Ramaswamy, 2004). Ранее считалось, что поставщики услуг принимают решение о предложениях для рынка, но теперь это изменилось, чтобы учитывать потребности и желания потребителей. Специалисты по маркетингу туризма теперь разрабатывают продукты и услуги с учетом удовлетворенности потребителей и создают уникальный имидж бренда или идентичность, отличающие их туристические продукты от конкурентов. Таким образом, в индустрии туризма дестинацию можно рассматривать как продукт. Этот подход также рассматривается как способ, с помощью которого организации и поставщики услуг, занимающиеся маркетингом направления, выявляют «новые источники конкурентного преимущества» (Prahalad & Ramaswamy, 2004).

Посещение конкретного туристического направления, как правило, мотивировано не столько тщательно продуманными физическими характеристиками места, сколько сильным ментальным и эмоциональным образом или «предварительным опытом», который турист имеет в отношении ожидаемого опыта в месте назначения.Туристы стекались к мостам округа Мэдисон в сельской местности Айовы, чтобы хотя бы временно погрузиться в романтическую фантазию с участием двух влюбленных из фильма, а не увидеть настоящие детали моста. По сути, то, что туристы в первую очередь ищут и потребляют в пунктах назначения, — это увлекательные впечатления, сопровождаемые товарами и/или компонентами услуг пунктов назначения. Следовательно, целые туристические направления начинают позиционироваться как «впечатления» (Richards, 2001). Опыт служит ключевой конструкцией в исследованиях путешествий и туризма, а также в позиционировании направлений.Центральное место в концепции туристического опыта МакКоннелла (1989) занимает стремление туриста к подлинному опыту, а туристические направления рассматриваются как средство демонстрации подлинности, которую невозможно найти в повседневной жизни туриста. Поиск самоидентификации как туриста был ранним классификационным критерием в феноменологии туристического опыта (Cohen, 1979).

2.4 Образ бренда пункта назначения

Образ бренда пункта назначения определяется как мысленное представление потребителя о предложении (Dobni & Zinjkan, 1990), где символические значения связаны с конкретными характеристиками продукта (Padgett & Allen, 1997) или пункта назначения.Обладая четким и сильным имиджем бренда, туристические направления могут позиционировать свои продукты и напрямую обращаться к потребностям своих целевых клиентов (Aaker, 1991; Baloglu & Brindberg, 1997; Cai, 2002).

Бренды туристических направлений обычно генерируют наборы ожиданий качества или образов туристического направления, которые люди обычно желают получить до потребления (Metelka, 1981), а также в положительном или отрицательном сарафанном радио после потребления. Несколько исследований также были сосредоточены на атрибутах имиджа бренда туристических направлений (Embacher & Buttle, 1989; Echtner & Ritchie, 1993; Walmsley & Jenkins, 1993).Имидж бренда туристической дестинации является функцией имиджа туриста, являющейся результатом их собственного опыта и имиджа дестинации, продвигаемого маркетологами. Имидж бренда создается в основном за счет маркетинговых стимулов, обеспечиваемых формальными инструментами маркетинговой коммуникации и развитием для конкретного направления. На имидж бренда также влияют неформальные рекламные инструменты, такие как WOM (Berry & Parasuraman, 1991), а также собственный опыт потребителей в месте назначения, который они получили после посещения и использования различных услуг, предоставляемых заинтересованными сторонами (Berry & Seltman, 2007). ).Эти влияния создают ментальные картины или представления, отражающие то, что туристы наблюдают и чувствуют/переживают в месте назначения.

3Выводы и обсуждение

Приведенная выше концептуальная модель изображает междисциплинарные силы, действующие в отношениях между развитием туристического направления и имиджем его бренда. Прежде всего, развитие туристической дестинации зависит от природных и культурных ресурсов, которыми наделена дестинация, ее истории и наследия, а также политической и правовой системы страны, которые могут положительно или отрицательно повлиять на развитие дестинации, включая инфраструктура.Туризм и экономическое развитие имеют взаимные отношения, и каждый из них в целом благоприятно влияет на другой. Это не означает, что все последствия туризма для экономики положительны. Marzuki (2012) определяет различные положительные и отрицательные экономические последствия туризма, но в целом приходит к выводу, что экономические выгоды от туризма превышают его экономические издержки. Более раннее исследование Ричи (1987) определяет как положительное, так и отрицательное воздействие туризма на культурные, экономические, физические, политические, психологические и социальные аспекты.Дело в том, что туризм имеет как положительные, так и отрицательные последствия для различных областей. Таким образом, с учетом этих междисциплинарных воздействий туризма возникает вопрос: как маркетолог может помочь увеличить положительные воздействия и свести к минимуму отрицательные? Повышение устойчивости туристического направления помогает сделать впечатления туристов незабываемыми и повышает удовлетворенность туристов, а также улучшает имидж бренда туристического направления. Таким образом, задача маркетологов туризма состоит не только в том, чтобы создать имидж бренда для привлечения туристов, но и в том, чтобы повысить устойчивость туризма.Таким образом, туристический маркетинг должен осуществляться с учетом долгосрочных последствий туризма в различных аспектах, как указано в Ritchie (1987). Это непростая задача, требующая понимания процессов и влияний, которые отвечают за формирование имиджа бренда дестинации.

В концептуальной модели (рис. 1), разработанной в ходе нашего исследования, мы выделяем три компонента имиджа бренда туристической дестинации, соответствующие трем этапам потребления.Это этап до потребления, этап во время потребления и этап после потребления. На этапе до потребления имидж бренда является результатом маркетинговых коммуникаций, продвигающих туристам характеристики места назначения заинтересованными сторонами индустрии туризма, а также положительным или отрицательным отзывом, который туристы получают от других путешественников. Таким образом, социальные влияния важны на этапе до потребления в формировании имиджа бренда наряду с маркетинговыми коммуникациями.Имидж бренда на этапе потребления является результатом собственного опыта туристов, на который вначале влияют характеристики пункта назначения во время первого посещения, и который модифицируется с учетом опыта повторного посещения. Поэтому понимание психологических процессов, связанных с формированием туристского восприятия дестинации, очень важно для формирования имиджа дестинации. Маркетинговые коммуникации также создают ожидания туристов, которые наряду с собственным опытом туристов в отношении предложений направлений на этапе потребления приводят к реакциям после потребления, таким как удовлетворение/неудовлетворенность, положительное/отрицательное сарафанное радио и намерения вернуться.Как указывалось ранее, эти реакции после потребления влияют на образ других туристов до потребления через сарафанное радио и для туриста, который только что посетил пункт назначения. Их реакции после потребления формируют третий компонент имиджа бренда дестинации.

Каждый из этих трех компонентов имиджа бренда туристической дестинации важен для всех заинтересованных сторон в индустрии туризма. Разработчики туристической политики, туристические организации и поставщики услуг должны быть настроены таким образом, чтобы они «стремились предоставить посетителям высококачественный опыт, выгодный для заинтересованных сторон, при этом гарантируя, что дестинация не будет скомпрометирована с точки зрения ее экологической, социальной и культурная целостность» (Goeldner et al., 2000). Развитие туристических направлений должно осуществляться таким образом, чтобы оно создавало незабываемые туристические впечатления и благоприятный имидж бренда, что, в свою очередь, приведет к положительным отзывам и повторным сделкам для конкретного туристического направления и в то же время повысит устойчивость туристический назначения.

Вклад устойчивого туризма в экономический рост и занятость в Пакистане

Int J Environ Res Public Health. 2019 Октябрь; 16(19): 3785.

Faiza Manzoor

1 Факультет экономики и менеджмента сельского хозяйства, Школа менеджмента, Чжэцзянский университет, Ханчжоу 310029, Китай; [email protected] или

Лунбао Вэй

1 Факультет экономики и менеджмента сельского хозяйства, Школа менеджмента, Чжэцзянский университет, Ханчжоу 310029, Китай; [email protected] или

Мухаммад Асиф

2 Школа общественных дел, кампус Цзыцзинган, Чжэцзянский университет, Ханчжоу 310058, Китай; мок[email protected] или

Мухаммад Зия уль Хак

3 Школа менеджмента Чжэцзянского университета, Ханчжоу 310029, Китай; [email protected]

1 Факультет экономики и менеджмента сельского хозяйства, Школа менеджмента, Чжэцзянский университет, Ханчжоу 310029, Китай; [email protected] или 2 Школа общественных дел, кампус Цзыцзинган, Чжэцзянский университет, Ханчжоу 310058, Китай; [email protected] fisa или

Получено 8 сентября 2019 г.; Принято 4 октября 2019 г.

Лицензиат MDPI, Базель, Швейцария. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution (CC BY) (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/).Эта статья цитировалась в других статьях в PMC. .

Abstract

В мировой экономике туризм является одним из наиболее заметных и развивающихся секторов. Этот сектор играет важную роль в развитии экономики страны. Увеличение туристического потока может принести странам положительные экономические результаты, особенно в отношении валового внутреннего продукта (ВВП) и возможностей трудоустройства.В странах Южной Азии индустрия туризма является двигателем экономического развития и роста ВВП. В этом исследовании изучается влияние туризма на экономический рост и занятость в Пакистане. Исследуемый период — с 1990 по 2015 год. Для проверки стационарности исследуемых переменных применялись расширенные тесты Дикки–Фуллера и Филлипса–Перрона на единичный корень. Для анализа данных использовались метод регрессии и подход коинтеграции Йохансена. Ключевой вывод этого исследования показывает, что туризм оказывает положительное и значительное влияние на экономический рост Пакистана, а также на сектор занятости, а также существует долгосрочная связь между изучаемыми переменными.Это исследование предполагает, что законодатели должны сосредоточиться на политике с особым акцентом на продвижении туризма в связи с его большим потенциалом по всей стране. Также упоминаются политические последствия этого недавнего исследования и предложения будущих исследований.

Ключевые слова: устойчивый туризм, экономический рост, занятость, валовой внутренний продукт, Пакистан

1. Введение

Индустрия туризма стала ключевой силой устойчивого социально-экономического развития во всем мире [1,2].Идея устойчивого туризма состоит в том, чтобы посещать места, не нанося вреда местному сообществу и природе, а также оказывая некоторое конструктивное влияние на окружающую среду, общество, а также экономику страны [3]. Туризм может включать в себя транспорт до места назначения, местный транспорт, проживание, отдых, развлечения, покупки и питание. Это может быть связано с поездками для отдыха, бизнеса, семьи и/или друзей [4,5]. В настоящее время широко распространено мнение, что рост туризма должен быть устойчивым, хотя вопрос о том, как этого добиться, является предметом дискуссий [6].

Туризм и сектор путешествий являются важными видами экономической деятельности во всем мире [7]. Во многих странах индустрия туризма остается важным источником занятости и доходов в формальном и неформальном секторах [8]. Например, Хван и Ли [9] утверждали, что экономический рост и развитие в Корее быстро увеличиваются из-за увеличения туризма пожилых людей. Это увеличение свидетельствует о том, что туристы испытывают внутреннее удовлетворение, что положительно влияет на их будущие поведенческие намерения [10].Точно так же развивающиеся страны могут получать огромное количество иностранной валюты от туризма, что также может способствовать их устойчивому росту и развитию [11]. В развивающихся странах это основной источник и основа экономического развития и роста страны [12]. Доходы от туризма дополняют обмен, получаемый от зарубежной торговли товарами и услугами. Этот сектор также финансирует импорт капитальных товаров в развитие промышленного сектора экономики. С другой стороны, экономический рост в развитых странах влияет на деловые поездки (зарубежные визиты), что может привести к увеличению зарубежных резервов страны [13].

Международный туризм приобретает все большее значение в ряде стран мира [14]. Согласно отчету ВТО (Всемирной туристической организации) в 2018 году, иностранные туристы тратили 1,3 миллиарда долларов в день, а всего только в 2001 году — 462 миллиарда долларов. В большинстве стран доходы от туризма рассматриваются как заменитель доходов от экспорта и вносят значительный вклад в их платежный баланс [15]. Правительство может получать доход, а также увеличивать доходы домохозяйств за счет развития этого сектора и смягчения жесткой визовой политики для иностранных гостей/туристов. Существует масса примеров, когда туризм оказывает очень положительное влияние на экономику любой страны [16].

В эпоху глобализации страны третьего мира начали заниматься туризмом для развития своей экономики, укрепления мира, развития человеческих ресурсов и снижения уровня бедности [17]. Туризм помогает «расширить возможности трудоустройства и доходов, что может иметь большое экономическое значение для местного населения» [18]. С точки зрения занятости местное сообщество могло бы увеличить свои доходы и социально-экономические условия, что могло бы привести к повышению уровня жизни.Туризм способствует развитию местных сообществ и помогает сократить бедность [19].

Туризм в Южной Азии

Южная Азия признана самобытным регионом со значительной прилегающей территорией и разнообразными физическими особенностями от лугов до лесов и от болот до пустынь. Он имеет большое разнообразие природных ресурсов, прибрежных районов, гор, живописной красоты и рек, а также разнообразных климатических условий, что делает этот регион еще более привлекательным [20]. В Южной Азии насчитывается восемь округов, а именно: Пакистан, Бангладеш, Шри-Ланка, Непал, Мальдивы, Индия, Афганистан и Бутан.В этих странах экономическая база все еще слаба, несмотря на такой большой туристический потенциал. Индустрия туризма также является инструментом экономического развития в Южной Азии, как и в других развивающихся странах.

В регионе Южной Азии доля туристического сектора в ВВП составила 8,9% (281,6 млрд долларов США) в 2017 году с предположением о дальнейшем росте на уровне 7,2% в 2018 году. Она составит 9,0% ВВП (301,8 млрд долларов США) с учетом вспомогательных доход на 6,2% к 2028 году достигнет 9,4% ВВП (579,6 млрд долларов), как показано в .В 2017 году туризм обеспечил 7,5% рабочих мест в секторе занятости (49 931 500 рабочих мест) и предполагаемый рост на 3,0% или общую долю рынка труда в 7,6% в 2018 году (51 436 500 рабочих мест). Ожидается, что к 2028 году доля туризма на рынке труда достигнет 7,8% рынка труда (63 006 000 рабочих мест), как показано в [5].

Источник: Всемирный совет по путешествиям и туризму, 2018 г. ЮЖНАЯ АЗИЯ: Общий вклад путешествий и туризма в ВВП.

Источник: Всемирный совет по путешествиям и туризму, 2018 г.ЮЖНАЯ АЗИЯ: Общий вклад путешествий и туризма в занятость.

В регионе Южной Азии Пакистан хорошо известен своим туризмом. Пакистан — очень красивая страна, и индустрия туризма растет [21]. Пакистан предлагает много привлекательности в развивающемся мире. Культурное и историческое наследие очень очевидно в этом древнем регионе. Страна привлекает большое количество туристов в долины Джаба, Калам, Сват, Балакот, Малам, Шангла, Мурри, Аюбия, Гилгит, Читрал, Парас, Шаран, Шину, Лулусар, Дудупатсар, Наран, Шогран и Каган, озеро Саиф-уль-Мулук, Малика Парбат (самая высокая гора долины Каган, также называемая Королевой гор), долина Супат и другие исторические горные хребты в стране [22].В северной части Пакистана есть много мест, которые сочетают в себе величие и величие. В этих областях есть реликвии отдельных земель, исключительных для его наследия, и он освящен как главное место назначения с удивительной коллекцией многих привлекательных рек, гор, озер и долин [23]. Горные хребты Каракорум, Гиндукуш, Гималаи и Памир создают огромные территории в северных регионах. Они привозят треккеров, альпинистов, туристов и альпинистов. В них также есть множество незамеченных скал и протекающих ручьев, которые ежегодно приносят сотни тысяч туристов.Лишь несколько регионов мира могут представлять собой высококлассное сочетание великолепных природных достопримечательностей, богатого разнообразия социально-экономических систем и истории, как это предлагают Гималаи и Гиндукуш в Пакистане [20].

Международный туризм в Пакистане достиг рекордного роста. Количество туристов достигло 808 000 человек со всех туристических площадок. Этот показатель на 24,4% больше, чем в предыдущие два года. Согласно отчету, в 2017 году Пакистан посетили 1,75 миллиона человек.Пакистанская корпорация развития туризма (PTDC) подтвердила, что 30% туристов были местными (внутренними) и почти 90% туристов предпочитали путешествовать автомобильным транспортом; только 8,5% и 1,8% путешествовали поездом и самолетом соответственно. В 2017 году WTTC (Всемирный совет по путешествиям и туризму) упомянул, что доходы Пакистана от туризма составили 19,4 миллиарда долларов США и составили 6,9% ВВП. WTTC ожидает, что к 2030 году эта сумма вырастет до 36,1 миллиарда долларов. В 2016 году доля туризма в общей занятости составила 6,0%, а в 2017 году она увеличилась до 6.3%. Ожидается, что эта сумма вырастет в 2018 году. Успех туризма в Пакистане, как ожидается, будет способствовать снижению уровня бедности. Туризм оказывает обнадеживающее влияние на экономический рост Пакистана и продолжает расти [24,25].

Настоящее исследование показало, как индустрия туризма поддерживала экономику, а также увеличивала занятость в Южной Азии. В Южной Азии есть восемь стран, но мы выбрали для этого исследования только Пакистан. В других странах многие исследования проводились другими учеными [26,27,28,29].Однако в Южной Азии меньше внимания исследователей уделяется сектору туризма и росту экономики. Поэтому в настоящем исследовании рассматривается связь устойчивого туризма с экономическим ростом и занятостью в Пакистане. Данные были доступны для Пакистана, но отсутствовали для других азиатских стран.

Эта статья состоит из шести разделов. Первый раздел представляет собой введение в исследование. Второй раздел содержит развитие теорий и гипотез. В третьем разделе представлена ​​методология исследования.Четвертый – раздел результатов. Пятый раздел содержит выводы и обсуждения. Последний раздел включает в себя последствия для политики, ограничения и направления будущих исследований.

2. Теории развития

С 1960-х годов сектор туризма считался эффективным полюсом развития, и многие страны расширили свой сектор туризма для улучшения своего экономического развития [30].

Тодаро и Смит (2011) в своем исследовании предположили, что это многоаспектный процесс в том, что касается развития, и он включает в себя позитивные изменения не только в экономическом росте и национальных институтах, но и в сокращении бедности.Теория модернизации (МТ) — одна из самых популярных парадигм развития, вызывавшая восхищение с конца 19 до середины 20 века. Эта теория считается расширением другой теории, называемой теорией роста, которая основана на кейнсианской экономической теории [31]. Для обоснования МТ теоретики использовали его как ключевой социальный показатель экономического развития, который просачивается на низовой уровень общества в виде обильных экономических перспектив и перспектив занятости. Богатые и мощные модернизированные экономики обычно обеспечивают своим гражданам высокое качество жизни и современные технологии.Модернизация становится более предпочтительной из-за ее смелых и эффективных методов производства. Более того, с точки зрения туризма, стратегии модернизации развития не только привлекают иностранный капитал, но и облегчают передачу технологий и создают больше возможностей для трудоустройства, чем раньше. Основное внимание в развитии туризма уделяется этим экономическим окупаемости, и всякий раз, когда другие экономические ресурсы просачиваются вниз, мультипликатор туризма выступает в качестве полюса роста [26].

Теория зависимостей (DT) стала популярной в 1960-х и 1970-х годах.Он состоит из множества взаимосвязанных теорий и в основном фокусируется на неравенстве основных капиталистических и южных развивающихся стран [32]. Согласно этой теории, исторически бедные страны остаются лишенными развития развитыми и богатыми странами. Экономическая зависимость развивающихся стран от проектов развития основана на: (1) передаче передовых технологий из промышленно развитых стран; (2) создание огромных долгов и зависимость от иностранных инвестиций; и (3) проценты по долгам, переведенные обратно в развитые страны [33].

В ответ на огромную критику этой теории в 1970-х и 1980-х годах была сформирована теория неолиберализма (НЛ). NL — это теория свободных глобальных рынков без какого-либо экономического и политического влияния. Догма, стоящая за этой теорией, состоит в том, чтобы убрать все барьеры, созданные развитыми странами. Должен быть свободный поток капитала и торговли во всем мире, и следует уделять небольшое внимание рыночным характеристикам, таким как приватизация, развитие рынка, дерегулирование, самоопределение и самодостаточность [34]. В вышеупомянутую эпоху было широко распространено, что правительства имели возможность зарабатывать иностранный капитал. Что касается неолиберального туризма, то гостиничные сети могли бы сыграть главную роль в привлечении иностранного капитала. Развивая инфраструктуру в туристических зонах, местная и национальная экономика могли бы получить импульс, хотя сокращение участия государства в программах социального обеспечения и ограничение профсоюзов, расходы на образование, здравоохранение, окружающую среду и другие блага также уменьшились.В неолиберализме туризм не только приостанавливает развитие государства, но также унижает и эксплуатирует труд для удовлетворения собственных интересов. Из-за многочисленных последствий представители государства не решаются начинать проекты развития человеческого потенциала, а также программы благосостояния местного сообщества [30].

В конце концов, в течение десятилетий 1970-х и 1980-х годов стало понятно, что вместо того, чтобы приносить пользу беднейшим слоям населения мира, политика была перекошена, то есть глобальные нисходящие подходы были в пользу только Запада. Чтобы обогатить и поднять уровень жизни самых бедных, организации помощи и развития начали искать причины бедности [35]. Вместо того, чтобы избавиться от коренных причин бедности, новое альтернативное развитие (AD) или стиль «снизу вверх» был запущен только для минимизации симптомов. Подход с основными потребностями (BNA) концентрировался только на основных потребностях и не фокусировался на экономическом развитии.

Согласно неолиберальным теориям развития и всеобщей модернизации уровень жизни измеряется экономическим ростом.Однако теории экономического развития DT и AD подвергли сомнению этот подход. Подход DT продемонстрировал негативное влияние западного развития на беднейшие сообщества юга, а теория AD изменила подход к развитию снизу вверх с подхода сверху вниз.

Устойчивое развитие (УР) представляет собой сочетание двух различных целей устойчивости и развития. Проще говоря, эта теория представляет собой смесь теорий развития и устойчивости [36]. До конца 20 века экологи концентрировались на идеях природоохранного движения 19 века [37]. Туристы с экологическими знаниями ненавидят экологический и социальный ущерб. Фактор устойчивости был присвоен независимо от того, что туроператоры были мотивированы продвижением экологического отдыха. Иоаннидес [38] придерживался мнения, что Международная федерация туроператоров (IFTO) использовала устойчивость как маркетинговый инструмент с целью максимизации прибыли. В настоящее время предпринимаются усилия по сокращению бедности за счет туризма в интересах бедных. В достижении Целей развития тысячелетия ООН отчет ООН ВТО (2005 г.) открыто поддерживает роль общественного туризма через местный частный сектор.

Обзор эмпирической литературы и гипотезы

Исследователи придерживаются различных взглядов на то, как туризм способствует экономическому росту и занятости во многих развитых и слаборазвитых странах. Ряд ученых придерживаются единого мнения о значительной роли туризма и его связи с ростом экономики. Согласно Всемирной туристской организации, туризм – это деятельность, связанная с поездками с целью проведения досуга за пределами повседневных окрестностей. Выгоды, получаемые местной и национальной экономикой, следует анализировать соответствующим образом [39].Для экономического развития туризм считается одной из движущих сил. Это оказывает положительное влияние на создание иностранной валюты и создание возможностей для трудоустройства и местных доходов [40,41,42]. Многочисленные исследования в различных менее развитых странах мира выявили значительную корреляцию между туризмом и экономическим ростом [41,43,44].

Айени и др. [39] исследовали рост устойчивого туризма в Нигерии. По мнению авторов, туризм стал инструментом диверсификации экономики для ряда стран.Это поддержало сектор услуг и создало прочную связь с экономикой Нигерии, продвигая новые возможности трудоустройства и создавая новые источники получения дохода. Однако в развитых странах доля мирового туризма выше, чем в менее развитых странах; но тем не менее, есть много возможностей для менее развитых стран получить максимальную выгоду от этой отрасли. С помощью качественного метода исследования исследователи проанализировали потенциал туризма Нигерии для ее экономики и обнаружили, что эта отрасль имеет большой потенциал, но еще не изучена. Они считали, что, учитывая усилия правительства по искоренению бедности и диверсификации экономики, туризм может внести большой вклад.

Манва [45] утверждал, что для того, чтобы туризм был устойчивым для общества, они должны получать от него экономическую выгоду. Это позволит им защитить и сохранить популярные туристические районы. Это также подчеркивает Смит [46]: экономические выгоды от туризма зависят от способности страны предлагать соответствующие и адекватные удобства.

Брида [47] подчеркнул влияние туризма на экономический рост в Чили. Цель состояла в том, чтобы изучить возможную причинно-следственную связь между обменным курсом, расходами на туризм и экономическим ростом за период с 1986 по 2007 год. Гипотезы были эмпирически проанализированы с использованием коинтеграционного теста Йохансена. Автор обнаружил, что туризм и экономический рост имеют положительную корреляцию и что туризм является основным фактором, способствующим экономическому росту. Павлик и др.[48] ​​выявили влияние туризма на занятость в Хорватии. По мнению авторов, сектор туризма способствовал повышению занятости после изучения квартальных данных за 2000–2012 годы с помощью теста коинтеграции Йохансена и теста причинно-следственной связи Грейнджера. Исследователи также обнаружили положительное влияние туризма на занятость, а совместная интеграция показала долгосрочную корреляцию между переменными.

Ван и др. [49] исследовали корреляцию между ВВП и доходами от туризма в Гуйчжоу, Китай.Результаты их исследования показали значительную и положительную корреляцию между туризмом и ВВП. Акан и др. [50] продемонстрировали причинно-следственную связь между сектором туризма и экономическим развитием Турции. Исследователи использовали тест причинности Грейнджера, тест Филлипса-Перрона, подход коинтеграции и модель векторной авторегрессии (VAR) для периода времени 1985–2007 годов. Результаты теста показали, что индустрия туризма в Турции положительно повлияла на экономическое развитие. Анализ показал, что существует долгосрочная устойчивая корреляция между экономическим развитием и ростом туризма.

Kreishan [51] проанализировал причинно-следственную связь между доходами от туризма и экономическим развитием (ВВП) для Иордании. Для анализа автор охватил годовые данные временных рядов за 1970–2009 гг. Чтобы проверить причинно-следственную связь, исследователь использовал расширенный тест Дики-Фуллера (ADF), коинтеграцию Йохансена и тесты причинности Грейнджера. Результаты показали, что в долгосрочной перспективе между экономическим ростом и ростом туризма существует положительная связь. Существование прямой связи между доходами от туризма и экономическим ростом также наблюдалось с помощью теста Грейнджера на причинно-следственную связь.

Аднан и др. [23] оценили долгосрочную взаимосвязь между доходами от туризма и экономическим развитием Пакистана. Для анализа авторы использовали годовые данные с 1971 по 2008 год. Полученные данные подтвердили долгосрочную взаимосвязь между доходами от туризма и экономическим развитием, и в своем исследовании они объяснили, что доходы от туризма привели к увеличению экономического роста в Пакистане, за исключением периода с 2006 по 2008 год.

Sr et al. [52] объяснил связь между искоренением бедности, ростом туризма и экономическим развитием в Никарагуа.Исследователи обнаружили прямую связь между ростом туризма и искоренением бедности. Авторы охарактеризовали связь между изучаемыми переменными как связанные с «демократизацией доллара». Они подчеркнули возможности трудоустройства и получения дохода, возникающие в результате передачи доходов и богатства от жителей развитых стран по сравнению с менее развитыми странами. По данным Shan et al. [53] и Кулендран и соавт. [43] в своем анализе Китая и Австралии они обнаружили тесную связь между международными поездками и торговлей.Пример Кореи показывает, что экономическое развитие может привлечь много деловых туристов. Этот случай также предполагает, что экономический рост может привести к расширению туризма.

Несколько исследований показали прямую связь между международной торговлей (особенно расширением экспорта) и экономическим ростом [54,55,56]. Авторы увидели прочную взаимосвязь между международной торговлей и экономическим развитием, а также сильную корреляцию между экспортом и экономическим ростом. Кроме того, расширение туризма связано с экономическим развитием.Однако экономическое развитие, ориентированное на экспорт, привело к падению доходов от туризма. Наконец, стратегии постоянного продвижения туризма могут быть не такими эффективными, как это считают лица, принимающие решения, если не будет обнаружено прямой связи между развитием туризма и экономическим ростом, потому что это обычно происходит, когда развитие туризма оказывает положительное влияние на экономику [45]. . В регионе Южной Азии, особенно в Пакистане, исследования влияния туризма на экономический рост менее очевидны в литературе по туризму.Поэтому мы рассмотрели взаимосвязь между ростом туризма, экономическим развитием и занятостью в контексте Пакистана. Следовательно, наше исследование основано на следующих гипотезах:

Гипотеза 1   (h2).

Существует положительная связь между ежегодным ростом туризма и ВВП.

Гипотеза 2   (h3).

Существует положительная связь между ежегодным ростом туризма и увеличением уровня занятости.

3. Методы исследования

Данные и переменные

Для изучения вклада устойчивого туризма в экономический рост и занятость в Пакистане для анализа были взяты годовые временные ряды данных с 1990 по 2015 год. В этом исследовании ежегодный рост туризма был взят в качестве независимой переменной, а занятость и ВВП использовались в качестве зависимых переменных. Из-за данных временных рядов это исследование может демонстрировать некоторые стационарные или нестационарные переменные. В этом исследовании, прежде чем определить, что все ряды были интегрированы, тест на единичный корень (т.э., АДФ).

Во-первых, модель двумерной регрессии использовалась для количественного анализа для исследования эмпирической связи между двумя переменными и проверки гипотез [57]. Во-вторых, чтобы найти долгосрочную связь между переменными, мы использовали анализ коинтеграции. Для статистического анализа, а также для оценки эконометрической модели использовалась E-view 9. Для сбора данных использовались различные источники, например, Ежегодник туризма, Экономический обзор Пакистана, Министерство туризма, Правительство Пакистана, Всемирный совет по путешествиям и туризму, а также ежегодные отчеты об экономическом воздействии туризма.

4. Результаты

4.1. Описательная статистика и матрица корреляции

Описательная статистика переменных и матрица корреляции представлены в . Средние значения, стандартное отклонение и корреляции представлены в таблице. Эти результаты корреляционной матрицы согласованы с предыдущим исследованием [58,59]. Как правило, мультиколлинеарность была очень низкой и не вызывала серьезного беспокойства [60].

Таблица 1

Переменная описательная статистика и корреляционная матрица.

Результаты теста на единичный корень

Проверка на единичный корень переменных была необходима, чтобы исключить возможность нестационарности данных. Поэтому для проверки стационарности рядов ВВП, занятости и годового роста туризма (Tour_g) были приняты общепринятые ADF и тест Дики и Фуллера на единичный корень. Тест был основан на оценке следующей регрессии:

Δyt=a˙+δyt−1+∑i˙=1pβΔyt−1+et

где Δ — первая разность, Y — временной ряд, t символизирует линейный временной тренд, α обозначает константу, n — количество запаздываний прогнозируемых переменных, а e представляет член ошибки.

Результаты показывают, что значение уровня всех трех последовательностей было нестационарным, и дальнейшее тестирование показало, что GDP, EMP и Tour_g были стационарными при разности первого порядка. Разность первого порядка была сделана на трех последовательностях, чтобы уменьшить флуктуации данных. Затем были получены три новых ряда, ∆GDP, ∆EMP и ∆Tour_g, и результаты их теста на единичный корень показаны на рис.

Таблица 2

Результаты корневого теста значений уровня последовательности.

Переменные Среднее Стандарт. Дев. мин мин MAX 1 2 3
Emp 6.538 0.938 0.938 4,5 7.67 1
ВВП 9,749 3,701 2,5 13,9 0,202 1 1
Tour_g 11. 78 0,999 10 13,8 0,392 * 0,727 ** 1
-2,450704 -4,922699 -3,793420
Переменная Уровень ADF Уровень PP
ВВП −2.210278
ЭМИ -4,871852
Tour_g -3,740363

Таблица 3 Результаты испытаний

корень последовательности первого порядка разность .

8

7
Переменная UDF Уровень PP Уровень PP Уровень
ΔGDP-5.826917 (0,0004)-5.

7 (0,0004)

Δemp -10.34191 (0.000) -1472 -14.01308 (0,000)
Δtour_g -9125 041 (0,000) -97772 -97292097 (0,000)

В и результаты ADF и PP Оба указывали на то, что ВВП, занятия и годовой прирост туризма не были стационарными в своей уровневой форме, а были стационарными на первом уровне. Таким образом, обе тестовые переменные интегрировались одного порядка1 (1).

4.3. Методика регрессионного анализа

Для изучения вклада туризма в экономический рост и занятость применялась техника регрессионного анализа, та же методика, что и в [61].

Модель может быть выражена как:

Y i = β 0 + β i x i + ε

(2)

где Y i = зависимая переменная, X i = независимая переменная, β 0 = отрезок, β i = коэффициент, подлежащий оценке.

Предлагаемая модифицированная модель регрессии представлена ​​следующим уравнением:

Спецификация модели

ΔGDP = β 0 + β 1 Δtou_G + ε

(3)

Δemp = β 0 + β 1 ΔTou_g + ε

(4)

где Δ = первая разность, GDP = валовой внутренний продукт, Emp = уровень занятости, Tou_g = годовой прирост туризма, β 0 = точка пересечения, β S = коэффициент, подлежащий оценке, и ε = член ошибки.

Из результатов видно, что p -значение составило 0,000, что меньше 0,05 ( p < 0,05), что свидетельствует о значительном вкладе ежегодного роста туризма в ВВП. Более того, значения t -статистики также были выше порогового значения 1,96 [62,63]. Значение R-квадрата означало, что вариация ВВП составила 5% из-за ежегодного роста туризма. Также имелась значительная и положительная связь между независимыми переменными и прогнозируемыми переменными, поскольку значения T были больше 1.96. Эти результаты также согласуются с исследованием Kim et al. [56].

Таблица 4

Регрессионный анализ роста туризма и ВВП.

8
Зависимая переменная: ΔGDP
Переменная Коэффициент Станд. Ошибка t -Статистика Prob.
C C -21.95028 6.13472 6.134822 -22 -3.577981 0.0015
Δtour_g 2.6 0,518887 5,185067 0,0000
R-квадрат 0. 528348 Дарбина Уотсона 1,330163
F-статистики 26,88492 Проб (F-статистика) 0,000026

показывает, что зависимой переменной был уровень занятости, а годовой рост туризма был независимой переменной. Согласно анализу, значение p (0,04) было меньше 0.05. Результаты показывают, что ежегодный рост туризма в значительной степени способствовал увеличению уровня занятости. Значение R 2 означает, что 15-процентное изменение уровня занятости было связано с ростом туризма. Коэффициент бета был положительным, что означало, что ежегодный рост туризма и уровень занятости имели значительную и положительную связь; следовательно, мы приняли альтернативную гипотезу и отвергли нулевую. Ричардсон [64] подтвердил те же закономерности в своем исследовании.

Таблица 5

Регрессионный анализ роста туризма и занятости.

Зависимая переменная: ΔEMP
Переменная Коэффициент Станд. Ошибка t -Статистика Prob. +
С 2.206832 2.083572 1. 059158 0,3001
ΔTour_g 0,367638 0,17623 2,08613 0,0478
R-квадрат 0.153497 Дурбин Уотсон 0.40489
F-статистика
F-статистика 4,351938 0. 047768

4.4. Результаты теста коинтеграции

Для исследования стабильной долгосрочной взаимосвязи между годовым ВВП, занятостью и ежегодным ростом туризма среди нескольких других методов, доступных для данных временных рядов, был выбран тест коинтеграции Йохансена. Основная цель исследуемых переменных заключалась в оценке стационарной линейной комбинации.

Йохансен, Йохансен и Юселиус использовали максимальное собственное значение и статистику трассировки, чтобы проверить, существует ли долгосрочная связь между переменными. Существует множество методов определения длины отставания, и наиболее часто используется критерий Шварца. Это связано с тем, что критерий Шварца был научно доказан [65], а критические значения более объективны по сравнению с другими критериями. Таким образом, это исследование определило длину запаздывания на основе критических значений Шварца.

Для теста коинтеграции Йохансена предварительным условием было то, что переменные должны быть нестационарными на уровне, но наши три переменные были интегрированы одного порядка.

показывает, что результат теста трассировки показал прочную коинтегрирующую связь между переменными. Значение было менее 5%, поэтому мы не могли отвергнуть нулевую гипотезу, что означало наличие коинтеграции между переменными; эти переменные имели долгосрочные связи, и в долгосрочной перспективе они двигались вместе.Кроме того, тест на максимальное собственное значение показал, что все переменные коинтегрированы, и в долгосрочной перспективе они имеют связь.

Таблица 6

Коинтеграция Йохансена. Серия: EMP, GDP, Tour_g Интервал задержки (в первых разностях): от 1 до 4.

Отсутствует * 0,0276
Неограниченный ранговый тест коинтеграции (трассировка)
Гипотеза След 0,05
Количество CE(-ов) Собственное значение Статистическое Критическое значение Вероятност. **
0.974991 94,64275 29,79707 0,0000
В лучшем случае 1 * 0,456825 17,18381 15,49471
В лучшем случае 2 * 0.1877544 4. 366994 3.841472 3841466 0.0366
Технические испытания
Указывает 3 коинтеграции EQN (S) на уровне 0,05
* Обозначает отказ от гипотезы в 0.05 уровень
** MacKinnon-Haug-Michelis (1999) p -значения
Неограниченный ранговый тест коинтеграции (максимальное собственное значение)
Гипотетический Макс-Эйген 0,05
Количество CE(-ов) Собственное значение Статистическое Критическое значение Вероятность**
Нет *2974991 77,45894 21,13162 0,0000
В лучшем случае 1 0,456825 12,81681 14,26460 0,0836
В лучшем случае 2 * 0,187754 4,366994 3,841466 0,0366
Критерий максимального собственного значения указывает на 1 коинтегрирующее уравнение(я) на уровне 0,05
* означает отклонение гипотезы на уровне 0. 05 уровень
** MacKinnon-Haug-Michelis (1999) p -значения

И тестовая трасса, и максимальные собственные значения показали одно и то же: переменные (GDP, EMP, Tour_g) были коинтегрированы. У них была долгосрочная связь, и в долгосрочной перспективе они могли двигаться вместе.

5. Обсуждение

Туризм является одной из самых быстрорастущих отраслей, а также движущей силой многих развитых и развивающихся стран.Это крупнейший источник возможностей трудоустройства, создатель огромного богатства и большой вклад в диверсифицированную экономику. Более слабые регионы или регионы, находящиеся в упадке, можно было бы легко развивать за счет туристического сектора. Для дразнящих экономик стран Южной Азии туризм позиционируется как динамичный инструмент, позволяющий избавиться от нехватки ресурсов развития, таких как финансы и опыт.

Целью данного исследования является изучение взаимосвязи между туризмом, занятостью и экономическим развитием в Пакистане.Мы исследовали положительную связь между ежегодным ростом туризма, занятостью и экономическим ростом. Рост туризма может улучшить уровень занятости, а также ВВП. Ким и др. [66] продемонстрировали причинно-следственную связь между ростом туризма и экономическим ростом на Тайване. Результаты их исследования показали долгосрочную равновесную связь. Санчес и др. [67] показали, что расходы на туризм в первую очередь вызвали экономический дефицит, но было обнаружено положительное и значительное экономическое влияние на экономический рост.Эмпирические исследования подчеркнули влияние спроса на туризм на занятость, указав, что туризм оказал значительное влияние на уровень занятости [68,69]. Согласно Арчеру [70] и Мэтисону [71], туризм создает прямые и косвенные возможности трудоустройства. Однако исследований в этом контексте в Пакистане недостаточно. В результате мы исследовали этот пробел и обнаружили положительное влияние туризма на занятость и экономическое развитие. Результаты нашего исследования показали, что рост туризма имеет положительную корреляцию с занятостью и ВВП.Наши результаты совместимы с результатами предыдущих исследований Халила и Павлика [48,72]. Более того, основные результаты настоящего исследования соответствуют результатам предыдущих исследований [67,70]. Результат коинтеграционного анализа предполагает наличие связи между годовым ростом туризма и ВВП, что согласуется с предыдущим исследованием Педака [73]. Кроме того, результаты коинтеграционного анализа показывают долгосрочную связь между ежегодным ростом туризма и занятостью; эти результаты согласуются с предыдущим исследованием Dimoska [74].Эти результаты показывают, что рост туризма играет важную роль в экономическом росте, а также в создании рабочих мест. Результаты подтвердили гипотезы.

Эмпирические и теоретические исследования показали, что рост сектора туризма положительно влияет на занятость. Кроме того, его прямое влияние на путешествия и туризм может создать дополнительные возможности для трудоустройства благодаря его стимулирующему влиянию во многих секторах туризма. Общее экономическое воздействие туризма является более здоровым, когда туристический сектор поощряется к приобретению внутренних услуг и товаров.

6. Последствия для политики, ограничения и направление будущих исследований

Для пакистанской экономики туризм является движущей силой. Растущий сектор туризма может привнести большой оптимизм в экономику, в основном с точки зрения доходов, ВВП, создания рабочих мест и экономического роста. Пакистан является популярным туристическим направлением. Его множество природных красот, а также его традиционное и культурное наследие сыграют важную роль в будущем Пакистана, если индустрия туризма будет систематически развиваться и поддерживаться.

Сектор туризма требует творческих и талантливых людей и хорошо развитой инфраструктуры. Политика, вытекающая из этого исследования, заключается в том, что правительство должно создавать возможности трудоустройства, источники дохода и доходы для местных жителей, а также экономическую деятельность в стране посредством развития туризма. Правительство может развивать индустрию туризма, предоставляя стимулы туристическому сектору в виде базовой инфраструктуры, такой как высококачественная транспортная система, дороги, огромные аэропорты и налоговые льготы для отраслей, связанных с туризмом (т.д., гостиницы). Необходимо установить политическую стабильность, чтобы улучшить имидж Пакистана в мире. Правительство также должно обеспечить безопасность всех туристов и разработать политику устойчивого туризма. Это обеспечивает стабильный, безопасный и устойчивый туристический спрос в стране.

Законодатели штата должны сделать основной упор на правопорядок и качественное образование. Террористические атаки не только разрушают туристический сектор, но и уничтожают мягкий имидж Пакистана. В глобальном масштабе страна была объявлена ​​небезопасной для путешествий.Несмотря на бедность, безработицу, инфляцию и развитие инфраструктуры, северные районы по-прежнему привлекают максимальную долю туристов по сравнению с другими районами Пакистана. Следовательно, для уменьшения бедности и повышения уровня жизни необходимо продвижение туризма в северных районах на международном уровне.

Это исследование имеет некоторые ограничения. Эти ограничения могут привести к дальнейшим исследованиям. Во-первых, в недавнем исследовании применялись вторичные данные. Таким образом, будущие исследования могут быть сосредоточены на первичных данных для изучения влияния туристического сектора на экономический рост.Во-вторых, настоящее исследование проводится в контексте Пакистана; будущие исследования следует проводить в других развивающихся странах с точки зрения обобщаемости результатов. Дальнейшие исследования также могут быть основаны на отраслевом подходе, чтобы различать прямое и косвенное воздействие туризма на занятость. Наконец, будущие исследования должны стимулировать изучение других зависимых переменных, в частности выручки, поступлений в иностранной валюте и т. д. Кроме того, в будущих исследованиях необходимо дополнительно распознать краткосрочную взаимосвязь между переменными с помощью модели коинтеграции Йохансена и векторной коррекции ошибок (VECM).

7. Выводы

Основной целью настоящего исследования является изучение взаимосвязи между туризмом занятости и экономического развития в Пакистане. Для этого исследования мы использовали данные временных рядов с 1990 по 2015 год. Ежегодный рост туризма использовался в качестве объясняющей переменной, а занятость и ВВП были взяты в качестве переменных результата. Двумерная регрессия и метод коинтеграции Йохансена, использованные для анализа. Мы исследовали положительную связь между ежегодным ростом туризма, занятостью и экономическим ростом.Результаты исследования показали, что рост туризма играет важную роль в экономическом развитии страны.

Благодарности

Ф.М. Хотел бы выразить особую благодарность моему научному руководителю Лунбао Вэю за его руководство, постоянную поддержку и ориентацию. Его важные указания, советы и предложения неоценимы.

Вклад авторов

Ф.М. и Л.В. иметь равный вклад в написание первоначального проекта; М.А. рассмотрел и отредактировал статью. М.З.у.Х. и H.u.R. участвовал в методической части.

Финансирование

Это исследование не получило внешнего финансирования.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

Ссылки

1. Вакимин Н., Азлинаа А., Хазман С. Спрос на туризм в странах АСЕАН-5: данные анализа панельных данных. Управление науч. лат. 2018; 8: 677–690. doi: 10.5267/j.msl.2018.4.023. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]2.Хван Дж., Ли Дж. Стратегия повышения восприятия благополучия пожилых туристов: акцент на экономике впечатлений. Дж. Трэвел Тур. Отметка. 2019;36:314–329. doi: 10.1080/10548408.2018.1541776. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]3. Тан С.Ф. Верна ли гипотеза роста за счет туризма для Малайзии? Взгляд с дезагрегированных туристических рынков. Междунар. Дж. Тур. Рез. 2011; 13:97–101. doi: 10.1002/jtr.807. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]4. Питерс П., Дюбуа Г. Туристические путешествия в условиях ограничений, связанных со смягчением последствий изменения климата. Дж. Трансп. геогр. 2010;18:447–457. doi: 10.1016/j.jtrangeo.2009.09.003. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]5. Хван Дж., Ли Дж. Предпосылки и последствия престижа бренда пакетного тура в индустрии туризма для пожилых людей. Азия Пак. Дж. Тур. Рез. 2019: 1–17. doi: 10.1080/10941665.2019.1580756. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 6. Гёсслинг С., Петерс П., Серон Дж. П., Дюбуа Г., Паттерсон Т., Ричардсон Р. Б. Экологическая эффективность туризма. Экол. Экон. 2005; 54: 417–434. doi: 10.1016/j.ecolecon.2004.10.006. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]8.Малик С., Чаудри И.С., Шейх М.Р., Фаруки Ф.С. Туризм, экономический рост и дефицит счета текущих операций в Пакистане: данные совместной интеграции и причинно-следственного анализа. Евро. Дж. Экон. финанс. Адм. наук. 2010; 22:21–31. [Google Академия]9. Хванг Дж., Ли Дж. Понимание взаимопонимания между клиентом и клиентом в контексте пакета старшей группы. Междунар. Дж. Контемп. Хосп. Управление 2019;31:2187–2204. doi: 10.1108/IJCHM-02-2018-0128. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 10. Хван Дж., Ли Дж. Взаимосвязь между восприятием старшими туристами профессиональных компетенций гидов, взаимопонимание, удовлетворенность услугами гида, удовлетворенность туром и молва.Дж. Путешествия Рез. 2018 г.: 10.1177/0047287518803199. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 11. Эканаяке Э., Лонг А.Э. Развитие туризма и экономический рост в развивающихся странах. Междунар. Дж. Автобус. финанс. Рез. 2012; 6: 61–63. [Google Академия] 12. Шахзад С.Дж.Х., Шахбаз М., Феррер Р., Кумар Р.Р. Гипотеза роста десяти лучших туристических направлений за счет туризма: новые данные с использованием квантильного подхода. Тур. Управление 2017;60:223–232. doi: 10.1016/j.tourman.2016.12.006. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 13. Махмудиния Д., Салими Содерджани Э., Пуршахаби Ф. Экономический рост, доходы от туризма и обменный курс в зоне MENA: использование метода панельной причинности. Иран. Экон. 2011; 15:129–146. [Google Академия] 14. Леа Дж. Туризм и развитие в странах третьего мира. Рутледж; Лондон, Великобритания: 2006. [Google Scholar]15. Шейвенс Р., Рассел М. Туризм и борьба с бедностью на Фиджи: сравнение воздействия малых и крупных туристических предприятий. Дж. Сустейн. Тур. 2012;20:417–436. doi: 10.1080/09669582.2011.629049. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 16.Рингер Г. Направления. Рутледж; Лондон, Великобритания: 2013. Занятость в сфере туризма и сдвиги в определении социального статуса на Бали: случай «гида», стр. 77–93. [Google Академия] 17. Холл Д., Ричардс Г. Туризм и устойчивое развитие сообщества. Рутледж; Лондон, Великобритания: 2002 г. Сообщество: устойчивая концепция развития туризма? стр. 19–32. [Google Академия] 18. Дарбарри Р. Туризм и экономический рост: пример Маврикия. Тур. Экон. 2004; 10: 389–401. doi: 10.5367/0000000042430962. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 19.О, К.О. Вклад развития туризма в экономический рост корейской экономики. Тур. Управление 2005; 26:39–44. doi: 10.1016/j.tourman.2003.09.014. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 20. Расул Г., Манандхар П. Перспективы и проблемы развития туризма в Южной Азии: региональная перспектива. Южная Азия эконом. Дж. 2009; 10:187–207. doi: 10.1177/1340

0108. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 21. Чен С.Ф., Чиоу-Вей С.З. Расширение туризма, неопределенность в сфере туризма и экономический рост: новые данные из Тайваня и Кореи.Тур. Управление 2009; 30: 812–818. doi: 10.1016/j.tourman.2008.12.013. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 22. Аршад М.И., Икбал М.А., Шахбаз М. Индустрия туризма Пакистана и проблемы: обзор. Азия Пак. Дж. Тур. Рез. 2018;23:121–132. doi: 10.1080/10941665.2017.1410192. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 23. Аднан Хе К.М., Али Хан Р.Э. Гипотеза роста за счет туризма: пример Пакистана. Азия Пак. Дж. Тур. Рез. 2013;18:303–313. doi: 10.1080/10941665.2012.658412. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 24. Ву Н., Исмаил М., Джоши С., Йи С.Л., Шреста Р.М., Ясра А.В. Диверсификация средств к существованию как адаптационный подход к изменениям в пастбищном регионе Гиндукуш-Гималаи. J. Mt. Sci. 2014; 11:1342–1355. doi: 10.1007/s11629-014-3038-9. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 25. Раман М.Р. Социально-экономическое значение туризма и его влияние на средства к существованию в Южной Азии: дело Рангамати Бангладеш. Университет прикладных наук Центриа; Коккола, Финляндия: 2016. [Google Scholar]26. Мишра П., Раут Х.Б., Мохапатра С.С. Причинно-следственная связь между туризмом и экономическим ростом: эмпирические данные из Индии.Евро. Дж. Соц. науч. 2011;18:518–527. [Google Академия] 27. Сринивасан П., Кумар П.С., Ганеш Л. Туризм и экономический рост в Шри-Ланке: подход к тестированию границ ARDL. Окружающая среда. Городской. Азия. 2012;3:397–405. doi: 10.1177/0975425312473234. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 28. Гаутам Б.П. Туризм и экономический рост в Непале. НРБ Экон. 2011; 23:18–30. [Google Академия] 29. Сатьендракумар Р., Тисделл К. Туризм и экономическое развитие Мальдивских островов. Анна. Тур. Рез. 1989; 16: 254–269. doi: 10.1016/0160-7383(89)

-6. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 30. Шарпли Р., Телфер Д.Дж. Туризм и развитие в развивающихся странах. Рутледж; Лондон, Великобритания: 2015. [Google Scholar]31. Броман Дж. Популярное развитие: переосмысление теории и практики развития. Уайли-Блэквелл; Хобокен, Нью-Джерси, США: 1996. [Google Scholar]32. Уиллис К. Теории и практики развития. Рутледж; Лондон, Великобритания: 2011. [Google Scholar]33. Милн С., Ательевич И. Туризм, экономическое развитие и глобальная и локальная связь: теория, охватывающая сложность.Тур. геогр. 2001; 3: 369–393. doi: 10.1080/146166800110070478. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 34. Холл К.М. Туризм в интересах бедных: кому это выгодно? Перспективы туризма и сокращения бедности. Том 3 Публикации просмотра канала; Бристоль, Великобритания: 2007. [Google Scholar]35. Броман Дж. Новые направления в туризме для развития стран третьего мира. Анна. Тур. Рез. 1996; 23:48–70. doi: 10.1016/0160-7383(95)00043-7. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 36. Леле С.М. Устойчивое развитие: критический обзор. Мир Дев. 1991; 19: 607–621.doi: 10.1016/0305-750X(91)

-P. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 37. Холл К.М. Исторические предпосылки устойчивого развития и экотуризма – новые этикетки на старых бутылках. Эддисон Уэсли Лонгман Лтд.; Харлоу, Великобритания: 1998. стр. 13–24. [Google Академия] 38. Иоаннидес Д. Устойчивое развитие и меняющееся отношение заинтересованных сторон в сфере туризма: к динамичной структуре. Тур. Воссоздать. Поддерживать. 2001; 57: 55–76. [Google Академия] 39. Айени Д.А., Эбохон О. Изучение устойчивого туризма в Нигерии для развития.Евро. науч. Дж. 2012; 8: 126–140. [Google Академия]40. Модест Н.К. Влияние роста сектора туризма на экономическое развитие: опыт отдельных стран Карибского бассейна. Экон. Междунар. Экон. 1995; 48: 375–385. [Google Академия] 41. Рамеш Д. Экономический вклад туризма на Маврикии. Анна. Тур. Рез. 2002; 29: 862–865. [Google Академия]42. Штайнер К. Туризм, сокращение бедности и политическая экономия: взгляды Египта на экономические выгоды от туризма в полурантье. Тур. Хосп.Строить планы. Дев. 2006; 3: 161–177. doi: 10.1080/147

601132286. [CrossRef] [Google Scholar]43. Кулендран Н., Уилсон К. Есть ли связь между международной торговлей и международными поездками? заявл. Экон. 2000;32:1001–1009. doi: 10.1080/000368400322057. [CrossRef] [Google Scholar]44. Крус Р., Ванегас М., старший. Коинтеграция и причинно-следственная связь между туризмом и сокращением бедности. Дж. Путешествия Рез. 2008; 47:94–103. doi: 10.1177/0047287507312429. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 45. Манва Х. Понимание сообществами туристов и индустрии туризма: Водный проект высокогорья Лесото.фр. Дж. Автобус. Управление 2012;6:6667–6674. [Google Академия] 46. Смит А. Богатство народов, Cosimo Classics. Книги Козимо; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 2007. [Google Scholar]47. Брида Дж. Г., Риссо В. А., Бонапас А. Вклад туризма в экономический рост: эмпирический анализ на примере Чили. Евро. Дж. Тур. Рез. 2009;2:178–185. [Google Академия] 48. Павлич И., Шуман Толич М., Свилокос Т. Влияние туризма на занятость в Хорватии; Материалы 1-го Дубровникского международного экономического совещания — DIEM; Дубровник, Хорватия.27–29 сентября 2013 г. [Google Scholar]49. Ван В., Ма Х. Об эконометрическом анализе взаимосвязи между ВВП и доходами от туризма в Гуйчжоу, Китай. Междунар. Дж. Автобус. Адм. 2015; 6:41. doi: 10.5430/ijba.v6n4p41. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 50. Акан Ю., Арслан И., Ишик У.К. Влияние туризма на экономический рост: пример Турции. Дж. Тур. 2008; 9: 47–69. [Google Академия]51. Крейшан Ф.М. Временные ряды доказательств гипотезы роста за счет туризма: пример Иордании. Междунар. Управление 2011; 7:89. [Google Академия]52.Сэр М.В., Крус Р.Р. Рост, развитие и туризм в условиях небольшой экономики: данные из Арубы. Междунар. Дж. Тур. Рез. 2003; 5: 315–330. doi: 10.1002/jtr.441. [CrossRef] [Google Scholar]53. Шан Дж., Уилсон К. Причинно-следственная связь между торговлей и туризмом: эмпирические данные из Китая. заявл. Экон. лат. 2001; 8: 279–283. doi: 10. 1080/135048501750104114. [CrossRef] [Google Scholar]54. Бахмани-Оскоуи М. Рост экспорта и экономический рост: применение коинтеграции и моделирования с исправлением ошибок. Дж. Дев. Области. 1993; 27: 535–542.[Google Академия]55. Чоу П.С. Причинно-следственная связь между ростом экспорта и промышленным развитием: эмпирические данные НИС. Дж. Дев. Экон. 1987; 26: 55–63. doi: 10.1016/0304-3878(87)

-4. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 56. Марин Д. Верна ли гипотеза роста за счет экспорта для промышленно развитых стран? Преподобный Экон. Стат. 1992; 4: 678–688. дои: 10.2307/2109382. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 57. Манзур Ф., Вэй Л., Нуруннаби М., Субхан К.А., Шах С.И.А., Фаллата С. Влияние трансформационного лидерства на эффективность работы и КСО в качестве посредника в МСП.Устойчивость. 2019;11:436. doi: 10.3390/su11020436. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 58. Мяо К., Асиф М., Хуссейн А., Джамиль А. Изучение влияния этического лидерства на удовлетворенность работой и организационную приверженность в организациях государственного сектора: посредническая роль психологического расширения прав и возможностей. Преподобный Манаг. науч. 2019: 1–28. doi: 10.1007/s11846-019-00340-9. [CrossRef] [Google Scholar] 59. Асиф М., Цин М., Хван Дж., Ши Х. Этическое лидерство, эмоциональная приверженность, вовлеченность в работу и креативность: тестирование подхода с множественным посредничеством.Устойчивость. 2019;11:4489. doi: 10.3390/su11164489. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 60. Манзур Ф., Вей Л., Хуссейн А., Асиф М., Шах С.И.А. Удовлетворенность пациентов медицинскими услугами; Применение поведения врача в качестве модератора. Междунар. Дж. Окружающая среда. Рез. Здравоохранение. 2019;16:3318. doi: 10.3390/ijerph26183318. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]61. Манзур Ф., Вэй Л., Баньяи Т., Нуруннаби М., Субхан К.А. Исследование устойчивых практик УЧР в отношении производительности труда: применение обучения в качестве модератора.Устойчивость. 2019;11:2263. doi: 10.3390/su11082263. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 62. Асиф М., Джамиль А., Хуссейн А., Хванг Дж., Сахито Н. Связь трансформационного лидерства с неблагоприятными последствиями для пациентов, оцениваемыми медсестрой, и качеством ухода: оценка роли удовлетворенности работой и структурных возможностей. Междунар. Дж. Окружающая среда. Рез. Здравоохранение. 2019;16:2381. doi: 10.3390/ijerph26132381. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]63. Асиф М., Джамиль А., Сахито Н., Хван Дж., Хуссейн А., Манзур Ф. Может ли лидерство повысить удовлетворенность пациентов? Оценка роли административного и медицинского качества. Междунар. Дж. Окружающая среда. Рез. Здравоохранение. 2019;16:3212. doi: 10.3390/ijerph26173212. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]64. Ричардсон Р.Б. Вклад туризма в экономический рост и продовольственную безопасность. USAID Мали Офф. Экон. Рост. 2010 г.: 10.22004/ag.econ.97140. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 65. Люткеполь Х. Сравнение критериев оценки порядка векторного авторегрессионного процесса.Дж. Тайм Сер. Анальный. 1985; 6: 35–52. doi: 10.1111/j.1467-9892.1985.tb00396.x. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 66. Ким Х.Дж., Чен М.Х. Расширение туризма и экономическое развитие: пример Тайваня. Тур. Управление 2006; 27: 925–933. doi: 10.1016/j.tourman.2005.05.011. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 67. Санчес Каррера Э.Дж., Брида Дж.Г., Риссо В.А. Влияние туризма на долгосрочный экономический рост Мексики. Экон. Бык. 2008; 23:1–8. doi: 10.2139/ssrn.1076225. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 68. Балагер Дж., Кантавелья-Хорда М.Туризм как долгосрочный фактор экономического роста: пример Испании. заявл. Экон. 2002; 34: 877–884. doi: 10.1080/00036840110058923. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 69. Ондер К., Дургун А. Влияние сектора туризма на занятость в Турции: эконометрическое приложение. Университет Эпохи. Нажимать. 2008: 365–373. [Google Академия]70. Арчер Б., Флетчер Дж. Экономическое влияние туризма на Сейшельских островах. Анна. Тур. Рез. 1996; 23:32–47. doi: 10.1016/0160-7383(95)00041-0. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 71. Мэтисон А., Уолл Г.Туризм, экономические, физические и социальные воздействия. Лонгман Групп Лимитед; Харлоу, Великобритания: 1982. [Google Scholar]72. Халил С., Какар М.К., Малик А. Роль туризма в экономическом росте: эмпирические данные по экономике Пакистана. пак. Дев. 2007; 46:985–995. doi: 10.30541/v46i4IIpp.985-995. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 73. Педак М. Кандидатская диссертация. Йёнчёпингский университет; Йёнчёпинг, Швеция: август 2018 г. Влияние туризма на ВВП. [Google Академия] 74. Димоска Т., Петревска Б. Туризм и экономическое развитие Македонии; Материалы конференции «Туризм и индустрия гостеприимства»; Риека, Хорватия.12 ноября 2012 г.; стр. 12–20. [Google Scholar]

границ | Отношение местного населения к воздействию развития туризма: данные из Чехии

Введение

Туризм играл в истории и может сыграть в будущем положительную и значительную роль в жизни общества, хотя при ненадлежащем управлении он также может иметь неблагоприятные социально-экономические последствия (Маркович и Кларич, 2015). Индустрия туризма имеет большое экономическое значение и постоянно и динамично развивается (Linderová and Janeček, 2017).Туризм, третий по величине сектор в мире, обеспечивает 10 % мирового ВВП, а также отвечает за 5 % мировых выбросов углекислого газа (Migale et al., 2019). По мере развития туризма его первоначальный смысл путешествия в неизвестное, в необычные места, где посетители испытывают чувство волнения, напрямую контактируя с местным сообществом (Pompurová et al., 2020). Можно констатировать, что возможные негативные социально-экономические последствия, безусловно, выделяются из ослабления местной идентичности под влиянием туризма и посетителей выходного дня (Marković and Klaric, 2015).В последнее время активно обсуждается вопрос о взаимоотношениях резидент-турист. Поэтому проводится множество тематических исследований, посвященных воздействию как на жителей, так и на туристов. Большое внимание необходимо уделять поддержанию хороших отношений между этими группами, поскольку это является краеугольным камнем устойчивого туризма. Маркович и Кларич (2015) далее заявляют, что следующей потенциальной угрозой является потребление наиболее ценных территорий для туризма, что снижает возможность их использования местным населением.

Сельская местность — это открытая полоса земли с небольшим количеством домов или других построек и небольшим количеством людей. В сельской местности плотность населения очень низкая. Многие люди живут в городе или городской местности. Их дома и предприятия расположены очень близко друг к другу (Stanley, 2011). Социологи обычно описывают идеальный тип личных контактов в больших и малых городах как анонимный, сегментарный и безличный и противопоставляют их интимному и личному типу в сельской местности (Simmel, 1971). В сельской местности людей меньше, а их дома и предприятия расположены далеко друг от друга, т.е.г., в США сельские районы занимают около 98% территории страны, но в них проживает только 25% населения. В Эфиопии, менее развитой стране, где сельскохозяйственные рабочие места распространены гораздо чаще, 87% населения проживает в сельской местности (Stanley, 2011).

Во многих странах сельские районы представляют собой менее развитые районы, в которых существует множество специфических проблем. Типичным примером является Чехия, где сельские районы уже много лет находятся вне общественного интереса. Это привело к нежелательному положению чешских фермеров (особенно мелких), высокому уровню безработицы, нехватке финансов и законодательной поддержки, которые способствовали бы инвестициям в бизнес и созданию новых рабочих мест.Ситуация изменилась после вступления в Европейский союз (ЕС). В целом государства-члены ЕС хотят повысить качество жизни, устранить или смягчить региональное неравенство и сохранить устойчивое развитие в сельской местности (Шимкова, 2007). Согласно отчету ЮНВТО, в ближайшие несколько лет туристические потоки будут увеличиваться ежегодно на 3–5%. Ожидания туристов также изменятся в связи с этим увеличением. Эти посетители, также называемые новыми туристами, предпочитают отдых, ориентированный на их интересы, и покупают туристические продукты, которые в большей степени основаны на природе, аутентичности и опыте. Сельский туризм, как один из новых видов туризма, получает все большее распространение в индустрии туризма (Аязлар и Аязлар, 2015).

Сельские районы по своей сути важны и коренным образом отличаются от городских районов и поэтому (часто) требуют другого набора мер и политики, направленных на улучшение средств к существованию их населения. Исследования и эмпирические данные показывают, что сельские районы характеризуются медленной динамикой производительности ферм, широко распространенным неравенством доходов и неустойчивостью сельскохозяйственных доходов; значительные потоки внешней миграции в городские районы, что приводит к обезлюдению сельских районов; отсутствие эффективной физической, технологической и информационной инфраструктуры; предоставление государственных и частных услуг обходится дороже и доступ к ним затруднен, чем в городских районах (ОЭСР, 2020 г.).

Несмотря на свою важность, сельские статистические данные о доходах и средствах к существованию немногочисленны и редки, в основном из-за отсутствия согласованного международного определения сельских районов. Сельские районы обычно определяются на основе целей национальной политики; иногда по остаточному принципу после определения городских районов или периодически на основе комбинации нескольких критериев, например, численности и плотности населения, наличия сельского хозяйства, удаленности от городских районов и отсутствия инфраструктуры и/или основных социальных услуг. (Дийкстра и др., 2021).

Район, считающийся сельским, определяется в отношении районов, считающихся городскими. Часто то, что является сельским, просто не является городским. Тем не менее, легко представить различные виды или степени сельской местности, от довольно населенных районов с обширными пахотными угодьями до менее густонаселенных районов с редкой растительностью. Определения сельских районов чаще всего касаются одного или нескольких из трех аспектов, характеризующих различия между городскими и сельскими районами, а также между сельскими районами (Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО), 2018 г. ): (1) малонаселенность отражает идею о том, что городские районы — это те, в которых проживает больше всего людей и которые наиболее плотно заселены, в то время как сельские районы менее населены и заселены.(2) Почвенный покров – это физическое покрытие земли, включая растительность (как посаженную, так и естественную) и любые здания или объекты, построенные людьми. Почвенный покров следует и определяет землепользование, связанное с деятельностью человека, которая там происходит. (3) Удаленность влияет на возможности людей получить доступ к рынкам и общественным услугам. Чаще всего это связано с трудностями физического путешествия в места, где рынки и услуги более доступны.

В статистике типологии городского и сельского населения используется новая типология городского и сельского населения.Эта типология использует трехэтапный подход для классификации регионов третьего уровня NUTS (Номенклатура территориальных единиц для статистики). Сельские районы — это все районы за пределами городских кластеров. Городские кластеры представляют собой группы смежных ячеек сетки размером 1 км 2 с плотностью не менее 300 жителей на 2 км и минимальной численностью населения 5000 человек. Регионы NUTS 3 классифицируются следующим образом на основе доли их населения в сельской местности (Евростат, 2021):

Преимущественно сельские, если доля населения, проживающего в сельской местности, превышает 50% ,

Промежуточный, если доля населения, проживающего в сельской местности, составляет от 20% до 50% ,

Преимущественно городское, если доля населения, проживающего в сельской местности, ниже 20%.

Чтобы устранить искажение, создаваемое чрезвычайно маленькими регионами NUTS 3, для целей классификации регионы размером менее 500 км 2 объединяются с одним или несколькими соседними регионами. Учитывается размер городских центров региона. Промежуточным становится преимущественно сельский регион, в котором находится городской центр с населением более 200 000 человек, что составляет не менее 25% населения региона. Промежуточный регион, включающий в себя городской центр с населением более 500 тыс. жителей, составляющих не менее 25% населения региона, становится преимущественно городским.В кодах NUTS Чехии три уровня (таблица 1):

Таблица 1. NUTS статистических регионов Чехии.

Важно подчеркнуть, что сельская статистика носит территориальный характер, в отличие от отраслевой статистики, которая сосредоточена на одном виде деятельности. Люди в сельской местности, как правило, занимаются несколькими различными видами экономической деятельности помимо сельского хозяйства, рыболовства и лесного хозяйства, например, добычей полезных ископаемых, разработкой карьеров и ремесленным производством. Некоторые из основных проблем, стоящих перед сельскими районами, включают недоедание, отсутствие продовольственной безопасности, бедность, ограниченность надлежащих медицинских и образовательных услуг, отсутствие доступа к другой базовой инфраструктуре и недостаточное использование рабочей силы. При разработке политики развития сельских районов ФАО опирается на вопросы, определенные в Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, признавая при этом, что сельские районы обладают особыми характеристиками, которые создают уникальные проблемы. К ним относятся, среди прочего: рассредоточение сельского населения; топографические особенности (местность и ландшафты), которые могут выступать в качестве барьера для эффективного обеспечения инфраструктуры; (чрезмерная) зависимость от сельскохозяйственного сектора; обеспечение защиты природных ресурсов и качества окружающей среды (Dijkstra et al., 2021).

Можно сказать, что сельский туризм – это туризм, который осуществляется в неурбанизированных районах. Эти районы обычно включают (но не ограничиваются ими) национальные парки, леса, сельские районы и горные районы.

Сельский туризм тесно связан с концепцией устойчивого туризма, учитывая, что он в основном связан с зелеными насаждениями и обычно экологически безопасными формами туризма, такими как пеший туризм или кемпинг. Лейн (2009) утверждает, что чистый сельский туризм определяется как тип туризма, расположенный в сельской местности.Сельский туризм имеет другие масштабы, характер и функции (Sharpley and Roberts, 2004). Шимкова (2007) утверждает, что сельский туризм или агротуризм становится очень популярным, особенно в экономически развитых странах. Его положительное экономическое и социальное воздействие позволяет фермерам получить дополнительные финансовые источники и создать новые рабочие места для других местных жителей. Это очень позитивный и экологический вид туризма. В отличие от бесконтрольного, массового и чисто коммерческого туризма, этот вид отдыха негативно влияет на окружающую среду.Налти (2004) утверждает, что индустрия сельского туризма взаимосвязана с целым рядом видов деятельности, что приносит экономическую выгоду различным областям (рис. 1).

В сельской местности есть как положительные, так и отрицательные воздействия (White, 1985; Oppermann, 1995; Sharpley and Sharpley, 1997; Butler and Hall, 1998; Hall, 1999; Roberts and Hall, 2001; Sharpley and Roberts, 2004; Лейн, 2009 г. ; Дашпер, 2014 г.; Наир и др., 2015 г.; Деви и Джунаид, 2019 г.):

Положительные социально-экономические последствия : предоставление источника нового, альтернативного или дополнительного дохода и занятости, помощь в снижении гендерного и другого дисбаланса социальных сил, поощрение коллективной общественной деятельности, предоставление возможностей для удержания населения в районах, которые в противном случае могли бы испытать депопуляцию, позволяют повторно заселить районы и общий мультипликативный эффект, хотя в сельской местности он, как правило, ниже.

Негативные социально-экономические последствия : экономическая утечка, местная инфляция цен, трудовая иммиграция, искажение местной структуры занятости, искажение местного рынка жилья, усиление восприятия женской занятости как низкооплачиваемой и неполной занятости, а также расширение « внутренняя роль», автономные комплексы со слабыми связями с местной экономикой и сезонными моделями спроса.

Положительное культурное влияние : оживление местной культуры, привитие чувства местной гордости, самоуважения и идентичности.

Негативное культурное воздействие : производство искажающих местную культуру для превращения в товар и инсценировки подлинности, уничтожение местной культуры.

Положительные физические (построенные и «природные») воздействия : вклад в сохранение и защиту, помощь в ремонте и повторном использовании заброшенных объектов.

Негативные физические (антропогенные и «природные») воздействия : разрушение среды обитания, замусоривание, выбросы и другие формы загрязнения, скопление и разрастание новых застроек, возможно, привитых к существующим поселениям.

На самом деле перед индустрией туризма стоит новый вызов, но, несмотря на катастрофические последствия, вызванные пандемией COVID-19, очевидно, что когда проекты будут работать на полную мощность, они поддержат экономики всех заинтересованных сторон (Li et al. ., 2021). Овертуризм — проблема, которой занимаются многие исследователи на разных уровнях. Это явление незаметное и медленное. Диас-Парра и Ховер (2021) утверждают, что чрезмерный туризм иллюстрирует, как жители теряют право на повседневную жизнь в своих местных пространствах.Механизмы коммодификации и джентрификации способствуют социально-пространственной несправедливости, а также делают некоторые места «неаутентичными» для посетителей и жителей. Поэтому большинство направлений могут начать справляться с этим поздно. Овертуризм еще хуже из-за рекомендаций знаменитостей или влиятельных лиц или съемок популярных фильмов в этом районе (Závodná, 2020). Овертуризм стал серьезной проблемой для все большего числа направлений, поскольку количество туристов продолжает расти, чему способствует общий экономический и технологический рост и расширение мирового среднего класса (Rončák, 2020).Овертуризм – это проблема, которая возникает незаметно и постепенно. Поэтому большинство дестинаций приступают к ее решению только тогда, когда становится слишком много сложностей, а иногда уже слишком поздно сохранять исходное состояние дестинации. В то время как посетители хотят испытать аутентичные чувства местных жителей, настоящие местные переезжают в места, где им не угрожает лишний ночной шум, свет и толпы веселящихся людей. Однако страдают не только местные жители. Такое же негативное воздействие испытывают и инфраструктура, и памятники, и природа (Заводна, 2020).

Привлекательность туристических ресурсов имеет несколько барьеров в долгосрочной перспективе с точки зрения сообщества. Проблемы могут включать финансовые вопросы, владение землей или проблемы участия и участия сообщества. Без создания возможности для жителей участвовать в процессе принятия решений о выгодах, полученных от развития туризма, решение становится более сложным. Согласно этой проблеме, некоторые члены сообщества действуют против более сильных конкурентов и плохих рыночных условий (Lo and Janta, 2020).

Оценить отношение местных жителей к развитию туризма непросто. Яркой иллюстрацией изменения отношения жителей к туристам является индекс Докси (Doxey, 1975). Возникновение негативного отношения жителей к туристам является следствием превышения пределов социальной пропускной способности, неумения принимать изменения по мере их возникновения (Szromek et al., 2020). Индекс раздражения Докси (Irridex) основан на понимании изменения отношения жителей к туристам и развитию туризма на разных этапах жизненного цикла дестинации.Эта модель предполагает, что возникшие обстоятельства с негативными социокультурными последствиями могут вызвать раздражение в местном сообществе. Четыре стадии эйфории, апатии, раздражения и антагонизма объясняют ухудшение реакции жителей на развитие туризма (табл. 2).

Таблица 2. Индекс раздражения Докси.

На первом этапе количество туристов невелико, а местное население приветствует туризм. В фазе апатии количество туристов увеличивается, а отношения между туристами и жителями формализуются.Раздражение — фаза, когда жители начинают беспокоиться о туризме из-за значительного роста прибытий и усиления конкуренции за ресурсы. На последнем этапе, антагонизме, туристы несут ответственность за все плохое, что произошло в принимающем сообществе (Павлич и Портолан, 2015). Irridex как концепция не основана на каких-либо подробных эмпирических исследованиях (Fridgen, 1991). Модель предполагает определенную степень однородности и положительную линейную зависимость и игнорирует сложности внутри принимающего сообщества, а также многомерность воздействия туризма (Cordero, 2008).Павлич и Портолан (2015) заявляют, что Irridex — это теоретическая модель, которая требует постоянных и контекстуальных эмпирических тестов, поскольку ее можно изменять в зависимости от географического положения, проблем и даже целей исследования. Тем не менее, модель служит ценной основой для понимания меняющихся взглядов жителей и этапов развития дестинации (рис. 2).

Материалы и методы

Целью данной рукописи является анализ отношения местных жителей к развитию туризма в зоне городских памятников Предгради.В связи с целью исследования были поставлены следующие исследовательские вопросы: Каковы существенные негативные последствия развития туризма, по мнению местных жителей? Видят ли местные жители положительное влияние на качество своей жизни, связанное с развитием туризма?

Первичные данные были собраны в ходе опроса жителей, имеющих постоянное место жительства в муниципалитете Пршедгради в 2020 году. Анкета состояла из тринадцати вопросов, которые непосредственно касались муниципалитета Пршедгради.Это были открытые, полуоткрытые и закрытые вопросы. Это был случайный выбор. Поскольку организовать эмпирическое исследование непросто, администраторы старались вести себя удобно. Все участники были проинформированы об исследовании и анонимности анкеты. Участники были готовы принять участие в исследовании, а также имели возможность связаться с интервьюером по электронной почте, указанной в списке анкет, и получить информацию о результатах исследования.

На основе демографического распределения населения муниципалитета Пржедради, определенного через Чешское статистическое управление, был запланирован процент выборки.В муниципалитете Пржедради проживает 417 жителей, из них 205 женщин (49,16%) и 212 мужчин (50,84%). Исследуемую выборку составили 107 респондентов разных возрастных категорий (табл. 3), из них 52 женщины (48,60 %) и 55 мужчин (51,40 %), поэтому можно констатировать, что это равномерное распределение. Стремление при составлении обследуемой выборки заключалось в том, чтобы максимально приблизиться к структуре базовой выборки.

Таблица 3. Структура респондентов.

Наши результаты получены с помощью количественных методов исследования.В данном исследовании мы использовали математические, статистические методы, метод анализа, а также анализ соответствия (КА) и метод обобщения. Для оценки результатов использовалась программа Statistica 13 EN. С помощью графических средств этого КА можно описать связь именных или порядковых переменных и получить графическое представление связи в многомерном пространстве — для читателей; это легче понять. Анализ предоставляет дополнительные доказательства существования корреляций между переменными.

Анализ корреспонденции представляет собой многомерный статистический метод. Он концептуально похож на анализ главных компонентов, но применяется к категориальным, а не к непрерывным данным. Подобно анализу основных компонентов, он предоставляет средства отображения или обобщения набора данных в двумерной графической форме (Zámková and Prokop, 2014).

Все данные должны быть неотрицательными и иметь одинаковую шкалу для применимости СА, а метод одинаково обрабатывает строки и столбцы.Он традиционно применяется к таблицам непредвиденных обстоятельств. CA разлагает статистику хи-квадрат, связанную с этой таблицей, на ортогональные факторы. Расстояние между отдельными точками определяется как расстояние хи-квадрат. Расстояние между i-й и i′-й строками находится по формуле

D⁢(i,i′)=∑j=1c(ri⁢j-ri′⁢j)2cj

, где r ij — элементы матрицы профилей строк R, а веса c j соответствуют элементам вектора нагрузок столбцов cT, который равен среднему профилю столбца (центроиду) профилей столбца в многомерное пространство.Расстояние между столбцами j и j’ определяется аналогично, веса соответствуют элементам вектора нагрузок строк r и суммируются по всем строкам. В анализе соответствий мы наблюдаем связь между отдельными категориями двух категориальных переменных. Результатом такого анализа является карта соответствия, представляющая оси редуцированной системы координат, где в графическом виде отображаются отдельные категории обеих переменных. Целью этого анализа является сокращение многомерного пространства профилей строк и столбцов и максимально возможное сохранение информации об исходных данных.Каждая строка и столбец таблицы соответствий могут отображаться в c-мерном (соответственно r-мерном) пространстве с координатами, равными значениям соответствующих профилей. Координаты строки и столбца на каждой оси масштабируются, чтобы иметь инерцию, равную основной инерции вдоль этой оси: это основные координаты строки и столбца (Hebák et al., 2007).

Для модели анализа соответствий определяется степень дисперсии точек, т. е. категорий строк и столбцов, так называемая общая инерция.Термин инерция происходит из механики, где он определяется как сумма произведения массы и квадрата расстояния от центра тяжести всех частиц объекта. Геометрически инерция выражает степень рассеяния точек в многомерном пространстве и может пониматься как аналогия известной из статистического моделирования дисперсии. В анализе соответствий общая инерция (I) равна средневзвешенному (с весами p i ++ ) хи-квадрат расстояния профилей рядов от их среднего/среднего (вектор c) , (Greenacre, 2007; Hebák et al. , 2007; Бех и Ломбардо, 2014 г.):

I=∑i=1rpi+⁢(ri-c)T⁢Dc-1⁢(ri-c)

То же, что средневзвешенное (с весами p + j ) хи-квадрат расстояния профилей колонн от их среднего (вектор r)

I=∑j=1cp+j⁢(cj-r)T⁢Dr-1⁢(cj-c)

Значительная часть общей инерции исходной таблицы обычно объясняется несколькими первыми осями. Поэтому обычно достаточно, чтобы результат анализа соответствий был представлен в пространстве первых двух-трех порядковых осей.Общая инерция равна сумме всех собственных значений матрицы. Следовательно, можно указать, сколько осей порядков разумно интерпретировать. Это можно решить одним из двух способов. (1) Мы устанавливаем пороговое значение (например, 80%) и определяем, сколько осей имеют совокупную инерцию выше установленного порогового значения. (2) Мы интерпретируем порядковые оси, собственное значение которых выше среднего, т. е. выше, чем среднее всех собственных значений.

Вклады точек строки в инерцию в соответствующем измерении определяются частным

ri⁢f2⁢i⁢kλ⁢(к)

, где ∫ ik соответствует элементам матрицы F (оценка категории i-й строки в k-м измерении), r i элементы вектора нагрузок строки и λ (k) — инерция, выраженная k-м измерением (собственным значением матрицы). Вклад точек ряда в инерцию выражает относительную степень влияния данной категории на конечную ориентацию главных осей.

Аналогичным образом вклады точек столбца в инерцию выражаются в соответствующей размерности

cj⁢g2⁢j⁢kλ⁢(к)

Для каждой категории строки мы можем рассчитать общую инерцию строки, определяемую как

∑n=1rj⁢f2⁢j⁢k

Аналогично, для категорий столбцов общая инерция столбца определяется как

∑kcj⁢g2⁢j⁢k

Значения инерции для отдельных столбцов и рядов дают нам представление о значении различных категорий в результирующей ординации (Greenacre, 2007; Hebák et al., 2007; Бех и Ломбардо, 2014).

Результаты и обсуждение

Развитие туризма оказывает большое положительное влияние на туристические направления, например, экономический рост, новые возможности для работы, новые возможности для бизнеса и т. д. Оно стимулирует местную экономику. Последствия развития туризма не только положительные. Кроме того, можно наблюдать несколько негативных влияний. Наиболее спорным является количество туристов (Янг и др., 2020). По мере того, как процветание мира растет, все больше людей могут наслаждаться поездками, которые когда-то были доступны только избранным.Направления мечты теперь стали возможными для многих во всем мире. Это привело к тому, что слишком много людей пытаются посетить «обязательные для посещения» места мира, создавая «туристические гетто». Это неизбежно приводит к разочарованию, поскольку люди превращаются в меланхолическую массу (Pompurová et al., 2020). Положительная взаимосвязь между расширением психологических возможностей туризма, расширением экономических возможностей туризма и готовностью к участию будет более устойчивой, когда способность к участию жителей деревни выше (Янг и др., 2020).

Наше исследование было сосредоточено на отношении местных жителей к развитию туризма в муниципалитете Пржедради. Мы провели исследование 107 человек, что составляет четверть всех жителей.

Наиболее заметными положительными последствиями для них стали экономическое развитие в районе, расширение возможностей трудоустройства и улучшение ухода за памятниками культуры. Таким образом, мы можем констатировать, что местные жители считают экономические выгоды наиболее важными последствиями развития туризма. В качестве менее значимого воздействия местные жители видят возрождение местных традиций (рис. 3).

Рисунок 3. Положительное влияние развития туризма в муниципалитете Пржедради. Собственная разработка, 2021.

Из негативных воздействий загрязнение мест общего пользования и неадекватное поведение туристов отмечены как наибольшая угроза развития туризма для данной местности. Мы предположили, что в качестве наиболее негативных воздействий более высокая транспортная нагрузка или повышенный шум. Местные респонденты восприняли эти воздействия как необходимые. Они не видят в них проблемы.Причина должна быть в неопытности местных жителей с туристами и развитием туризма. До 59% опрошенных местных жителей положительно оценивают будущий приток туристов. Лишь 5% опрошенных местных жителей не согласны с раскрытием информации о замке Рыхмбурк. С другой стороны, более двух третей опрошенных местных жителей (67%) считают это положительным поступком (Рисунок 4).

Рисунок 4. Негативное воздействие развития туризма в муниципалитете Пржедради. Собственная разработка, 2021.

Для развития туризма в сельской местности решающее значение имеет участие местного сообщества. Местные жители должны знать о положительном влиянии туризма. Они должны участвовать и поддерживать развитие туризма. Но они также должны чувствовать положительные эффекты в своей жизни или бизнесе. Негативное отношение местных жителей следует обсудить с местной автономией и найти решения. Поддержка жителей имеет решающее значение для устойчивости развития туризма, поскольку она фокусируется на смешанной взаимосвязи между (а) предполагаемыми личными выгодами жителей от туризма и предполагаемыми негативными последствиями туризма и (б) предполагаемыми негативными последствиями туризма и поддержкой туризма жителями.Толерантность к развитию туризма, выявленная жителями, означает, что более высокая терпимость снижает влияние воспринимаемых негативных воздействий на поддержку жителями развития туризма (Qin et al. , 2021).

В настоящее время замок Ричмурк недоступен для посещения. В замке находится дом для людей с психическими заболеваниями. Туристы могут посетить замок в часы работы или по запросу. Они также могут увидеть образовательный маршрут вокруг замка. Местное правительство хочет открыть замок для публики и туристов в более широком диапазоне.В муниципалитете в Пржедради расположены два ресторана. Возможности официального размещения нет. Туристы могут воспользоваться средствами размещения в городе Хрудим (районный город), который находится в 30 км. Муниципалитет Пржедради относится к административному району Хрудим. В Хрудиме расположены четырнадцать объектов размещения. Ближайший к Пржедради город с объектами размещения – город Скутеч (4 км). Здесь расположены три объекта размещения, только два из них работают круглый год.В 2019 году административный район Хрудим посетило 105 тысяч посетителей. Это около пятой части всех посетителей Пардубицкого края. По результатам исследований муниципалитет Пршедради мы классифицировали как состояние раздражения «эйфория». По иронии судьбы, превращение в товар, маркировка и использование в государственной политике, направленной на максимизацию экономической отдачи, подразумевает существенный идеологический компонент. Это новое явление с последствиями для туристических кампаний, продающих подлинное счастье (Phillips et al., 2021). Местные жители имеют лишь некоторые сведения о развитии туризма, а план развития отсутствует. Небольшое количество туристов действительно посещают этот район. Большинство из них однодневные посетители или экскурсанты. Местные жители открыто относятся к туристам и приветствуют туристов. Большинство местных жителей видят особенно положительные последствия развития туризма. Они предполагают экономическое развитие и увеличение возможностей трудоустройства (около 60% респондентов). Развитие туризма также рассматривается как плата за возрождение культурного наследия.Трансформация бизнес-модели, основанная на возрождении культурного наследия, чаще всего происходит благодаря туристическим предприятиям, нацеленным на производственные или добывающие объекты. Некоторые из этих мест появляются с новыми туристическими функциями, даже если изначально они были предназначены для других целей. Такие трансформированные бизнес-модели эффективно сохраняют и спасают культурное наследие от деградации (Szromek et al., 2020). Наибольшие опасения вызывает загрязнение общественных пространств и неадекватное поведение туристов.Местные жители не видят проблемы в потенциально большом количестве туристов, увеличении шума или преступности. Мы предполагаем, что эти аспекты развития туризма не освещаются из-за незнания местными жителями своей туристической популярности (рис. 5, 6).

Рисунок 5. Идентификация муниципалитета Пржедради в жизненном цикле туристической зоны (1). Собственная разработка согласно Szromek et al. (2020).

Рис. 6. Идентификация муниципалитета Пржедради в жизненном цикле туристической зоны (2).Собственная разработка согласно Babu and Munjal (2015).

Ограничения и направления будущих исследований

Это исследование сосредоточено на данных из Чехии и предполагает, что отношение местного населения может меняться в разных странах. Это представляет собой ограничение, которое открывает возможность для будущих исследований. Когда компонент развития туризма находится в исследовании, влияние капитала бренда может повлиять на результаты. Мы предлагаем распространить анализ на другие чувствительные эффекты развития туризма через отношение местного населения в разных странах (Passagem et al., 2020).

Очевидно, что воздействие пандемии COVID-19 оказало серьезное влияние на туристический и гостиничный бизнес во всем мире, и в Чехии ожидается то же самое. Чтобы внести свой вклад в долголетие бизнеса, мы предлагаем провести будущие исследования для изучения роста и упадка бизнес-организаций в рамках динамики государственной политики по поддержке этих организаций. Вероятно, изменились социальные установки, и это в первую очередь снизило способность среды поддерживать допандемический уровень бизнеса.Гостиничный бизнес должен меняться и внедрять инновации, чтобы выжить.

Несмотря на то, что некоторые муниципалитеты, например, Пршедгради, продемонстрировали некоторую «эйфорию», большинство местных жителей подтверждают положительное влияние развития туризма. Мы должны учитывать, что экономический рост представляется каналом, поддерживающим расширение человеческого развития. Потенциальное влияние специализации туризма на частные и государственные доходы является важным каналом развития в странах с переходной экономикой (Croes et al., 2021).

Предлагаем провести аналогичное исследование после пандемического кризиса, чтобы сравнить результаты и принять меры по адаптации к новой реальности.Такого рода сравнительное исследование будет оценено не только с академической точки зрения, но и с практической точки зрения. По многим причинам Чехия может быть отличным примером для ответа другим географическим регионам.

Согласно другим выводам, пандемия COVID-19 открывает возможности для стратегических инноваций. Использование технологий, особенно социальных сетей, для создания инновационных подходов к маркетингу и новых способов доставки является одним из вариантов и направлений будущих исследований.С другой стороны, прямой личный контакт, который обеспечивает бесконтактную доставку, может представлять собой возможность для будущего (Hemmington and Neill, 2021).

Настоящий кризис требует более просвещенного понимания, чтобы определить соответствующие стратегии управления для продвижения устойчивого поведения. С другой стороны, поведение жителей может сильно повлиять на сообщество (Ramkissoon, 2020).

Заключение

Целью данной рукописи был анализ отношения местных жителей к развитию туризма в зоне городских памятников Предгради.В связи с целью исследования были поставлены следующие исследовательские вопросы: Каковы существенные негативные последствия развития туризма, по мнению местных жителей? Видят ли местные жители положительное влияние на качество своей жизни, связанное с развитием туризма?

Рассматривая теоретические основы отношения местного населения, мы сделали некоторые соответствующие выводы, когда взяли свидетельства из Чехии. Например, в муниципалитете Пршедгради наиболее серьезные опасения вызывают загрязнение общественных мест и неадекватное поведение туристов.Если мы рассмотрим тенденции по защите окружающей среды во всем мире и в Чехии, вероятно, в последующие годы в этих темах произойдет много изменений. Кроме того, кризис пандемии проявляется с негативным влиянием и некоторыми трансформационными тенденциями в уровнях загрязнения.

С другой стороны, воздействие на развитие туризма может быть положительным или отрицательным, поэтому социально-экономическое воздействие на местное население может иметь последствия, как показано в нашем тематическом исследовании.Мы предположили, что местные респонденты восприняли некоторые негативные воздействия как необходимые для улучшения экономической перспективы, поскольку они ссылались на более высокую транспортную нагрузку или повышенный шум.

Основным положительным эффектом нашего исследования было экономическое развитие в районе, более тщательный уход за памятниками культуры и больше возможностей для трудоустройства. В соответствии с новыми проблемами, связанными с пандемией COVID-19, наше исследование необходимо учитывать в дальнейших исследованиях, чтобы сравнить результаты и скорректировать новые измерения реальности.

Местные жители — неотъемлемая часть дестинации. Вместе с предприятиями и туристическими достопримечательностями они формируют климат места назначения; местные жители, деловые люди и приезжие взаимосвязаны и влияют друг на друга. Информация и сотрудничество жителей важны для развития туризма в районе. Нужно относиться к ним с уважением, принимая во внимание их заботы и идеи. Такая модель поведения позволяет снизить негативное социальное воздействие развития туризма на местное сообщество.Если местные жители имеют возможность участвовать в принятии решений о направлении развития района, внимание уделяется их взглядам, опасениям и предложениям по улучшению; это имеет положительный эффект. Таким образом, жители скорее будут формировать туристические направления в сотрудничестве с местными органами власти и предпринимателями.

Кроме того, возможно снижение уровня критики со стороны местного населения в случае негативных проявлений развития туризма. Они будут более терпимы к туристам и будут искать стандартные пути развития туризма в дестинации, которая устраивает большинство. Местные жители также должны иметь возможность активно участвовать в развитии туризма, например, в форме обсуждения планов развития, участия в оживлении окружающей среды, возрождении местных традиций, популяризации местного жилья и т. д. Они должны видеть положительные эффекты развитие туризма в их повседневной жизни. Простая поговорка работает: «удовлетворенные местные жители рождают довольных туристов».

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследование с участием людей было рассмотрено и одобрено комитетом по этике Политехнического колледжа Йиглавы. Участники дали письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Вклад авторов

IL: тема предложена. IL и PS: экспериментальный дизайн и сбор данных. IL, PS и NA: написание рукописи. PS и NA: вычитка контента. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Благодарим за финансовую поддержку Политехнического колледжа Йиглавы и CiTUR, ESTM, Политехнического института Лейрии (через FCT — Фонд науки и технологий, IP, в рамках справочного проекта № UIDB/04470/2020).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Аязлар Г.и Аязлар Р.А. (2015). «Сельский туризм: концептуальный подход», в Туризм, окружающая среда и устойчивое развитие , редакторы К. Авджикурт, М. Дину, Р. Эфе, Н. Хаджиоглу и А. Сойкан (София: издательство Университета Св. Климента Охридского), 167–184.

Академия Google

Бабу, В., и Мунджал, С. (2015). Oachira Panthrandu Vilakku: исследование фестиваля, связанного с культурой и связанного с экономической выгодой. Мировой. Хосп. Тур. Темы 7, 403–416. дои: 10. 1108/WHATT-03-2015-0009

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Бех, Э.Дж. и Ломбардо Р. (2014). Анализ корреспонденции: теория, практика и новые стратегии. Чичестер: Уайли.

Академия Google

Батлер Р.В. и Холл К.М. (1998). «Туризм и отдых в сельской местности: миф и реальность», в Управление сельским туризмом: устойчивые варианты , ред. Д. Холл и Т. Микконен (Auchincruive: Шотландский сельскохозяйственный колледж), 97–107.

Академия Google

Кордеро, JCM (2008). Восприятие туризма резидентами: критический теоретико-методологический обзор. Циенц. Ergo Sum 15, 35–44.

Академия Google

Крус, Р., Риддерштат, Дж., Бак, М., и Зентара, П. (2021). Специализация туризма, экономический рост, человеческое развитие и переходная экономика: пример Польши. Тур. Манаг . 82:104181. doi: 10.1016/j.tourman.2020.104181

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дашпер, К. (2014). «Сельский туризм: возможности и проблемы», в Сельский туризм: международная перспектива , изд.К. Дашпер (Ньюкасл-апон-Тайн: Cambridge Scholars Publishing), 1–16.

Академия Google

Деви, Л., и Джунаид, И.С. (2019). Улучшение местной экономики за счет сельского туризма: тематическое исследование деревни Чисинг. Ж. Соц. науч. Гуманит . 10, 19–27. дои: 10.30997/jsh.v10i1.1607

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Диас-Парра, И., и Ховер, Дж. (2021). Овертуризм, отчуждение места и право на город: идеи из исторического центра Севильи, Испания. Дж. Сустейн. Тур. 29, 158–175. дои: 10.1080/09669582.2020.1717504

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дейкстра Л., Брандмюллер Т., Кемпер Т., Хан А. А. и Венери П. (2021). Применение степени урбанизации. Люксембург: Бюро публикаций Европейского Союза.

Академия Google

Докси, Г. (1975). «Теория причинно-следственной связи между посетителями и резидентами: методология и исследовательские выводы», в материалах Proceedings of the 6th Annual Conference the Impact of Tourism (Сан-Диего, Калифорния: Ассоциация исследований путешествий), 195–198.

Академия Google

Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) (2018 г.). Руководство по определению сельских районов и составлению показателей для политики развития. Рим: ФАО

Академия Google

Фриджен, Дж. (1991). Измерение туризма. Лансинг, Мичиган: Образовательный институт Американской ассоциации отелей и жилых помещений.

Академия Google

Гринакр, М. (2007). Анализ корреспонденции на практике. Лондон: Чепмен и Холл.

Академия Google

Холл, Д. (1999). «Сельский дикий и лесной туризм: рынки, продукты и управление», на симпозиуме по индустрии туризма и образованию , под редакцией Д. Холла и Л. О. Хэнлона (Ювяскюля: Политехнический институт Ювяскюля), 69–86.

Академия Google

Гебак П., Густопецкий Й., Пецакова И., Пруша М., Ржезанкова Х., Свободова А. и др. (2007). Многомерные статистические методы 3. Прага: Информаториум.

Академия Google

Хеммингтон, Н., и Нил, Л. (2021). Долговечность гостиничного бизнеса в условиях COVID-19: влияние COVID-19 на индустрию гостеприимства Новой Зеландии. Тур. Хосп. Рез. 21, 1–13. дои: 10.1177/1467358421993875

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Лейн, Б. (2009). «Сельский туризм: обзор», в The Sage Handbook of Tourism Studies , редакторы Т. Джамал и М. Робинсон (Лондон: SAGE Publications), 354–370.

Академия Google

Ли, Х., Hameed, J., Khuhro, R.A., Albasher, G., Alqahtani, W., Sadiq, M.W., et al. (2021). Влияние экономического коридора на экономическую стабильность: двойная посредническая роль экологической устойчивости и устойчивого развития в исключительных обстоятельствах COVID-19. Фронт. Психол . 11:634375. doi: 10.3389/fpsyg.2020.634375

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Линдерова, И., и Янечек, П. (2017). Доступный туризм для всех — современное состояние чешской деловой и некоммерческой среды. Э М Экон. Управление 20, 168–186. doi: 10.15240/tul/001/2017-4-012

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ло, Ю. К., и Джанта, П. (2020). Взгляд жителей на развитие общественного туризма — качественное исследование сообщества Муен Нгоен Конг, Чиангмай, Таиланд. Фронт. Психол . 11:1493. doi: 10.3389/fpsyg.2020.01493

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Маркович, И., и Кларич, З. (2015).Отношение местного населения к туризму влияет на устойчивость дестинации – пример Хорватии. Туризам 19, 98–110. дои: 10.5937/Turizam1503098M

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мигале, Г. Х., Стими, Дж. Э., и Брент, А. К. (2019). Реализация стратегии устойчивого развития отелей: обзор и дальнейшие действия. Южная Африка J. Ind. Eng. 30, 102–117. дои: 10.7166/30-4-2025

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Наир В. , Муникришнан У.Т., Раджаратнам, С. Д., и Кинг, Н. (2015). Переосмысление сельского туризма в Малайзии: концептуальная перспектива. Азиатско-Тихоокеанский тур J. Tour. Рез . 23, 314–337. дои: 10.1080/10941665.2014.889026

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Налти, П. М. (2004). «Установление принципов устойчивого сельского туризма, сельского туризма в Европе», в Proceedings of the Experiences, Development and Perspectives , Madrid.

Академия Google

ОЭСР (2020 г.). Сельское благополучие: география возможностей. Париж: Издательство ОЭСР.

Академия Google

Пассажем, Н., Креспо, К., и Алмейда, Н. (2020). Влияние страны происхождения на капитал бренда: анализ винного сектора. Вино эконом. Полис 9, 63–81. дои: 10.36253/веб-8407

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Павлич, И., и Портолан, А. (2015). «Индекс раздражения, туризм», в Энциклопедии туризма , под редакцией Дж. Джафари и Х. Сяо (Чам: Спрингер).

Академия Google

Филлипс, Т., Тейлор, Дж., Нараин, Э., и Чендлер, П. (2021). Продажа подлинного счастья: благополучие коренных народов и романтизированное неравенство в рекламе туризма. Энн. Тур. Рез. 87:103115. doi: 10.1016/j.annals.2020.103115

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Помпурова, К., Соколова, Дж., Коул, Д., Марчекова, Р., и Кожиак, Р. (2020). Заинтересованы ли посетители в волонтерском туризме? свидетельства из Словакии. Дж. Предприятие. Поддерживать. Выпуски 7, 3339–3353. doi: 10.9770/jesi.2020.7.4(50)

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Цинь, X., Шен, Х., Е, С., и Чжоу, Л. (2021). Пересмотр поддержки жителями развития туризма: роль толерантности. Дж. Хосп. Тур. Управление 47, 114–123. doi: 10.1016/j.jhtm.2021.02.010

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рамкиссун, Х. (2020). COVID-19 место заключения, просоциальное, экологически чистое поведение и благополучие жителей: новая концептуальная основа. Фронт. Психол 11:2248. doi: 10.3389/fpsyg.2020.02248

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Робертс Л. и Холл Д. (2001). Сельский туризм и отдых: практические принципы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство CABI.

Академия Google

Рончак, М. (2020). «Прага и влияние недорогих авиакомпаний», в Overtourism: Issues, Realities and Solutions , eds R. Dodds and RW Butler (Berlin: Walter De Gruyter), 139–151.дои: 10.1515/9783110607369-011

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Шарпли Р. и Шарпли Дж. (1997). Сельский туризм. введение. Лондон: International Thomson Business Press.

Академия Google

Шимкова, Э. (2007). Стратегические подходы к сельскому туризму и устойчивому развитию сельских территорий. С/х. Экон. 53, 263–270. дои: 10.17221/979-АГРИСЕКОН

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Зиммель, Г. (1971). «Мегаполис душевной жизни», в Джордж Зиммель: об индивидуальности и социальных формах , изд. Д. Н. Левин (Чикаго, Иллинойс: University Press), 324–339.

Академия Google

Шромек, А. Р., Кручек, З., и Валас, Б. (2020). Отношение жителей туристических дестинаций к последствиям чрезмерного туризма — пример из Кракова. Устойчивое развитие 12:228. дои: 10.3390/su12010228

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Уайт, ЧП(1985). Моделирование изменения численности населения в регионе Чиленто на юге Италии. Окружающая среда. Строить планы. А 17, 1401–1413. дои: 10.1068/a171401

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Ян, Дж., Ван, Дж., Чжан, Л., и Сяо, X. (2020). Как продвигать поведение жителей этнических деревень, участвующих в борьбе с бедностью в сфере туризма: перспектива расширения возможностей туризма. Фронт. Психол . 11:2064. doi: 10.3389/fpsyg.2020.02064

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Замкова, М. и Прокоп, М. (2014). Сравнение потребительского поведения словаков и чехов на рынке органических продуктов с помощью анализа соответствия. Acta Univ. Агр. и Сильвик. Менделиана Брун . 62, 783–795. doi: 10.11118/actaun201462040783

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Заводна, Л. С. (2020). Управление овертуризмом на практических примерах. Шпилька. Тур. 11, 52–60.

Академия Google

Рост туризма во всех регионах укрепляет потенциал сектора для внесения вклада в повестку дня в области устойчивого развития

Мадрид, Испания, 12 декабря 2019 г. – В период с января по сентябрь 2019 г. число международных туристов выросло еще на 4%, говорится в последнем выпуске Всемирного барометра туризма ЮНВТО.Рост туризма продолжает опережать глобальный экономический рост, что свидетельствует о его огромном потенциале для предоставления возможностей для развития во всем мире, но также и о проблемах устойчивого развития.

направлений по всему миру приняли 1,1 миллиарда международных туристов за первые девять месяцев 2019 года (на 43 миллиона больше, чем за тот же период 2018 года), согласно последнему World Tourism Barometer от World Tourism Organization (UNWTO), в соответствует прогнозу роста на 3-4% в этом году.

Глобальный экономический спад, рост торговли, геополитическая напряженность и затянувшаяся неопределенность вокруг Brexit сказались на международном туризме, темпы роста которого были более умеренными во время летнего пикового сезона в Северном полушарии (июль-сентябрь).

Генеральный секретарь ЮНВТО Зураб Пололикашвили сказал: «Поскольку мировые лидеры встречаются на саммите ООН по климату в Мадриде, чтобы найти конкретные решения для климатической чрезвычайной ситуации, выпуск этого последнего Барометра мирового туризма показывает растущую мощь туризма, сектора с потенциалом продвигать повестку дня в области устойчивого развития. По мере того, как число туристов продолжает расти, возможности, которые может принести туризм, также растут, как и ответственность нашего сектора перед людьми и планетой».

Туризм стал третьей по величине экспортной категорией в мире

Принося доход в размере 1,7 трлн долларов США по состоянию на 2018 год, международный туризм остается третьей по величине категорией экспорта после топлива (2,4 трлн долларов США) и химикатов (2,2 трлн долларов США). В странах с развитой экономикой замечательные результаты туризма после многих лет устойчивого роста сократили разрыв с экспортом автомобильной продукции.

На международный туризм приходится 29% мирового экспорта услуг и 7% всего экспорта. В некоторых регионах эти пропорции превышают среднемировой показатель, особенно на Ближнем Востоке и в Африке, где туризм составляет более 50% экспорта услуг и около 9% экспорта в целом.
Это подчеркивает важность интеграции туризма в национальную экспортную политику для расширения потоков доходов, сокращения торгового дефицита и обеспечения устойчивого развития в долгосрочной перспективе.

До сентября 2019 года десять крупнейших в мире стран по доходам от международного туризма продемонстрировали смешанные результаты: наибольший рост был зафиксирован в Австралии (+9%), Японии (+8%) и Италии (+7%), тогда как Китай, Великобритания и Соединенные Штаты зафиксировали снижение.Средиземноморские направления были одними из самых прибыльных с точки зрения доходов как в Европе, так и на Ближнем Востоке и в регионе Северной Африки.

Региональные показатели

Рост числа прибывающих в течение первых девяти месяцев 2019 г. лидировал на Ближнем Востоке (+9%), за ним следуют Азия и Тихоокеанский регион, а также Африка (оба +5%), Европа (+3%) и Америка (+2%). %):

Темпы роста в Европе замедлились до 3% в январе-сентябре этого года по сравнению с удвоенным показателем в прошлом году, что отражает снижение спроса в пик летнего сезона в самом посещаемом регионе мира.В то время как направления в Южном Средиземноморье (+5%) и Центрально-Восточной Европе (+4%) лидировали, средний показатель по региону уступал Северной и Западной Европе (оба +1%).

Также медленнее, чем в прошлом году, хотя все еще выше среднемирового показателя, рост в Азиатско-Тихоокеанском регионе (+5%) лидировал в Южной Азии (+8%), за ней следуют Юго-Восток (+6%) и Северо-Восток Азия (+5%), а Океания показала рост на 2%.

Имеющиеся на данный момент данные по Африке (+5%) подтверждают сохранение стабильных результатов в Северной Африке (+10%) после двух лет двузначных цифр, в то время как прибытие в страны Африки к югу от Сахары выросло на 1%.

Увеличение на 2% в Северной и Южной Америке отражает смешанную региональную картину. В то время как многие островные направления в Карибском бассейне (+8%) укрепляют свое восстановление после ураганов 2017 года, количество прибывающих в Южную Америку сократилось на 3% отчасти из-за сокращения выездных поездок из Аргентины, что затронуло соседние направления. И в Северной Америке, и в Центральной Америке рост составил 2%.

Исходные рынки – смешанные результаты среди самых растущих

США (+6%) возглавили рост расходов на международный туризм в абсолютном выражении, чему способствовал сильный доллар. Индия и некоторые европейские рынки также показали хорошие результаты, хотя глобальный рост был более неравномерным, чем годом ранее.

Франция (+10%) сообщила о самом сильном росте среди десяти ведущих мировых рынков выездного туризма, отражая растущий спрос на международные поездки второй год подряд. Испания (+10%), Италия (+9%) и Нидерланды (+7%) также продемонстрировали устойчивый рост, за ними следуют Великобритания (+3%) и Россия (+2%).

Некоторые крупные развивающиеся рынки, такие как Бразилия, Саудовская Аравия и Аргентина, сообщили о снижении расходов на туризм в этот период, что отражает недавнюю и сохраняющуюся экономическую неопределенность.

Китай, крупнейший в мире рынок сбыта, в первой половине 2019 года увеличил количество выездных поездок на 14%, хотя расходы сократились на 4% по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Мировой барометр туризма, том 17 ноября 2019 г.

Теги категорий

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.